О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
КОРДОЧКИН Андрей (протоиерей)
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

Александр Давыдович КОРНОУХОВ: интервью

КОРНОУХОВ Александр Давыдович

Александр Давыдович КОРНОУХОВ (род. 1947) - художник-монументалист, живописец, график, советник академии архитектуры, член-корреспондент академии художеств, преподаватель Суриковского Художественного Института: Видео | Интервью | Статьи.

ЖИВАЯ МОЗАИКА И ПОЗВОНКИ ВРЕМЕНИ

Мозаики А. Корноухова – значительное явление в современном церковном искусстве. Они удивляют масштабом, фактурой, интересными композиционными решениями. Предлагаем вашему вниманию интервью с мастером. Основная мысль Александра Давидовича, которую он не устает формулировать снова и снова - законы рынка приговаривают современного художника к мышлению в жестком формате камерных изолированных панно, что не способствует к вдумчивому взаимодействию с архитектурой, пространством и обществом.

- Александр Давидович, начнем с самого общего вопроса: сегодня много говорят о современной иконе. Но если взглянуть несколько шире: что такое, по-вашему, современное церковное искусство?
- В целом меня интересует не иконопись, а церковная архитектура, в которой работает художник. Меня это именно интересует, и не только потому, что это моя профессия (я много работал в секции монументального искусства еще в Союзе художников и занимался архитектурой), а потому, что в этом сосредоточился мой интерес в последние годы. Еще в 1989 году мне почти случайно подвернулась интересная работа – тимпан в кафедральном соборе в Тбилиси, где была когда-то роспись князя Гагарина. Эта роспись настолько обветшала, что сохранить ее было уже невозможно. Патриарх Грузии сказал, что хорошо было бы там что-то сделать. Я вдохновился и летом в своей мастерской в Москве сделал эту работу и после этого она была перенесена на тимпан. Это была моя первая работа для церкви.

- И не случайно, наверное, эта первая работа была связана именно с Грузией?
- Возможно. Еще когда мне было 19 лет, я попал на Кавказ. И меня так поразила древняя христианская культура Армении и Грузии. Она показалась мне настолько высока, что, не входя ни в какие тонкости религиозного характера, скажу: сама по себе она являла собой невиданную полноту. Эта культура есть плод существования человека на земле в этом роскошном пейзаже — армянском и грузинском. И когда Патриарх Илья II просто намекнул, что хорошо было бы сделать что-то для Тбилисского собора, это не был даже еще конкретный заказ, мне вдруг предложение показалось крайне интересным. Храм древний, V века, строился долго и много раз перестраивался. И я подумал, что можно было бы сделать такую работу, которая могла быть воспоминанием о V веке. В средние века авторитет рельефов зиждется на том, что они помещен в самые напряженные архитектурные конструкции: в арки, в паруса, в места пересечения опорных линий, на столбы.

- Это что касается принципа построения, а откуда вы брали иконографию? Откуда она к вам пришла?
- Здесь тоже есть некоторые ассоциации. Скажем, есть такая армянская иконография. Есть маленький храмик Агарцын, в Дилижанском районе, в горах, 6 км от дороги. Там тимпан – Богородица и два ангела. Тема близкая. Она в основном принадлежит Армении, но и в Грузии тоже встречается. И было интересно эту композиции делать – ее назвать полностью мозаикой нельзя, все-таки это ближе к рельефу, состояние, связанное с веществом, а никак не просто с цветом. Один и тот же камень – один пиленный, другой колотый, и блоки инкрустированы тем же камнем. Для меня это было важно, потому что колотый камень напоминает, что внутри, там, где есть забутовка, там камень находится в дикой форме, он отесан только снаружи. А рассказ о том, что внутри творится, для меня тоже было очень важным. Будем говорить, что такой техники тогда не было, на V век. Так никто, собственно, не делал. Делали рельефы. А здесь была применена мозаика, которая, как мне кажется, важна не вычленением ее как отдельной техники.

- И с этого времени вы подружились с мозаикой?
- Мозаику как технику нельзя вычленить в голую формулу, тогда она умирает, теряет полноту. А следы ее мышления интересно посмотреть в каких-то параллельных структурах – в рельефах, в архитектуре, в боковых отправлениях, без которых ее увидеть нельзя. Когда в XVII веке были организованы Ватиканские мозаичные мастерские, в которых стали делать цветоподражательные смальты, они должны были бы имитировать масляную живопись, желая поднять значение мозаики, это был последний пункт, когда она была, собственно, убита. Потому что лишилась вещества, превратилась в цвет, в рисунок поверхности, но как вещество и как личность камня она была убита. В истории этой техники я это называю концом мозаики, как мышления комплексного, полного… У меня были также пробы и не церковного характера, которые дали мне возможность именно так посмотреть на эту замечательную технику.

- Но с храмовым творчеством вы ведь не расстались?
- Да, затем был храм св. Митрофания Воронежского, и эта работа также мне показалась интересной, потому что я впервые встретился с криволинейными пространствами, которые мне наша монументальная работа официальная не предоставляла. И тогда пришла вторая мысль, также очень важная, что церковная архитектура имеет содержание уже и без художника. Она имеет полноту сама по себе. Это подтверждало сильное впечатление от армяно-грузинских храмов, а потом в дальнейшем я это увидел и у нас в Москве. Например, есть такой храм в Андрониковом монастыре, он сейчас без росписи, но он очень содержательный как форма. И потом окончательная мысль пришла, что художник только добавляет, а точнее - проявляет ту тему, которая уже есть в архитектуре, когда он расписывает храм или делает мозаики. Тема заложена в архитектуре церкви. Просто ее можно конкретизировать. И потому нельзя подходить к стене как к белому листу бумаги, а нужно попытаться увидеть тему, которая в ней есть. Это единая работа у художника и архитектора, единая работа с момента строительства храма.

Есть знаменитый Джвари в Грузии – маленький храм, так удивительно сидящий на вершине горы, явление удивительно значительное, при всей своей скромности. А вот храм Христа Спасителя, который мы видим здесь, у нас в Москве, производит иной впечатление. Он должен был обязательно получить новый цоколь, новый фундамент, новую базу. Меня все время волнует, почему храму Джвари совершенно не надо было возводить никаких особых цоколей! В пейзаже было в этот момент свободно, и поставили на этой горе храм, и гора воспела всю его высоту и величие вокруг на много десятков километров. А сейчас надо обязательно делать нулевой цикл, поддержку. В таких мы условиях.

- И что же вы вынесли из этих впечатлений? Что использовали в вашей работе?
- В следующей храмовой работе после были пробы применения дикого необузданного камня, довольно крупного формата, фоны закладывались крупно.

На меня сильное впечатление произвели мозаики Иордании. Там много маленьких храмов, от которых сейчас остались только полы. Там, наверное, мозаики служили тем, чем служат сейчас ковры в храмах: чтобы не были на физической земле нагие прихожане, которые приходят в Дом Божий. И эти мозаики интересны тем, как они ориентированы по странам света, в пространстве. И эти мозаики тоже выражают полноту организации маленьких церквей востока, которые, судя по мозаикам, имели даже какую-то самостоятельную деятельность. Это близко и к Каппадокии, где тоже мы видим невероятный образ полноты – при всем малом объеме храма как развертываются сюжеты, как это выполнено, как это ориентировано, как это связано с архитектурой – во всем есть чувство удивительной полноты! Это влияние было замечено еще и в древние века, например, в восточной Грузии Давидо-Гареджийский монастырь. Я так рад, что мне это удалось увидеть, потому что от всего этого такое чувство мощной радости! Например, там изображена трапеза на плоской стене, без всяких ясных ординированных канонов – это там должно быть, и это там есть. Трудно сейчас говорить в целом об этом ансамбле, там было землетрясение и неизвестно, что было на других стенах. Но как это написано на стене! Чувство полного синтеза с архитектурой (хотя от этих слов «синтез с архитектурой» тоже уже бесишься). Но дело здесь не только в гармонии с архитектурой, а просто единство с конкретным временем создания, со всей обстановкой. Это также конкретно и ясно, как пейзаж вокруг…

Там, как и в храме Джвари что-то очень естественное, невероятно естественное. И после увиденного в катакомбах, мне показалось, что роль художника должна идти на некоторое снижение, потому что художник, как правило, является самым главным препятствием в чувстве естественности и организованности храма. Я прошу прощения за эти слова.

- Не слишком ли вы суровы по отношению к художнику? Поймут ли вас ваши коллеги, да и зрители тоже?
- Попытаюсь сейчас немного пояснить. Художник - профессионал. С одной стороны очень высока роль профессионала-художника. Ведь то, о чем мы с вами говорим – это тоже дань художнику-профессионалу, ведь он заметил это, предположим. Но основные ошибки тоже идут от художника-профессионала. Сравним, например, с тем, что мы видим в катакомбах. Я думаю, что там далеко не художники это все делали. Чувство полноты и органики там настолько крупно, что профессиональный художник с этим часто и не справляется. Особенно, конечно, это видно и в самом Ватикане, хотя в Палаццо Апостолико есть масса интересного. Во-первых, диалоги со всеми временами, начиная с античной живописи. Не случайно в третьей лоджии появились карты всех стран, которые ознакомились с Евангелием. Явно бурный процесс диалога со всем миром. Это действительно так. Если посмотреть, то в целом Ватиканская архитектура великолепна, там есть удивительные решения, лестницы, что об этом говорить – классика! Но она в стилевом единстве держится где-то только до начала 20-х годов ХIX века. А продолжались строиться эти ансамбли вплоть до 60-х годов ХХ века. Все, что сейчас построено ну уж никак не может поддержать эту классику, дыхания не хватает, чтобы современная архитектура могла почувствовать дух этого ансамбля и быть ему соприродной.

- А с чем вам пришлось столкнуться, работая в Италии?
- У меня были очень странные примеры в жизни: был такой профессор по мозаики - Изотта Фиринтини, автор целого цикла исторических картин, связанных с мозаикой, хорошо понимающая специфику мозаики. Она сама из Равенны, попросила меня сделать что-нибудь для ее дома, для довольно роскошного дома. И в конце сказала: вы мне сделайте мозаику, которую можно было бы снять. И я спросил ее: чем же это обусловлено, почему же надо снимать мозаику? У вас такой замечательный фамильный дом. Она пожилой человек, вдова. Она сказала, что очень может быть, что мне окажется тяжело оплачивать такое большое строение, и я буду вынуждена поменять его на какой-нибудь более мне соответствующий домик. Я уже выдала замуж всех своих троих дочерей, поэтому я прошу вас: сделайте мозаику, которую можно будет забрать с собой. Это говорил последний из могикан, последний человек, который понимал, что мозаика очень связана со стенами, что, по сути, она переживает реберную мощь стены. Я просто рассказываю о болях в этой теме. Потому что эта такая тема, ведь я занимаюсь пограничной техникой, себя давно уже дисквалифицировавшей.

В Риме есть такой современный квартал, который был расположен симметрично на вершине горы. Это район Солариа Нуова, на севере города. Там архитекторы сделали такое здание-сад, которое является развитым архитектурным событием в пространстве и одновременно венчает этот холм церковью Сант Уго. В понятиях современного архитектора церковь – это монолитный бетон, жестко выдержанный, то есть, он везде монолитный и везде бетон. Это довольно большой приход, в нем 40 тысяч прихожан и семь священников, которые постоянно там живут. И вот они не выдержали этого монолитного бетона и тихонечко, как ласточки, стали что-то подштукатуривать, чтобы жить в каких-то помещениях. Но в целом все остается монолитным бетоном. И вот появилась идея – попробовать технику, которая могла бы связаться даже с монолитным бетоном. И мною там было сделано около 60 метров мозаик, испробована та технология, которая затем была применена в капелле. И там тоже прошла какая-то история развития. Ну вот, что нужно для того, чтобы сделать мозаику? В Москве, скажем, мне лично для этого нужна просто свободная куча материала, которая должна жить свободной жизнью выброшенного мусора, из которой я должен выбрать и заново реабилитировать камни, которые где-то, когда-то будут иметь свою образную нагрузку на стене. И мне нужно было создать опять такую свободную кучу, но уже в Риме. Как ее создать? Она создавалась следующим образом – в Риме есть древнее кладбище Верано, XVIII века, это в районе Университета, и с давнего времени оно обросло производством надгробных памятников, целым каскадом маленьких мастерских, может быть, их около сотни. Там я нашел остатки распиленных камешков. Это напоминает костер, который с маленьких былинок пытаешься разводить, так вот и я брал маленькие кусочки этих камней и пробовал из них сделать что-то первое. Можно сказать, что это такое верблюжье подножье Рима, потому что если в Риме нагибаешься, то поднимаешь какой-нибудь камешек, Вот первые мозаики и были сделаны из таких камешков.

Когда набралось некоторое количество таких материалов, достаточное, чтобы сделать церковь Сант Уго, я обратился в Тиволи, где идет разработка знаменитого травертина, из которого построен весь Рим с самого своего начала. Этот камень органического происхождения, поплотнее известняка, белый. Там очень мощные разработки. Я прикинул, какую кучу мне нужно создать, и там был размещен заказ на обрезки этого камня. Каждую минуту машина, которая пилит блоки камня, выкидывает очень много таких обрезков. И за две недели я получил несколько тонн длинных белых стержней. К этому были прибавлены всякие цветные обрезки. Этого материала мне хватило на три года. Было это очень дешево. Дешевле такой мозаикие ничего и быть не может. Просто из подножного камня. Как при рождении мы все знакомимся с деревьями, с травою, с природой, со зверями, так вот такой характер есть и у камня. Камень, он вечно бытующий материал, он может дать возможность познакомиться с первоисточником. Такое вещество камня.

- Бывает, что необходимо сбивать со стены то, что уже сделано?

- Да. Бывает, что надо и сбивать. И начинать все заново. Есть разные образы работы. Одна работа предусматривает тщательно проработанный эскиз, по которому затем могут работать даже со-товарищи вместе с автором или люди, которых можно пригласить просто за плату. А есть другой способ. Для себя я его называю античным. Почему? Вспомните греческие вазы, которые могли и долго существовать и быть расколотой тут же на куски. И вазописец работал, если можно так сказать, на песке – напишет, сотрет и опять нарисует. Когда есть определенная ясная концепция, ясный язык, разделяемый зрителем, тогда возникает такое качество, как импровизация. Просто импровизация не понятна. Но когда говорит ясным языком, это самое важно – тогда язык все определяет. Как в древнем стихосложении, темы были довольно определенные, и каждый поэт внутри известной темы ритмически что-то переставлял и этим являл себя, он свидетельствовал тему и свое видение ее. Так возникает традиционное искусство. И в этом ракурсе оно и интересно мне.

- А часто ли в таких импровизациях случаются ошибки? И не боитесь ли вы, что ваше произведение будет каким-то не таким, не соответствующим канону? Ведь в церкви все должно быть строго, образцово, безошибочно.
- Да ошибки случаются постоянно. В искусстве нельзя говорить о безошибочности. Но все ошибки здесь перебиваются одним нестатическим положением, когда начинается работа на стене, она являет собой суперреальность, которая может быть видна в миллионах разных вариантах. Но как только художник чувствует мотив этой реальности, с этого момента и начинается импровизация, и в этом случае она всегда будет доказуема и оправдана. Вот что важно. Какое-то организующее начало ведет художника, оно является стержнем его деятельности. И тогда все ошибки остаются где-то сбоку, они не так важны.

Мне кажется важным не реанимировать мозаику как технику, а возродить мышление древних мозаичистов, которое может быть применено даже в другой технике. Были же работы, которые невозможны сейчас не потому, что кризис жанра, а потому, что они не восстанавливаемы по ходу событий, по психологии участников. Просто все, кто участвовали в создании тех вещей, не только художники, они отличаются от нас. Когда я работал в храме, у меня были интересные впечатления даже с теми людьми, которые вовсе не были художниками. Если мы снова вспомним капеллу, здесь есть одна тайна, которая, может быть, меня и погубила. Там вместе со мной работал племянник моей супруги, Леван – молодой парень 24-х лет, крестьянин из Сванетии. Что он делал? Блестящие вещи! Я сделал только один образец стола, остальные столы сделал он. Сделал у некоторых персонажей руки. Часть архитектуры, также сделал он по моему рисунку. И здорово сделал. Во всяком случае, когда ему было что-то ясно, он мог работать в определенных рамках, не являясь большим профессионалом или виртуозом, он выполнял ту роль, которая являла свою полноту в этой работе. И я давно открыл такое свойство. Не то, чтобы этот Леван такой гениальный, а это оказывается, что все люди, которые рядом с нами такие гениальные, если они точно понимают, что им надо делать.

А ведь любой дом, даже если он и не построен гениальными архитекторами, интересен, несет в себе культурную информацию. У нас же, искренне желая сохранить "ветхие строения", сначала их уничтожают, потом вновь возводят, не соблюдая технологий прошлого, делая, скажем, известковые дома в бетоне и разрушая исторический образ здания. В Западной Европе об этом думают! Приходишь в типовой дом в Риме, а там деревянные балки, сохраненные с непонятных времен. И никто не боится, что все сгорит. У нас же все должно быть непременно в бетоне...

- Вернемся к началу разговора. Мозаика в храме выявляет полноту. Храм может, как вы говорили, существовать и без мозаики и фрески, в самой его архитектуре уже есть полнота. И что же нужно делать, чтобы все-таки не вносить мозаику извне, а родить ее изнутри, из идеи самого храма, конкретного храма? Ведь церковное искусство не может быть типовым, тиражированным, оно очень индивидуально, уникально. Это каждый раз неповторимое событие. Как уникален сам религиозный опыт. И это касается не только мозаики, но и любой монументальной росписи. Как же угадать этот образ?
- Все мы очевидцы одного явления – священник может исповедовать человека немощного, придет домой, к тяжелобольному человеку, лежащему в самой простой обстановке. И тот же священник может быть участником какого-нибудь грандиозного архиерейского богослужения. И там, и там совершается таинство, священнодействие. Все это имеет отношение и к убранству храма. Полнота есть и в малом виде, и в большом. Полнота есть и в княжеских храмах Руси, и в пещерных храмах Каппадокии. А бывают и обратные вещи. Например, всем известный храм Сан Марко в Венеции, там есть удивительные по красоте византийские мозаики и готические элементы. Но дело в том, что он доделывался вплоть до ХХ века, и в некоторых его частях создается впечатление ритмической перегрузки, будто что-то перезрело. Такое бывает, что искусство перезревает – уже давно можно было бы остановиться, а собор все продолжают и продолжают украшать. С каждым художником может случиться такое же.

- Как этого избежать?
- Что нужно от художника? То же, что и от архитектора – чувство уместности организации времени и масштаба. Мы начали разговор об иконе. А я не иконописец. Я не мыслю отдельной вещью – скажем, единичной иконой. Я стараюсь мыслить в масштабе всего храма, всего храмового пространства. Хотя я ощущаю, что не всегда вмещаю этот космос. И всем нам именно этого не хватает. Помню конференцию в начале 90-х годов, в Даниловом монастыре, посвященную храмостроительству. В фойе были предложены проекты новых храмов из разных мест России. И переход от советской эпохи к возрождению строительства храмов весьма интересен. Смотришь на такой проект, на нем написано: «Храм на 300 посадочных мест.» Или «Типовой храм для сельской местности № 1». Тут виден механизм мышления, и он вполне советский. То же у нас происходит и в иконописи, и в мозаике. И возникает не просто новодел, а китч. Откуда возникает китч? Современный греческий православный богослов Христос Яннарас так сказал о нынешней церковной живописи – это или новодел или откровенный китч, очень редко что выходит из этой палитры. Об этом надо задуматься, почему же это происходит.

- А у вас есть ответ на этот вопрос?
- Художник занимается простыми вещами – организацией пространства и времени. Этим же занимается и архитектор. И если этим заниматься, то китча не будет. Например, я могу написать икону, а как гвоздь забить в стену, не знаю. Значит, у меня нет никакого понятия о стене, никакого ощущения о храме, и я могу только внести туда эту икону, не более. Раньше мастер умел делать все. А сегодня, особенно в нашей городской среде, мало таких универсалов, которые умеют все. Может быть, в лучшем случае «рукастый парень», а в целом много потеряно от самого события рукотворного труда. Мы не можем дешифровать процесс, не понимаем, как построен храм. Я знал одного батюшку, молодого, симпатичного, который дал задание архитектору реконструировать храм и на пол локтя подвинуть стены. Какое же у него было мышление? А когда у него спросили: почему на пол локтя? Он ответил, что раньше была такая мера, локтями мерили. Все вроде бы правильно, ссылается на исторический опыт. Но самых базовых вещей не понимает, не чувствует, ведь храм от этого потеряет все свои пропорции, всю гармонию. Такое сознание. А это и есть китч. Когда что-то теряет свои соотношения, тут и появляется китч. Когда нарушено чинопоследование, если хотите.

Я был в Мурано, у господина Арсони, он наследник династии, которая с XII века ведала тайнами изготовления муранского стекла. Сегодня он делает свой бизнес на облицовке экстерьеров буддийских пагод и мечетей. Когда он полностью закрывает все золотом. И это тоже китч. И причина простая – у него в Мурано маленькая средневековая фабрика, каждый квадратный сантиметр там веками сложился и его нельзя расширить, потому что это остров. И он производит в ручную, в средневековых печах золотую смальту, которой потом заклеивает все фасады квадратными километрами. Да ему индустриально сделали бы это намного дешевле и проще! Это кризис его умения. Он добавляет соли свинца в смальту, она становится в два раза тяжелее, чтобы повысить расценки на ее производство. Но от этого смальта мертвеет. И уже много чего нет. Например, нет смальты пороза, которая внутри имеет маленькие воздушные пузыречки, ее уже нет. Он занимается китчем внутри культуры, которая развивалась с XII века. Когда мы говорим о культуре с венецианцами, они говорят, что покупают богемское стекло, а собственное производство венецианского стекла не рентабельно. Кризис. Хотя они все беременны тайнами древнего стекла XII века. Но эта тайна никому не нужна. Преуспевает какая-нибудь Финляндия, у которой никогда не было древнего производства, а она сейчас производит какое хотите стекло. И они свободны. Они не беременны историей и средневековой технологией.

- Это неизбежно? Что-то случилось с нашим временем? С нами?
- Прерваны позвонки времени. Но все же не везде. Вот грузины не хотят давать свои иконы в Америку. А почему? Я сам сделал несколько выставок грузинского искусства в Италии. И что же? На грузинское искусство скоро будут смотреть как на египетское. Оно уже не дешифруется, его не понимают. Смотрят в лучшем случае как на экзотику. Что-то красивое, но с чем связано – не понятно. У современного человека прерывается понятийный коридор. Вот в какой век мы живем. Вот это тема!

- Что же делать? Неужели положение так безнадежно?
- Знаете об этом надо говорить. Если наши искусствоведы будут задавать вопросы, писать, созывать конференции, ставить вопросы остро. Тогда может быть и художники подтянуться, ведь все люди живые, очень много чего понимают.

Все эти ценности - из-за нашей лени, безумной лени, нашей искусствоведческой лени, - так и не востребованы. Они где-то стоят. И никто о них не знает во всем мире. Обычно искусствоведы рассуждают так: я написал статью про Джвари, а я про Ачи. А тот-то не смеет этим заниматься, потому что я этим занимаюсь. На самом деле это смешно! Про эти богатства мир ничего не знает. Весь мир знает, что японцы прекрасно исполняют грузинские песни. А настоящие богатства никак не раскрываются, и скоро отобьется всякая охота это знать. При грузинском Патриархе есть группа молодых людей, которые делают копии со сванских икон. Но ни у кого ничего не получается. Почему? Сколько в Италии икон – множество раскиданы по храмам. А сколько в Сванетии икон – три, ну может быть, четыре десятка наберется. Все они в памяти. Они делались в период, когда у каждого крестьянина было по топору, по молотку, и эти иконы были в каждом доме, это было то, что было у всех. Сейчас это превратилось в мемориальную вещь, ушло в музей, и там встало, и уже никогда не вернется и так и будет стоять как прежде. Что делает молодой художник? Он с трепетом на эту икону смотрит и видит плоскую вещь. Он не может посмотреть на оборотную сторону, он не может понять ее в пространстве. Это можно увидеть только когда это делается на глазах, что называется, от котла. Когда зрение бинокулярно. А у нас нет такого зрения, мы видим икону только в одном ее положении - как бы одним глазом. И как же можно с этого сделать копию? Например, когда художник рисует, он каким-то образом соразмеряется со своим чувством вертикали, со своими соотношениями ритмическими, конструктивными, а здесь с чем же этот бедный копиист будет себя соединять, когда эта вещь одинока, одна? Там нет пути для познания иконы, потому что она в одном экземпляре, без среды.

- А в России как?
- Многое ушло безвозвратно. Возьмем Снетогорские росписи – такое напряженное пространство, каменный мешок, вдоль которого ты взором протискиваешься. Чтобы соединить одну сцену с другой, нужно обязательно перейти на другую сторону массивной стены, нельзя убыстрить события, таков процесс восприятия. И только по такому густому пути, почти лабиринту, пути, который не дает пространство твоему телу, ты должен следовать почти что коридором, только так и не иначе можно видеть эту живопись, которая была сделана именно к этим стенам. А современное сознание привыкло к комфорту, оно не может понять не комфортной ситуации.

Я одиннадцать лет работал в Институте этнографии, начинал с Чечни и с Ингушетии. И там оказалось, что самые древние столицы, древние поселения, которые имели преимущества перед поздними, они находились в самых неудобных местах – дальше от воды и выше по горе, где меньше травы. Там были самые значимые места. То же в верхней части Дагестана. Психология людей, живущих там, где нет шоссейных дорог, очень отличается от психологии людей, живущих там, где эти дороги есть. И отличается полным алогизмом. Любой американец, приехав в Россию, тоже скажет – эти русские, они все люди без логики. То же можно сказать про каких-нибудь верхних аварцев, они, уважая лошадь, не возили сено на ней, а носили на себе, женщины носили на спине охапки сена. Никакой логики с нашей точки зрения. На самом деле это определенная структура средневекового мышления, которая имеет свою причинную связь. Когда мы были в какой-нибудь ингушской или чеченской семье и был вопрос, связанный со временем – а что было с прадедом или о событиях. В этот момент, как правило, выходил молодой хозяин и говорил: знаете, эти вопросы ко мне, а не к моему отцу. Но ведь ваш отец, он жил дольше, но знает больше и точнее помнит. На эти вопросы отвечать буду я, потому что я – хозяин, а мой отец слаб и на эти вопросы ответить не сможет. Как вам нравится такая логика. Это не значит не уважение к отцу. Это значит, что каждое слово должно быть оправдано действием. И внутри этого не может быть музейного потребления вещи. Мы как относимся – о великий Рембрандт! Он знаменитый и конец. Нет, средневековое мышление сопереживало всякое событие, его величину и размер.

- Значит, человечеству нужно заново начинать переживать время, пространство, веру? Или мы обречены на китч?
- Я заметил простую вещь. Купил фильм по коптам – там Фиваида, монастырь св. Антония и прочее. И видно, что внутри иногда бывают такие простенькие иконы, даже бумажные. Но это такое пространство, которое не может дискредитировать даже внесение бумажной иконы. На меня это сильно подействовало. Все идет от самого главного – от чувства полноты и синтеза. Как в катакомбах, само состояние и пространство настолько серьезное, что могли вноситься любые вещи и они попадали в поле и в этом поле преображались. А у нас, как бывает – приходит в храм мастер, большой иконописец, приносит свою икону и ставит ее по центру. И тем самым говорит – вот это икона, а все остальное должно лежать ниц. Но пространство там еще не образовалось, а он пришел и поставил икону. Вот и разница.

Традиционный мастер старался не навязать архитектуре свое решение, а выявить и подчеркнуть заложенные в ней свойства и согласовать с ними свою работу. Это сейчас мы смотрим на строительство как на служебное действие, нас интересует только результат. Но оказывается, что 30 лет, ушедшие в XI веке на строительство Софийского собора в Киеве были крайне важны для создания его целостного образа. Как и во всяком большом творении все начиналось с поиска материала, создания вещества будущего храма. Сначала ставили печи для обжига кирпича. Следующей задачей было установление связи кирпича с известковым раствором. Кирпич обжигался в тех же печах, что и известь, в него добавляли уголь, а в известковый раствор - обожженный кирпич. Это сближало физические показатели кирпича и раствора и позволяло «сотворить» единую «плоть» храма, монолитный блок. Кроме того, кирпичи внутри стен располагались в пространственно-образном порядке, составляя кресты и другие символы, т е никогда не оставались просто сырьем, как современный бетон. Строительство храма Св. Софии имело определенные периоды, сравнимые с циклами роста человека: грудной ребенок, подросток, юноша и т д. Все 33 года строительство шло с необходимыми перерывами: решались временнЫе конструктивные задачи. Например, возводились стены, после чего следовал период усадки (от 3 до 5 лет). Как только клались своды, они сразу же блокировались опорами (контрфорсами). Но контрфорсы не вяжутся в единое целое со стеной, потому что строители ждут усадки. В конце все это соединялось «достраивалось» мозаиками и фресками.

А в XX веке в Риме был построен «римейк» храма святой Софии, он строился начиная от 40-х годов и вплоть до 70-х. История такая – уехал один униатский епископ из Львова, человек с большой душой, сумел организовать канадцев, американцев, которые дали деньги и все свои заветные мечты, какие имел, о храме он выполнил в Риме. По архитектуре он был заказан итальянцу, тот серьезно подошел к делу, изучил пропорции св. Софии в Киеве и попытался ее скопировать. Расписывал художник Мокрицкий и делал этот храм он тридцать пять лет. Когда Мокрицкий не смог продолжать работу, ее заканчивали итальянцы (там даже видно эти места). Когда туда входишь, то видишь, что все сверху до низу – в золоте. И все вроде правильно, по канону. Правда, итальянское прочтение все же отличается от русского: в римской копии все как бы утрировано, храм сделан из современных материалов. Причем, в киевской Софии, если помните, не все заполнено мозаикой, там есть и фрески. А здесь золотая смальта доходит чуть ли не до пола. Золота так много, что начинает от него тошнить. Вспоминаешь сказку о волшебном горшочке, который, который выдал каши слишком много, уже просто одна каша. И получился такой комплекс-мемориал. Он оброс капеллами, в которых изображены все знаменитые гетманы. Комплекс грандиозный. А прихода нет. Только несколько семинаристов. Иногда итальянские счастливые парочки приезжают туда венчаться, это модно – на фоне золотых мозаик. Правда, это их кормит. Многомиллиардная потрясающая идея. А зачем?

- Так что копии с древних храмов, икон, мозаик делать нельзя?

- Нельзя ничего мемориально потреблять. Невозможно увидя, скажем фрески XIV века, сказать: да это великолепно, повернуться к этому спиной и пойти своей дорогой. Все, что мы видим, должно наложиться на наш опыт, мы на это должны реагировать каждой клеточкой своего тела. Если этого нет, искусство превращается в покрашенный гроб. Все люди художники, нет ни одного человека, кто бы не был художником. Если он отказывается, говорит – нет, я не компетентен, он врет. Китч делают не люди с плохим вкусом (таких людей просто нет), а тот человек, внутри которого не кончен какой-то разговор, он не довел его до конца, он сознательно отвернулся. И здесь уже нужно говорить не просто о плохом вкусе, который может быть как беда, ну не дано что-то этому человеку. Нет, мы должны уже говорить о вине художника. А это важно, это две разные вещи. В человеке может не хватать полноты, то есть если человек рассчитывает на какие-то события, которые не имеют времени на развитие, вот это уже беда. У нас отсутствует ощущение долгого времени, вечности, если хотите, это и есть дурной вкус. Когда у нас ничто не определено, ничто ни на что не накладывается, не имеет причинности внутри себя. Никак не соединено со временем. Важен ценностный момент времени. И время привносит свои изменения.

Беседовала Ирина Языкова
Источник:  artemorte.livejournal.com/186841.html  .

 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ