О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
КОРДОЧКИН Андрей (протоиерей)
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

Нюта ФЕДЕРМЕССЕР: аудио

1. Нюта Федермессер и Татьяна Друбич «Светлый вечер» на «Радио Вера» часть 1 - Скачать


2. Нюта Федермессер и Татьяна Друбич «Светлый вечер» на «Радио Вера» часть 2 - Скачать


Нюта ФЕДЕРМЕССЕР (род.1977) - общественный деятель, учредитель и президент благотворительного Фонда помощи хосписам «Вера»: Видео | Интервью | Статьи | Аудио | Фотогалерея.

Нюта Федермессер и Татьяна Друбич «Светлый вечер» на «Радио Вера»

Что может быть лучше интересной беседы с приятным человеком для того, чтобы сделать любой вечер светлым. Гости программы «Светлый вечер» говорят об истории, искусстве, литературе, затрагивают актуальные темы и высокие материи. Каждый гость программы открывает себя, делится своим опытом и знаниями. «Светлый вечер» – это теплый разговор по душам, это программа не о событиях, а о людях и смыслах.

Мы говорили о деятельности фонда “Вера”, о его истории, о том, какая помощь требуется хосписам и чего удалось добиться за несколько лет существования фонда.

Ведущая: Алла Митрофанова

А. Митрофанова: Светлый вечер на радио «Вера» продолжается. Я - Алла Митрофанова. Добрый вечер, здравствуйте, дорогие слушатели! Я вам с удовольствием представляю наших сегодняшних гостей. Собственно тёзки пришли к нам сегодня в эфир, потому что речь идёт о благотворительном Фонде помощи хосписам «Вера». Одно время нас даже путали - говорили, что вот радио «Вера», Фонд помощи «Вера», наверное, одно и то же. Нет, мы не одно и то же, мы тёзки, но я думаю, что это тоже не случайно, мне кажется, что мы как-то смотрим в одну сторону. Татьяна Друбич - врач, актриса и сопредседатель Попечительского совета благотворительного Фонда помощи хосписам «Вера». Здравствуйте, Татьяна!

Т. Друбич: Здравствуйте!

А. Митрофанова: Нюта Федермессер - учредитель и президент благотворительного Фонда помощи хосписам «Вера». Здравствуйте, Нюта!

Н. Федермессер: Здравствуйте! Спасибо, что пригласили!

Наше досье:
Фонд помощи хосписам «Вера» появился в 2006 году, когда тяжело заболела основательница Первого московского хосписа Вера Миллионщикова. Организовала фонд дочь Веры Миллионщиковой - Нюта Федермессер, а Попечительский совет возглавили Ингеборга Дапкунайте и Татьяна Друбич. Фонд был, прежде всего, создан для поддержки Первого московского хосписа. Но сегодня он ещё помогает и более чем 20 региональным хосписам. В Фонде «Вера» убеждены, что если человека нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь.

А. Митрофанова: У нас такая тема, которую, наверное, можно было бы назвать в чём-то неудобной, а в чём-то какой-то стопроцентно светлой. Потому что, когда речь идёт о помощи другим людям, то мы как-то сами немножечко становимся лучше, мне так кажется. Могу ошибаться, но мне очень хотелось спросить у вас: почему вы этим занимаетесь? Татьяна, вы человек очень известный, вы актриса, на которую, мне кажется, несколько поколений равняется - и те, кто моего возраста, и те, которые уже следом за нами идут. При этом когда узнаёшь, что у вас такое есть направление в жизни - вы попечитель фонда помощи хосписам, - возникает вопрос: почему? Вы при этом ещё и врач. Вы там, как врач, как актриса, в какой-то другой ипостаси присутствуете? Что это такое?

Т. Друбич: Не знаю, относительно, как лучше. Человека многое делает лучше, если он хороший, я бы сказала, полноценней. И оттого, что в моей жизни есть Фонд, и я там работаю, как всё-таки наблюдатель, попечитель, тем не менее, это делает мою жизнь абсолютно полноценной. И для меня не так страшно утром открывать глаза - я понимаю, что есть ещё и это. Случайно я этим стала заниматься, благодаря Вере Васильевне Миллионщиковой. Это человек, который определил мой вектор, направление совершенно, я бы сказала, бессознательно. Случайно, такое стечение обстоятельств - наш общий знакомый попросил зайти, сказал, что создаётся Фонд и что я им подхожу: «Ты и врач, и артистка». Всё как-то так безответственно было брошено, я также безответственно пришла, поговорила с Верой Васильевной. Меня совершенно поразило, что в Москве может быть такое место. Абсолютно, извините за пафос, но абсолютно человеческое и честное. Я не представляла. Потому что я, действительно, имею опыт работы в медицине, в больницах, я понимаю, как это работает, как это устроено, как там у всех: три пишут, два в уме, - не хочу сейчас никого осуждать. Я просто говорю, что я не могла себе представить, что это может быть, я не поверила. Потом я встретилась в этот же день с Нютой, которая меня провела и показала мне хоспис. И я поняла, что я пришла туда, куда мне нужно было прийти. Вот, собственно говоря, так и началась моя деятельность эта. Я говорила и Нюте, что я всегда очень настороженно отношусь к благотворительности, боюсь людей, которые оголтело влезают, очень много компрометируют благотворительность таким вот непониманием того, что они делают. Потому что это очень большая работа и, прежде всего работа над собой. Потому что это труд, это ты видишь всё и очень много дурного, и ты взрослеешь, и становишься зрелым человеком, понимаешь, как к этому относиться. Извините, я долго отвечаю.

А. Митрофанова: Спасибо. У меня огромное количество вопросов сразу родилось. Но мне бы хотелось, чтобы вы, Нюта, тоже рассказали. Вы - дочь Веры Миллионщиковой.

Н. Федермессер: Да, так повезло мне.

А. Митрофанова: Наверное, это логично было. Хотя, с другой стороны, совершенно не обязательно, что дети продолжают дело родителей. Как это было в вашей жизни?

Н. Федермессер: Вы знаете, если можно ещё чуть-чуть Танин ответ прокомментирую, потому что вот какая роль члена Попечительского совета в благотворительной организации: попечители - это гарантия честности и порядочности организации. И в этом плане у попечителей ответственности больше, чем у рядовых сотрудников, потому что им нужно вникать в дела стратегически, глубже, в финансовую часть, в планирование, во всё, чтобы понимать, что ты своё имя, если даёшь, то ты и себя должен защитить и организацию продвигать этим.

А. Митрофанова: Защитить в каком смысле?

Н. Федермессер: В репутационном, конечно! И есть ещё одна очень важная функция, которая в Танином случае особенно для меня ценна и важна, это функция такого барометра. Я могу быть сколь угодно нахальной в делах ежедневных, но когда какое-то важное решение надо принимать, мне всё время хочется стороннее мнение. И у Тани удивительная особенность есть как-то мягко и одновременно очень жёстко сказать: «Нет! Это - нет! А вот это - да!» И в какой-то такой совокупности с выражением лица, с тоном, с глазами, с тем, как Таня может дотронуться или наоборот не дотронуться, вот это «нет» или вот здесь вот «да» - и всё, я уже сразу понимаю, куда идти, куда не идти. За это отдельная благодарность. Вот это ощущение, что есть человек с таким чутьём, это для Фонда очень важно. Для всех важно, для меня особенно. А что касается моего присутствия в Фонде, вы знаете, осознанный выбор - это совершенно необязательно выбор, который вот ты сидел-сидел, осознал и сделал выбор. Вот меня жизнь привела к этой работе и это всё равно осознанно, потому что меня к этому, в общем, вся жизнь и вела. И надо сказать справедливости ради, что я не только дочка Веры Васильевны Миллионщиковой, я ещё дочка Константина Матвеевича Федермессера - это два врача удивительных и очень разных. Папа мой - это человек с мозгами учёного, аналитик, который всю жизнь считает, что чтобы врач не делал, он должен всё знать досконально, прочувствовать сам. Он на себе проверял действие разных наркозов, которые внедрял…

А. Митрофанова: Ничего себе!

Т. Друбич: Таких сейчас не делают!

Н. Федермессер: Да. Он считает, что не имеешь ты права ничего говорить и произносить никакие цифры, если ты сам их не перепроверил. Он очень такой глубокий и въедливый. А мама всегда говорила, что она невероятно поверхностная, что она, как сорняк, как мокрица, везде вот так нахватается по верхам и строит из этого теорию.

А. Митрофанова: Это Вера Миллионщикова так говорила?

Н. Федермессер: Да. На самом деле, да, именно из этого тандема папы и мамы, произошла такая мама, которую знают люди вовне. И сколько было споров, как папа сначала не принимал паллиативную помощь, например, и как он тоже, будучи анестезиологом, считал, что это неправильно, как с годами - вот это тоже важно понимать: к чему врач приходит с возрастом, любой, на самом деле…

Т. Друбич: Извини, я вставлю. Тем более что потрясающая линия жизни Веры Васильевны, она же начинала, как акушер! Она стояла, как акушер, который, в общем, стоял у истоков жизни. И потом она создала… как бы: рождение и уход - самое важное. Вот эти два самых главных полюса человеческого бытия - это Вера Васильевна. И в этом, по-моему, выдающийся её человеческий масштаб.

А. Митрофанова: Здесь надо пояснить нашим слушателям, если кто-то не знает. Вера Васильевна Миллионщикова - это основатель Первого московского хосписа, который стал моделью для огромного такого движения и создания хосписов в других городах России.

Н. Федермессер: Да, Вера Васильевна хосписы в России, по большому счёту, начала. Были люди до неё - Андрей Владимирович Гнездинов в Питере, он до неё основал Питерский хоспис; Эльмира Шамильевна Каражаева в Туле до мамы начала. Но именно она со своим вот этим, казалось бы, поверхностным и при этом вот таким широким взглядом, именно она сумела сказать, что паллиативная помощь и хосписы - это далеко не только про медицину. Это про массу разных проблем, которые встают перед человеком, когда он сталкивается вот уже очень осязаемо с пониманием конечности своего пути здесь. Понимаете, ведь из акушерства она ушла - это тоже интересно, - она из акушерства ушла из-за того цинизма, который там был. И ушла вслед за папой, чтобы быть с ним вместе, рядом. И выбрала специальность онколог-радиолог, потому что она хотела пораньше уйти на пенсию, чтобы стариться вместе с моим папой - папа старше её на 12 лет. Но вот так сложилось, что её уже четыре года нет, а папа старится теперь с моими детьми рядом.

А. Митрофанова: Тут вот вряд ли состаришься, мне кажется, когда с детьми!

Н. Федермессер: Да, ему никак не удаётся состариться с ними рядом! Я хотела поступать в медицинский институт, потому что это было органично в семье. И моя старшая сестра поступала, и я хотела, но это были такие годы трудные с талончиками и с записью номера очереди за сахаром на руке. И мама мне сказала: «Ты с ума сошла? А жить на что? Какой медицинский институт? Пойдёшь в ИнЯз!» И я с первых же дней в ИнЯзе стала волонтёром в хосписе. И сестра моя тоже не поступила в медицинский институт, потому что не хотела мама, при этом сестра - удивительный диагност, она ставит диагнозы тогда, когда их профессура поставить не может, без всякого образования. А меня всё равно вот сюда прибило.

Т. Друбич: Но это больше, чем врач! Вы знаете, я хочу сказать, что Нюта не только достойна Веры Васильевны и своего отца. Мы когда познакомились, это было лет десять назад, это был юный - но она и сейчас, конечно, юный, - но это был юный, с широко распахнутыми глазами, душою, всё хотящий сделать и опередить всё впереди юный человек, юная женщина. Я вижу, как всё отсекается и какая потрясающая получается личность, абсолютно тождественная Вере Васильевне.

Н. Федермессер: Давайте про Фонд!

Т. Друбич: Я тоже говорю: «Давайте!»

А. Митрофанова: То, что вы говорите друг о друге, для меня-то является свидетельством того, что когда человек начинает заниматься подобными вещами, он каким-то образом, действительно, преображается, меняется, становится чуть-чуть больше, чем если бы вот он был в какой-то обыденной жизни, вне этого. То есть у вас при этом огромное количество волонтёров - людей, которые приходят работать в хоспис, не ожидая какой-то награды. Да, они не являются публичными людьми, то есть они не могут за счёт этого какие-то бонусы получить. Они просто приходят изо дня в день, делают вот эту работу и возникает вопрос: а зачем? Во-первых, зачем на это тратить свою жизнь? Простите, за такой циничный вопрос жёсткий. А во-вторых, прагматизм: что это может дать? Те вещи, о которых вы говорите, они же неизмеримы, они не материальны.

Т. Друбич: Я думаю, у этих людей вообще таких вопросов не возникает. Я вот говорила, что это высшая каста человеческая. Они тоже для меня так же, как для вас, Алла, не понятны. Я тоже задаю себе такие линейные вопросы: зачем? Это люди, действительно, особой породы. Возможно, есть какая-то мотивация, которая, может быть, даже банальна, если до неё докопаться. Но, во-первых, не надо докапываться, а потом, я думаю, что это та часть человечества, я не скажу общества, народа, публики, а именно человечества, которая, сама того не ведая, показывает направление, как выжить. Этот тот вектор, который, на самом деле, все самые великие политики, деятели, если они не понимают, что если они не развернутся в сторону человека, человеческого и благотворительности, будущего нет.

А. Митрофанова: Татьяна Друбич - врач, актриса, сопредседатель Попечительского совета благотворительного Фонда помощи хосписам «Вера» сегодня у нас в программе «Светлый вечер». И Нюта Федермессер - учредитель и президент благотворительного Фонда «Вера». Продолжаем наш разговор.

Т. Друбич: Извините, мы все испорчены вот этими бюджетами. С людьми начинаешь разговаривать или человек чего-то хочет, все сразу задают первый вопрос: «А какой бюджет?» А это люди без бюджета, они работают без бюджета, у них это в голове.

А. Митрофанова: Вот это та иррациональная составляющая, которая, как я понимаю, позволяет хосписному движению в России существовать, потому что, если рационализировать, то всё окажется весьма удручающе.

Н. Федермессер: Вы знаете, человека нельзя рационализировать, нельзя рационализировать его уход из жизни. Поэтому, как бы мы не хотели сейчас загнать паллиативную помощь, а хоспис - это медицинское учреждение, где оказывается паллиативная помощь…

А. Митрофанова: А поясните: паллиативная помощь - это что?

Н. Федермессер: Вообще, это от слова «pallium» - плащ, такой покров. Очень важно понимать, откуда взялось это слово и это часть ответа на вопрос, почему нельзя рационализировать. Хоспис значительно шире, чем медицинская помощь. И поэтому pallium - плащ, паллиатив - он охватывает самые разные аспекты. Это помощь медицинская в конце жизни, когда человеку больно, когда у него одышка, когда он не может спать, когда всяческие естественные процессы по понятным причинам затруднены, когда он уже не хочет есть и пить, а родственники, потому что у нас в России так принято, что когда ты человека кормишь, то выражаешь свою любовь, заботу, привязанность, родственники хотят кормить. Вот здесь, кроме медицинских аспектов, есть ещё страх одиночества, страх боли, страх не доделать дела. Есть отсутствие культуры у нас и в медицине, и в обществе разговора с человеком, который болен неизлечимо и приближается к краю, правдивого, честного разговора. Такого разговора, знаете, в чём-то циничного, когда тебе можно сказать процентное соотношение в твоём диагнозе выздоравливающих и уходящих; когда можно попробовать деликатно сказать, а сколько времени ещё есть - не точно, точно никто не знает. Но в паллиативной помощи приняты такие обтекаемые, но понятные, дающие человеку горизонты, фразы, как: скорее месяцы, чем годы; скорее недели, чем месяцы; скорее дни, чем недели; и скорее часы, чем дни. И порой для людей, чем меньше ты даёшь вот этот вот обзор впереди, для тех, кто уже, например, находится в хосписе, порой для них важно услышать: «Не волнуйся, осталось немного - всего несколько часов!» Потому что они устают очень от длительной болезни, особенно, если она с болью. Есть и духовные сложности. Неудивительно, на самом деле. То есть мне раньше это было удивительно, а сейчас становится менее удивительно: какое количество людей в хосписе или крестятся, или вдруг венчаются, прожив по 50 лет вместе, или хотят поговорить со священником. В данном случае священника можно понимать, как представителя религии, любой конфессии. Независимо от того, примут ли они потом какое-то решение. Очень много перед человеком встаёт важного, и уходит всё не важное. Люди перестают про какую-то ерунду думать, они становятся очень честными и открытыми.

А. Митрофанова: А про ерунду - это про что? Вот про что перестают думать перед лицом этого важного перехода?

Н. Федермессер: Да вот про бюджеты как раз перестают думать! Вы знаете, про бюджеты перестают, и зато вдруг ты понимаешь, что то, что нам казалось ерундой, на самом деле, совершенно не ерунда! Потому что, сколько у нас пожилых людей, которые демонстрируют нам ежедневно, как важен дождь, солнце. Вы знаете, можно говорить какие-то банальности, их смешно говорить в радиоэфире… Но вот позавчера была такая ситуация: мне прислали на телефон малюсенькое видео, несколько секунд, как одна бабушка по территории хосписа едет на сегвее - ну, посмотри, как вот у нас круто тут в саду! И я поняла, что это потрясающая, это богатейшая история. Потому что вот представьте себе: муж и жена…

А. Митрофанова: А сегвей - это что такое?

Н. Федермессер: Сегвей - это два колеса и палка, на который ты встаёшь чуть-чуть наклонившись вперёд, она едет чуть-чуть.

А. Митрофанова: Это счастливые граждане, которых можно в парках наблюдать в большом количестве - такая модная штука с двумя колёсами?

Н. Федермессер: Да. Нам её подарил благотворитель два года назад, если я не ошибаюсь, Анатолий Борисович Чубайс подарил для одного мальчика - он хотел покататься на сегвее. Мальчика не стало, сегвей остался для других пациентов, время от времени на нём катаются и волонтёры, и сотрудники - как-то поднимают себе настроение. Конечно, для хосписа пациент, который может проехаться на сегвее - это большущая редкость. Но знаете, родственник пациента зачастую - это человек значительно более уязвимый и нуждающийся в поддержке, чем сам пациент.

А. Митрофанова: Почему?

Н. Федермессер: Пациента оберегает болезнь, она даёт ему право на очень многое. Она даёт ему право на то, чтобы замкнуться, заткнуться, на то, чтобы говорить то, что он хочет говорить, на то, чтобы не видеть глупости, на то, чтобы иметь право сказать нам правду всегда. А родственник не может от социума закрыться, он должен ходить на работу, улыбаться, получать зарплату, ходить в магазин и переживать про то, что у него мама или папа… Вот история с сегвеем. Вот я, когда увидела это видео, я просто молчать не могла, я носилась и всем показывала. Потому что в моей голове есть очень чёткая картина: живут мужчина и женщина - муж и жена. Они вырастили детей, у них появились внуки, они где-то работали, они, наверное, сколько-то ссорились, они теперь внукам читают что-то на ночь, у них есть дача. У них время от времени в течение жизни мелькает такая мысль: «Кто первый? Кому придётся прощаться первым?» И эту мысль за жизненной суетой ты гонишь, гонишь - это очень страшно. Вообще, как ни странно, я считаю, что самое страшное - это терять не родителей или детей, а терять супругов, потому что это те единственные, которых ты выбираешь осознанно в жизни. И вот она приносит документы в хоспис, она с ним приходит в хоспис первый раз, глотая слёзы и думая: а попадут ли они ещё домой, уйдут они ещё отсюда или они здесь простятся; а как здесь будет, а это подходящее место, чтобы проститься с тем, кого ты выбрал себе осознанно 50 или 60 лет назад? Сколько вот в этом решении, в этом приходе, в этом сборе вещей дома, чтобы поехать в хоспис, сколько в этом боли и сколько в этом любви! И вот она приходит, и она не ожидает, что когда она придёт его навещать в следующий раз, он её встретит в саду на кровати, что она сможет с вишнёвого дерева в саду хосписа в центре Москвы сорвать ему вишню и дать ему её съесть. А потом к ней подойдёт волонтёр, в разговоре они зацепятся и выяснится, что она когда-то занималась балетом и она хорошо до сих пор стоит в первой позиции. И волонтёр скажет: «А на сегвее хотите попробовать?» И она, катая круги вокруг хосписа, будет хохоча, подъезжать к кровати, где лежит её муж. Можно было представить, что такое будет прощание в хосписе, в нашей сегодняшней Москве? Но вот можно. Вы знаете, вот это бывает. И вот это то, ради чего Вера Васильевна Миллионщикова начинала эту работу. То, что она довольно безрезультатно 21-22 года назад пыталась всем яростно доказывать, что так может быть. Вот её четыре года нет, а это есть. И Фонд «Вера», конечно, в этом свою роль, что очень приятно и ужасно оттого, что это жуткая ответственность. Но Фонд «Вера» появился-то ровно для того, чтобы, когда заболела мама, чтобы была какая-то у неё уверенность, что возможность такого расставания, вот как я сейчас описала, не уйдёт вместе с маминым уходом, вместе с маминой смертью. Пока держимся.

А. Митрофанова: Вопрос к Татьяне Друбич у меня сейчас. В одном из интервью я слышала, как вы говорили, что раньше были сторонником эвтаназии, теперь нет. А что изменилось? Что произошло?

Т. Друбич: Изменилось то, что я вижу, что возможен достойный уход, без унижения, мучений, боли. Без чего ещё?

Н. Федермессер: Без грязи, боли и унижения.

Т. Друбич: Без грязи, боли и унижения он возможен, и главное, уходящий человек может спокойно для себя - я не знаю, как это правильно сформулировать, - но может уйти, не обрывая свою жизнь, а уйдя и попрощавшись так, чтобы те, кто остаются, они смогли продолжать жизнь. Это такой какой-то правильный уход и правильное прощание для тех, кто остаётся здесь. Потому что, конечно, эвтаназия - это…

А. Митрофанова: Но это значит лишить человека…

Т. Друбич: Это лишить человека… Даже не в человеке дело, я всё время думаю о том, кто остаётся. А кто этот человек, который берёт и делает эту последнюю инъекцию, что это за палач? В общем-то, это казнь - человек сам себя казнит.

А. Митрофанова: В общем, да.

Н. Федермессер: Вы знаете, Таня очень важный аспект затронула. Я уже говорила мельком о том, что родственнику больнее, родственнику тяжелее. И паллиативная помощь - это помощь, которая призвана заботиться о пациенте и его семье. Очень важно слушать остающихся - пациент уйдёт. Часто, если мы говорим о пациентах онкологических или пациентах, например, с диабетической гангреной, у них такая интоксикация, что они не очень понимают происходящее в самом конце жизни, а родственники очень понимают происходящее. Родственникам предстоит остаться, даже самым любящим детям и самым любящим мужьям и жёнам или матерям. Им всё равно предстоит остаться на годы с жутким чувством вины. Это нормально, это чувство вины может быть конструктивным, если мы с вами дали возможность людям достойно уйти и проститься друг с другом. Это чувство вины может вести человека по жизни, сделать его волонтёром, дать ему силы на развитие какой-то помощи ближним…

А. Митрофанова: Я знаю такие истории, да!

Н. Федермессер: Их масса! Помогать людям, которые попали в такую же ситуацию, своим опытом. А может стать деструктивным, если помощи не было. И вот эвтаназия - это один из способов угробить огромное количество людей сразу. Потому что вокруг одно уходящего есть у кого-то 4, у кого-то 10, у кого-то 15 близких людей. Вот они все от этой инъекции пострадают. Очень важно, если уж про это говорить, и говорить про это надо не где-то, а на вашем радио, больше, чем где-то ещё. Тему эту надо поднимать, потому что категорически неверно в России определено понятие эвтаназии. Россия - единственная страна в мире, где эвтаназия понимается не только, как содействие в уходе из жизни, а как бездействие врача. И вот это катастрофа! Потому что вот эта формулировка заставляет врачей совершать очень жестокие вещи. Здесь нужно об этом говорить и говорить много, потому что важно научиться и без лишних эмоций разделять, что человек уходит из жизни почему - потому что его увела болезнь или потому, что у него отключили аппарат ИВЛ от сети? Вот отключить аппарат ИВЛ - это не совершить эвтаназию, это, зачастую, наоборот совершить - неправильно про это говорить в этом эфире, потому что это отдельная совершенно тема, - это быть профессионалом, а подключить уходящего человека к искусственной вентиляции лёгких - совершать над ним акт насилия в виде реанимации, потому что над тобой висит вот эта статья. Вот это жуткая несправедливость, жестокость и неуважение к личности уходящего. И здесь важна спокойная дискуссия, долгая. Через это прошли многие страны. И паллиативная помощь не сможет развиваться, если мы об этом не будем говорить.

А. Митрофанова: Нюта Федермессер - учредитель и президент благотворительного Фонда помощи хосписам «Вера» и Татьяна Друбич - врач, актриса и сопредседатель Попечительского совета Фонда «Вера» сегодня в программе «Светлый вечер» на одноимённом радио «Вера».

А. Митрофанова: Ещё раз добрый вечер, дорогие слушатели! Напоминаю: «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается, у нас в гостях Татьяна Друбич - врач, актриса, сопредседатель Попечительского совета благотворительного Фонда помощи хосписам «Вера» и Нюта Федермессер - учредитель и президент этого Фонда. И мы продолжаем разговор о паллиативной помощи, о хосписах, о том, как это движение развивается в России - хотелось бы тоже несколько слов от вас об этом услышать.

Т. Друбич: Сейчас слушая Нюту, то, что она говорила про эвтаназию, я как-то, мне кажется, досформулировала - я бы поставила: «Эвтаназия - знак равенства - тотальное одиночество». Думаю, эвтаназия - это, действительно, тотальное, как бездна, одиночество. Потому что человек на это решается - всё, он один, у него нет вообще никаких зацепок. А всё-таки хоспис и вот этот паллиатив, и вот это участие людей - это бесценно. Это действительно, как говорила Вера Васильевна, это очень страшно уходить, видимо, как она говорит. Я не умирала, я не знаю. Но рядом если кто-то может посопеть, подержать тебя за руку и что-то тебе прошептать, я думаю, каждый человек в глубине, глубоко очень в этом нуждается.

А. Митрофанова: Вообще, присутствие другого человека в твоей жизни, особенно в такие моменты, наверное, это очень важно! Вы знаете, я о чём думаю в связи с паллиативной помощью и онкологическими заболеваниями: не знаю, было ли так всегда или это просто вопрос того, что с какого-то момента начали вести статистику, но, мне кажется, что сейчас онкологические заболевания стали настолько распространены. И я в своём окружении постоянно слышу от друзей, коллег, что кто-то где-то заболел. Причём абсолютно, казалось бы на пустом месте, на ровном месте.

Т. Друбич: Да, у меня тоже. Это просто уже, как эпидемия гриппа.

А. Митрофанова: И создаётся ощущение, что от этого просто вообще никто не застрахован. Ну, условно говоря, есть возможности предохранить себя от определённых заболеваний с помощью прививок или не совершения каких-то действий. А здесь делай, не делай, получается, что ты от этого не застрахован. И в этом смысле то, что у нас сейчас в мире, как мне кажется, проблема паллиативной помощи развита больше, чем в России, но мы сейчас, благодаря вашей помощи, стремительно стараемся этот пробел восполнить. Как это происходит?

Н. Федермессер: Вы знаете, во-первых, никто в мире не застрахован ни от чего. И просто информированность общества обо всём приводит к тому, что люди более впечатлительные начинают думать: «Ой! Все самолёты разбиваются, все дети рождаются больными, умирают все от рака, маньяки кругом!»

А. Митрофанова: Да, согласна!

Н. Федермессер: Это просто рост информированности всех и обо всём. Онкология здесь не исключение. Хотя, безусловно, есть статистика, которая говорит нам, что рак молодеет. Но это статистика тоже недавняя. Недавно стали проводить скрининги, недавно стало больше диспансеризации, недавно стали вести эту статистику. Сейчас раки стали раньше выявляться, поэтому их общее количество выросло, сейчас онкология стала лучше лечиться, и дольше человек может жить в терминальной стадии рака. Поэтому у нас с вами количество онкологических больных в третьей и четвёртой стадии, оно больше. Развитие медицины, в том числе, приводит к росту продолжительности жизни, а это, в свою очередь, приводит к тому, что люди доживают до онкологии. То есть мы занимаемся профилактикой сердечно-сосудистых заболеваний, профилактикой гипертонии и у нас значительно меньше смертей от инфаркта. Вот на моей памяти, пару недель назад - 84 года онкобольному, сделали аортокоронарное шунтирование, он сейчас с собакой опять гуляет. Пару недель назад всего! Понимаете? Люди стали доживать до этого. Но мы как-то с вами забываем, как стал вылечиваться рак. Что детский рак излечим. Фонд «Подари жизнь», слава Богу, это вложил в головы многих и многих. Не весь излечим, не 100%, но огромный процент. Что рак молочной железы - это уже, считай, доброкачественный рак. Мало кто от этого уходит из жизни, только если поздно обнаружили. Мы забываем про то, сколько позитивного в сфере онкологических заболеваний появилось не только в мире, но и в России тоже.

Т. Друбич: Но все мы всё равно товарищи по несчастью!

Н. Федермессер: Да. Паллиативная помощь далеко не только про онкологию, потому что уйдём мы все. И большая часть из нас уйдёт не в одночасье - мы будем нуждаться в посторонней помощи и уходе. И здесь я бы хотела тоже вернуться к теме одиночества. Почему паллиативная помощь это не только паллиативная медицинская помощь? Потому что человеку страшно. Когда он один, ему ещё страшнее. Кто-то с Богом, кто-то без Бога, кто-то с близкими людьми, кто-то с не очень близкими, кто-то оказывается в окружении медицинского персонала и всё. Я вчера в очередной раз слышала чудесную песню с этой фразой: «О, одиночество, как твой характер крут!» И вдруг я именно вчера подумала: «Вот это удивительное слово - крут!» Это то, против чего никакого решения нет. И у нас довольно много людей приходит, в хоспис обращается за помощью из-за того, что им недопомогли, у них недоснятый болевой синдром. Они одиноки, даже если они окружены близкими людьми, потому что они погружены в борьбу с болезнью и с болью.

Т. Друбич: Алла, я ещё хочу сказать, что хоспис - это всего 39… сколько мест?

Н. Федермессер: У нас 30 коек и огромная помощь на дому.

Т. Друбич: Да, 30 коек. Самое главное же - помощь на дому! Потому что люди слышат про хоспис и им кажется, что их опять отвозят куда-то, где-то сгружают и там что-то с ними делают.

А. Митрофанова: Первый московский хоспис - это, действительно, небольшое такое здание, которое находится в центре Москвы.

Н. Федермессер: Давайте я тогда всё-таки вернусь к вашему вопросу. Первый московский хоспис - это один из восьми московских хосписов. В Москве все хосписы маленькие, но, к сожалению, не у всех большая выездная служба. А всё-таки хоспис - это, прежде всего, достойная, качественная помощь неизлечимо больным людям в конце жизни на дому!

А. Митрофанова: Это очень важно объяснить!

Н. Федермессер: И сколько мы не говорим про нехватку денег, и у нас то не получается и это, и очередь в хоспис, и койки заняты. Конечно, будет нехватка денег и будет очередь, и заняты койки, если главные врачи не будут думать о том, что им нужно помощь на дому развивать. Это очень легко и просто получить штатное расписание, где у тебя есть персонал, который должен числиться в стационаре и который должен числиться на выездной, оформить одного врача на 1,75 ставки, увеличить таким образом его оклад на 75%. Но один врач не может раздвоиться и быть и на дому, и в стационаре. В результате надомная помощь во многих хосписах ограничивается, в лучшем случае, телефонными звонками. Это профанация и растранжиривание государственных денег! Но тем не менее, есть очень успешные хосписы, например, хоспис в Самаре, это хоспис, где четыре койки. Это крохотное отделение на четыре койки и сотни, сотни больных, которым они помогают дома. Есть менее удачные примеры, которые являются результатом непонимания местных властей того, как должна быть устроена паллиативная помощь, а она должна быть приближена к пациенту, а не к центру города. Поэтому вот менее удачные примеры - это Липецк с паллиативной больницей на 130 коек. И огромная Липецкая область, где больше ничего нет! Это значит, что если у меня бабушка уходит, я должна её везти в Липецк? А мы живём под условным Егорьевском. Есть Волгоград, где больше сотни коек в одном помещении. А Волгоград, если вы знаете, он вытянут вдоль Волги. И сделать кучу коек в одном месте - это лишить 90% населения этой помощи. Должна развиваться надомная помощь! Она дешевле и она нужнее, поэтому она должна развиваться и в интересах пациента, и в интересах государственного бюджета.

Т. Друбич: И тут очень важно, конечно, обезболивание. Вот это краеугольный камень!

А. Митрофанова: Обезболивание, которое производится на дому? Обезболивание, которое производит врач или это то, что могут производить волонтёры? Или как это происходит?

Н. Федермессер: Нет, обезболивание не могут производить волонтёры и не должны мочь. И вообще медицинские процедуры не должны совершать не медики, потому что принцип «не навреди» сохраняется в любой медицине, в том числе и в паллиативной. Но обезболивание должно, безусловно, приходить к человеку туда, где он находится тогда, когда у него болит. Говорить: «Вы знаете, если у вас болит, давайте, мы вас госпитализируем!» - ничего подобного! Если у вас болит, давайте, мы вас обезболим! И в идеале, конечно, обезболивание должно приходить в течение часа с того момента, когда человек пожаловался. Здесь всё очень просто, я по-учительски люблю простые примеры: если у вас болит живот, болит зуб, вы сколько будете ждать, пока вы выпьете таблетку или заполощите водкой, или что-то ещё?

Т. Друбич: Нисколько.

Н. Федермессер: Вы не будете ждать, потому что вам это мешает функционировать, вам это мешает общаться с мужем, с детьми, ходить на работу, вам это мешает. А вот этот умирает: «Ну, что поделаешь? Болезнь такая! Должно поболеть. Умираешь - должен пострадать!» где ещё есть слово «отмучился», кроме русского языка? И у меня ощущение, что оно не старое, а совсем новое. А вот слово «покойник» ушло из русского языка, потому что «покойник» от слова «покой»! Понимаете? У нас теперь все отмучились и с болезнью у нас все борются.

А. Митрофанова: Да, согласна!

Н. Федермессер: И конечно, для меня люди прошедшего 2014 года, это два человека - контр-адмирал Апанасенко и Алевтина Петровна Хориняк из Красноярска. Контр-адмирал Апанасенко, который совершил не самоубийство, и я на этом настаиваю, особенно на волнах вашего радио, а который совершил самопожертвование. Потому что то, что мы сегодня видим в части приближения обезболивания к пациенту - это его заслуга. И Алевтина Петровна Хориняк, которая показала врачам всей страны, что бороться надо за право обезболивания, а не за своё право на спокойную старость и пенсию: «Ой, у меня ещё пациентов много, а ещё есть семья и пенсия!»

А. Митрофанова: Обезболивание производится определёнными препаратами…

Т. Друбич: Больная тема!

А. Митрофанова: Да, это больная тема, действительно! Насколько я знаю, не все эти препараты есть в списке разрешённых на употребление в России.

Н. Федермессер: Погодите, давайте разделим, давайте не будем ложную информацию в уши слушателей вкладывать!

А. Митрофанова: А расскажите, расскажите, как это… Я в этом не разбираюсь.

Н. Федермессер: Обезболивание бывает самое разное, и боль бывает самая разная. И далеко не при всякой боли нужны опиоидные слэш наркотические препараты. Обезболить можно кого-то, как мы знаем с детьми, взяв на руки и приласкав; кого-то можно обезболить вниманием; кого-то можно обезболить ибупрофеном, а кого-то можно и нужно обезболить морфином. Очень важно сразу понимать, что механизмы действия опиоидных наркотических анальгетиков на человека здорового и на человека с болевым синдромом, механизмы разные. Как с телевизором: хороший телевизор шарахнуть по крышке - появятся помехи; телевизор с помехами шарахнуть - будет работать чётче. И если здоровый человек ищет кайф, то он его получит. Больной человек не ищет кайф, у него не здоровый организм, и препарат действует на центр боли в голове, а не на его психическое состояние. В России есть зарегистрированные препараты, их немного, но они есть. Это трамадол - препарат второй ступени, он не такой сильный, как морфин, но сильнее, чем ибупрофен условный. И есть препараты следующей ступени, самые сильные - это морфин жидкий, есть морфин в таблетках продлённого действия, есть пластыри, которые действуют трое суток и которые очень удобны. И надо понимать, что препараты такие, как морфин длительного действия в таблетках или пластыри, вообще не интересны наркоманам. Они не смогут извлечь из них нужное количество опиата, чтобы словить кайф. Нужно помнить, что не вызывает привыкания и толерантности использование этих препаратов, когда мы лечим боль. Что у них могут быть побочные эффекты - безусловно. Но побочные эффекты у многих препаратов есть. Нужно с ними научиться правильно бороться, нужно единовременно и сразу пить слабительные препараты, нужно единовременно и сразу понимать, что надо мерить давление и смотреть за тем, что происходит со сном, что происходит с общением с близкими. Безусловно, в России не достаточно препаратов, которые разных лекарственных форм, которые как раз наркоманам не интересны, а больному интересны. У нас нет спреев назальных, которые потрясающе действуют, особенно с детьми…

А. Митрофанова: А что можно сделать, чтобы всё это появилось?

Н. Федермессер: Ой, столько всего надо сделать! К сожалению, даже если сделать всё, вот мы посчитали, что в лучшем случае, если сегодня все лояльны, все на всё соглашаются, подписывают все необходимые бумажки, то препараты новые появятся у пациентов - у взрослых не раньше, чем через три года, у детей, не раньше, чем через пять. Но, есть одно важное «но»: всё-таки можно, оказывается, разработать отдельный механизм разового привоза определённого объёма препаратов, например, для обезболивания детей, по отдельной схеме. И пока мы будем использовать вот этот привезённый объём обезболивающих препаратов, потому что для детей в России практически ничего нет, они вынуждены умирать страдая, пока мы будем использовать по отдельной схеме привезённые препараты, за это время выполнять все уже разумные, связанные с законом, процедуры по клиническим испытаниям и внедрению на рынок официально.

А. Митрофанова: Нюта Федермессер - учредитель и президент благотворительного Фонда помощи хосписам «Вера» и Татьяна Друбич - врач, актриса, сопредседатель Попечительского совета Фонда «Вера». Продолжаем мы разговор на такую сложную и вместе с тем светлую тему, как мне кажется. Потому что, Татьяна, вы очень справедливо заметили, когда говорили о Вере Миллионщиковой, основательнице Первого московского хосписа - она помогала людям в начале своей медицинской практики приходить в мир - она была акушером, а потом помогала уходить. Вот этот момент ухода она сделала таким максимально светлым, насколько можно это высветлить.

Т. Друбич: Достойным. Мне очень нравится это слово в этой ситуации - достойным. У нас многие уходящие пациенты, с которыми я разговаривала, и сейчас много знакомых… Нюта знает, я была потрясена, мне вдруг позвонили, раздался звонок: «Таня, спасибо. У меня мама умерла вчера», - она уходила у нас в хосписе. Я в первый раз за это «спасибо», потому что люди поняли, что мы для её матери сделали. Она говорит: «Я вам безгранично и бесконечно благодарна!» И вот это слово «достойно» мне очень кажется важным. Потому что люди мне рассказывают: «Вы знаете, мы так жизнь не прожили, как мы прожили здесь последние дни!» Люди не верят, что такое может быть. Это, опять-таки, одиночество - абсолютно никому они не нужны, безразличие. А в хосписе, вот когда я пришла с Верой Васильевной, я удивилась, когда увидела собаку. Я говорю: «Собака? В медицинском учреждении?» А я пришла со своими штампами и стандартами: «Как, у нас ногти подстрижены? Никого не пускать! Посещения все с семи до восьми!»

А. Митрофанова: Это из вашей медицинской практики?

Т. Друбич: Да. 24 часа открыт хоспис, 24 часа! Если хотите приехать ночью - вы можете приехать ночью к своему близкому. Вы хотите, чтобы была рядом ваша любимая собака, кошка - пожалуйста. Вы знаете, это удивительно по-человечески устроенное место, и это благодаря Вере Васильевне.

А. Митрофанова: Можно я здесь тоже своими поделюсь впечатлениями? Я была у вас в Первом московском хосписе и брала там интервью у одного из волонтёров - у Фредерики де Граф, которая рассказывала потрясающие вещи. Она рассказывала о том, как люди меняются за вот этот короткий период…

Н. Федермессер: Он не у всех короткий. У кого-то месяцы, у кого-то недели.

А. Митрофанова: Я вспомнила сейчас об одной женщине, которая в течение трёх месяцев находилась в хосписе, потом она уехала домой и оттуда уже, в общем, не вернулась. Но какая ментальная перемена в ней произошла, даже, может, и сердечная перемена! Вы знаете, она произнесла какие-то парадоксальные, потрясающие слова: «Я поняла, зачем мне Бог послал эту болезнь! Я стала лучше». Это говорит женщина, которая находится в хосписе. И мне об этом рассказывает ваш волонтёр Фредерика де Граф, которая вот с ней неотрывно все эти дни рядом существует. Это к вопросу о том, что, как мне кажется, эта возможность достойного ухода - это возможность переосмысления каких-то очень важных вещей в жизни!

Т. Друбич: Да! Но важно, чтобы не болело в этот момент.

Н. Федермессер: Вы знаете, Алла, не все люди достаточно мудрые и светлые, не во всех людях столько духовной силы, чтобы вот так почувствовать, как сказала эта женщина. Хотя, честно надо сказать, эти слова, мягко говоря, не редкость в хосписе. Именно поэтому у нас работа, на самом деле, ведь не страшная - мы получаем благодарности больше, чем кто бы то ни было, где бы то ни было. Люди настолько одиноки и растеряны в своей болезни, они… необязательно даже из-за равнодушия общества - из-за незнания, отсутствия культуры, непонимания, как себя вести, они остаются без телефонных звонков, без визитов, без гостей. И они остаются одни с бедой и горем, и они не знают даже, как между собой говорить - мужу с женой, дочке с мамой, внучке с бабушкой. Когда бабушка вдруг захочет сказать: «Вот я похоронное приготовила там-то». А внучка от любви говорит: «Бабуля, прекрати! Ты, что? Ты у меня ещё замуж выйдешь!» И внучке больно, а бабушка лежит и думает: «Не в том похоронят». Понимаете, не у всех на это есть душевные запасы. Но меня потрясает, например, мамы ушедших детей. Сейчас Лида Мониава, которая у нас руководит выездной службой детского хосписа, она затеяла такую удивительную историю…

Т. Друбич: И строится детский хоспис.

Н. Федермессер: Да. Она затеяла такую историю: она просит мам, которые уже потеряли детей год назад и больше, написать письма поддержки тем, у кого это случилось вот только что. И приходят потрясающие тексты. Я читаю эти тексты, и я столько любви и силы не видела ни в каких текстах никаких величайших умов, писателей, гуманитариев и так далее. Они все пишут одно и то же, на самом деле, что именно эти ушедшие дети дают им силу жить и справляться с трудностями, они сейчас живут за них тоже. И именно эта болезнь, и эти годы или месяцы болезни продемонстрировали, сколько в мире добра, сколько добрых людей, сколько взаимопомощи. Представляете? Это невероятно, в это трудно поверить, что вот в таком можно увидеть потом и черпать силу! Но всё-таки, для того, чтобы люди это написали, они должны были получить помощь и фонда, и хосписа. Здесь я должна, наверное, попросить у радиослушателей прощения, потому что всё, что мы с Таней говорим, по большому счёту, мы говорим про Первый московский хоспис, в который могут попасть далеко не все. И постольку поскольку вас слушают разные города, я хотела бы призвать родственников пациентов, наверное, они есть сейчас среди слушателей, о том, чтобы вы, дорогие, знали бы о том, какие у вас права. Чтобы вы знали, что хосписы уже даже по документам нормативно-правовым, все хосписы, которые есть в стране, обязаны круглосуточно вас пускать. И если вас не пускают круглосуточно, это нарушение ваших прав и прав ваших уходящих близких. Что, если человек уходит или неизлечимо болен, у него есть болевой синдром, на сегодняшний день Минздрав разослал уже во все регионы страны информационные письма: «Скорая помощь» обязана обезболить, в том числе опиоидными анальгетиками. Вы ещё также должны понимать, что паллиативная помощь сегодня существует не только в стенах хосписов. Хосписы есть не везде, а страна огромная. Она существует на так называемых паллиативных койках в клинических больницах. И если вам говорят, что такой помощи нет, то это враньё. Эти койки есть, они открыты. Как минимум, они открыты на бумаге. А значит, да, мы с вами должны набраться сил и требовать для своих родственников, чтобы из бумажной эта помощь превратилась в фактическую. На этих койках должны и обезболить, и пускать круглосуточно, и относиться совсем не так к этому пациенту, как они относятся к пациенту с аппендицитом или какой-то там хирургической патологией, или травмой. Эта помощь должна вам быть оказана, даже если Первого московского хосписа нет, и он очень территориально и духовно от руководства вашего здравоохранения регионального далёк.

Т. Друбич: И как это ни звучит утопически, это бесплатно должно быть!

Н. Федермессер: Безусловно, да!

А. Митрофанова: Татьяна, а вы могли бы рассказать о детском хосписе, который сейчас строится? Что это такое? Вы, как попечитель Фонда «Вера», занимаетесь и этим тоже?

Т. Друбич: Этим занимается и Фонд, и все, в том числе. Наша задача была убедить… и Ингеборга Дапкунайте - сопредседатель - это была её огромная работа, и результат мы видим, убедить Правительство Москвы выделить землю под строительство детского хосписа, которого нет в Москве. И это удалось, спасибо большое. Это тоже была сложная и большая, долгая работа. Теперь он строится. Этот хоспис будет существовать только на благотворительные пожертвования, только на деньги доноров, но выездная служба уже работает. И занимается ей, и возглавляет Лида Мониава. На сегодняшний день у неё 200… сколько у неё сейчас детей?

Н. Федермессер: Больше двухсот детей. Это только Москва и Подмосковье.

Т. Друбич: Москва и Подмосковье. Плюс есть региональная программа. Вообще, она есть и для взрослых пациентов, но и для детей она сейчас тоже работает. Поэтому это колоссальный труд - выездная служба, которая начала работать.

А. Митрофанова: Спасибо за этот разговор!

Н. Федермессер: А денег мы попросим у радиослушателей?

А. Митрофанова: Вот я как раз хотела об этом напомнить!

Т. Друбич: Самое тяжёлое в этом труде - это просить денег.

А. Митрофанова: А самое лёгкое - это на такие дела деньги отдавать, как мне кажется. Есть же вот это…

Т. Друбич: Знаете, очень интересно наблюдать, как меняется донор, как меняется пожертвование. Вот когда мы начинали, мы всё искали каких-то состоятельных людей, проводили аукционы, делали какие-то события, издавали книги и так далее. То есть такой был алгоритм понятный. И насколько сейчас мы видим, что до людей начинает доходить. И вот эти пожертвования от людей, которые приходят через сайт, которые через банк передают, небольшие, совсем минимальные суммы, но это такие ручейки, которые действительно вливаются в большой поток и в целые реки.

А. Митрофанова: Сайт Фонда «Вера». На сайте есть подробнейшая информация о том, какими способами можно помочь Фонду «Вера».

Н. Федермессер: Я бы, наверное, попросила заходить ещё на страницу в «Фейсбуке», там проще ориентироваться, и она быстрее актуализирует то, что происходит в Фонде. Нужно понимать, что Фонд «Вера» сегодня помогает 32 хосписам на территории России финансово, 5 хосписам мы помогаем сотрудникам, доплачиваем им деньги к зарплате. Более 60 хосписам из чуть более, чем 100 имеющихся, мы помогаем им обучать персонал, потому что хосписная помощь дешева, на самом деле, и главное, это руки людей. А вот выездная служба детского хосписа, о котором Таня говорила, она обходится на сегодняшний день нам в 17 миллионов рублей в месяц. Это гигантские деньги, которые складываются из небольших пожертвований. И очень хотелось бы, чтобы люди услышали, что 10, 50, 100 рублей - это деньги. Потому что вас много, нас много. И вот 10 рублей - это, например, смс-пожертвование с номера телефона на номер 34-43 со словом «Вера» и суммой, любой - 10, 20, 50 - это количество рублей, которые вы готовы пожертвовать на работу Фонда помощи хосписам «Вера» и на помощь тем людям, которых, да, нельзя вылечить, но которым можно помочь. Вот из этого складываются большие-большие суммы.

А. Митрофанова: Нюта Федермессер - учредитель и президент благотворительного Фонда помощи хосписам «Вера» и Татьяна Друбич - врач, актриса и сопредседатель Попечительского совета Фонда «Вера». Спасибо вам за этот разговор! Я надеюсь, что наши радиослушатели нас услышат. Смс 34-43 со словом «Вера». И hospicefund.ru - это адрес сайта Фонда «Вера». И в «Фейсбуке», пожалуйста, тоже можно Фонд «Вера» найти. Я - Алла Митрофанова. До встречи в эфире, до свидания!

Н. Федермессер: Спасибо большое!

Т. Друбич: Спасибо!

Источник: Радио ВЕРА Светлое радио  
 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ