О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

ПРЕКУП Игорь (священник) ( род. 1962)

Статьи   |   Интервью
ПРЕКУП Игорь (священник)

Протоиерей Игорь ПРЕКУП (род. 1962) - священник Эстонской Православной Церкви Московского Патриархата: Статьи | Интервью.

Игорь Прекуп по окончании художественной спецшколы в 1980 г. в г. Кишиневе поехал поступать в Таллинн в Эстонский Государственный Художественный институт. Окончил в 1986 г. (изобразительный факультет по специальности графика).

Крестился в Таллиннском Александро-Невском соборе в 1985 г. В 1988 г. поступил в Ленинградскую Духовную Семинарию, которую окончил в 1991 г. Затем поступил в Санкт-Петербугскую Духовную Академию, которую окончил в 2000 г.
В 1990 г. рукоположен во диакона, в 1992 г. - во священника.
С 1993 г. - настоятель Маардуского прихода во имя Архистратига Божия Михаила (Эстония).


Протоиерей Игорь ПРЕКУП: статьи

Протоиерей Игорь ПРЕКУП (род. 1962) - священник Эстонской Православной Церкви Московского Патриархата, кандидат педагогических наук: Статьи | Интервью .

ПРОСИТЕ МИРА УКРАИНЕ...

Не слишком ли многие из нас поспешили сделать выводы? Возможно, нам следует еще раз выслушать друг друга?

Диверсия на войне, в том числе, информационной – норма. Так что – все нормально?.. Будем на это вестись дальше? Или вспомним, что мы – братья и сестры, обуздаем свою «гамму чувств» и постараемся при любом развитии ситуации не причинять друг другу боль без необходимости?

Как писать на «украинскую» тему?.. Как писать так, чтобы оказаться понятым правильно разными сторонами, и чтобы от высказанных мыслей была хоть какая-никакая польза всем, кто переживает за сложившуюся ситуацию. Или уж, по меньшей мере, чтобы написанное не вызвало соблазна, не усилило бы ни в ком раздражения? – Не знаю…

За все то время, которое прошло с начала столкновений на Майдане, было желание высказать свои соображения по поводу происходящего, но были сомнения (и не покидают по сей день), нужны ли эти мои «соображения» кому-то, да и понимаю ли я что-то на самом деле в том, что происходит?

Ситуация менялась так стремительно, что уже почти созревший материал оказывался или устаревшим, или уже кто-то озвучивал те же мысли, но лучше, чем это сделал бы я. У меня до сих пор нет уверенности, что от моей статьи кому-то будет толк. Но тут уже, скорее, говорит какая-то внутренняя потребность обозначить свою позицию, чтобы честным быть перед всеми и самим собой, в первую очередь.

Эскалация напряженности и Великий пост

Очередной виток страстей по украинскому вопросу совпал с началом Великого поста. Случайно ли? Не вем. А только, во-первых, я никогда не верил в совпадения, и, во-вторых, очень уж оно как-то удачно совпало, очень назидательно и обличительно. Ведь пост – это что? – Время покаяния. А покаяние – это что? – Умоперемена, происходящая в человеке, осознающем и отвергающем свою греховность ради приобщения и утверждения в добродетели.

Поэтому в посту, как ни в какое другое время, усиливаются искушения, чтобы мы получше разглядели себя, любимых. Содрогнулись и ужаснулись, устыдились и, образно говоря, приступили к гигиеническим и оздоровительным процедурам.

Только беда в том, что мало кто адекватно воспринял это попущение Божие. Если и ужасаются православные христиане, то не себе самим, и стыдятся не за себя и не за своих. Вся энергия, которая, по идее, должна быть направлена в адрес своей души, на ее чистку, выплескивается по ту сторону идейных баррикад.

Пост со всеми его аскетическими правилами и традициями, со всеми его бесовскими искушениями – дар Божий. Как мы проходим это поприще, так и показываем свое отношение к Подателю дара. Каждый индивидуально и все вместе. Если мы обращаем дар поста себе во вред, если вместо того, чтобы в искушениях опереться на требование поста об усиленном сдерживании своих греховных страстей и хотя бы ослаблении земных пристрастий, мы, наоборот, даем волю своей греховной натуре, становясь игрушкой своих предпочтений и привязанностей, то хоть бы мы наизнанку вывернулись в следовании букве Типикона, духу Христову мы окажемся чужды. А какой же это пост?..

Мне думается, что Господь попустил эти события в посту для того, чтобы нам, вспоминая, какое сейчас время, было легче себя контролировать, обуздывать; чтобы мы, двигаясь поприщем Великого поста к празднованию Светлого Христова Воскресения, вспоминали, что, независимо от политических предпочтений, двигаемся-то мы в одном направлении; что важнее всего Тот, к Кому мы стремимся, если считаем себя православными христианами; что наше родство по Христу важнее всех кровных или политических связей, обязательств, объединений и разделений. И как мы этим Его промыслительным даром распоряжаемся? Он подает нам костыль, а мы этим костылем – ближнего?..

Христос посреде нас?


Помню как-то мой духовник, о. Владимир Залипский, на проповеди сказал: «Вот, во время Литургии есть такой момент, когда мы с отцом диаконом целуем друг друга в плечи и говорим: „Христос посреде нас“, – это говорит священник, значит, а диакон ему отвечает: „И есть, и будет“. И вот, что мне подумалось, братья и сестры, это ведь самое главное: что Христос посреди нас. А все остальное…» – и батюшка пренебрежительно слегка махнул рукой.

Отец Владимир обладал особым даром свободы во Христе, потому и умел отделять главное от «остального», столь болезненно нас задевающего, но, по большому счету, не заслуживающего внимания большего, чем вот такого пренебрежительного жеста. Наверное, для этого умения просто надо быть христианином. К сожалению, самое сложное – достигать простоты во Христе и не уклоняться от нее.

Гораздо проще делать средоточием своей якобы христианской жизни «остальное». Как показывает история, можно хоть все стены и амуницию изрисовать крестами, исписаться вдоль и поперек словами «Gott mit uns», нашпиговать войска духовенством, убедить себя, что ненавидишь не личных врагов, а врагов Божиих – только зря: Бога не обманешь. Себя обмануть можно, другим пыль в глаза пустить – да, но христианство – не магия, Бог наш не заклинается и магическими формулами да символами не управляется.

Информационная война

И что началось у нас одновременно с постом?.. Впечатление от российских новостных программ, освещавших митинги в восточно-украинских областях, было ошеломляющим. В камеру какая-то женщина, еле вмещаясь щеками в кадр, брызгала слюной о своей нелюбви к украинскому языку и государству, которое заставляет его учить, о том, как ее все здесь достало, и это все на фоне взвинченных советских патриотических песен и криков: «Рос-си-я, Рос-си-я!!!».

Потом эти кадры с водружением российского государственного флага над зданием ОГА… Кого-то это все, может, воодушевляло, но мне стало не по себе. Дежавю…

Таллинн, 1990-й год, организованный Интердвижением штурм здания Совмина, пролетариат, скандирующий: «Рюйтеля – к народу!», и льющий потоки на мельницу эстонских ультра-националистов, которым после этого оставалось лишь с удовлетворением подсчитывать процентный рост сочувствующих. То же самое и теперь. Если бы какой-то забугорный враг и злопыхатель захотел навредить русско-украинским отношениям, раздуть украинский национализм, выставив русских в качестве неисправимой «пятой колонны» даже не России, а «невмирущого» СССР, он не смог бы этого сделать лучше, чем сотрудники российских телеканалов. Сразу вспомнилось милюковское: «Глупость или измена?» Такое впечатление было, что все грамотные профессионалы куда-то брезгливо посторонились, и за неимением лучшего, освещать «антимайдан» поручили каким-то бездарям…

«Будет война?» – спрашивали тогда люди друг друга. А она уже шла. Я не об информационной войне в строгом смысле, не о предшествовавших столкновениях на Майдане и начавшихся «антимайданах» по юго-восточным областям, и даже не о «вежливых людях» в Крыму. Речь о разжигании вражды, о распространении неприязни, об отравлении почвы межнациональных отношений, на которой еще нескоро что-то вырастет, кроме терний и волчцов. И воевала тут не Россия с Украиной, ясно было видно, что не интересы какой-либо страны или национальной группы тут защищаются, а некая третья сторона успешно стравливает народы Святой Руси.

Чего не?..

Стоп!!!.. Огромная просьба, вернее, три: 1) не приписывать мне идеологию «русского мира» в ее опошленной интерпретации; 2) не зачислять в русофобы, «жидобандеровцы», «майданутые», «белоленточные», «болотные» и пр.; 3) не усматривать в моих словах никакой конспирологии. Не то, чтобы я очень боялся этих обвинений, а просто всякие стереотипы, ярлыки, клейма и прочие призмы искажают восприятие мысли собеседника и тем самым обессмысливают общение.

Так вот, совершенно устойчивое чувство сложилось, что бесы (а вы о ком подумали, как о «третьей стороне»?) стравливают родных (в первую очередь во Христе) людей, добиваясь глубочайшего и бесповоротного взаимоотчуждения. Даже кровавые события на Майдане, даже их тенденциозная подача СМИ разных лагерей такого эффекта не дали. А тут…

И апокрифическое стихотворение о вреднючем «хохле», приписываемое не кому-нибудь, а великому Кобзарю, откуда-то как-то подозрительно вовремя всплыло на просторах социальных сетей; и Н. Михалков цитирует «Дневник» Достоевского, пророчествовавшего о «неблагодарности» братских славянских народов; и прекращение поминовения Патриарха некоторыми украинскими батюшками, которые сочли его позицию недостаточно отеческой; обвинения в имперскости, фашизме и шовинизме с одной стороны, обвинения в предательстве, национализме, опять же фашизме (куда уж без него?!..), «бандеровщине» – с другой.

И единственное, что объединяет – нежелание и неумение выслушивать оппонента, понимать его. Вместо этого – спешная и категоричная расфасовка по партийным кулькам всех, с кем приходится пересечься в реале или виртуале. В сети массовый взаиморасфренд, периодически возобновляющийся в связи с выявлением новой почвы для расхождений во взглядах: вы так думаете? – тогда вы… ну и т.п.

Безумие какое-то…


Украина – «вся такая внезапная, непредсказуемая, противоречивая вся»…

Нет, у меня никогда не было иллюзий по поводу однородности Украины. Я с детства знал о недоразумении, из-за которого в ее составе оказалась Буковина (Черновицкая область), куда я почти ежегодно в детстве ездил гостить к родственникам на летние каникулы, и юг бывшей Бесарабии (в Измаиле у меня тоже были родственники). Я ребенком еще замечал разницу в национальном колорите западных и юго-восточных украинцев. Ни о каких конфликтах речи не было, но разнообразие удивляло.

Однако наилучшим образом удалось мне познать украинскую национальную ментальность во всем ее многообразии, когда учился в украинской же семинарии… Это я про Ленинградскую духовную семинарию, где в 80-е гг. 2/3 учащихся были выходцами с Западной Украины, а 1/3 из Юго-Восточной Украины и других епархий Советского Союза. Даже по комнатам в общежитии нас так распределяли. Например, из шести человек четверо – с Западной Украины.

А время было интересное. Как раз в 1988 г. началась всесоюзная религиозная оттепель, и на Украине оттаяли униаты, которые поначалу собирались, например, на кладбищах, служили, затем устраивали несанкционированные шествия. Милиция, понятное дело, преграждала им путь, что вполне предсказуемо приводило к тому, что милиционеры оказывались битыми, а демонстранты – удовлетворенными.

Уже после летних каникул 1989 г. семинаристы-западенцы возвращались чуть другими. А после зимних многие из них удрученно отмечали серьезные изменения в настроениях на родине: если раньше родственники гордились их учебой в Ленинграде и никаких даже малейших признаков розни не было, то в эти приезды «до дому, до хаты» наши хлопцы стали замечать на себе подозрительные взгляды, им уже задавали вопросы, свидетельствующие о каком-то обострении национальных комплексов. И что самое противное: униатство стало захватывать один храм за другим. Если пастыри и прихожане не переходили в унию – они изгонялись новоявленными «хозяевами», которым подыгрывали «перестроившиеся» власти на местах.

Донеслись вести о столкновениях, о жертвах. Например, о случае, когда ворвавшиеся в храм «герои Украины» выволокли «несговорчивого» священника прямо из-за престола во время Литургии; так он там же в храме будто бы и скончался от инфаркта.

Параллельно возник автокефалистский раскол, который поначалу возглавил бывший Житомирский архиерей Иоанн (Боднарчук). Спустя несколько лет, в раскол ушел его гонитель – бывший Киевский митрополит Филарет (Денисенко); возник так называемый «Киевский Патриархат»…

Среди воспитанников семинарии и студентов академии тоже пошли потихоньку разделения. Очень интересно было слушать их размышления на тему причин происходящего. Например, если во Львовской и Тернопольской епархиях потери были страшные как по клирикам и мирянам, так и по храмам, а сам процесс разделения протекал крайне уродливо и болезненно, то в Ужгородской и Мукачевской (самой, что ни на есть «западенской») епархии разделение проходило «тихесенько», мирно.

И потери среди «личного состава» были незначительные, потому что тамошний архиерей (если ошибаюсь, пусть меня поправят) годами целенаправленно заботился, чтобы его пастыри вели себя деликатнейшим образом на исконно униатских приходах (которые по духу оставались теми же, что и до ликвидации унии в 1946 г.), не ломая культурного своеобразия и не оскорбляя ничьих религиозных чувств.

Было очень тяжело узнавать, что кто-то из моих коллег по семинарии – в унии, кто-то в автокефалии. Причем в автокефалии иногда оказывались очень приятные  и неглупые люди, которых никак не назовешь беспринципными или невежественными, а вот ведь… Тем больнее.

Из всех бесед на эти непростые темы я вынес одно: если человек искренен в своей позиции, если им не движет ненависть или какая-то пакостливость, с ним можно и нужно разговаривать, стараясь понять. Даже если он останется при своем мнении, на своей позиции, вы сможете сохранить любовь друг к другу, уважение и сочувствие, сострадание, аналогичное тому, которое питают к заблудившимся по жизни родственникам.

Выслушать и понять

Когда-то мой папа сказал мне, возмущенно рассказывавшему о своем школьном учителе-клептомане, подростку: «Ты, прежде чем осуждать, постарайся понять человека. Ведь ты не знаешь всех обстоятельств. Может, у него, например, семья большая… Ты его пойми сначала, а потом уже суди».

Отец не был христианином и, возможно, даже не слышал о заповеди неосуждения. Но и этот совет был бесценным. С тех пор я всегда старался понять человека. И что интересно: поняв, мало кого хотелось осуждать, а о том или ином явлении формировалось объективное представление. Вот и с этими проблемами разделений по национальному, религиозному, конфессиональному, юрисдикционному и другим признакам – нечто похожее: надо стараться понять другого, иного, не такого как ты, и тогда неприятие, скажем, убеждений, политической позиции, не будет непременно выражаться в личной неприязни к ближнему. А ведь это так важно – не собирать в своем сердце зла!..

Ненавидя зло и благоразумно удаляясь от тех, кто в нем коснеет, можно хранить свое сердце неоскверненным ненавистью к ближнему. Взглянуть на ситуацию с точки зрения противника – это еще не значит принять его точку зрения. Зато свою позицию можно очистить от всякой случайной шелухи и укрепиться в истине… если, конечно, мы на ее стороне. А если нет?.. Тем хуже для истины?

Может, потому и торопимся мы занять какую-то определенную позицию, что боимся, как бы не обнаружить аргументы, которые могут поколебать нас в уверенности, что «наше дело правое», что вообще чье-то дело правое на 100%?.. А остаться промеж враждующих лагерей – ой, как страшно: ведь обстреляют со всех сторон!.. Как метко заметил Робертсон Дэвис, «фанатизм – избыточно компенсированное сомнение». Хорошо бы себя на эту тему проверять время от времени.

Я не хочу сказать, что в создавшейся ситуации нам не о чем беспокоиться. И чем больше с обеих сторон заявлений типа «я – не я, и лошадь не моя» (одни от «зеленых человечков» открещиваются, другие на голубом глазу заявляют, что все эпизоды с националистическими «перформансами» – игровое кино, и никаких бандеровцев на Украине нет), тем тревожней становится за наше общее будущее, потому что уход от честного диалога – это тупиковый путь, чреватый тяжкими и долгими последствиями.

И наоборот, честный диалог способствует достижению если не консенсуса, то хотя бы снижения враждебности, а ведь это самое главное, потому что относится к состоянию души. Ведь все пройдет, все когда-то закончится. Не то, что России, Украины, США, Китая и пр., не станет, а вообще – всего мира этого не станет…

«И увидел я, – говорит апостол Иоанн Богослов, – новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали» (Откр. 21; 1). Неужели есть необходимость напоминать слова апостола Петра о том, что «мы, по обетованию Его, ожидаем нового неба и новой земли, на которых обитает правда» (2 Петр. 3; 13)?

Или риторический вопрос Спасителя: «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» (Мф. 16; 26) – всего лишь полемический прием, который надо воспринимать исключительно аллегорически? Ну, а если всерьез верить, что «и мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек» (1 Ин. 2; 17)? Если «мир проходит», а душа остается и переходит в вечность со всем тем багажом, который она в себя вобрала при жизни земной, то все мировые катастрофы и достижения мельчают в сравнении с тем, что происходит хорошего и плохого в душе каждого отдельного человека. И тогда уже слова Достоевского о «слезинке ребенка» воспринимаются совсем в ином свете.

В качестве примера благотворного влияния честного диалога на непримиримых противников и, можно даже сказать, заклятых врагов, могу привести работу круглого стола по «Бронзовому солдату» при Таллиннском горсобрании с осени 2006 г. по апрель 2007 г.

Тогда правительство ЭР сорвало эту дискуссию, и, вторгшись во внутреннее дело города, наплевав на уважение к народному мнению, нагло попирая декларируемые демократические принципы и права человека, демонтировало из центра Таллинна памятник воинам, павшим в борьбе с фашизмом, перенеся его на военное кладбище, а спецназ сотоварищи (особенно усердствовали т. наз. abipolitsenik-и – добровольные помощники полицейских) подавил возникшие массовые беспорядки с таким рвением, словно мстил потомкам победителей за побежденных фашистов.

Так вот, о круглом столе. В нем были представлены все заинтересованные организации, в том числе и религиозные. При всем том, что большинство собравшихся были эстонцами, 2/3 организаций с первого же заседания высказались за то, чтобы памятник оставить в покое (из них одна треть – за то, чтобы несколько изменить антураж (удалить советскую символику), другая – чтобы вообще ничего не трогать). Только 1/3 была за демонтаж, некоторые настаивая на его уничтожении, другие на переносе. (Согласитесь, что уже этот расклад не позволял подавать тему переноса памятника в ключе «эстонцы решили», «эстонцы снесли» и т.п.)

Среди организаций, принимавших участие в круглом столе, были и такие, которые объединяли ветеранов, сформированной в начале 1944 г., 20-й гренадерской дивизии СС (1-й эстонской). (К слову сказать, мобилизация в 20. Waffen-Grenadier-Division der SS (estnische Nr.1) была общей, в нее вошли как уже ранее сформированные добровольческие части, так и мобилизованные новобранцы, желания которых никто не спрашивал).

Выступления бывших эсэсовцев были поначалу крайне агрессивными (кстати, их и осаживали, причем очень жестко, именно эстонцы из других, представленных на том круглом столе, организаций). Мы собирались где-то раз в месяц. Спустя более полугода такой полемики, можно было констатировать, что, хотя каждая группировка продолжает придерживаться изначально занятых позиций, атмосфера изрядно разрядилась, даже как будто потеплела, и общение проходит в каком-то новом ключе.

Очень показательный момент был с одним из наших самых агрессивных оппонентов, представлявшим союз инвалидов войны (понятно с какой стороны). Это был высокий и сухой старик, с переломанными пальцами, на первом заседании производивший впечатление то ли ожившей мумии, то ли какого-то вурдалака, исходивший тогда ненавистью ко всему, что напоминало ему о советском времени, а теперь внимательно слушавший мое изложение сути проблемы и путей ее решения. И когда я в какой-то момент своего выступления запнулся, потому что не смог найти  подходящих слов на эстонском, он сам же попросил меня говорить по-русски (для эстонского националиста, прошедшего советские лагеря – это поступок).

Тут не было никакой игры, ни малейшего высокомерного снисхождения. Чувствовалось, что он, как это ни кажется невозможным для старого, давно ожесточившегося человека, хотя и продолжал отстаивать прежнюю позицию, как-то изменился внутренне за время нашего общения. И это, пусть всего лишь частичное, изменение в его бессмертной душе, уверен, дорогого стоит пред Богом.

Нам Бог – не указ?..

Смеем ли мы пренебрегать тем, что ценно для Бога?.. Жизнь показывает, что да, к сожалению, смеем. Если отстаивая истину, мы не делаем все от себя зависящее, чтобы не причинить кому бы то ни было страданий сверх того, что необходимо для благородной цели, значит, пренебрегаем важным в глазах Божиих.

Если доказывая свою правоту, вообще как-либо защищая интересы «своих», мы не заботимся о том, чтобы на нашей совести и на совести тех, кого мы защищаем, не было вины за чье-то горе; если не заботимся о том, чтобы не дать повода к соблазну своим противникам; если вообще безразличны к тому, что они переживают, как и почему страдают, по злобе ли враждуют, или по недоразумению. Если, сознавая себя правыми, не только не делаем все от себя зависящее, чтобы вразумить заблуждающихся, но еще даем им повод укрепляться в заблуждениях.

Если пребывая в уверенности, что нас напрасно не любят и несправедливо не уважают, даем такой «симметричный ответ», что у противника развеиваются последние сомнения в своей правоте, а у тех, кто до этого относился к нам доброжелательно, испаряются былые симпатии, на смену которым приходит отчуждение.

Если кого-то обвиняя или протестуя против чего-то, мы ленимся так строить свою речь, выбирать выражения и действия, чтобы ненароком даже косвенно никого не оскорбить из тех, чья «вина» лишь в том, что они или той же крови, что и те «кто-то», или, что у них с этими «кем-то» общая родина, или одно гражданство, или та же религиозная принадлежность, и т.д. и т.п. – что ж, значит, наши приоритеты расставлены так, что земные потери и достижения оказываются важнее, чем происходящее в душе каждого отдельного человека, а вышеприведенный риторический вопрос Христа о пользе человеческой – всего лишь один из «евангельских абсурдов», которые не стоит принимать буквально.

Возникают вопросы: тогда как вообще возможна какая-либо защита добра, истины, справедливости? Ведь всегда будут недовольные, обиженные. Не говоря уже о том, что разоблачаемый преступник, как правило, еще больше озлобляется, но даже, если не о нем речь, а о его родных и близких – они ведь тоже могут озлобиться или со стыда впасть в отчаяние, только потому, что «свой» пострадал…

Вообще что ли с позиции силы ничего нельзя решать, а обо всем договариваться по-хорошему? Отказаться от жесткого отпора врагам только потому, что они используют в своих целях обманутых ими людей? А если это необходимо во избежание какого-то худшего зла?..

Эти вопросы были бы уместны, если бы речь шла о недопустимости вообще каких-либо жестких мер. Но мы же не об этом. Речь идет о том, чтобы, решаясь на жесткие меры, делалось бы все возможное, во-первых, чтобы, если возможно, их избежать или смягчить, во-вторых, чтобы осуществлялись они с поправкой на бережное отношение к душе человека. Любого. Своего, чужого, близкого, постороннего – это все не те категории, в которых стоит рассуждать христианину. Ведь даже любовь к врагу – разновидность любви к ближнему.

Тут уж как-то надо определиться: или мы признаем Бога своим Отцом Небесным, и тогда все люди друг другу – родственники в Адаме (тем более, если еще и во Христе), просто живущие по разным квартирам, или мы делимся на родных и чужих. Своих и посторонних, пиндосов и совков, москалей и хохлов, жидов и гоев, чухонцев и тиблов. Но тогда не надо дискредитировать Христа, называясь «христианином», тем более, «православным», т.е. «право» – верно, в полноте, без примесей и утрат – исповедующим завещанную Христом истину, потому что такое отношение к Богу, себе и ближнему ничего общего не имеет с тем, чему учит и чем питает нас Господь.

Пропаганда и дискуссия – две вещи несовместные

Ну, хорошо, а если поразмыслить применительно к «украинскому вопросу», да так, чтобы без политики?..

Во-первых, невозможно говорить о чем-либо происходящем в масштабе целого государства, тем более, в международном масштабе, и чтобы оно было не «за политику». Другое дело, если «не что, а как». Не будучи достаточно информированным обо всем спектре интересов и возможных сценариев развития событий (а к таковым себя может причислить, не напрашиваясь на диагноз «мания величия», крайне ограниченный круг даже среди профессиональных политиков), порой бывает очень сложно выносить суждение о целесообразности тех или иных политических решений. И не только до, во время, но бывает, что и много лет после.

Во-вторых, надо интересоваться правдой и пытаться понять происходящее, причем просить на это Божией помощи по слову апостольскому: «Если же у кого из вас недостает мудрости, да просит у Бога, дающего всем просто и без упреков, – и дастся ему» (Иак. 1; 5). Потому что информационная война ведется лишь там, где общественное мнение является стратегическим ресурсом, потому что от народа кое-что да зависит, стало быть, каждый несет ответственность за свою позицию. Я – о моральной ответственности. А она, в первую очередь, перед Богом.

В-третьих, безусловно, не все убеждения достойны уважения, и не все допустимо публично озвучивать или как-то символически демонстрировать. Отсюда – уголовная ответственность в Европе за пропаганду нацизма, в том числе, и косвенную (отрицание Холокоста, к примеру). Однако, публичную пропаганду мировоззрений, сущность которых засвидетельствована преступлениями против человечности (нацизм, а хорошо бы и коммунизм признать), или оскорбляет общественную мораль (те же гей-парады, уроки секс-просвета в школе и т.п.), следует отличать от свободной дискуссии. Смысл таковой состоит в том, чтобы ее участники в процессе высказывания своих мыслей и выслушивания оппонентов, совместными усилиями всесторонне рассмотрели интересующий их вопрос, разобрались бы в нем и, если возможно, приняли по нему оптимальное решение.

Две концепции – две стороны – один спор


Если отвлечься от стратегической подоплеки происходящих событий, которая лежит несколько в стороне от интересов так называемого «русскоязычного населения», скорее располагаясь в области интересов ВПК, экономики и финансов, и попытаться осмыслить концептуальную схему развернувшейся политической свары, то получается, что основное противостояние происходит между «имперцами» и «самостийниками».

Последняя категория представлена в обеих странах. Но если в России ее составляет, как правило, либерально мыслящая интеллигенция, традиционно стыдящаяся клейма «тюрьмы народов», то на Украине спектр этой, скажем так, социально-политической категории чрезвычайно широк: от «рагульных» неонацистов до людей самого разного, в том числе, и русского национального происхождения.

Русских по своей культурной самоидентификации, но любящих Украину, дорожащих ее культурой, уважающих ее государственность, какими бы одиозными личностями она ни олицетворялась в тот или иной исторический период, и не желающих быть разменной картой в геополитических играх сверхдержав. Все эти оттенки были представлены на Майдане. Уже поэтому стоит аккуратней отзываться о патриотах Украины, избегая огульно отождествлять их с «Правым сектором».

Что касается «имперской» категории, то и она весьма разнообразно представлена в обеих странах. И по мотивам и целям ее, условно говоря, направления сильно, иной раз принципиально, отличаются между собой. Аналогично тому, как образ «самостийника» в обыденном мышлении «русскоязычного населения» отождествляется или с Яценюком, чей маниакально-хищно-холодный взгляд почему-то до сих пор не привлек внимания режиссеров, специализирующихся на триллерах и ужастиках (эх, такой типаж пропадает!), или с гопниками, скандирующими: «москаляку на гиляку!», так и образ «имперца», в массовом «самостийном» сознании смахивает на гидру с головами Путина, Михалкова, Проханова, Кургиняна и Жириновского. Это все крайне узко и далеко от истины.

Однако узость сознания, как уже отмечалось выше, удобна и для тех, кто хочет стравить народы, и для самих стравливаемых: все понятно – где свой, где чужой, кто друг, а кто – враг, что хорошо, а что – плохо, и что плохо, но «на войне можно».

Когда на одной дискуссионной площадке сходятся представители этих двух позиций, они, как правило, сначала идентифицируют оппонента как врага, приписывают ему те или иные мнения и намерения, после чего эти самые приписанные убеждения начинают горячо осуждать и оспаривать, даже не пытаясь друг друга выслушать и понять (если и выслушивают, то лишь для того, чтобы подловить на чем-то). Да и чего там, в самом деле, пытаться понять врага?.. Его или в плен берут, или уничтожают. Так ведь нас учили?..

Концептуальные подоплеки

А понять, на самом-то деле, можно. Была бы общая почва. У православных христиан она есть. Это идеал Святой Руси, освящающий и очищающий Россию эмпирическую, обусловливающий вообще смысл ее существования как геополитического субъекта и являющийся реальной основой для единства разных народов, независимо от политической географии. То есть формирующий некую общность, несводимую ни к юрисдикционным, ни, тем более, к государственным или политическим системам.

Взаимопонимание на этой почве возможно, если, опять же, не впадать в крайности и, будучи «имперцем», не отождествлять этот идеал с русским государством ни на каком из этапов его исторического развития (а то некоторые «мыслители» умудряются отождествлять его и с советским государством), но и, будучи «самостийником», не воспринимать этот идеал как некую враждебную империалистическую идеологему.

Из его абстрактности не следует, что идеал этот – нечто к объективной реальности не имеющее отношения или всего лишь концептуальный инструмент русского империализма. Идеал Святой Руси, на самом деле, в разное время в разной степени играл роль идеологического стержня русской государственности.

Однако, намного более существенную роль он сыграл в формировании русского национального самосознания, которому органически чужд национализм западного (языческого, как отмечал митр. Антоний (Храповицкий) характера, по недоразумению впитанный поздними славянофилами из произведений французского мыслителя Жозефа де Местра, и уже ими преподнесенный русскому читателю как отечественный продукт.

Но даже эта генетически чуждая, «западническая» по своей природе, подмена в славянофильском мироощущении не смогла в корне изменить русского национального самосознания, согласно которому Российская империя – это семья народов (в отличие от империй западного типа, в которых провинции – это не что иное, как оккупированные области, смысл существования которых – обеспечивать благоденствие центра).

Да, можно морщиться от упоминания идеи «старшего брата», идя на поводу у ассоциаций, связанных со злоупотреблениями на ее почве, но факт: русское имперское мышление этим теоретическим нюансом принципиально отличается от концепций всех прочих когда-либо существовавших империй.

Идея семьи народов, конечно, преломляется в сознании каждой личности, обогащаясь или уродуясь ее особенностями, но ведь не судим же мы о каких-либо идеях по их пошлым интерпретациям. Я, например, не могу согласиться, что по среднестатистическому «крещеному» допустимо судить о Православии. Так и о русской имперской идее не надо судить по «держимордам».

Об этой идее уместно судить по слову и делу лучших представителей русско-имперского типа мышления (я отдаю себе отчет, что для многих людей слова «империя», «империализм», «имперское» вызывают на уровне первой сигнальной системы такие условные рефлексы, что способности слушать и трезво анализировать информацию к размышлению отключаются напрочь, но, за неимением других, давайте будем отвлекаться от привитых со школьной скамьи ложных ассоциаций, и постараемся вникать в суть понятий).

Проблема не в том, что в принципе существует такое мировоззрение, а в том, что человек, по своей страстности, болезненно реагирует, когда чья-то воля или стихийное развитие событий не укладываются в имперскую парадигму. Он искренне обижается, ведь его намерения чисты и благородны, а их отвергают, причем отвергают именно те, кому эти прекрасные душевные порывы адресованы.

Н. Михалков, кстати, в этом отношении – блестящий образец такого ребенка, который искренне хочет со всеми дружить, но по своим правилам. Вот, он защитил малышню от хулиганов, собрал ее в свою песочницу, и, естественно, до глубины души оскорбляется, когда кто-то из этих по-гроб-жизни-ему-теперь-обязанных вдруг решает, что поиграли здесь и будет, а теперь интересно, что делается в соседней. И вот, умный человек, пойдя на поводу у обиды (а обида – проявление личностной незрелости), начинает говорить штампами, примитивно мыслить… Тогда за него становится стыдно, и одновременно обидно за невольно им дискредитируемую идею, которая заслуживает более достойной апологии, причем он-то как раз на это способен, и у него бы все получалось, кабы не уязвленное самолюбие.

Взгляды…

Что важно понять: во-первых, если человек придерживается русско-имперской концепции, это еще не значит, что он не признает суверенитетов государств, сформировавшихся в ХХ в. на пространстве бывшей Российской Империи. Одно дело хотеть и надеяться на воссоединение этих разрозненных частей. Желать восстановления, при наличии здравой основы, былого геополитического субъекта, создавать для этого благоприятные условия. И совсем другое – добиваться реконструкции былой державы любой ценой. Одно дело – предпочтение в идеале, другое – осуществление на практике.

Потому что благое иной раз может обернуться злом, если осуществляется вопреки объективным условиям, правовым и моральным нормам, если оно навязывается силой или обманом.

Из того, что я, например, считаю желательным восстановление монархии в России, никак не следует, что я бы поддержал ее восстановление сегодня, когда у большинства наших людей мышление остается советским.

Сегодня мы получили бы не православного царя, а несменяемого диктатора (скорее всего, марионетку), чьи решения, продиктованные своекорыстными интересами или интересами теневой коалиции, носили бы авторитет волеизъявления помазанника Божия, что окончательно дискредитировало бы идею православной монархии.

То же самое касается и России. Чтобы восстановить ту Россию, мало просто «собрать земли». Надо прежде восстановить былую духовную государствообразующую основу. Проблема не в том, что кто-то мыслит имперски, а в том, что его мышление неисторично, он заблуждается относительно сущности Российской Империи. Его имперскому сознанию словно привит советский дичок, развившийся в большую ветвь, но приносящий чуждые плоды.

Во-вторых, даже если человек, придерживаясь этой концепции, мыслит вполне исторично, считая, что государство, возникшее на обломках Российской Империи – это новое государственное образование, а прежнее государство было уничтожено, то вполне естественно, если все геополитические преобразования, произошедшие после октябрьского переворота, а заодно и последующие, обусловленные объективными условиями исторического момента (1991 г.), он может рассматривать как (модное нынче словосочетание) нелегитимные.

Это не такой вывод, который должен следовать с необходимостью, но он может следовать из такого видения ситуации. В свою очередь, государственному деятелю это позволяет (а может даже обязывает его) выстраивать всю внешнюю и внутреннюю политику, не признавая законности всех этих преобразований, аналогично тому, как признаются ничтожными сделки, заключенные преступным путем или просто при несоблюдении формальностей, даже, если какая-либо из сторон была не в курсе допущенного беззакония.

В-третьих, уместно задаться вопросом: допустимо ли руководствоваться политической целесообразностью в ущерб идеалу Святой Руси (который уж никак не торжествует, когда ее братские народы враждуют), исповедуемым нами христианским ценностям (а о каких христианских ценностях может идти речь, когда нагнетается враждебность; когда ложь – уже не порок, а принцип; когда оскорбление патриотических чувств, национального самоуважения – в СМИ, в соцсетях, при непосредственном общении – норма?).

Да и вообще, целесообразно ли даже политически, хотя бы и в перспективе восстановления российской государственности (не советской и не постсоветской, а именно российской – русской), вести себя так, что еще долгое время ни о каком налаживании «семейных отношений» нечего будет и думать?

Вопрос не такой уж риторический, ибо часто, в том числе, и от христиан, приходится слышать, что нравственность и политика лежат в разных плоскостях. Это что ж получается: здесь мы – христиане, здесь – погулять вышли, а здесь – рыбу заворачивали? В храме, например, журналист – христианин, а «при исполнении» христианство отменяется? Так это имеет свое название: отступничество.

Если кто думает, что Господь, предостерегая, что, придя в славе Отца Своего, Он постыдится того, кто Его и Его слов «постыдится… в роде сем прелюбодейном и грешном» (Мк. 8; 38), имел в виду лишь отречение устами, то спешу огорчить: имеется в виду и отречение делом, когда христианин «стыдится» поступать по-христиански, опасаясь, что «народ не поймет».

И наконец…

Осмысление происходящего на Украине в категориях Святой Руси или Российской Империи не препятствует трезвому отношению к сегодняшним геополитическим реалиям как данности. Есть государство Украина, и есть украинский, простите за каламбур, неоднородный народ. Его неоднородность – его богатство. То, что за постсоветский период, отчасти целенаправленным усердием государственных мужей и жен, отчасти по их бездарности и преступной халатности, это богатство стало почвой для политического кризиса – наше (всех для кого родство во Христе что-нибудь да значит) общее горе.

Если мы говорим о родстве, значит, и поступать надо так, как поступают, когда в семье разлад: в первую очередь попытаться устранить причину раздражения, успокоить, примирить враждующие стороны. Вмешиваясь в конфликт и защищая одну сторону, не нападать на другую, не обзывать в ответ, не выбирать как побольней хлестнуть, чтобы «знал как лезть», тем более, что, защищая слабого, всегда надо иметь в виду: слабость – не добродетель, сила – не порок, а страдание – не всегда мученичество и исповедничество.

Украинский неонацизм – не выдумка продажных СМИ, но и масштабы этого явления не стоит подавать так, словно это доминирующая характеристика тех, кто против расчленения Украины. И пророссийские настроения на ее Юго-Востоке достаточно сильны всегда были, и украинский учить не хотели, и т.д. но, опять же, почему? Только ли потому, что эти недовольные – сплошь продукты советской системы, национальная политика которой создавала благоприятные условия для того, чтобы в национальных республиках можно было не учить местные языки?

Нет, не только поэтому, а еще потому, что национальный язык во многих экс-братских республиках после развала СССР стал использоваться как идентификатор лояльности титульной нации, политической благонадежности, а также как инструмент возмездия «оккупантам» и маргинализации той части «русскоязычного населения», которая не желает ассимилироваться.

Но как бы превратно ни использовали государственный язык политиканы, а не учить его из принципа – неуважение к титульной нации. Заявлять об этом публично – ее оскорбление. Тиражировать это оскорбление в СМИ – диверсия. Диверсия на войне, в том числе, информационной – норма. Так что – все нормально?.. Будем на это вестись дальше? Или вспомним, что мы – братья и сестры, обуздаем свою «гамму чувств» и постараемся при любом развитии ситуации не причинять друг другу боль без необходимости?

Проиллюстрирую, что я имею в виду. Лет 15 назад стабильно два раза в месяц в течение учебного года я проводил занятия с педагогами одной школы. На одной из первых встреч я объяснял слушателям разницу между умом, просвещенным верой, и непросвещенным.

Достаточно красочно раскрыл значение слова «полоумный» (от «полый» – пустой, а не в смысле «половина ума»; полый – снаружи пустота не видна и сосуд производит обманчивое впечатление наполненности, так и блестящий интеллект богоборца создает лишь видимость разума, ограничиваясь лишь внешней оболочкой). Говорю я, говорю и замечаю, что одна учительница как-то особенно внимательно слушает.

Причем внимательность эта не столько в сосредоточенности, сколько в какой-то грустной тревожности. Дав мне выговориться, она спросила, какова может быть загробная судьба такого человека. Я почувствовал, что невольно ранил ее, но не мог понять, чем. Начал ей осторожно объяснять, что загробная участь – тайна…

Она уточнила: «А если этот человек боролся против Бога да еще и других учил этому?» – «Вы не Носовича имеете в виду?» – спросил я (незадолго до этого скончался известный «борец с мракобесием», с которым как-то мы пересекались в прямом эфире на радио). «Да». Осторожно уточняю (ей было на вид около сорока, а Носовичу за шестьдесят): «Вы его родственница?» – «Я его жена». Меня обдало жаром. В ее глазах была такая боль…

Я не помню точно, что я ей сказал, какими словами. Помню, что был с ней честен, не лукавил, но все, что я говорил о трудности спасения для него (не безнадежности), я говорил чуть ли не извиваясь, так старался свести до минимума, неизбежно причиняемую ей боль.

И вот тогда мне подумалось, что, если есть необходимость кого-то обличить, то говорить надо именно так: представляя, что тебя слышит другой человек, которому обличаемый тобой очень дорог. И тогда, отрезвленная милосердием и направляемая миротворчеством совесть, поможет сформулировать мысль так, чтобы и против истины не погрешить, и не сделать лишний раз больно ни в чем не повинному человеку.

Может, стоит попробовать?

Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ


Протоиерей Игорь ПРЕКУП: интервью

Протоиерей Игорь ПРЕКУП (род. 1962) - священник Эстонской Православной Церкви Московского Патриархата: Статьи | Интервью.

"МЫ НЕ СВЯТЫЕ, НО ДЕЛАЕМ СВЯТОЕ ДЕЛО!"

Важно не поступаться главным!

- Пути Господни неисповедимы, и люди приходят к Богу из самых разных сфер: из науки, бизнеса, армии... А вы к Нему пришли из искусства. Художественное творчество способствовало этому?

- Способствовало только в том плане, что оно определенным образом развивало мышление, располагало к объемному видению любого вопроса и к творческому, отстраненному осмыслению. Изучение произведений искусства самого разного типа предполагает воспитание в себе способности пытаться понять, прежде чем отвергнуть. А если не понял, то не утверждать, что это плохо, лишь на том основании, что это не твое.

- Это так называемое толерантное отношение?
- Да, это и есть здоровая толерантность, которая, впрочем, не должна абсолютизироваться. Существуют вещи, действительно неприемлемые для человека, и их нужно категорически отвергать.

- То есть нужно помнить о том, что свобода одного человека должна заканчиваться там, где начинается свобода другого?
- Блаженный Августин сказал об этом так: «В главном - единство, во второстепенном - свобода и во всем - любовь». Важно уметь отличать главное от второстепенного и ни в коем случае не поступаться главным.

- Отец Игорь, вы уверовали и крестились во взрослом, сознательном возрасте. Был какой-то серьезный случай, который повлиял на ваше мировоззрение?
- Зимой 85-го мне было почти 23 года. Жизненных толчков типа каких-то катаклизмов не наблюдалось. Бывает, у человека что-то стряслось, и он прямо кинулся в храм. Я, наоборот, пришел в храм в стремлении к вере, а не убегая от чего-то или от кого-то. Конечно, я свое погибельное состояние на тот момент недооценивал, иначе бы понял, что есть от чего содрогнуться. Приближался к Богу я плавно. Этот процесс начался еще в детстве. В школьные годы задумывался, кто я такой: сомневающийся верующий или сомневающийся атеист? И делал вывод, что все же я, скорее всего, сомневающийся верующий.

- А как родные формировали ваши взгляды?
- Мои родственники не были верующими людьми. Моя мама и сейчас религиозным человеком не является, но я хорошо помню один интересный эпизод, мне тогда было лет 11. В компании мамин сотрудник вспоминал, как в детстве родители его учили молиться. Я тогда фыркнул: «Вот дураки!» Тогда мама своей хрупкой, но очень тяжелой ручкой влепила мне затрещину. Она сказала: «Никогда не смей так говорить о людях! Это личное дело каждого, и об этом нельзя оскорбительно отзываться!» Этот случай крепко впечатался в мое сознание. Я усвоил раз и навсегда, что об этой сфере пренебрежительно отзываться нельзя.

Талант не должен заблуждаться

- Обращаясь к теме творчества, задам следующий вопрос. Леонардо да Винчи как-то сказал: «Где дух не водит рукой художника, там нет искусства». А что для вас истинное искусство?

- Леонардо не новатор в этом плане. Еще древние греки считали, что высокое поэтическое искусство осуществляется вследствие вдохновения. На человека сходит дух. Какой - не уточняется. Человек в это время находится в исступлении, выходит из себя, в каком-то безумии находится. Искусство - область пограничная, потому что вдохновение может быть разной природы. Талант - дар Божий, без сомнения. Но творческое вдохновение - это состояние, когда душевное начало в человеке активизируется. А душа человеческая неоднородна, в ней много чего есть. И душа стремится выйти за очерченные ей границы в сферы духовного. А если дух человека не освящен и не развит, то тогда он попадает в духовные области, населенные самыми разными сущностями.

- Которые могут его подчинить и над ним властвовать?
- Естественно! Они сначала вдохновляют творческую личность, дают ей почувствовать свободу и мощь стихии. Потом эта стихия может очень далеко унести. Может быть, вас удивлю, но в качестве подлинного искусства я понимаю не только то, что является совершенно чистым и святым. Независимо от того, какой у произведения искусства вектор, я его признаю великим, если там есть талант. Талант художника заключается в способности говорить о своем внутреннем мире, о своих переживаниях и открытиях, независимо от духовного содержания. Выдающимся произведением искусства может быть и такое, которого лучше бы не было. Талант - это мощное средство убеждения. Если он стоит в истине, то помогает утвердится истине. Если талант заблуждается, то убеждает во лжи.

- Какое произведение искусства, на ваш взгляд, является носителем темных идей?
- Далеко за примером ходить не надо. В повести Солженицына «Один день Ивана Денисовича» есть прекрасный эпизод. Два культурных деятеля, находясь в сталинское время за решеткой, обсуждают фильм «Иван Грозный». Один из них говорит, что этот фильм - позор трем поколениям русской интеллигенции, потому что Эйзенштейн воспел тиранию. «Иван Грозный» - это апология сталинизма. Страшно не то, что режиссер вдохновился этим историческим персонажем. Художник влюбляется в свой образ, начинает творить, и не вздумай ему встать поперек. Эйзенштейна можно понять в этом плане. Создавая тот фильм, он не просто обслуживал Сталина. Холуйский момент, наверное, был - угодить тирану и получить возможность дальнейшего свободного творчества, но, я думаю, будучи гениальным режиссером, он лишь слегка придерживался этого, а основное в его работах, в том числе и в фильме «Иван Грозный», - натура художника, который вдохновенно творит. Но что Эйзенштейн натворил? Он создал образ, который действительно завораживает, увлекает и убеждает в своей нравственной оправданности. Режиссер оправдывает такой тип личности и такие способы обращения с людьми. Фильм внушает зрителям, что Иван Грозный - это здорово, это наше, родное, то, что нас оберегает от гнилого либерализма. Вот это страшно!

- Манипуляция общественным сознанием?
- Да, фильму удалось пагубно повлиять на сознание очень многих людей, и это преступление! При этом «Иван Грозный» - это гениальное произведение кинематографа - и режиссура, и операторская работа там великолепны. Его создателей можно уважать как художников, но как людей - не знаю...

Ценный совет врача

- Как и автора «Джоконды», вас отличает широта интересов: изобразительное искусство, богословие, философия, медицина... Ведь вы в юности хотели стать врачом?

- Было такое желание. Я уже на первых курсах института начал практиковать массаж. У меня самого были проблемы со спиной, и мне помог хороший специалист - Павел Леонтьевич Кланг. Он не просто исцелял, но еще и объяснял принцип своих действий, учил находить больные места и выправлять, так что потом я смог практиковать его методику на других. Когда видишь результат, это вдохновляет. Я продолжал учиться в художественном институте, но все больше склонялся к мысли, что искусство - это, конечно, прекрасно, но лучше делать то, что конкретно людям помогает.

- Результат работы врача сразу очевиден?
- Может, и не сразу, но, по крайней мере, он является реальным. Произведения искусства ведь жизни не спасают.

- Но бывают ситуации, когда больные люди после созерцания прекрасных картин возвышаются духом и быстрее выздоравливают на фоне положительных эмоций.
- Да, случается такое. Вы немного предвосхитили то, что я хотел сказать. Я после третьего курса хотел уйти из художественного института и готовиться к поступлению в медицинский. Меня отговорил мой преподаватель. У него был очень верный с психологической точки зрения довод. Он, что называется, «взял меня на понт», сказав: «Ты просто идешь по пути наименьшего сопротивления. В искусстве у тебя сейчас кризис, и ты решил заняться тем, что у тебя хорошо получается - медициной. Будет правильно, если ты сначала преодолеешь все свои проблемы, закончишь художественный институт, а потом решишь, что делать дальше». А незадолго до этого ценный совет мне дал один врач, ведущий нейрохирург Молдавии. Он привел интересный аргумент: «Да, я провел операцию, спас человеку жизнь. Он рад, его родственники благодарны мне - и все. А ты создал талантливую картину - и эстетическое удовольствие получило множество людей. Ты своей работой способен сделать больше добра, чем я». Конечно, я не полностью с этим согласился, потому что спасение жизней дороже всего, но мне понравился аспект, в котором этот врач представил профессию художника.

Чудесное исцеление

- Академик Наталья Бехтерева часто направляла больных людей в Церковь. Вы замечали, как в результате посещения святых мест крепнет физическое здоровье людей?

- Могу даже привести пример собственного исцеления после поездки во Псково-Печерский монастырь. Приехал я туда на Корнильевские чтения. Для нас проводили также экскурсию по пещерам и, в частности, рассказали об отце Симеоне Желнине - недавно прославленном преподобном, образце христианской любви. Мы узнали, что у его захоронения происходит много исцелений. А я туда приехал с болью в лучепястном суставе, он все хуже двигался, и у меня были очень скверные предположения. Когда подошли к месту пещеры, где захоронен отец Симеон, я ненадолго приложил к стене больной сустав. Возвратившись домой, почувствовал облегчение, а через день серьезная проблема, которая долгое время меня беспокоила, полностью исчезла. Я был свидетелем исцелений, происходящих с тяжелобольными, приговоренными людьми, когда они возрождались к жизни, и иного объяснения, кроме Божией помощи, не находилось. По всем медицинским показателям эти больные не должны были выздороветь, там нечему было жить, но они чудесным образом исцелялись.

- Отец Игорь, как происходит, на ваш взгляд: здоровое тело формирует здоровый дух или, наоборот, сильный дух подчиняет себе тело, исправляя его несовершенства?
- Римляне говорили: «Здоровый дух - в здоровом теле». То есть первичным был все-таки дух. Можно сказать так: «Здоровому духу - здоровое тело!»

- А в советское время на первое место ставили тело...
- Но я еще в детстве замечал, что как-то оно не так. Иногда здоровый парень ведет себя как патологический трус, а его хрупкий ровесник оказывается волевым, смелым и устраивает здоровяку хорошую трепку. Уже в школьные годы мне было понятно, что если человек не знает, что такое страдания и болезни, то откуда у него что-то возьмется внутри? А если ты постоянно преодолеваешь испытания, то при этом закаляешься.

Господь может явиться каждому

- Люди говорят: «Не увижу - не поверю». Бог говорит: «Не поверишь - не увидишь». Как можно помочь уверовать человеку, чей пытливый ум жаждет доказательств существования Бога?

- Апостол Павел сказал: «Вера - от слышания». Человек должен услышать слова, которые тронут его сердце. Ум откликается на сердечный восторг. Первым делом мы что-то принимаем сердцем, а уже потом ум начинает подбирать аргументацию. Что касается вопросов «расскажи» да «покажи», здесь все зависит от того, что лежит в их основе. Кто-то, подобно Апостолу Фоме, хочет поверить не суеверно, а всем своим существом. Рассудок - составная часть нашего существа, поэтому человек хочет получить опору для своего разума, чтобы не оказаться богоотступником, когда после того, как в порыве души уверовав, не вынесет испытания, требующего терпеливого перенесения искушений, когда, казалось бы, все будет свидетельствовать против бытия Божия, против Его благости и так далее.

- Каждый ли человек может увидеть Бога?
- Бог может явиться любому призывающему Его. Фоме Иисус явился именно потому, что Апостол любил Его и всей душой желал верить. Господь многое нам не показывает воочию по той простой причине, что для нас это может быть неполезно. Не случайно подвиг веры является необходимой частью христианства. Вера предполагает доверие, исходящее из сердца. Господу нужно наше сердце, а не холодный рассудок. Допустим, человек увидел что-то сверхъестественное и поверил по той причине, что признает могущество Бога и покоряется Его силе, сердцем при этом не сочувствуя Божьим заповедям, а исполняя их из страха наказания. Но истинное послушание исходит от сердца. Бог не хочет себе рабов, Он хочет чад! Мы рабы Господни весьма условно, в том смысле, что искуплены, освобождены и защищены Божьим покровительством, трудимся на Его ниве, но никак не в смысле лишенности воли. Понятие «раб Божий» - это обязательство не становиться рабом никогда, никому и ничему, утверждать свою свободу и быть свободным в общении с Богом.

- Зажечь огнем веры другие сердца может только человек, в чьем сердце горит этот огонь. Какие священники особенно нужны Церкви?
- Когда выпускался наш семинарский курс, на службу пригласили отца Иосифа, который прошел 27 лет соловецких лагерей, страдая за веру. Он посмотрел на нас своим орлиным взглядом и сказал: «Желаю вам бесстрашия!» Пожилой священник знал этому цену. Он не боялся никого из людей. Богобоязненность - лучший способ обретения бесстрашия. Человек, боящийся оскорбить Божью к нему любовь и надежду, не испугается никаких трудностей. Помните, в сказке «Волшебник Изумрудного города» Лев дал отпор саблезубому тигру? Когда стали хвалить его смелость, он сказал: «Я не смелый, просто я за вас очень испугался!»

- Испугался не за себя, а за друзей!
- Действительно, страх, диктуемый любовью, способен превратить в смельчака даже робкого человека.

Нам нужно знать свою культуру!

- Отец Игорь, тема вашей диссертации очень актуальна. Каким, на ваш взгляд, должно быть преподавание религиоведческих дисциплин в современной школе и к какому результату при этом нужно стремиться педагогам?

- Считаю, что в основу следует положить принцип культуросообразности. Его стараются придерживаться наиболее последовательные теоретики и практики преподавания в России основ православной культуры. Этот принцип предполагает в первую очередь приобщение учащихся к культурным корням, потому что человек, не знающий свою культуру, не может уважать чужую. Следующий момент - введение учащихся в культурную среду страны проживания, если это не их историческая родина. И, конечно же, затрагивается область мировой культуры. Важно также знакомство с христианским мировоззрением, но именно как изучение мировоззренческих основ, а не обучение им. Изучение предполагает знание и понимание, а вопрос приобщения остается на усмотрение самих учащихся, тогда как обучение изначально предусматривает приобщение к этим взглядам. Такой подход уместен в воскресной или конфессиональной школе, а в общеобразовательной нужно знакомить школьников с основами христианского вероучения, но при этом ничего не навязывать. Результатом такого ознакомления должно стать знание и понимание учащимися духовных корней своей культуры. А в дальнейшем молодые люди смогут распорядиться полученными знаниями по собственному усмотрению.

Важно поддержать Патриарха!

- Что вы думаете о духовной жизни в современной России?

- Российская духовная жизнь сейчас переживает период кризиса. Но кризис - это время надежды. Он говорит и о болезни, и о возможности выздоровления. В какую сторону будет развиваться ситуация, зависит от людей, потому что Господь дает силы творить добро, но Он может попустить зло, если человек настойчиво и последовательно выбирает его своей свободной волей. Бог как бы чуток отходит в сторону и позволяет ему коснуться того, к чему стремится, разумеется, не отворачиваясь и не отрекаясь от него. Человек может вразумиться, а может вновь делать ложный выбор. Господь не насилует его волю, а позволяет, попускает - дает ему возможность испытать зло, к которому стремится, чтобы осознать ложность своего жизненного пути, порочность своего состояния души. Это и есть попущение.

- За что боролись, на то и напоролись...
- Да, хотя люди сами себе не дают в этом отчета. Каждому человеку важно осознать свою ответственность за происходящее в нем самом и вокруг него. Церковь - это мы все во главе со Христом. Если кто-то считает себя немощным и устраняется от борьбы с ложью и несправедливостью, он потворствует злу и в мирской жизни, и в духовной. Важно стараться поступать по совести независимо от обстоятельств.

- Бог открывает врата Небес всем, кто открывает Ему свое сердце. Но порой гордому человеку бывает так непросто довериться Богу!
- Это на самом деле очень сложно. Иногда человек думает, что он предоставляет всего себя в Божью волю, но он сам себя обманывает. Все наши несчастья оттого, что мы не умеем предавать себя в руки Божьи. Как сказал Блаженный Августин, «люби и делай, что хочешь». Подразумевается не абы какая любовь, а любовь духовная. Важно, чтобы человек имел совесть, просвещенную верой и основанную на христианских заповедях. Основополагающая христианская добродетель - смирение. Если человек хочет, чтобы его сердце открылось навстречу Богу, он должен научиться смиряться, но не со злом, а с волей Божьей. Жизненные трудности нужно принимать с благодарностью Богу, как лекарство. Благоразумный разбойник, распятый на кресте рядом с Христом, укорил другого, обратив его внимание на то, что «достойное по делам нашим приняли», и, обратившись ко Христу, сказал: «Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!» Это и есть смирение: человек воспринимает свою скорбь как то, что следует если не за темными делами, то за греховным состоянием души. Преодолевая невзгоды, необходимо не допускать богопротивных чувств в своем сердце. Главное - доверять Божьей воле. Господь всегда помогает доверившимся Ему.

- Отец Игорь, чего бы вы пожелали читателям «Вечного Зова»?
- Быть осторожными с манипуляторами самых разных лагерей. Не поддаваться на провокации, подрывающие доверие к Церкви, к тому курсу, который сейчас в ней наметился. Суть этого курса - в оживлении церковной жизни. Если в определенный период наверх всплыла гниль, это не значит, что тот, кто в данный момент Церковью руководит, эту гниль распространил. Наоборот, именно потому, что он начал бороться с негативом, недостатки и проявились на всеобщее обозрение. Это следствие того, что идет процесс очищения. Патриарх взбаламутил болото, которое ему за это спасибо не говорит и заинтересовано в том, чтобы его дискредитировать. Теперь вопрос только в том, поддержат ли человека, стремящегося очистить и возродить Церковь, или будут злословить в его адрес. Мы не святые, но делаем святое дело ради торжества веры Христовой.

Беседу вела Вера МУРАВЬЕВА
Источник:  Российская православная газета  ВЕЧНЫЙ ЗОВ
.


 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ