О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна ( род. 1965)

Интервью   |   Статьи   |   Проза
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна

Мария Владиславовна СВЕШНИКОВА (род. 1965) - журналист, редактор: Интервью | Статьи | Проза.

Мария Свешникова была одной из тех, кто не побоялся перестать копировать жития святых в свои статьи, а попробовала рассказать о вере живым языком, посадив читателя рядом и сказав: сейчас ты все поймешь, я покажу тебе, как оно было.

Мария Свешникова поступила в Московский областной педагогический институт на романо-германский факультет, но окончила редакционно-издательский факультет Московского Полиграфического института. От ром-герма осталось неплохое знание французского языка, позволившее, в частности, принять участие в переводе книги Дж.Гуайта «Жизнь человека: встреча неба и земли» - сборник бесед с Католикосом Всех Армян Гарегином I. А в МПИ попала на последний курс, выпускавший редакторов-журналистов, что дало возможность работать редактором в православных издательствах. В последние 9 лет работала на сайте Страна.Ru, принадлежащем сначала ФЭПу, а затем ВГТРК, прошла путь от новостника до редактора отделов «Культура» и «Общество». И определилась с основными темами: проблемы подростков, социальные проекты, благотворительность, кино, музыка.

Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ


Мария Владиславовна СВЕШНИКОВА: интервью

Мария Владиславовна СВЕШНИКОВА (род. 1965) - журналист, редактор: Интервью | Статьи | Проза.

ДОЛЖНО «ТОРКНУТЬ»!

Портал «Православие и мир» продолжает путешествие по закулисью религиозной журналистики. Идея серии бесед принадлежит публицисту Марии Свешниковой, исполнение – редактору портала Анне Даниловой.

«Хочу быть матушкой» или ХБМ – это выражение народное. Как у всякого народного выражения, у него есть автор. Этот же автор первым написал о православии Константина Кинчева, о подростках, которые получили церковное воспитание, но уходят из Церкви, о вере Евгения Шварца и о том, что духовник, оказывается, может ошибаться.

Дочь известного московского протоиерея Владислава Свешникова, она человек непредсказуемый: сегодня она будет бушевать на форуме, да так, что потом будет страшно предстать пред ее гневны очи, а назавтра, раскритиковав, как все оказывают (или не оказывают) помощь погорельцам, поедет вместо выходного на целый день по разным милосердным делам, да так, чтобы с головой – в чужие проблемы.

Ее любимое начало текста – ex abrupto – без предисловий, сразу в гущу событий. Она пишет о религии (уже реже), о милосердии (чаще), о кино (почти все время). За последние 10 лет хотя бы один ее текст вы читали наверняка.

Наш разговор с Марией Свешниковой сегодня – о начале нулевых в религиозной журналистике.

Из Живого журнала Марии Свешниковой:

Сегодня побыла немножко в роли апостола Петра. Ну то есть мне была поручена важнейшая миссия - отсекать недостойных на подступах к домику, где кормили райской едой. Не знаю, что и как выходит у этого милейшего дядюшки с нимбом на голове, позвякивающего ключами для острастки, а я точно справилась с его ролью. Мне даже не приходилось ничего говорить: едва непосвященные поднимали голову ввысь, откуда на них молча взирала я, и они тут же благоразумно уходили прочь. Словом, дорогой апостол, если ты устал там стоять, я готова подежурить за тебя! :)

«Трудное» детство

- Мария, расскажите о трудном детстве в многодетной священнической семье, вы – старшая из четырех детей…

- Ну уж, прямо о трудном! Хотя, конечно, начни я рассказывать, по современным меркам оно покажется действительно непростым. А вот воспоминаний о нем как о сложном не осталось. А воспоминания…

Мне было 11 лет, когда папа стал священником. Поскольку он принадлежал к диссидентствующим кругам, его не могли рукоположить в Москве. Нашелся священник, который рекомендовал отца в Калининскую (теперь в Тверскую) епархию, со временем его назначили настоятелем на погост Чурилово при деревне Васильково.

- Звучит как в сказке – погост Чурилово, да в деревне Васильково…
- Это еще что! У нас в семье целая серия историй начинается словами: «Когда мы жили на кладбище». А добираться в эту сказку нужно было так: прямой поезд Москва-Осташков останавливался в Кувшиново в четыре часа утра, оттуда до деревни – восемь километров пешком: автобусы в четыре часа утра не ходили. Впрочем, они и днем могли забыть «выйти на работу».

В первый раз мы с папой поехали вдвоем, вышли из поезда и — пешком. Папа, чтобы меня развлечь – не иначе, – предложил петь тропарь святителю Николаю. Боюсь даже представить свое настроение в 4 утра, но не будешь же молчать, когда он поет, пришлось подпевать. Через некоторое время сзади зажглись огоньки фар: появилась «скорая помощь». Дяденька внимательно на нас посмотрел и довез до кладбища (или до дома). А знаете, за то время, что папа там служил, я больше в Кувшинове никогда не видела «скорой помощи». Да и кто ее мог вызвать? Не только мобильных, стационарных телефонов в 70-х в тех деревнях не было.

- Расскажите про деревню?
- Про деревню сказать особо нечего, она была ничем не примечательна. В магазине продавался только шпротный паштет и хлеб пополам с отрубями. На наших глазах в первый раз привезли помидоры. Бабушки, которые пришли «за товаром», всерьез обсуждали, что с ними делать: варить варенье или есть с сахаром.

А вот наш погост… Дом священника отчего-то был не готов, и ночевали мы в сторожке. Мы с папой ждали маму с остальными тремя детьми, и я решила подготовиться – все же мне было целых 11 лет: сварила на печке свои первые щи и оставила их там же. А утром я собственным носом учуяла, почему мясной суп в тепле не хранится.

Стирала я у колодца, готовила на уличной печке….

На первое храмовое венчание мы с Катей (теперь матушка отца Алексея Емельянова) нарвали цветов на кладбище - в деревне их никто не выращивал.

Однажды приехал тот священник, что папу рекомендовал, с помощницей. Та огляделась, и чуть ли не заголосила: «Да как же вы пьете воду из-под мертвецов?!»

Мы делали в церкви все – разбирали печь, потом заново клали ее, мыли полы, пекли просфоры, читали на клиросе и - гуляли. У нас было дерево, которое напоминало профиль графини, был «русалочий пруд» – мы придумали к нему целую историю.

Я же говорю, важно, что ты помнишь.

У того, что я была старшей, имелись свои плюсы и минусы. С одной стороны на мне лежала постоянная ответственность, с другой – доставалось больше других. Например, тому, кто идет первый раз в школу, папа устраивал путешествие-подарок. Мы ездили по разным монастырям и городам, что было очень интересно. Так я побывала в Пскове, Новгороде, Псково-Печерской лавре, где встретилась с архимандритом Иоанном (Крестьянкиным). В Пюхтицах с нами гулял старенький отец Алексей, он все знал про это место. В Пустыньке под Ригой мы застали отца Тавриона (Батозского).

Мое путешествие кончилось, но потом меня брали с остальными детьми. Так что я ездила больше остальных. А еще были папины друзья, и мне всегда позволяли слушать, о чем они говорили.

- О политике?
- Ну, политика была мне не столь интересна. Хотя ловить «вражеское радио» среди помех я научилась примерно тогда же, когда стала поповной. Но они говорили обо всем.

Вот, например, сейчас при мне кто-нибудь начинает спорить о том, кто лучше – Цветаева или Ахматова? А у меня, можно сказать, и выбора-то не было. Оба председателя клуба Анны Андреевны – отец Михаил Ардов и писатель Анатолий Найман – «дружили» со мной. Рассказывали о ней, читали стихи. «Дядя Толя» помогал писать первую курсовую по ее стихам. Да я ее книги до дыр зачитывала. Буквально.

Помню, мы с Инной - дочерью известного художника-промграфика Александра Шумилина – сидели и друг другу декламировали Ахматову. Само запоминалось, да так – до сих пор могу прочесть многое. А Ардов еще и переиначивал кое-что. Есть у Анны Андреевны очень романтическое стихотворение: «Я с тобой не стану пить вино, / Оттого, что ты мальчишка озорной», так этот шутник мог сказать «Я с тобой не стану пить вино, потому что ты мальчишка и г..но». Мы трепетали – как он посмел ТАК с великим, но смеялись.

А был еще один круг, где центром был Николай Евгеньевич Емельянов. Мы ходили в походы (от ближайшего Подмосковья до Дивеево и Печер), но с тем, чтобы обязательно изучать и родной край, и православные святыни. Да что там походы, Николай Евгеньевич считал, что каждый человек раз в месяц должен обязательно ходить в Кремль. Сначала водил туда детей, позже внуков.

Понимаете, при таком взрослении у меня не было ни единого шанса не научиться думать. Коряво звучит, согласна, но иначе и не скажешь. Ну не было у меня иной возможности, кроме как научиться слушать, слышать и наблюдать.

- Самые яркие воспоминания связаны с отцом?
- Да… Помню, как папа читал нам вслух книги и жития святых. Так читал, что сам плакал.

Папа провожал меня в первый класс. Идти надо было минут 15, и он придумал объяснять мне литургию. По кусочкам, по возгласам, буквально с первого слова. До последнего мы, конечно, не дошли, но зато у меня появилась еще одна полочка для воспоминаний, а у него эта история вылилась в замечательную книгу «Полет Литургии». Она всем нужна и настолько доступна, что ее может читать даже «непосвященный».

- Больше всего на вас повлиял…
- Первая любовь! Правда, первой любовью у меня был… Федор Михайлович. Достоевский стал вехой в моей жизни. Меня до дрожи привлекала эта нервическая, психоделическая фигура, которая еще и писать умела потрясающе. Поражало его умение видеть и предвидеть. Самое сильное впечатление на меня произвели, как ни странно, его дневники. Отчего-то это была жизнь, которую я понимала. Чуть повзрослев, я прочитала «Бесов», и они потрясли меня своей прозорливостью…

Кстати, первая любовь особенно прекрасна в воспоминаниях, так не стоит опошлять эту память встречами на «Одноклассниках». Я недавно чуть не совершила глупость – принялась перечитывать «Бесов» и едва не заснула на 25-й странице. Испугалась, поставила на полку – пусть пылится, я стану просто любоваться на книгу, радоваться, что она есть у меня…

Тернистый путь из православной журналистики

- Расскажите о пути в журналистику и Страну.Ru?

- Я была в том последнем выпуске Московского полиграфического института, что изготовлял редакторов под рубрикой «журналист». Но я не решилась сразу пойти работать в журналистику: несмотря на то, что я написала диплом с двухмесячным ребенком, мне каким-то образом удалось быть весьма неуверенной в своих силах и возможностях.

До «Страны» чего я только не делала, даже поработала редактором в православном издательстве - мы издали там книгу диакона Кураева. Потом на подворье Сретенского монастыря целый год пытались издать журнал, была я редактором в программе «Дело житейское» с отцом Алексеем Уминским. Но уже тогда мне было понятно, что не хочу я работать только в православной нише. Стала пытаться вырваться – ан нет, никто не берет. Полтора года ходила по собеседованиям, и они обычно заканчивались на первом вопросе «Где работали?» Я начинала что-то уныло мычать про православные издательства, журналы и программы – и это был конец.

- Одним из первых ваших материалов стало интервью с Константином Кинчевым?
- Скорее, все же, одним из тех материалов, о которых стоит упоминать. Да, в 2000 году я действительно взяла интервью у Кинчева. Оно вышло на сайте Православие 2000 - сейчас сайт Сретенского монастыря. Кстати, спасибо Косте, за то, что он был предельно откровенен - интервью получилось живым и интересным. У них материал на полтора месяца стал хитом по посещаемости, а мне помог тем, что стал пропуском, рекомендацией в «Страну.Ru».

Меня взяли в новостную службу выходного дня: мы работали по двенадцать часов в смену, обедали у компьютеров - отходить было не то, что запрещено, просто невозможно. Но это была отличная школа – при желании я могу до сих пор выпускать новость в три минуты.

- Новость в три минуты для времен медленного интернета?
- Аня, я не знаю, что такое медленный интернет. И руководство не подозревало, что оно работает в какие-то особые или «не такие» времена. Надо было так, значит, делали так. Там слабые не выживали. Но я, видимо, всегда обладала профессиональной наглостью и отчаянием.

Начнем с того, что я пришла работать в интернет, ни разу до того не побывав в нем. Был месяц испытательного срока: не всех брали, но мне каким-то образом удалось остаться.

Как я рассердила Патриарха

- Совсем скоро вы становитесь редактором раздела «Религия» на портале, и вы ведь были первой женщиной в новой журналистике, возглавившей отдел «Религия»…

- Сомневались все вокруг. Помню, как говорила с Джованни Гуайта, он тогда еще был мирянином и католиком, и по моему разумению обязан был быть прогрессивным. И вдруг я слышу от него: «Женщина будет редактором отдела религии на «Стране»?!»

У православных тоже скепсиса оказалось предостаточно. В то время женщина-журналист, пишущая о Церкви, о религии – вообще была нетипичным явлением. Знаете, в Даниловом монастыре, там, где пресса ожидает выходов патриарха, даже не было женского туалета. А что уж говорить о том, чтобы женщина стала редактором.

- О чем вы к тому моменту писали?
- Тогда живо обсуждались два вопроса – проблемы с расколом в РПЦЗ и взаимоотношения с католиками. С написанием статей на эти темы у меня не было проблем – католиков я знала много лет, а по поводу РПЦЗ… у меня был личный серый кардинал. Не скрою, первые статьи писались едва ли не под диктовку. Впрочем, было бы что сложного – разобраться что к чему.

А меня саму интересовала проблемы подрастающего поколения в Церкви и социалка, так появились статьи «Почему подростки уходят из церкви?» и «Хочу быть матушкой». О судьбе последней я ничего не знала до 2006-2007 года, когда некий выпускник семинарии, сказал, что каждый год молодому человеку, который поступает в МДС, дарят мою статью, а девочек, которые живут при Сергиевом Посаде, называют ХБМ-ками. Оказалось, что текст до сих пор актуален.

Я ужасно боялась его перечитать спустя столько лет, но один раз дрожащей рукой открыла. Могу сказать, что мне за него не стыдно до сих пор.

- Началась рубрика «Религия» в Стране.Ru…
- Да. Действовала я неуверенно, но весьма нагло. У Страны.Ru была плохая репутация в сфере религии: благодаря одному несмолкающему и громкоговорящему рупору некого союза православного все были уверены, что сайт отражает позицию РПАЦ.

С другой стороны, в Стране работал одиозный субъект – Филипп Тараторкин. Сын известного актера Георгия Георгиевича в какой-то момент объявил, что он – священник. При этом никто не мог понять, действительно ли Филипп – священник или нет, и какой Церкви? Потом появились предположения, что его рукоположили где-то в автономной церкви, но уверенности ни в чем не было.

Филипп был отличным журналистом, писал довольно острые и злободневные статьи и, действительно, неплохо разбирался в религиозных вопросах. Но он был именно журналистом, так что его статьи надолго испортили отношения сайта с митрополитом Кириллом, а мне пришлось налаживать отношения с ОВЦС. Даже объяснять, почему нам все же необходима рассылка их новостей и анонсов… Но мой поезд довольно быстро набрал скорость.

- В это время начиналось взаимодействие Церкви и светских СМИ…
- И меня подключили в рассылку новостей ОВЦС. Тогда там работали Виктор Малухин и замечательная Регина Коннова. Она сумела так выстроить работу ОВЦС с прессой, что я понимала – мне нужно освещать любые события, связанные с жизнью Церкви, даже если они столь официозны, как встреча Патриарха с какими-то послами. Зато после них были обязательные подходы патриарха к прессе, и мы их ждали – тогда можно было задать вопросы о том, что действительно волновало и общественность, и нас.

Конечно, приходилось считаться с уровнем личности, и все же мне однажды удалось рассердить Патриарха своим вопросом, после чего он на месяц отказался разговаривать с прессой.

Речь шла о расколе в РПЦЗ. Уже не помню формулировки, но я решила попросить его сравнить ситуацию Патриарха Тихона (бывшего под домашним арестом) с историей, которая приключилась с митрополитом Виталием. О, был грандиозный скандал! Патриарх едва мог вымолвить: «Да как вы можете сравнивать Патриарха Тихона и Виталия!» С точки зрения православия это, безусловно, было неприлично, но ведь я была журналистом светского издания, а по внешним данным ситуации были весьма схожи.

Но это-то и было интересно, были споры, дискуссия, жизнь. Ведь Церковь – живой организм.

- Что было сложнее всего?
- Погружение в журналистику, говорящую о религии, стало большим испытанием. Я воспитывалась под крылом моего отца – священника совершенно необыкновенного, и мне было трудно и удивительно познавать то, что происходило в Церкви.

В какой-то момент я была буквально на грани раздвоения личности. Информации обрушивалась необязательно негативная, она разная, да просто другая. В какой-то момент я для себя решила, что есть две совершенно разные вещи: церковь как институт, в который я хожу на работу, и Церковь, куда я хожу молиться…

 «Яблоки-яблоки»

- Поменялся с начала 90-х интерес читателей к теме?

- Безусловно! Тогда материалы о религии читателю были нужны по-настоящему. Была колоссальная отдача. У религиозных страниц было огромное количество читателей.

- Нулевые – какие имена в религиозной журналистике важнее всего?
- Конечно, великий и ужасный Максим Шевченко — главный редактор газеты «НГ-религия». Я его страшно боялась отчего-то, но он был действительно великим. «НГ-Религия» выходила по средам, и люди подходили заранее к газетным киоскам, чтобы успеть «схватить» заветный номер - она разлеталась мгновенно. «НГ» невозможно было купить уже через два часа. Максим делал потрясающую газету, не знаю, как ему это удавалось, но это было умно, интересно, небанально.

Как журналист женского полу, из пишущих «сестер» назову Наталью Бабасян, Ксению Лученко и Надежду Кеворкову. Меня всегда поражали женщины, умеющие анализировать ситуацию, это удивительный дар. Зато я отличный наблюдатель и неплохой живописатель.

У нас с моей подругой, отличной, кстати, журналисткой, Олесей Проглядовой есть про мои живописания пароль: «Яблоки, яблоки». А знаете, отчего? В одной из поездок в Иерусалим мы приехали в пещеры, за которыми приглядывает брат Пьер. Он – православный француз. Вернее, был католиком, потом дважды совершил пешее паломничество из Парижа в Иерусалим и во второй раз остался там, приняв православие и постриг. Мы с ним поговорили – история его была настолько удивительна, что заинтересовала несколько изданий.

Я написала в одно, в другое… а в третьем требовалось развитие истории: был, что-то произошло, стал. Ну да, я понимаю, но как я его спрошу о подробностях, если он в пещере сидит на горе? И я - прости, брат Пьер - придумала начало: «Яблоки, яблоки. Яблочным духом пропах весь дом, где родился и жил Пьер!» И дальше придумала знатно, но только до того места, откуда начиналась серьезная история. Олеська до сих пор смеется, когда я начинаю живописать про «яблоки».

- Как было с темами – избыток или недостаток?
- Информационные поводы всегда непросто найти, круг интересных массовому читателю тем очень узок: это проблемы, связанные с заграничной Церковью, католики, иногда кадровые перестановки очень ярких личностей.

Я навсегда запомнила, как Михаил Рогожников, который тогда был главным редактором Страны.Ru поучал меня: «Что значит, нет повода? Если его нет, создайте. Позвоните в ОВЦС и спросите: будет ли в этом году встреча Патриарха и Папы Римского? Следует ли нам ее ожидать? И после ответа – любого - пишите текст: «Как сообщили в ОВЦС, встреча глав двух Церквей состоится…»

Кстати, Михаил был отличным наставником и учителем. Может и благодаря ему в моей жизни произошло такое весьма забавное приключение?

Уже когда наши пути разошлись, году в 2003-04-ом меня пригласили в посольство Новой Зеландии на прием. Оказалось, что они провели какие-то там изыскания и вычислили 50 умнейших женщин России, чтобы пригласить их по случаю приезда какой-то их гениальнейшей писательницы (замечу, что такие рассказы, как она, я писала лет в 6 примерно). Так я оказалась среди интеллектуальной дамской элиты страны. Весь список не оглашу, но помню, что мы общались с Вероникой Долиной.

Была ли вода мокрее?

- А тексты того времени были лучше?

- Тексты были лучше просто потому, что они были, а сейчас их нет. Тексты, которые я вижу сейчас в так называемой аналитической прессе - это не аналитика. Никто ничего не анализирует, максимум, делают только завуалированные намеки, понятные трем с половиной человекам. Раньше журналисты не создавали впечатление, что пишут, и не работали вхолостую.

А на сегодняшний день религиозной журналистики не существует. Сегодня есть официальные сводки событий Русской Православной Церкви. Аналитику творить невозможно еще и потому, что если это не очередной скандал, если в заголовок не вынесено «Когда приедет Папа Римский» или «Сколько стоит яхта патриарха?», то никакая другая «аналитика» не интересует читателей.

- Мельчаем?
- Любое издание может и должно воспитывать своих читателей. Если представить абстрактную ситуацию, что закрыли все каналы и оставили только «Культуру», то, наверное, какой-то процент зрителей ушел бы из телевизора, но большинство сначала поплюется, а потом привыкнет. И станет смотреть классические фильмы, слушать классическую музыку. То же и с журналами, газетами. А они сегодня приучают известно, к чему.

- А не может быть так, что в начале 90-х было интересно как все запретное, а сейчас перестало быть запретным и наскучило? Ведь в 90-е годы все в прямом эфире смотрели дебаты парламентские, все голосовали, были в партиях, сейчас и к политике ноль интереса…
- Запретное было в 70-х. А в остальном, кажется, у Валентина Распутина был в одной из книг разговор – «сейчас не то, а вот раньше и то было не так, и это по-другому». Главный герой молчал-молчал и говорит: «И вода». Спорщики не поняли: «Что вода?» - «И вода мокрее была».

Что толку «анализировать», почему? Тут скорее, надо задавать вопрос, что делать? Но и на него у меня ответа нет. Да и не хочу я его давать.

- Что сегодня происходит с информацией в Интернете?
- Во-первых, сегодня наступило пресыщение информацией. Поэтому информация должна быть очень сжатой. Лично я не могу читать долгие описания, да и сама длинную статью не смогу написать - пишу максимально лаконично.

Возникает и еще одни конфликт: читателю неинтересен глубинный (или вообще любой) смысл: просматривая тексты наискосок, он начинает додумывать за автора. И, порой, додумывает то, чего автор в самом страшном сне не мог бы написать…

Сыграть в «Унесенных ветром»

- Мария, после религиозной журналистики вы «ушли» в еще более неподъемную тему – пишете о проблемах благотворительности, в журнале «Домовой» до его закрытия вели раздел портретов добрых людей. Как эта тема – плохо идет у читателей?

- Вообще-то я еще пишу о кино и о рок-музыке. Благотворительность в России не в почете, с чего же хорошо читаться статьям о ней?

Есть и еще несколько причин «неинтереса». Во-первых, в ней нет ничего скандального, нет клубнички, которой можно поживиться, что делает рейтинг всех изданий.

Во-вторых, люди воспитаны в уверенности, что человек человеку бревно. В такой ситуации, если ты или твой ребенок заболел, готовься умереть или помоги себе сам.

- Это не так?
- Во многих случаях это не так. Огромное количество людей можно спасти, всего-то заплатив за операцию и лечение. Можно, если на ноге образуется нарыв, дождаться гангрены и того, что тебе отрежут ногу, а можно на ранней стадии вырезать опухоль. Если есть деньги.

Я бы очень хотела иметь собственный проект по благотворительности, чтобы, в частности, иметь возможность продолжать делать портреты людей, занимающихся прекрасным и трудным делом. Именно в светских СМИ. Это то самое, чего не хватает - когда показывают личным примером. Когда ты видишь, что самые обычные Катя, Саша, Петя что-то сделали, и это работает. К сожалению, журнал «Домовой» умер, а пока другого такого издания нет.

- И, конечно, к просьбам о помощи моментально привыкаешь. Первый раз, когда видели – за сердце хватались, а на пятое сообщение – привыкли и прокручиваем сайты дальше…
- Ну да, читатель не резиновый и не железный. Даже я, когда читаю свою ленту друзей в ЖЖ, и из сорока новых сообщений вижу тридцать о том, что нужно помочь Васе, Марине и Коле, я перестаю на них реагировать.

Поэтому в прессе писать надо о важном и главном. Да, у нас есть 150 детей и еще 500 взрослых, которым срочно нужна помощь. С другой стороны, таких случаев, когда надо собрать 160 000 долларов за две недели – единицы. Такое приключилось с Варей Арзумановой.

- А не проще ли уйти в политическую журналистику? Не писать об аптечках-библиотечках, а добиться системных изменений в обществе, чтобы не надо было детям всем миром по копеечке собирать, чтобы всех по закону лечили…
- Так у нас и политической журналистики нет. Кроме того, я – реалист, а потому убеждена, что в этой стране поменять что-то будет крайне непросто и уж точно не в одночасье. А детям нужна помощь сейчас, и в моих силах ее оказать.

А еще я считаю, что каждый должен заниматься своим делом. И работа должна приносить либо деньги, либо доставлять удовольствие. В идеале и то, и другое. Могу сказать, что моя работа доставляет мне несказанное удовольствие.

- Хорошо, а как надо писать о том, что малышам нужна помощь? И взрослым нужны дорогущие операции?
- Я думаю, что об этом лучше всего спросить у Валеры Панюшкина. Он может давать мастер классы: он точно знает, в каком месте его статьи человек улыбнется, в каком заплачет, в каком достанет кошелек. Так и надо писать.

Как ни банально это звучит, надо рассказать человеческую историю. Если ты на пять страниц распишешь диагноз со словами, которые кроме врача и мамы ребенка никто ни понять, ни выговорить не сумеет, на третьем предложении читателю станет неинтересно.

Надо рассказать такую историю, чтобы человеку стало стыдно. Должно быть стыдно не помочь. Хотя, нет, не стыдно. Это должно дойти до сердца. Должно «торкнуть».

Девочка, которая в два годика пересматривает «Унесенных ветром», мечтает вырасти и стать актрисой, которая будет играть в этом фильме – меня такое торкает.

Обнуление…

- Каким вы видите успешное, православное, резонирующее и полезное для всех издание?

- Есть люди, которые знают православный контекст, но неспособны быть журналистами. И существует масса журналистов, которые никоим образом не способны изъясняться на этом загадочном «птичьем языке». В религиозной журналистике должны быть живые люди, которые рассказывают что-то живым языком.

Что делает мой папа? Он живет тем, что проповедует. Нельзя говорить о православии, не будучи настоящим христианином. Не получается.

- А каким образом сегодня можно добиться внимания к милосердной теме?
- Мне кажется, что в какой-то момент должно многое совпасть. Здесь работает тот же принцип, что и с православным изданием – нельзя писать, не будучи настоящим благотворителем. Посмотрите, у кого все работает отлично. Доктор Лиза из года в год рассказывает свои истории и - работает! У «Созидания» работает, у «Конвертика», «Подари жизнь» - тоже.

И, конечно, у тех, кто просит помощи, обязательно должна быть прозрачность. Человек должен доверять этой структуре.

- Из чего складывается доверие?
- Доверие не складывается, оно основывается на единицах, на личностях. Наверное, кому-то может прийти в голову спросить отчета у доктора Лизу. Большинству - никогда. Но доверие - обоюдоострый меч, обязательно нужна отчетность. Даже для благотворителя.

Однажды мне пришлось собирать деньги на один крупный проект, и я понимаю, как непросто чувствуют себя те, кто берут на себя эту ответственность. Я тогда с радостью отказалась бы от такой «почетной ноши», спасала лишь сухая отчетность.

- В завершение - пожелание младшим коллегам.
- Думаю, что гипотеза Ксении Лученко о нынешнем обнулении сознания, к сожалению, правда. Молодые журналисты приходят в профессию так, как будто до них ничего не было, они не знают имен, не читали текстов, не делают выводов и не совершают ошибок.

Давно Владимир Шахрин из «Чайфов» перепел песню Гребенщикова со словами «Где та молодая шпана, что сотрет нас с лица земли?» Мне кажется, что молодые журналисты решили, что они и есть та самая «молодая шпана, что нас сотрет». Увы, пока лучше всего у них получается дискредитировать профессию.

Пожелаю тем, кто хочет быть журналистом, узнавать, интересоваться - что было до тебя. Учиться писать в жанрах: новость, репортаж, интервью. Нарабатывать свой стиль. Человек не универсален - надо понять, какой жанр в журналистике тебе ближе, и работать в нем.
И быть внутренне свободным.

Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ 


Мария Владиславовна СВЕШНИКОВА: статьи

Мария Владиславовна СВЕШНИКОВА (род. 1965) - журналист, редактор: Интервью | Статьи | Проза.

МИР, ПОЛНЫЙ ДОБРА

Подобраться к рабочему месту оказалось непросто – все вокруг было заставлено пакетами. А это, надо сказать, довольно большое пространство: мне удалось отвоевать самый жирный кусок нашего ньюсрума с парой столов, тремя тумбочками, вешалкой, шкафом… Словом, понятно. И вот теперь весь пол занимают подарки в Дома престарелых и детские дома, для сирот и беспризорников. Так на мою просьбу помочь откликнулись обе наши дирекции. Что-то передали знакомые, но отдельные мешки приносили в мое отсутствие, так что я никогда не узнаю, от кого они. И ладно.

Я-таки добралась до кресла, села и стала перебирать, сколько за последние несколько месяцев (про жизнь и говорить нечего) мне повстречалось хороших людей. В первую очередь вспомнила моих удивительных и мудрых маму и папу. Под их чутким руководством я знаю, к чему надо стремится. И, конечно, Таню. Именно благодаря ей я узнала, что такое жизнь под перроном. И перестала писать о социальных проблемах периодически — теперь они неотъемлемая часть меня. Всего полгода назад я познакомилась с Таней Красновой, организовавшей самую лучшую в мире акцию по сбору денег для детей, больных раком. Потому что только очень хороший человек может придумать название «Конвертик для Бога».

Я ближе узнала Галю Чаликову, благодаря силе воли и любви которой появился фонд «Подари жизнь». Эта осень свела меня с необыкновенными девочками Лизой и Наташей, готовыми любить всех бабушек и дедушек нашей страны. Конечно, я говорю о «Старость в радость». Еще есть мама Ната, все силы своей души отдающая организации благотворительных ярмарок. И наши необыкновенные писатели и издатели, такие как Оля Голосова и Юлия Николаевна Вознесенская, подарившие книги для этой ярмарки.

А совсем недавно ворвалась в мое пространство совершенно сумасшедшая Марина, всю взрослую жизнь проведшая в Польше и вернувшаяся в Россию, с надеждой построить первый хоспис для детей. Рядом с ней тут же оказалась Оля, спасающая наши московские памятники, выхаживающая стариков. Теперь она стала водителем для собаки по кличке Бегемот, которую Марина раз  в неделю возит «на растерзание» детям, помещенным во взрослый хоспис.

Забавно, но я благодарна жизни, которая свела меня с совсем юными звездами неведомого мне шоу мира -  «Ранеткам», передавшим для фанатов из числа больных детей гору дисков, фоток, маек. Отчего лица наших девочек помногу месяцев лежащих в больницах осветили счастливые улыбки. Промелькнул молодой человек, выживший после химии, и теперь старающийся дарить людям добро. И врач, которая спасла моего сына «просто так». И еще сотни людей, с которыми встречаешься мимоходом, не запоминая их имен, но, зная, что каждый из них всегда готов прийти на помощь. Иногда делая огромное дело, порой, лишь подарив улыбку.

Но я замучила читателей. Зачем перечислять столько малоизвестных имен, спросит кто-нибудь. Да хотя бы для того, чтобы самой не забыть, что меня окружают хорошие люди. Чтобы познакомить с ними наших читателей. И, чтобы вы вспомнили о тех, кто живет рядом с вами. Потому что это очень важно, знать и верить, что мир полон добра. Когда-то, много лет назад папа рассказал мне, что зло может аккумулироваться в молекулы, окружающие человека, отчего ему будет очень трудно жить. Мне хочется верить, что такие же молекулы, но заряженные прямо противоположной установкой – «на добро», могут также парить в воздухе, делая нас лучше, чище, добрее.

Нет, я совсем не идеалистка. Кажется, из моих знакомых, меня никто так не осмелится  назвать. Я – издержки профессии — замечаю кругом гораздо больше негатива, злобы, горечи, разочарований, чем хотелось бы. Чем видят многие люди. Но мне очень хочется, чтобы добра было больше, поэтому сегодня, накануне Нового года и Рождества Христова, я буду стараться вспоминать только о нем. И о любви. Ведь миром правит Любовь…

Я смотрю на мешки вокруг, вздыхаю, вспомнив, что дома их скопилось тоже немало. И понимаю, что теперь мне предстоит найти еще одного хорошего человека, который сумел бы вывезти отсюда все это богатство. Я верю, что он найдется. Может быть, им окажется мой брат. Может быть, кто-то другой. Неважно: хороших людей много.

Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ


ПОДРОСТКИ В ЦЕРКВИ


«От юности Христа возлюбил еси». Самое великое для каждого родителя благо - научить свое чадо именно «от юности» любить Бога. Это и самая великая работа, поскольку далее, во взрослом возрасте научиться искренне и доверяя себя любить - гораздо труднее. И если научить и привить чувство любви к Богу все же не получилось? Это для родителей самая великая боль, потому что, если наши дети не смогли «возлюбить Его от юности» - значит они приобрели какие-то другие интересы и привязанности (поскольку человек не может не иметь привязанностей).

Еще совсем недавно, совсем крошечные, наши дети выстаивали рядом с нами, как маленькие свечечки, все долгие часы служб - а сейчас в храм ничем не заманишь. Год назад, да какой там год, и месяца не прошло, как мы слышали: «Я так люблю Господа, что хочу стать монахом», а сегодня, стоя на молитве, он уже глазом в сторону косит - убежать норовит.

Что же случилось? Что и где мы упустили? Почему они ходят в храм без интереса, а то и вовсе прекращают ходить? Как вернуть обратно, на законное место, наших потерявшихся детей?

Думаю, что мне с самого начала стоит внести определенную ясность: ответов на эти вопросы вы здесь не найдете. Моя задача вовсе не пастырская или психолого-любительская: мол, поступайте так-то и так, и все у вас получится. Впрочем, и мало-мальски образованный и некоторое время размышлявший на эту тему священник, если спросить его, как вернуть ребенка в храм и заставить любить Бога, родителей, ближних и труд, также окажется в затруднительном положении и не сможет этак запросто, залихватски, выдать пару-тройку общепризнанных советов или «руководств к действию», кроме как молиться за своих детей, любить их, несмотря ни на что и терпеть все их причуды.

Я предлагаю всем - возможно сообща, возможно каждому в отдельности - поразмышлять об истоках такого явления, которое, как ни зарывайся в песок по-страусиному, все равно вылезает и напирает на нас, родителей, со всех сторон. И явление это формулируется примерно так: нашим детям в Церкви скучно. Они там себя не видят. И как результат (ужасный результат) подростки в возрасте 13-15 лет из Церкви уходят.

И что с этим делать - не знают ни священники, ни родители. (Справедливости ради стоит отметить, что дети, в которых все же был заложен стержень истинного православия, как правило, к среднему возрасту возвращаются в храм, но уже совершенно в ином качественном состоянии, и разговор мы сейчас ведем вовсе не об этом.)

Итак, попробуем поразмышлять над этим явлением, попробуем обнаружить его корни. Но, прежде чем искать в своих детях «корень зла», зададим себе такой вопрос - а поскольку никто не подслушивает, отвечать можно честно, - зачем мы сами туда ходим? Что мы хотим получить или приобрести в результате похода в храм? Какие цели преследуем? Встречи с кем ждем? Если возникают «объективные трудности», мешающие пойти на службу, стремимся ли мы сами, преодолевая на своем пути все препятствия, попасть в наш общий с Господом дом? А наши дети?

Для начала - самое простое: распорядок дня подрастающего поколения. Большинство православных родителей, озабоченные душевным, духовным и, я бы даже сказала, интеллектуальным состоянием своих детей, стремятся отдать их в «хорошую школу». Хорошей считается школа, в которую берут детей уже умеющих читать, писать, считать и решать логические задачи, где с первого класса начинают учить английскому, а со второго - французскому, и при ней также должна быть масса развивающих физически и интеллектуально кружков. И конечно же, хорошая школа просто никак не может оказаться той, что стоит во дворе. Если же иметь в виду школу не только хорошую, но и «православную», их и вовсе наперечет. И крупно повезет тем детям, которым до родительской мечты добираться около получаса (моя школа - для сравнения - находилась на расстоянии 3,5 минут от дома). Значит, чтобы не опоздать в школу, ребенок должен вставать ежедневно в 6.30 утра и еще минут 30 добираться на метро с портфелем, весящим около 5- 7 кг . После обычных для современной программы 6-8 уроков наши дети вынуждены двигаться дальше за плодами просвещения, поскольку в «хорошей школе» в настоящий момент нет хорошего учителя английского, а ведь без одного-двух языков сегодня в приличное заведение на работу не возьмут даже в дворники. Кроме того, наше эстетическое самосознание предполагает 2-3 поездки в неделю в конечно же не ближайшую музыкальную или художественную школу. Возвращается такой ребенок домой около 18.00 - впереди еще маячит домашнее задание. И такой распорядок дня - случай вовсе не единичный, это сегодня среднестатистическая подростковая норма.

Суббота, как правило, бывает посвящена уборке, походам с родителями за продуктами, все тем же незабвенным урокам и спортивной секции. И вот для «отказника» наступает то самое злополучное воскресное утро. Сначала мягкими уговорами, потом, по нарастающей, попреками, покрикиваниями и даже подчас скандалами вытаскиваем мы из кроватей наших одуревших от перегрузки детей и беспощадно волочем их в церковь, с решающим доводом - надо. Честно признаюсь: после такой недели я бы в воскресенье не пошла просто никуда и никогда.

Однако, если вам повезло, и вы все же дотащили упирающегося «младенца» до храма, что он там делает? Он слышит вялотекущий фон полупонимаемой литургии, и ему кажется, что все это он уже столько раз видел и слышал, что уж больше и невозможно. Царящая в храме атмосфера якобы всеобщей благостности и добродушия вызывает ядовитую усмешку. Мысль о вечном спасении далека и призрачна, понятие греха перебивается всеотпущением общей исповеди, не имеющей ничего общего с покаянием. Да и сам грех в наше время приобрел гораздо более размытые границы и уж выглядит гораздо интереснее той манеры христианской жизни, которую мы можем предложить. Как же так? Где же молитвенный настрой? Где горение юного сердца, стремящегося к подвигам?

А где наше сердце? Горит ли, пламенеет? А может, видя как мы во время проповеди идем посмотреть книжные новинки или перекинуться парой слов со знакомыми (батюшка-то, ну что он нового за столько лет сказать может, а с друзьями когда еще будет возможность увидеться), ребенок и осознает, что встречи с друзьями гораздо важнее и интереснее литургии, которая никуда не денется - хоть через месяц, хоть через год.

Нужно уяснить себе совершенно определенно: дети очень чутко и остро ощущают наш истинный духовный настрой - как бы мы (специально или случайно) не стремились его скрыть. Жизнь в истинной пламенеющей вере они никогда не перепутают с моментами вялотекущего псевдохристианства. И горе нам, если мы пошли в церковь по привычке, или чтобы явить необходимый пример ребенку, или чтобы встретиться с друзьями, а не с Христом. Эту ложь они улавливают и делают для себя соответствующие выводы мгновенно. И вот уже в дверях на выходе мелькает знакомая куртка - они, пока еще честные, подождут нас на улице. Там и новостями обменяться, и поболтать можно спокойнее, чего уж, как предки, по углам шушукаться.

Для подростков религия - это не формализм и буквализм, а наши дисциплина и искренняя вера. Ведь наше «пусть лучше здесь, в храме у подсвечника стоит и со свечками играет» для них - вовсе не лучше. Привычка относиться к храму как к родному дому хороша, но хороша только в том случае, если вам удалось привить своим детям уважительное и истинно благоговейное отношение к дому (стоит начать с собственной квартиры). Если удалось, то вы - счастливые родители, и можете смело не читать дальше, поскольку этих проблем у вас не возникнет, а ваши дети, смею надеяться, в церковь бегут впереди вас (помните поговорку «Хорошая лошадка, чем ближе к дому, тем быстрее бежит». И это лошадь, а что уж говорить о любимых созданиях Божиих - детях).

Если же никакого отношения к Церкви, кроме скуки, привить не удалось - мы решаемся на последнее средство. И как это нам раньше не приходило в голову - с ребенком-то, оказывается, можно поговорить! Вот ведь и Патриарх недавно такую мысль высказал: «С молодежью надо разговаривать на современном, понятном ей языке». И эту мысль подхватили и пронесли по массам многие проповедники. На I Съезде православной молодежи не было ни одного выступающего, кто так или иначе не повторил бы слова Патриарха. Даже Кириенко об этом упомянул. Отлично. Разговаривать надо. Безусловно на современно языке. Вот только о чем? О чем вы собираетесь с ней, то есть с молодежью этой самой, и со своим собственным ребенком разговаривать, вы уже решили?

Недавно мне довелось присутствовать при разговоре одного милейшего православного отца со своим отпавшим от Церкви сыном - отец поздравлял сына с днем Ангела: «Пока ты не покаешься и не начнешь ходить в храм…» Дальше перестали слушать и я, и этот сын. Результативность такого разговора тянет даже не на ноль, а уже в минус.

Можно, конечно, сказать: «Эй, пацан, слышь, спасение - это круто». А что дальше? Сказать один раз — это вызовет улыбку, несколько раз повторишь - нарвешься на раздражение. Надо бы как-то завоевать их доверие. Но как? Возможен, конечно, разговор о музыке, прикиде, тусовках и компиках - только тут мы рискуем быстренько оказаться профанами и опять же остаться не у дел. И причина опять-таки кроется в нашей неискренности. Если подделываться, притворяться - все, конец, наша затея обречена на провал. А если…

Скажу прямо - будет трудно, очень трудно, иногда почти невозможно. Но разве для достижения какой-то другой цели мы не сворачиваем горы, не преодолеваем непреодолимые препятствия, сметая все преграды на своем пути? Лишь бы достичь ее, этой настоящей цели? А здесь-то почему должно быть легче, почему должно быть по-другому? Разве воспитание ребенка не наиважнейшая и наипервейшая для родителей задача?

Когда жизненные христианские условия нормальны и естественны, то никаких специальных изобретений, чтобы привлечь подростков к Церкви и удержать, - не нужно. «Только личным примером».

Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ 


ХОЧУ БЫТЬ МАТУШКОЙ!


«Я с детства мечтала быть матушкой. Кто-то хочет стать художником, кто-то врачом или музыкантом, а я - матушкой». Милая, да что там милая, чудесная, семнадцатилетняя совсем еще девочка - стояла передо мной в подвенечном платье. Настоящая русская красавица. Таких раньше в фильмах-сказках показывали: коса до пояса, нежный румянец, огромные чистые серые глаза и зовут, как в сказке - Настенька. Живая, непридуманная, собирающаяся обвенчаться с семинаристом.

«Ох, деточка! - думала я. - Настенька, милая, зачем же? Жизнь свою погубить хочешь?». «А если в деревню пошлют?» - «Значит, поедем. Тут уж как Господу угодно будет. Только я хотела бы вместе с батюшкой что-то для храма делать. Все равно что» (Достоевский и декабристы рыдали бы от зависти, что я первая ее увидела!).

Только окончена школа, все еще впереди. Можно пойти учиться дальше, работу интересную найти, попутешествовать, пожить в свое удовольствие. А что теперь? Бесконечные службы, долгое ожидание батюшки, дети, бессонные ночи, одолевающая днями и ночами паства - и это счастливая судьба? Об этом можно мечтать в 17 лет?

Чем же так привлекательна эта участь, что для ее достижения на протяжении вот уже долгих лет девушки со всех концов страны стекаются под сень Троице-Сергиевой Лавры (где находится Московская духовная семинария) в надежде обрести свое счастье? Возможно, она не так уж и легка, как им кажется. Или не так ужасна, как представляется мне?

Чтобы иметь какие-то факты и не быть голословной, мне пришлось провести опрос прихожан различных храмов и матушек, занимающих различное сословное (по их собственному выражению) положение. Надо сказать, что мнения разделились. «Матушка - как солдатка», — считают одни. «Любая христианка уже и еcть матушка», - уверены другие.

Среднестатистическая точка зрения обывателя примерно такова: матушкой быть довольно-таки неплохо. Она не работает, сидит дома (просто этакий придаток батюшкинский!), делать ей особо нечего, живет себе спокойненько. Ну, детей растит, да за хозяйством смотрит. Да еще в церковь ходит - Богу молится, спасается. Иногда в хоре попоет, иногда девушек приходских уму-разуму поучит, может, праздник какой храмовый организует. Ну что там еще? Все, кажется. Больше ей и делать особо нечего.

Я же уверена, что это тяжкое, почти непосильное бремя - и духовное, и физическое. Бремя непрестанно сваливающихся проблем (мужа, его должности, детей, паствы), которые надо быть готовой решать непрестанно - денно и нощно. Проблемы эти зачастую к самой матушке не имеют никакого отношения, так что матушка - это «должность работника социальной сферы», этакое круглосуточное «Бюро добрых услуг».

Матушка всегда на виду, в храме тысячи глаз старательно подмечают, какие у нее отношения с батюшкой, как воспитывает детей, как она одета, как причесана. Вот, кому-то улыбнулась, а этого не заметила. (Когда заходит разговор о жизни матушки, у меня всегда возникает одно, довольно резкое сравнение: представьте себя на минутку в самый разгар дня голышом на Красной площади. Представили? Матушка так живет всегда!)

Кроме того, две трети матушек, с которыми мне удалось поговорить, имеющие детей в количестве до шести человек, - работают!! Причем, работают много и трудно, зачастую не только в храме. Многие — полный рабочий день. Матушки на сельских приходах (хоть это и предмет особого разговора) в наше время тоже вынуждены работать.

Но, пожалуй, самое главное, что молодой человек, имеющий духовное устремление стать священником, он в какой-то мере уже готов к этому духовному подвигу. Он ведь уже и с духовником много раз на эту тему говорил, и в алтаре прислуживал, и книг немало на эту тему написано. Да и обучение в семинарии недаром четыре года длится - есть время все обдумать.

Матушка же, в основном, идет своим, несколько интуитивным путем, поскольку, на мой, несомненно, непросвещенный взгляд, духовные отцы не слишком вникают в ее душевные и духовные порывы. Так что помочь ей может разве что знакомая матушка (если она есть), да подружки по несчастью, которых, опять-таки, еще нужно обрести. Книг же на тему «как стать хорошей матушкой», пусть хотя бы совсем тоненькие, в бумажном переплете, мне как-то не попадалось. А жаль. Очень они, как мне кажется, большим спросом бы пользовались. Ведь есть книги о том, как воспитать хорошего мальчика или девочку, есть даже брошюрка «Как правильно замуж выйти». Думаю, что и будущие матушки с удовольствием бы что-нибудь почитали.

Но поскольку никакой литературы я на эту тему не нашла, то, думаю, рассказы самих матушек в данной ситуации заметно украсят мои измышления.

Выйдя замуж за семинариста, будущая матушка встает перед дилеммой: как строить совместную жизнь. Можно жить вместе, и тогда либо ей надо все бросить и перебраться жить в город, где находится семинария, либо новоиспеченному мужу придется каждый день ездить на учебу (Московская Духовная семинария находится в полутора часах езды на электричке от Москвы).

Впрочем, можно продолжать жить раздельно в привычной для каждого среде. Это актуально еще и по той простой причине, что озвучить размер стипендии будущего священника просто совестно, и будущей матушке лучше сразу привыкнуть к мысли о неизбежности в ближайшие несколько лет содержать семью. А семинарист, он же не только учится, у него еще и послушания (то есть некие обязанности) есть. Они тоже отнимают немало времени и никак не оплачиваются. Впрочем, все не так страшно, потому что они молоды, полны сил, у них все впереди, и они любят друг друга. А главное, твердо верят, что Господь не оставит их.

Но тяжелее всего приходится жене диакона. Не того, который свое диаконское служение воспринимает как некий быстропроходящий этап между семинарией и священничеством, а настоящего. Жену настоящего диакона - непонятно как называть, и непонятно, какое она занимает иерархическое положение. Для прихожан она вроде бы еще и не матушка, но уже и не подружка, с которой просто так на лавочке посидеть-поболтать можно. Вот в таком слегка зависшем состоянии она и пребывает. У моей знакомой шестеро детей. В отпуске она последний раз была 12 лет назад (до свадьбы, то есть). Крутясь на бесконечной ленте домашнего конвейера, она иногда по несколько дней не имеет возможности выйти из дома, в то время как ее муж, работающий в силу обстоятельств на двух работах, может те же несколько дней до дома не успевать дойти. Что же еще? В 6.30 подъем (следует ставить два будильника, поскольку один никто не услышит). В 7.20 надо выйти из дома вместе с двумя уже подготовленными ею же к выходу детьми, чтобы они успели доехать до школы. Ничего, если пораньше придут, - там старшенький имеет возможность почитать. С 8 до 9 утра просыпаются остальные дети, и «обрушиваются мириады дел, которые тянут ко мне свои лапы». После прогулки и обеда малыши засыпают в обеих 11 и 12-метровых комнатах их квартиры, а старшие делают уроки за кухонным столом. Вечерняя прогулка и ужин, после которого к 9 часам вечера «на них нисходит гармония». В 22 часа - долгожданная свобода, обретая которую не сразу понимаешь, что ты теперь можешь, что хочешь делать: включить стиральную машину, проверить уроки, приготовить обед на завтра - впрочем, это уже и за дела не считаешь. Впрочем, есть у нее и свои слабости: матушка почитать любит и по телефону поговорить (я пыталась выяснить, в какое время суток это происходит, на что она толком не смогла ответить). «Свобода» заканчивается около 2 часов ночи… И все же «в моей жизни много хорошего, - уверена она. - Самая большая радость, когда муж дома. Сразу меняется атмосфера: и дети счастливы, и мне не страшно. Чувствую, что я не одна. Я точно знаю, что диаконское служение - его призвание, и стараюсь его поддерживать. Потому что мы - семья».

Матушка в сельском приходе вроде бы как не работает. Она только живет не в своем доме (поскольку жилье предоставляет приход), заводит огород, чтобы прокормиться, поет на клиросе, шьет облачения, убирает в церкви. Иногда, когда новоиспеченному священнику в качестве прихода достаются руины, она может подработать разборщиком завалов или маляром, а также совершенно бескорыстно овладеть смежными профессиями (не исключено, что если им с батюшкой удастся поднять приход, их переведут на новое место служения, требующее не меньших усилий). Несомненны некие привилегии: она может стать хозяйкой прихода, и тогда к ней потянутся люди. И это хорошо. Плохо только, что поглощенные собственными проблемами прихожане не всегда ориентируются во времени, и если случится какое важное дело, сразу с ним и прибегают за советом. За отсутствием батюшки она вполне справляется с некими его обязанностями - особо почетно прийти к матушке с неким подобием исповеди. А уж выслушивать-то она просто обязана, только что епитрахилью не накроет, а уж совет-то обязана дать. А еще кому-то из довольно удаленного местечка духовная помощь может понадобиться - так где ему жить, если он уже к батюшке приехал? А приехал не один, а семьей, и на несколько дней - поскольку его проблему так с наскоку не решить. А матушка тем временем и детей его приласкает, и жене доброе слово скажет, она на то и есть - матушка.

«Он наш флагман, и свет в окошке для меня и детей». Вот интересно. Приготовившись услышать об очередных трудностях, вместо живописания очередных проблем я, нежданно для себя, увидела скрытую сторону жизни московской матушки. Конечно, в 17 лет она не представляла себе роли не то что жены священника, а просто жены. «Я хотела быть женой священника. Я уже работала в храме, церковная жизнь моя была более-менее налажена. И мне хотелось жить рядом с духовным ориентиром. Рядом с благодатью. Теперь эта благодать у меня дома всегда. Он становится лучше: шире, чище, глубже. И если рядом такой человек, то и мне становится лучше. Семье становится лучше. Он учится понимать, сочувствовать, терпимее относиться к людям, и мы вместе с ним. Мне нравится не то, что я матушка, а то, что мой муж священник. Я думаю, что если бы он не был священником, было бы еще труднее, потому что его Божественное призвание дает несоразмеримо больше. А деньги я могу заработать и сама».

Я просто обязана сказать: все матушки, с которыми мне довелось встречаться, - они замечательные. Они прекрасны, добродушны. Обладая необыкновенным чувством юмора (да и как по-другому выжить в их ситуации), они не злобствуют, не ожесточаются и, что особенно приятно, никого не осуждают и не винят в своей тяжелой участи. Тяжело, трудно и - невыносимо - какая, оказывается, огромная разница между этими понятиями. Да, тяжело - а кто сказал, что будет легко? Кто-то живет без проблем? И мужа часто дома нет. Но и моряк уходит на несколько месяцев в плавание. И многочисленные современные бизнесмены появляются дома еще реже, и на то, чтобы заниматься детьми, их и вовсе не хватает. Детей много? «Для меня каждый следующий младенец - как маленькое солнышко. Не представляю, что бы я без них делала», - поделилась одна из матушек.

Приходя к ним в дом, начинаешь верить, что веками главенствующие понятия, которые нам удачно удалось за последние несколько десятков лет растерять: любовь к Богу, добрые отношения в семье, ощущение дома, уюта, семьи, родства, уклада, традиций - утрачены не полностью и подлежат реставрации. Просыпается надежда.

Парадокс. Когда любая из матушек начинает описывать свой быт - волосы встают дыбом. При этом каждая из них утверждает (и очевидно, не лукавит), что у нее все хорошо, больше того, все они счастливы. Как такое может быть? Мистический позитив какой-то.

«Я бы никогда не имела столько шансов потрудиться для спасения. Никогда не стала бы жить такой напряженной жизнью. А тут - надо. Но это «надо» - настолько правильно, что делаешь, не раздумывая. Без этого «надо» - никуда. Так хорошо, так естественно служить Богу. Это - главная цель. Я другой профессии и не представляла. Подумай, и самый умный и самый глупый все же соображает, что в трудных ситуациях стоит сразу обратиться к священнику - как посреднику между нами и Богом. А у меня этот посредник есть всегда».

Да, случается, что батюшка дома три минуты. Но за эти минуты идет такая защита, которую невозможно описать. Покров, Божественная защита, бесконечная помощь Божия. А женщине и семье так нужна защита. И тогда объективные трудности Господь оборачивает так, что их как будто легко снести. И многое становится возможно, и на бытовые проблемы смотришь по-другому. И тогда вся жизнь - сплошные чудеса. И тогда…

Но в чем едины все матушки: выйти замуж за будущего священника - не самоцель. Замуж надо выходить за человека, а не профессию.

Главное, чтобы вы любили Бога, любили друг друга и действительно стремились создать семью. А будет ли он батюшкой, и станете ли вы матушкой, в общем-то, оказывается, не так уж и важно.

Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ 


Мария Владиславовна СВЕШНИКОВА: проза

Мария Владиславовна СВЕШНИКОВА (род. 1965) - журналист, редактор: Интервью | Статьи | Проза.


«Сейчас пойду побираться, а то только 5 копеечек осталось, да еще копеечка», – передо мной в автобус втиснулась бабулечка.

Ее почему-то весь автобус стал сразу так звать.

Она с трудом протиснулась-склонилась под турникет, села на место, которое ей уступили. Ей задали только один вопрос: «Что же вы подлезаете, почему нет пенсионного?»

И она начала говорить. Остановиться она не могла, даже когда мы с ней вышли.

«А как не подлезать, как я еще в автобус зайду?

Были у меня документы, как же не быть. Я, почитай, москвичка, меня в Москву в 6 лет привезли, а в 12 я уже работать пошла. И на пенсию заработала, и инвалидность мне дали.

Но она все документы забрала, один паспорт вот тут, в кармане куртки храню. Она как забрала, так я, чтобы его утащить, целую ночь сидела на кухне, ждала, пока она заснет.

И пенсионное было, но она и его забрала – ездит по нему, и справку, что я – инвалид.

Ничего не осталось, а в поликлинике заново оформлять отказываются, и лекарства мне не выписывают больше бесплатно. А она целый пакет моих лекарств в урну выкинула.

Как она в квартиру вернулась, я за ними пошла потом, стала копаться в урне. А там не только мои лекарства, она еще и внучка вещи мокрые-грязные выбросила. Целый пакет был – вот какой большой – все повыбрасывала.

Я достала, перестирала, повесила сушиться и ушла побираться. Может, проспится, пожалеет одежду выкидывать?

Внучка-то отец на день увез к себе, переждать, пока она буянит.

Я боюсь ее. А что поделаешь? Коли пьет – не в себе становится. Буйная.

Я тогда тихонько сижу, боюсь, что выгонит. Она ведь документы когда у меня украла, пошла в паспортный стол на Якорной, там подружка ее работает – они что ли вместе в школе учились, или дети их. И подружка квартиру на нее переписала, так у меня теперь даже прописки нет. Выгонит – придется на улице жить.

Я денежку не потеряю, я ее сейчас в карман к паспорту уберу.

А как же я поем, если негде?

Я себе местечко на кухоньке устроила: подушечку на табуретку положила, тряпочку синенькую – такую красивую – постелила. Она как пришла, да все смахнула и – в помойку. Мне никак не приладиться сесть. Вот сухарики с собой взяла, беленькие, в водичке размочу.

Денежку твою я продавщице отдам, она мне вчера 3 сосиски для внучка отдала даром. Они немножко поломанные были, так и что? Зато не голодным спать лег. Я ей пообещала, что все верну, не привыкла в долг жить.

А тут – она пенсию у меня забрала, а следующая только 8-го, еще полмесяца ждать, как мы выживем?..

Пойду я возле «Перекрестка» встану, они меня оттуда не гонят, позволяют просить.

Только тяжело мне стоять, посмотри, нога какая: она как ударила, так и не проходит несколько месяцев. Я тряпочками перевязываю, укутываю, чтобы не мерзла, а она все равно мерзнет. И я мерзну.

Молодежь-то совсем не подает, не обращает на меня внимания.

А друзей я порастеряла, не к кому обратиться за помощью.

Спасибо тебе, деточка, дай Бог еще много десятков лет прожить».

Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ 


МИР, ПОЛНЫЙ ДОБРА

Подобраться к рабочему месту оказалось непросто – все вокруг было заставлено пакетами. А это, надо сказать, довольно большое пространство: мне удалось отвоевать самый жирный кусок нашего ньюсрума с парой столов, тремя тумбочками, вешалкой, шкафом…

Мария СвешниковаПодобраться к рабочему месту оказалось непросто – все вокруг было заставлено пакетами. А это, надо сказать, довольно большое пространство: мне удалось отвоевать самый жирный кусок нашего ньюсрума с парой столов, тремя тумбочками, вешалкой, шкафом… Словом, понятно. И вот теперь весь пол занимают подарки в Дома престарелых и детские дома, для сирот и беспризорников. Так на мою просьбу помочь откликнулись обе наши дирекции. Что-то передали знакомые, но отдельные мешки приносили в мое отсутствие, так что я никогда не узнаю, от кого они. И ладно.

Я-таки добралась до кресла, села и стала перебирать, сколько за последние несколько месяцев (про жизнь и говорить нечего) мне повстречалось хороших людей. В первую очередь вспомнила моих удивительных и мудрых маму и папу. Под их чутким руководством я знаю, к чему надо стремится. И, конечно, Таню. Именно благодаря ей я узнала, что такое жизнь под перроном. И перестала писать о социальных проблемах периодически - теперь они неотъемлемая часть меня. Всего полгода назад я познакомилась с Таней Красновой, организовавшей самую лучшую в мире акцию по сбору денег для детей, больных раком. Потому что только очень хороший человек может придумать название «Конвертик для Бога».

Я ближе узнала Галю Чаликову, благодаря силе воли и любви которой появился фонд «Подари жизнь». Эта осень свела меня с необыкновенными девочками Лизой и Наташей, готовыми любить всех бабушек и дедушек нашей страны. Конечно, я говорю о «Старость в радость». Еще есть мама Ната, все силы своей души отдающая организации благотворительных ярмарок. И наши необыкновенные писатели и издатели, такие как Оля Голосова и Юлия Николаевна Вознесенская, подарившие книги для этой ярмарки.

А совсем недавно ворвалась в мое пространство совершенно сумасшедшая Марина, всю взрослую жизнь проведшая в Польше и вернувшаяся в Россию, с надеждой построить первый хоспис для детей. Рядом с ней тут же оказалась Оля, спасающая наши московские памятники, выхаживающая стариков. Теперь она стала водителем для собаки по кличке Бегемот, которую Марина раз  в неделю возит «на растерзание» детям, помещенным во взрослый хоспис.

Забавно, но я благодарна жизни, которая свела меня с совсем юными звездами неведомого мне шоу мира -  «Ранеткам», передавшим для фанатов из числа больных детей гору дисков, фоток, маек. Отчего лица наших девочек помногу месяцев лежащих в больницах осветили счастливые улыбки. Промелькнул молодой человек, выживший после химии, и теперь старающийся дарить людям добро. И врач, которая спасла моего сына «просто так». И еще сотни людей, с которыми встречаешься мимоходом, не запоминая их имен, но, зная, что каждый из них всегда готов прийти на помощь. Иногда делая огромное дело, порой, лишь подарив улыбку.

Но я замучила читателей. Зачем перечислять столько малоизвестных имен, спросит кто-нибудь. Да хотя бы для того, чтобы самой не забыть, что меня окружают хорошие люди. Чтобы познакомить с ними наших читателей. И, чтобы вы вспомнили о тех, кто живет рядом с вами. Потому что это очень важно, знать и верить, что мир полон добра. Когда-то, много лет назад папа рассказал мне, что зло может аккумулироваться в молекулы, окружающие человека, отчего ему будет очень трудно жить. Мне хочется верить, что такие же молекулы, но заряженные прямо противоположной установкой – «на добро», могут также парить в воздухе, делая нас лучше, чище, добрее.

Нет, я совсем не идеалистка. Кажется, из моих знакомых, меня никто так не осмелится  назвать. Я – издержки профессии - замечаю кругом гораздо больше негатива, злобы, горечи, разочарований, чем хотелось бы. Чем видят многие люди. Но мне очень хочется, чтобы добра было больше, поэтому сегодня, накануне Нового года и Рождества Христова, я буду стараться вспоминать только о нем. И о любви. Ведь миром правит Любовь…

Я смотрю на мешки вокруг, вздыхаю, вспомнив, что дома их скопилось тоже немало. И понимаю, что теперь мне предстоит найти еще одного хорошего человека, который сумел бы вывезти отсюда все это богатство. Я верю, что он найдется. Может быть, им окажется мой брат. Может быть, кто-то другой. Неважно: хороших людей много.

Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ 


 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ