О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
КОРДОЧКИН Андрей (протоиерей)
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

ДВОЙНАЯ ПРОБЛЕМА ЗАКОНОВ ПРИРОДЫ

Алексей Владимирович БУРОВ (род. 1956) - кандидат физико-математических наук, философ, научный сотрудник Национальной ускорительной лаборатории им. Ферми, США: Наука и Религия | Видео | Интервью | Статьи | Аудио | Фотогалерея | Публицистика.

Задачей науки, как известно, является отыскание законов природы, позволяющих как объяснить многообразие наблюдений, так и предсказать новые. Задачей является отыскание логики, скрытой за явлениями, логики, задающей их течение и свойства. Наука стремится от-крыть это сo-крытое, поэтому законы открываются, are dis-covered. Понимание истины как открытия сокровенной сущности заложено и в греческом слове αλ?θεια, истина, в буквальном смысле и означающего отрицание (α-) сокрытости, или покрытости забвением, λ?θη. К Пифагору восходит учение о том, что эта скрытая сущность есть некое гармоническое единство, которое может быть выражено на языке чисел. Когда Галилей утверждал, что природа есть книга, написанная на языке математики, он выражал старое пифагорейское кредо. То же самое можно сказать и о Дираке, чье главное убеждение состояло в том, что “законы природы выражаются прекрасными уравнениями”, и об Эйнштейне, утверждавшем что вообще главным двигателем научного познания является пронизанная “космическим религиозным чувством” вера в скрытую рациональность природы. Когда законы природы найдены, когда теории, исчерпывающие явления, сформулированы и логически сведены воедино, к некой единой теории всего, задача фундаментальной науки заканчивается. Какой бы, однако, ни оказалась эта искомая единая теория, она будет иметь следствиями уже найденные физические теории, получая их как некие свои частные предельные случаи. Хотя человечество и не обладает, и, возможно, никогда не будет обладать единой теорией всего в ее полноте, оно уже обладает множеством ее предельных случаев, конкретных теорий - классической и квантовой механикой, общей теорией относительности, стандартной моделью, и другими. Законы природы открываются в виде довольно сложной и специальной логической, математической структуры. По мере ее выявления, с неизбежностью возникает вопрос: почему именно эта, а не какая-то другая теория задает порядок мироздания? В принципе, можно себе представить вселенные, заданные какими угодно математическими конструкциями. Из их бесконечного множества только одна определяет нашу вселенную. Так почему же именно она, а не другая? Что или кто ее выделил, на каком основании, благодаря чему? 

Таким образом, законы природы становятся проблемой, но уже не в привычном научном контексте их отыскания, открытия, а как то, что само требует объяснения. 

На иллюзорность того объяснения мира, что не идет дальше законов природы, указывал Людвиг Витгенштейн в своем Логико-философском трактате: "В основе всего современного мировоззрения лежит иллюзия, что так называемые законы природы являются объяснениями природных явлений. Таким образом, люди останавливаются перед естественными законами, как перед чем-то сакрально-неприкосновенным, как древние останавливались перед богом и судьбой. И они одновременно правы и не правы. Но древние были яснее, поскольку они признавали один ясный предел, в то время как новые системы представляют дело так, как будто все объяснено." (1921) 

Признание некоей весьма сложной и специальной математической структуры предельным суждением о мире, не подлежащим дальнейшему вопрошанию, не допускающим разумного основания своего бытия, есть утверждение о неразумности этого основания, то есть об абсурде как основании мира. Подобный предрассудок уничтожает смысл фундаментальной науки, унижая значение разума, подчиненного этим предрассудком абсурду. 

Но если не отказывать разуму в его праве искать объяснение фундаментальным законам физики, то какими же могут быть ответы, и есть ли надежный способ установления ложности хотя бы некоторых из них? Об этом еще поговорим. 

Эта статья продолжает размышление о природе законов природы, начатое нами, моим сыном Львом и мной, в конце ушедшего года, в “Двойной проблеме законов природы”. 

Статья “Двойная проблема законов природы” обозначила законы природы как непонятное. Не как отчасти известное, а отчасти нет, к чему мы привыкли, не как то, чем все объясняется, что тоже довольно привычно, а как то, что само требует объяснения. Часть законов найдена, часть нет - это уже не так важно в этом не слишком привычном аспекте. Так или иначе, законы объективно есть, они задают движение материи, которое им и подчинено. Все эти законы, открытые и нет, мы можем рассматривать вместе, в их гармонической совокупности, как Единую Теорию Всего. И вот, глядя на Теорию Всего, это полное теоретическое древо, мы можем удивиться - а почему же логическая структура нашего мира, его материи, задана именно этим древом разума, а не каким-то другим? Почему, скажем, сила всемирного тяготения падает как обратный квадрат расстояния, а не как-то иначе? Почему бы ей не падать по какому-то другому закону, или почему бы ей вообще не расти, или не колебаться как-то? Да и вообще - почему вообще должен быть какой-то закон? 

На последний вопрос ответ лежит на поверхности. Если в мире нет закона, нет стабильной долгосрочной регулярности, то и жизни там быть не может, не говоря уже о разуме, и спрашивать о такой вселенной было бы некому. Ведь жизнь и сама есть некая долгосрочная регулярность. Ну и дальше это рассуждение можно развить. Жизнь есть сложная регулярность, основанная на определенном конструкторе из зацепляющихся типовых элементов, атомов. Для нее требуется достаточно широкий ассортимент хорошо сцепляющихся атомов. Из атомов типа бильярдных шаров, например, ничего не построить - вселенная типа бильярда была бы совершенно неинтересной. 

Сделаем еще один шаг - предположим вселенную типа нашей, но состоящую не из бильярдных шаров, но из атомов водорода. С одними такими атомами тоже, однако, не особо разгонишься. Из них ничего, кроме молекул водорода, H2, не построить. А молекулы водорода уже ни за что не цепляются, они вроде гладких гантелек, из которых уже ничего не собрать. Правда, при достаточно низкой температуре, ниже 14 градусов Кельвина, водород образует еще одну супер-молекулу - гексагональный кристалл. Но это не меняет дела, из этих двух молекул ничего интересного все равно не складывается, набор слишком скуден. Жизнь требует сложных текстов, а, значит, достаточно большого алфавита, набора атомов-букв, которые могли бы соединяться в строки. 

Это, на вид простое, требование на самом деле довольно жестко. Например, оно чувствительно к отношению масс протона и нейтрона. В нашем реальном мире эти массы различаются примерно на 0.1%, нейтрон чуть тяжелее. Если бы дело обстояло наоборот, тяжелее был бы протон, никаких атомов бы не было вообще - все протоны распались бы на нейтроны и позитроны, и вселенная была бы совершенно бесплодна. Если бы нейтрон был тяжелее не на 0.1%, а в несколько раз больше - тоже ничего хорошего не случилось бы: в такой вселенной не было бы нейтронов, которые все распались бы на протоны и электроны. В итоге никаких атомов, кроме водорода, не было бы. А из одного водорода, как уже отмечалось, каши не сваришь. На этом примере видно, что возможность построения жизни требует тонкой настройки законов природы, они должны быть заточены под жизнь. В рассмотренном примере с массами протона и нейтрона, эта настройка должна быть на уровне 0.1%. 

Согласно Полу Дэвису, “Сегодня среди физиков и космологов существует широкое согласие относительно того, что Вселенная “тонко настроена” на жизнь (fine-tuned)". Как заметил Стивен Хокинг: "Законы природы, насколько они нам известны в настоящее время, содержат много фундаментальных констант, вроде заряда электрона [постоянной тонкой структуры] и отношения массы протона к массе электрона. … Замечательный факт состоит в том, что эти константы представляются весьма тонко подобранными для обеспечения развития жизни." 

Алексей Цвелик отмечает недостаточность понятия “тонкой настройки” как только настройки констант, поскольку “число условий, налагаемых возможностью жизни, значительно превосходит число фундаментальных констант, а потому выполнение этих условий требует прежде всего правильного выбора фундаментальных принципов физических законов, а не только тонкой настройки констант.“ 

Здесь наше вопрошание о законах природы - почему они таковы, а не какие-то другие? - подходит к важному пункту. Сама возможность жизни и разума требует неких весьма специальных законов. В случае произвольных законов жизнь не зарождается, и спрашивать о законах некому. Сама наблюдаемость вселенной ставит некий фильтр на ее законы. А раз так, то возникает два новых вопроса. Во-первых, кем или чем этот фильтр поставлен? А во-вторых, достаточно ли этого фильтра жизни и разума для объяснения законов вселенной, для ответа на вопрос почему законы именно таковы? Не может ли так оказаться, что жизнь и разум возможны только при тех законах, что и реализованы в нашей вселенной? Если признать, что фильтр поставлен неким Сверх-разумом, то чисто научная мысль на этом закончится, проблема будет переведена в пространство философии, соединяющей естествознание и теологию. На такую границу своего познания наука может согласиться только в том случае, если будет убедительно показано, что никуда не деться, ее граница именно здесь. Но как же может быть по-другому? Разве могут весьма специальные, тонко-подобранные законы возникнуть сами собой, а не как специальный замысел? 

А что, собственно, значит - “сами собой”? Например, это может означать - как следствие из какого-то закона более высокого уровня. Допустим, что так. Но тогда вопрос о природе законов не решается - он просто переносится на этот более высокий уровень. В таком случае, то учтем этот высокий супер-закон в полном списке законов, и снова спросим то же самое - каков же источник всей этой специальной структуры законов? Почему она такова, а не иная? Что же тогда еще может быть источником специальных тонко настроенных законов природы, если не запредельный миру творческий Ум? Да вот стоит предположить, что вселенная не одна, а их бесконечно много, что есть мультиверс, со всеми мыслимыми законами природы, как проблема снимается. Нет тогда никаких особенных законов, никто и ничто законы нашей вселенной не выбирал, они есть не более чем случайная реализация одной из бесконечных возможностей этого хаосогенеза. Эта идея предлагалась разными авторами; в наиболее строгой форме - Максом Тегмарком (1998, 2007). Тегмарк предположил, что существует бесконечный набор вселенных, мультиверс, реализующий все мыслимые законы природы. Специфика нашей вселенной снимается: все что мыслимо математически, существует физически. Мотивацию и принципы такого хаосогенеза он передает следующим образом: 

"Если единая теория всего существует и однажды будет открыта, то все равно остается неудобный [embarrassing] вопрос, подчеркнутый Джоном Арчибальдом Уилером: Почему реализованы именно эти уравнения, а не другие? Может ли действительно некая фундаментальная необъяснимая онтологическая асимметрия быть встроенной в самое сердце реальности, разделяя математические структуры на два класса: входящие и не входящие в физический мир? В конце концов, математические структуры не созданы и не существуют ‘где-то’. Они просто существуют. В качестве способа выпутаться из этих философских проблем, я предположил, что имеет место полная математическая демократия: что математическое и физическое существования эквивалентны, так что все математические структуры имеют один и тот же онтологический статус." (“The Mathematical Universe”, 2007) 

Следует отметить, что сам по себе хаос не может произвести что либо, такое попросту немыслимо. Хаос может лишь участвовать в генерации чего-либо, являя себя посредством неопределенности. Гипотеза Тегмарка не является здесь исключением: она предполагает, что все существующие миры основаны на осмысленных математических структурах вроде разнообразных групп симметрий, математических полей, алгебр, наборов уравнений и т. д. Она также предполагает возможность хотя бы некоторым из этих структур породить наблюдателей, воспринимающих как математические структуры сами по себе, так и задаваемый структурами физический мир. Хаос входит в модель Тегмарка как тотальность всех математических структур, имеющих, что важно, один и тот же онтологический статус. Особенной модель Тегмарка делает минимальность ее допущений. Именно поэтому мы отождествляем в дальнейшем его “математическую демократию” с хаосогенезом. Для объяснения специфики наших законов природы, к мультиверсу Тегмарка следует применить “слабый антропный принцип”, звучащий почти тавтологично: наблюдаться могут лишь те вселенные, где зародился наблюдатель; этот принцип и отбирает в полном мультиверсе узкий класс тонко настроенных вселенных. Таким образом, тонкая настройка получает, казалось бы, научное объяснение. Несмотря на то, что в бесконечном наборе вселенных лишь ничтожная их порция была бы тонко настроенной на жизнь и сознание, вероятность наблюдения тонкой настройки вселенной равна единице. Ничто, кажется, не противоречит хаосогенезу - допущению порождения законов природы случайным выбором из равноправных структур Тегмарка, с последующей селекцией антропным принципом. Но так ли это, не упускается ли этим рассуждением нечто существенное? Неужели действительно наблюдаемая Вселенная не содержит ничего, что с научной определенностью исключало бы случайность ее законов? И вообще - опровергаем ли хаосогенез хоть каким-то мыслимым наблюдением, иными словами, научна ли вообще эта концепция? Брайан Грин, один из известных струнных теоретиков и космологов, в этом убежден до такой степени, что даже не считает нужным особо останавливаться: 

"...я не принимаю идей, которые невозможно осмысленно проверить на эксперименте или в наблюдениях, я их не принимаю не в силу человеческой слабости и технологических ограничений, а по причине внутренней природы таких гипотез. …полномасштабная версия полного мультиверса [Тегмарка] оказывается в таком положении. Если учитывается абсолютно каждая возможная вселенная, то тогда совершенно неважно, что мы наблюдаем и какие эксперименты проводим; окончательный мультиверс кивнёт и одобрит наш результат.” (“The Hidden Reality: Parallel Universes and the Deep Laws of the Cosmos”, 2011)

В отличие от Брайана Грина, авторы этой статьи убеждены в противоположном - в том, что гипотеза Тегмарка не только может противоречить наблюдениям, но и уже противоречит им. Как это ни покажется удивительным, хаосогенез строго исключается, и не на основе определенной религии или метафизики, но научно. О том, каким образом это совершается , пойдет речь в следующей статье. 

Происхождение Космоса 

Предлагаем последнюю, третью часть статьи о “природе законов природы”. Мы смотрим здесь на законы природы, найденные, еще не найденные, и навсегда сокрытые - как на нечто единое, как на полную логическую структуру Вселенной. И вот, мы удивляемся ей - почему эта структура именно такова, а не какая-то иная? Другими словами, мы смотрим на законы природы как на нечто, требующее не открытия, не применения, но объяснения. В поисках ответа на этот вопрос, задававшийся, в частности, философом Людвигом Витгенштейном и физиком Джоном Уилером, проф. MIT, астрофизик Макс Тегмарк (последний ученик Уилера) предложил гипотезу “математической демократии”: все, что допустимо математически, существует физически; ни одна математическая структура перед другой ничем изначально не выделена, они все равноправны. Иными словами, Тегмарк предположил существование бесконечного множества вселенных, мультиверса, каждая вселенная которого подчинена какому-то набору непротиворечивых логико-математических принципов. Есть пустая вселенная, подчиненная всего лишь условию 0=0. Есть та, что полностью задана правилами арифметики целых чисел, или какой-то геометрии, Евклида или Лобачевского, и так далее. Есть там и наша вселенная, со всеми ее законами, есть все, что можно помыслить математически непротиворечиво. В качестве аналогии, мультиверс Тегмарка можно представить в виде полного набора всех мыслимых грамматически корректных и логически непротиворечивых текстов. Лишь в малой части таких текстов есть персонажи, наблюдатели - только такие тексты и “наблюдаемы” изнутри. Каким образом персонаж повествования приобретает реальное существование, реальное сознание, а математические структуры приобретают  материальную плоть - Тегмарк не рассматривает, оставляя этот вопрос за скобками, допуская, что как-то такое чудесное превращение происходит. Если последовать вместе с ним за этим сильным допущением,  то, казалось бы, все что угодно может быть объяснено: любые законы природы в равной мере приняты мультиверсом Тегмарка -ведь там есть все, что угодно. На этом основании ее кажущейся ненаучности гипотеза Тегмарка отвергается другим известным физиком-теоретиком, Брайаном Грином. Последующий текст имеет задачей показать, что Грин неправ: гипотеза Тегмарка не только в принципе опровергаема посредством определенных наблюдений, но и уже должна быть отброшена как противоречащая твердо установленным фактам. 

Космический наблюдатель 

Слабый антропный принцип, о котором шла речь в предыдущей части этой публикации, вводит фигуру наблюдателя, но не придает значения масштабу наблюдения, не специфицирует, что и каким образом наблюдается. Наблюдатели, будучи сознательными существами, по необходимости наблюдают свое пространство жизнеобеспечения, имея по крайней мере эмпирическое знание о нем. Однако этот род знания не имеет ничего общего с теоретическим познанием Большого Космоса; первое никоим образом не означает второе. Имеет смысл различать простых, минимальных, эмпирических наблюдателей и наблюдателей космических, открывающих теории Большого Космоса, рассматривающих Вселенную на сверхмалых и сверхбольших масштабах, значительно превосходящих масштабы пространства жизнеобеспечения. Переход из нормальных наблюдателей в космические требует не только возможности их духовного роста, но и определенных свойств самой вселенной. А именно, мир должен быть теоретически познаваемым в большой космической шкале, должен быть теоретизируемым. Другими словами, возможность появления космического наблюдателя требует от вселенной весьма специальной логической основы, соединяющей в себе два противоборствующих качества: она должна быть достаточно проста для понимания и вместе с тем достаточно богата сложными порождаемыми  структурами для самой возможности жизни и сознания.  Помимо качественной характеристики теоретизированности наблюдений, их характер может быть описан и количественно, как безразмерный параметр зрелости наблюдателя, выраженный отношением масштабов самых больших из наблюдаемых объектов к самым малым. Для современного человечества этот параметр является поистине космическим, составляя примерно 10^45 (единица с сорока пятью нулями): столь велико отношение размера наибольшего объекта физики, самой Вселенной, размером ~10^26м, к наименьшим, топ-кварку и Хиггс-бозону, локализованных примерно на ~10^(-19)м. 

Условие элегантности 

Теоретизируемость, достаточная простота законов, не представляется необходимым условием существования наблюдателя,  антропного принципа. Действительно, последнее условие локально, требуя чего-то вроде годной к жизни планеты где-нибудь в глубинах вселенной. Первое же условие, напротив, глобально, требуя элегантных законов в большой космической шкале. Локальные условия, однако же, не влекут глобальных. Так как теоретизируемость есть специальное жесткое функциональное требование, отдельное от антропной селекции, мы вынуждены заключить о крайней маловероятности наблюдаемой вселенной оказаться теоретизируемой. Таким образом, теоретизируемость, установленная со времен Ньютона, казалось бы, уже  с тех пор опровергает хаосогенез.  

Однако же, это опровержение оставляет возможность для возражения. Дело в том, что в таком виде оно не количественно, в нем нет никакого параметра точности открываемых теорий и параметра толерантости антропного принципа. Хотя и трудно представить, что умеренная модификация, скажем, общей теории относительности на расстояниях превосходящих размер Солнечной Системы драматически бы понизила вероятность возникновения жизни во вселенной, такая связь не может быть исключена. Именно этот аргумент возможности сильной корреляции между слабым антропным принципом  и теоретизируемостью был недавно предложен Андреем Линде: 

"… инфляционный мультиверс состоит из мириадов вселенных со всеми возможными законами физики и математики в качестве законов природы каждой из них. Мы можем жить только в тех вселенных, где законы физики допускают наше существование, что требует возможности надежных предсказаний." (“Why Is Our World Comprehensible?”, in “This Explains Everything”, Ed. J. Brockman, 2012)

Давайте примем на время эту спорную гипотезу о необходимой связи антропности и теоретизируемости, и попробуем оценить насколько сильно законы природы могли бы отклоняться от идеальных для жизни, так, чтобы в такой вселенной мы все-таки могли бы жить.  Линде предлагает антропный принцип как якобы возможное объяснение элегантных законов природы - но выдерживает ли эта гипотеза критику? Если наши законы порождены случайным элементом тегмарковской демократии всех умозрительных структур, все мыслимые вариации вокруг заданных жизнью законов реализуются, при условии, что иx амплитуда приемлема для жизни.  Поскольку в тегмарковском мире доминируют сколь угодно сложные структуры, это означает, что наблюдаемые законы природы должны содержать некий шум, амплитуда которого задана антропным ограничением. Для оценки этого ограничения можно принять в расчет, что наиболее жесткие пределы на относительные вариации фундаментальных констант, полученные в анализе тонко настроенной вселенной, составляют примерно одну тысячную, 0.1%. Таково, например, ограничение на вариацию отношения массы протона к массе нейтрона, накладываемое требованием существования атомов. Где-то на этом же уровне одной промилле находится предел нашей чувствительности к температуре тела (треть градуса), массе (сотня-другая граммов), росту (несколько миллиметров), и другим параметрам. 

Поскольку мы рассматриваем здесь проблему функциональной точности, много более жесткие космологические ограничения на начальные условия Большого Взрыва (подробнее о них - Пенроуз, "Дорога к Реальности") не переносятся на эти шумовые вариации. Таким образом, можно заключить, что, согласно имеющимся оценкам, антропная селекция установила бы границу тегмарковского “шума” законов природы в районе 0.1%. Будь предположение Тегмарка верным, сравнительно простые формулы законов природы имели бы точность не лучше этой антропной селекции. Известно, однако, что реальная точность хорошо установленных фундаментальных теорий на много порядков лучше этой антропной границы; в этом масштабе фундаментальные теории попросту абсолютно точны. 

Действительно, многолетние наблюдения слабого уменьшения периода обращения двойной нейтронной звезды PSR 1913+16 “подтвердила общую теорию относительности Эйнштейна с точностью 10^(-14) (единицы, деленной на сто тысяч миллиардов), не имеющей прецедента при сравнении с теорией  результатов наблюдения какой-либо системы”, пишет Роджер Пенроуз ("Дорога к Реальности").  Другая рекордная демонстрация точности теории относится к квантовой электродинамике: теоретически предсказанная величина магнитного момента электрона согласуется с его последним экспериментальным измерением с точностью до двенадцати знаков; число этих знаков растет вместе с возможностями эксперимента. 

Эти невероятные точности проверок фундаментальных законов, достигнутые благодаря искусству эксперимента, показывают, что элегантные математические формы, открываемые в качестве законов, не могут быть случайными выборками из бесконечного множества математических структур, совместимых с антропным принципом. Случайное совпадение подобного рода только в случае магнитного момента электрона имеет вероятность 10^(-12)/10^(-3) = 10^(-9). Принимая во внимание все множество экспериментов по проверке фундаментальных законов, следует заключить, что неиллюзорность простых математических форм в качестве законов природы доказана с такой точностью, как никакой иной тезис. 

Идея мультиверса была в значительной степени мотивирована стремлением найти научное объяснение тонкой настройке Вселенной: если Вселенная единственна, то никакого иного объяснения ее тонкой настройки, кроме целенаправленного Творения, нет. Для единственной Вселенной, ее тонкая настройка слишком точна для научного объяснения; однако, для мультиверсного хаосогенеза антропное ограничение, напротив, слишком слабо, чтобы объяснить элегантность форм разума, определяющих логическую структуру Вселенной.

Пифагорейская Вселенная 

Провозгласив в начале своей статьи полное равноправие всех математических структур, их “полную демократию”, ближе к концу текста Тегмарк замечает разобранное выше противоречие этой гипотезе: “наши физические законы представляются довольно простыми”. Пытаясь выйти из положения, он без лишнего шума прощается с пышно объявленной демократией, заменяя ее аристократией простых математических форм. Этот тихий переворот осуществляется им взятым с потолка предписанием учитывать сложные структуры с весовым фактором, экспоненциально подавляющем их демократические права. Почему права сложных структур оказались подавлены, подавлены так, а не иначе, кто или что осуществило такую селекцию - Тегмарк уже не обсуждает, продолжая далее рассуждать таким образом, будто ничего особенного не произошло, никакого крушения исходных демократических намерений не случилось. Оно, однако же, случилось, даже если автор и предпочитает умолчать об этом. Случилось, и как результат, “неловкий вопрос” об источнике восстановленного онтологического неравенства математических структур возвращается ровно на то же место, где он и был для единственной Вселенной. Это несоответствие демократических намерений Тегмарка аристократической реальности было отмечено Александром Виленкиным: 

"Предложение Тегмарка, однако, сталкивается с основательной проблемой. Число математических структур возрастает с их сложностью, так что типичные структуры должны быть ужасающе громадны. Это обстоятельство представляется противоречащим простоте и красоте теорий, описывающих Вселенную." (A. Vilenkin,, “Many Worlds in One: The Search for Other Universes”, 2006).

Итак, наиболее фундаментальные законы природы не могли появиться в результате случайности. Они не могли быть также заданы какими-то иными законами, так как в этом случае они перестали бы быть наиболее фундаментальными, и тот же самый вопрос был бы перенесен на более высокий уровень. Следовательно, приходится заключить, что законы природы явились результатом целесообразного выбора. Вселенная, в которой мы себя обнаруживаем, весьма специальна не только потому, что допускает наше существование, но также потому, что она открывается как теоретизируемая посредством принципов и математических структур, одновременно простых и богатых по следствиям.  Чтобы жизнь и сознание оказались возможны, логическая структура Вселенной не должна быть слишком проста, будучи способной к порождению разнообразных материальных структур. С другой стороны, законы должны быть достаточно просты, дабы их могли открывать появляющиеся во Вселенной разумные существа.  Чуть проще законы - и Вселенная оказывается бесплодной. Чуть сложнее - и она непознаваема. Чтобы удовлетворить этим противоположно направленным требованиям, законы должны быть выбраны в какой-то очень специальной компромиссной форме. Столь особенная Вселенная, в которой мы себя обнаруживаем, заслуживает подходящего термина, и мы не видим ничего лучшего, чем называть ее Космосом или пифагорейской Вселенной, в честь пророка теоретического познания, отчеканившего такие слова как “Космос” (порядок, красота), теория (созерцание), философия (любовь к мудрости). 

Поскольку хаосогенез, ограниченный лишь антропным принципом, есть единственный путь для последовательно-научного решения проблемы космогенеза, его опровержение означает, что проблема космогенеза не имеет решения в рамках науки. Любой научный подход к этой проблеме потребовал бы специфического набора аксиом, совместимых не только с антропным принципом, но и с космизмом Вселенной, с ее космической наблюдаемостью, обусловленной элегантными математическими формами, задающими ее логическую структуру. Вопрос о том, почему эта, а не другая логическая структура задает Вселенную не может быть рассмотрен в рамках науки. 

Начиная с Пифагора, предметом веры небольших рассеянных по свету групп и отдельных личностей было то, что Вселенная задана  скрытой гармонией математических форм, что “фундаментальные законы природы выражаются прекрасными уравнениями”, как писал Поль Дирак. Теоретическая наука была инициирована и питаема этой верой с ее “космическим религиозным чувством” (Эйнштейн), вдохновляя научное познание в течение двух с половиной тысячелетий.  Все без исключения великие теоретические прозрения, от гелиоцентризма и классической механики до релятивизма и квантов происходили как догадки на основе неких фундаментально простых принципов типа законов сохранения, эквивалентности или симметрии. Отмеченный выше размах научного познания в 45 порядков величин с более чем десятью знаками совпадения теории и измерения в некоторых экспериментах позволяет заключить о научном подтверждении того, что рассматривалось как предмет веры двух с половиной тысячелетий: сегодня пифагорейность Вселенной есть уже установленный факт. Другими словами, существование платоновского мира элегантных математических форм, задающего логическую структуру материального мира, научно подтверждено с точностью, на много порядков величин превосходящей точность любого конкретного научного утверждения. 

После двух с половиной тысячелетий со дня своего рождения, фундаментальная наука достигла степени зрелости, позволяющей двойное подтверждение своей веры: пифагорейская вера подтверждается, во-первых, как исполнившееся пророчество, и, во-вторых, по своим плодам - как доброта дерева подтверждается добром своих плодов.  

Три мира, две тотальности 

Пифагорейские формы открываемых законов природы говорят о том, что цель фундаментальной физики, единая теория всего, как минимум, содержит значительное пифагорейское ядро. Каковой бы ни была, однако, эта единая теория, она не сможет служить последним ответом на вопрос о порядке существующего, поскольку она  может быть лишь одной из бесконечного числа математических структур, она не составляет тотальности, оставляя открытым вопрос, почему она, а не другая теория легла в основу мироздания. Есть только две тотальности, к которым можно было бы сводить последнюю причину, фундаментальный исток законов природы -  тотальность хаоса и тотальность совершенного трансцендентного Ума. В соответствии с вышеизложенным, логическая структура мироздания, будучи элегантной математической формой, не может нести на себе никакого влияния хаоса. Следовательно, у нас нет никакого иного выбора, кроме как приписать ее Уму. Во избежание недоразумений, сразу заметим, что это совершенно не исключает участие хаоса в материальных процессах. Физический мир, как известно, принципиально недоопределен законами; квантовый индетерминизм открывает дверь хаосу. Это заключение о творящем Уме формулируется Александром Виленкиным в качестве вопроса: 

"… законы должны быть “на месте” даже до рождения самой вселенной. Означает ли это, что законы не являются всего лишь описаниями реальности, и могут иметь собственное независимое существование? В отсутствии пространства, времени и материи, на каких скрижалях они могли бы быть запечатлены? Законы выражаются как математические уравнения. Если среда математики есть ум, означает ли это, что ум предшествует вселенной?" (“Many Worlds in One", 2006) 

Сама идея наблюдения, до сих пор ассоциировавшаяся только с материальными объектами, может быть дополнена платоновским наблюдением, то есть наблюдением элементов платоновского мира, структурирующих мир материальный. Расширение пространства космических наблюдений произошло только благодаря совместному видению обоих миров: открытия космологической, геологической и биологической эволюций стали возможными только вследствие прорывных достижений  фундаментальной физики.    

Р. Пенроуз, “Три мира, три тайны”. 

Роджер Пенроуз предложил идею и образ “Трех миров, трех тайн”. Воспринимаемый чувствами и приборами физический мир структурирован платоновским миром объективных идей, задающих законы физического мира, и познается миром живого размышления, миром ума. Три мира кардинально различаются по отношению ко времени. Платоновский мир форм не имеет возраста, он атемпорален. Материальный мир существует во времени: его возраст, отсчитанный от границы всех наблюдений, Большого Взрыва, исчисляется в 13.798 ± 0.037 миллиардов лет (заметьте точность!). Возраст человечества неимоверно краток на этой шкале, а его же возраст в качестве космических наблюдателей еще на 2-3 порядка меньше. Хотя история многих научных открытий известна весьма детально, хотя мы не можем наблюдать что-либо ближе, чем свои же мысли, происхождение космического наблюдателя остается не менее таинственным для нас, чем происхождение материального и платоновского миров. 

Удивление перед пифагорейской гармонией законов природы и продолжающейся демонстрации человеческой способности совершать фундаментальные открытия уже столь далеко от нашего собственного масштаба ведет сегодня, более чем когда-либо еще, к глубоким вопросам о трех тайнах, чьи переплетения и соответствия указывают на сокрытое Единое как исток всего существующего, включая и нас самих, растущих космических наблюдателей.    

Авторы, Лев и Алексей Буровы, благодарны Алексею Цвелику и Михаилу Аркадьеву за стимулирующие дискуссии. 

Постскриптум к “Происхождению Космоса”

Представленная статья была задумана как научная и метанаучная одновременно.  Уже этим она изначально разрушала установившиеся рамки и разграничения -свободно, как ей будет угодно, двигаясь от физики к метафизике и обратно. Это движение, однако,  мыслилось не только свободным, но и строгим, следуя внутренней логике вопросов и ответов, подобно разбираемой шахматной партии, где найденному сильнейшему ходу за белых следовал поиск лучшего хода за черных, и опять за белых, и так до некоего финала - очевидно, промежуточного. Сопровождавшая этот поиск реакция зала не позволяла пропустить без разбора ходы, явно сулившие выгоду одной из сторон. Какой же путь мы проделали и куда же пришли? 

Вслед за Витгенштейном и Уилером, мы поставили вопрос о природе законов природы - почему они таковы, а не какие-то иные? Прежде всего - почему они просты - настолько просты, что могли быть усмотрены за потоком явлений? Обычно говорят о познаваемости законов - мы же говорим прежде всего об их простоте, ибо она объективна. Познаваемы же они, потому что просты, а не наоборот. Их простота - в небольшом числе и простоте принципов, их задающих, а значит - и в простоте их математических выражений. Закон всемирного тяготения, например, состоит всего из  семи символов. Но этим его простота не исчерпывается: вдобавок, закон всемирного тяготения следует из сохранения потока переносчиков взаимодействия в однородном и изотропном пространстве, - собственно, благодаря этому он и был угадан католическим патером, отцом Исмаэлем Буйо (Boulliau, лат. - Bullialdus) за 40 лет до Исаака Ньютона, что, к слову, и было подчеркнуто Ньютоном на слушаниях Королевского Общества, посвященных разбору претензии Гука на авторство этого закона. Гука Ньютон отшил весьма элегантно - справедливо указав на отца Буйо как своего подсказчика. 

Вообще говоря, можно было бы представить вселенную, где каждый закон задан формулой в сто-тысячу-миллион-бесконечность символов - закон, не следующий не из какого простого принципа. Да будь этих символов даже и пару десятков - он был бы уже непознаваем. Итак, почему же законы природы таковы, каковы они есть, почему они, в частности, просты?

Ответ на такой вопрос не может указывать ни на что специальное и составное - в таком случае вопрос возник бы опять - почему эта специально-составная конструкция а не какая-то другая? Ответ может указывать лишь на что-то простое, нераздельное, тотальное. Например - на полный хаос. Действительно, хаос не делится в себе на тот или этот, он бесструктурен, он есть тотальное ничто. Хаос рождает все что угодно. С некой долей условности, его можно представить себе как принтер, с равной вероятностью выдающий, и уже выдавший любые последовательности символов из алфавита бесконечной длины. Все тексты отпечатаны; доля хотя бы грамматически корректных из них, разумеется, равна нулю. Так вот, может ли полный хаос быть источником нашей вселенной? Нет, не может. Если бы весь видимый мир и мы сами оказались одним из бесконечных порождений этого полного хаоса, следовало бы ожидать немедленного конца света - вероятность дления такого мира равна нулю, у него нет никакой укорененности, устойчивости, он лишь пустой, ни на чем не укрепленный, мираж порядка и смысла. Да, в этом хаосоверсе есть все тексты, есть там, например, любой длины куски “Войны и мира”. Но если до сих пор мы читали роман, выданный именно этим принтером, и получилось, что дочитали до пятисотой страницы - то что же следует ожидать на странице 501? А следует ожидать, притом с вероятностью единица, не продолжения романа, но абсурдного набора символов, дырбулщилубещунскура, даже хуже. Этот принтер не ведает ни фонетики, ни грамматики, ни логики, ни смыслов. Мы же продолжаем читать роман, обнаруживая пусть не полные, фонетику, грамматику, логику и смысл. Светопреставление не происходит, дырбулщилубещунскур тоже присутствует, но ограничен некими рамками. 

Итак, хаос не может быть истоком законов природы, эта гипотеза опровергается длящемся существованием мира во времени. Искомым истоком может быть только другая тотальность - но какая же?  Что еще у нас есть, какие еще кандидаты на эту позицию? Законы есть умозрительные сущности, они наблюдаются в пространстве ума. А значит, тотальностью, их порождающей, и не может мыслиться ничто иное, как сам ум, как универсальное пространство совершенного ума, лучше сказать—Ума. Подчеркнем, что совершенство этого порождающего Ума - не есть произвольное дополнительное требование; оно есть ни что иное, как условие его тотальности. Действительно, если бы этот порождающий Ум оказался несовершен, возник бы вопрос - откуда произошли его сбои, ошибки и слабости? Для объяснения таковых пришлось бы вводить иную, чуждую Уму сущность, тотальность истока законов природы была бы утрачена, возникла бы двойственность, порождающая все тот же вопрос - почему эти два начала сложились так, а не иначе? Итак, источником законов мироздания может быть лишь совершенный Ум. Как миропорождающий, Ум внеположен или трансцендентен своему творению, подобно тому, как художник внеположен пространству картины, трансцендентен ей; на картине может быть лишь образ художника. 

Итак, с логической неизбежностью мы приходим к выводу о совершенном Уме как истоке законов природы. Хорошо, но о себе-то мы знаем, что наш ум несовершен, ограничен, а потому о совершенном Уме мы ничего сказать не можем; цели Его, ценность для Него нашего мира и нас самих нам неведомы. Не может ли так оказаться, что Он с полным безразличием произвел все мыслимые миры? Произвел с полным равнодушием к их обитаемости, к простоте--а значит, и познаваемости--их законов обитателями этих миров? Что Ему все равно, будут ли законы природы того или иного обитаемого мира познаваемы?  Да ведь именно такова и есть гипотеза Тегмарка, хотя он и не говорит о Творце, даже называет себя атеистом. Но кем себя считает Макс Тегмарк, для нас здесь вообще-то неважно. Следуя поиску ответа на вопрос о природе законов природы, мы пришли к совершенному Уму, а следующим за этим вопросом возник вопрос о мультиверсе Тегмарка, о “математической демократии”, где каждая математическая структура, существующая математически, существует и физически, и все структуры входят в мультиверс на равных правах, в силу предполагаемого безразличия их источника к их качествам. К слову сказать, Тегмарк, по нашему мнению, ошибочно характеризует свои взгляды как атеистические: фильтр математической корректности законов его мультиверса, недопущение туда нелепостей и абсурда, предполагает единую гарантию такой корректности, каковой гарантией может быть лишь трансцендентный Ум. Итак, размышляя о безразличии или небезразличии Творца к обитаемости вселенных и познаваемости их обитателями своих законов природы, мы пришли к вопросу о мультиверсе Тегмарка, как следствию предполагаемого безразличия Ума к качествам вселенных. Не пересказывая еще раз рассуждения статьи, напомним, что гипотеза Тегмарка там опровергнута на основе простоты, широкого диапазона применимости и исключительной точности открытых наукой законов природы. Так что, не только чистый хаос не может быть источником вселенной, но и тот минимально заинтересованный в мирах Ум, предполагаемый гипотезой Тегмарка, также не может быть этим истоком, хотя и по более тонкой причине, открывшейся лишь в последнее время. 

Таким образом, вывод статьи был сформулирован в ней неточно. Он был сформулирован, как доказательство происхождения мира от совершенного Ума. Нет, для такого вывода не требуется опровергать гипотезу Тегмарка, достаточно лишь усмотреть невозможность хаоса как истока мира, и заключить об Уме от противного. Опровержение гипотезы Тегмарка есть нечто большее, чем доказательство происхождения от совершенного Ума. Оно есть доказательство небезразличия Ума к качеству вселенной. Ум действует целесообразно, именно этим Он отличается от не-ума. Опровержение гипотезы Тегмарка и означает наличие целей, как минимум скоррелированных с познаваемостью вселенной, так или иначе ее требующих. А значит, требующих простоты законов, как условия их познаваемости. Это пока все, что можно сказать на базе чистой логики. Пока все - на сегодня. Немного погодя продолжим наши изыскания.  

ПОСТПОСТСКРИПТУМ О СВОБОДЕ СЛОВА 

Статья Тегмарка была опубликована в одном из ведущих научных журналов, “Foundations of Physics”. Наша статья (несколько сжатая английская версия “Происхождения Космоса”), показывающая несостоятельность его гипотезы, не только была отвергнута этим журналом (это бы ладно, пути реферируемых статей неисповедимы), но не оказалась пропущенной даже и в безразмерную мировую библиотеку научных текстов, arXiv.org. Эта библиотека не имеет экспертной оценки качества статей, имея только модерацию, определяющую, нет ли в статьях чего подрывного или уж слишком оскорбляющего добрых людей. Так вот, нашу статью arXiv.org отверг, и без объяснений - за всю мою многолетнюю научную карьеру я ни разу не слышал, чтобы arXiv.org отверг хоть что-то. Но мы такого удивительного результата добились - этим можно гордиться! Даже один из членов Совета arXiv.org, проф. Andrew Connolly, взявшийся было разрешить этот редкий казус, не смог ничего сделать. Очевидно, нам удалось посягнуть на какие-то сверхсерьезные скрепы-основы, на самое святое. Как тут не задуматься о советском научно-атеистическом прошлом, как-то втихую подступающем к западному будущему. Ну, надеемся все же, СССР не восстанет из гроба - да еще и в Америке. Мы, во всяком случае, будем сопротивляться. 

Источник:  СНОБ Журнал .

 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ