О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич ( род. 1945)

Интервью
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич

Евгений Юрьевич СТЕБЛОВ (род. 1945) – актёр театра и кино, народный артист России:Видео | Интервью | Фотогалерея.

Евгений Юрьевич СТЕБЛОВ родился 8 декабря 1945 года в Москве.

Детство Евгения прошло в коммунальной квартире на проспекте Мира рядом с Рижским вокзалом и Марьиной Рощей, которая имела дурную славу, а проще говоря была бандитским районом. Соседи по квартире звали Стебловых "антилигентами". Как вспоминает сам артист - "очевидно из-за деда, который даже на коммунальную кухню не выходил без галстука". Отец - Стеблов Юрий Викторович был радиоинженером, мама - Стеблова Марта Борисовна работала учительницей. А маленький Женя не хотел быть ни инженером, ни учителем, он хотел стать артистом, чтобы изображать и инженера, и учителя, и еще много всяких разных людей.

Актерская биография началась с театра кукол. Папа сделал ему складную ширму, научил вырезать из картона кукольные головы. Сам Женя придумал делать куклы из резиновых клизм - вставлял стеклянные глаза, пробки вместо носа и вырезал рот. Становился за ширму, и начиналось представление. Со своим "театром" выступал в школе, в Доме пионеров - везде, где находились зрители.

Родители не препятствовали увлечению сына, но в будущем хотели видеть его филологом. Они наняли частного педагога по литературе, оказавшегося страстным любителем театра. Он и привел Женю в молодежную студию при Драматическом театре имени К.С. Станиславского. В числе студийцев были Инна Чурикова, Никита Михалков, Виктор Павлов, Александр Пашутин, Елизавета Никищихина, Яков Пакрас, Александр Кобозев. Этой блестящей молодой командой руководили режиссер Александр Борисович Аронов и актер Лев Яковлевич Елагин. "Мы чувствовали себя на седьмом небе" - так напишет о днях, проведенных в студии, Евгений Стеблов.

Судьба была решена. В 1962 году Стеблов поступает в Театральное училище имени Б.В. Щукина. И уже в 1963 году он становится знаменитым. На экраны с его участием вышел фильм Г. Данелия "Я шагаю по Москве" - фильм, как принято сейчас говорить, культовый для нескольких поколений. Успех был грандиозный. Героя Стеблова - смешного и трогательного подростка - полюбила и запомнила вся страна. Его узнают на улицах, у него выпрашивают автографы. В его жизни потом было много ролей и в кино, и в театре, он сыграл множество разных характеров, но из каждого выглядывал чудаковатый, трепетный, наголо остриженный жених из фильма Данелия. Это его первая главная роль в кино стала главным успехом в жизни. Многие зрители очень долго воспринимали артиста Стеблова прежде всего как исполнителя этой роли. Даже появился штамп зрительского восприятия Стеблова, и артист подыгрывал своим зрителям, сочувствующим его нескладным, неловким персонажам, которые вдруг неожиданно проявляли неслыханную мощь и силу характера.

Испытание славой - самое трудное, да еще в столь юном возрасте, но Евгений Стеблов его выдержал. И не только благодаря актерскому таланту, но и благодаря таланту человеческому. "Творчество не замыкается сценическим действием, творчество - это и любовь, и семья... Не знаю, где больше реальности - в моем существовании на сцене, на экране или в моей жизни, - это единый поток". Конечно, так говорить в 18 лет он не мог, но понимание, что его занятия искусством - это судьба, это образ жизни, данные ему свыше, у него было всегда. "Творчество имеет божественное начало. Я рассматриваю искусство как форму целительства. Актер, режиссер проецируют свой мир, создавая пространство, в которым людям, созвучным им, легче жить" - это скажет 50-летний актер, но такое знание не возникает вдруг, оно копится годами, чтобы обрести столь четкую форму.

В 1964 году режиссер Михаил Калик предложил Стеблову роль Володи Белова в фильме "До свиданья, мальчики". "Вот он - мой Володя Белов" - сказал про молодого артиста автор нашумевшей повести Борис Балтер. К сожалению, у этого, наверное, самого лучшего фильма Калика не было счастливой судьбы. Его запретили, широкого экрана он не увидел. После фильма "Я шагаю по Москве" Михалкова и Стеблова стали приглашать на роли молодых героев. Так они вместе снялись в фильме "Перекличка" Д. Храбровицкого. На съемках этой картины началась по-настоящему их дружба. Свой первый фильм "А я уезжаю домой", сделанный им еще во ВГИКе, Никита Михалков снял по его рассказу. Уже став знаменитым режиссером, он приглашал Стеблова в свои фильмы. В "Рабе любви" он сыграл Канина - звезду немого кино. Это была небольшая роль, но блистательно сыгранная, и она запоминалась. Стеблов наделил своего героя неестественно тонким голосом, подчеркивая несоответствие внешности и поведения героя-любовника на экране и его немужской сути в жизни. Отношение артиста к герою было ироничным, но не лишенным нежности. Образ получился объемным, смешным и трагичным одновременно. Стеблов должен был сыграть роль Трилецкого и в знаменитой "Неоконченной пьесе для механического пианино" . Но не случилось - из Праги, где снимался в совместном фильме, стремясь на съемки в Москву, артист попал в автомобильную катастрофу. Сыграл он у Михалкова в фильме "Несколько дней из жизни Обломова", снялся и в его картине "Сибирский цирюльник".

Вообще на счету Евгения Стеблова более 40 картин. Многие фильмы с его участием имели огромный зрительский успех, среди них - "Урок литературы", "Вас вызывает Таймыр", "Егор Булычев и другие", "По семейным обстоятельствам". За роль Димы в фильме "Не хочу быть взрослым" он получил Государственную премию РФ.

В 1966 году Стеблов окончил Щукинское училище. К этому времени он был уже популярным киноартистом, снялся в нескольких фильмах. Стеблов поступил в Театр имени Ленинского комсомола, потому что здесь работал один из "главных театральных лидеров 1960-х годов" Анатолий Васильевич Эфрос. Но проработал он здесь меньше сезона - театр разогнали. Успел сыграть Зубного врача в "Похождениях зубного врача" А. Володина, Витьку Аникина в "До свидания, мальчики" и яркий эпизод в "Судебной хронике" Волчека. Эфроса перевели в Театр на Малой Бронной, а Стеблова через военкомат мобилизовали в Театр Советской Армии. Его первый и единственный спектакль, сыгранный в этом театре, был "Часовщик и курица, или Мастера времени" И. Кочерги в постановке Л. Хейфеца. Стеблов играл Юркевича, роль была сложна технически - за время сценического действия артисту было необходимо сыграть четыре возраста героя. Для него взяли пьесу Г. Шпаликова "Поручик Каховский", он начал репетировать, но вскоре из-за творческих разногласий ушел из театра.

С 1969 года и по сей день Евгений Стеблов работает в Театре имени Моссовета. Дебютировал он в роли Павла в "Старике" М. Горького. Играл ярко, размашисто, свободно, даже вольно. Как говорят в театре, он "прошел", его здесь приняли. Стеблов выбрал Театр имени Моссовета, потому что хотел поработать с легендарными "стариками" - Раневской, Марецкой, Пляттом, Бирман, Орловой. "Это люди, у которых я чему-то научился, хотя специально они меня ничему не учили". Долгие годы шел с неизменным успехом спектакль "Миллион за улыбку" по пьесе А. Софронова. Стеблова ввели в этот спектакль, в котором с блеском импровизировали старейшие артисты театра. С удовольствием он включился в их игру, легко и свободно обращаясь с текстом этой незатейливой пьесы.

Стеблов - из тех артистов, которые не терпят режиссерского диктата, ему необходимо иметь свое свободное пространство. У Стеблова, выпускника Вахтанговской школы, сильно развито игровое начало. "Я всегда искал характер", - признаётся он. Обладая важнейшим и редким свойством - внутренней пластикой, он легко перевоплощается, сохраняя неизменной мягкость интонации и жеста. "Он все время примеряет на себя маску современного Пьеро, невольника духовности" - написала о Стеблове театральный критик М. Седых в рецензии на спектакль "Пять углов", в котором артист играл кавторанга Мишу. Действительно, в его облике есть что-то от Пьеро - в больших и немного грустных глазах, в полуулыбке, смахивающей на гримасу боли, но это маска, которая предъявляется, чтобы затем обнаружить неповторимость лица. Не случайно, что режиссер спектакля "Братья Карамазовы" П. Хомский предложил ему на выбор две роли: Смердякова и Алеши Карамазова - двух антиподов. Стеблов выбрал Алешу. Произошло то редкое совпадение психофизических данных артиста и роли, в результате которого рождается правда театра. Его Алеша брал на себя всю боль, все страдания мира. Он сочувствовал и жалел...

В одном из интервью Стеблов сказал, что мог бы сыграть из Достоевского еще и Мышкина. Судьба не подарила ему эту работу, но в его репертуаре через много лет появился Ростанев. "Алеша Карамазов, Мышкин, Ростанев - это три разных характера, но принадлежащих к одной тенденции, к одной авторской идее" - так скажет он позднее. Спектакль "Фома Опискин" по повести Ф.М. Достоевского "Село Степанчиково и его обитатели" П. Хомский выстраивал как сатирический памфлет, скорее в духе Салтыкова-Щедрина. Один Стеблов играл Ростанева по Достоевскому. В его герое было доверие и любовь к людям, но появлялись стойкость и мужество, когда за любовь приходилось бороться.

У Юрского он сыграл Платона в спектакле "Правда хорошо, а счастье лучше" А. Островского, с К. Гинкасом сделал Бракка в "Гедде Габлер" Г. Ибсена, с М. Вайлем - Мальволио в "Двенадцатой ночи" У. Шекспира. Обычно Мальволио играют шаржировано, сочными, яркими красками, что называется, на публику. Стеблов же предложил свою, несколько иную трактовку этого комедийного персонажа - он играл предельно серьезно, тонко, даже с какой-то проникновенностью рисуя этого жалкого, самовлюбленного глупца. Образ получался необыкновенно смешной, но и трогательный.

У М. Козакова артист сыграл Баха в "Возможной встрече". Играть гения - задача не из легких. Стеблов играл прежде всего человека со своими слабостями, ранимого, подавленного непривычной для себя роскошью, чувствующего себя некомфортно рядом с импозантным и важным Генделем. В этой его человечности, в отрешенности от суеты, тщеславных устремлений, в его простоте и естественности угадывалась мощь таланта. Верилось, что этот внешне слабый человек - подлинный гений и потому он вызывает зависть у сильного и властного Генделя - М. Козакова.

Разные режиссеры, разные роли, разные характеры... Исполнительская манера актера обладает удивительным богатством, в ней сочетаются импровизационность и четкость рисунка, свобода актерского существования и жесткость формы, лирическая интонация и гротескность в изображении, психологическая точность и острая внешняя характерность. Последняя его работа в театре - Гаев в "Вишневом саде" А.П. Чехова в постановке Л. Хейфеца. Стеблов создает очень интересный образ. С одной стороны, он рисует абсолютно никчемного человека, пережившего свое время - замечательная сцена, в которой Лопахин говорит ему о деле, а он с тросточкой, с какой-то особенной походочкой прогуливается, не слушая, не желая слушать о том, что ему чуждо. С другой стороны, его Гаев со своими устаревшими ценностями необходим миру, без них мир станет беднее. Гаев Стеблова - дворянин в каждом своем слове, жесте, в чувстве собственного достоинства. Может, помогла в этой работе артисту память о деде, который был дворянского происхождения.

Своих дворянских корней Стеблов не скрывал, но и не афишировал, не афиширует их он и теперь, когда это стало модно. Точно так же, как в новые времена он не умалчивает о том, что был членом партии и даже заместителем секретаря парторганизации по идеологии. Тогда он считал, что жить социально активно можно находясь в этой структуре. После автомобильной катастрофы он по-новому взглянул на свою жизнь. "Это было моим вторым рождением, и духовным, и физическим одновременно. Я пришел к Богу, а потом к христианству". Для него смыслом и целью жизни стало "приближение к Богу", а заниматься творчеством, считает он, ему было дано свыше - во спасение..."

Творчество для Евгения Стеблова - это не только сыгранные роли в театре и в кино, не только его режиссерские работы, но и литература. В 1983 году в журнале "Октябрь" вышла его первая повесть " Возвращение к ненаписанному", которая была переиздана в Чехии. В 1997 году появилась книжка "Не я", а в 1999 году - "Против кого дружите". Его литературные произведения - это мемуары, блистательно написанные. Сюжеты его жизни становятся поводом для воссоздания целой эпохи. Кого только нет на страницах его книг: артисты, писатели, режиссеры, просто друзья, случайные попутчики. Стеблов удивительно честен, он ничего не приукрашивает и никого не обвиняет - он рассказывает о жизни, такой, как она есть. В его воспоминаниях есть и личная глава о любви, она посвящена его жене Тане. С Татьяной Ивановной Осиповой он прожил всю свою жизнь, несмотря на то, что к театру она не имеет никакого отношения, а, может быть, именно поэтому. У них сын - Сергей Стеблов, который пошел по стопам отца. Он окончил Театральное училище имени Б. Щукина, но, как и у отца, круг его профессиональных интересов очень широк. Он снимается в кино, уже написал пьесу "Пришельцы", которую поставили в театре "Вернисаж" и в которой играли оба Стебловых. Он пишет сценарии и пробует себя в телевизионной режиссуре.

Живет и работает в Москве.

..

Евгений Юрьевич СТЕБЛОВ: интервью

Евгений Юрьевич СТЕБЛОВ (род. 1945) – актёр театра и кино, народный артист России

О СЛУЧАЙНОСТЯХ И ЛЮБВИ

- Вы проснулись звездой советского кино после фильма «Я шагаю по Москве».
- Ой, вот сегодня все друг друга называют гениями… Я считаю, что люди просто ставят себя в неловкое положение. Ведь нужно как-то соответствовать этим эпитетам. Раньше понятия «звезда» вообще не существовало. Это сегодня: снялся удачно в одной картине и уже звезда. Причем звездой может стать и совершенно бездарный человек. Сегодня это чаще кометы, которые вспыхнули и погасли. Дарование – это один дар божий, а публичность, слава, известность – это совершенно другая данность. Есть очень бездарные и очень известные люди. А есть талантливые и никому не известные. Есть одаренные и достаточно известные - вот это больше мой вариант.

- Одну из главных ролей в этом фильме сыграл молодой Никита Михалков, с которым сегодня вас связывает давняя дружба.
- Мы хорошо дружили в молодости. И вот что удивительно. Однажды я совершенно случайно узнал, что наши общие предки тоже хорошо знали друг друга. Никто об этом не знал. В семье часто вспоминали моего деда. Он был статский советник в царской России, дворянин, жил в Рыбинске. Мне часто звонили оттуда, приглашали на творческий вечер, и вот однажды я поехал. В Рыбинске мне показали гимназию, где преподавал дед, место, где был дом. А когда мы пришли в краеведческий музей, то случайно выяснилось, что Сергей Владимирович Михалков (ударение на а), двоюродный дедушка Никиты и Андрона Кончаловского, был там предводителем дворянства, а мой прадед, Павел Павлович Стеблов, был депутатом городской думы. В музее находились их совместные фотографии. То, что эти фамилии в те времена пересекались, мне показалось очень удивительным.

- Особенно удивительно то, что потом эти фамилии пересеклись в знаменитом советском фильме.
- Случайность – это всего лишь непознанная закономерность. Это Промысел Божий. В моей жизни все основные достижения как бы случайны. Ну, например, как я попал в этот фильм. Мы с однокурсником долго думали куда пойти: в кафе «Мороженое» или на Мосфильм? Выбрали второе. Как только зашли в проходную, сразу встретили одного студента, который порекомендовал нам зайти в группу «Я шагаю по Москве». Когда пришли, я сразу же узнал одну женщину - второго режиссера Маргариту Чернову. У Рижского вокзала, где я рос, жил, часто кино снимали. И на съемках эта маленькая экспансивная женщина постоянно меня гоняла, как ротозея. А потом я с ней отработал в десяти картинах. Режиссеру Данелии я не глянулся. И вообще на эту роль был уже утвержден человек и даже наголо пострижен. Но Данелия все же сказал моему другу, чтобы тот на всякий случай сделал фотопробы. Фотопробы тогда делала Лика Афербах, опытнейший кинематографист, многих артистов открыла. Она заикается. Потом мне сказала: «Т-ты т-т-так жалобно смотрел, что я решила т-тебе тоже сделать, жалко, что ли?» И с той фотопробы все и понеслось. Разве это случайности?

А после той рыбинской истории папа поведал мне еще одну. К моему дяде - первому директору известного книжного магазина «Москва» на Тверской в советское время за книжным дефицитом заходили все деятели искусств, в том числе и жившие неподалеку Михалковы. А у Сергея Владимировича, отца Никиты, был брат, который бежал из плена, выдавал себя за немецкого офицера и, естественно, после плена-то сидел. Сергею Владимировичу как-то удалось его вызволить, но начались другие проблемы. Чтобы получить прописку в Москве, ему нужно было устроиться на работу, а для того чтобы устроиться на работу, нужно было иметь прописку. И вот Сергей Владимирович зашел в книжный, поговорил с моим дядюшкой и тот сумел взять его брата рабочим в магазин и выбить ему временную прописку.

- Получается, что каким-то образом все вы связаны и во времени и в пространстве. Евгений Юрьевич, говорят, что жизнь человека предопределена, надо только уметь разгадать свой небесный шифр. Чем точнее расшифруешь – тем точнее переживешь свою судьбу. Вот вы сколько угадали из запрограммированного?
- Угадать почти невозможно, это сложно. Иногда забредешь не туда и точно чувствуешь, что надо возвращаться. Я вот с некоторых пор научился видеть и читать знаки. Нам же все время посылаются некоторые знаки, информация. Мы их просто не видим. Это может быть даже случайно сказанная кем-то в толпе фраза. Есть такая восточная мудрость: «Когда ученик готов, учитель придет». Когда ты созрел для восприятия определенного рода информации, то она к тебе обязательно придет. Просто надо уметь разбираться в этом. Это приходит не сразу и только с духовным опытом. А любой опыт очень субъективен. Вообще, мне никогда не была свойственна постановка рациональных целей. Думаю, что я всегда был верующим человеком, просто не знал этого. Всегда пытался почувствовать течение жизни. И когда я начинаю суетиться, дергаться, то всегда говорю: «Господи, пусть будет не так как мне нужно, а как нужно тебе». И после этого приходит такой вариант, до которого бы ты сам и не додумался.

- С вами случалось что-то совершенно необъяснимое?
- Один раз на даче во время молитвы я вдруг почувствовал, что стал огромным, как вселенная. Но при этом осознавал, что я такой, какой есть, в физическом теле. Было ощущение, что одной рукой ты можешь достать до звезды, а другой до цветка. Я четко понял тогда, что человек не ограничивается только физическим телом, что он связан со всей вселенной. Я это и раньше чувствовал. Но тогда чувство соединилось с сознанием.

- Это правда, что однажды во время съемок вы с Михалковым чуть не взорвались?
- Да, во время съемок одного фильма мы стреляли настоящими снарядами из настоящей пушки. Это были очень опасные снаряды: если по такому снаряду просто так стукнешь, то он может и взорваться. Мы даже прошли военные обучения. И на втором дубле я случайно уронил снаряд. Но он, к счастью, упал на ветошь, и мы остались живы. А так, если бы он неудачно упал, то нас бы и не было.

- Такие случаи могут в корне менять мировоззрение.
- Мировоззрение у меня поменялось после автомобильной аварии в Чехословакии. У меня была повреждена рука, и я испытывал дикие боли. Когда две десятисантиметровых пластины и семь винтов вгоняют в опухшую руку…. И страшный стресс: из меня десять дней с утра до ночи просто лились слезы. Понимаете, ты можешь улыбаться, разговаривать, но слезы льются. Мне еще неудачно сделали одну операцию. Тогда в Чехословакии все боялись нашего Кремля. И от того, что боялись, меня оперировала хирургическая звезда. Это был очень старый профессор, наверное, уже редко оперировал. Он зажал пластиной 10 сантиметров нерва. Потом сам не мог поверить, что допустил такую грубейшую ошибку. Потом меня прооперировал личный хирург президента Слободы, и через полгода рука стала оживать. Я тогда снимался в двух картинах, прилетел на съемки. Это был период, когда все сценарии в стране, которые были, предлагали или Михалкову или мне, что, кстати, требовало от меня достаточно сознательного отношения к делу. Как вдруг в секунду я оказался в другой ситуации. Вот тогда я впервые пришел к Богу. Понял, что я – не просто израненное физическое тело, которое лежит и страдает после всех этих операций. В такие минуты все меняется, начинаешь переосмысливать свою жизнь. И раз не пришел к Богу раньше, то пришлось тряхануть.

- Давайте о любви поговорим. В одном интервью вы сказали, что обилие женщин у мужчины – следствие несостоятельности в любви.
- Я не так говорил, это журналисты вольно интерпретируют слова. В юности я был достаточно сосредоточен на эротических проблемах. Но думаю, что если после пятидесяти мужчина продолжает так же сосредотачиваться на этих проблемах, то это ненормально. Лично у меня это вызывает недоумение. Считаю, что мужчины, которые постоянно меняют объект своего внимания, делают это от недостатка сексуальной фантазии. Они выбирают объект очень поверхностно, по анатомическим внешним данным. И с этим объектом ни в какие тонкости, ни в какие глубины не уходят, так по поверхности и скользят. А ведь можно жить с телом, а можно с глазами. Или с улыбкой. Мир эротики настолько богат. На самом деле все построено на вибрациях. Тонких духовных и эмоциональных вибрациях, не только на физических. И лично мне интереснее с одним человеком пройти все жизненные этапы. Знаю точно, что если бы я изменил жене, то не только бы ей боль причинил. Я бы себя предал, стал другим человеком. У каждого по-своему складывается личная жизнь. Вообще, жена – первая она или десятая, но она – одна. И муж бывает одним. А как уж к этому люди идут…. Вот сейчас среди молодежи очень модны репетиционные браки. Я считаю, что это неправильно, потому что стимулирует мужчин к инфантилизму, безответственности.

- А вы разделяете модную среди некоторых богемных московских режиссеров мысль, что настоящая любовь и брак - понятия несовместимые? Будто бы настоящая любовь не принадлежит социальному миру и не может жить по земным законам. Именно поэтому ни один классик не доводит своих героев до брака: те же Ромео и Джульетта не женятся, а погибают.
- Мне кажется, что такие заявления - оправдание некоторых шатаний в сексуальной ориентации. Что такое бисексуальность, к примеру? Я не понимаю, как можно одновременно возбуждаться от мужчин и женщин? Как ни крути – это разврат. Как только люди забывают Бога, сразу же идет вал искушений, просто вал. А ведь дьявол достаточно изощренно действует. Он находит всякие оправдания, подменяет любовь только лишь страстью. Здоровая любовь включает в себя страсть, но не всякая страсть включает в себя любовь. Вообще, человек не может прожить свою жизнь без самодисциплины. Без ответственности за свою семью. Люди, которые думают, что свободу можно понимать как бездумную вольницу, анархию в умах, обычно тяжело за такие мысли платят. Я не видел ни одной женщины, которая бы весело проводила время в молодости, а потом не кусала локти. Не видел. Я знал много красивых женщин, которые были окружены мужским вниманием, у которых было много связей. Кое-кто смог вырваться, остановиться и сегодня у них семья, дети. А те, кто ушел в разнос, как правило, влачат плачевное существование. Кстати, такие женщины порой становятся жуткими ханжами…

- А вы боитесь одиночества?
- Для верующего человека понятия одиночества не существует. Потому что ты всегда с Богом, или имеешь такую возможность – быть с ним. А уж если ты не с Богом, то только по своей вине. Я испытывал это чувство по молодости, когда шел поиск любви. Я считаю, что гармонично развитый человек не должен бояться одиночества, а должен где-то даже желать его.

- Сегодня вы играете в театре им. Моссовета. Скажите, почему закулисные интриги являются неотъемлемой частью любого театра?
- Это неотъемлемая часть отсутствия в театре искусства. Не всегда искусство живет в театре, так же как и в кинематографе. Когда я работал с Эфросом в Ленкоме, куда пришел сразу после института, никаких интриг там не было. Интриги появляются, когда уходит искусство и остается только ремесло. Знаете, самое страшное в театре – это среднее звено. Люди среднего дарования. Не бездарные, а именно средние. Бездарные - ну, случилось так, судьба такая, они сломлены, их обычно только пожалеть можно. А люди среднего дарования – это хорошие производственники, которые средне могут сыграть любую роль. Это страшное дело. Они всегда объединяются против талантливых людей. А талантливые люди очень разобщены: у каждого своеобразие, каждый по своему с ума сходит.

- Говорят, что настоящими артистами становятся люди с крайне подвижной, очень ранимой психикой.
- В психиатрии это называется «художественный тип психики». Среди артистов много людей без шкуры. Некоторых даже похвалить сложно. Если ему скажешь «нормально», то он обидится. Обязательно надо восторг выразить, поддержать. Я не такой ранимый человек. И знаете, ведь ранимость – это следствие гордыни. И ее разновидностей: самолюбия, тщеславия. Я всеми силами стремлюсь от этого избавиться. Главное - не воспринимать успех как свою заслугу. Потому что по поводу каждого человека есть промысел Божий. Это действительно так. Иногда что-то сделаешь и никак не ожидаешь, что это будет иметь такой огромный резонанс. А иной раз очень серьезно выкладываешься, всю душу вкладываешь в какую-то работу, а она проходит совершенно незамеченной. Хотя она даже интереснее чем та, о которой все говорят.

- Есть что-то такое, чего бы вам еще хотелось от жизни получить?
- Нужно довольствоваться тем, что имеешь. Ведь главное не иметь много, а главное, чтобы этого было достаточно для тебя. Посмотрите, граф Лев Толстой, очень богатый человек, писал «Войну и мир» не в апартаментах, а на Ясной поляне, без удобств. Он многое мог приобрести, но не было потребности. Ведь что человеку нужно. Ну, наверное, нужна отдельная комната. Я никогда не был богатым и никогда не был нищим. Так получается, что какой-то излишек у меня всегда отнимается. Но мне никогда Господь и пропасть не дает. Когда вот уже совершенно руки опускаются, вдруг раз: «Не хотите»?» - «Спасибо большое».

Источник: сайт Дни.РУ Автор: Наталья Насонова

    
ЭФИР с Е.Ю. СТЕБЛОВЫМ

В.Р. Легойда: Здравствуйте, уважаемые друзья! В эфире "Русский час" с журналом "Фома". В студии Владимир Легойда.

Для меня сегодня большая честь и большая радость представить нашего гостя. Это артист, режиссер, писатель Евгений Юрьевич Стеблов. Здравствуйте, дорогой Евгений Юрьевич! Спасибо большое, что вы согласились провести это время с нами!

Также в нашей студии традиционно присутствуют студенты и аспиранты МГИМО, сотрудники редакции журнала "Фома" и, - теперь уже могу сказать: "традиционно", - студенты Московской духовной семинарии и академии. Коллеги, приветствую вас!

Евгений Юрьевич, Лев Толстой, по его собственным словам, помнил себя с двухлетнего возраста. А вы хорошо помните свое детство? Какие самые яркие воспоминания о детстве приходят вам в голову?

Е.Ю. Стеблов: У меня есть книга, которая выдержала уже третье издание. Она называется "Против кого дружите?" и построена как такая "литература в литературе". Туда вошли повести, которые я написал давно, первая моя публикация была в 83-м году прошлого века в журнале "Октябрь", потом за границей.

В этой книге я сделал такой "сюжет души", как я его называю. Я написал эту повесть, она отразила то, что было в жизни. А потом я написал, как эта повесть влияет на то, что происходит в моей жизни дальше. Вот таким образом построена эта книга. И там я как раз писал, что первое мое воспоминание - как нянька меня поднесла к окну и я увидел дерево.

В.Р. Легойда: Интересно! И вы отчетливо это помните?

Е.Ю. Стеблов: Да. Это как фотография.

В.Р. Легойда: Мы часто говорим о том, как важно, чтобы человеку на его жизненном пути встретились учителя. Кого вы могли бы назвать своим первым учителем? Я имею в виду не профессию, а тех, кто оказал влияние на вашу жизнь.

Е.Ю. Стеблов: Что вы имеете в виду под "жизнью"? Вы имеете в виду духовную жизнь или просто какие-то житейские аспекты?

В.Р. Легойда: Вы знаете, было бы интересно услышать обо всем.

Е.Ю. Стеблов: Ну, так как я все-таки в шестнадцать лет поступил в театральное училище имени Щукина, то, естественно, учителя, в основном, были профессиональные. Это люди, у которых я учился и с которыми меня сталкивала судьба. То есть это были выдающиеся артисты. Мне вообще повезло на творческие контакты с великими деятелями нашего театра и кино. Моей первой "крестной матерью" на театре была народная артистка Цецилия Львовна Мансурова, первая исполнительница роли Принцессы Турандот в спектакле, который поставил сам Вахтангов. Это и Софья Владимировна Гиацинтова, народная артистка СССР, это и Андрей Алексеевич Попов, главный режиссер театра Советской Армии, - блистательный артист и очень смиренный человек, что редкость, вообще, в этой профессии. Ростислав Янович Плятт и Вера Петровна Марецкая, Фаина Георгиевна Раневская, Любовь Петровна Орлова… А если говорить о кино - то это Георгий Николаевич Данелия, мой "крестный отец" в кино. Михаил Наумович Калик, который уже давно эмигрировал в Израиль и сейчас там живет… И масса других талантливых людей, просто сейчас всю передачу придется исчислять! (смеется)

В.Р. Легойда: А вот вы сказали: "…или в духовной жизни?" В духовной жизни вы тоже могли бы назвать людей, которые на вас повлияли?

Е.Ю. Стеблов: Я крестился, когда мне было уже где-то около тридцати трех лет. Я пришел в христианство не сразу. Я членом партии стал раньше, чем христианином.

Поначалу я просто интересовался устройством мира, как любой человек: задумывался о том, как устроено мироздание, что есть человек в мироздании, о связи человека и мироздания. И сначала у меня в голове были какие-то космогенные теории, потом я некоторое время интересовался индуизмом, буддизмом… Это был такой, может быть, достаточно традиционный путь для советского человека. И потом я сознательно пришел к христианству, и не просто к христианству, а к православию.

Почему я пришел именно к православию? Потому что вырос я во дворе у Рижского вокзала, там есть церковь, где мощи великомученика Трифона. Я часто пацаном гулял в этом дворе, и вырос я под колокольный звон и под гудки паровозов на железной дороге. Я теперь считаю, что рожден был верующим человеком. Сказано ведь, что, кто не рожден свыше, тот и не придет к Богу. Я думаю, что я был рожден верующим человеком, потому что меня всегда тянуло, к примеру, в церковный двор. Когда я был на даче за городом, я любил ходить в старые имения или в старые храмы, в развалины, искать старые могилы… Недалеко от нашего дома было Пятницкое кладбище, и мы, пересиливая страх, ходили туда с другом. Мы все Пятницкое кладбище знали с детства.

У меня была бабушка, папина мама, Мария Семеновна. Царствие ей Небесное. Она окончила духовную гимназию, но была жуткой атеисткой и вообще несколько легкомысленной женщиной. Прелестная была женщина, но такая… легкомысленная (смеется). У меня сохранились ее фотографии в офицерском костюме. А одна ее подруга была, по-моему, старостой церковного хора. И как встретимся с ней случайно, идя по улице, она бабушке говорит: "Машенька, ну что ж внук-то - так и не крещеный?" А ведь это сталинское время было еще! А бабушка вот так: "А!" - рукой взмахнет, и все. Вот так это было. Но я помню, что к нам все время обращалась эта довольно дородная дама.
И потом, я помню людей XIX века, то есть рожденных в XIX веке. Я помню сестер композитора Прокофьева, которые жили в многоэтажном доме на проспекте Мира, - раньше это была 1-я Мещанская, - этажом ниже, чем другая моя бабушка. Я иногда маленьким ребенком ошибался этажом, вбегал в темный коридор, оттуда шли какие-то дамы в платьях до полу и в чепцах. Я с криком в ужасе убегал… (смеется)

Я помню, как, уже школьником, поехал в Троице-Сергиеву Лавру и сцепился там с какой-то бабулей: доказывал ей, что Бога нет - по глупости. Такой задиристый был тогда. Но особенно я не упорствовал в атеизме, у меня такого не было, потому что мой внутренний склад, видимо, просто был другим. Мне, может быть, помогло художественное творчество, я им занимался буквально с пяти-шести лет. Сначала я лет восемь занимался кукольным театром, и довольно профессионально. Я написал им письмо в театр кукол Образцова, и у нас была связь с ними. Так вот, творчество - это для меня была ступень к Богу. И сейчас для меня мой религиозный поиск важнее творчества.

В.Р. Легойда: Я хотел бы вернуться к одной вашей замечательной фразе. Вы сказали: "Я был рожден верующим человеком". А как вы думаете, вера - это что-то, что на самом деле дано каждому? Каждый рождается верующим? Или все-таки есть люди, у которых это с детства - в силу обстоятельств или еще чего-то, - а кто-то к этому приходит позже?

Е.Ю. Стеблов: Я думаю, что в каждом человеке есть искра Божия. Никто не лишен шанса на спасение. Есть люди, которые идут через отрицание, но это очень тяжкий путь. Собственно, духовный путь всегда требует большого труда. А когда люди идут через преступления…  Ну, это уже тема ближе к Достоевскому - когда человек проходит через ад и приходит к Богу. Есть бездна под нами - и бездна высших идеалов. Через бездну под нами человек все равно выходят к свету. Я много играл Достоевского. Мне такая позиция очень близка, поэтому я Достоевского люблю.

Я считаю, что есть масса людей, которых не убедит ничто. Они все равно будут искать повод для атеизма, причем для агрессивного атеизма. Одно дело, когда люди не верят в Бога, но они оставляют возможность: "Может, мы чего-то не знаем?" Просто они далеки от Бога, скажем так. А есть активные атеисты, агрессивные даже, и это, конечно, печально.

В.Р. Легойда: Евгений Юрьевич, вы затронули тему, интересующую всех нас, - Достоевского. У меня есть одна знакомая, и она сказала одну замечательную, или лучше сказать, примечательную, на мой взгляд, фразу. Она сказала: "Я не люблю Достоевского". Ну, я сразу обиделся: "Как вы можете!" Она говорит: "А он просто в такие вещи во мне смотрит, в которые я сама заглядывать боюсь. И поэтому я Достоевского не читаю". Как вам кажется, такая точка зрения имеет право на существование?

Е.Ю. Стеблов: Имеет право на существование любая точка зрения - в рамках, так сказать, толерантности. (смеется) Но, в принципе, это духовная незрелость. Не в обидном смысле, только как констатация. Я ведь тоже не сразу полюбил Достоевского. Я его читал в рамках школьной программы, и у меня не было ни любви, ни нелюбви. Я к нему отнесся нейтрально.

Когда я получил свой "звездный билет" в кино - снялся в фильме "Я шагаю по Москве", то Михаил Ильич Ромм, наш выдающийся отечественный кинорежиссер и педагог, почему-то сказал, - мне передали его слова: "Стеблов должен играть Достоевского". После фильма "Я шагаю по Москве" я об этом еще не думал. Но потом случилось так, что мне все время предлагали Достоевский. Мне предлагали пробоваться на роль в картине "Скверный анекдот". Причем как-то сразу: вторая картина у меня была "До свидания, мальчики!", а уже в третью картину предлагали пробоваться - в "Скверный анекдот". Уже позже, лет через десять, в театре Моссовета ставили "Братьев Карамазовых", и наш главный режиссер предложил мне на выбор играть или Алешу Карамазова, или Смердякова. И тот, и другой были в рамках моих актерских возможностей, но Смердяков - более выигрышная роль, с лицедейской точки зрения. Алеша - это не очень выигрышная роль, она скупая. На актерском жаргоне это "голубая" роль, то есть сугубо положительная. Но я выбрал Алешу, потому что для моего внутреннего духовного процесса важнее было прожить Алешу.

И я не пожалел об этом, даже в профессиональном смысле. Это же целый институт! Например, в отличие от Толстого, которого вы упоминали, Федор Михайлович Достоевский полифоничен. У него сцены построены не так, как у других выдающихся авторов. Например, если у Александра Николаевича Островского описана парная сцена, то кто-то ее ведет, а кто-то подыгрывает. У Достоевского же - если два человека на сцене или в тексте, значит, это дуэт. Если три - это трио, если четыре - это квартет, если пять - это квинтет, секстет и т.д.

Так вот, об Алеше. Алеша же говорит очень мало. А у Дмитрия и Ивана Карамазовых огромные монологи! И трудность роли была в том, что у них идут огромные текстовые пласты, а я внутренне должен прогнать то же самое, прокрутить такой же параллельный внутренний мир. Потому что, как правило, они от Алеши ждут решающих слов. Это как иглоукалывание: "Ну, скажи, Алеша, скажи!" И я должен, как иголкой, - тык! - и попасть в нервное сплетение. Если я не попаду в это нервное сплетение, дальше сцены не будет, она остановится, не пойдет дальше развиваться. А для того, чтобы попасть, надо весь этот процесс параллельно прожить. У них - внешний процесс, а у меня - внутренний.

Потом, есть ведь два способа воздействия на зрителей. Есть способ агрессивного воздействия, который мы часто наблюдаем. Это, например, если я сейчас крикну, так что вы все сразу вздрогнете, а потом тихо-тихо что-нибудь скажу, то вы будете меня слушать. Это такая схема воздействия через шок. Это агрессивное воздействие, удар по зрителю. Этим широко пользуется шоу-бизнес, не только искусство, но я шоу-бизнес к искусству не отношу. Они это делают механически, с помощью записанных звуковых эффектов.

А есть другой способ - когда ты открываешь свою душу и зритель входит в твой мир. Я часто привожу студентам такой пример. Во МХАТе был знаменитый спектакль - Булгаковская инсценировка "Мертвых душ" Гоголя. Во втором акте начиналась сцена у Собакевича. Открывался занавес, и на сцене сидел великий артист Михаил Михайлович Тарханов. Он ничего не делал, просто сидел. И в этой паузе возникали аплодисменты. Не сразу, не на появление Тарханова. Сначала люди смотрели, смотрели - и вдруг они видели в нем Собакевича! Потому что в нем уже жил Собакевич, он его туда уже запустил, понимаете? "Это же Собакевич!" У, какой восторг! И они начинали хлопать.

В.Р. Легойда: Это гораздо сложнее!

Е.Ю. Стеблов: Созерцание всегда сложнее. Вообще пассивный путь воздействия сложнее.

В.Р. Легойда: Евгений Юрьевич, вы сказали, что вам важно было "прожить Алешу". Как человек, далекий от вашей замечательной профессии, я всегда задавался таким вопросом. Вот вы играете Алешу, вы его проживаете. Вы уходите со сценической площадки. Насколько герой продолжает в вас жить? Как это сказывается на вашем поведении, размышлениях? Как долго, как сильно?

Е.Ю. Стеблов: Тут все зависит от автора. Конечно, погружение в Алешу и просто погружение в Федора Михайловича, в мир его страданий и просветлений, было одной из ступеней моего сознательного прихода к Богу. Бессознательно, может, я и раньше пришел. А это был сознательный приход.
Тут смотря что играешь. Когда ты в каком-то образе, это можно себе представить так, как будто из проволоки согнули фигурку. И вот ты входишь в эту фигурку, ты в ней живешь. А потом ты так и пошел домой, и лег спать, а она все не расправляется, ты все не засыпаешь, не засыпаешь… Потом, естественно, утомление берет верх, и фигурка расправляется. Я могу вот это снять сразу. Более того, я даже часто на сцене молюсь, если у меня есть какой-то более-менее продолжительный отход, - не я сейчас текст говорю или что-то еще.

В.Р. Легойда: А для чего?

Е.Ю. Стеблов: А я вообще стараюсь постоянно молиться. Я к этому пришел. Я считаю, что когда человек приходит к Богу, ему открывается связь: Бог-то ведь никого не бросает, Он все время дает тебе подсказки. И я стараюсь не допускать каких-то дурных, глупых, суетных мыслей. Конечно, они все равно приходят, потому что я не сумасшедший и, к сожалению, не святой. Поэтому это нормально: любые мысли, даже патологические, приходят в голову любому человеку, это все в нормах психического здоровья. Но для того и существует духовная работа, чтобы это гнать. А как гнать? Промываешь. Я начинаю молиться: "Господи Иисусе Христе, спаси и помилуя мя, грешного", или даже просто: "Господи, помилуй! Господи, помилуй!" И вымывается, вымывается эта ерунда, которая мне мешает. Как-то гармонизируешься.

В.Р. Легойда: Евгений Юрьевич, я думаю, мои молодые коллеги мне не простят, если я сейчас не позволю им задать вопрос!

Е.Ю. Стеблов: Давайте, задавайте!

Студент: Евгений Юрьевич, после ваших слов возникает такое ощущение, что ваш путь к христианству складывался из внешних и достаточно мелких моментов. Вы жили рядом с церковью, вы любили ходить в усадьбы, вас тянуло в церковный двор, - примерно такие моменты. А почему же тогда вы так поздно осознанно пошли в Церковь, к тридцати годам? Был ли какой-то поворотный момент в духовной жизни, который вас осознанно привел в Церковь?

Е.Ю. Стеблов: Ну, во-первых, перечисленное вами, - это не мелкие моменты. И вообще мелких моментов не бывает, для Господа все важно. Даже вопрос, который вы задаете, и то, что мы сейчас сидим тут, в студии, - это не мелко. Все очень важно. И не нам судить, что мелко, что не мелко, это нам на самом деле непонятно, мы этого не знаем. Иногда нам кажется, что что-то по-житейски очень важно, а на самом деле это ерунда. А то, что очень важно, мы пропускаем. Это раз.
Во-вторых, были и этапные вещи, конечно. Если говорить о творчестве, то это была работа над "Братьями Карамазовыми" и над образом Алеши. Но были у меня и другие случаи, что называется, встречи с Богом. Я попал в очень тяжелую автомобильную аварию на съемках в Чехословакии, пережил несколько операций. Уже сама эта авария меня остановила: полежи, подумай. Это происходило за границей, среди чужих людей, которые по-русски мало что понимали. Я был в шоке, у меня все время текли слезы. Я не плакал, я мог даже улыбаться, но слезы текли сутками. И тогда я написал повесть "Возвращение к ненаписанному", свою первую повесть, которую опубликовал. Я как бы отмотал назад всю жизнь. Это достаточно банальная схема в литературе: когда человек попадает в экстремальную ситуацию и "отматывает" всю жизнь. У меня был поражен нерв на правой руке, и мне спас руку личный хирург президента Людвига Свободы, он сделал операцию по нейрохирургической ревизии и почти восстановил этот нерв.

И тогда меня пронзила мысль о взаимосвязи всего в мире. Мысль-то не новая, я это и раньше знал. Но тут это было не рациональное знание, а со-знание - знание с чувством. Это как - "О! Эврика!" - открыл заново велосипед. И как только это случилось, я сразу стал ощущать психическую энергию: биоэнергию, психоэнергию, - ее по-разному называют, и стал ею играть, управлять ею. Я понял, что благодать разлита везде и что ее можно брать, отдавать, совершать взаимообмен… И тут же я увидел по-другому дома, деревья, и это не было никаким "глюком". Чтобы это проиллюстрировать, можно сравнить обычный глаз и глаз художника-живописца, который вдруг, совершенно неожиданно, увидит в другом свете то же самое, что мы каждый день видим, как говорится, "замыленным" глазом. Забегая вперед, скажу: кончилось это тем, что я однажды не пришел на спектакль, настолько был весь в этом необычном ощущении.

Или, помню, примерно в тот же период, я ехал как-то в битком набитом автобусе. Вокруг хамство, грубость, обычные автобусные свары. И вдруг я увидел этих людей не злыми, а больными, и у меня к ним проснулось жуткое сочувствие. Мне их так стало жалко, такая доброта была к этим хамившим людям!

А потом было и решающее откровение, когда я один раз, будучи на даче, пошел искупаться в озере. Там никого там не было. Я встал на колени, воздел руки и читал "Отче наш". И вдруг я стал огромный, как Вселенная! Но при этом у меня не было никакого наваждения. Я ведь артист, я очень трезво контролирую себя, хочу заметить. Я совершенно реально понимал, что я - это не только это тело, а что я простираюсь на всю Вселенную, и образно говоря, и буквально. У меня было буквальное ощущение, что одной рукой я могу достать до звезды, а другой - сорвать цветок. То есть у меня не было чувства, что я вышел из тела, я был в этом же теле. Это продолжалось секунд двадцать. Я пытался потом вызвать это ощущение, но оно никогда больше не повторялось. И после этого такие совершенно далекие для меня физические понятия как трансформация пространства, его сворачивание и разворачивание, - то, над чем физики ставят опыты, - стали понятны. Я не могу этого объяснить, но если мне сказать: "Трансформация пространства", - мне это внутри понятно. А объяснить я этого не могу.

В.Р. Легойда: Вы встречались с очень большим количеством людей. Скажите, когда человек общается со многими людьми, у него много друзей? Ему сложнее сходиться с людьми или наоборот?

Е.Ю. Стеблов: Сложнее. Ну, представьте, мне недавно исполнилось шестьдесят лет. С семнадцати лет я - публичный человек. Вы понимаете, что это такое? Я живу на людях, которые на меня смотрят. И у меня эта жизнь публичного человека уже на автомате. Я не задумываюсь, как ответить. Ко мне подходит человек, он еще идет, а я уже знаю, о чем он меня спросит. Я уже знаю, как я ему отвечу. Я даже не думаю об этом. Я знаю, как осадить человека, чтобы не обидеть, как обойтись с ним лаской, таской… Понимаете, это такая особая жизнь. Поначалу это очень смешно, когда на тебя все время смотрят люди.

В.Р. Легойда: Смешно?

Е.Ю. Стеблов: Да, это дико смешно! Сохранять серьезное лицо, когда человек на тебя смотрит вот так (показывает, все смеются), очень трудно. Когда тебя видят и говорят: "Это Стеблов, артист", - это еще не сложно. Но есть самые тяжелые варианты, когда человек на тебя смотрит и говорит: "Ты забыл третий барак? Ходку третью забыл?", - как будто я с ним в колонии сидел. Или один раз я столкнулся в кафе с психиатром, который мне говорил: "Ничего страшного, многие пациенты не хотят нас узнавать. Это наша профессия такая". Он думал, что я психически больной. Говорит: "Мы же с вами недавно встречались?" Я говорю: "Нет, мы не встречались". "Ну-ну, понятно. Значит, так и будем говорить, что не встречались. Но не надо этого стесняться!" (все смеются)

Я вам даже скажу по поводу храма. Мне это и в храме мешает. К сожалению, я несовершенен. Я поэтому люблю ходить в храм в немноголюдные дни, не в дни больших праздников. Потому что меня невольно воспринимают как артиста, как публичного человека. А я же туда не за этим хожу. Этого в моей жизни и так много. Или, например, люди ко мне подчеркнуто благосклонны. Ко мне вообще зрители хорошо относятся. И в том же храме какие-то поблажки делают, это тоже мешает.

В.Р. Легойда: Но это же обычно проявление любви!

Е.Ю. Стеблов: Я понимаю! Но я же туда не как на сцену выхожу. А хожу для встречи с Богом…  Не знаю даже, как это сказать нашим косным языком. Наверное, если бы я был более совершенен, мне бы это не мешало. Но я знаю многих верующих публичных людей, которым тоже это очень мешает. Они стараются ходить в храм тогда, когда там никого нет.

Семинарист: Евгений Юрьевич, вы знаете, что Православная Церковь руководствуется определенными Правилами. Это так называемый Канонический Свод, который имеет юридическую силу и который, в общем-то, никто не отменял.

Е.Ю. Стеблов: Знаю.

Семинарист: И в этих правилах высказывается довольно нелицеприятное отношение к профессии актера. Например, там актрисы зачастую приравниваются к блудницам.

Е.Ю. Стеблов: Там буквально написано "актрисы"? Или по-другому? В Правиле написано: "актрисы" или другое слово?

Семинарист: Например, запрещается священнослужителям…

Е.Ю. Стеблов: Нет, не "например", а точно, если мы заговорили о Правилах! Там написано "актриса" или "лицедейка"? Это разные вещи!

В.Р. Легойда: Наверное, все-таки "лицедейка".

Семинарист: Имеется в виду…  Ну, там сказано, что актриса.

Е.Ю. Стеблов: Актриса? В священном Правиле?

Семинарист: Можно открыть и проверить, как там написано.

Е.Ю. Стеблов: Ну, я понимаю ваш вопрос. Даже по типу вашего лица я уже догадался, что вы этот вопрос зададите.

Семинарист: Я просто хотел спросить, нет ли у вас смущения по поводу вашей профессии?

Е.Ю. Стеблов: Нет. Нет никакого смущения. И я разговаривал со многими отцами Церкви по этому поводу. Все зависит от того, ради чего ты это делаешь. Если ты выходишь на сцену или на экран, лицедействуешь ради того, чтобы себя показать, - это грех. Для меня же это просто язык, способ. Есть очень хорошее бытовое выражение, когда просят: "Ради Бога, сделай для меня это!" Вот я стараюсь делать это ради Бога. Я никогда не берусь за такую тематику, никогда не играю то, что противоречит моему внутреннему духовному убеждению, как бы это ни было мне выгодно. Я уже говорил, что не хотел играть Смердякова. Не хотел и не хочу: я не хочу окунаться в это пространство. Это ведь действительно сильные вещи. Дело в том, что актерская профессия - работать с психикой. И тут надо эту внутреннюю, духовную свечу держать очень высоко, чтобы в ее свете работать и не свернуть с правильного, истинного пути.

А в принципе, я не считаю, что есть греховные профессии. Уж если к Богу приходили раскаявшиеся разбойники и убийцы, и некоторые даже становились святыми! Нам известны такие случаи из истории Церкви. Я не считаю, что есть греховные профессии, есть грех в конкретном человеке.
Правила нужны обязательно. Без правил - это, знаете, как плыть в море без руля. Протоиерей Александр Мень говорил: "Сначала Христос, а потом - Святая Русь". А не наоборот. Когда наоборот, то как это - Святая Русь без Христа? Чем она свята-то? Когда начинается такое битье себя в грудь, такой "патриотизм", то о Христе забывают. Смотришь какую-то телевизионную передачу, где на фоне иконы рассказывают о действиях внешней разведки. Я не понимаю этого! Для внешней разведки, к которой я отношусь с глубочайшим уважением, можно другой фон найти, и другую передачу, я ее с интересом буду смотреть. Зачем смешивать эти вещи, я не понимаю.

В.Р. Легойда: Евгений Юрьевич, если все-таки вернуться к вашей профессии…

Е.Ю. Стеблов: Да?

В.Р. Легойда: Есть какие-то аспекты в профессии актера, которые для вас либо неприемлемы, либо тяжелы, либо вызывают вопросы?

Е.Ю. Стеблов: Я еще раз подчеркиваю, что все зависит от тематики. Я не возьмусь за работу, которая потребует вторжения в какой-то темный пласт. Я от этого просто откажусь. Сама профессия не греховна.

В.Р. Легойда: Я с вами совершенно согласен.

Е.Ю. Стеблов: Все зависит от того, как ты к этой профессии относишься и чего ты в ней ищешь. Бывает, что ты свою самость, свое тщеславие, гордыню ставишь на первое место, хочешь показать себя, какой ты талантливый. Сейчас же у нас все - звезды, супер-звезды, мега-звезды… Но этим люди подчеркивают свою ничтожность! Ведь если говорить о христианине, то он выше звезды, он больше звезды. Звезда - это физическое тело, а если мы - часть Тела Христова, то тут и сравнивать нечего!

Часто о ком-нибудь говорят: "Талантливый человек, но безвкусный". Бред! Талант включает в себя вкус. Если безвкусный - значит, не талантливый, значит, просто способный. Есть понятия "способный", "одаренный". Вот у нас есть такое явление как Алла Пугачева. Это воспевание самой себя. Она это внедрила первой - начала петь о своей жизни: как ей тяжело, или как ей легко… И с нее это пошло. Я этого не понимаю! Это какое же мнение надо о себе иметь! Я как-то раз два часа наслаждался фильмом об Эдит Пиаф. Она же поет не о своей жизни и не о своих романах, хотя у нее их было очень много. Нет, там ты видишь такой талант и такую любовь!

Скажу вам еще проще. Один мой знакомый актер, режиссер, известный человек, который занимается пропагандой православных ценностей, дай ему Бог здоровья, пригласил меня на юбилей православной киностудии. Это было в Большом зале Дома Кино. Прихожу я на это мероприятие. Там был очень хороший духовный хор, потом дети пели духовные произведения, батюшки выступали очень ярко… Но в целом была атмосфера партсобрания, и народу было мало. А рядом, через стенку, в Белом зале Союза кинематографистов, шел вечер памяти к 100-летию Михаила Ильича Ромма, который даже не позиционировал себя как верующий человек. Этот вопрос - за скобками. Но судя по тому, как он себя вел, - а он был потрясающий педагог, - и сколько он сделал добра в жизни, и как он действовал через любовь… И в Белом зале в этот момент присутствовала любовь и присутствовал Бог, я это чувствовал. Туда выползли все, кто давно забыл дорогу в Дом Кино! Туда же сейчас ходят одни парикмахерши. Профессионалы туда уже не ходят, это большая редкость. Я не хочу обидеть парикмахерш, просто им актрисы билеты дают по блату.

Студентка: Каждый человек в своей жизни сталкивается со страхом смерти, и эту проблему как-то для себя пытается решить, и пытается пережить этот момент. Вы наверняка сталкивались с этим как человек.

Е.Ю. Стеблов: Да, конечно.

Студентка: Если можно, расскажите об этом! И вторая часть вопроса. Вы наверняка сталкиваетесь с этим и как актер, потому что ваша профессия предполагает, что вы играете других людей, в том числе вы много играете Достоевского. Это… это как, вообще?

Е.Ю. Стеблов: Как? Что - "как"? (смеется)

Студентка: Каково человеку, который постоянно к этой мысли, к этому живому нерву первого переживания смерти возвращается?

Е.Ю. Стеблов: Я вам отвечу. Во-первых, с этим сталкивается каждый человек, актер он или не актер. В детстве я панически боялся похорон. Панически, чудовищно! Потом я стал себя приучать. Я уже говорил, как мы с товарищем мы ходили на Пятницкое кладбище. Я даже песенку под гитару сочинил про это дело, сейчас уже не вспомню. Ну, неважно, все равно гитары нет. И так я как бы пережил этот страх. Перетерпел, так сказать. А с тех пор, как я пришел к Богу и к ощущению вечной жизни, у меня такого страха, какой был в детстве, нет. Конечно, пока мы в этом физическом теле, в трехмерном пространстве, у нас есть инстинкт самосохранения. Естественно, инстинкт этот работает, и это тоже нормально. Но такого панического страха смерти, как у неверующих людей, я не имею. Я это наблюдал, это чудовищно. Мне их так жалко! У меня есть неверующие близкие люди, на это страшно смотреть: они так боятся смерти, просто до трясучки. У меня сейчас такого страха уже нет. Во всяком случае, на данный момент. Более того, когда я разговариваю с людьми обреченными, - а мне иногда приходилось иметь такие контакты, - я стараюсь как-то непринужденно внедрить им мысль о вечной жизни в каких-то совершенно конкретных образах. Не абстрактный разговор, который ни на кого не действует, а конкретные образы.

Что касается экранного или сценического, то, например, есть вещи, которые я никогда не сделаю. Я никогда не лягу в гроб на экране или на сцене, никогда. Называйте это приметой, не приметой, но для меня просто это неприемлемо.

В.Р. Легойда: Где-то, может быть, даже на уровне физиологии, да?

Е.Ю. Стеблов: Я не знаю. Я считаю, что этого не нужно делать. Есть вещи, которые делать не нужно, понимаете? У меня сын - более церковный человек, чем я. Ему тридцать три года, он кинорежиссер. Он очень просто к таким вещам подходит, и этим меня восхищает. Я спрашиваю: "А почему?" Он говорит: "Да без "почему", просто не надо, и все. Потом поймем почему". Молодец, у него нет этого любопытства. Иной раз любопытство ведь тоже бывает праздное. Как Есенин говорил: "Ковыряй, ковыряй, мой милый, //Суй туда пальчик весь, //Только с такой же силой //В душу ко мне не лезь". Тут нужна какая-то мера.

Был страшный и смешной случай, рассказываю его просто как развлекательный момент. Я снимался в фильме "Еврейское счастье", где играл еврея, который собирается эмигрировать. Это был конец советской власти, примерно 90-й год или около того. Главная роль - еврей, который собрался эмигрировать. Потом его, правда, убивали, этого героя. Там его просто шпана в "очко", в карты проиграла: двадцать первый пойдет, двадцать первого прирежем. И потом я даже снимался в роли, как будто он сверху сам на себя смотрит. Кстати, когда меня оперировали и когда я в первый раз переживал наркоз, то пережил некое состояние, когда сам себя видишь со стороны.

И вот мой герой приехал в провинциальный город и разыскивает на кладбище могилу своей бабушки. Снимали сцену, как я иду со смотрителем кладбища. Сейчас много такой аппаратуры, когда есть дистанционное управление телевизионной камерой. А в то время был только один такой комплект на киностудии Довженко, и нам его привезли. Управление было в автобусе, это была такая удочка метров десять в длину. На конце подвижная камера, она управлялась из этого автобуса. У нас были маленькие микрофончики. Нам давали отмашку, мы шли между могил, и камеру никто не видел, она была выше деревьев. Мы шли и вели диалог, и вокруг шла наша похоронная процессия, игровая. В гробу лежал "матросик" - загримированный под матроса человек. Копалась могила, в нее опускали гроб. Потом показывают: "Стоп! На исходную! Дубль второй!" А рядом были настоящие похороны. И когда люди с настоящих похорон увидели, как наш "покойник" вылезает из могилы, берет под мышку крышку гроба и идет, и вся наша компания так грустно плетется назад, то это был смех и грех!

В.Р. Легойда: Да, вот уж на самом деле - смех и грех! (смеется) У нас еще вопросы.

Е.Ю. Стеблов: Да-да.

Студент: Вы сказали, что нет ни одного случая в жизни человека, который был бы маленьким. Каждый случай играет какую-то большую роль в его жизни. И вы рассказали несколько случаев из своей жизни, когда вы чувствовали себя таким… большим, или, другой случай, когда вы стали по-другому смотреть в окно и даже опоздали из-за этого на спектакль. Как это повлияло на вашу жизнь? Что с вами произошло после этого? И не было ли у вас мысли, от Бога это или нет?

Е.Ю. Стеблов: Это повлияло на мою жизнь. То, что это от Бога, было ясно. Так же ясно, как вот ты смотришь на девушку, ты с ней несколько раз встречался… Раньше несколько раз встречались, это сейчас все происходит сразу. Я имею в виду серьезные отношения. Когда просто так, то тут этот план вообще отсутствует. И ты думаешь, что тебе в ней одно нравится, другое не нравится. Потом можешь с товарищем посоветоваться по этому поводу. Или, это если девушка встречается с молодым человеком, она может посоветоваться с подругой. А потом возникает момент, когда тебе советоваться не хочется. Потому что ты любишь, и ты это знаешь внутри, сердцем своим. И не надо тут никаких доказательств.

Но я понимаю ваш вопрос, и он совершенно закономерен. Отвечая на него, я вам скажу, что всем этим явлениям, о которых я рассказывал, предшествовало тяжелое ощущение. До того, как были эти просветления, назовем их так условно, было ощущение, что ты идешь по улице, а вокруг монстры. То есть я проходил, видать, через какое-то "чистилище", видел вокруг каких-то уродов. Или был период, когда идешь в толпе, тебя кто-то толкает, а ты хочешь ему сопротивляться. А он тебе тоже как будто говорит: "Врешь, мол, не возьмешь!" Например, в метро. Дурное это чувство! Это агрессивное чувство. И концентрация всего этого предшествовала вот этим светлым моментам. А когда светлые моменты пришли, тогда уже сомнений не было.

Семинарист: У Достоевского, которого вы уже поминали в ходе передачи, есть такая фраза: "Русский человек не может быть неверующим". Вы согласны с ней?

Е.Ю. Стеблов: Ну, вы знаете как… Что значит: "Русский человек не может быть неверующим"? Не знаю… Вот я, например. Спросите меня: "Вы верующий человек?" Я скажу: "Я пытаюсь верить в Бога". Это же будет гордыня какая-то, если я скажу: "Я - верующий!"

В.Р. Легойда: А почему вы считаете, что это гордыня?

Е.Ю. Стеблов: Это смотря, конечно, в каком контексте. Гордыня - когда себя позиционируют: "Я - верующий!" Это у нас специальная передача, и я пришел на нее, честно говоря, потому что мне приятно с вами разговаривать и потому что поговорить на эту тему хочется, а не с кем. Когда я был новообращенным человеком, то я все пытался всем глаза открыть, рассказывал, как я к Богу пришел. Это тоже заблуждение. Вы это и сами, наверное, переживали. Потом я понял, что, если тебя не спрашивают - не лезь, от этого будет вред один. У меня матушка неверующая, моя мама. И я как-то сокрушался у батюшки на исповеди, а он мне и говорит: "Не трогайте ее, оставьте в покое. Она - ваша мать, и все. Этого достаточно. Вы своей жизнью ее должны оправдывать. И оставьте ее, она человек своего времени".

Мне кажется, все зависит от того, что вкладывать в понятие "русский человек". В идеале, если говорить о грядущей судьбе России, - а я верю, в то, что Серафим Саровский говорил, - в возрождение Руси, даже в духовное, может быть, лидерство Руси, прости Господи, - тогда да. А если ты просто по паспорту русский, то что - это дает тебе право быть верующим или какой-то приоритет? Абсолютно нет!

В.Р. Легойда: Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, Достоевский хотел сказать, что только тот, кто верующий, тот собственно русский, потому что русская культура созидалась верой.

Е.Ю. Стеблов: Да. Вот в этом смысле я с вами согласен!

Студент: Скажите, пожалуйста, молитва для вас - это просто инструмент, которым можно воспользоваться, как, скажем, ручкой или еще чем-то: просто прочитал, освободился? Тогда зачем нужна религия, христианство? Или это что-то большее? Тогда, если хватит слов, что это?

Е.Ю. Стеблов: Угу, понимаю. Вы сами-то молитесь? Да?

Студент: Да.

Е.Ю. Стеблов: У вас когда-нибудь было так, чтобы вы прочитали: "Господи, Иисусе Христе, помилуй мя, грешного!" - и сразу облегчение? Сразу, мгновенно! Было такое у вас? Мгновенное - было?

Студент: Бывало.

Е.Ю. Стеблов: Бывало? У меня не было. Мне надо долго-долго молиться, это вы счастливый человек. Молитва - это жизнь, жизнь души в Духе. И эта жизнь - трудная, это работа духовная. Вот что такое молитва: это духовная работа. Это и обязанность.

И потом, а что значит "инструмент"? Бывает инструмент - молоток, а бывает - орган. На органе фуги Баха играют, которого называют "пятым евангелистом". Я вот играл Баха в спектакле, потом в телевизионном фильме, имел счастье над этим материалом работать. Мы даже за это "Тэффи" получили. Это как относиться к понятию "инструмент". Что за инструмент? Если это орган, это один инструмент, если пила или лобзик, это другой инструмент.

В.Р. Легойда: Евгений Юрьевич, очень не хочется вас отпускать. Решено: запишем цикл программ, если вы, конечно, согласитесь!

Е.Ю. Стеблов: Пожалуйста!
В.Р. Легойда: Спасибо вам большое!
Дорогие друзья, у нас сегодня в гостях был Евгений Юрьевич Стеблов, и добавить к этому совершенно нечего. Разве что только одно: вы смотрели "Русский час" с журналом "Фома". Встретимся через неделю. Не сомневайтесь!

Источник: www.foma.ru


 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ