О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна ( род. 1957)

Поэзия   |   Интервью   |   Статьи    |   Аудио
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна

Ирина Константиновна ЯЗЫКОВА родилась и живет в Москве. В 1981 г. окончила Московский Государственный Университет им. Ломоносова, исторический факультет, отделение истории искусства. Защитила диплом на тему «Образ Богоматери в древнерусском искусстве рубежа XIV-XV вв.» (научный руководитель д.иск. О. C. Попова).

Еще во время учебы в Университете работала в Государственном музее архитектуры им. Щусева, затем в Всероссийском Обществе охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК). По окончании МГУ работала во Всесоюзной проектной научно-реставрационной мастерской (ВПНРК), объединении «Союзреставрация». Много лет участвовала в программе по обследованию и паспортизации памятников церковной архитектуры и искусства, поставленных на государственной учет, в основном ее объектами были московские храмы и монастыри.

С 1980-х гг. И. К. Языкова читает лекции по иконописи для самой широкой аудитории. Впоследствии эти лекции легли в основу ее первой монографии «Богословие иконы», написанной по заказу Московской Патриархии, готовившей серию учебников для духовных школ. Изданная в 1995 г., эта книга была рекомендована как учебник для семинарий и богословских вузов. В 1997 г. была переведена на польский язык и издана в Варшаве. Сейчас готовится второе, исправленное и дополненное издание «Богословия иконы».

С 1991 г. преподает в богословских вузах. Первым среди них был Общедоступный Православный Университет (ОПУ), основанный о. Александром Менем в 1990 г. Затем, в 1995 г. перешла в Библейско-богословский институт св. апостола Андрея (ББИ), который выделился из ОПУ как самостоятельный аккредитованный богословский вуз. Ныне она занимает в ББИ должность зав. кафедрой христианской культуры.

С 2001 г. преподает в Коломенской духовной семинарии, где читает курс по церковному искусству. С 2002 г. преподает также в Российском православном институте св. Иоанна Богослова, на факультете церковно-исторической живописи. Ныне она декан этого факультета.

В 2002 г. в Италии (издательство «Матренин двор») была издана книга И. К. Языковой «Се творю все новое. Икона в ХХ веке». Книга вышла на двух языках - итальянском и русском которая по существа стала первым серьезным исследованием иконописной традиции прошедшего столетия. Эта книга и стала основой ее диссертационной работы «Икона в духовной культуре России ХХ века» на соискание кандидата наук, которую она защитила в 2005 г. по специальности "история и теория культуры" (научный руководитель д.ф. н., проф. Т. Ф. Кузнецова). Эта работа стала итогом исследований в области современного церковного творчества, начатого еще в конце 1980-х гг. Весной 1989 г., работая в ВООПИиК зав. Выставочным залом, И. К. Языкова подготовила выставку «Современная икона», которая экспонировалась в Знаменском соборе на Варварке (тогда ул. Разина). Выставка имела большой общественный резонанс, так как по существу была первой экспозицией работ современных иконописцев после долгих лет идеологических запретов на церковное искусство. С этого времени исследовательский интерес И. К. Языковой сосредоточился на современном иконописном творчестве, которое тогда практически не привлекало внимание серьезных искусствоведов. За прошедшие двадцать лет ею написаны десятки статей в различных изданиях, подготовлено несколько каталогов современных иконописцев, она постоянно выступает с этой темой на научных конференциях и круглых столах, устраивает выставки современных иконописцев. Много лет подряд И. К. Языкова является одним из руководителей иконописной секции на Общероссийских Образовательных Рождественских чтениях, участвует в иконографических комиссиях, ее часто привлекают к разработке программ храмовых росписей, иконостасов и создания новых икон.

Участвовала в составе коллектива авторов в издании «Истории иконописи. VI – XX вв.», вышедшей в свет в 2002 г. и затем переведенной на английский и др. языки. Помимо этого И. К. Языкова – автор нескольких монографий и около сотни статей по иконописи, древней и современной, а также по всей истории искусства.

В течение 15 лет на радиостанции «София» ведет еженедельную радиопрограмму «Арфа царя Давида», посвященную христианскому творчеству. Входит в редколлегию научного журнала «Страницы: богословие. Культура, образование» (зам. Главного редактора), издаваемого ББИ св. апостола Андрея и христианских популярных журналов «Истина и Жизнь» и «Дорога вместе».

В 2008 г. Святейший патриарх Московский и всея Руси Алексий II наградил И. К. Языкову орденом св. равноапостольной княгини Ольги III степени за многолетнюю преподавательскую работу и исследовательскую деятельность.

Источник: www.st-alipy.ru.

..

..


Ирина Константиновна ЯЗЫКОВА: поэзия

Ирина Константиновна ЯЗЫКОВА (род. 1957) - искусствовед, кандидат культурологии, заведующая кафедрой христианского искусства Библейско-богословского института святого апостола Андрея, преподаватель Коломенской духовной семинарии, Российского православного института святого Иоанна Богослова: ВидеоПоэзия | Интервью | Статьи | Аудио | Фотогалерея.                                   

                            ***
Дело даже не в том, чтобы найти слова,
И вовсе не в том, чтобы высказать их.
Просто я слышу, как прорастает трава.
Просто я вижу, как с ветки падает лист.

Слышу, как тихо свершается времени ход,
А сквозь окно пробивается вечности свет,
Вижу, как бабочка свершает безмолвный полет,
Оставляя в воздухе неуловимый след.

В тишине растворясь, оживает невидимый звук,
Отзывается эхом в пространстве, чтоб снова уйти.
Но когда размыкаешь последний, таинственный круг,
Понимать начинаешь, что ты на верном пути.

Да, на солнце, не щурясь, почти невозможно смотреть,
И в дырявом сосуде трудно хранить благодать.
Но когда не хватает слов, я просто стараюсь петь.
Когда больно ходить, я просто стараюсь летать.
30 января 2003 г.


 
               ***

Посвящается
Наталье Леонидовне Трауберг


Покуда мы ждем у моря
погоды хорошей и ясной,
Покуда прекрасные замки
Мы из песка возводим,
Жизнь протекает сквозь пальцы,
как будто вода сквозь сито,
уходит в песок прибрежный,
сливаясь с соленым морем…

Покуда мы ловим в небе
коварную синюю птицу,
Покуда мечтаем о счастье,
синицу в рукав запрятав,
Жизнь ускользает юрко,
Как ящерка меж камнями,
И тает почти бесследно
Как капли росы на солнце…

Покуда мы сетуем горько
О времени быстротекущем,
Покуда считаем потери
И счет ведем неудачам,
Жизнь нашу ветром уносит
Как горстку остывшего пепла,
Как лист, сорвавшийся с ветки,
Как пыль на пустой дороге.

Но если мы верим в чудо,
Возможное только Богу,
Пока не теряем надежды
И любим, хотя бы кошку,
Жизнь словно малое семя
Тихонько внутри прорастает,
Растет как былинка в поле,
Колеблемая ветрами.

Но робкий росток надежды
становится древом жизни,
И слабый любви источник,
Источником жизни станет,
И вера раздвинет горы,
И небо сольется с землею,
И мы себя обнаружим
На пороге Отчего дома,

Где жизнь и становится жизнью,
Где цель совпадает и средство,
Где тот, кто любим, тот любит,
Где счастлив отдавший душу,
Взамен получивший Царство.     
                                                        
                                   Декабрь 2007

                           ***
Ты помнишь, Мария, как ангел трубил,
Над всею землею был глас его слышен?
И к дому спустился с небес Гавриил,
И эхо как дождь пробежало по крышам.
 
Ты помнишь, Мария, биенье крыла,
Словно дыханье весеннего ветра,
Гудели слова, словно колокола,
А ты все никак не давала ответа.
 
Мгновенья тянулись как будто года,
И в сердце смешались и страх, и сомненья,
Но губы шептали: «Я Божья раба».
Да сбудется слово благословенья!

Бездонное небо отверзлось тотчас,
И воздух наполнился сладостью меда,
А слезы стояли так близко у глаз,
И сердце как птица рвалось на свободу.

Избранница неба, пречистый сосуд,
Тобою Сын Божий на землю приходит.
Ты слышала: ангелы в небе поют,
И райскую жизнь возвращают природе.

…А ныне, Мария, кругом пустота,
И небо скукожилось будто тряпица.
Ты молча стоишь у подножья креста,
И нет больше сил ни рыдать, ни молиться.

И нет больше сил ни стоять, ни дышать,
Ни жить, когда Сын на кресте умирает.
Ни думать, ни чувствовать, словно душа,
Как мертвая птица, внутри застывает.

Но Слово оставило в сердце свой след,
И где-то внутри, как на донце колодца,
Как тихий и ровный немеркнущий свет,
Голос надежды: Он снова вернется.

Ты веришь, Мария, что дня через три
Твой ласковый  Сын тебя снова обнимет.
Он смерть победит на восходе зари,
И радости вашей никто не отнимет.
 
И будет как прежде, Мария, поверь,
Ведь Ангел к тебе не напрасно был послан.
Но то было прежде, а то будет после…
А ныне над бездной распахнута дверь.

весна 2008 г.
 
                               ***
                                   Посвящается моей маме

Все когда-нибудь кончается, даже жизнь.
Но ты веруй, не отчаивайся и держись.

Все когда-нибудь изменится, так и знай,
Переменится, перемелется, будет рай.
 
И обещанное исполнится ровно в срок.
Только сроки, как уж водится, знает Бог.
 
И когда-нибудь все мы встретимся, но без слез.
Видишь: радуга в небе светится среди звезд.
 
Встреча будет светла и радостна, как заря,
И откроется, что мы прожили жизнь не зря.

Боль уйдет и один останется вечный свет,
Так что веруй и не отчаивайся, смерти нет.

июль-август 2007 г.


Ирина Константиновна ЯЗЫКОВА: интервью

Ирина Константиновна ЯЗЫКОВА (род. 1957) - искусствовед, кандидат культурологии, заведующая кафедрой христианского искусства Библейско-богословского института святого апостола Андрея, преподаватель Коломенской духовной семинарии, Российского православного института святого Иоанна Богослова: ВидеоПоэзия | Интервью | Статьи | Аудио | Фотогалерея.            

БЕСЕДА  ОБ ИКОНОПИСИ


- Главный редактор издательства Библейско-богословского института Алексей Эдуардович Бодров в своем интервью нашему порталу признался, что самым большим тиражом в издательстве вышла ваша книга «Богословие иконы».
-  Это действительно так. Книга вышла тиражом 25 тысяч экземпляров. Сейчас таким тиражом мало что выпускают. Это был совместный проект Московского Патриархата и нашего института. Целью было создание учебников для духовных школ. Книга «Богословие иконы» разошлась прежде всего по духовным школам и семинариям. Но она используется в качестве учебного пособия и в светских учебных заведениях.

- "Богословие иконы"— То есть такой большой тираж был запланирован изначально?
- Да, и он довольно быстро разошелся. Книга родилась из лекций, которые я начала читать еще в 1980-х гг. в Обществе охраны памятников, а потом продолжила в начале 1990-х в богословских учебных заведениях, поэтому она написана понятным и доступным языком. Этот труд оказался востребован как в богословских школах, так и в кругу светских специалистов. Я слышала отзывы об этой книге от совершенно разных людей: от преподавателей воскресных школ до сотрудников Кремля.

- В чем секрет популярности книги?
- Даже любя икону, люди не всегда в ней умеют разбираться. На первый взгляд кажется, что иконный язык прост, проще, чем реалистическая живопись; на самом деле, в иконе заключена глубокая символика, особый смысл. Когда человек начинает в этом разбираться, он понимает, что это, во-первых, необыкновенно увлекательно, а во-вторых, что нужен путеводитель в эту неведомую страну. Моя книга для многих стала таким путеводителем. Она вышла в 1995 году. Тогда интерес к Церкви, к православной культуре, был даже у светских людей. Искусствоведы перестраивались с советского материалистического подхода на истолкование иконописи как духовного явления. Поэтому такой труд оказался нужен и Церкви, и светской науке.
В работе над книгой у меня изначально был не искусствоведческий, а смысловой подход: мне хотелось рассказать не о красоте линий и красок, а показать, что икона — это действительно глубокий художественный и богословский текст.

- Вы сказали, что люди не всегда умеют разбираться в иконах. Как Вы считаете, православному человеку необходимо ориентироваться в иконописи?
- Несомненно! Икона — это великое наследие богословия. Только это богословие в красках. Православному человеку необходимо знать текст Священного Писания, участвовать в богослужении и при этом знать, что происходит в храме, а не просто стоять столбом. Христианство предполагает, что человек в Церкви всё время чему-то учится, что-то постигает. А уж икона более, чем что-либо другое, открывает возможность прикоснуться к высокому богословию даже самому простому человеку. Не случайно икону в древности называли «Библией для неграмотных»

Икона дает нам то, что невозможно сформулировать на человеческом языке, понятийном и логическом. Икона показывает вещи, которые внесловесны, надсловесны. В ней заключен опыт святости. Поэтому иконы необходимо знать и понимать. Часто человек смотрит на икону, как ребенок, не умеющий читать, смотрит на книгу. Хорошо, если книжка — с картинками, а если нет, то и читать нечего. Эстетика многих икон, особенно древних, отличается от нашей. Человек современной культуры не всегда ее понимает. И на первых порах нужно применять некоторое усилие, чтобы войти в мир иконы. Но православные христиане должны знать свое наследие. Обидно, когда люди, владея таким богатством, не знают его.

- Что, по Вашему мнению, значит выражение «хорошая икона»?
- «Се творю все новое»— Хорошая икона — это икона, написанная по канонам, со знанием и богословия, и иконографии. При этом она должна быть написана высокохудожественно. Сейчас много иконописцев, которые едва-едва научились что-то писать, а уже называют себя иконописцами. Это обидно. Потому что в древности такого подхода не было. Тогда человек учился 10-20 лет, прежде чем ему доверяли самому писать образ, а до этого он растирал краски, мыл кисти, готовил доску. Сначала его допускали писать фон, орнаменты, незначительные детали. И только после такой школы он по-настоящему постигал секреты иконописания.
Человек молящийся может чего-то не знать, но человек пишущий должен знать всё: все соборы, все постановления Церкви, — а не просто копировать иконы, не зная, что он переносит с одной доски на другую.
В последние годы я занимаюсь как раз современной иконописью. Одна из моих книг «Се творю все новое» посвящена иконе XX века. В ней рассказывается о судьбе иконописи в советское время: как в эмиграции сохранялось иконопись, как она выживала в нашей стране, в советские годы, как начинала возрождаться в 80-90-е годы и что происходит сегодня, уже на новом этапе. Хотя ситуация уже нового тысячелетия — это задача следующей книги.

- Сегодня часто в маршрутках, машинах можно увидеть иконы, которые играют роль оберегов. Отношение к сакральному становится проще?
- Массовая культура, конечно, профанирует священный образ. С одной стороны, это понятно — икона всегда рассматривалась как некий оберег: ее вешали в доме, помещали на фасадах домов, в путь с собой брали, но отношение было всё-таки благоговейным. Сейчас бывает, что люди просто клеят на панель своего автомобиля иконы, так на всякий случай, но при этом сами не очень-то верят.

У меня был один эпизод в жизни. Я ехала в такси. На дороге возникла сложная ситуация, и шофер выругался. И говорит мне: «Извините, пожалуйста». Я показываю на иконы, которые приклеены перед ним и говорю: «Вы не передо мной извиняйтесь, а перед ними». Он спрашивает недоуменно: «Перед кем?» То есть человек не понимает, что если он повесил иконы в машине, то он находится в их пространстве, что святые присутствуют рядом с ним. В Церкви тот же человек так себя не повел бы.
Или, например, в метро продают иконы. Мимо идет толпа людей, рядом, в соседнем киоске, висят журналы с неприличными обложками. Меня всегда это очень сильно коробит. Из этого видно, что здесь имеет место профанирование.
Сегодня икона входит в наш быт, и, может быть, слишком широко. Я, например, очень огорчаюсь, когда вижу иконы на этикетках бутылок, на майках, на предметах, которые к сакральному пространству не имеют отношения. Это признак духовной деградации общества.

- Часто на приглашениях на православные выставки и ярмарки можно увидеть иконографическое изображение.
- Это тоже не очень хорошо. Ведь эти приглашения потом валяются под ногами, их комкают и выбрасывают. В этом есть какое-то надругательство над святым образом. Конечно, можно не делать фетиша из бумаги. Архимандрит Зинон, наш ведущий иконописец, считает, что икона на бумаге, полиграфическая икона — это вообще не икона. Действительно, согласно древней традиции, икона должна быть написана по канонам не только в смысле линий и красок, но и технологии — доски, натуральные краски и так далее. Это же целая Вселенная, целая Литургия! Конечно, с одной стороны, можно согласиться со сторонниками этой точки зрения, с другой стороны, на этих бумажках всё-таки запечатлен образ.

- Изображения многих икон сегодня можно найти в интернете. Следует ли относиться к этим изображениям как иконографическому образу, молиться перед ними?
- Интернет — это все-таки подсобное, информационное пространство. Хорошо, что там много что можно найти, мы можем этим пользоваться, изучать, собирать иконы, познавать искусство иконописи. Но мне никогда не приходило в голову молиться перед монитором компьютера. В крайнем случае, можно распечатать изображение на бумаге, хотя бумажная икона, все-таки — не до конца икона.
Как литургия, записанная на диски, не совсем Литургия. Мы можем слушать ее, оценивать красоту пения, но нельзя считать, что мы тем самым участвуем в богослужении, и тем более нельзя виртуально причащаться. Так и здесь. Общения с первообразом через образ до конца не происходит.

- Как вы относитесь к тому, что сегодня иконы из музейных запасников начинают возвращаться в храмы?
- Владимирская икона Божией Матери - Это вопрос очень сложный. Дело в том, что я, как верующий человек, понимаю, что икона написана для молитвы, ее место в храме. С другой стороны, как искусствовед, много лет проработавший в реставрационных мастерских и в музее, я знаю, что древние иконы нужно хранить в особом режиме. Церковь с этим явно не справится. Есть несколько хороших примеров сотрудничества музея и Церкви. Это Третьяковка и церковь свт. Николы в Толмачах, где сейчас находится древняя Владимирская икона Божьей Матери,  это Княгинин монастырь во Владимире, куда отдали Боголюбскую икону, при этом она находится под наблюдением сотрудников Владимирского музея. Такие варианты взаимодействия Церкви и музеев возможны и желательны в других местах. Но требовать, чтобы все иконы раздать, не разумно. И потом, этого никогда и не было и раньше. Ведь в древности самые ценные иконы нередко хранили в ризницах, а с XIX века существуют церковно-археологические кабинеты и церковные музеи. Была традиция писать запасные иконы; на крестный ход выносили не древнюю святыню, а ее список, копию, запасной вариант, чтобы поберечь икону.
Сегодня раздаются голоса: «Отдайте нам все наши святыни». На самом деле, это неправильный подход, это не духовный подход.
Я считаю, что рублёвскую «Троицу» не нужно везти в Лавру. Как говорили Святые отцы, мы поклоняемся не доскам, а образу, который написан красками на этих досках. Поэтому в этом смысле любая икона Троицы — это икона Троицы. В смысле молитвы рублёвская икона ничем не лучше других. Конечно, она написана преподобным Андреем Рублёвым, это историческая и культурная ценность. Но в плане молитвы она такая же, как и любая другая икона Троицы, написанная в каноническом стиле.

- Не могли бы Вы рассказать о Ваших новых книгах, которые готовятся сейчас к изданию?
- В издательстве Библейско-богословского института скоро выходит второе, дополненное издание книги «Богословие иконы». Она будет называться «Со-творение образа». Начальные главы остались те же, я немного расширила главу, посвященную синодальному периоду, потому что мы очень мало понимаем, как развивалась икона в этот период, все исследования заканчиваются XVII веком, когда древнерусская традиция была достаточно высока. Потом пришел классицизм, был построен Храм Христа Спасителя, получили распространение академические росписи, картины. Казалось, икона умерла, и ее открыли лишь в начале XX века. На самом деле в тот момент шел гораздо более сложный процесс.

Также я расширила главу про современность, потому что сейчас очень бурно, разнообразно развивается современная иконопись, каждый год происходит что-то интересное. Сегодня есть очень хорошие примеры иконописи. Если лет десять-двадцать лет назад мы говорили, что мы только восстанавливаем традицию, что неизвестно, какой будет икона XXI века, то сегодня можно определенно сказать, что есть ряд иконописцев, которые четко определяют лицо современной иконописи; это уже не копирование, не только повторение прошлого, это — иконописное мышление современности. Среди этих людей — архимандрит Зинон, Александр Лагданский, Александр Соколов. Есть также несколько хороших мастеров в Санкт-Петербурге.

В издательстве «Эксмо» выходит книга немного другой тематики. Книга посвящена женщинам Русской Церкви. Занимаясь иконописью, я, конечно, занималась и историей русской святости. Женская тема мне всегда была очень близка. А в XX веке появилось вообще новое явление — женщина-иконописец. В их числе — матушка Иулиания (Мария Николаевна Соколова), мать Мария Скобцова.

Книга родилась из очерков, написанных в разное время, некоторые были уже опубликованы в разных журналах. В ней рассмотрен период от княгини Ольги до тех святых XX века, которые еще не прославлены. Среди них матушка Серафима Чичагова, которая восстанавливала Новодевичий монастырь, а в светской своей жизни была инженером-химиком, разрабатывала резину для космических скафандров. Или Каземирчак-Полонская, тайная монахиня и профессор астрономии, чьим именем названа звезда. Словом, судьбы православных женщин от древности до современности, чтобы рассказать о женской святости, которая была возможна во все времена.

Исследование святости, на мой взгляд, сегодня так же нужно, как и исследование иконы. Необходимо знать своих святых — как необходимо знать и ту историческую эпоху, в которую они жили. Из этой идеи и родилась моя книга.

- Спасибо за интересную беседу. В завершение — наш традиционный вопрос: что бы Вы пожелали читателям нашего портала?
- Прежде всего, я пожелала бы побольше читать хороших книг. Сегодня нередко можно услышать, что в наш компьютерный век книга умирает. Я с этим категорически не согласна! Книга не может умереть, хотя бы потому, что она содержит слово, а Слово, как известно, было в начале всего.

Источник: pravkniga.ru  Автор: Мария Моисеева
 

 «ВСЯКОЕ ИСКУССТВО – ЭТО ДИАЛОГ, ПОСЛАНИЕ»


Во Владимирском государственном университете прошла встреча с искусствоведом и поэтом Ириной Языковой, автором сборника «Пока горит свеча»

- Ирина Константиновна, Ваша жизнь связана с интересом к искусству. Расскажите, как оформился этот интерес?
- Это очень важный вопрос. Большую роль сыграла моя бабушка. Мы ходили с ней в церковь, там я видела и коны и тогда захотела разгадать их тайну.
С первого курса я твердо знала, что буду заниматься иконописью. Также большую роль сыграла О.С. Попова, профессор МГУ им.Ломоносова, которая открыла мне тайну иконописи. На своем жизненном пути я встретила отца Александра Меня. Это потрясающий человек, энциклопедически начитанный. Его личность и книги оказали на меня большое влияние. Также большое влияние на меня оказала Н.Л. Трауберг – великий человек, великий переводчик. Вы на самом деле все её знаете. Читали «Хроники Нарнии»? (По залу пронесся одобрительный гул.) Вот она их перевела на русский язык.
Вы знаете, мои профессиональные интересы отразились и в стихах, которые я пишу уже давно. Ведь о древнерусском искусстве лучше всего говорить поэтически, т.к. оно в высшей степени метафорично.

- Были ли у Вас переломные моменты в жизни, когда хотелось всё бросить?
- Да, были, как и у всех людей. Всякое бывало, ведь сомнения присущи всем. Человек сам по себе существо мятущееся. Ну, например, когда я серьезно углубилась в церковь, то оставила писать стихи, потому что открыла для себя поэзию псалмов. Но потом творчество само вернулось. Иногда, бывает, думаешь, а нужно ли это кому?.. Зачем?..
Но это состояние нужно просто пережить, не нужно в нем застревать.

- Как происходило Ваше знакомство с русской поэзией?
- Это были конец 70-ых – начало 80-ых годов. Сложное было время. Тогда я училась в университете, а университетская среда – это особая среда. Среди нас постоянно шел обмен самиздатом. Я сама перепечатывала Гумилева и Ахматову. Этот самиздат мы научились переплетать и потом дарили, как очень большую ценность. Конечно, издания книг были, но получить разрешение взять их на руки, чтобы написать, например, диссертацию, было очень тяжело. Поэтому нужно ценить нынешнюю доступность книги.

- Каково Ваше отношение к постмодернизму?
- Постмодернизм – это реакция на модернизм, а не нечто цельное. То, что развивается ныне, часто принимает отталкивающие формы. Природа постмодернизма нейтральна, потому что это есть реакция, которая может быть разной.
Я думаю, что это нужно просто пережить. Но что будет после? Скорее всего, возвращение ценностей, так как минус на минус, как известно, дает плюс: модернизм – это отрицание и постмодернизм – отрицание. Постмодернизм – это тупик, он никуда не ведет, ведь он отказался от пути. А культура есть путь.

- Сейчас довольно широко распространена религиозная поэзия, существует круг поэтов, обращающихся к этой тематике. Каковы, на Ваш взгляд, плюсы и минусы такой поэзии?
- Религиозная поэзия – это очень тонкая материя. Не всякое стихотворение, в котором упоминается Бог, является религиозным. Когда я работала на радио, к нам часто приносили такую поэзию и просили её почитать. У нас тогда даже шутка была, что это не стихи, а «стихийное бедствие». Спрашиваешь людей, что они тут понаписали? Отвечают –Бог надиктовал. Не нужен этот лишний пафос, ведь он не привлекает, а только отталкивает.

- На Ваш взгляд, религиозная поэзия несет миссионерскую функцию?
- Конечно. Всякое искусство – это диалог, послание, попытка донести, сказать что-то. Конечно, если поэт думает, что напишет стихотворение и всех обратит, то ничего не выйдет. Ведь стихотворение – это исповедь, она пробуждает человека. Вообще, я считаю, искусство либо есть, либо его нет. А религиозное оно или нет – это уже во вторую очередь.

- Каково, на Ваш взгляд, будущее поэзии? Создается впечатление, что она утрачивает позиции. В чем её внутренние питательные истоки?
- Материалом и почвой для поэзии может быть всё что угодно, но важно, к чему это приведет. Сегодня поэзия – частное дело, а раньше это было формой духовного выживания в обществе. Вообще, поэзия интимна, она лишена площадных форм, поэтому она не умрет, потому что живет человеческая душа, которая хочет высказываться. Может больше и не будет больших поэм, как «Двенадцать» А.А. Блока, но останется малая форма на уровне личного высказывания.

- Что, на Ваш взгляд,  главное в творчестве – разум или чувство?
- Идеал – цельность. Стихи чаще рождаются от чувства, но разум помогает сделать из них что-то необычное. Часто говорят: «Не хотим работать над стихом». Я этого не понимаю, потому что и Пушкин работал! Я считаю, что разум без чувства и чувство без разума ничего не дадут.

- Сейчас в Америке популярна психоаналитическая поэзия. Что Вы думаете об этом явлении?
- Среди этой поэзии без сомнения есть вещи блестящие. Но я считаю, что это направление близко к живописи душевнобольных. С другой стороны, сейчас эра интереса к психологии. Я считаю, что это ложный ход. Человек – это великая тайна, а упор на его подсознание, на ту часть, которая относится к патологии – это искажение, которое не ведет человека к исправлению, но углубляет эти патологии.

- Вопрос о соотношении христианства и творчества. Иногда, придя в церковь, человек попадает к достаточно авторитарному духовнику, который велит отказаться от творчества. Соотносимы ли в таком случае эти вещи?
- Эти понятия соотносимы. Человек изначально создан по образу и подобию Творца, то есть изначально создан творческой личностью. Человек, приходящий в церковь и отрицающий культуру – это, на мой взгляд, крайность. Еще Отцы Церкви говорили, что всё прекрасное прославляет Бога. Конечно, нужно разбираться, какое это творчество и на чем оно основано. Если это только самовыражение, то это не очень хорошо. Вообще, это сложный вопрос и его нужно решать индивидуально. Не нужно бояться творчества, но и не нужно делать его самоцелью.

- Как Вы считаете, что лучше для духовного развития человека? Я имею в виду то, что раньше религия была запрещена, и люди верили как-то искренне. А  теперь это стало престижно, и, на мой взгляд,  это портит.
- Знаете, молодой человек, когда мне говорят, что в СССР было лучше, я не верю. Это не лучше, когда полстраны сидит, а полстраны выживет. Сейчас можно дышать и говорить, а тогда было нельзя. Другое дело, на что настоящую свободу употребить. Это тоже большое испытание. Я сама к вере пришла в несвободные времена, а кто-то пришел, когда стало можно. И я Вам скажу, что испытание свободой выдержать трудней, чем испытание несвободой. Свобода дана для добра и для зла. Тут уже вопрос личности человека.

- Вам, как поэту, не тесно в рамках религии?
- Дело в том, как человек воспринимает религию: как рамку или как стержень. Если как стержень, то не мешает. Понимаете, религия – это форма существования веры. Ведь вы идете в церковь не для того, чтобы класть поклоны, но для того, чтобы принять что-то для своей души. Поэтому тут дело в вас самих.
 
- С чего начать знакомство с иконописью?
- Начинать нужно со смотрения. Икона сама по себе книга, написанная цветом, светом, символом. Встаньте, затихните перед ней и она сама заговорит с вами.

Естественно, студентов-филологов заинтересовали читательские предпочтения поэта. Ирина Константиновна рассказала, что любит И.Бродского, О.Мандельштама, А.Ахматову, Ф.Тютчева,  из прозы – Л. Улицкую. Из зарубежных поэтов ее любимцем является Джон Донн.

Источник: www.eparh33.ru    Светлана Мартьянова, Дарина Струкова.

ТРАДИЦИЯ ЖИВА И РАЗВИВАЕТСЯ

- Расскажите немного о себе.
- Я закончила искусствоведческое отделение исторического факультета Московского Государственного Университета им. Ломоносова. Защитила диссертацию по иконописи ХХ века. Преподаю в нескольких вузах: в Библейско-богословском институте св. апостола Андрея, в Православном институте св. Иоанна Богослова и в Коломенской духовной семинарии. Много лет занимаюсь исследованием современной иконописи и современной церковной культуры в целом. И надо сказать, что это увлекательный процесс. Хотя многие мои коллеги, искусствоведы, свысока относятся к современной иконописи, поскольку нет сегодня ни Рублевых, ни Дионисиев, и общий уровень нашей иконописи еще не очень высок. Но, чтобы родилось что-то высокое, этому процессу помогать нужно.

- Сегодня существуют весьма различные направления в иконописи: одни работают в византийском стиле, другие – в древнерусском, третьи – в академическом. Возрождаются и давно забытые разновидности иконописного искусства – например, энкаустика. Какие направления Вы сочли бы приоритетными для благоукрашения храмов в наши дни?
- Это очень важный вопрос, потому что начавшийся примерно четверть века назад процесс возрождения иконописной традиции сегодня входит в новую фазу. Когда после десятилетий гонений на Церковь стали восстанавливаться храмы и монастыри, возводится новые, иконописцы оказались очень востребованы. Но учителей не было или почти не было, иконописная традиция во многом была утеряна и учились писать не у живых мастеров, а у мастеров прошлого, просто копируя известные образцы. Поэтому и ориентация была не на образ, а на стиль: просто одни учились у древнерусских мастеров, а другие у византийских. И поэтому писали и продолжают писать «в стиле такого-то века». Но стиль — это категория вторичная, она проистекает из содержания, определяемого каноном, то есть духовным наполнением образа. И если мы ориентируемся на повторение стилистических приемов, то есть на вторичное, то и произведения выходят вторичные. Если мы стремимся раскрыть образ в его духовной полноте, исходим из канона как основы иконописного языка, и тогда стиль формируется изнутри и становится органичным, не вторичным, не копийным, а первозданным, оригинальным. Разве Андрей Рублев ориентировался на какой-то стиль? Он жил, верил, молился, думал и стремился в иконах передать духовный опыт Церкви и свой собственный. И также Феофан Грек. И Дионисий. Поэтому они такие разные по стилю, и этот стиль органичен им. Конечно, были мастера помельче, которые ориентировались на мастеров первой руки как на учителей, но все равно делали это не рабски, не копийно, а просто в меру своего таланта, искренне. И сегодня при украшении храма надо исходит не из того, в каком стиле мы будем украшать храм, а из того, что мы хотим видеть в храме, какой образ, и в художественном смысле, и в духовном. Образ первичен, из него проистекает стиль, и он диктует и технологию. Вы, например, упомянули энкаустику. А можно назвать мозаику или еще что-то. Все это проистекает из образа.

- Приступая к росписи храма, приходской совет встает перед вопросом, какую технологию избрать: освященную традицией фреску, широко употребляемую сегодня акриловую роспись, еще какие-то методы… Как принять верное решение?
- В решении этого вопроса обычно встают две проблемы: как получить качественные росписи и как сделать их дешевле? Понятно, вопрос чаще решается в пользу дешевизны, а потому страдает качество. Но тут нужен разумный подход. Фреска, действительно, освящена традицией. Но она трудоемка, то есть, подготовительный период долгий, есть своя специфика работы и проч. Есть новые технологии, которые позволяют сократить сроки росписи. Это не обязательно акрил, это худший вариант, хуже только масло. Сегодня есть силикатные краски, которые помогают сохранить эффект фрески, но работать ими намного проще и быстрее, и не намного дороже фрески. Эта технология уже хорошо освоена современными иконописцами. Другое дело, что вы ходите видеть на стенах? Какой образ? Художественное решение пространства храма очень важно, поскольку это пространство молитвы, пространство литургии, и все должно быть подчинено этому. Если росписи яркие, плотно покрывающие стены, самодостаточные, они будут давить на входящего в храм, ему будет трудно стоять и сосредотачиваться на молитве. Причем это воздействует даже не на сознание, а на подсознание. Эмоциональное воздействие искусства ведь очень велико. Росписи должны быть легче, чем иконы, не должны «убивать» пространство, лишать его свободы. Это особенно важно в небольших храмах, росписи должны, напротив, раскрывать пространство, ведь храм — это небо на земле, здесь не должны быть тесноты. Росписи должны не отвлекать от главного — от молитвы, от богослужения, они должны вовлекать стоящего в литургическое действо, помогать понять его смысл. Как это сделать? Это уже второй вопрос. Технология здесь, конечно, важна, но она лишь техническое средство для выражения главного – образа.

- Как Вы оценили бы современное состояние иконописного искусства?
- Состояние иконописного искусства пока еще переходное. Я уже говорила о новом этапе. Закончился этап восстановления традиции, она уже состоявшийся факт, но следующий шаг — обретение собственного языка иконописи, языка XXI века, и это происходит на наших глазах. Есть мастера, которые уже не стилизуются под кого-то или подо что-то, а говорят свободно на иконописном языке, выражая содержание веры, как оно понимается и переживается нашими современниками. Мы ведь живем не в XV веке, значит, мыслим не как древнерусский человек, хотя содержание веры одно и то же. Но как найти адекватный язык? Не многие об этом всерьез задумываются. Очень удручает проникновение массовой культуры в церковное искусство. Безвкусица. Коммерциализация. Какое-то нечувствие к богословскому содержанию образа. Многие иконописцы пишут, не задумываясь о духовном смысле, а просто зарабатывают деньги. Это не значит, что иконописец не должен получать денег, «трудящийся достоин пропитания», как говорит апостол Павел. Напротив, работа иконописца должна быть оплачиваема по самому высокому разряду. Ведь пишет он очень ответственные образы, через которые происходит (или не происходит!) молитвенная встреча с Первообразом. Но все же деньги это тоже вторичный вопрос. А на первом месте — образ, который каждый раз должен быть рожден как бы заново. Мы же видим бездумное, холодное, не пропущенное через собственную душу, повторение хрестоматийных образцов. На языке современной культуры это называется «симулякр» — пустая оболочка без содержания. Для церковного искусства это вовсе не безобидно. Но повторяю, есть немало хороших даже и очень хороших мастеров.

- Как найти грань между каноном и творчеством? И кто может тут давать оценки?
- Канон и творчество, вопреки расхожему мнению, не противостоят друг другу. Если хотите, творчества нет без канона. В любом искусстве есть канон, образцы, правила, ориентиры. Тем более в искусстве церковном, где существует строгая логика богословия, догматов, литургии, духовная иерархия ценностей и проч. Только канон не надо понимать как рамки, ограничивающие свободу художника. Канон — это стержень, который определяет структуру произведения, как позвоночник для человека. Уберите позвоночник, и человек не сможет двигаться, действовать. Канон также можно сравнить с деревом, корни которого уходят в почву Св. Писания, Слова Божия, Откровения, а крона — это разнообразно и широко развивающаяся церковная традиция, где отдельные ветви могут отстоять друг от друга достаточно далеко. Ствол же этого дерева — церковное предание; как дерево каждый год прибавляет кольца, так и Церковь накапливает духовный опыт, который отражает жизнь каждого поколения верующих. Если художник внутри Церкви, как веточка на дереве, он будет органично развиваться, ему не понадобится что-то разрушать, ломать рамки канона и проч. Вторая часть вопроса: кто может давать оценки? Вообще оценки должно давать вся церковная полнота. Но наша Церковь тоже в переходном периоде. Кто-то хорошо сказал, что у нас Церковь неофитов, которая только постигает основы веры. Даже священники порой плохо разбираются в канонах церковного искусства. Я говорю это, поскольку почти десять лет преподаю в духовной семинарии. Конечно, здесь нужны специалисты. Несколько лет назад при Патриархии создана Искусствоведческая комиссия, возглавляемая о. Владимиром Силовьевым. Вполне уважаемая и представительная. Есть такие и в других епархиях. Но, насколько я знаю, эти комиссии не очень справляются с работой в силу многих причин. А главное, что к таким комиссиям редко обращаются. Священники считают, что сами способны разобраться в таком деле, как украшение храма. Но это не так. Без искусствоведа, а иногда и без богослова, с этим не справиться. Не случайно, в древности церковное искусство считалось не индивидуальным творчеством, а соборным, потому что в создании образа принимали участие многие люди. В том числе и община храма или монастыря, поскольку жизнь каждого храма и каждого монастыря — уникальна. И типовых решений в церковном искусстве быть не может.

- В наши дни Церковь прославила немало новых святых. Разрабатываются их иконографии. Все ли они удачны? Какие общие закономерности тут можно увидеть?
- Иконографии новопрославленных святых — это очень интересная тема. С одной стороны, это показатель того, что традиция жива и развивается, с другой стороны тут-то и видны все слабые стороны современного церковного искусства. Общие закономерности тут таковы, что работа над созданием новых образов идет очень хаотично, зачастую иконописцы не учитывают опыта своих коллег, изобретают велосипеды, наступают на одни и те же грабли. Как ни странно, святых нового времени труднее писать, чем древних, потому что про них известно больше, есть фотографии, портреты и даже кинохроника. И при создании образа редко кто из иконописцев избегает соблазна натурализма, прямой потретности. А ведь икона — это преображенный образ, лик святого — это не его потрет, хотя индивидуальность должна быть отражена обязательна. Есть и другая крайность — написать так схематично и обобщенно, что человек становится неузнаваем. Честно скажу: хороших икон новых святых мало. Много элементов неустоявшихся, образы духовно не осмысленны. Например, не ясно, как изображать блаж. Матрону — с закрытыми глазами или открытыми? Или св. Федора Ушакова — со всеми адмиральскими регалиями, орденами или нет? Как изображать императора Николая II — в короне или без? Или св. Луку Войно-Ясенецкого — в очках или без очков? Ответы на все эти вопросы можно дать только после того, как мы ответим на главный вопрос: что такое икона, изображение земной реальности или небесной? И где тут грань? Не все это понимают. А если мы пишем без понимания этого вопроса, мы неизбежно лжесвидетельствуем, ведь образ на иконе — это свидетельство того, что Бог «приготовил для любящих Его», говоря словами апостола Павла. Если небесная реальность не отличается от земной, значит, мы не верим в воскресение Христово.

- Нередко случается, что нововозведенный храм обустраивают, как говорится, «с нуля». Заказывают иконы, росписи. Как грамотно решить эту задачу? (Понятно, что это – тема не для одной беседы… Можно продолжить ее в следующих выпусках нашего журнала, а сейчас дать какие-то общие рекомендации).
- Общие рекомендации здесь — не спешить. Мы, в наш реактивный век, хотим получить сразу все и во всей полноте. Но так не бывает. Храмы обустраивались десятилетиями, веками. Конечно, хорошо, когда храм проектируется снаружи и внутри в одном замысле, в одном стиле. И «с нуля», т.е. над благоукрасителями не тяготеет что-то уже заданное. Но тут есть и свои подводные камни. И потому надо идти поэтапно. Первое. Без чего не может существовать храм? Без икон. Но заполняя сразу весь храм иконами, мы лишаем следующие поколения радости украшения и освящениями храма новыми образами. А в этом ведь тоже проявляется связь времен и поколений, что и именуется традицией (лат. традицио – передавать).

Второе: для богослужения нужен иконостас. Но не стоит увлекаться высокими и пышными иконостасами. Было время (слава Богу, сейчас прошло), когда все ставили пятиярусные иконостасы. Во-первых, это дорого, во-вторых, не обязательно, канонических правил для иконостаса нет. Высокий иконостас родился в определенную историческую эпоху и существовал не более трехсот лет – XVI-XVIII вв. Множество икон на одной стене, да еще в окружении богатой резьбы и позолоты — это эффектно, но эффективно, в смысле воздействия на душу и сознание прихожан. Если говорить не о музейном подходе, т.е. чисто эстетическом, а о церковном, а значит, сопряженным с духовным и вероучительным воздействием, то лучше выбрать два-три яруса с крупными, хорошо читаемыми иконами. Здесь важен молитвенный контакт с Первообразом, а не только эстетическое любование. Украшение иконостаса не должно мешать восприятию икон, ведь иконостас в переводе с греческого — это «место стояния икон», икона в нем главное, а декор имеет дополнительный, если хотите, эмоциональный смысл.

Третье. Совсем не обязательно сразу и весь храм расписывать. В Древней Руси храмы могли стоять нерасписанными годами, десятилетиями и даже веками. Новый храм проходит усадку, и жалко будет если росписи потрескаются, не стоит выбрасывать деньги на ветер. Да и понять, какие росписи должны быть в храме труднее, чем поставить иконостас. Росписи, как говорит один мастер, должны «выйти из стены, проступить на ней». Новый храм должен наполниться молитвой, обрести свой характер, тогда будет понятно, как его расписывать.

Четвертое. Вот что нужно продумывать сразу и тщательно — это декоративный характер храмовой утвари: паникадила, подсвечники, киоты или полки для икон. А к этому у нас вообще нет вкуса в церковном сообществе. Типовые подсвечники, желтые громоздкие паникадила, шкафообразные киоты — все это только портит церковный интерьер. Но это уже другой и, видимо, долгий и болезненный разговор. Но об этом говорить надо, потому что задача украшения храма это не дизайн интерьера, а создание образа неба на земле. Вот видите, и тут мы упираемся в образ. А если нет образа, то получается безобразие.

Источник:  www.art-sobor.ru «Благоукраситель» №27 Беседовала Елена Вишковская


Ирина Константиновна ЯЗЫКОВА: статьи

Ирина Константиновна ЯЗЫКОВА (род. 1957) - искусствовед, кандидат культурологии, заведующая кафедрой христианского искусства Библейско-богословского института святого апостола Андрея, преподаватель Коломенской духовной семинарии, Российского православного института святого Иоанна Богослова: ВидеоПоэзия | Интервью | Статьи | Аудио | Фотогалерея.           

НАШИ ПЕРЕГОРОДКИ ДО НЕБА НЕ ДОХОДЯТ


Фраза эта стала уже крылатой. И точный источник ее определить трудно. Одни считают, что она произнесена Платоном (Городецким), митрополитом Рижским, в речи при посещении костела. Другие приписывают ее Платону (Левшину), митрополиту Московскому и Коломенскому. Но, так или иначе, важно, что произнесенная в XIX в., в тяжелый для Церкви Синодальный период, в эпоху острой конфессиональной конфронтации, она свидетельствует, что в России появляется жажда единства. Пробуждается осознание, что христианство не сводимо к одной конфессии, что замысел Божий о Церкви шире и глубже исторических, национальных и культурных ее границ.

Приемник Платона (Левшина) на московской кафедре, митрополит Филарет (Дроздов) и вовсе говорил: «Никакую Церковь, верующую, что Иисус есть Христос, я не дерзну назвать ложною». И в своих трудах по переводу Св. Писания он сотрудничал со всеми христианами в рамках образовавшегося в 1813 г. Российского Библейского Общества. Известно также, что он дружил с доктором Гаазом, католиком, немцем, чью жизнь без преувеличения можно назвать подвигом. Его уже при жизни называли «святым доктором». И любой православный человек признавал его как брата во Христе, потому что Гааз дал пример истинной христианской любви и милосердия. Фридрих Йозеф Гааз из благополучной Германии приехал в Россию, чтобы служить самым отверженным. Он был тюремным врачом. Но он не только исполнял свой профессиональный долг - лечил каторжников, - но своим христианским отношением к ним (помните у Пушкина: «И милость к падшим призывал») он изменил пенитенциарную систему в России, изменил, если хотите, национальный менталитет.

На первый взгляд, дружба святителя Филарета и Фридриха Гааза - это всего лишь частное дело двух людей, но на самом деле эта дружба православного митрополита и врача-католика - тоже многое изменила в российском менталитете, потому что является ярчайшим свидетельством христианского единства, любви, для которой конфессиональные барьеры - не препятствие.

В ХIХ в. о единстве Церкви размышлял Владимир Соловьев, задав этим мощный импульс всей русской религиозной мысли.

В начале ХХ в. уже многие искали пути к взаимопониманию христиан. Пути эти были различны: от интеллектуальных диспутов Николая Бердяева с католическими богословами до Вячеслава Иванова, предпринявшего попытку «дышать двумя легкими» и совместить в самом себе опыт двух частей некогда неразделенной Церкви. Многие из русских философов и богословов, живших вне России, участвовали в экуменическом движении и были причастны к созданию всемирного Совета Церквей. Это и о. Сергий Булгков, и о. Георгий Флоровский и др.

«Единство Церкви не создается, его открывают», - говорил известный лютеранский богослов ХХ века Карл Барт.

И христианам весьма неординарно открывалось единство в тоталитарную эпоху - эпоху Освенцима и Гулага, когда в одном концлагере - фашистском или советском - встречались люди, принадлежавшие к разных христианским традициям. И при всем различии их молитвенного, литургического, богословского, культурного опыта, их объединяло главное - вера во Христа, даже можно сказать, Сам Христос. Так в ХХ в. повторялась история раннего христианства, когда перед лицом языческого мира человек признавался преступником только потому, что исповедовал Иисуса из Назарета Мессией, Царем и Спасителем.

Но история повторялась - не потому ли, что христиане не усвоили ее уроков?

Вот IV в.: едва кончились гонения и наступила эра Константина, блаженный Августин радостно пишет: «разнообразием украшается Церковь Христова», но тут же его собрат, блаженный Иероним сетует: «Христос не так беден, чтобы иметь Церковь только в Сардинии». Это значит, что в христианском мире уже не так благополучно.

Да еще раньше апостол Павел сетовал о разделениях среди христиан: «Я разумею то, что у вас говорят: "я Павлов"; "я Аполлосов"; "я Кифин"; "а я Христов". Разве разделился Христос? разве Павел распялся за вас? или во имя Павла вы крестились?» (1 Кор 1:10-13).

Что же говорить нам, живущим в начале третьего тысячелетия? Сегодня к единству христиан отношения самые разные. Одни утверждают, что экуменизм - это опаснейшая из ересей, и выдвигают лозунг «Православие или смерть!». Другие пребывают в спокойном благодушии: мы в правильной церкви, а с инославными разберется Христос. Третьи скептически воспринимают всякие попытки противостоять разделению, потому что логика распада неизбежна, нам бы успеть подумать о спасении своей души. Есть и такие, которые вообще не видят в разделении проблемы, считая, что единство достигается на личном уровне: если Церковь - мистическое Тело, а не человеческая структура, то я могу причащаться, где хочу и с кем хочу.

Но, как говорил о. Георгий Флоровский, «тот, кто не видит в разделении христиан проблемы, тот лишен разума, кто считает, что эту проблему не надо и решать - лишен сердца».

Разделение христиан - это, прежде всего, боль. И эту боль более всего испытывает Христос, поскольку Церковь - это Его Тело. Нам кажется, что мы делим только хитон, а на самом деле режем по живому.

«Христианский мир состоит из многих "раздельных" церквей, одинаково исповедующих во Христе истинного Сына Божия, одинаково называющих Его своим духовным Главою. Чудовищный образ: единая Глава - и многие туловища, чуждые, а то и совсем враждебные между собою... Какой позор христианства!» - эти пламенные слова принадлежат христианскому богослову ХХ в. о. Сергию Желудкову.

Эту боль и тревогу разделял и его друг о. Александр Мень. Оба они, как могли, стремились изменить это позорное положение современного христианства. Причину такого положения вещей о. Александр видел в забвении христианами заповеди Христа: «По тому узнают, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою».
Именно любовь ломает стены и строит мосты, как говорил Иоанн Павел II.

Источник: www.doroga-vmeste.ru  .

 

ЗАТЯЖНОЙ ПРЫЖОК ЛЮБВИ

«Для многих жизнь матери Марии была камнем преткновения. В прошлом социал-революционерка, дважды бывшая замужем, обратившись в христианство, она осталась мыслителем левых взглядов, анархисткой революционного духа. Многих эмигрантов шокировала ее дружба с евреями. Она, монахиня, признавала, что жизнь большинства монастырей представляет собой лишь бледный суррогат жизни семейной, это возмущало и почитателей созерцательного отшельничества. Она отказалась от всякого уюта, будь то литургическое убаюкивание, будь то тишина монастырского затвора, принимая до конца, до самой смерти суровую бедность, неиссякаемую изобретательность любви, чтобы навсегда занять свое место в "истощании", самоумалении Бога, ставшего человеком и в этом явившего миру все безумие Своей любви. В этой женщине нескончаемая, неистовая и необузданная сила жизни была как затяжной прыжок любви».  Так писал о матери Марии православный французский богослов Оливье Клеман.

Да, для сегодняшней России образ матери Марии, ныне уже причисленной к лику святых Константинопольским Патриархатом, является камнем преткновения и соблазна, о который претыкаются многие. Но это и камень на распутье, где мы, как витязь в сказке, должны выбрать верный путь: налево пойдешь - коня потеряешь, себя сбережешь, а направо свернешь - себя потеряешь, коня сбережешь. Жизнь матери Марии вместила в себя так много - вдохновение и творчество, служение и жертву, пророчество и юродство.

Она всегда была творческим человеком, писала стихи, замечательно рисовала (в запасниках Русского музея Санкт-Петербурга хранятся ее ранние рисунки). В молодости она была дружна с поэтами Серебряного века: А. Блоком, А. Ахматовой, Н. Гумилевым, В. Ивановым. Ей пророчили славу большого поэта. Когда судьба забросила ее в эмиграцию, она не перестала писать стихи, а ее богословские статьи очень ценил Н. А. Бердяев, считая, что у нее настоящий философский мужской ум. Приняв постриг, мать Мария создавала приходы и богадельни, шила облачения, вышивала ризы, плащаницы, писала иконы, расписывала стены, делала витражи. При этом не сами артефакты - письменные или сотканные или нарисованные - были важны для нее, но тот Дух, которым она была объята, создавая эти произведения, Дух Любви, Дух Святой.

Часто пишут о ней, что она мало молилась, а больше заботилась о благотворительности. Но как исчислить молитву количественно? А вот качество молитвенного служения почувствовать можно: ее благотворительность, как, впрочем, и ее творчество, была молитвой и плодом молитвы. С тех пор, как она встала на путь служения, каждая минута ее жизни стала предстоянием перед Всевышним, как и положено монаху. Она часто говорила: «На последнем Суде меня не спросят, были ли удачными мои аскетические упражнения, много ли я клала поклонов. Вместо этого меня спросят, накормила ли я голодных, одевала ли нагих, посещала ли больных и заключенных. Это все, о чем меня спросят».

О другой тишине буду Бога молить,
Вышивать бесконечный узор,
Поведет меня медленно алая нить
Средь пустынь и синеющих гор.

Вышью я над водою оливковый лес,
Темных снастей кресты, рыбарей,
Бесконечную синь распростертых небес,
Красных рыб средь прозрачных морей.
 
И средь синего полога голубь взлетит
С ореолом прозрачных лучей;
И средь звездных полей будет дьявол разбит
Вышью золотом взмахи мечей.


Стихи матери Марии, ее философские и богословские работы сегодня опубликованы. Это серьезное наследие еще многие десятилетия будет исследоваться и постигаться. Иконописные образы и вышивки, ею созданные, также ярко свидетельствуют о ее напряженной духовной и молитвенной жизни. Широкому кругу они известны меньше, но именно в них открывается какая-то особая грань личности матери Марии, которая всю жизнь боролась с тьмой и безобразием жизни во всех ее проявлениях. Собирая и обрабатывая жития святых (книга эта вышла под названием «Жатва Духа»), мать Мария мечтала написать всех героев этих рассказов на иконах, чтобы они вошли в пространство нашей жизни не как некие абстрактные образы, а как наши небесные друзья, предстоящие за нас в молитве перед небесным престолом.

Одним из самых любимых святых матери Марии был Василий Блаженный. Юродство Христа ради было ей близко и понятно. Житийная икона св. Василия была написана ею для православного прихода в Париже (ныне находится в монастыре Знамения в Марсена, Франция). И этот образ поражает своей пророческой силой. Из всего сонма святых она выбрала его, он был для нее образцом русской святости, символом противостояния соблазнам мирского царства. Его образ был актуален тогда, в 1930-х гг., и остается актуальным и сегодня.

Василий Блаженный жил в XVI в., в годы царствования Ивана Грозного. Он выбрал непростой подвиг - духовно противостоять власти царя-тирана и человекоубийцы, не боялся говорить жестокому властителю правду, когда весь народ безмолвствовал. В этом образе она видела пример истинной духовной брани - борьбы христианского начала с началом антихристовым. Несомненно, все восприняли этот образ в проекции на тогдашнюю действительность. В то время в России государственная идеология пыталась поднять на щит Ивана Грозного, показывая его как великого государственного деятеля. Вспомним знаменитый фильм Сергея Эйзенштейна «Иван Грозный» с Николаем Черкасовым в главной роли. Правда, и с фильмом было все не так просто.

В январе 1941 г. Эйзенштейна вызвали в Кремль и предложили тему фильма, в котором нужно было показать величие Ивана Грозного, объединившего Русь, не забыв и его прибалтийских завоеваний, и тем самым намекнуть на величие современного властителя. Первая часть была снята и показана в 1944 г., в Москве, Эзенштейн получил самые хвалебные оценки и был удостоен Сталинской премии. Режиссер приступил к работе над второй серией, в которой победоносные военные походы сменились сценами опричнины, залившей кровью всю страну. И тут власти испугались нежелательных параллелей. Вторая серия подверглась резкой критике Сталиным. Выпуск картины был запрещен Постановлением ЦК ВКП(б) от 4 августа 1946 г., в котором говорилось: «Режиссер С. Эйзенштейн во второй серии фильма "Иван Грозный" обнаружил невежество в изображении исторических фактов, представив прогрессивное войско опричников Ивана Грозного в виде шайки дегенератов, наподобие американского Ку Клукс Клана, а Ивана Грозного, человека с сильной волей и характером, - слабохарактерным и безвольным, чем-то вроде Гамлета».

Но еще до фильма Эйзенштейна мать Мария в образе Василия Блаженного ставит дилемму: человек и власть, христианин и мир. И в то время как в Советском Союзе воспевали сильную личность, образ св. Василия Блаженного воплощал пути ненасилия, юродивый Христа ради воспринимался как образ истинного человеческого достоинства. Мать Мария написала Василия Блаженного, как и полагается по канону, худого, в лохмотьях, едва прикрывающих его изможденное тело. В своей наготе и беззащитности перед стихиями мира святой беспомощен, но в своей абсолютной открытости перед Богом - он силен. Вокруг средника, как и полагается в житийной иконе, располагаются клейма, повествующие о житии святого. Но размещены они не четкими квадратиками, как в классических русских иконах XV-XVI вв., а в виде свободных сцен, перетекающих одна в другую, словно поток жизни, омывающий островок,  на котором, как хрупкий тростник, стоит святой. Граница между средником и полями отсутствует, ибо все границы и стены, могущие защитить это хрупкое Божье дитя, разрушены. При этом образ святого свидетельствует о великой силе Божьей, совершающейся в немощи человеческой, являет ту силу веры, что движет горами и удерживает мир от его окончательного падения.

Последняя работа матери Марии погибла вместе с ней в газовой камере Равенсбрюка. Это была вышивка, которую она делала в невероятных условиях концлагеря, но завершить не успела. Лагерная вышивка матери Марии была посвящена крестным страданиям Христа. Необычность образа заключалась в том, что Богоматерь держит в руках крест с распятым Христом-Младенцем. Этот сюжет мать Мария увидела в одном из католических храмов Тулузы, когда с миссионерскими поездками ездила по Франции. Фреска Марселя Ленуара привлекла ее своим неожиданным сюжетом: Богоматерь сидела на троне и держала на коленях стоящего Младенца Христа, крестообразно раскинувшего руки. Мгновенно воображение матери Марии дорисовало крест. Ее материнское сердце подсказывало: несомненно, Божья Мать предчувствовала страдания Сына, пророчество Симеона об оружии, что пройдет Ее душу, сопровождало Богородицу всю жизнь. Да и часто православные иконы изображают ласкание Богородицы и Христа как оплакивание, не случайно иконографическое сходство иконографии Умиление с образом «Не рыдай Мене Мати». Возможно, уже тогда мать Мария задумала написать такой образ, в котором Мария обнимает распятого на кресте Младенца Иисуса. Она, ощущавшая себя матерью всех, увидела в этом образе страдания всех матерей мира.

Когда мать Мария попала в лагерь, она молилась, прежде всего, за своего сына, ведь Юру арестовали у нее на глазах, отправили в концлагерь вместе с о. Димитрием Клепининым, служившим в их храме. Последняя ночь их прощания на пересылке очень напоминала Гефсиманию. И вот она в лагере. Сначала тяжелые изнурительные работы, затем истощание и болезнь. Но при любых условиях мать Мария старалась не унывать, не терять связи с Богом. И снова ее молитвой стало творчество: она вышивала иконы, хотя немыслимо представить, как ей это удавалось в условиях концлагеря. Именно здесь сюжет с распятым младенцем Христом - жертвенным Агнцем - оказался наиболее созвучным ее душе. Здесь перед ней открывалась реальность Голгофы.

Вот как об этом пишет Елена Дмитриевна Аржаковская, дочь священномученика о. Димитрия Клепинина; «Она и раньше делала вышивки, которые обменивала на хлеб или дарила. Теперь же, как ни просили соузницы у матушки эту икону, когда она будет закончена, она никому не хотела ее отдавать. "Вернемся в Париж, - говорила она, - я ее даром отдам, подарю, но не здесь. Если я успею ее закончить, она мне поможет выйти живой отсюда, а не успею - значит, умру". Она не успела ее закончить, вспоминает ее подруга Е. А. Новикова, так как вскоре занемогла и лежала неподвижно целыми днями.  А 30 марта 1945 г. мать Мария была «отобрана» и увезена в газовую камеру, где и погибла. Как известно, палачи отбирали у своих жертв все, с матери Марии сорвали очки - в газовую камеру несчастные вступали голыми. В первых числах апреля лагерь был освобожден советской армией. Что же стало с вышивкой? Неужели и она пропала бесследно? А что, если мать Мария все-таки успела ее кому-то вручить?»

Елена Аржаковская выражает надежду, что эта вышивка могла сохраниться. И это понятно, хочется иметь материальную связь с такими святыми, как мать Мария. Но следов вышивки найти не удалось, однако все же этот необычный, как и многое в жизни матери Марии, образ сохранился. Он был выстрадан ею, поэтому не мог погибнуть совсем, уйти в небытие, он остался как свидетельство и пророчество. Образ, известный по описанию очевидцев-соузниц матери Марии, восстановили близкие ей люди: сестра Иоанна (Рейтлингер) в росписи, Софья Раевская-Оцуп в иконописи, Елена Аржаковская в вышивке. И теперь он прочно вошел в православную иконографию и получил наименование Равенсбрюкская икона Богоматери.

Когда я стою перед этим образом, я вспоминаю тех, кто пытается вместить в прокрустово ложе своих представлений пламенный дар любви сердца, распятого миру. Вся жизнь и смерть матери Марии и уже ее яркая посмертная судьба говорят о том, что она была талантлива и незаурядна во всем, и она исполнила самую главную заповедь Христа - заповедь о любви. «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих». В наш мир, где само слово «любовь» уничижено до крайности, любовь может вернуться только через крест. И в этом великое пророчество матери Марии.

Ни памяти, ни пламени, ни злобы, -
Господь, Господь, я Твой узнала шаг.
От детских дней, от матерной утробы
Ты в сердце выжег этот точный знак.

Меня влечешь сурово, Пастырь добрый,
Взвалил на плечи непомерный груз.
И меченое сердце бьется в ребра, -
Ты знаешь, слышишь, пастырь Иисус.
 
Ты сердцу дал обличье вещей птицы,
Той, что в ночах тоскует и зовет,
В тисках ребристой и глухой темницы
Ей запретил надежду и полет.
 
Влеки меня, хромую, по дорогам,
Крылатой, сильной, - не давай летать,
Чтоб я могла о подвиге убогом
Мозолями и потом все узнать.

Чтоб не умом, не праздною мечтою,
А чередой тугих и цепких дней, -
Пришел бы дух к последнему покою
И отдохнул бы у Твоих дверей.


                                             Мать Мария
 
[Мать Мария погибла в концлагере Равенсбрюк 31 марта 1945г.]

Источник:www.doroga-vmeste.ru .


 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ