О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

ЮДИНА Мария Вениаминовна ( 1899 - 1970 )

О Музыке   |   Цитаты   |   О Человеке    |   Аудио
ЮДИНА Мария Вениаминовна

Мария Вениаминовна ЮДИНА с детства отличалась страстным, неукротимым темпераментом, а её интересы были чрезвычайно широки и никогда не ограничивались музыкой.
Первые уроки игры на фортепиано получила в возрасте шести лет от ученицы Антона Рубинштейна Фриды Тейтельбаум-Левинзон.

В 1912 поступила в Петербургскую консерваторию, где училась в классах фортепиано Анны Есиповой, затем Феликса Блуменфельда, Анатолия Дроздова, Леонида Николаева, а также изучала широкий круг других дисциплин. Блестяще окончив консерваторию в 1921, была принята в штат консерватории и начала активную концертную деятельность, впервые выступив с оркестром Петроградской филармонии под управлением Эмиля Купера. Первое сольное выступление Юдиной в Москве состоялось в 1929 году.

В 1930 Юдину увольняют из Ленинградской консерватории после газетных публикаций в рамках борьбы с религиозными взглядами преподавателей (Кружок «Воскресение»).
Два года спустя ей удаётся получить место профессора в консерватории Тбилиси, а с 1936 — (при содействии Генриха Нейгауза) в Московской консерватории, где она работала до 1951.
В 1944—1960 Юдина преподавала в Институте имени Гнесиных.

В 1960 году была уволена из Гнесинского института из-за своих православных убеждений и за симпатии к современной западной музыке (включая эмигрировавшего Стравинского). Она продолжала давать публичные концерты, но ей было отказано в записях. После того, как в Ленинграде она прочла со сцены стихи Бориса Пастернака в ответ на вызов на бис, Юдиной был запрещено концертирование на срок в пять лет.

В 1965 на выставке В. Ватагина познакомилась с Александром Менем.
В 1966 году прочла цикл лекций по романтизму в Московской Консерватории.
Была православной по вероисповеданию. Посещала храма Николы в Кузнецах. Её духовным настоятелем был протоиерей Всеволод Шпиллер. Юдина прожила всю жизнь в бедности и лишениях: не имела собственного рояля, ходила много лет в одном платье, часто недоедала. Она была убеждена, что художник должен быть беден. Всегда помогала страждущим, вызволяла из ссылок репрессированных друзей. Последний концерт пианистки состоялся в 1969 году.

Мария Юдина была широко концертирующим исполнителем, выступавшим преимущественно с сольными концертами или в камерном ансамбле (особенно с Квартетом имени Бетховена и Квартетом имени Глазунова). В круг её интересов входила, прежде всего, новейшая русская и мировая музыка: Юдина была первым в СССР исполнителем ряда произведений А. Берга, П. Хиндемита, Э. Кшенека, Б. Бартока, А. Веберна, О. Мессиана и др.; многолетнее творческое содружество связывало её с C. С. Прокофьевым и Д. Д. Шостаковичем. Вместе с тем Юдина известна как одна из лучших исполнительниц музыки Шуберта, И. С. Баха, Бетховена, Брамса и Моцарта.

С ранних лет открыв и сразу полюбив Бетховена, Юдина не расставалась с его музыкой никогда. Всю её жизнь Бетховен был ей необходим, был созвучен её мыслям и чувствам, её потребности сообщить людям нечто важное. Сонаты Бетховена в исполнении Юдиной поражают глубиной образа и цельностью замысла. Особенно хочется подчеркнуть их удивительную живость: они искрятся остроумием, пленяют детской чистотой и беззаботностью, вызывают улыбку и восхищение.


Мария Вениаминовна ЮДИНА: О Музыке

Мария Вениаминовна ЮДИНА (1899 - 1970) - пианистка, педагог, писатель:  Цитаты | О Человеке | Аудио

«Я единственная, кто работает с Евангелием в руках»
(Пианистка М. В. Юдина. Краткий очерк жизни.)

Анатолий Кузнецов

Мария Вениаминовна ЮДИНА родилась в семье земского врача, в которой, кроме нее, были еще три дочери и двое сыновей. В детстве обучалась игре на фортепьяно в Витебске у ученицы А. Г. Рубинштейна, лауреатки премии его имени, Ф. Д. Тейтельбаум-Левинсон. В 1912 году поступила в Петербургскую консерваторию в класс О. К. Калантаровой, затем перешла в класс А. Н. Есиповой, после смерти которой в 1914 г. продолжила обучение у В. Н. Дроздова. Некоторое время посещала класс Ф. М. Блуменфельда. Занималась также в классе специального контрапункта у В. П. Калафати, на теоретическом факультете у М. О. Штейнберга и Я. Витола, в дирижерском классе Н. Н. Черепнина, брала уроки игры на органе в классе И. И. Гандшина, обучалась игре на ударных инструментах. После перерыва (находилась в Невеле по семейным причинам в 1917–1920) продолжила занятия в той же консерватории в классе Л. В. Николаева. Закончила Петроградскую консерваторию с золотой медалью в 1921, была удостоена, вместе с В. В. Софроницким, премии им. А. Г. Рубинштейна и наградного белого рояля (не выданного из-за трудностей экономики тех лет). Тогда же была приглашена преподавать в Петроградской (Ленинградской) консерватории (с 1923 – профессор). В 1921–1923 продолжала занятия на теоретическом факультете у М. О. Штейнберга и в дирижерском классе Э. А. Купера. В 1920–1923 была вольнослушательницей историко-филологического факультета Петроградского университета. Училась на отделении классической филологии в семинаре Ф. Ф. Зелинского и на отделении истории средних веков у Л. П. Карсавина, И. М. Гревса, О. А. Добиаш-Рождественской, И. И. Толстого, о чем позднее написала в своих мемуарах «Немного о людях Ленинграда». К этому времени относятся первые поэтические и композиторские опыты Ю. (сохранилась ее транскрипция «Звездных снов» – симфонического отрывка из оперы-поэмы М. Ф. Гнесина «Юность Авраама»). 

В 1918 Юдина познакомилась с приехавшим в Невель, спасаясь от голода, М. М. Бахтиным, а еще раньше с Л. В. Пумпянским, который и пригласил в Невель М. М. Бахтина. Участвует в невельском бахтинском «Кантовском семинаре», а позднее в Петрограде в частных философских собраниях, проводимых Бахтиным. М. М. Бахтин подробно повествует об этом в своих беседах с В. Д. Дувакиным. В Петрограде Ю. проводит собственные музыкальные вечера, посещаемые независимой интеллигенцией, сближается здесь с М. И. Каганом, П. Н. Медведевым, И. И. Канаевым, Н. А. Клюевым, К. К. Вагиновым, Даниилом Хармсом, Е. В. Тарле, Б. В. Залеским, И. И. Соллертинским (с последним познакомилась раньше в Витебске). В других условиях, примерно тогда же, состоялось ее знакомство с физиологом и мыслителем А. А. Ухтомским. 

Юдина  крестилась в православие в 1919 году, пожизненно обретя непоколебимый христианский фундамент для своего искусства, для всей своей жизнедеятельности. С этих пор жизнь Юдина становится примером христианского служения, в условиях советского режима в буквальном смысле – подвига. В 1920-е годы она живет в атмосфере церковного прихода храма Воскресения Христова («Спаса на крови»), поет на клиросе (одно время брала уроки хорового пения у директора Академической Капеллы М. Г. Климова), сближается с видными иереями. В 1920–1925 она деятельно участвовала в религиозном кружке А. А. Мейера и К. А. Половцевой «Воскресенье» (вышла из него добровольно, не разделяя некоторых положений устава). Кружок «мейерцов», переживших тяжелые испытания (аресты и заключения), остался близким ей на долгие десятилетия (среди них – ее крестная мать Е. О. Тиличеева, Н. П. Анциферов, Н. В. Пигулевская, М. М. Бахтин). С усилением антирелигиозного давления со стороны властей Ю. примыкает к «иосифлянскому движению», возникшему как отпор поощряемой НКВД раскольнической «живой церкви», в защиту традиции (возглавлялось митрополитом Петроградским Иосифом Петровых). 

В 1927 через своего духовного отца о. Федора (протоиерей Федор Константинович Андреев, 1887–1929) Юдина познакомилась с отцом Павлом Флоренским, встречи и беседы с которым имели непреходящее значение для расширения ее духовного горизонта (об этом см. в статье С. З. Трубачёва «В общении с Флоренским» // Библиография в конце нашей статьи). С семьей Флоренских–Трубачёвых Ю. дружила до конца жизни, о П. А. Флоренском написала воспоминания (опубликованы). В 1929 г. после разгрома кружка «Воскресенье» и ареста его членов приняла участие (вместе с женой философа М. И. Кагана С. И. Каган и возглавлявшей Политический Красный Крест Е. П. Пешковой) в спасении от концлагеря схваченного М. М. Бахтина. Позднее Юдина, так же самоотверженно, не один раз стремилась облегчить участь других репрессированных, посещала их в тюрьмах, ездила к ним в ссылку. По словам друзей Юдиной, сама она должна быть арестована, ордер на ее арест демонстрировал следователь НКВД А. Р. Стромин (Геллер) (он вел «Дело “Воскресенья”») тем, кого он допрашивал. Чекистов остановила популярность Юдиной-музыканта, ее высокий авторитет среди приезжавших на гастроли в СССР западных дирижеров, возможно, помешали аресту и ее контакты с кругом лиц (писателей, художников, композиторов), близких тогда А. М. Горькому, которому она и сама играла (об этом позднее написала в очерке «Алексей Максимович Горький»). 

В 1930 году Юдина была уволена из Ленинградской консерватории из-за своих нескрываемых религиозных убеждений. Ее высказывания, приводившиеся накануне изгнания в статье «Ряса у кафедры» («Красная газета. Вечерний выпуск», 24 марта 1930), поражают открытостью, прямотой, бесстрашием… Пианистка осталась без работы. Руку помощи протянул Кавказ: в 1932–1933 она временно вела аспирантуру для пианистов в Тбилисской консерватории. Но в 1933 ее все же приняли в штат Радиокомитета. Юдина окончательно переехала в Москву, оставив навсегда «драгоценный Ленинград», как она называла свою вторую родину. В годы 1932–1936 прошли ее триумфальные выступления с известными зарубежными дирижерами: Д. Митропулосом, Г. Шерхеном, Ф. Штидри, В. Талихом, Г. Фительбергом, Г. Себастьяном. В 1938 под управлением С. С. Прокофьева блестяще сыграла его Второй фортепианный концерт, завоевав расположение композитора до конца его дней. По ее просьбе он сделал фортепианную транскрипцию Второй сюиты из балета «Ромео и Джульетта», которую Юдина и сыграла впервые в Ленинграде. 

В 1936 Юдина была принята на должность профессора Московской консерватории по классу фортепиано. В 1937 начинает заниматься со студентами класса камерного пения там же и читает курс вокальной литературы в Институте повышения квалификации педагогов при МГК. Занятия с вокалистами стали с тех пор неотъемлемой частью педагогики Юдиной, считавшей слово едва ли ни главным выразительным средством в музыкальном жанре (публично выступала с известными певцами еще в 1920-е годы). 

В 1939 силами студентов-вокалистов Московской консерватории Юдина возобновила оперу-ораторию Танеева «Орестея» – была музыкальным руководителем и исполнителем на рояле оркестровой партии (консультировал постановку Б. Л. Яворский, декорации создал В. А. Фаворский). Это была попытка внести в музыкальную жизнь, уже задыхавшуюся в однообразии «искусства социалистического реализма», вольный воздух античности. Спектакль шел с огромным успехом. Перед войной же Юдина приступила к подготовке сборника песен Шуберта в новых переводах Б. Л. Пастернака, Н. А. Заболоцкого, А. С. Кочеткова, С. Я. Маршака, Е. Н. Бируковой (вышел в Музгизе в 1950 году). 

В 1939 Юдина пережила большую личную трагедию – в горах во время восхождения погиб ее любимый человек и ученик, альпинист Кирилл Георгиевич Салтыков. Долгие годы она преданно заботилась о матери жениха Е. Н. Салтыковой. 

В начале войны, оставаясь в штате Радиокомитета, Юдина ежедневно играла по радио на регионы страны и зарубежные страны. Несколько раз выезжала с концертами в блокадный Ленинград. В 1944 была зачислена профессором по кафедре фортепиано в Музыкально-педагогическим институте им. Гнесиных (оставаясь в штате консерватории). В 1947 здесь же начала вести занятия в классе камерного пения. В 1946 вторично поставила «Орестею» Танеева, теперь – силами Ансамбля Советской оперы ВТО. В 1950 выезжала в ГДР на торжества, посвященные 200-летию со дня смерти И.С.Баха, в 1954 гастролировала в Польше. 

Юдина стойко пережила разыгравшуюся в 1948 году битву властей с «формализмом»: как и другим, ей не давали играть музыку Шостаковича, Прокофьева, отечественную музыку 1920-х годов и почти всю современную западную. Смиренно играла классику. Доносы, публичные и тайные, не минули и ее, и в 1951 году в разгар борьбы с «космополитизмом», она была уволена из МГК; была оставлена в Институте им. Гнесиных самоотверженно защитившим ее директором Ел. Ф. Гнесиной. В нем Юдина проработала до 1960, когда все же была уволена новым руководством, не разделявшим ее свободомыслия и любви к ней студентов, уволена по формальному предлогу пенсионного возраста. Последние десять лет жизни посвятила концертным выступлениям, среди которых большое место занимали по тем временам вызывающие премьеры так называемой «Новой музыки», музыки, все еще считавшейся идеологически вредной, «формалистической» и «декадентской» (Стравинский, Новая Венская школа, Хиндемит, Кшенек, Барток, Волконский и ряд других непризнанных молодых русских композиторов). 

В 1962 она встретилась с приехавшим в СССР И. Ф. Стравинским, переписывалась с ним на протяжении ряда лет (их письма опубликованы). Вела переписку с крупнейшими музыкальными деятелями Европы (К. Штокгаузеном, П. Булезом, Л. Ноно, Я. Ксенакисом, К. Сероцким, Ф. Прибергом, П. Сувчинским). Их приглашения для выступлений за рубежом (в Париже, в Италии, на «Варшавской осени») пресекались музыкальным официозом. В эти же годы она была намерена обучиться игре на альте и практиковаться у И. А. Браудо игре на органе, как ранее у Г. Рамина игре на чембало. Много времени отдавала литературной работе (включая переводы, частично изданные: например, книга Ф. Вейнгартнера «Исполнение классических симфоний. Советы дирижерам. Том I. Бетховен»), чтению докладов о «Новой музыке», церковной жизни, благотворительности. Повсеместно заботилась о пребывавших в еще большей бедности, чем сама, друзьях, пеклась о многочисленной родне. Дружила с М. М. Бахтиным, Е. Ч. Скржинской, В. С. Люблинским, Б. В. Залеским, В. Д. Дудинцевым, Н. Я. Мандельштам, А. И. Солженицыным, со многими художниками. Преданных друзей у нее было сотни… В 1969 Юдина попала под машину, повредила пальцы правой руки и практически перестала играть. В 1970-м была намерена поселиться в монастыре (в Рижской пустыньке). Смерть помешала ей сделать внутренне давно подготовленный шаг. Похоронена Юдина на Введенском кладбище. 

При жизни вышло достаточно представительное количество пластинок Юдиной, хотя, если бы не искусственные ограничения, их могло бы быть гораздо больше. Сегодня мы располагаем почти полными записями Ю. на CD (включая MP3). Пионером здесь является московская фирма грамзаписи «Vista Vera» во главе c ее директором Т. В. Паршиной. При жизни не было снято ни одного (!!!) кинокадра Юдиной, что не удивительно, зная «правила игры» в тоталитарном обществе. И только высокое мастерство кинорежиссера Якова Назарова позволило ему создать два документальных фильма о жизни легендарной пианистки (2000 и 2009), посвящающих нас в тайны ее личности. Ему же, племяннику Юдиной, кстати, принадлежат и лучшие фотографии Юдиной, сделанные в ее последние годы. Литературное и эпистолярное наследие Юдиной, к счастью, нашло своих издателей (см. библиографию). 

Исполнительcкую биографию Юдиной можно разделить на три этапа. 1. Этап «Исповеднический» (1921–1929). Публичные выступления Юдиной начались в августе 1921 на открытии Петроградской филармонии исполнением в Большом зале Филармонии Пятого концерта Бетховена (дирижер Э. А. Купер). Первый клавирабенд состоялся там же 20 мая 1922. В 1927 она впервые выступила в Москве в «Свадебке» Стравинского, показанной на гастролях Ленинградской Капеллой п/у М. Г. Климова. В 1928 там же выступила в симфоническом концерте п/у Н. С. Голованова. 5 января 1929 дала первый клавирабенд в Малом зале Московской консерватории. Прошли выступления Юдиной в Харькове, Киеве и Тифлисе. Отзывы на эти и другие концерты были самыми благожелательными, нередко восторженными. Первой ласточкой стала проницательная статья Н. М. Стрельникова «Производственный успех» о консерваторском публичном акте 3 июля 1921 (см. библиографию). Именно Стрельников первым почувствовал «исповеднический» характер исполнения Юдиной. Углубленный взгляд в себя, диалог с автором, романтически взволнованное обращение к слушателю определили репертуар пианистки: Бах (основной свод его фортепианных сочинений и прежде всего оба тома «Хорошо темперированного клавира»), немецкие и нидерландские полифонисты, старинная итальянская музыка, самые значительные сонаты Бетховена, а также некоторые сочинения романтиков (Шуман). Возвышенный строй этой музыки соответствовал внутреннему духовному поиску пианистки. Музыка стала для нее той самой «Неопалимой купиной», которая как образ открывшегося ей Бога стояла перед ее артистическим взором на протяжении всего творческого пути. 

Отчасти этот этап заключал в себе и черты «Бури и натиска», когда артистка начала искать новые источники для претворения своих замыслов. Она открывает для себя Прокофьева, Шёнберга, Хиндемита, Кшенека, Щербачева, Метнера, новый музыкальный язык которых, по ее мнению, так же способен выявить в нашем мире «сияние Лучей Божественной Любви», как и язык их предшественников. Кредо Юдиной – «Бог живет в каждой ноте» утвердилось именно в те годы. Разумеется, «исповедничество» не исключало интереса Юдиной к сочинениям иного характера. «Радость жизни», даже «карнавальность», присущая в те годы оптимистической натуре Юдиной, сказалась в интересе к музыке с очевидными фольклорными корнями (Стравинский, Гнесин, Казелла, Барток, Айрленд). 

2. Этап «Сострадания и сопротивления» (1929–1953). С усилением той ситуации в стране, когда развернулась борьба с «проявлениями буржуазности» во всех сферах, а в музыкальной жизни принявшая форму ожесточенных нападок на «формализм», когда тоталитаризм принял свои очевидные и зловещие очертания, корректируются и внутренние ориентиры Юдиной-музыканта. Ее искусство принимает форму музыкальной проповеди высших нравственных ценностей, которая, в чем Юдина была убеждена, сердцем принимается слушателями в любых условиях, а в условиях несвободы еще острее. В программах Юдиной преобладает Иоганн Себастьян Бах. Но он все чаще запрещается властями как «религиозный композитор», поэтому ее знаменитые монографические «баховские» программы становятся смешанными. Теперь она играет и все сонаты Бетховена с их проповедью мужественной свободы. Моцарт преподносится как пример Любви и бессмертного Духа, не дающего слушателям потерять надежду. 

Великая Отечественная война вернула Юдину к сокровенным пластам русской музыки: Мусоргский (в первую очередь, «Картинки с выставки»), Глазунов, Танеев, Бородин, Глинка, Лядов. Вершиной воплощения ею человеческих страданий следует считать исполнение Концерта Моцарта № 23 ля мажор с его второй частью, сыгранной Юдиной как реквием по страждущим в сталинских лагерях, как молитва о них (здесь Юдина, ни на миг не отделявшая свою судьбу от всей участи, постигшей страну, вышла за рамки только страшных бедствий войны). Концерт, по легенде, был записан на пластинки в 1944 по указанию Сталина, услыхавшего ранее это исполнение Юдиной по радио. Пианистка, по той же легенде, письмом поблагодарила вождя за гонорар, но бросила ему в лицо по тем временам неслыханные обвинения, диктатор, однако, не тронул ее. 

После окончания войны, несмотря на запрет после печально памятного Постановления 1948 г. почти всей современной музыки, уличенной в «формализме», включая сочинения Шостаковича и Прокофьева, Юдиной удается публично исполнить лучшие из них – Вторую сонату Шостаковича, «Мимолетности» и ряд сонат Прокофьева. Смело защищает на обсуждении в Союзе Композиторов Двадцать четыре прелюдии и фуги Шостаковича (1951), новое его сочинение, подвергшееся шельмованию, и вскоре сыграет его (первой исполнительницей стала Т. П. Николаева, также мужественно отстаивавшая это вдохновенное сочинение). 

До 1953 г., года смерти И. В. Сталина, проходили лишь единичные концерты Юдиной, чаще всего на периферии, проходили под знаком «смиренной игры Бетховена и Баха» (выражение самой Юдиной) с редкими, ценой большого риска, прорывами в современность. В 1940-е годы Юдина сделала несколько переводов из Рильке (ныне опубликованы), занималась теорией современной архитектуры (еще до войны сотрудничала на общественных началах в Музее архитектуры, делала зарисовки церквей и усадеб, предчувствуя их возможную гибель). 

3. Этот этап можно назвать «Отражением Райского бытия» (1954–1970). Никакой «райской жизни» у Юдиной, конечно, не было до конца ее дней. Она долго не имела своего угла после переезда в Москву. В плане исполнительства, по-прежнему, чередовались запреты на выступления и «милостивое» разрешение единичных концертов (самый продолжительный запрет был в 1963–1966 после доноса из сибирской периферии, где она публично делилась мыслями о музыке «непризнанных» Стравинского, Хиндемита, Берга, Волконского). С ней шла все та же «игра в кошки мышки», как называла это сама Юдина. С мудрым терпением переносила тяготы. А зрелость ее – художника, между тем, достигла наивысшего взлета. Духовно просветленная игра излучала теперь только радость и свет. «Умозрение в звуках», если перефразировать название известного труда князя Е. Н. Трубецкого об иконе, проявило себя в игре Юдиной теперь в полном смысле этих слов. Что же играла Юдина в это время? Сонаты, вариации и фантазии Моцарта (и его же Концерт № 20 ре минор, с его средней частью – как бы чистым воплощением Благодати), последние сонаты Бетховена (вторая часть Сонаты № 32 и стала в исполнении Ю. формулировкой ее кредо о будущем райском блаженстве души – известна ее полемика с Т. В. Адорно, материалистически толковавшего финал сонаты), экспромты Шуберта, интермеццо и сонаты Брамса № 1 и 3. Квинтэссенцией асктеического «умного делания» Юдиной-художника, в сущности, монахини в миру, стали «Гольдберг-вариации» Баха, сыгранные незадолго до смерти, в которых она стремилась достигнуть воплощения самых сокровенных образов – святых, ангелов, Божьей Матери и самого Господа Иисуса Христа… 

Справедливо замечено, что последние годы жизни Юдина посвятила борьбе за «Новую музыку», пути к которой были почти наглухо закрыты властями для исполнителей. Действительно, Юдина мечтала вырвать музыкальную жизнь страны из затхлой атмосферы, в которой та очутилась под идеологическим прессом. Но к этому следует добавить, что Юдина делала это не столько с целью «осовременить» ретроградную музыкальную среду, сколько попытаться найти духовное зерно и в «Новой музыке», как это она начала делать еще в 1920-е годы, услыхать в ней то, о чем всегда проповедовали Бах, Моцарт, Бетховен, Шуберт, Брамс – вечные ценности. Она получала из Европы от друзей ценнейший нотный материал и книги, которые распространяла среди заинтересованных музыкантов. 

Горячо поддерживала она отечественных творцов, молодую поросль, уже отбросивших мертвые каноны социалистического реализма. «Нельзя в эпоху Эйнштейна жить по учебнику Краевича» – любила она цитировать слова, сказанные ей в письме, присланном из Парижа, музыковедом-эмигрантом П. П. Сувчинским, ближайшим другом И. Ф. Стравинского, ставшим и ее другом, и с восторгом приветствовала многообещающие опусы, написанные не «по Краевичу»: А. М. Волконского и Арво Пярта, композиторов, в конце концов, оправдавших ее надежды, сочинения которых вошли уже в наши дни в мировую сокровищницу музыки. Выделяла таланты молодых тогда А. Шнитке, Н. Каретникова, С. Губайдулиной, В. Сильвестрова, Л. Грабовского. 

Юдина явила собой редкий даже в общемировой практике образец новаторского подхода к исполнительскому искусству. «Пианизм крайностей», сразу подмеченный критиками, у Юдиной как бы отражал дух переломного времени – в жизни, политике, искусстве. Но это не были крайности ради них самих, из любви к входившему в моду в ХХ веке эксперименту. «Крайности» диктовались одним – желанием выявить адекватное содержание исполняемой музыки, глубинного ее смысла. Сама пианистка неизменно подчеркивала: для нее «что» (содержательная сторона) важнее, чем «как» (техника). О «крайностях» пианизма Юдиной так писал музыковед Г. М. Коган: «Юдина любила предельные темпы, играла медленные места медленнее, быстрые – быстрее обычных… всегда шла до конца, доходила до предела; ее игра всегда была властной, убежденной, решительной». В интерпретациях Юдиной не было места неопределенности, неуверенности, сентиментальности, салонному изяществу, и тот же критик подчеркивал: «За строгостью линий, монументальностью, масштабностью ее трактовок чувствовалась мощь мысли, огромное душевное напряжение, придававшее ее искусству духовную силу и значительность, знавших мало равных себе на концертной эстраде». М. М. Бахтин, много лет слушавший Юдину, лаконично вторил этим словам: «Она не любила музыкальных штампов… Она их разрушала… Сила духа огромная… Она могла бы на костер взойти». 

Чутко отнеслись к исполнительству Юдиной композиторы-современники, сочинения которых она показывала впервые (Ю. А. Шапорин, В. В. Щербачев, Г. Н. Попов, М. А. Юдин, П. Б. Рязанов, В. М. Богданов-Березовский). Они ценили ее изощренное умение проникать в существо исполняемого произведения, вынося при этом на первый план главное – его духовные пласты. Охотно посвящали ей свои пьесы. 

Свое место в культурном пространстве Юдина-музыкант определила очень рано, о чем можно судить по ее «Невельскому дневнику. 1916–1918 гг.» (см. «Лучи Божественной Любви»). «Я знаю лишь один путь к Богу: чрез искусство…Смысл моей жизни… я – звено в цепи искусства». Красной нитью от юности до конца жизни у Юдиной проходит понимание нераздельности эстетического и этического в искусстве. По мере воцерковления в центре эстетических устремлений Юдиной оставалась исключительно духовная сущность музыки. «Нет подлинного искусства вне религиозных корней», – подчеркивала она. Даже музыка «безрелигиозная», «светская» (более всего современная) оставалась для нее попыткой выявления в ней общечеловеческих нравственных категорий. В этом смысле – яркий пример ее восприятие творчества Шостаковича, которое для нее было формой выражения отчаяния («вопль погибающей души всего современного человечества»). «Отчаяние» же, по мысли Юдиной, – преддверие «покаяния». 

Проштудировав в юности величайшие философские и богословские труды (нашла время и для перевода «Исповеди» Блаженного Августина), сочинения отцов церкви, освоив книги канонические вплоть до церковно-служебных, многие из которых знала на память, Юдина навсегда установила свое мышление, спекулятивное и музыкальное, в очевидных богословских рамках. До конца жизни называла себя «соловьевкой», следуя традиции русской философской мысли ХХ века, развивавшей идеи В. С. Соловьева (традиции, которой Ю., музыкант-мыслитель, действительно принадлежит). Жажда опереть себя на «Столп и утверждение Истины» (см. ее конспект знаменитого труда П. А. Флоренского в «Невельском дневнике» // «Лучи Божественной Любви») диктовала Ю. и основную линию ее поведения, артиста и человека, – реализацию себя средствами музыки как проповедника слова Христова, а, значит, претворение «обычной» игры на рояле в «священнодействие», что так и воспринималось ее слушателями. В спорах о своем месте в искусстве Юдина подчеркивала: «Я единственная, кто работает за роялем с Евангелием в руках». И действительно, поздние ее трактовки простотой и строгостью напоминают евангельские притчи или библейские сцены, достаточно прислушаться к ее одухотворенному истолкованию фантазий и сонат Моцарта, экспромтов Шуберта, «Гольдберг-вариаций» Баха, «Картинок с выставки» Мусоргского, Двадцати четырех прелюдий Шопена (ее собственный литературный комментарий подтверждает это). 

Игру Юдиной можно назвать «одухотворенной символикой» (выражение Б. Л. Яворского). Она сама, отталкиваясь от высказываний П. А. Флоренского, Б. Л. Яворского и Л. С. Выготского, считала, что музыкант достигает высших художественных результатов, только посредством «символизации» исполняемого произведения. Это четко прописано ею в эссе «Мысли о музыкальном исполнительстве» (литературная запись С. М. Волкова сделана за три недели до смерти пианистки), где богословско-философский взгляд на музыкальную эстетику основывается еще и на наблюдениях за музыкальной практикой наших дней. Юдина подчеркивает, что «соприкосновение с музыкой – толчок к новому пониманию реальности», призывает коллег «разъединяющему духу анализа противопоставлять дух синтеза, распаду искусства на элементы – целостность. В исполнении… можно, идя от жизни, свою мысль откристаллизовать в такие целостные формы, что они будут выражать суть и смысл современности». Целостность, синтез – важнейшие моменты эстетики Юдиной. «Синтез», излюбленный ее термин в рассуждениях об искусстве, заключал в себе очень многое: Богопознание в поиске Истины, соборность и Любовь в мироустройстве, общее дело в творчестве. Одержимая искусством слова так же, как искусством звуков, она была перенасыщена поэтическими формулами. Любая цитата, из Вяч. Иванова, Пастернака или Заболоцкого, Новалиса, Гёте или Рильке, Мандельштама или Бродского, звучала из ее уст, из-под ее пера как формула бытия, как его живой символ. Она бесконечно любила Хлебникова, рациональные символы которого как нельзя лучше соответствовал ее страстной мысли, находившей свои точные символы, воплощавшиеся в звуках. «Язык любви над миром носится / И Песня Песней в небо просится» (В. В. Хлебников «Ладомир») – всеобъемлющая и дорогая для Юдиной формула–символ, еще одно духовное кредо великого музыканта-мыслителя. 

Эпичность стиля – еще одна примета игры Юдиной, когда речь заходит о драгоценных для нее образцах русской музыки. В пьесах Бородина и Мусоргского («Картинки с выставки») мы присутствуем при воскрешении духа и образов древнерусского искусства – буквально так, как это происходит в гравюрах Фаворского, которого Ю. глубоко чтила. «Слово о полку Игореве», которое она знала наизусть (и в оригинале, и в переводе Заболоцкого) было для ее неиссякаемым источником вдохновения. 

Юдина – типичный представитель «новой культуры», возникшей в начале ХХ века, один из лидеров нонконформистского искусства. Ее радикализм музыканта-исполнителя был сродни кардинальным преобразованиям, начавшимся во всех сферах культуры первых трех десятилетий прошлого столетия, недаром в ее игре, конструктивной, построенной на логически подготовленных контрастах, всегда наделенной четкой концепцией, критики находили отчетливые параллели режиссерским находкам Вс. Э. Мейерхольда, приемам (и даже манифестам) художников В. В. Кандинского, К. С. Малевича, В. А. Фаворского, П. Пикассо, архитекторов Ле Корбюзье, Ф. Л. Райта, братьев Весниных, К. С. Мельникова, особенностям новой поэтики В. В. Хлебникова, Р. М. Рильке, О. Э. Мандельштама, Дж. Джойса, А. Белого. Парадоксы Ю., можно сказать, были парадоксами эпохи. В исполнительской сфере традиции академических школ, как и господствующие вкусы слушателей с их ориентацией на штампы неаутентичной игры, музицирования виртуозного или просто «приятного», преодолевались повсюду с трудом (до конца они, по-видимому, непреодолимы вообще), но Юдина решительно и быстро рассталась со всем привычным, легко отбросила вериги академизма в поисках своего «нового слова». В пианистическом искусстве ее «новое слово» воплотилось: 1. в программах, 2. в интерпретации, 3. в демократизме общения с публикой. Программы Юдиной отличались отвращением к композиторам-эпигонам (куда попали многие современники, включая Рахманинова), ориентацией на новаторскую технику; интерпретация – смелостью, изобретательностью, диалогичностью (отсюда – приверженность к полифонической музыке, опосредованное воплощение в исполняемой пьесе известной стороны учения М. М. Бахтина); демократизм – в намерении играть любой аудитории, по ее словам, «на любом полустанке», как и в устном общении со слушателем (комментарии к исполняемой музыке, переросшие со временем в доклады, ответы вслух на записки из зала, чтение стихов во время концертов). 

Искусство Юдиной принадлежит к интеллектуальной ветви музыкальной культуры ХХ в. «Фаустовское» (научное) начало, заявившее себя с новой силой в электронный и атомный век, нельзя как более очевидно для миросозерцания Юдиной. С очевидностью оно проявилось в ее последние годы, когда классическое искусство в значительной степени ею было отодвинуто в сторону ради ценностей «авангарда». Именно тогда в музыковедческих лекциях Юдиной появляются имена… Эйнштейна, Планка, Ландау, Вернадского, произошло сближение Юдиной с Ю. М. Лотманом, когда семиотика вошла и в ее интеллектуальный багаж. Вместе с тем, мировоззрение Юдиной, сформированное немецкой метафизикой, отечественной религиозной мыслью, святоотеческой духовностью – явление уникальное в приложении к культурным задачам музыканта. Игра Юдиной была рациональной постольку, поскольку рациональна в своей основе сама музыка и поскольку дух познания у Юдиной был неукротим. Но Мария Вениаминовна принадлежала к абсолютно духоносным личностям, потому-то идея благодатного Света была основной идеей ее музыкальной мысли, а, значит, – самой ее игры. «Зов Вечности» (П. А. Флоренский) как бы парил над любым сверхсовременным опусом. 

Пианизм Юдиной был, и остается сегодня, благодаря записям, таинственным образом сохранившим все его качества, онтологическим актом. В этом его уникальность. Игра Юдиной была актом религиозного переживания, актом познания и актом Любви, смело можно сказать – призывом любить друг друга, поиском «семени Истины» и прославлением Бога. Благодать звучала в каждом творческом движении ее личности. Она знала, что безблагодатная игра – лишь «медь звенящая или кимвал звучащий» (1 Кор. 13, 1). Ее игра и была личным общением с Богом, а духовная любовь, извлекаемая из гениальных творений, преодолением самости и самотождества (Я = Я). Ее звуки, пророческие и утешительные в то же время, «горы переставляли» в душах слушателей. Юдина-пианистка говорила на музыкальном языке своего времени, и тем самым взывала к мировой культуре выйти из эмпирической сферы в новую действительность, которую она видела преображенной Словом Христа. 

Искусство Юдиной драгоценным камнем входит в значительно потускневшую в мировом масштабе христианско-религиозную ветвь культуры, а применительно к «стране Советов», в которой жила и играла Юдина, феномен Юдиной, имел жизненно важное значение – духовная «соль» России не потеряла силу и благодаря искусству Юдиной (продемонстрировав неразложимость этой «соли», в конце концов, явлением миру пастернаковского «Доктора Живаго»)… Больше того, в свете феномена «Юдина» самое понятие культуры становится и просветленным и полихромным. Три ипостаси исполнительства Юдиной – познание Истины, Любовь, духовное наслаждение – пребывали в неразрывном единстве. Мы ощущаем в игре Юдиной (повторим, и в ее записях) веяние Духа Святого. Дух Святой и есть источник Божественной красоты ее искусства. Совершенная красота ее игры – это синтез нотного текста и «мысленного Света… Света трисолнечного, просвещающего мир» (выражение П. А. Флоренского). И улавливаемая нами троичность в ее исполнении Баха, Шуберта, Стравинского, как и других гениев, становятся зримой и слышимой триипостасной истиной, откровением Троицы, т. е. Церкви как Тела Христова. Познание – первая ипостась Троицы – это пламенная любовь к Богу (бесспорная принадлежность музыки Баха и Моцарта), любовь – вторая ипостась – кротость и жертвенность (особенность сочинений Баха, Моцарта, Шуберта, Брамса), третья – наслаждение, восторженность и трепетность (опять же музыка Баха, в значительной степени Стравинского). 

Юдина, что очевидно, пела миру своей игрой «Отца и Сына и Святаго Духа». 

Соч.: Мария Вениаминовна Юдина. Статьи. Воспоминания. Материалы. М.: Советский композитор, 1978; Мария Юдина. Лучи Божественной Любви: Литературное наследие. М.; СПб.: Университетская книга, 1999; Мария Вениаминовна Юдина. Вы спасетесь через музыку: Литературное наследие. М.: Классика-XXI, 2005; Мария Юдина. Высокий стойкий дух. Переписка 1918–1945 гг. М.: РОССПЭН, 2006; Мария Юдина. Обреченная абстракции, символике и бесплотности музыки. Переписка 1946–1955 гг. М.: РОССПЭН, 2008; Мария Юдина. Жизнь полна Смысла. Переписка 1956–1959 гг. М.: РОССПЭН, 2008; Мария Юдина. В искусстве радостно быть вместе. Переписка 1959–1961 гг. М.: РОССПЭН, 2009; Мария Юдина. Дух дышит, где хочет. Переписка 1962–1963 гг. М.: РОССПЭН (в печати); Вспоминая Юдину. М.: Классика-XXI, 2008; «Вы единственная воздушная арка, которая связывает меня с Россией» / Из переписки П. П. Сувчинского и М. В. Юдиной // Петр Сувчинский и его время. М.: Композитор, 1999. С. 321–383; Кузнецов А. М. «Дорога великих сердец». (Переписка М. В. Юдиной, Н. А. Решетовской и А. И. Солженицына) / Музыкальная жизнь, 2008, № 12, С. 20–22; Вейнгартнер Ф. Исполнение классических симфоний. Советы дирижерам. Том первый. Бетховен / Перевод с немецкого М. В. Юдиной. М.: Музыка, 1965; Бах И. С. Ария с различными вариациями (Гольдберг-вариации) для клавира. С пометками Марии Юдиной / Вступительная статья и комментарии Марины Дроздовой. М.: Композитор, 1996. 

Лит.: Материалы научно-просветительских чтений «Духовное наследие М. В. Юдиной и мировая культура ХХ века» (К 100-летию со дня рождения М. В. Юдиной) [Авторы: Л. В. Скворцов, В. П. Чинаев, И. В. Девина, К. В. Зенкин, Л. М. Максимовская, А. Е. Махов, С. С. Хоружий, В. М. Пискунов, С. И. Савенко] // Культурология. 2000-3 (15). Дайджест. М.: ИНИОН РАН, 2000. С. 9–98; Невельские сборники: Статьи, письма и воспоминания / Составитель и ответственный редактор Л. М. Максимовская. Вып. 1–15. СПб., 1996–2009. [В каждом выпуске опубликованы биографические и теоретические материалы, посвященные М. В. Юдиной. Вып. 3–5 вышли к 100-летию М. В. Юдиной]; Дроздова М. Уроки Юдиной. М.: Композитор, 1997 (Переиздание с дополнениями: М.: Классика-XXI, 2006); Трубачёв С. З. В общении с Флоренским. (М. В. Юдина и священник Павел Флоренский) // Диакон Сергий Трубачёв Избранное. Статьи и исследования. М.: Прогресс-Плеяда, 2005. С. 360–420; Гаккель Л. Е. Величие исполнительства: М. В. Юдина и В. В. Софроницкий. СПб.: Северный олень, 1994; Коган Г. Вопросы пианизма. М.: Советский композитор, 1968. С. 429–432; Cтрельников Н. Производственный успех. (Акт в Консерватории) // Жизнь искусства. № 773–775.

 9–11 июля. С. 1–2; Зенкин К. Юдина в общении с русской религиозной философией // Музыкальная академия. 2000. № 2. С. 101–106; Дроздова М. Аннотации к дискам М. В. Юдиной, выпущенным фирмой грамзаписи «Vista Vera». Вып. 1–15. М., 2004–2009 Raabe K. Keine Bastille durfte mehr sicher sein [Maria Yudina] // Frankfurter Allgemeine Zeitung. 1999. 25 October. S. 52.

 «Культурология. Энциклопедия». Том 2 / Главный редактор и автор проекта С. Я. Левит. М.: РОССПЭН, 2007

Источник:
judina.ru .


Мария Вениаминовна ЮДИНА: цитаты

Мария Вениаминовна ЮДИНА (1899 - 1970) - пианистка, педагог, писатель: О Музыке | О Человеке | Аудио .

***
«Нет подлинного искусства вне религиозных корней»

***
«Я единственная, кто работает за роялем с Евангелием в руках».

***
«соприкосновение с музыкой – толчок к новому пониманию реальности»


О Человеке: о Марии Вениаминовне Юдиной

Мария Вениаминовна ЮДИНА (1899 - 1970) - пианистка, педагог, писатель: О Музыке | ЦитатыАудио .

СЛОВО НА ОТПЕВАНИИ

Прекрасна душа, прекрасна жизнь, прекрасны поступки... Но когда мы так говорим, братья и сестры во Христе, то мы не делаем эстетической оценки душе, жизни или поступкам. Прекрасное - это не эстетическая категория. Красота - это категория метафизическая, духовная. Это высшее состояние бытия, это высшее достижение существования, а вовсе не одна какая-то его сторона, одна из сторон. Так думала покойная Мария Вениаминовна в полном согласии с учением Православной Церкви. Красота явлена была именно как таковая, как высшая метафизическая реальность - на горе Фаворской, в час Преображения Господа нашего Иисуса Христа. Вот - явление Красоты, славы Божией, которая осияла весь мир тогда, хотя и пребывает она в этом мире, оставаясь в нем до скончания века сокровенной. Когда-то Достоевский говорил, что красота спасет мир... Мария Вениаминовна часто повторяла эти слова. Она знала, всем своим существом верила и знала, что это так, что это правда, потому что красота - это сила Божия, это сила славы Божией, это слава силы Божией. преображающая мир.

В центре нашего православного христианского мировоззрения стоит эта вера в преображение мира благодатной энергией Славы Божией, действующей здесь, пребывающей в этом мире сокровенно, отыскиваемой нами, каждым ищущим человеком, действенно раскрывающим ее тогда, когда он ее находит, когда он ее воспринимает.

Красота - об этом так часто говорила покойная Мария Вениаминовна - красота ноуменальна, - говорила она, - а не феноменальна. Красота - это высшая реальность, которую ищет человек, красота есть добро, есть путь жизни и средство, при помощи которого человек следует жизненным путем, идет к красоте. А красота - она по ту сторону добра. Вот там и оттуда идут стихии этой красоты, мир преображающий. Эту сторону нашего умения Православной Церкви Мария Вениаминовна всем своим существом чувствовала, понимала правду и силу этого учения, так была ему верна во всем.

Красота - активна. Красота - не статична, красота - динамична, красота - это всегда движение и сила нечто совершающая; и восприятие красоты - это всегда прорыв в другой мир, к другой, высшей реальности, это всегда стремление и прорыв к Божественному миру, в мир Божественной реальности, благодатной. И вся жизнь, а не только мысли о красоте, вся жизнь покойной Марии Вениаминовны, посвященная красоте, и была таким стремлением к высшим, действенным ценностям красоты и прорывам в другой мир. Именно так она понимала искусство, братья и сестры, как совершающее этот прорыв в другую, высшую реальность.

Почему искусство призвано к преображению жизни? Почему искусство, и в особенности музыка, - говорила она, - это есть упреждение преображения мира? Это есть видение уже преображенного мира благодатью Божией, Славой Божией, Славой, явленной Господом Иисусом Христом на Фаворской горе, когда так хорошо стало тем трем, которые видели эту Славу, когда так прекрасно было все вокруг и почему-то вдруг погасло, ушло, исчезло, явив в своем явном совершенстве образ будущего мира, уже преображенного. Того мира, к которому мы идем, которого мы ищем, того мира, который частично может быть осуществленным и осуществляется. Такой жизнью, такой верой жила, такой верила покойная Мария Вениаминовна.

Есть еще одна особенность в особом внутреннем, духовном мире и мировоззрении покойной Марии Вениаминовны. И я бы хотел сейчас сказать об этом несколько слов.

Во-первых, она очень сильно различала красоту и красивость. Красота - вечна, а красивость принадлежит этому миру и - преходяща. И очень часто красивость обманывает, а красота - никогда.

Дальше. Красота, - говорила Мария Вениаминовна, - и это [сказано] опять в таком необычайном внутреннем глубоком соответствии и согласии с учением Церкви, - красота реализуется в форме. Но вот что странно, вот что парадоксально: форма, реализующая красоту, как-то вдруг эту красоту убивает, может ее убить. В форме, если она как-то приобретает некое самодовлеющее значение, в форме угасает тот огонь, который бывает...* в форме исчезает, затвердевает та жизнь, та энергия, энергия Божественная, в которой осуществляется человеком...* видящим эту красоту так и затем в такой-то форме ее реализующим. Нужно бояться, говорила она... отношения между красотой и...* формы, так как форма только временна, а красота - вечна.

Есть красота человеческого лица, братья и сестры, каждого человеческого лица, имеющего форму. Прекрасно человеческое лицо, и оно тем прекраснее, чем больше в этой форме любви, чем больше за этой формой - образ любви, стремление человека в выражении лица... [показать себя причастным] к Вечности, к вечным ценностям, к красоте, которая принадлежит Вечности и есть Вечность, к Божественной красоте, в которой - Бог.

Потому что, кто же из нас не видел на этом лице, и не видит и сейчас, этого постоянного стремления к горе, наверх, к вечным ценностям, к той красоте, которой имя - Бог. Бог, которому она была так верна во всей своей жизни, во всем делании своем, во всем своем служении искусству и людям на всех путях своей жизни. В ней жила высшая память о Боге. Она никогда не забывала и не отрывалась от этого понимания, от этого сознания и от этого стремления, наполнявшего всю ее, полюбившую Бога, [наполнявшего] душу. Всю! Никогда она не забывала этого стремления к Нему. И вот сейчас она входит со своей Вечной Памятью о Боге в Вечную Память Самого Бога.

Да примет же Господь и упокоит в Своих селениях душу прекрасного человека, от нас ушедшего.

Прекрасна душа, прекрасны и поступки, и жизнь. Прекрасен путь жизни. Аминь.

Источник: judina.ru  .

МАРИЯ ЮДИНА
Из книги "В поисках вечного града"

В 1948 году вышло в свет «знаменитое» постановление ЦК о формализме в музыке. В старом здании Союза композиторов на улице Готвальда тут же состоялось собрание, на котором за «шум вместо музыки» (выражение Жданова) и вообще за несовместимость творчества с социалистической действительностью и коммунистической идеологией «форма- (63) -листов» (Прокофьева, Шостаковича и Шебалина) с огромным энтузиазмом громили сами композиторы. Кажется, при участии Жданова.

Заседание закончилось. Шостакович, бледный как мел, абсолютно потерянный, раздавленный и, главное, оказавшийся в полном вакууме (композиторы уходили, делая вид, что Дмитрия Дмитриевича просто нет в зале) один вышел на улицу. Здесь его, тоже одна, ждала Юдина.

Как рассказал мне профессор Лев Евграфов, ученик Марии Вениаминовны и известный виолончелист, она, не признававшая никаких цветов и запрещавшая друзьям дарить их ей после концертов, ждала его у дверей с огромным букетом роз. Когда Шостакович вышел, она встала перед ним на колени и сказала: «Вы - великий композитор. Вы - великий музыкант. Вы - великий человек».

Ученица Льва Платоновича Карсавина (она училась в консерватории и в университете одновременно и потом всю жизнь дружила с ближайшей ученицей Карсавина профессором Еленой Чеславовной Скржинской), Юдина до конца жизни оставалась человеком начала века. Ничего и никого не боялась, не скрывала своей религиозности, открыто цитировала запрещённого тогда Владимира Соловьёва и публично выказывала своё отношение к «единственно правильной» идеологии.          
          
Шостакович, Стравинский и Прокофьев были среди композиторов, которых она исполняла постоянно. Именно она впервые в России познакомила слушателя с Хиндемитом, Мессианом, Веберном и Шёнбергом. Исполняла и совсем молодого тогда Андрея Волконского. В письме к Геннадию Рождественскому Юдина писала: «Я всю жизнь ищу (и нахожу) новое». Хотя в действительности Юдину волновал не конкретно авангардизм первой половины нашего века, не эпоха Пикассо, с которым её иногда неудачно сравнивали критики, но всё новое вообще, её постоянно называли пропагандисткой авангардизма. Её - страстно верующую православную христианку, почти монахиню, одетую предельно просто и всегда в чёрное.

Это может показаться странным и, главное, нетипичным, но, ища и находя новое, Юдина реализовывала свою веру в Того, Кто «творит всё новое». С 20-х годов она начинает работать на радио. В последние годы жизни, много записываясь (как правило, в институте Гнесиных), она всегда удивлялась, если запись делалась в моноварианте, хотя эпоха стереозаписи тогда только начиналась. Интересовали её и современная мода, и литература последних лет, и поэты шестидесятых годов, которых она, умершая в ноябре 1970 года, успела прочитать и полюбить.

Однако главной любовью Юдиной был Бах. Во время поездки в ГДР она, грузная и пожилая женщина, прошла через весь Лейпциг к его могиле в церкви св. Фомы босиком, как средневековая паломница. С какою мощью звучала в её исполнении органная фуга Баха, сыгранная на всего лишь кабинетном рояле в совсем небольшом зале музея Скрябина, я, тогда почти ребёнок, не забуду никогда. Так не всегда звучит и самый мощный орган.

Моцарт, Бетховен и Шуберт - вот ещё три бесконечно любимых ею композитора. Из русских авторов она выделяла Мусоргского (особенно «Картинки с выставки») и Танеева. При этом Юдину часто упрекали в том, что она играла не великих композиторов, а саму себя. Не знаю, заслуживает ли это упрёка, но она действительно вкладывала в исполнение всю себя. Одна из её учениц, Марина Дроздова, пишет: «Юдина не любила, когда её называли пианисткой, естественно ощущая себя музыкантом; её коробили слова виртуоз, техника, относимые к ней и делающие из неё нечто совершенно чуждое и чужое». Фортепиано Юдина училась в Питере у Л. В. Николаева (вместе с Шостаковичем и Софроницким), но своими учителями считала музыковеда Б. Л. Яворского (великого мыслителя, к сожалению, известного только музыковедам), художника Вл. Фаворского и, конечно, о. Павла Флоренского (последний раз она сказала об этом в беседе, записанной за несколько недель до смерти). И это не случайно. При её потрясающей технике главным в её исполнении была далеко не техника.

Юдина не исполняла, а переживала каждое сочинение и всегда много говорила о том, какие картины навевает та ил и иная музыка, какие зрительные образы она вызывает в сознании. В письме к М. Ф. Гнесину она писала: «Вызвать слушателя следовать за собою по "коридору" понятий, образов, целых пластов культуры и мира - вот об этом я мечтаю». Так, говоря о Дебюсси, Юдина подчёркивала, как рассказывает Лев Евграфов, что «импрессионизм - это Восток, рыцари на Востоке».

Вообще этими размышлениями, говорит Лев Евграфов, она «разжигала воображение» музыканта, давала возможность увидеть, что звучит в этой музыке не в смысле нот, а «за нотами». При этом, как отмечает ещё одна её ученица, «она никогда впрямую не связывала музыку с конкретными образами. Недаром исключительное значение придавала она слову "quasi" - "словно"».

Воображение ей казалось необходимым для того, чтобы во всём дойти до глубины, «до самой сути» (как говорится у Пастернака), до истоков и основ. Там, где - как и в культуре Ветхого Завета - нет места для изобразительного искусства, его должно заменить воображение. Именно так могла рассуждать Юдина, родившаяся в еврейской семье и знавшая, что такое вторая заповедь, не понаслышке. В этом смысле она была невероятно похожа на святую Терезу из Авилы, тоже происходившую из еврейской семьи.

Сравнивая Малера с Яворским, Юдина писала, что и того и другого отличала «фанатичность, самосжигающая пламенность, та же абсолютнейшая неподкупность, та же мученическая, якобы прозаическая, честность мастерового, работающего не за страх, а за совесть и погибающего in medias res -"в середине дела"». Эти слова могут быть отнесены и к самой Юдиной с её безусловно «самосжигающей пламенностью».

Не случайно поэтому рояль у неё звучал, словно целый оркестр. Этот восходящий, как говорят, к Ферруччо Бузони стиль игры на форте пиано она развила до максимума. «Когда я громко играла тему, - рассказывает И. Г. Стучинская, учившаяся у Юдиной в конце 20-х годов в Питере, - она сердилась, говоря, что вся ткань должна быть слышна, что тема-только первая среди равных, что она должна быть как бы на гребне волны. Тема - это заглавие, её нужно всегда произносить значительно, а искусственно выделяя тему, я играю одноголосно, низводя остальные голоса до уровня аккомпанемента, что, конечно, противоречит полифонической концепции Баха».          

В православии, которое она выбрала для себя сама и далеко не сразу, а в результате долгих духовных поисков, Юдину больше всего привлекало, как она сама говорила, его милосердие - жаление, особенная и жертвенная доброта. Всю зиму 1941-42 годов (разумеется, отказавшись уехать из Москвы) она проходила в босоножках и солдатской шинели, в первые же дни войны записалась сама и записала одну из самых талантливых своих учениц на курсы медсестёр, потом работала в госпитале и одновременно давала концерты - почти ежедневно. И всё время работала, репетируя по много часов. «Искусство - тяжёлый труд, а не забава»,-сказала она однажды слушателям во время концерта.

И последнее. Репетируя, Юдина «повторяла произведение много раз подряд от начала до конца... но почти никогда, - как рассказывает Марина Дроздова, - не учила отдельных трудных мест». Этот метод работы крайне изнурителен и требует большой выдержки и длительного неослабного внимания, однако «одним из его преимуществ является то, что произведение видишь как бы с "птичьего полёта", что придаёт большую органичность и цельность форме». В этом и заключался титанизм Юдиной. Наверно, неудивительно, что, побывав у неё дома, один молодой человек потом сказал: «У меня такое впечатление, будто я был у Гёте».         
              
Из интервью о.Георгия Чистякова "Ласточка, которая делает весну":
"- Несмотря ни на что, в советский период сохранился русский культурный фундамент...

- Безусловно. В Албании или Китае не осталось живых знатоков поэзии, верующих людей, мыслителей, ученых. При председателе Мао и Энвере Ходже в этих странах были уничтожены все. Им сегодня намного сложнее. В России оставались люди, которые в полулегальных условиях нас учили. У нас была Мария Вениаминовна Юдина - философ, музыкант, мыслитель. Великая пианистка и во многом учительница и для о. Александра. Был он сам - отец Александр Мень... Нам не пришлось извлекать великую культуру прошлого и начала нашего века из случайно забытого на чердаке сундука давно умершей бабушки. Нам её передали из рук в руки живые люди. И убежден, именно благодаря этим людям у России сегодня есть будущее."   полностью
          
Из доклада В.Никитина

"Дружила она и с протоиереем Всеволодом Шпиллером, и с митрополитом Сурожским Антонием (Блумом). Отца Всеволода называла гениальным проповедником, перед Владыкой Антонием глубоко преклонялась, величала его светочем всего православного мира и не раз беседовала с ним о проблемах христианского единства. Юдина получила благословение Владыки записывать свои сугубо богословские мысли и писать мемуары."
           
Из книги Ива Амана "Отец Александр Мень. Христов свидетель в наше время"

"Сколько известных людей: ученых, писателей, художников им было обращено к Евангелию? Сегодня, когда прежние предосторожности отпали, мало-помалу, с удивлением обнаруживаются эти имена. Однажды, на выставке одного живописца, должно быть, это было примерно в 1966 г., когда он еще служил в Тарасовке - женщина, вся в черном, подошла к нему и сказала: «Похоже, вы очень хорошо умеете обращать людей, а у меня есть несколько человек, которых нужно обратить». Это была знаменитая пианистка Мария Юдина. Они подружились и в дальнейшем нередко встречались для нескончаемых разговоров, часами вышагивая вокруг церкви в Тарасовке."  

Источник: www.tapirr.com   .


 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ