О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна ( род. 1975)

Интервью   |   Поэзия   |   Статьи
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна

Ольга Александровна ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН (род. 1975) - Христианка. Врач. Исследователь:.

Помимо работ по профилю фтизиатра, Ольга Шульчева-Джарман известна статьями по христианской истории медицины и богословию: «Врачи-христиане в период поздней античности», « Святой великомученик и целитель Пантелеимон и его «третья жизнь» на Руси»,, «Эллинистическая религия Асклепия в поздней греко-римской культуре в свете христианской духовной традиции», «Преподобная Евфросиния, игуменья Полоцкая – просветительница Белой Руси», «Бог и Человек во Христе в гимнографии Триоди Постной», « О гимнографических образах тайны спасения в Октоихе Воскресном» и многими другими, публиковавшимися в историко-медицинских и христианских журналах.

Особая тема – литературное творчество Ольги: ее великолепные стихи, переводы и прозу можно прочесть в интернете, на порталах «Стихи.ру» и «Проза.ру», сайте «Полутона», некоторых других. А пользователи Живого Журнала имеют уникальную возможность читать ее повесть «Врач из Вифинии» о враче Кесарии Каппадокийском, жившем в 4 веке, младшем брате святителя Григория Богослова, что называется, «с пылу – с жару»: новые главы повести Ольга по мере написания выставляет в своем блоге, и всё это еще ждет своего «бумажного» православного книгоиздателя…

О СЕБЕ

Христианка. Врач. Исследователь. Пишу стихи и прозу.
Верю во Христа с тех пор, как себя помню. Любовь моей бабушки Надежды явила мне Его. Царство ей Небесное!

Родилась в 1975 году в Санкт-Петербурге (Ленинграде), детство провела в Латвии.
В 1998 году закончила СПбГПМА, врач, кандидат медицинских наук.
В отроческие годы читала и пела на клиросе в церкви, тогда же открыла всё богатство богослужебной поэзии. Размышления над страницами Октоиха и Триодей сложились со временем в стихи. С 2002 неразрывно и навсегда связана не только с Россией и Санкт-Петербургом, но и Британскими островами...

Фтизиатрия - моя первая любовь с девятнадцати лет, с третьего курса, когда начала заниматься в СНО на кафедре туберкулеза.

После окончания СпбГПМА продолжила клиническую и научную деятельность в ординатуре, в 2005 году защитила кандидатскую диссертацию "Научное обоснование организации санаторной помощи детям дошкольного возраста с туберкулезной инфекцией".
Имею опыт работы во всех трех звеньях фтизиатрической службы - стационар, санаторий, диспансер,а так же опыт заведывания детским противотуберкулезным санаторием.
По семейным обстоятельствам несколько лет прожила в Великобритании, освоив в совершенстве английский язык и прибретя опыт работы в британском здравоохранении (больница города Гринок).
Занимаюсь также исследованиями по античной медицине.

P.S.
Мой сайт: www.stihi.ru/author.html?oliga2005 / .
А теперь рада всех пригласить в "Живой Журнал"! olshananaeva.livejournal.com
На Прозе ру - историческая повесть об античных врачах, "Врач из Вифинии"
Ольга Шульчева-Джарман на Самиздате
Ольга Шульчева-Джарман на "Полутонах" - чем особенно горжусь.
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ! ВОИСТИНУ ВОСКРЕСЕ!
CHRIST IS RISEN! HE IS RISEN INDEED!


Ольга ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН: интервью

Ольга Александровна ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН (род. 1975) - Христианка. Врач. Исследователь. Пишу стихи и прозу: Поэзия | Статьи.

«ИСТОРИЯ РАССЛАБЛЕННОГО – НЕКИЙ КЛЮЧ К ПРЕДАТЕЛЬСТВУ ИУДЫ»

«Есть в Иерусалиме у Овечьих ворот водоем, называемый по-еврейски Вифезда, с пятью крытыми ходами. В них лежало множество больных: слепых, хромых, сухих, ожидающих движения воды…» (Ин. 5. 2-3).

Не зря Святая Церковь посвятила этому евангельскому эпизоду богослужение одного из послепасхальных дней воскресных. Неделя о расслабленном – день, когда мы с особой остротой понимаем: все мы в той или иной мере – такие вот расслабленные, телесно и духовно. И никто, как тот парализованный, тридцать восемь лет пролежавший у купели, не может исцелить себя сам, все нуждаются в Спасителе…

И с кем же нам поговорить в Неделю о расслабленном о здравии и болезни, вере и спасении, как не с врачом-христианином.


- Скажи, что для тебя особенно значимо в евангельской истории об исцелении Христом расслабленного?
- Меня всегда потрясало поведение расслабленного – настолько, что порой больно было читать или слушать эти строки. Христос, прекрасный и великодушный, приходит к купели, где люди, отпихивая один другого, лезут исцеляться в купель, и где, понятно, настоящему больному не протолкаться, если не помогут друзья или родственники. Он видит забытого, недвижимого, надо полагать, неопрятного и неухоженного (а жара-то в тех местах! На нечистоты прилетает рой мух). Иисус подходит к этому лежащему в своих испражнениях человеку, разговаривает с ним, исцеляет…

Тот исцеляется. А потом опрометью бежит к фарисеям и предает Иисуса. Хотя этого расслабленного никто не допрашивает, как исцеленного слепорожденного, например. Как это страшно. Какая черствая душа. Вторую встречу с Христом он использует не для того, чтобы поблагодарить, или поклониться, как юноша-слепорожденный, а для того, чтобы настучать. Он уже получил от Иисуса все, Он больше ему не нужен, теперь Его можно «сдать». И как жаль Христа, как неизмеримо жаль…

Позже я узнала, что существует такое мнение в среде библеистов – Иисус приходит в асклепейон, в языческий храм бога Асклепия, где больные, действительно, лежали, ожидая спасительной иерофании, явления исцеляющего божества. Если следовать этой догадке, то дерзость и смелость Иисуса потрясающи – Он не останавливается ни перед чем, чтобы спасти погибшего. Ты пришел к Асклепию? Я пойду за тобой, я найду тебя, я исцелю тебя – не уходи от Бога! Вот, Я стою перед тобой – видишь?

«Вижу, вижу», — отвечает ему бывший расслабленный. – «Меня теперь в синагогу пустят, отлично, а раньше не пускали, потому что я был нечист, и не имел право с Богом общаться. Как так – все имели право – а я нет! Все они, грешники, лезли вперед в источник, меня отталкивали, столько лет! Знаю я их… И меня грешником считали, потому что я болен. Ну вот, наконец, исцелился… одна незадача – Ты, оказывается, почти вне закона, за Тебя меня снова могут отлучить…Хм… Бегом на укрепившихся ногах — спасать свою исцеленную шкуру! Ты же Сам сказал – «чтобы не случилось чего хуже! Сам сказал!»

Мне кажется, это некий ключ к страшной тайне предательства Иуды.

Он пошел к болящим — и еще дальше пойдет Он , не только в безбожие людей, обратившихся к языческим божествам, но и в саму смерть – ИХ СМЕРТЬ, НЕ ЕГО. Он умрет чужой смертью, потому что не осталось уже настоящего человека, чтобы пришел и умер за всех. Все, отталкивая друг друга, лезут в купель, где сходят исцеляющие сомнительные ангелы, и не видят Иисуса. Ведь там на Него и на Его дело ( «силу» — как буквально у Иоанна) тоже не обратили внимания – все внимательно наблюдали за водой, и были на низком старте для прыжка. Или ползка.

Расслабленный уже отчаялся в тех соревнованиях, поэтому как-то отреагировал на Иисуса. У остальных же были «веселые старты». На других больных они смотрели как на врагов, как на соперников – и не увидели Иисуса, щедрого, благого, исцеляющего, который здесь, посреди них. Он был неузнан. Они были серьезно заняты своим исцелением, им было некогда, они не заметили Негордого Бога. Среди вражды Господь стоит одиноко, готовый быть преданным – и предается, по своей воле.

В старом мультике детском друзья, собаки-мушкетеры, пели:«Жалким котам не понять одного – наша дружба превыше всего». Клайв Льюис как-то изобразил премудрого беса Баламута, который испуганно, гневно и растерянно пытается догадаться, какая хитрость скрывается за таким поведением Бога. Не может же это быть просто так, бескорыстно! Когда человек не верит в благородство и великодушие ничьё , даже Христа Бога, это страшно.

- Расскажи немного о себе. Как ты пришла: в этот мир, в Церковь Христову.
- Я поздний, долгожданный, и к сожалению, единственный, ребенок у родителей, мама болела долго после моего рождения, потом долго болела я, и была отгорожена от этого мира до лет четырех. До четырех лет я не говорила, потом начала говорить фразами. Детство мое прошло с бабушкой, педагогом и глубоко верующим человеком.

К сожалению, люди сейчас активно забывают, что значило в то время работать в советской школе и верить в Бога. Я думаю, это активное забывание связано с тем, что в комсомольские годы они смеялись над такими, как моя бабушка. А ученики, выросшие, перебегали дорогу, чтобы с ней поздороваться. Впрочем, о том, что бабушка верующая, знал лишь очень узкий круг ее подруг. Икону она прятала под подушку, заворачивая ее в вышитую ею салфетку… Доставала, когда молилась – утром и вечером, около часа и вслух…

Меня никто не заставлял стоять на коленях, повторять и прочее, я лежала и слушала. Это был действительно молитва, обнимающая всех – бабушка читала небольшое, по сути, количество молитв, но она повторяла их, за каждого близкого, за каждого в ее большой семье, зная, что они не молятся – с великой любовью. Так Авраам и Иов с Богом говорили, я думаю. И когда за усопших она молилась – а в каждой белорусской семье много погибших – я понимала, что они все живы.

Бабушку звали Надежда. Брилёва Надежда Дмитриевна. Муж бабушки, мамин папа, погиб в партизанах – они с бабушкой были женаты едва более года. Мама родилась, когда бомбили Полоцк, в 1941. А потом они с бабушкой и ее сестрами были в фашистском лагере, с зимы 1942 по весну 1944. За это бабушку попрекали партийные активистки, ее так называемы коллеги : «Вы под немцами были!».

Да и мне друг как-то сказал в Ленинграде : «Конечно, вы немцам прислуживали, раз в лагере были!» Была потрясена. А детские стишки про «трус белорус в озере купался»? В России так мало знают о том, что делали немцы в Белоруссии. Никто из моих знакомых не знает, что Полоцк был сровнен с землей, не знает про Хатынь. Бабушкиного брата, бегущего домой, для забавы фашист убил на глазах у его сестер .

Из цикла «Малые теофании. К фотографиям Яны»

Я все это -
видела, знала…
не помню.
Года, словно ветер, из щели,
осенний,
ветер.
«Олечка, будем
топить
печку», -
бабушка
будет еще
долго,
долго жива,
читать мне снова и снова
будет
про пчелу Нечкебиль.

«Олечка,
видишь,
ее сочинил
Абдулла Алиш,
друг
Мусы Джалиля,
для татарских детей,

его расстреляли немцы,
то есть фашисты,

как дядю Володю
и деда Андрея,
Митю,
Василия
и Станислава.

Олечка,
вырастешь -
я отвезу тебя
в Полоцк -
только
там нет могилок,

Там
только
мать
Евфросиния».

Пчелка
совсем потерялась в небе
светлом и дальнем.

Отец раскачает качели,
и это
небо -
отчего оно
снова в память вернулось,
зачем?

Тленье не властно
над краем тем
дальним и светлым.

Там, в сокровенном горниле,
все остается
навек,
только лишь тления
нет.


Позже я узнала, что она часто просила о помощи моего усопшего прадеда, своего отца, которого я не помню – мне был год, когда он умер, говорят, что он меня любил и называл меня «Вольгачка», по-белорусски, а я тянула его за бороду, и как-то раз ему пришло так простоять полчаса , но он не ударил меня по рукам и не позвал никого на помощь, только улыбался. Когда в Великую Пятницу выносили Плащаницу, он, пока мог ходить, всегда помогал. Напомню, это было советское время. И маму мою, свою внучку, до того, как она стала ходить в школу, водил в церковь на Пасху. Он был тихий праведник, дед Димитрий.

После лагеря большая семья бабушки не вернулась в Полоцк, остались в Краславе, в Латвии, два часа до Полоцка. Ну вот, детство я провела в Латвии, хотя родилась в Ленинграде в 1975 году.

- А твой отец?
- Отец у меня из Мурома, из большой семьи, русский по отцу, мордвин-татарин по матери. Младший сын в семье, родился перед самой войной.

Видите, какие у меня пожилые родители – на поколение старше, чем у моих сверстников. Я всегда это ощущала, какой-то мост назад, в историю… Как в древнем Аккаде говорили «дни лица», имея в виду будущее. А бабушка родилась в 1917 году.

Об отце – он был из простой, многодетной, но неверующей семьи. Во время службы на флоте в юности вступил в партию (там всех «вступили»), искренне верил в коммунистический идеал, но потом юность прошла, и он понял, что обманут. Тайком, через знакомых, приносил бабушке (теще!) Новый Завет дореволюционного издания – на неделю. Она не успела весь прочесть…

Потом она пересказывала его мне – а мне было 6 лет. Потряс, помню, рассказ про дочь Иаира – то, что над Иисусом смеялись, не верили, что Он воскресит. Меня словно ожгло: «Над Ним смеялись». Боль от ожога есть до сих пор. Хотя сомнений не было, что воскресит. Но – зачем – смеялись? «Так же, как сейчас над Ним смеются», — пояснила бабушка. И я почувствовала себя современницей Иисуса.

- Которой ты так и осталась на всю жизнь…
- Да… В еще более раннем возрасте – собственно, я не помню, когда я узнала про Иисуса Христа – я помню, что как раз начала ходить после болезни, и мы гуляли с бабушкой, по дороге, на которой были лужи после дождя. Я даже помню название этой улицы – Сарканармияс, Красноармейская, теперь она Лачплеша, улица Лачплесиса, легендарного латышского героя, который мог рвать медведей пополам и, чтобы освободить свой народ, в схватке увлек за собой с утеса на дно Даугавы, своего соперника, Черного Рыцаря.

Ну вот, были лужи – и я радостно обегала их, и бабушка радовалась, что я не только хожу, а даже вот уже и бегаю. А мне тогда показалось, что Иисус Христос спас нас так – Он прошел, пробежал по дороге, полной луж и грязи, и за Ним оставалась широкая и ровная дорога, по которой могут идти все остальные.

Еще у меня был друг детства, Илгвар, мы вместе играли в песочнице, а наши бабушки, моя православная и его католическая, разговаривали полушепотом о Боге, «потому что о Боге нельзя громко говорить». Это было, когда я еще не говорила, это нам не мешало – кажется, латыш Илгвар все равно по-русски не понимал, но играли мы неплохо. И я твердо знала, что Иисус Христос – такой же, как Илгвар, мальчик, с которым можно дружить.

Увы, Илгвар переехал в Ригу, и никаких связей не осталось. Надеюсь на встречу с ним перед очами Христа… Как-то я нарисовала Иисуса Христа, как отрока в нимбе из радуги – по мотивам Казанской иконы, которую держала бабушка в руках во время молитвы, и под подушкой, завернутую в вышитую салфетку – все остальное время. Мне было пять лет.

Но я об отце не рассказала. Он часто читал Евангелие от Иоанна. Особенно его потрясала восьмая глава, где Иисус говорит уверовавшим в Него:
Иисус отвечал: если Я Сам Себя славлю, то слава Моя ничто. Меня прославляет Отец Мой, о Котором вы говорите, что Он Бог ваш.

И вы не познали Его, а Я знаю Его; и если скажу, что не знаю Его, то буду подобный вам лжец. Но Я знаю Его и соблюдаю слово Его (Ин. 8:54-55).

Для отца Христос был очень значим, но он, увы, мало говорил об этом. Отец крестился с именем Михаил, через три года он умер от рака легких, в одну из пятниц Великого Поста, вечером. Когда вошел в рай разбойник, тот, что справа, тот, что узнал Мессию.

- Как случилось, что врач-фтизиатр, имеющий и без того достаточно обширную, как я понимаю, область приложения своих сил и способностей, «заболел» историей медицины?
- Главное, чтобы наш разговор не услышали врачи других специальностей! Они считают, что фтизиатр - профессия совсем легкая, «одна болезнь и три лекарства», есть такая шутка. А если серьезно, мне кажется, что интерес к истории медицины появляется тогда, когда ты уже какое-то время поработал врачом. Среди моих знакомых зарубежных коллег, историков медицины, много врачей, которые стали заниматься историей медицины, достигнув определенных высот в своей профессии и выйдя на пенсию. Для них это интересное хобби.

Вообще-то на Западе историей медицины занимаются филологи, археологи, историки… Врачи в определенной мере вытеснены. Хотя среди очень известных в мире историков медицине есть и врачи, и это очень отрадно. Так, многотомную монографию по истории древней и античной медицины написал доктор Prioreschi, имеющий высокий авторитет, он врач, а доктор Nunn – специалист по египетской медицине с мировым именем, при этом – реаниматолог. Но у нас в России сохранятся хорошая, на мой взгляд, традиция, заключающаяся в том, чтобы историк медицины был врачом.

- Мир, ценящий успех, часто склонен судить о явлении по внешним его признакам. Мне, например, часто приходится слышать: «Церковь в России процветает, потому что в храмы стало ходить много людей, священники имеют доступ в тюрьмы и школы, а Патриарха показывают по телевидению»… Можно ли в этом контексте сказать, что и дело медицины, излечение больных людей, в христианском мире «успешнее», чем было в языческом? Или такой разницы нет?
- Церковь, как мне кажется, может процветать только Цветком от корня Иессеева – Христом Воскресшим. Что касается «Патриарха по телевизору» — бабушка дожила до этого, и все повторяла: «Не может быть!». Для меня большое счастье, что я могу свободно ходить в церковь.

Что же касается «медицины в языческом мире»… Знаете, Гиппократа изображали в притворах христианских храмов, как «христианина до Христа». Другой, малоизвестный для неспециалистов античный врач, но потрясающе гениальный, Аретей из Каппадокии, описавший первым многие болезни, в том числе и сахарный диабет, говорил, что для врача видеть смертельную болезнь (он пишет о столбняке, от которого в довакцинальную эру смерть была почти неизбежной) и не иметь возможности помочь больному – самое великое несчастье. И ему остается только плакать, не покидая умирающего…

И средневековая медицина опиралась на античные авторитеты, к ним возвращалась и медицина Нового времени – например, «второе открытие» английским врачом Расселом талассотерапии, лечения на море, детей больных туберкулезом костей и лимфатических узлов (тогда это называли «золотуха»). Его осмеивало английское научное общество, но он указывал на пример в трудах Гиппократа и Асклепиада Вифинского - еще одно малоизвестное имя . Это врач, в Риме спасший человека, которого уже несли хоронить.

Хоронили в южном климате очень быстро, пример императоров не в счет. Асклепиад заметил (наблюдательность древних была потрясающей) признаки жизни у «покойного», когда носилки проносили мимо него, велел несшим остановиться, пощупал пульс и… велел процессии возвращаться. Больной был излечен впоследствии (он находился от слабости в глубоком обмороке), конечно, не просто касанием руки. Асклепиад большое значение придавал водолечению, лечебной физкультуре, массажу. Он считал, что все болезни – от застоя частиц «онков». В наш век гиподинамии Асклепиад был бы так же славен, как и в век Цицерона, чьим другом, кстати, он был.

- Насколько сильно, по-твоему, влияет (и влияет ли вообще) на качество лечения, верующий ли врач? И как врачу избежать того, что называется «эффектом выгорания», как сохранить в себе главнейшее - внимательность, милосердие, любовь к пациенту?
- На качество лечения влияет, насколько ответственен врач. Если «православность» и иконность врачебного кабинета – лишь прикрытие некомпетентности и уловка для наживы , то это страшный перевертыш.

( Иногда горько думаю: раньше были врачи для парт-элиты, а теперь врачи для православных, теперь мы, гонимые, стали элитой!.. Тревожный симптом , значит, образ жизни гонителей христианства в СССР вызывает у какой-то части христиан ностальгию).

Мои учителя (ведь медицина – это не только и не столько книжная наука, это традиция, это искусство, которое передается из рук в руки, из уст в уста) были и верующими, и агностиками, и атеистами. Но то отношение к больному, которому учили они – не назиданиями, а своим примером, как они подошли к постели, как они заговорили с матерью ребенка, как они повели себя, когда она стала кричать и нервничать , а потом успокоилась, и стала смотреть на них глазами, полными надежды – и то, как они учили размышлять над больным , передается в личном общении.

Что же касается выгорания… Да, врач, как и любой человек, устает. Да, врачи поставлены системой в крайне жесткие, я бы сказала – рабские условия. Надо суметь не стать рабом системы, остаться собой. Это вызов. Это сложно. Не сломаться в страховой системе, где все сделано для того, чтобы врач не уделял вообще никакого внимания пациенту. К счастью, фтизиатры работают не в страховой системе. Пока.

Так вот, «бояться выгорания»… Что значит – бояться выгорания? Бояться жить, общаться с людьми полноценно? Бояться уставать? Мне приходилось слышать : «Вы кто? Фтизиатр? А кто это? Так вы с туберкулезниками общаетесь?! Так это же опасно! А почему вы стали фтизиатром? А, вы, наверное, болели туберкулезом? Нет? А как вы защищаетесь? Лампы бактерицидные? Санэпидрежим? И все? Не может быть? А отпуск у вас всегда в санатории, наверно, и на пенсию раньше? Нет? А зачем вы тогда фтизиатр?»

И лепечешь что-то, что, дескать, люблю фтизиатрию, искусство того, как побеждать туберкулез, а на тебя смотрят такими глазами, что быстро замолкаешь.

Собственно, такое хранение собственной шкурки совсем не чуждо православным – и врачам, и, с позволения сказать, пациентам. Я слышала от врача, лечащего по методу Фолля, в Псковской епархии, что «у них там батюшки все очень поддерживают, хороший кабинет при храме сделали, кирпичные стены, а на них иконы негативную энергию поглощают. А одна православная женщина, образованная, умная, ухоженная, спрашивала за чаем в приходе священника: «Если молиться за других – это кровь проливать, то не объясните, за какой круг близких безопасно молиться?»…

Если в сознании людей, пришедших в Церковь, так передергиваются слова преподобного Силуана Афонского, всего себя отдавшего молитве за весь мир, то, значит, что-то странное и страшное произошло в «лихие девяностые». И свидетельствовать о Христе приходится уже перед людьми, ходящими в храм и близкими к батюшкам, но оставшимися язычниками…

Отвлекаясь от всей этой белиберды, хочется спросить одно : если бояться пациентов, зачем их вообще принимать?

Герой моей повести «Врач из Вифинии», Кесарий (это реальное лицо, брат свт. Григория Богослова, но я позволила себе немного художественного вымысла) по просьбе друзей приезжает в Халкидон, город , охваченный поветрием какого-то заразного заболевания (как раньшге говорили «чумы», но не вполне ясно, что это были за эпидемии), чтобы остановить эпидемию. Он делает это вопреки запрету императора Юлиана, под страхом смерти запретившему ему покидать Арианз.

Юноша-врач, сирота, которого непорядочные жрецы из соседнего асклепиона прислали на помощь Кесарию – по его требованию прислать врачей - говорит ему: «Вас сюда тоже на смерть послал Юлиан?». Но Кесарий отвечает: «Нет. Я приехал сам. Надо же кому-то остановить поветрие». Он хочет отослать юношу, потребовать более опытных врачей из храма Асклепия, но этот юноша, Эвпл, язычник, потрясенный, остается с ним, говоря : «Я умру с вами, Кесарий-врач!».

- Народные рецепты, газета «Здоровый образ жизни», Малахов по телевизору, реклама разнообразнейших лекарств , появление в российском обиходе новейших медицинских технологий – а наряду с этим появление все новых болезней, катастрофическое падение уровня здоровья населения… Отчего это? И как ты считаешь, почему люди сегодня в России так любят лечиться – и при этом совершенно безалаберно относятся к данному им Богом здоровью?
- Сознание людей после семидесяти лет атеизма весьма архаично. Архетип «пищи» и «очищения» играет очень большую роль в представлении о здоровье и болезни. Когда я проводила анкетирование родителей, чьи дети больны туберкулезом или здоровы, но инфицированный микобактерией туберкулеза, меня потрясло, что среди почти тысячи человек только трое, в ответ на вопрос: «Что, по вашему мнению, является причиной заболевания туберкулезом?» - написали: «Туберкулезная палочка».

Остальные на первое место поставили плохое питание, потом шли «бомжи», потом – халатность врачей. То есть налицо элементарная неграмотность и поиск врага. Туберкулезная инфекция, к слову, передается воздушно-капельным и воздушно-пылевым путем. Как грипп. Почти. Есть и анозогнозия : «Нет, мой ребенок не инфицирован! Мы хорошо питаемся! Ну и что, что наш дедушка-сосед по коммуналке болен туберкулезом! Ну и что, что он с нами в одной квартире живет (в Питере много коммуналок). Мой сын из его тарелки не ест!».

Необходимо просвещение людей, причем в масштабах страны.

- Скажи, твой муж Роберт имеет свои, английские, христианские корни, или его воцерковление – дело твоих рук? Как он себя чувствует в русском православии? Или этого акцента в жизни вашей малой Церкви-семьи нет? Как ты вообще относишься к вселенскости христианства, как воспринимаешь распространенное воззрение: «Я православный, потому что русский»?
- Да, Роберт англичанин, причем по-русски едва говорящий, хотя читающий. Он был англиканским священником, потом заинтересовался литургикой. Его научный руководитель впоследствии перешел в Православие, это Эндрью (Андрей) Лаут из Дарремского университета. «Святой готический Дургам» оказался для Роберта ступенькой, как говорят в англиканской церкви, «вверх по свече», то есть переход к более традиционным формам литургической жизни ( англиканская церковь в этом плане очень разнообразна). Потом он принял решение уйти из священников – просто, в никуда, и уехал в Грецию, где преподавал английский несколько лет, изучал православную традицию.

В Салониках он крестился с именем Димитрия, как нетрудно догадаться. Впрочем, он и родился 8 ноября. А познакомился он со мной значительно позже. Так что он не в русское православие перешел, а в греческое. Его духовник – тоже британец, отец Джон, служит в Эдинбурге. Я о нем рассказывала как-то в очерке в православном петербургском журнале«Вода Живая».

Отец Джон был англиканским священником, хотел перейти в православие, но не хотел расстраивать мать, благодаря которой обрел Христа. Когда мать умерла, он уже вышел на пенсию как священник. Он перешел в православие, а один из его друзей написал об этом письмо епископу. Пенсию сняли. А поскольку он всю жизнь посвятил служению Христу в англиканской церкви, то накоплений не сделал. Получает социальную пенсию, живет в такой бедности, что дома зимой сидит в перчатках – топить дорого…

Роберт относится к реальности повседневного православия вполне философски. Он говорит, что внутренняя жизнь прихода сходна, в общем, и в англиканской церкви, и в православной. Бабушек-свечниц называет «пожилые леди». Правда, как-то раз его одна пожилая леди стала выталкивать из церкви, за то что он подпевал «Отче наш». Тихо так. По-английски. Но он не выталкивался, а вежливо отодвигался. Наконец, их разделила толпа, тогда «леди» показала ему жестами, что он – бес, приставив пальцы-рожки к своей главе. Это его потрясло.

Такого в англиканской церкви он не видел.

Православный, потому что русский… Вы знаете, я еще в юности познакомилась с православными американцами и православной японкой, и меня потрясала мысль, как в день Пасхи солнце, приносящее рассвет Воскресения, идет от Японских островов, где похоронен апостол Японии, свт. Николай, до Калифорнии и Аляски, где был убит ученик преп. Германа Аляскинского, Петр-алеут…

ЦЕРКОВЬ

Как скала, как стрела – от алеф и до тав,
По кирпичным дорогам, по тропам меж трав,
Среди странствий своих ткет червленую нить,
Смеет тварей Господних с ладони кормить –
Что о крыльях, копытах и многих очах,
Что поя, вопиют, и взывают, крича,
Бесприютна, бездомна, седа и юна,
Неприступная, словно в огне купина…


- Врач, историк медицины, пишущий статьи и выступающий с лекциями, хозяйка в доме…. Помимо всего этого, Ольга Шульчева-Джарман – талантливый поэт и при этом , что встречается куда реже, замечательный прозаик. Расскажи немного о своем литературном творчестве. Как ты «заразилась» этим?
- Хозяйка в доме – это да! Роберт привез несколько магнитов, преисполненных тонкого английского юмора, они висят на холодильнике. Надписи на них гласят: «Он женился на мне не из-за того, что я вкусно готовлю», «Только у скучных хозяек чисто в доме» и, наконец: «Мнение, выражаемое мужем в этом доме, не обязательно совпадает с мнением руководства».

Литературное творчество и как я заразилась… В шесть лет написала героический рассказ, о том, как олимпийский Мишка спасал кого-то, попавшего в беду (у меня была любимая игрушка такая, да и Олимпиада -80 года пришлась на лето, в которое мне исполнилось пять лет). Потом тоже писала, в школе, начала фантастическую повесть, потом забросила, а потом, уже к тридцати годам, вернулась к сюжету, и теперь богословская повесть-фэнтези «Жеребята» закончена и выложена мною в сети.  Закончена она благодаря моей подруге, Яне Батищевой, которая, несмотря на свою тяжелую болезнь, всячески воодушевляла меня ее дописать.

Что касается исторической повести, то, как и интерес к истории медицины, это пришло позже. Меня заинтересовал подвиг античных врачей-христиан, и в частности, личность св. Кесария, который, на мой взгляд, незаслуженно забыт. О нем у меня есть небольшой очерк «Сорок первый севастиец» и он же – главный герой повести «Врач из Вифинии». Вернее, он не один главный герой. Там есть некая параллельность во времени, история вифинца Пантолеона врача. Кесарий умер в Вифинии, как и Пантолеон.

- Люди, о которых ты пишешь историческую прозу, жили в глубокой древности , в средиземноморской культуре. Что «зацепило» тебя в этих людях, чем значимо для тебя это время?
- Четвертый век – удивительное время. Христианство принимает, по слову отца Георгия Флоровского, взыскующий языческий мир, с его великой тоской и должно эту тоску насытить. Это время краткого равноправия религий – в Афинах свв. Григорию и Василию преподают и эллины, и христиане. Вот об этом – мое стихотворение…

ЧЕТВЕРТЫЙ ВЕК
Преодолеть на колеснице твердь,
Миров теченье – ритм числа простого,
Неузнанный всесущий Логос-Слово,
Из тела пробудиться и узреть.

И лиры гептахорд, и плеск весла,
О, царь-скиталец, плачущий философ!
В урочный час вернется эхо с плёсов,
Покоится летящая стрела.

К востоку устремляется звезда,
Где вечен свет свободы и отрады,
Где Три – преодоление диады,
А там, внизу – пещеры-города.

Тон мирозданья сердцем уловить,
Что всех чудес пленительней и краше.
Не может не выплескиваться чаша,
И праведнику средь людей не жить.

И солнца круг не может не светить,
И над мостом – знамение победы.
Тот, кто Непостижим и Недоведом,
Своей рукой судьбы расторгнет нить.

То – всех веков стремленье и печать,
И буквы «хи» черты в небесном своде,
Путь через бездну – от судьбы к свободе -
Неслитно, очи в очи, созерцать.

…И мрак, и тьма, и глас, и гром, и дым.
И ветер, преисполненный росою,
Он среди нас – и кровью, и водою,
И на траву легли Его следы.


Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ

Интервью с мужем Ольги ШУЛЬЧЕВОЙ-ДЖАРМАН

АНГЛИЧАНИН РОБЕРТ ДЖАРМАН – О ЕДИНСТВЕ ЦЕРКВИ, РУССКОМ КВАСЕ И ПОЖИЛЫХ ЦЕРКОВНЫХ ЛЕДИ

От священника Сергия Круглова: Англичанин, священник англиканской церкви, переехавший жить в Россию и принявший Православие - для нас, сторонних наблюдателей, явление достаточно экзотическое.

Тем не менее мы способны понять: живой человек – все-таки не «явление», а неповторимое дитя Божие, обретение и рост веры – процесс уникальный и непростой, и для того, чтобы сделать шаг в Православие, несмотря на трудности прикосновения к иным национальным, языковым, культурным, социальным реалиям, у человека должны быть серьезные духовные побуждения , и работа промысла Божьего – необходимое условие в этом процессе…

Роберт Джарман несколько лет живет в Санкт-Петербурге. Бывший англиканский священник, ныне он – прихожанин православного храма. Его жена, Ольга Шульчева-Джарман – врач и историк медицины, литератор, автор ряда статей на сайте «Православие и мир».

Роберт не очень бегло говорит по-русски, я не особо разумею по-английски, но благодаря Богу, интернету и переводческим способностям Ольги, мы-таки смогли побеседовать о вере Христовой, жизни житейской и многом другом.


- Роберт, расскажите о себе – о своем детстве, о родных местах, о ваших отношениях с Богом, о том, как вы стали священником.
- Я родился и вырос в Лондоне в очень бедной семье. У моих родителей не было интереса ни к религии, ни к образованию. Вопреки всему этому, когда мне было около 17 лет, когда я окончил школу, и у меня возник очень сильный интерес к Библии и мне пришлось научиться читать как следует – такая «хорошая» школа у меня была, представьте себе, - что мне пришлось заняться серьезным самообразованием.

Пришлось даже уехать на север, в Шотландию, чтобы не испытывать влияния среды – к моему желанию получить образование и к моей вере близкие относились, увы, резко отрицательно. Отчим как-то сказал: «Самое большое, на что я позволяю тебе учиться – на повара!»

Кстати, помощником повара я и работал тогда в Шотландии, в христианской благотворительной организации…

Так что благодаря Библии я получил образование. Вера повлекла за собой образование.

Потом я закончил два университета – Дарремский и Кардиффский, что я лично считаю хорошим образованием.

Я смог получить это образование, кстати, благодаря реформам Маргарет Тэтчер. Я знаю, что ее деятельность оценивается неоднозначно, но я ей благодарен. Лондонский мальчишка из Фулама никогда бы не смог бы получить университетского образования. Это сейчас Фулам очень престижный район, в пору моего детства это был бедняцкий район, трущобы. В отличие от Челси – там всегда жили состоятельные люди.

От детства осталось то, что я – верный болельщик футбольной команды Фулама. Хоть она и не всегда на высоте.

Итак, я изучал богословие, в том числе интересовался историей церкви, восточной патристикой, литургикой – все это можно было изучать в Даремском университете, и стал англиканским священником.

Кстати, Андрей (Лаус), ректор богословского факультета Даррема - сейчас православный священник, перешедший из англиканской церкви.

- Замечательный пастырь ХХ века, митрополит Антоний Сурожский, однажды сказал, что никто не может прийти ко Христу, если не увидит свет Христов в лице человека… Кто те люди в вашей жизни, в лице которых вы увидели этот свет?
- Я вспоминаю одну пожилую женщину-бирманку, она была христианкой в протестантской церкви. Когда мне было лет 12, я с другими ребятами дразнил ее, и очень грубо. Но она никогда не выглядела обиженной на мои слова, всегда относилась к нам с любовью, сочувствовала нам, уличным лондонским мальчишкам.

Через годы я снова встретился с ней – я уже был верующим, мне было 17, она с радостью узнала меня, как родного приняла, и это произвело на меня огромное впечатление тогда. Потом я узнал, что она молилась за меня все эти годы.

…Кладбище, где теперь похоронен митрополит Антоний, находилось рядом со школой, в которую я ходил.

…В детстве меня звали Бобби, я терпеть этого не мог, потом я повзрослел, меня стали звать «Боб», хоть в паспорте и свидетельстве о рождении стоит «Роберт». В России я узнал, что боб – это растение, так что жена называет меня полным именем. Правда, британские друзья продолжают звать меня Бобом. В особо торжественных случаях (например, при Святом Причастии), я называю свое православное имя – Димитрий или Димитриос, смотря по тому, русская эта церковь или греческая.

- Мы знаем, что Христос создал не много разных Церквей, а одну, и исповедуем веру именно в эту единую соборную апостольскую Церковь. Наши перегородки, как сказано одним из святых, до Неба не доходят. Тем не менее эти перегородки между христианами – национальные, культурные, политические – существуют до сих пор.

Скажите, насколько, на ваш взгляд, велика охранительная ценность этих перегородок? Они существуют постольку, поскольку позволяют человеку сохранить особенности своей личности, свое особое имя, которым человека может позвать Бог, не дать ему ассимилироваться в большом миксере того, что именуют «глобализацией». Где грань, за которой эти же перегородки становятся причиной ксенофобии и взаимной вражды?

- Я буду говорить только о тех христианских церквях, который исповедуют Святую Троицу. В них есть частица истины, которой Православная Церковь обладает в полноте. Я верю, что только Православная Церковь есть истинная Церковь Христова.

Однако я должен подчеркнуть, что у меня есть много друзей в иных церквях, и я считаю, что эти люди – настоящие христиане.

- В межконфессиональных дискуссиях и в приходских разговорах бытуют обычно два толкования понятия «экуменизм»
Первое – представление о вселенскости Церкви, о глубинном единстве верных во Христе.

Второе, более частное – деятельность организации под названием «Всемирный Совет Церквей» и связанные с нею политические и социальные реалии современности.

Если с первым толкованием нам более или менее все ясно, то второе – было и остается знамением весьма пререкаемым среди верующих, особенно – ортодоксальных.

Возможно ли вообще объединение христиан указом «сверху», есть ли, на ваш взгляд, вообще какой-то толк от бесконечных ассамблей, заявлений, встреч представителей разных Церквей на высшем уровне, насколько этот «высший уровень» связан с реальной жизнью и нуждами обычных христиан? Есть ли что-то, что вас удручает в современном экуменизме, дающем, казалось бы, христианам все больше свобод от «устаревших» канонов и предписаний Церкви?

- В настоящее время экуменизм в очень плохом состоянии, я имею в виду, общение между церквями. Экуменисты не в состоянии найти компромисс с Истиной. Это тупик, в конце концов. Невозможно найти компромисс с еретическими идеями. Например, не называть Деву Марию Богородицей. Некоторые участники экуменического движения пытаются объединяться с нехристианскими движениями. Так что об экуменизме в этом смысле можно сказать: «Всякий дом, разделившийся сам в себе, падет» (Лк. 11:7). Это вызывает чувство иронии – ведь экуменисты очень разделены.

В настоящее время , думается, объединение христиан на приходском уровне невозможно. Но на это можно надеяться.

- В массовом сознании, например, российских православных верующих, есть такой стереотип: протестанты – это те, кто прежде всего отвергает предание и традицию.

Мне думается, что такой стереотип примитивен, не раскрывает всей сути явления протестантизма; это понятно любому здравомыслящему человеку: Церкви Христовой – более двух тысяч лет, и живет она не в вакууме. Если протестант отвергает традицию, но изо дня в день, чтобы читать Писание, садится за стол, придвигая к нему стул – тем самым он уже создает традицию собственную.

Что в этом плане для вас открылось в православии, что вы нашли здесь такого, чего вам не хватало ранее? Что из англиканской традиции осталось для вас ценным и взято вами с собой в дальнейшую жизнь? Иными словами, это вопрос о вашем пути в православие.

- Я совершал Евхаристию в англиканской церкви, и при этом серьезно занимался литургическим богословием. У меня нарастало чувство «ненастоящей» Евхаристии, не-настоящести того, что я совершаю. И я не мог причащаться – и тем более не мог давать Святое Причастие людям, если я сам не верил, что это Истинное Тело и Кровь Христа. Поэтому мне пришлось уйти из англиканской церкви.

Это звучит странно, но в англиканской церкви мне нравится то, что она «английская». В древности Британская Церковь, как и Ирландская, как и вся Западная Церковь, была православная. Я знаю, что и в России верующие почитают наших святых: Патрика, Колума Килле, Бригитту, Брендана Мореплавателя… Я надеюсь, что когда-нибудь появится Английская Православная церковь.

- Роберт, как вы относитесь к спиртному? Беседуя с вами заочно, я представил себе человека, который, как всякий добрый англичанин, не может не любить за беседой выпить пинту-другую эля (пива, сидра, подставляйте, что понравится)!… Отхлебнув виртуальный глоток этого самого сидра-эля и переведя дух от напряжения, вызванного высоким уровнем, заданным темами предыдущих вопросов, поговорим о милых сердцу вещах. Например, о животных. Вы любите животных? И если да, то кто вы – кошатник или собачник?
- Я предпочитаю виски и бренди. Что касается сидра, то его в Британии пьют в основном алкоголики. Конечно, есть области, где он считается национальным напитком. И еще я люблю русский квас – намного лучше кока-колы и других американских напитков. Жаль, что квас не подвергся такой глобализации и не покорил себе весь мир! Он заслуживает этого.

Я люблю больше собак. Верные, преданные друзья. У меня был пес, потом у Ольги был пес, когда мы поженились. К сожалению, этих собак уже нет. Но собака – это ответственность, и собака требует времени и чтобы ею занимались, много ходили с ней, бегали (к сожалению, так активно действовать мне уже здоровье не позволяет). Может быть, таксу заведем когда-нибудь.

Да, вы напомнили – замечательный русский писатель Булгаков. Его «Собачье сердце» — это шедевр!

Кошек я тоже люблю, мы кормили лестничную кошку, я звал ее «Товарищ Кошка», но потом кто-то ее отравил. Это было очень печально… В Британии, чтобы завести кошку или собаку, например, взять бесплатно из приюта для животных, нужно пройти собеседование. Довольно сложно доказать, что ты годишься животному в «опекуны».

- Что для вас – ваша семья? Вы в семье патриарх и домостроевец, или гендерные каноны и бытовые стороны жизни для вас несущественны? Всегда ли вы чувствуете, что рядом с вами – не только любимый человек, но и единоверец и единомышленник? И насколько удобно и приятно болеть, когда тебя лечит собственная жена?
- Жена мне друг. Я читал, что в дореволюционных семьях так и обращались к жене – «друг мой!»

Совсем не хотел бы вести жизнь патриархальную. А врачей я недолюбливаю, неважно, женат я на них или нет. Но приходится обращаться к жене… как-то роднее. И к ее друзьям-врачам других специальностей, потому что болезни, увы, одолевают.

Жена позволяет мне остаться самим собой, не делает из меня русского, и вообще не стремиться воспитывать меня, как бывает в православных семьях.

И еще моя жена бессребреник, если можно так выразиться. Когда мы поженились, я твердо знал, что она выходит замуж не из-за денег - у бывшего англиканского священника их просто не было, и в Британии мы жили очень, очень скромно. Она делила со мною все – и холод (мы не могли позволить себе отапливать дом чаще, чем один час перед сном зимой), и множество других проблем.

Когда я был совсем маленьким, нас пугали Советским Союзом, «русскими», чтобы мы вели себя хорошо. Говорили, что иначе придут русские и съедят нас. До 7-8 лет я твердо верил, что русские в СССР едят детей. Я помню, какая была паника, когда Гагарин полетел в космос – все думали, я имею в виду взрослых, что сейчас СССР нас захватит. Мне было почти 3 года тогда. Одно из самых ранних воспоминаний!

А потом я открыл для себя Достоевского, начал учить русский язык. Одолел алфавит, хотя до сих пор путаю буквы - прописную «д» с прописной курсивной «б». Могу читать, но Достоевский для меня в подлиннике все еще недоступен.

- Есть у вас в православной Церкви любимые праздники? Иконы? Святые?
- Святой Димитрий Солунский – мой покровитель, я был крещен недалеко от Салоник. Мой день рождения совпадает с моими именинами – это имеет очень глубокое значение для меня, это очень трогательно. Я чувствую любовь моего святого. И еще, поскольку греки используют новый календарь, у меня два праздника – 26 октября и 8 ноября. И мне легче было преодолеть возрастной кризис – в именины не думаешь, сколько тебе лет, что ты постарел. Думаешь о святом Димитрии, который, кстати, погиб смертью за Христа очень молодым.

Я перешел в Православие через Крещение, и крестился 4 июля 1998.

Крестился в Греции. Я там жил некоторое время, присматриваясь и привыкая к православной традиции. Новый 2000 год встретил на Афоне. Преподавал в Салониках английский и сам учил греческий.

Увы, языки англичанам даются нелегко – помните, Джером писал об этом? В принципе, с тех пор никаких глобальных перемен с нашей нацией за это время не произошло. К примеру, дети в английских школах учат французский, но никто не может на нем разговаривать, приехав во Францию.

Я закончил курсы греческого языка при университете в Фесссалониках, мне все-таки дали диплом – но я думаю, что более за ответственное отношение и за усердие, чем за блестящие знания. Правда, однажды один греческий священник в Шотландии принял меня за натурализованного в Британии грека или потомка греков, так как я попытался поговорить с ним по-гречески. Но, думаю, он просто истосковался по соотечественникам.

Кстати, о греческом православии в Британии – в церкви святого Луки в Глазго был такой человек (Царствие ему Небесное), Христо его звали. Он был очень скромным, и только случайно я узнал, что он совладелец (вместе со своим братом) одной престижной гостиницы и благодаря ему греческая община в состоянии содержать храм. Когда я спросил, где он работает, он попросту ответил: «В гостинице», я еще пошутил тогда, что, дескать, портье, мы весело посмеялись.

Сначала меня приглашали стать священником в Антиохийской церкви – но я, подумав, отказался. Еще не время, я думаю.

- Читающий ли вы человек? Если да – что вы любите в русской литературе и поэзии, классической и современной? И отдельный вопрос (о, я понимаю осторожность сапера, касающегося мины, с которой вы будете подбирать слова при ответе на этот вопрос!..): как вы относитесь к тому, что пишет ваша жена, всегда ли вы – первый читатель и критик ее стихов и прозы?
- Я люблю русскую литературу – классическую, золотой век. Достоевский, Салтыков-Щедрин – очень люблю их. Из богословских авторов мне очень нравится Лосский – это крупнейший русский автор, на мой взгляд. Отец Мейендорф, отец Шмеман, митрополит Антоний Блюм, отец Думитру Станилоае – люблю их книги.

Я люблю читать древних отцов, особенно труды св. Максима Исповедника. Но он очень сложен – я читаю понемногу. Мне потрясла его апофатика :«Бог не-есть, если все остальные существа – существуют». То есть Бог – выше нашего бытия.

Я нечасто читаю, что пишет Ольга. Но это неплохо – это ее хобби, а мое хобби – футбол, и мы здесь даем друг другу свободу.

Если серьезно, мне нравятся стихи моей жены.

Мы переводили ваши стихи, отец Сергий – я должен сказать, что они заинтересовали меня тем, что вы пишете о Христе, тем, как вы открываете Его подвиг людям. Вам удается найти новые слова. Обычно все религиозные стихи однотипные, заранее знаешь, что напишет автор в стихотворении под названием, к примеру, «Рождество» или «Бог спас меня».

Мой любимый поэт – Элиот. Хотя он американец по происхождению, для меня он – английский поэт, и выше его поэзии, на мой взгляд, ничего на английском не написано.

Элиот был англиканином, принадлежал к Высокой Церкви – в наше время у него был бы шок от современной англиканской церкви, он наверняка перешел бы или в Римскую Церквовь, или в Православие.

Так вот, Элиот был старостой в англиканской церкви – это церковь святого Стефана на Глостер Роуд (Gloucester Road) в Лондоне.

Мой дядя работал в этой церкви - занимался уборкой, какими-то хозяйственными мелочами. Я не знаю, был ли он верующим – он был скрытным человеком. Но никто не знает, что в сердце человека, один Бог. Когда я спросил его, не остался ли у него чек с автографом Элиота, он сказал, что 20 лет назад он бы с легкостью достал его, он подписывал мне каждую неделю. На мой глупейший вопрос – а я был молодым человеком, только открывшим для себя английскую литературу и Элиота – не осталось ли у него этих чеков, он сказал: «Сынок, тогда время было не такое, чтобы чеки с автографами сохранять, надо было кормить семью!»

- Почему, на ваш взгляд, в последнее время усилилось напряженное отношение российского общества к Русской Православной Церкви и критическое внимание масс-медиа и интернет-сообщества к ее общественной и бытовой жизни, реалиям, персоналиям?

В мире христианским Церквям всюду живется несладко, тому много примеров, от жестоких гонений на христиан в Индии до постоянных скандалов, раздуваемых общественностью в отношении Ватикана, и так далее.

Похоже, в круговерть этого мирского явления вступила и Русская Православная Церковь, вспомним кипящие страсти вокруг панк-молебна в храме Христа Спасителя, шумиху вокруг часов патриарха, реакцию на жесткие заявления церковных спикеров и тому подобное…

Связано ли это только с тем, что враг рода человеческого строит козни и пытается выставлять Церковь в глазах людей (сейчас мы говорим о России) в негативном свете, искажая реальность, или здесь есть какие-то исторические, политические, социальные причины, видите ли вы серьезные проблемы в жизни современной православной Церкви в России? Можно ли согласиться с мнением иных светских витий, что вера в церковных служителях ныне оскудела, из храмов уходит благодать Божия, что Церковь в России обмирщилась?

- Я совсем не в курсе церковной политики. Я не замечал, что вера людей в России оскудела. Начиная с перестройки русские стали более верующие, как мне кажется, потому что у них появилась свобода. Говорят, что такой благоприятной ситуации для веры в России не было давно, даже до революции.

Я регулярно бываю на Литургии. Исповедуюсь я таким образом – или написав грехи на бумажку (до этого проведя час с англо-русским словарем), или на английском. К счастью, в церкви Новомучеников и соборе Феодоровской иконы Божией Матери в Санкт-Петербурге священники (отец Александр, отец Димитрий) свободно говорят на английском. А когда мы венчались (уже 10 лет прошло!), то священник Спасо-Парголовской церкви отец Ярослав, тоже хорошо знавший английский язык, служил на двух языках.

Мы посещаем службы в церкви Новомучеников и соборе Феодоровской иконы Божией Матери в Санкт-Петербурге. Я могу следить за богослужением – или по книге, или по памяти. Когда поют «Отче наш», я пою по-английски. Когда читают Евангелие, я могу понять, какой это отрывок, потому что Евангелие читают не только по-церковнославянски, но и по–русски.

А когда мы были на Пасхальной службе в 2009 году в еще ремонтирующемся соборе — было холодно, и молящиеся согревались от тепловой пушки, я только тогда представил себе, что сделали с Церквью в России большевики… Подумать только, ведь там были молокозавод и канализация, в соборе… то есть прихожане отчищали храм от остатков канализации… и еще много там работы было. Но меня удивляет, как русские быстро справляются с работой – в храме уже росписи, на соборе купола и колокола. Я не верю своим глазам.

Я не понимаю, почему собор Феодоровской иконы называют «либеральным», «модернистким». Он очень традиционный. Люди в приходе очень приятные. Никто не учит тебя, как и что делать, даже пожилые леди.

Вообще я заметил, что в Русской Православной Церкви пожилые леди играют большую роль. Я даже думаю, что вопрос о женском священстве в Русской Православной Церкви уже решен положительно – вот эти пожилые леди всем и руководят. Ольга не согласна со мной, говорит, что это не так, но я в этом убежден.

- К сожалению, объем колонки нашего сайта имеет свои границы, однако, завершая наш разговор, я искренне надеюсь, что он – не последний. И в его завершение прошу вас, Роберт: процитируйте здесь одно из ваших любимых стихотворений, а после – озвучьте ваши пожелания читателям «Правмира».

- Я сердечно желаю всем милости Божией.

Дилан Томас

А смерти – ничего не унаследовать.
Кто мертв и наг – едины станут с тем,
Кто в ветре, с тем, кто в западной луне.
Когда, исклеванная, будет кость чиста, а далее сама исчезнет кость,
То – звезды им, у локтя и стопы.
Пусть они безумны стали – но мудры они.
Пусть – погрузились в море, но – взойдут.
И пусть любивший утрачен – не утрачена любовь.
А смерти – ничего не унаследовать.

А смерти – ничего не унаследовать.
Под волной морской лежащие без срока –
Не узрят срока смерти, не умрут.
Их связки дыба разорвет – не их самих,
Колесование сломает кости – их не сокрушит.
В руках, надвое, как щепа, расколется их вера,
И прободят насквозь их сотни тысяч зол.
Нет части целой ни одной – целы они.
А смерти – ничего не унаследовать.

А смерти – ничего не унаследовать.
И пусть им в уши чайки не кричат,
И пусть прибоя шум не слышен им,
И пусть не зацветет уже цветок,
Свою главу подняв к жестокости дождя,
И пусть безумней и мертвее всех – они,
Сердца их с маргаритками взошли,
Они ворвались в солнце – не погаснут с ним.
А смерти – ничего не унаследовать.


Перевод Ольги и Роберта Джарман.
Dylan Thomas — And Death Shall Have No Dominion

And death shall have no dominion.
Dead men naked they shall be one
With the man in the wind and the west moon;
When their bones are picked clean and the clean bones gone,
They shall have stars at elbow and foot;
Though they go mad they shall be sane,
Though they sink through the sea they shall rise again;
Though lovers be lost love shall not;
And death shall have no dominion.

And death shall have no dominion.
Under the windings of the sea
They lying long shall not die windily;
Twisting on racks when sinews give way,
Strapped to a wheel, yet they shall not break;
Faith in their hands shall snap in two,
And the unicorn evils run them through;
Split all ends up they shan’t crack;
And death shall have no dominion.

And death shall have no dominion.
No more may gulls cry at their ears
Or waves break loud on the seashores;
Where blew a flower may a flower no more
Lift its head to the blows of the rain;
Through they be mad and dead as nails,
Heads of the characters hammer through daisies;
Break in the sun till the sun breaks down,
And death shall have no dominion.

Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ 


Ольга ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН: поэзия

Ольга Александровна ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН (род. 1975) - Христианка. Врач. Исследователь. Пишу стихи и прозу: ИнтервьюСтатьи .

ТЫ ЛИ ТОТ?
Ты ли – Тот, Кто поёт над морем,
И оно отдаёт людей?
Иль не ждать нам иного в горе
Среди поля сухих костей?
Ты ли – Тот, кто по краю бездны
Страшной, смертной идёт тропой?
Кто – не каменный, не железный,
Кто – убитый, и Кто – живой?
Средь светильников ходишь – Ты ли?
Ты ль на углях рыбу испёк?
Мы – Твоё вкушали и пили…
…Отчего Ты так одинок?

16.10.2012

ПОЛДЕНЬ
Затворены Твои исходы,
К востоку зрят Твои врата,
Ты в полноте Твоей свободы
На средоточии Креста.
Темна вода. Затихли ветры.
Остановился мир, нелеп,
Взирать, как просто и как щедро
Ты  преломил Себя, как хлеб,  –
Никем вовек Неудержимый,
Никем не связан ни на миг…

Весь мир, как сжатая пружина,
Ко Гробу Твоему приник.

18.10.2012

НА ОБНАЖИВШЕЙСЯ ЗЕМЛЕ
Не принесет лоза плода,
Умрут от голода стада,
И не созреет рожь,
Умолкнут гусли и кимвал,
Покроет ржавчина кинжал,
В прах обратится нож.
И радость не вернут пиры,
А буря разнесет шатры, -
Дома из сшитых кож…

На обнажившейся земле,
На светлой, как огонь, скале
Не уцелеет ложь.

А у яслей – осел и вол…
Склонись, гора! Наполнись, дол!
Тогда возвысят голос свой
И скажут нищий с сиротой:

“Как хорошо, что Ты пришел,
и больше не уйдешь!”

24.04.2004

Из цикла «Малые теофании. К фотографиям Яны»
Я все это -
видела, знала…
не помню.
Года, словно ветер, из щели,
осенний,
ветер.
«Олечка, будем
топить
печку», -
бабушка
будет еще
долго,
долго жива,
читать мне снова и снова
будет
про пчелу Нечкебиль.

«Олечка,
видишь,
ее сочинил
Абдулла Алиш,
друг
Мусы Джалиля,
для татарских детей,

его расстреляли немцы,
то есть фашисты,

как дядю Володю
и деда Андрея,
Митю,
Василия
и Станислава.

Олечка,
вырастешь -
я отвезу тебя
в Полоцк -
только
там нет могилок,

Там
только
мать
Евфросиния».

Пчелка
совсем потерялась в небе
светлом и дальнем.

Отец раскачает качели,
и это
небо -
отчего оно
снова в память вернулось,
зачем?

Тленье не властно
над краем тем
дальним и светлым.

Там, в сокровенном горниле,
все остается
навек,
только лишь тления
нет.


ЦЕРКОВЬ
Как скала, как стрела – от алеф и до тав,
По кирпичным дорогам, по тропам меж трав,
Среди странствий своих ткет червленую нить,
Смеет тварей Господних с ладони кормить –
Что о крыльях, копытах и многих очах,
Что поя, вопиют, и взывают, крича,
Бесприютна, бездомна, седа и юна,
Неприступная, словно в огне купина…

ЧЕТВЕРТЫЙ ВЕК

Преодолеть на колеснице твердь,
Миров теченье – ритм числа простого,
Неузнанный всесущий Логос-Слово,
Из тела пробудиться и узреть.

И лиры гептахорд, и плеск весла,
О, царь-скиталец, плачущий философ!
В урочный час вернется эхо с плёсов,
Покоится летящая стрела.

К востоку устремляется звезда,
Где вечен свет свободы и отрады,
Где Три – преодоление диады,
А там, внизу – пещеры-города.

Тон мирозданья сердцем уловить,
Что всех чудес пленительней и краше.
Не может не выплескиваться чаша,
И праведнику средь людей не жить.

И солнца круг не может не светить,
И над мостом – знамение победы.
Тот, кто Непостижим и Недоведом,
Своей рукой судьбы расторгнет нить.

То – всех веков стремленье и печать,
И буквы «хи» черты в небесном своде,
Путь через бездну – от судьбы к свободе -
Неслитно, очи в очи, созерцать.

…И мрак, и тьма, и глас, и гром, и дым.
И ветер, преисполненный росою,
Он среди нас – и кровью, и водою,
И на траву легли Его следы.


***
И что – премудрость, данная Ему? -
как Чаша исполнения и пенья,
как светлого Восстания мгновенье
стопами опрокидывает тьму.

И чей Он Сын? Мариин, Человек,
Давидов, Авраамов, Сифов, Божий?
Кому дано поймать Его, стеречь,
замуровать, украсть, забыть, стреножить?

Что – светлый танец на заре времен?
И моря больше нет, и смерть бежала.
Премудрость, что художница при Нем,
окрасит ризы ярко сине-алым.

Откуда это у Него? И вновь
весна, и сад, и гроб пустой, и Дева.
И снова – Пасха, хлеб, вино и кровь,
и эта песня нового напева.

О, что Ты с нами сделал? Отчего
забыть Тебя не в силах тот, кто встретил,
все ароматы мира – для Него,
кто снова – жив, кто словно южный ветер.

Приди же – скажет ждущий – приходи!
Стук у дверей негромкий, долгожданный –
Живой, живой! О, стань же посреди!
И мы – с Тобой. И на ладонях – раны.

7 сентября 2015


Ольга ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН: статьи

Ольга Александровна ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН (род. 1975) - Христианка. Врач. Исследователь. Пишу стихи и прозу: ИнтервьюПоэзия  .

ПРЕПОДОБНЫЙ ГЕРМАН АЛЯСКИНСКИЙ, ФИДЕЛЬ КАСТРО, МОЯ БАБУШКА И РЕЛИГИЯ

Когда мне было около десяти лет от роду, в моей жизни произошел серьезный религиозный кризис. Я засомневалась в существовании Бога, а потом и вовсе пришла к выводу, что Бога нет.

Моя добрая, глубоко верующая и интеллигентная бабушка (я буду писать с большой буквы – Бабушка), которая до этого радовалась, видя у своей маленькой внучки интерес к священному и религиозному, была очень расстроена такой перемене. Для нее была одна из немногих радостей в жизни видеть меня верующей – и до десяти лет так оно и было.

После десяти лет настала пора атеистической пропаганды, которой я нещадно подвергала мою добрую Бабушку. Все свои тогдашние аргументы я приводить не буду (я их вычитала из услужливо выданных мне в школьной библиотеке книг), но среди них было, кажется, что земля стоит на трех китах, верующие враги науки и образования и Евангелие призывает смиряться, а не бороться со злом. Да, и Иисуса Христа никогда не было.

Бабушка была биологом. Это был серьезный контраргумент. Но дело было не в аргументации. Какая-то внутренняя сила не позволяла мне больше принимать Бога так, как я Его знала в детстве – это казалось обманом и фальшью, и в моей груди бушевал огонь сопротивления этой фальши.

Надо сказать, что меня никогда – я подчеркиваю, никогда! – не заставляли молиться, поститься, выстаивать службы, вычитывать главы из Евангелия, никогда у меня не было каких бы то ни было запретов, мотивированных религиозно.

Я с радостью просилась в церковь (меня туда водили нечасто), со священным трепетом прикладывалась к старенькой бабушкиной иконе, пила святую воду и откусывала от просфоры. Это был период глубокой религиозности и священного трепета, но он резко прервался в десять лет, как я уже написала. Словно кто-то разбудил меня, и я оказалась в незнакомом мире, в котором не было Бога.

Бабушка не грозила мне небесными карами, не приписывала случавшиеся со мной болезни (которые увеличивались подобно снежному кому) Божьему гневу.

Она вела со мной богословские диспуты с широкой аргументацией. Это было, как я сейчас вспоминаю, замечательное время. Но из него я вынесла одно – диспуты интересны, но мало влияют на точку зрения дискутирующих.

Одним из доводов Бабушки был следующий: «Оленька, посмотри на этот цветочек, на его листочки. Ведь это целая фабрика! Знаешь ли ты, что на ней происходит? В листочке углекислый газ превращается в кислород. Это сложнейшие химические реакции!»

Если верить современным брошюрам по разговору с неверующими, я должна была заинтересоваться и прийти к вере. Но мой ответ был прост: «Это все эволюция и гены!»

«Как же эволюция?» — растерялась Бабушка. – «Такой сложнейший организм. Ну, хорошо, давай разберем бабочку. Ты знаешь, как у нее устроен хоботок, чтобы она могла пить нектар?»

Но ни рассказы о перелетных птицах, ни о дельфинах, ни о пчелах не могли вернуть мне утраченного мною Бога. Может быть, они действуют на каких-то хороших и правильных детей, о которых пишут в брошюрках, но на меня они, скажу правду, не действовали.

Постепенно и разговоры наши с бабушкой на эту тему угасли. К счастью, у нас было еще много других тем – мы обсуждали прочитанные книги, мои рисунки, просмотренные фильмы, опять же пчел, бабочек и растения, выделяющие кислород – без рефрена «А все это создал Бог!».

Я полюбила биологию и стала читать учебники для старших классов. Там было подробно написано про эволюцию, которую доказывает существование хвостов у некоторых людей. Картинки приводились. Мне это вскоре надоело, я стала читать про генетику, мне это казалось крайне интересным.

Мне уже шел двенадцатый год. Я «заболела» романтикой кубинской революции, прочитав очередную книгу, и стала изучать испанский язык. Образы Че Гевары и Фиделя Кастро были для меня высоки и романтичны, их деяния были для меня так притягательны, а сами они стояли на вершине всех человеческих иерархий. Ведь они были борцами за свободу!

Бабушка очень поддерживала меня в этом. Вместе мы читали стихи Гарсиа Лорки – на русском языке. Разницу между Испанией и Кубой я понимала отдаленно, но стихи Лорки в переводе Гелескула открыли для меня поэзию. Однако не они открыли для меня дверь к Богу моего детства…

Как-то раз я принесла домой купленный журнал «Куба» и пошла играть с друзьями во двор – было лето, кажется, июль, 1987 или 1986 год. Когда я вернулась, Бабушка заканчивала чтение журнала.

«Вот, посмотри, Оленька», - сказала Бабушка. – «Ты отрицаешь Бога, а твой Фидель Кастро – верующий!»

«Не может быть!» - потрясенно воскликнула я.

«А вот, прочти – он разговаривает о Боге и о Христе с монахом», - заметила Бабушка.

Долго я не хотела брать в руки этот журнал. Неужели Фидель Кастро не был таким великим, как он мне представлялся? Неужели и этот высокий идеал был разбит в прах?

Наконец, я открыла большую статью в журнале «Куба» под названием: «Фидель Кастро и религия».

Там была беседа Фиделя с фраем Бетту, священником, прошедшим застенки латиноамериканских тюрем и потерявшим там своих друзей, тоже монахов и священников. Фидель Кастро беседовал с этим монахом о взглядах Иисуса Христа на различные социальные вопросы, а фрай Бетту рассказывал о том, что ему пришлось испытать в застенках за имя Христа. Никто из собеседников не сомневался в существовании Христа!

Если Фидель Кастро считает, что Христос существовал, значит, Он на самом деле был! И значит, Он был борцом за свободу! Значит, Он не такой, как я думала. Он – за свободу, как Фидель Кастро и Че Гевара!

***
Прошло несколько месяцев, потом лет, потом минули десятилетия. Я уже давно поняла, что Фидель Кастро не стоит восхищения, хотя продолжаю уважать Команданте Че, фрая Бетту и мою мудрую Бабушку Надежду, ставшую «фанатом Кубы» для своей подросшей внучки - фанатки Кубы, чтобы открыть ей Христа-Освободителя.

Она с легкостью склонилась, чтобы ее лицо было вровень с моим, ее уста – рядом с моим сердцем, и благодаря ей я обрела Утраченного. У нее был дар проповедовать Христа, не боясь сложных ситуаций и неблагочестивых сравнений - как и у преподобного Германа Аляскинского, объяснявших алеутам подвиг Христов.

В краю, где воде не пробиться меж льдов,
где бледен сполохов свет,
в краю, где для снега есть сотня слов,
а слова для хлеба нет,
оставивший золото теплых нив,
жил в чуме чудак-человек.
Цветенье яблонь и шелест ив -
он все променял на снег…
Он долго учил гортанный язык-
и плакал о доме порой.
Он был молодым — а теперь он старик
в холодной земле чужой…


Однажды с проверкой приехал другой-
здоровый и полный сил -
и стойбище раз обходя стороной,
услышал, как тот говорил,
о том, как средь льдов Предтеча стоял
на кромке воды ледяной,
«Моржонком Божьим» того назвав,
Кто мир отогреет Собой.
Его в каждый чум приглашал народ -
и Он исцелял больных,
а в страшный, суровый, голодный год
умножил рыбу для них.
«Хозяин помнит оленей своих,-
найти их - не малый труд!
Он любит своих собак ездовых -
они его узнают».

«Враги не знали, Его убив,
что после того, как умрет,
Он вырвется сам из льдистых глубин
и смерти растопит лед!»


                    ***
«Чему он учит этот народ?!
Должно быть, он просто пьян!»
Доставить на почту депешу в Синод
вызвался местный шаман.


                   ***
Мужчины - охотники. Значит, они
не могут плакать никак.
Но плакали жены, и слезы текли
из глаз детей и собак,
и стыли, как льдинки (мороз был - страх)…
Шептался вокруг народ:
«С Моржонком Божьим он, в тех краях,
где вечно морошка цветет».


…Моя бабушка теперь тоже с Моржонком Божиим с 22 августа 1996 года…

Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ


 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ