О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
КОРДОЧКИН Андрей (протоиерей)
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

Ольга СИНЯЕВА: аудио

1. Ольга Синяева на Радио FM - Скачать


Ольга СИНЯЕВА (род. 1973) - режиссер документального кино, телеведущая: Видео | Интервью | Аудио | Фотогалерея.

БЛЕФ, ИЛИ С НОВЫМ ГОДОМ!

РОМАНОВА: Добрый вечер. В студии Катерина Романова и программа «Жажда жизни». Сегодня мы обсудим тему одного очень глубокого по содержанию и очень вдумчивого фильма, который сняла и придумала моя гостья Ольга Синяева, автор и режиссер фильма «Блеф, или С Новым годом!» Здравствуйте, Оля.

СИНЯЕВА: Здравствуйте, Екатерина, здравствуйте, товарищи.

РОМАНОВА: Оля, фильм начинается со слов: «Я хотел нормально жить, а не дали». Вот это начало, и… Ну, я не знаю, начать с того, сколько вложено в этот фильм, наверное, сказать мало, потому как этот фильм снимался четыре года, насколько я поняла.

СИНЯЕВА: Ну, вы знаете, с перерывом на рождение еще одного ребенка, потому что у меня четверо детей, с перерывом на осмысление, с перерывом на то, что сначала, когда я сняла и открывала просто все эти материалы, я их потом закрывала, потому что я не могла подступиться даже, у меня… Ну, просто начинала рыдать и все. Вот, поэтому четыре года ушло, да.

РОМАНОВА: Четыре года ушло на съемку, на сборку фильма?

СИНЯЕВА: Съемку, сборку, да.

РОМАНОВА: А ту идею, которую вы заложили в самом начале, к этому фильму, она трансформировалась в этом процессе, она реализовалась как-то по-другому, или вот как задумали – ну, глобально – как задумали, так и реализовали?

СИНЯЕВА: Что смогла осуществить.

РОМАНОВА: Задумано было гораздо больше?

СИНЯЕВА: Ну нет. К сожалению, просто хронометраж не резиновый, невозможно туда вместить все, что хочется. Там 50 часов отснятого материала.

РОМАНОВА: И в результате фильм на 1 час 29 минут получился у вас.

СИНЯЕВА: Да, и то говорят, что некоторые с трудом выносят все это.

РОМАНОВА: Честно говоря, так. Я посмотрела этот фильм перед встречей с вами, и те эмоции, которые этот фильм оставляет – это невообразимая буря эмоций: это и страх, и боль, и жалость, и грусть, и отчаяние, и отчуждение, и непонимание. Это такое количество слов, которые можно перечислять и перечислять. Но, к сожалению, все они негативные. Вот все негативные. И в этом состоянии, наверное, очень сложно находиться после просмотра этого фильма.

Фильм состоит из двух частей. В первой части вы рассказываете о детях, во второй части рассказываете о взрослых.

СИНЯЕВА: Ну, я в целом рассказываю о системе.

РОМАНОВА: И в целом о системе. И вот эта фраза начальная: «Я хотел нормально жить, а не дали», – по большому счету, это, наверное, и есть суть этой системы, да?

СИНЯЕВА: Да. Это такой пролог, это, в общем-то, основная мысль. Меня тоже немножко корят за то, что все как бы поучилось в отрицательном виде, но, к сожалению, я показала то, что есть.

РОМАНОВА: Это данность?

СИНЯЕВА: Да.

РОМАНОВА: Давайте тогда поэтапно. «За что мы виноваты?» Дети. Фильм повествует о тех детях, которые… Это документальный фильм, надо на этом сделать акцент, я так думаю. И фильм повествует о том, как дети попадают в систему, развиваются, живут, пребывают, что с ними происходит, и как вообще их жизнь складывается.

Изначально ребенок, попавший в Дом малютки, что с ним происходит? У него система, у него все хорошо, есть кроватка, есть коляски, есть игрушки, есть там постельное белье, есть воспитатели, есть еда. Ну, все – он сыт, одет, обут, ухожен, все у него есть. Чего у него нет?

СИНЯЕВА: Ну, вот как раз об этом и речь, потому что большинство людей в нашей стране считает, что если ребенок сыт, обут, одет, если у него есть комната Монтессори, а еще лучше – сенсорная, то все, ему больше ничего не нужно, ему можно только позавидовать. И моей целью было как раз вот разрушить этот стереотип, потому что ребенок, попадающий в учреждение, лишается самого главного, на самом деле за счет чего развивается маленький…

РОМАНОВА: Организм.

СИНЯЕВА: …Детеныш, да? Мозг ребенка к двум годам достигает мозга взрослого человека, и в нем происходит очень много таких связей, которые возможны только при контакте с главным, значимым для него взрослым. Неважно, мама, бабушка, но чтобы это был постоянный человек, который будет постоянно под него подстраиваться, он будет под него подстраиваться, он будет учиться всему от этого только человека. Не от игрушек, не от сенсорной комнаты.

РОМАНОВА: Не от воспитательницы.

СИНЯЕВА: Ну, воспитательница – это отдельная история. У воспитательницы есть своя семья, свои дети. К сожалению, они приходят, в общем, на работу.

РОМАНОВА: За зарплатой.

СИНЯЕВА: На работу, да.

РОМАНОВА: В фильме есть такой акцент, что проводилось исследование, что у детей, попавших в специальные учреждения, проходит перед глазами в день до 60 сотрудников. Вот как вы наблюдали? Это так?

СИНЯЕВА: Да, естественно, потому что постоянно в группу заходят какие-то люди, я уже не говорю про волонтеров. Там и медперсонал, и нянечки, и плотники какие-то, еще кто-то. И постоянно этот вот круговорот людей вокруг этого ребенка, а его лично ничего не касается. Понимаете, ребенок вообще не контактирует вблизи ни с кем.

Мы когда взяли Игоря… Фильм, в общем-то, основан на моей жизни и на моем опыте усыновления. Мы взяли мальчика трехлетнего из прекраснейшего Дома ребенка в три года, и в этот момент, когда я его взяла, когда я увидела, что с ним происходит, хотя он был…

Такой Дом ребенка – это просто поискать, невозможно такие условия создать. Ну, мало того, что он был 88 сантиметров в три года, 11 килограммов весил, говорил только «топ-топ» – при том, что с ним занимались логопеды, дефектологи, ну, просто вот эти все 60 человек вокруг него крутились. Это страшно было, потому что он бился головой об стену, он раскачивался вот так.

Знаете, кто был для него мамой? Мамой была подушка. Он нализывал мокрое пятно на этой подушке, утыкался в нее носом и только так засыпал. Хоть какой-то человеческий запах. Вы даже не представляете, как пахнут дети в учреждении. Они пахнут как какие-то старые куклы, которых достали, я не знаю, с антресоли.

РОМАНОВА: Как тряпки, да?

СИНЯЕВА: Да. И они вообще не похожи на детей. Они абсолютно деревянные, понимаете? Они все замороженные. Он находился до года и двух в больнице, до трех лет он находился в этом Доме ребенка. Но постольку, поскольку у него был условный ВИЧ, это вообще отдельная история. Потому что там, к сожалению, я не смогла снять, но очень хотела, это можно было только снимать – знаете, белые двери, руки в…

РОМАНОВА: Перчатках.

СИНЯЕВА: …В резиновых перчатках, которые подходят несколько раз в день, делают ребенку укол, подкладывают бутылку, все, на этом заканчивается. И естественно, он вообще не видел никогда вблизи человеческого лица. Понимаете, что это такое?

РОМАНОВА: Нет.

СИНЯЕВА: Он нас все время трогал, вот лицо трогал. Потому что когда он раскачивался, я его брала на руки, чтобы его качать, ну, как мама.

РОМАНОВА: Ему настолько тяжело было понять, что вообще лицо бывает целостным? Не только глаза, закрытые вот этой марлевой или какой-то повязкой?

СИНЯЕВА: Да. Он же вообще не видел, это же все на расстоянии. А тут вблизи. Он унюхал и увидел просто человека рядом с собой, понимаете?

РОМАНОВА: Глаза, брови, нос, губы, и до всего можно дотянуться, все можно потрогать.

СИНЯЕВА: Да, я его брала, качала, он меня все время трогал.

РОМАНОВА: Это то, что дети проходят в грудном возрасте.

СИНЯЕВА: Да, конечно.

РОМАНОВА: В самые первые месяцы, когда идет контакт с мамой. У него этого не было.

СИНЯЕВА: Нет.

РОМАНОВА: И ему пришлось это получить только после трех лет.

СИНЯЕВА: После трех лет, да.

РОМАНОВА: В связи с этим какое было у него развитие? Как он адаптировался? Он замедленный, понятно, был.

СИНЯЕВА: Ну, естественно, задержка развития была психического, и, конечно, есть такой момент, как адаптация ребенка после детского дома. Ну, вообще мне психологи сказали: «Ваш случай самый сложный». Если ребенок был хоть какое-то время в семье, желательно в самом начале, то это…

РОМАНОВА: Руки помнят, что называется. Это потом восстанавливается.

СИНЯЕВА: Все проще, проще пережить эти травмы. А тут просто, понимаете, стерта личность, там ее нет, к сожалению. Потому что они жили в этом, ну, как сказать, в общем-то, в таком зверинце, грубо говоря, они взаимодействуют только между собой, а взрослые для них – это какой-то такой интершум, который ничего не значит в их жизни. Они просто знают, что они должны, как какие-то трамваи, ходить по расписанию: вот мы по расписанию туда идем, сюда идем. Не учитываются личные потребности вообще.

РОМАНОВА: Вы это очень хорошо иллюстрируете в фильме, когда есть сюжет с маленьким мальчиком, не помню его имени, которого вы брали на руки, пытаясь успокоить. Он сильно раскачивался на кровати, пытаясь себя успокоить и заснуть во время дневного сна. И вот вы взяли его на руки для того, чтобы его приласкать, его погладить, успокоить, он у вас на руках описался. И после того, как вы пошли эту ситуацию как-то исправить, чтобы ему поменять белье, он снова начал раскачиваться. Вот этот кратковременный момент работает на детской психике, они принимают эту близость…

СИНЯЕВА: Нет.

РОМАНОВА: …Но как только она заканчивается, они возвращаются в свое состояние?

СИНЯЕВА: Нет. Вот этот кратковременный момент не сработал, потому что он даже не понял, что с ним произошло, он даже не понял, что его взяли на руки, потому что он сидел. Вы видели, что у него ножки торчали под углом 90 градусов? Он не может расслабиться на руках, он не знает такой позы, понимаете? Этих детей научили просто принимать какие-то позы.

Например, когда воспитательница говорит: «Ну, давай я тебя полюблю», – ребенок вот так выгибается, и его просто обнимают. Ну, или же какая-то поза, когда моют после туалета. Все. Игорь до сих пор у нас улыбается натянуто, ничего не могу с ним сделать, его так научили.

РОМАНОВА: Сколько ему лет сейчас?

СИНЯЕВА: Ему 11.

РОМАНОВА: Ему 11 и вы его взяли в трехлетнем возрасте?

СИНЯЕВА: Да.

РОМАНОВА: Вот эта ваша жизнь с его трех лет до его 11 лет, она вас как изменила?

СИНЯЕВА: Кардинально: есть жизнь до и есть жизнь после.

РОМАНОВА: Даже так?

СИНЯЕВА: Кардинально изменила, конечно.

РОМАНОВА: Вот именно это повлияло на решение снять такой фильм? Это ваша жизненная ситуация.

СИНЯЕВА: Вы знаете, я не хотела вообще снимать. Я вообще не хотела снимать, поверьте, мне есть, чем заняться, у меня четверо детей. Но я просто сидела очень долго, смотрела и как-то сама себя успокаивала. Постоянно читала новости, где написано, что у нас количество детей-сирот сокращается, количество детских домов сокращается.

Ну, а потом просто от людей, которые, так скажем, в теме, понимала, что ничего не происходит, если не происходит хуже, понимаете? Я все ждала, когда кто-нибудь что-нибудь вот такое снимет или покажет. Или когда происходят вот эти жуткие случаи в Америке. Когда кто-нибудь выступит и скажет, что было с этим ребенком и что было с этой матерью.

Ведь никто не берет детей для того, чтобы их убивать, поверьте. Что здесь, что в Америке, у нас у всех два глаза, один рот и одно сердце. И я прекрасно понимаю, со своей точки зрения, я прекрасно понимаю, я буду последней, кто бросит в приемного родителя камнем.

РОМАНОВА: Это очень тяжелый труд. Это ребенок, который, как Маугли, не от мира сего.

СИНЯЕВА: Да. К сожалению, очень трудно адаптировать. Но так вот, если вы его увидите, первое впечатление очень от него приятное, он вообще очень счастливый у нас мальчик, очень симпатичный, он, слава богу, нагнал в росте, он говорит на трех языках сейчас. Но есть такие моменты, которые обывателю незаметны, но нам, конечно, заметно.

РОМАНОВА: След остается на всю жизнь вне зависимости…

СИНЯЕВА: Да. Я не знаю, надеюсь, что как-то мы его все-таки постараемся нивелировать. Чем больше он будет развивать свой разум, аналитические способности, тем, может быть, что-то придет, но пока у него вот эта матрица есть детдомовская, очень и очень сложно бывает местами.

РОМАНОВА: Правильно я понимаю, что нужно как-то решать проблему на начальной стадии, чтобы не создавать эту матрицу? Только так можно изменить ситуацию, каждую конкретную личность не потерять.

СИНЯЕВА: Вы имеете в виду, чтобы не существовали Дома ребенка?

РОМАНОВА: Ну, я имею в виду, что исправлять ситуацию всегда сложнее, чем ее не допустить, профилактика этого – работа с семьями, изменение принципа, переход на дома, как в Деревне-SOS. Вот у меня была одна из мам, которая там работает, это создание вот таких комьюнити семейного типа, это какая-то работа по предупреждению отказа от детей. Всеми этими вещами надо заниматься вплотную, в первую очередь для того, чтобы не создавать вот эти раненые личности.

СИНЯЕВА: Да все, что угодно, лишь бы не было вот этого массового воспитания, интернатного воспитания, особенно в раннем возрасте. Это просто вот мы детей убиваем, причем очень таким изощренным и…

РОМАНОВА: Садистским, наверное, способом.

СИНЯЕВА: …Садистским, я даже не знаю, какое слово подобрать. Жестоким. Очень жестоким образом.

РОМАНОВА: Мы продолжим через мгновение.
РОМАНОВА: И снова добрый вечер. В студии Катерина Романова и моя гостья Ольга Синяева, автор и режиссер фильма «Блеф, или С Новым годом!», а еще мама четырех детей, один из которых – ребенок приемный. Олина история – это история, собственно, одной жизни, которая вышла за рамки семьи. Мы говорили минуту назад о том, что дети, попадая в систему, становятся неживыми, наверное, да?

СИНЯЕВА: Да.

РОМАНОВА: Если можно так подобрать это слово, неживыми…

СИНЯЕВА: Или живыми мертвецами, так скажем.

РОМАНОВА: …Сущностями. Почему это происходит? Потому что нет контакта у ребенка с непосредственно любящим его одним или двумя взрослыми. Мама-папа, бабушка-дедушка – это уже дополнительно, но основной контакт все равно идет с кем-то одним, преимущественно с мамой.

СИНЯЕВА: Да. Вот у меня, например, сейчас ребенок маленький, два с половиной года, и вы понимаете, весь мир вертится вокруг нее, так получается, и все вокруг нее ходят.

РОМАНОВА: Вся семья.

СИНЯЕВА: Да. И вся семья ей все время говорит, какая она, понимаете? Какая она хорошая, такая вот, это сделала правильно или нет. И вот в этом ежедневном контакте, когда миллионы этих связей создается, прикосновений, каких-то замечаний, вот они формируют личность, понимаете? А ребенка в Доме ребенка называют по фамилии, и с ним ограничивают контакт, специально ограничивают.

РОМАНОВА: Я в вашем же фильме слышала интервью воспитательницы, которая говорила: «А как иначе? Вот их у нас 15-20, и не хватает рук, не хватает сил, не хватает времени для того, чтобы с каждым проконтактировать. А начинаешь – и тогда возникает цепная реакция: он хочет больше, другие ревнуют, хотят тоже, а ты один». Это сломать нельзя?

СИНЯЕВА: Это можно сломать, нужна просто воля политическая, как у нас…

РОМАНОВА: Именно политическая?

СИНЯЕВА: …В стране, однозначно.

РОМАНОВА: Это можно изменить только одним способом: убрав как явление системные учреждения?

СИНЯЕВА: Ну, как явление это убрать, к сожалению… Явление, которое поставляет сирот, надо убрать для начала. У нас страна, которая, знаете, находится на первом месте в мире по количеству богатств, так скажем, мы – самая богатая страна, даже на душу населения если разделить.

РОМАНОВА: По ресурсам.

СИНЯЕВА: Да. И, по-моему, мы находимся на 72-м месте в мире по расходу государства на население. Я не говорю, что нужно все отнять и поделить между всеми, но когда в богатейшей стране 56% живут на зарплату ниже прожиточного минимума, из них 65% вообще просто за чертой бедности, вот это и есть бесконечная фабрика сиротства, которая поставляет. Я уже не говорю о том, что вообще семья рушится. Посмотреть наши каналы, наш телевизор, который формирует мнение у людей.

РОМАНОВА: То, что вы поняли, снимая этот фильм, что одна из причин – это нищета?

СИНЯЕВА: Однозначно.

РОМАНОВА: Нищета в стране.

СИНЯЕВА: Да.

РОМАНОВА: Вторая причина, вытекающая, грубо говоря, из первой – это алкоголизм…

СИНЯЕВА: Алкоголизм, безнравственность.

РОМАНОВА: …Безработица и все, что вытекает опять же…

СИНЯЕВА: Безработица и так далее. Все социальные болезни.

РОМАНОВА: И это формирует тот объем брошенных детей, которые у нас в стране живут?

СИНЯЕВА: Конечно. Но самое ужасное то, что люди сами, представляете, даже из нормальных семей более-менее, но им просто нечем кормить детей, они сами ведут своих детей в Дома ребенка. У меня на глазах был такой случай, когда папа-дальнобойщик, у него умерла жена. Ну и что? У него еще двое детей. Двое детей старших, они как-то могут сидеть дома без мамы, без папы, а младшего он отдал в Дом ребенка.

РОМАНОВА: Но он же не может. Дальнобойщик – значит, это несколько дней с ночами…

СИНЯЕВА: Да. И он не может, и никто ему не может помочь. И все. Я ему объясняю: «Вы что делаете? Вы понимаете, вы своего ребенка не узнаете потом».

РОМАНОВА: Вы потеряете.

СИНЯЕВА: «Это будет не ваш ребенок». Ну, что он делает? Что мне делать? Я рыдаю, и все. Больше ничего.

РОМАНОВА: Это тоже одна иллюстрация. Вы показываете в фильме женщину, у которой отобрали ребенка, женщину, которая употребляла спиртные напитки (видимо, в больших количествах, раз отобрали), у которой страшная и ужасная, и наверное, какая-то непостижимая ситуация. Когда при всем том, что она встала на нормальный путь, при всем том, что она нашла силы в себе отказаться от алкоголя, закодироваться, но она, приходя к своей дочке, живущей в Доме ребенка, уже не имела тот контакт, уже этот контакт был потерян. То есть ребенок, попавший в систему даже на месяц, даже на три месяца, он уже черствеет, коченеет, застывает.

СИНЯЕВА: Да, вы видели то, что она просто как деревянная. Она ее берет, а ребенок просто вот как деревянный весь.

РОМАНОВА: Нет эмоций. И она ее спрашивает: «Что с тобой? Настенька, ну, что случилось? Почему? Я же мама твоя, я пришла к тебе, я люблю тебя, давай я тебя обниму, давай я тебя поцелую». А ребенок висит на руках как кукла, и руки в стороны расставлены, и ноги висят, и лицо отрешенное, абсолютно отрешенное лицо. Это вызывает не то что холод, это непостижимо, необъяснимо. Почему это происходит в этих учреждениях? Там же люди, там все окружает, все вроде бы… По фильму они заботятся, они такие… Понятно – работа, но тем не менее. Это на самом деле немножко показная история, да?

СИНЯЕВА: Нет, это не показная.

РОМАНОВА: Там действительно нормальные, добрые люди работают?

СИНЯЕВА: Нет-нет-нет, замечательные люди, особенно в Доме ребенка. Я им только вот, понимаете, могу посочувствовать, единственное что, потому что вот я сама попробовала там поработать, это невозможно. Это надо либо лечь, я не знаю, на пол, и они все на тебя заползут, и вот так лежать целыми днями, потому что они как пустые батарейки, им вообще надо напитаться всем этим. И если честно, у меня самое жуткое было ощущение, когда был Новый год, и воспитатели ушли переодеваться, я осталась с ними одна, и как раз им раздали вот эти конфеты, подарки.

РОМАНОВА: Как они их ели?

СИНЯЕВА: Как они их ели, это отдельно. Но дело в том, что они потом на меня вот так пошли, я сидела как раз на полу, и вот они идут, вы знаете, абсолютно холодные, безэмоциональные такие, как зомби, идут и говорят: «Тетя, дай конфетку». Это ужасно страшно, это маленькие дети, трехлетние, понимаете?

РОМАНОВА: У них какая-то средняя по группе температура тела…

СИНЯЕВА: Да, у них просто ампутирована душа, понимаете?

РОМАНОВА: Им не холодно, им не жарко, они не хотят есть, они едят только по расписанию, они в туалет ходят только по расписанию. У них вся жизнь структурирована не ими самими, а другими людьми.

СИНЯЕВА: Да, они не понимают, что они хотят, вы понимаете? У них нарушается вообще контакт с собственным телом. Они не понимают, когда им холодно, когда им больно, когда они хотят в туалет, потому что все за них решено. Они не могут об этом никому сказать, они не могут сказать, что они хотят наесться сейчас, что им что-то где-то жмет, они ко всему привыкли. Вот у Игоря, например, до сих пор низкая чувствительность, он до сих пор очень многого не понимает. Он может ходить, на лице у него может быть грязь, он не чувствует.

РОМАНОВА: Вот эта фраза: «Кусок хлеба как шоколадка». Я увидела, что дети не могут наесться. Почему?

СИНЯЕВА: Да, они заедают вот это свое горе, они пытаются компенсировать эту депривацию. Депривация – это и есть лишение самого главного – эмоционального контакта с близким взрослым.

РОМАНОВА: Знаете, я обратила внимание в вашем фильме на один момент. Когда вы беседовали с сотрудницей опеки и попечительства, и спросили у нее, что такое депривация, она вам ответила, что не собирается на эту тему говорить, поскольку есть отдел социальной политики, они занимаются этим. Но мне показалось, что она говорила о девиации, а не о депривации как таковой.

СИНЯЕВА: Но даже если девиация, то социальная политика причем?

РОМАНОВА: Есть немного разница, социальная политика занимается наверняка детьми, которые плохо себя ведут, так называемые, в том числе определяет их существование, на путь исправления их определяет, да? А депривация – это же совсем другое, это же психологический термин, это как раз то лишение телесного контакта.

СИНЯЕВА: Депривация, да.

РОМАНОВА: Это отсутствие развития личности, это больший смысл, чем она в него вкладывает. Вот они такие? В опеке работают такие бумажные люди. Фамилия, имя – все на бумаге только?

СИНЯЕВА: Да, к сожалению, это чиновники, как и везде. Без разницы, что они работают с детьми. И они не понимают специфики всей этой работы. И, может быть, это не их вина, но это, конечно, наша общая беда, потому что они очень многого не понимают. Им легче изъять ребенка, поместить в учреждение, и они считают, что это хорошо для него. И почему я спросила: «Знаете ли вы, что такое депривация?» – потому что они же, как доктора, понимаете? Как хирурги, которые режут по живому. Но они должны знать последствия этого. То, что они делают…

РОМАНОВА: А что будет за этим, да? А какая будет фантомная боль? Какое будет перераспределение способностей и возможностей организма? Они обо всем этом не думают? Сдал – принял?

СИНЯЕВА: Да.

РОМАНОВА: Отпустил.

СИНЯЕВА: Им самое главное, в общем-то, снять с себя ответственность.

РОМАНОВА: А те люди, которые работают в Домах малютки, в детских домах, они же со всем этим живут, с этими людьми, они видят их каждый день.

СИНЯЕВА: Ну, это невозможно. Если ты будешь каждый раз с таким распахнутым сердцем приходить туда, то очень быстро перегоришь. Нужно как-то защищаться.

РОМАНОВА: Возникает профессиональный цинизм, да? Без него невозможно?

СИНЯЕВА: Ну да.

РОМАНОВА: А как исправить ситуацию?

СИНЯЕВА: Во-первых, я считаю, что дома ребенка надо просто исключить. Просто надо людям всем понимать, что это концлагерь, где маленькие дети отбывают свое детство с тяжелейшими последствиями, просто с катастрофическими.

РОМАНОВА: Что за этим стоит дальше? После Дома малютки они попадают, после трех лет, в Дом ребенка.

СИНЯЕВА: Кроме того, они все время идут по этапам. Мало того, что у них… Даже если вдруг какая-то сформировалась привязанность хоть к кому-то из воспитателей, это все время все обрубается. Из одной группы в другую, из одного учреждения в другое. В общем, как картошку их, понимаете, сортируют – и они уже, конечно, не чувствуют ничего. Они уже не умеют ни любить, ни сострадать, не понимают вообще никаких человеческих чувств.

РОМАНОВА: Именно это ведет к тому, что вырастая уже во взрослое состояние к 18 годам, они все преимущественно проходят через колонию?

СИНЯЕВА: Можно сказать не все, но то, что, конечно, проблемы у них с социализацией огромнейшие. И вот это асоциальное поведение – это не результат генов каких-то плохих, ДНК. Это вот именно результат этой депривации в раннем возрасте, потому что они не умеют понимать человеческие чувства, они не понимают человеческих эмоций. Я же вам говорила, что ребенок никогда не видел человеческого лица, откуда ему догадаться?

Они, соответственно, нарушают все время какие-то границы, они идут на конфликт. Вот эта перенесенная депривация ведет к агрессии. И, в общем, в раннем возрасте вообще у ребенка из-за того, что у него постоянный страх и непонятность, что с ним будет дальше – у него просто отмирают клетки мозга определенные, которые отвечают за эмоциональные ощущения, за понимание вот этого. И все.

РОМАНОВА: Обратной дороги нет?

СИНЯЕВА: Нет. Очень часто необратимо.

РОМАНОВА: Мы продолжим через минутку.
РОМАНОВА: И снова добрый вечер. В студии Екатерина Романова и Ольга Синяева, автор и режиссер фильма «Блеф, или С Новым годом!» – фильм, о котором говорим мы в сегодняшней программе, фильм, который не может не вызвать очень глубоких эмоций, связанных с негативными ощущениями, с негативными чувствами. И история эта документальная, история о нашей жизни, история нашего государства.

Это история о детях-сиротах, которые попадают в систему учреждений. Минуту назад мы говорили, что все они идут по этапу, и их социализация формируется как раз вот эти путем, от точки до точки. И страшно в этом то, что они не имеют возможности получать тот необходимый набор ощущений и чувств, который формировал бы в них нормальную, правильно развивающуюся личность. Вот с этой потерей и этим очерствением они и живут дальше по жизни.

Что с ними происходит? Что дальше?

СИНЯЕВА: Вообще самая главная вещь в жизни, которая формирует человека – это привязанность. Она как стержень для личности. И если этого стержня нет, если представить личность, как пирамидку – все остальное распадается. Можно сколько угодно другое нанизывать, но вот этого стержня не будет внутри.

И что с ними происходит дальше? Статистики у нас нет по этому делу, не ведется. Была какая-то статистика всего лишь 1999 года, когда Генпрокуратура один раз оговорилась, что только 10% социализируются, 40% попадают в тюрьму, 40% становятся алкоголиками, наркоманами…

РОМАНОВА: И погибают.

СИНЯЕВА: …10% заканчивают самоубийством просто в первый же год после выхода из учреждения. Но постольку, поскольку официальной статистики нет, общественники, в том числе Александр Гезалов, он подтверждает, что где-то только 10%, от 7% до 10% более-менее как-то адаптируются к жизни.

РОМАНОВА: Правильно я понимаю, что когда заканчивается школьное обучение, вот 11-й класс закончен, они выпускники, их поздравили, как в школе, собрали всех выпускников.

СИНЯЕВА: До 11-го редко кто там доходит, там нет такого, там, в основном…

РОМАНОВА: 9-й класс, да?

СИНЯЕВА: Да, и ПТУ.

РОМАНОВА: Это еще и 14-15 лет в основном.

СИНЯЕВА: Да.

РОМАНОВА: И все, и дальше они в этом возрасте, еще, по сути, по законам нашей страны, несовершеннолетние, но уже с паспортом, они в распахнутую эту светящуюся, как вы показываете в фильме, дверь, как в коридор. То, как мы представляем себе, как уходит душа куда-то наверх.

СИНЯЕВА: Да, так и есть.

РОМАНОВА: И в этот страшный, неизведанный, непонятный, потому что никто не объяснил, потому что все, что было в учреждении, было за них уже расписано, и за них придумано. И они оказываются в ситуации свободы стопроцентной. И что делать?

СИНЯЕВА: Ну, естественно. Они приходят к нам. Люди, которые мне говорят: «Знаешь, Оля, вообще-то нас это не касается, потому что я своих детей не бросал, у меня все хорошо. Почему я вообще должен об этом думать?» А вот именно поэтому. Потому что если вы сейчас не хотите думать о том, что рядом с вашим домом (а эти учреждения находятся совсем рядом)…

РОМАНОВА: Рядом с нашими домами.

СИНЯЕВА: Да. Что рядом с вашим домом существует концлагерь для детей, я по-другому это не могу назвать. Можно это не замечать, можно вообще дальше жить спокойно своей жизнью. Но они, когда выйдут, они заметят вас, и тогда мало не покажется. Потому что таких людей, которых выращивает эта система, называют отморозки, понимаете?

РОМАНОВА: Вот, кстати, об отморозках. Почему это происходит? Я для себя нашла одно откровение, которое я даже не могла себе предположить, что такое возможно, несмотря на то, что заканчивала медицинский вуз психологический факультет.

Детей, содержащихся в детских домах, отправляют принудительно поголовно на психиатрическое лечение. Причем герой вашего фильма – настоящий герой, живущий в этой жизни, это не придуманная история – рассказывает о том, какое лечение там проходят эти дети: аминазин, галоперидол.

СИНЯЕВА: Ну, скажем, не поголовно.

РОМАНОВА: Это лекарства, которые подавляют волю, и без того уже системно подавленную. Это превращение человека в растение, в амебное состояние, когда нет даже противодействия никакого.

СИНЯЕВА: А вы знаете, что такое сера?

РОМАНОВА: Нет.

СИНЯЕВА: Вот он говорит: сера, аминазин, галоперидол. Сера – это совершено не лечит ничего, это просто парализует мышцы.

РОМАНОВА: Это понятно, я же говорю: превращение в растениеподобное состояние. Зачем?

СИНЯЕВА: Просто их как-то нужно привести к норме, их нужно купировать. Естественно, у детей, которые находятся все время в этой закрытой неестественной среде, любого человека туда помести – через какое-то время начнет ехать крыша просто-напросто. Потому что находиться рядом с какими-то постоянно людьми, детьми и в этом жить, не имея никакого личного пространства (они там все вместе в туалет ходят), не имея никакой как бы…

РОМАНОВА: Личностного развития.

СИНЯЕВА: Да, личностного развития. Не имея ничего этого, естественно, у детей, особенно в подростковом возрасте, начинаются проблемы с поведением.

РОМАНОВА: Как раз в этом периоде возникает девиантное поведение.

СИНЯЕВА: Да.

РОМАНОВА: Которое и вызывает такую реакцию: он неуправляем, с ним надо что-то делать. И давай их всех укладывать в психиатрические клиники на лечение.

СИНЯЕВА: Да. И притом, что…

РОМАНОВА: Это же не работает.

СИНЯЕВА: Это зачастую даже не из-за того, что очень сильно плохое поведение. А вот как, например, Андрей говорил, главный герой, которого отправляли четыре раза в психушку, он говорит: «Ну, просто директору надоели дети, он от них таких образом избавлялся, отдыхал, так скажем». Это, конечно же, не работает. Это только вредит, и очень сильно токсичны эти лекарства, они вредят здоровью, они вредят психике.

Если вы видели, воспитатели рассказывали потом, что дети, в общем-то, две недели ходят, как зомби, и потом с ними ничего не происходит в лучшую сторону.

РОМАНОВА: Заканчиваются последствия деятельности этих лекарственных средств, период полного выведения из организма. И все возвращается, как будто ничего и не было.

СИНЯЕВА: Да, совершенно верно. Потому что… Понимаете, это даже не вина учреждений, это вина этой всей системы порочной, которая была придумана когда-то очень давно. И до сих пор не то что она существует, она процветать начала. Понимаете, в чем дело? И ничего не могут сделать ни общественники, ни фонды всевозможные – никак не могут растрясти вот эту ситуацию. И именно для этого я сняла этот фильм, чтобы – в конце концов, ну увидьте уже это, что там происходит.

РОМАНОВА: По сути, если говорить образами, это некая структура, которая составляет из себя промышленную историю.

СИНЯЕВА: Да, совершенно верно.

РОМАНОВА: Не совсем торговля, но, тем не менее, какая-то странная организация приспособления детей в этом пространстве.

СИНЯЕВА: Это, как оказалось, очень выгодно еще.

РОМАНОВА: Выгодно финансово?

СИНЯЕВА: Да, финансово.

РОМАНОВА: Вот вы приводите цифры в вашем фильме. Один ребенок по бюджету, выделяется на него 1,5 миллиона рублей в год.

СИНЯЕВА: Да, если в среднем считать. Если вспоминать интервью Павла Астахова от 2011 года, он называл такие цифры: от 300 тысяч до 2 миллионов рублей на севере Красноярского края, можете себе представить? В год.

РОМАНОВА: В зависимости от региона там разная стоимость, да?

СИНЯЕВА: Да.

РОМАНОВА: Но это немалая сумма.

СИНЯЕВА: Немалая.

РОМАНОВА: Это совсем немалая сумма. Это даже с учетом того, что сюда входит и жилье, ремонт этого жилья, и одежда.

СИНЯЕВА: Нет-нет, это только на содержание.

РОМАНОВА: Но это же больше 100 тысяч в месяц.

СИНЯЕВА: Это огромные деньги, да. А вот как общественники называют, это где-то 500 миллиардов рублей в год. Я вообще открывала эти все целевые…

РОМАНОВА: На всех по программе, да?

СИНЯЕВА: Да. Я открывала эти целевые программы «Дети-сироты» федеральные – там такие цифры, которые, я понимаю… Даже не знаю, как произнести.

РОМАНОВА: А в реале?

СИНЯЕВА: А в реале – мало того, что вокруг этих детей еще постоянно куча спонсоров крутится, которые все время подсовывают все, что угодно. В реале, мы посчитали, у нас получается 0,3 памперса в день на каждого ребенка в Доме ребенка, половина из которых маленькие совсем дети, до года…

РОМАНОВА: Груднички.

СИНЯЕВА: …И инвалиды – 0,3 памперса.

РОМАНОВА: И в рублях это 77 рублей на ребенка в день.

СИНЯЕВА: 77, да. В одном регионе (не буду называть) директор Дома ребенка написал письмо, что невозможно детей прокормить на 55 рублей.

РОМАНОВА: Что стало?

СИНЯЕВА: Ее уволили. И я просила об интервью, но она настолько… Просто попала в больницу после этого.

РОМАНОВА: Одна из воспитателей, которая в вашем фильме давала интервью, сказала: «Я нужна государству только на выборы ходить». Это другая зарисовка этой же истории. Те люди, которые работают в этой системе, в таких учреждениях, они-то нормальные?

СИНЯЕВА: Ну, очень сложно, конечно, там оставаться нормальным. Естественно, они выгорают, естественно, они выстраивают какую-то собственную защиту. Ну, это просто от отчаяния она сказала. Они в ужасных условиях, и все люди, можно сказать, в Средней России, которых я встречала, просто в ужасных условиях находятся сейчас.

РОМАНОВА: И зарплаты те, которые в этих учреждениях, они такие же самые низкие по стране, 4000-7000 рублей.

СИНЯЕВА: Просто нижайшие. Они на эти деньги вообще неспособны просто даже выжить. Когда они начинают рассказывать… И причем со всеми, я просто уже не могла это все собрать в фильм, потому что начинаешь разговаривать о детях, и все съезжает на их уровень, на то, что они все находятся в такой же ситуации.

Я вам больше скажу – я сама в такой же ситуации нахожусь, при том, что я, в общем-то, обеспеченная, москвичка и так далее. Потому что у меня четверо детей и муж, слава богу, который крутится как сумасшедший и пытается нас обеспечить. Но вдруг не станет? Ну, все под богом ходим. Мне государство платит 4000 рублей.

РОМАНОВА: На четверых?

СИНЯЕВА: На ЖКХ отдать даже не хватит, понимаете? И что дальше мне делать? Кто меня возьмет на работу с четырьмя детьми? Вот о чем и речь.

РОМАНОВА: Многодетность в нашей семье стоит под угрозой именно из-за того, что нет социальной работы, недостаточно ее, нет понимания этих проблем.

СИНЯЕВА: Просто нет поддержки. Понимаете, если, например, моих четырех детей у меня заберут и отдадут кому-нибудь – вам, например, под опеку, вам будут платить по 20 тысяч рублей на ребенка. Вы получите 80 тысяч, ну еще плюс какие-то льготы. А я, как мать…

РОМАНОВА: Получаете 4000.

СИНЯЕВА: Пойду и повешусь.

РОМАНОВА: «Учреждениям тоже нужны дети» – эта фраза также звучит в вашем фильме. Это охарактеризует как раз вот эту финансовую структурную взаимосвязь. Это все-таки бизнес?

СИНЯЕВА: Ну, к сожалению, это так, потому что это очень выгодно. Естественно, дети не спросят: «Где наши деньги?» А выделяются ежегодно и прокручиваются колоссальные средства, и ничего в итоге не решается. Потому что и интернаты держатся за этих детей, и, я не знаю, там уж какое руководство, кто там, где и чего это все делит и пилит, но факт в том, что до детей практически не доходит ничего, проблема не решается и все остается на том же месте, если не хуже. Вводятся новые законы, которые все больше и больше закрепляют детей в этой системе, и они, соответственно, вырваться оттуда не могут никуда.

РОМАНОВА: Невозможно уже дальше идти вперед в такой ситуации, нужно что-то сделать, чтобы развернуть ее в другую сторону, чтобы изменить. Именно это желание вас, наверное, заставило обратиться к такой форме.

СИНЯЕВА: Безусловно.

РОМАНОВА: Поскольку вы журналист и режиссер по образованию, и имели такую возможность. Вот чем могу, да? Достучаться, чем могу. А как достучаться? Вы начали заниматься этой темой, вы пришли и увидели, что страх и ужас. Что дети деревянные, что воспитатели нищие.

СИНЯЕВА: Деревянные.

РОМАНОВА: И со временем деревянные даже, приходя в эту систему, люди становятся. Что средства выделяются колоссальные, что опека не понимает, не знает, что происходит. Для них это фамилия, имя, год рождения, определение местоположения. Что дети с возрастом погибают, выходя из этих учреждений, не могут адаптироваться. Что нарушение личности такое, что не восстанавливается до конца даже за всю жизнь, не может восстановиться. Потому что в вашей практике…

СИНЯЕВА: Никакой любовью и ничем уже не изменишь.

РОМАНОВА: Уже с трех до 11 лет, это восемь лет ваш приемный сын живет с вами и получает весь тот контакт, получает всю ту материнскую любовь, но, тем не менее, это не работает до конца, не исчерпывает. Самое важное…

СИНЯЕВА: Знаете, как говорят: после трех – уже поздно. К сожалению, мы упустили самый важный период в его развитии. Но, тем не менее, конечно… Я просто сделала этот фильм, немножко так прикинув ситуацию: если бы Игорь не попал в семью, а у него уже была путевка в детский дом, я его прямо перехватила, и что бы с ним произошло, если бы он не попал в семью. Мама моя, когда посмотрела, сказала: «Ну, точно – вот он либо сел бы, либо в психушку попал, однозначно абсолютно».

РОМАНОВА: И ведь попадают?

СИНЯЕВА: Ну, естественно.

РОМАНОВА: Вы видели этих людей, которые лежат в психиатрических, уже взрослых, выпускников детских домов?

СИНЯЕВА: Ну, я в саму психиатрическую лечебницу не попала, но видела после.

РОМАНОВА: А как проходили съемки фильма? Были какие-то барьеры, что-то мешало получить истинную картину?

СИНЯЕВА: Безусловно, мешало. Но я вам могу сказать, что вообще фильм состоялся только благодаря моим личным связям, по-другому бы ничего не получилось. И я, конечно, благодарна всем моим друзьям, которые откликнулись, помогли. Это и «Радио России», программа «Детские вопросы», и просто даже друзья детства. Илья Юров, который сделал все, чтобы этот фильм состоялся.

Потому что я с этой бедой к ним пришла, я на самом деле пыталась: и президенту писала, и руководству нашего Первого канала писала, и они даже откликнулись, и, в общем-то, мы даже начали что-то такое делать. Но я поняла, что у нас вообще разные задачи, понимаете? Потому что я им про депривацию, а они мне говорят: «Вы знаете, нам нужны такие истории, четыре».

РОМАНОВА: Отмонтируйте.

СИНЯЕВА: «Четыре положительных, две отрицательных». Со своими дурацкими историями придумывают. Поэтому я пошла своим путем. И когда я приезжала просто в учреждения, в которых не было у меня этого личного контакта, там, конечно, очень-очень все напрягались. И самое интересное, например, разрешали снимать детей, разговаривать с детьми, но когда я подошла к бабушке, которая сидит на вахте – прибежали все: и директор детского дома, и опека, и все вокруг на меня.

Я говорю: «А что такое? Вы понимаете, театр начинается с вешалки, вот я просто хочу с человеком поговорить». Что-то такое может там через нее просочиться, понимаете, что меня надо срочно оттуда убрать…

РОМАНОВА: Всех остальных проинструктировали.

СИНЯЕВА: Директор: «Давайте я вам расскажу». Ну…

РОМАНОВА: Откровенную правду, наверное, до конца и не удалось получить.

СИНЯЕВА: Я так думаю, что достаточно удалось. По крайней мере, по рассказам, по разговорам, которые я знаю, я все-таки зацепила основное. И я помню, эта директриса этого детского дома сказала, что: «Вы понимаете, у нас, конечно, не тюрьма, но у нас закрытое учреждение». Вот это основной такой постулат – то, что у нас закрытые учреждения. Вы понимаете, что там творится за этими стенами – никому не известно.

РОМАНОВА: Но, тем не менее, фильм получился. И фильм очень серьезный. 1 час 29 минут, разбитый на две части, и досмотреть до конца сложно. Вот лично я, смотря этот фильм, порывалась несколько раз остановить его. Это невозможное обилие чувств, которое просто пережить даже тяжело. Как вы думаете, люди посмотрят?

СИНЯЕВА: Смотрят. И вы знаете, как ни странно, еще и говорят очень много: «Спасибо».

РОМАНОВА: Что открыли глаза?

СИНЯЕВА: Нет. Вы знаете, я думаю, что люди, которые немножко в курсе были, немножко в теме, они говорят, что, может быть, в конце концов, с этого что-то изменится. Потому что существует такое у людей понятие, что если ты не увидел чего-то своими глазами, то этого якобы не существует.

РОМАНОВА: И нет.

СИНЯЕВА: Да. И мне очень сложно было, очень много людей, и учителей, объяснять, что с Игорем. Я просто устала уже от этого, понимаете? Всем объяснять, и на меня так смотрят, немножко со странностью, думают… Нет, вы понимаете…

РОМАНОВА: Сын странный и мамаша у него такая же. А вот фильм вы показываете уже кому-то? Где его можно посмотреть?

СИНЯЕВА: Да, я его потихонечку так показываю. Вообще премьера намечена на 18 декабря в «РИА Новости». Понимаете, он от меня уходит. Я его еще не домонтировала до конца, но он уже как-то хочет своей жизнью жить.

РОМАНОВА: И он уже поехал по городам?

СИНЯЕВА: Да, причем так…

РОМАНОВА: Вы показывали. Какая реакция? Что говорят люди, просто посмотрев?

СИНЯЕВА: Мне лично, конечно, очень приятно то, что говорят, что все в десятку, и что очень правильно расставлены акценты. Есть люди, которые, конечно, не выдерживают и не хотят, в общем-то, поверить в это. И мне их просто жаль, я понимаю, что это очень тяжело переварить, потому что есть свое какое-то мировоззрение и стереотипы, которые сложились – и ты вдруг видишь, что на самом деле все не так.

Ну и, конечно, вот это чувство вины, которое все начинают сразу друг на друга переваливать. То, что: «Я не виноват». И у человека первое, что пробуждает этот фильм – это, в общем-то, совесть, которая задает ему, видимо, какие-то неприятные вопросы, этому человеку, и человек пытается как-то от этого уйти и защититься.

РОМАНОВА: А что ты сделал? А ничего. А я не виноват.

СИНЯЕВА: Я не виноват.

РОМАНОВА: А чиновники видели этот фильм? Кому-то показывали?

СИНЯЕВА: Тут, конечно, все гораздо сложнее, потому что многим отправили, и вроде бы даже как посмотрели – но тишина. У нас, я так думаю, что либо, если эта волна пойдет, только сверху, или совсем снизу. Я уже не знаю как.

РОМАНОВА: Снизу массово, да?

СИНЯЕВА: Да.

РОМАНОВА: Специалисты из детдомов видели? Те, кто там работает непосредственно, где вы снимали эти сюжеты. Вы им показывали?

СИНЯЕВА: Нет. Им я еще не показывала. А видели просто специалисты, видели психологи, неврологи. И вот это, конечно, самое шокирующее – то, что люди-специалисты, профессионалы, они не представляют, что происходит с детьми, ни с маленькими, ни с большими.

РОМАНОВА: Вы, по большому счету, им открыли глаза.

СИНЯЕВА: Надеюсь.

РОМАНОВА: На вот эту полную картину: от начала истории до ее окончания, от начала жизни в системе до физиологической, или фактической, или идеологической смерти личности.

СИНЯЕВА: Да, в общем-то, так.

РОМАНОВА: Как вы думаете, достучаться можно до небес?

СИНЯЕВА: Ну, я не знаю. Вы, может быть, подскажете мне, что мне сделать? Я не знаю. На Красной площади, может, что-нибудь прибить? Я уже не знаю, что нужно сделать, чтобы вот на это обратили внимание?

РОМАНОВА: Кому нужно показать?

СИНЯЕВА: Ну что мне нужно сделать?

РОМАНОВА: Почему нужно посмотреть этот фильм?

СИНЯЕВА: Ну, во-первых, потому что это рядом с вами. Это просто буквально-таки в шаговой доступности, так скажем, существует. И я, например, когда еду из своей Новой Москвы в Старую Москву, я проезжаю один психоневрологический интернат, один детский дом, один Дом ребенка. Я каждый раз, вы понимаете, смотрю, как люди мимо этого спокойно проходят, как мамашки играют с детьми, рядышком совсем, прямо на площадке. И я понимаю, что это невозможно, чтобы это существовало сейчас, в XXI веке, вот тут рядом с нами, с благополучными людьми. Просто так жить нельзя.

РОМАНОВА: И надо начинать что-то делать. Честно признаюсь, мне сегодня было нелегко говорить с Ольгой, потому что я нахожусь, и сейчас еще нахожусь под впечатлением от просмотра этого фильма. Я его посмотрела сегодня буквально за час до нашей встречи. И все, что хочется, естественное желание после просмотра этого фильма – это молчать. Молчать, как в реквиеме. Прямо вот совсем не хочется говорить, потому что страшно. Потому что страх той потери, которой пронизан весь этот фильм от начала до конца – имеешь ли ты детей и представляешь себе, не дай бог каким-то образом их потерять или с тобой что-то случится, и дети попадут в систему. Тех детей, которые живут рядом, и которых ты видишь вокруг, какие они беззащитные. Все оголяется, как нерв, как провода, которые в какой-то момент могут закоротить.

И вот важно, чтобы это ощущение… Я думаю, что оно будет как-то трансформироваться в моей личной практике уже. Важно, чтобы это ощущение пережили большинство людей, особенно тех, которые имеют к этой системе отношение.

Оля, вам огромное человеческое спасибо за то, что вы взяли на себя эту ответственность и за что, что вы дали возможность людям открыть глаза на то, что происходит с нашими детьми. Спасибо.

СИНЯЕВА: Спасибо вам большое. Спасибо, что вы обратили внимание, что вы неравнодушны, и я думаю, что мы вместе все, если соберемся вместе, мы все сделаем что-то.

РОМАНОВА: 18 декабря в «РИА Новости», а также следите за сообщениями, в том числе, и на нашем сайте. На сайте finam.fm мы постараемся дать информацию о том, где и как можно посмотреть фильм «Блеф, или С Новым годом!» Автор и режиссер – Ольга Синяева. Спасибо.

Источник: finam.fm/archive-view/9378/ .
 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ