О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

ПОГУДИН Олег Евгеньевич ( род. 1968)

Интервью   |   О Музыке    |   Аудио
ПОГУДИН Олег Евгеньевич

Олег Евгеньевич ПОГУДИН родился в Ленинграде, учился в музыкальной школе. В 1979–82 годах солист детского хора радио и телевидения. К этому периоду относятся первые выступления на таких площадках, как БКЗ Октябрьский, Большой зал Филармонии им. Д. Шостаковича, Государственная Академическая Капелла им. М. Глинки, первые записи на радио и телевидении, грамзаписи.



В 1985–1990 годах – студент Ленинградского Государственного Института Театра, Музыки и Кинематографии им. Н. Черкасова, который закончил с отличием. Стажировался в Театральном центре им. Юджина О’Нила (Eugene O’Niel Theater Center), в США.
В 1990–93 годах – актер Санкт-Петербургского Академического Большого Драматического Театра им. А. М. Горького. С 1993 года активно концертирует в России и за рубежом. Первый сольный концерт Олега Погудина состоялся в знаменитом клубе авторской песни «Восток» в 1987 году. С тех пор он выступал на таких известных сценических площадках, как Государственная Академическая Капелла им. М. Глинки (Санкт-Петербург), Большой и Малый залы Петербургской Филармонии, Большой зал Московской Консерватории, Концертный зал им. П. И. Чайковского (Москва), Светлановский зал Московского Международного Дома Музыки, Большой Концертный Зал «Октябрьский» (Санкт-Петербург), Государственный Кремлевский Дворец (Москва), Государственный Центральный Концертный Зал «Россия» (Москва), и других.
В 1993–96 годах на Российском телевидении вышло несколько музыкальных фильмов с участием артиста, шесть из которых («Жаворонок» 1993, «Звезда Любви» 1994, «Поговорим о странностях любви» 1994, «Цыганский романс» 1995, «Русская песня и старинный романс» в 2-х частях, 1995–96 гг.) посвящены непосредственно его творчеству. Концерты и передачи с участием Олега Погудина регулярно транслируются на отечественных и зарубежных теле- и радиоканалах.

В 2005 – 2006 годах – ведущий программы «Романтика Романса» на канале «Культура».
В 1997 году Олег Погудин стал лауреатом фестиваля «Глас Ангельский России» и был удостоен награды «Ангел Трубящий», а в 1999 году – «Царскосельской художественной премии». В 2002 году  – Молодежная премия «Триумф», в 2003 он награжден медалью  «В память 300-летия Санкт-Петербурга», а в 2004 – Медалью Лермонтова «за личный вклад в отечественную многонациональную культуру и укрепление российской государственности». В том же году награжден Медалью В. С. Розова «За вклад в отечественную культуру», Церковно-общественным орденом Святого Александра Невского «За возрождение традиции русского романса и духовного пения, многолетнюю просветительскую и патриотическую деятельность». В конце 2004 года Олегу Погудину присвоено звание заслуженного артиста Российской Федерации.

С 2004 года – преподаватель, а с 2007 года – доцент кафедры Эстрады и Музыкального Театра Санкт-Петербургской Академии Театральных Искусств. При его участии на сцене Учебного театра (Петербург) поставлены спектакли «Голоса ушедшего века», «Алые паруса», «Дорога без конца», явившиеся яркими событиями петербургской театральной жизни.

По единодушному мнению слушателей и средств массовой информации, певца по праву называют «Серебряный голос России». В печати постоянно отмечают прекрасные вокальные данные, уникальный тембр голоса  и безупречный художественный вкус певца, тонкое понимание им исполняемых произведений, сложность, разнообразие и, вместе с тем, цельность концертных программ, редкостную самоотдачу во время выступлений и исключительно теплое и уважительное отношение к зрителю.

Своим творчеством Олег Погудин убедительно доказывает, что романс, традиционно считавшийся камерным жанром, может иметь успех на самых крупных сценических площадках, собирая многотысячную зрительскую аудиторию. Творчество Олега Погудина, несомненно, одно из самых ярких и знаковых явлений подлинной современной культуры России.

Источник: http://www.pogudin.ru/biography/


Олег Евгеньевич ПОГУДИН: интервью

Олег Евгеньевич ПОГУДИН (род.1968) - певец, исполнитель русских романсов: ВидеоО МузыкеАудио.

«Я НЕ ДЕЛЮ СЕБЯ НА АРТИСТА И ЧЕЛОВЕКА»

- Олег Евгеньевич, интересно было бы услышать о Вашем пути к Богу, к вере. Расскажите, пожалуйста, верующей ли была Ваша семья? Как Вы впервые задумались о Боге?
- Семья у меня была совершенно не церковная, и, тем не менее, жажда Бога, жажда веры была у меня всегда, с самого младенчества, с того момента, как я себя помню. Была не просто детская вера в чудо, а вера в чудо доброе, справедливое, вера в счастье. И до момента появления того юношеского эгоизма, когда хочется все лучшее найти для себя, у меня было желание счастья для всех. Счастье же для меня соединено с любовью, причем «любовь» - это, наверное, то слово, которое охватывает все представления о человеческом счастье. Я уверен, что Господь призывает человека. Человек ищет Бога, жаждет Бога, скучает о Боге, тоскует о Нем. И призыв Божий существует для каждого.

- Как же этот призыв прозвучал для Вас?
-В 1988 году мне исполнилось 20 лет. И в один прекрасный день я задумался о том, что мне уже 20 лет, а я до сих пор не крещен. Эта мысль была абсолютно иррациональна, извне. Это не то, что голос какой-то прозвучал, нет. Просто внезапно появилась оформленная мысль. И тогда мы еще с двумя друзьями, сокурсниками из театрального института, пошли в храм, чтобы креститься. Хотя я тогда еще даже не читал Евангелия и не имел о нем никакого понятия. Даже слово «Бог» я слышал только из антирелигиозной пропаганды. Но я всегда воспринимал разные антирелигиозные выпады как бы со стороны, я на них смотрел как на спектакль или кино: смотришь, но не обязан считать, что это истина.

- А Вы спрашивали своих родителей о Боге? Я помню, что задавала после школы маме вопрос: а правда, что Бога нет?
- Родителей я не спрашивал, но помню, как где-то в лет 10-12 я представил себе, что жизнь конечна. То, что нет бессмертия, для меня было страшной трагедией. Я об этом стал спрашивать взрослых, и мне определенно ответили, что да, все кончается смертью. Я захотел узнать - а что же дальше? А дальше, говорили, ты должен оставить людям о себе добрую память, что-то сделать, чтобы люди тебя вспомнили добрым словом. И все? Да, и все. И когда я себе это представил всерьез и попытался это осознать, я прорыдал всю ночь. Но детство - счастливое время. На следующее утро я встал с мыслью о том, что в этом утверждении что-то неверно. И, когда потом в школе преподаватели истории или обществоведения говорили, что Бога нет, я принимал это как какую-то условность, как установленные взрослыми правила игры.

- Но когда Вы повзрослели, эти вопросы должны были снова встать перед Вами?
- Да. В этом сыграла свою роль и художественная литература. Уже в вузе - а я учился в театральном институте - обучение велось в основном в работе с русским словом XIX столетия. Мы занимались русской литературой не только на истории литературы или истории театра, но и на практических занятиях по актерскому мастерству. Художественное слово - потрясающая вещь. Сколько ни говори, что Бога нет, а разум через слово проявляется, разум через слово дышит, Дух дышит, в конце концов. Решив в детстве вопрос о бесконечности человеческого существования, я должен был решить теперь другой, не менее сложный, вопрос: «како веруеши?». Этот вопрос для многих критический.

- Да, тем более, начало 90-ых - время расцвета самых разных сект в нашей стране. Как же Вы «выбирали»?
- Я не выбирал. Милостью Божией, меня не угораздило попасть ни в какие секты, ни в какие философские или религиозные течения, которые тогда расцвели пышным цветом. Я сразу знал, что буду креститься в Православной Церкви. И очень благодарен тому священнику, который тогда совершил Таинство Крещения, хотя, к сожалению, не помню его имени. Я благодарен ему за те слова, которые он сказал. Он говорил очень мало, очень коротко. По всей видимости, проповеди очень строго регламентировались и, скорее всего, от себя говорить не разрешалось. Крестивший нас священник не рассказывал ничего ни о личности Спасителя, ни о сути веры, он не проводил никакой катехизации. Он обратил внимание только на одно - несколько раз повторил нам, что мы делаем очень серьезный шаг.

- Что-то запало в душу, что-то потрясло?
- Ничего не запало, ничего не потрясло. Я, человек очень молодой, человек театральный - когда совершилось Таинство, - фактически об этом забыл. Не просто запомнилась, а потрясла первая исповедь. Хотя промежуток между этими событиями составил шесть лет.

- Как Вы пришли к первой исповеди?
- По-настоящему я пришел в храм через книги. Первой книгой, которая серьезно повлияла на меня, стала книга Толкиена «Властелин колец». Я читал ее с удивительным упоением. Позже, в одной из книг диакона Андрея Кураева я прочел мысль, очень созвучную моим ощущениям: вся хорошая английская литература начала XX века - это почти трагическая попытка сохранить христианское самосознание в любом виде, хотя бы в виде сказки.

- Какая книга была следующей?
- Как ни странно, «Роза мира» Даниила Андреева. Но она оказалась очень сумбурная, и я сумел запутаться в ней настолько, что, слава Богу, не предпринял попытки применить написанное на практике. А сразу же после этого мне попалась в руки книга Владимира Соловьева. Труды Соловьева подтолкнули меня к самой главной Книге - я взял, наконец, в руки Евангелие. Это был счастливый период моей жизни. Мы с моим сокурсником, актером, каждый вечер вместе читали несколько стихов из Евангелия и говорили о прочитанном. Господь хранил нас от всяких глупостей, от создания собственных измышлений. Другой мой знакомый по театральному институту после сложных событий в жизни - не трагичных, подчеркиваю, а именно сложных,- в ясном осознании своего выбора принял монашеский постриг в Псково-Печерском монастыре. И потихонечку стал нас, одного за другим, приближать к Церкви. Милостью Божией и благодаря ему, я попал к тому священнику, иеромонаху, который и стал моим духовным отцом. Но первый шаг был для меня очень трудным. Трудной была и первая исповедь.

- Боялись?
- Очень. Теперь я понимаю, какое имеет значение первая исповедь: человек потом может уже никогда не прийти в храм - или же может остаться там сразу всем сердцем. Так было у меня. Первая исповедь и первое причастие для меня - какой-то поток счастья.

- Как родные отнеслись к Вашему воцерковлению?
- Сначала мои родители отнеслись к моему приходу в храм конфликтно, даже очень конфликтно. Даже не к самому моему выбору, а к тому, что я его не обсуждал с ними. Когда у меня началась полноценная церковная жизнь - с причащением, с постоянным чтением утреннего и вечернего правила, постами, - они испугались за мое здоровье. Но все родительские подтрунивания, подшучивания были отголосками из их детства, когда было яростное гонение на Православие, причем как раз через издевки, насмешки и шельмование. Но надо отдать должное моим родителям: у меня никогда не было трагического выбора - или семья, или вера. А позже мой отец - тоже не обсуждая свой шаг ни со мной, ни с кем-то другим - пошел и крестился. Сам.

- Как началась Ваша церковная жизнь?
- У меня было три счастливых года церковной жизни, по-настоящему церковной. Очень помог мне в тот период Святогорский монастырь в Пушкинских горах. Я нередко приезжал туда и пел на клиросе. Это было время церковного детства, которое бывает у всех. Воспоминания о том времени мне до сих пор дают надежду, что, несмотря на все грехи вольные и невольные, на все ошибки, на все мое разгильдяйство, Бог все-таки будет милостив…

- Как Ваша вера отразилась на Вашей концертной деятельности, на Вашем репертуаре?
- Я очень внимательно отбираю тексты, так как некоторые вещи не могу произнести, потому что это противно моей вере. Но это случается крайне редко. Вся европейская, вся русская культура XIX века, вплоть до середины XX века - христоцентрична. Даже когда человек бунтует, спорит с Богом, он все равно делает это в рамках христианской эстетики. Лермонтов — яркий тому пример. В его поэзии при всем мраке и печали - потрясающая и единственная в русской литературе чистота библейской символики. Вы не найдете там ни одного купидона, ни одной нимфы. Ангелы, демоны, Бог. Все чисто, как прозрачный воздух. Да и написать: «воздух был чист, как молитва ребенка», - может лишь тот, кто хотя бы раз помолился. Но какие-то вещи я не могу позволить себе исполнить.

- Например?
- Я очень люблю и исполняю песни Булата Окуджавы, но в одной из песен есть фраза, которую я никогда не спою, хотя песня сама по себе поэтичная и очень красивая. Я думаю, Булат Шалвович сейчас бы сам скорбел о том, что написал. Что касается текстов «пограничных», то их можно оправдать отношением, интонацией. Можно одну и ту же фразу сказать по-разному. Это уже секрет мастерства, специфика профессии. Здесь нужно работать.

- Я знаю, Вы исполняете песнопения иеромонаха Романа (Матюшина)? Как появилась эта программа в Вашем репертуаре?
- Что касается песнопений отца Романа, то исполнять их - его благословение, причем благословение нарочитое. Я впервые услышал его песни более десяти лет назад в исполнении Жанны Бичевской. В ее исполнении они меня пленили слово-музыкальным сочетанием. Когда я услышал эти песни в его исполнении, я быстро уловил разницу. Все-таки она - человек светский и в чем-то страстный, он - монах и священник. Я полюбил его песни. Я пел их среди знакомых. Меня стали упрашивать их записать, но я категорически отказался. Сказал, что если отец Роман меня благословит, то я запишу. Меня уговорили с ним встретиться. Я смущался и избегал этой встречи, может быть, по гордости. Но, наконец, мы встретились. Я спел ему несколько песен, но не его, а народных. Он попросил спеть какую-то из его песен. Я спел. И он сказал: «Ну что же, записывайте. И на сцене пойте». Я стал перечить, мол, на сцене петь не буду. Он резко прервал меня, осенил большим крестом и сказал: «Я благословляю Вас петь на сцене». Это было в 1996 году. И я рискнул. Кассета вышла удачной. Причем, я записывал эту кассету измученный, не очень здоровый, после Великого поста, после двухнедельного пения на Страстной и на Светлой седмице в монастыре. Буквально шепотом каким-то, каким-то воздухом…  Но это спето так, что даже сейчас, когда я слушаю, я думаю: «Надо же, был такой момент, когда я именно так произнес эти слова». После записи я дал концерт. И каждым Великим постом стараюсь эту программу повторять. Но никогда мне больше не удавалось исполнить эти песни так чисто. Хотя меня много раз просили перезаписать их, но… На той кассете всего девять песен, сейчас в моем репертуаре их больше. Но, кстати, и песни отца Романа поменялись, стали другими.

- Какими?
- В тех песнях, что появились потом, началась скорбь о судьбах Отечества, размышления о политических событиях и прочее…  На это имеет право всякий человек, но это уже не та песня, которую я бы хотел исполнять. А вот та настоящая жажда Бога - иногда через бунт, иногда через счастье, иногда через нежность, есть только в песнях отца Романа конца 80-х — начала 90-х годов. Это там настолько пронзительно, настолько чудесно, что я влюблен в них до сих пор. Что для Вас самое главное на сцене? Главное - я не делю себя на артиста и обычного человека. И там, и там я один и тот же. Я на сцене говорю о том же, о чем думаю в жизни, о том, что мне дорого, что мне близко. Вовсе не обязательно говорить о Боге лишь только в молитве, на сцене она будет звучать неуместно. О Боге можно и должно говорить языком светским…  Когда начинаются всякие споры о верах, о мировоззрениях, я говорю: назовите еще одну религию, которая бы утверждала, что Бог есть любовь. Только христианство. Для меня суть жизни в том, что Бог есть любовь. И хотя любить так, как Господь сказал: нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин. 15:13) - тяжело, почти невозможно, но христианин призван любить именно так! Впрочем, невозможное человекам возможно Богу (Лк. 18:27), и утешает то, что в конечном итоге Божия любовь покрывает все. Очень хочется, чтобы Господь помог всем нам эту любовь услышать, узнать и уберечь.

Источник: Журнал «Славянка»


ГОРИ, ГОРИ, МОЯ ЗВЕЗДА

- Олег, мы с тобой вместе учились в институте на одном курсе, давай не только между собой, но и в интервью на «ты».
- Конечно, тем более что церковные люди всегда общаются друг с другом на «ты».

- В этом году исполняется 14 лет, как мы окончили институт. Что за это время с тобой произошло такого важного, что серьезно повлияло на твою жизнь?
- Было очень много событий, и даже очень много, если говорить о работе, творчестве, о жизни. И ты в принципе в курсе всех очень серьезных моментов, да и отец А. сам во многом виноват, поскольку в то время многих знакомых театралов потихоньку привел в Лавру (тогда еще Академию). Конечно, самое важное событие, которое произошло после окончания института, а произошло оно в 1994 году, это воцерковление. Я не знаю, как рассказывать об этом подробно, поскольку даже для церковного издания говорить об этом достаточно сложно. Что касается духовного опыта, я вообще стараюсь не раскрывать, кроме уж очень необходимых моментов. Если говорить о профессии или карьере? Если говорить о профессии или карьере, употреблю это слово в практическом смысле, то было очень много событий, в том числе совершенно неожиданных. Мои первые появления на телевидении были во многом чудесны. Они не были связаны ни с финансовыми затратами, ни с какими-то корпоративными интересами. Эти фильмы сделали меня достаточно известным, произошел момент рекламы своего рода, но для меня это была исключительно творческая работа. В то время петербургское телевидение транслировалось на всю страну – вся страна и узнала. Это дало мне возможность в дальнейшем вести самостоятельную концертную деятельность. Произошло то самое, о чем нас предупреждали в институте, что талант, образование - это одна часть составляющей успеха, но еще одна не менее важная – успешный случай. У меня это случилось, и я отношу это к Воле Божьей, к необходимой судьбе. И я благодарю Бога и стараюсь тихонечко это чудо оправдывать и воспринимаю свою работу как поприще, которое необходимо пройти, сколько будет угодно Богу.

- Мне известно, что ты регулярно ходишь в Храм, исповедаешься и причащаешься. Расскажи, как ты пришел к вере?
- Поступив в институт, я был совершенно не церковным человеком (мама на Пасху красила яйца и пекла куличи) и, как многие молодые люди в те годы, не имеющим никакого представления об этом. В институте для меня открылся совершенно удивительный мир, мы всерьез начали изучать литературу, историю искусств, целый семестр работали над «Евгением Онегиным». И, поскольку вся наша европейская культура – это культура христианская, то все это в сердце начало очень сильно прививаться, и я очень благодарен педагогам и институту, прежде всего за воспитание личности. Так вот, в 1988 году пришла в голову совершенно безосновательная мысль: «Мне 20 лет, а я еще некрещеный!». Подговорив двух однокурсников, мы пошли в Преображенский Собор и покрестились. При этом я до земли кланяюсь тому батюшке, который нас крестил, я не знаю его имени. Перед таинством он сказал несколько слов, самых общих, которые тогда можно было сказать, и я понял, что этот шаг подразумевает под собой серьезную ответственность, хотя о такой ответственности и не размышлял. Потом, меньше чем через год, приятель предложил определенным образом подзаработать денег – прийти в Храм и петь на клиросе. В Храм мы пришли, нас чудно приняли замечательные люди. И какое-то время мы пели, не соображая ничего, не зная ни службы, ни славянского языка. И, поскольку существовал испытательный срок, а учеба в институте была с утра и до поздней ночи, денег за пение мы, по счастью, так и не получили. Но в то время это было что-то вроде вакцинации. Вспомнил я об этом через 7 лет, когда Господь подарил чудо - петь всю Светлую Седмицу в Святогорском монастыре, в братском хоре. И сколько бы я раз ни приезжал туда, это чудо повторялось, с братией возникла очень серьезная, крепкая дружба, и я им за это очень низко кланяюсь. Продолжалось бы сейчас, но я очень редко попадаю в Святогорский монастырь и уже даже начинаю тосковать. Так вот, от крещения до воцерковления прошло 6 лет. Это был очень необходимый период. Довелось очень много узнать, пожить за границей, познакомиться с дивными людьми и милостью Божией попасть к духовному отцу, к которому Господь привел. И считаю эти годы совершенно необходимым периодом подготовки к этой встрече.

- Я слышала, что однажды, в самом начале, тебя как-то выставили из Церкви во время службы. Расскажи, пожалуйста.
- Это не совсем так. Конечно, в начале я делал много глупостей. И хорошо сказать об этом публично. Как-то посреди службы я зашел в Храм и стоял с поднятыми руками, а на плече висела гитара. Ко мне очень решительно подошел человек и сказал, что сейчас выкинет их Храма. Я на него внутренне рассердился, но (в то время я был чем-то лучше, чем сейчас) я не стал с ним спорить, извинился, хотя не чувствовал себя виноватым, и, Слава Богу, мы разошлись, и это ни чем не кончилось. После я уже в Храм с гитарой не приходил.

- Олег, ты сейчас довольно известный человек, не вредит ли известность и успехи на концертах твоей духовной жизни?
- От тщеславия не свободен ни один человек. И для души артиста есть особые опасности, поскольку успех и признание составляют необходимое условие реализации артиста, да и не только артиста, а всех творческих людей. Но, в конечном итоге, каждый получает, что хочет. Если человек начинает впадать в желание поклонения, это становится опасным. А если человек испытывает счастье от любви человеческой, оттого, что он делает, это мне кажется не только не вредно, это помогает жить. Только нужно очень четко определять эту границу. И, конечно, помнить о том, что все благое, хорошее в нас по воле Божией и все только от Бога. И он не только нам жить помогает, а все в его руках.

- В твоем репертуаре можно встретить произведения и глубокие по содержанию, тяготеющие к духовной поэзии, например песни иеромонаха Романа и в тоже время эстрадные произведения, в которых больше важна форма, нежели содержание (Вертинский). Все-таки что на первом месте: форма или содержание?
- На самом деле примиряет-то все форма. Да, далеко не все то, что я исполняю, имеет отношение к Православию в прямую, но так или иначе любая моя песня обращена к возвышенному и, скорее всего, этот критерий я поставил бы первым. Песни отца Романа я исполняю редко, только Великим постом, потому что для них необходимо внутреннее сосредоточение. Что касается Вертинского, я пою только то, что соответствует моему взгляду на мир и по счастью это очень обширный репертуар, его хватает на целый концерт. Но примерно около трети я никогда исполнять не буду. Думаю, что Вертинский и сам мало исполнял те песни, которые окрашены юношеской безответственностью и обидой на жизнь.

Если говорить о романсе – это поразительный жанр, как и человеческая душа. Он по природе своей возвышен и, если соблюдать идеальную меру романса, он будет всегда звучать возвышенно и почти молитвенно. Романс «Гори, гори моя звезда» - это однозначно молитва, прямые упоминания добродетелей христианских: Веры, Надежды, Любви. В оригинале, в самом начале:

«Звезда надежды благодатная,
Звезда любви последних дней…»
- идет прямая декларация христианского отношения к жизни. И финал:
«Лучей твоих небесной силою
Вся жизнь моя озарена.
Умру ли я, ты над могилою
Гори, сияй моя звезда».


Это обращение в вере в полной мере. И если знать историю создателя романса - Булахова – он был очень болезненным человеком, последняя часть его жизни проходила в инвалидности, то понятно, почему это так звучит. Так же и у Лермонтова «Звезда с звездою говорит», для поэта и его современников это наполнено совсем другим смыслом, чем для нас сейчас. Поэтому романс - это очень высокая область искусства.

- В каком городе тебе легче поется?
- Без разницы. Конечно, население городов разное, но в русских людях, так или иначе, очень много общего. Разница только в темпераменте восприятия. Это существенная вещь, но для внешней успешности концерта, а внутренне человек везде ищет и ждет чистоты, правды, милости и у нас и за границей.

- В речи Андрея Тарковского, которую он произнес в Лондоне, в Сент-Джеймском Соборе в 1984 году и которая напечатана в нашем журнале, есть такие слова: «Художник стал относиться к таланту, который ему дан, как к своей собственности. А отсюда появилось право считать, что талант ни к чему не обязывает. Этим объясняется та бездуховность, которая царит в современном искусстве».
- В Священном Писании, среди предостережений людей об отступлении от Бога есть такое: «Дам юношей в руководители им». На самом деле страшная вещь, посмотри, что происходит – властители умов, по крайней мере, творческих, это уже фактически дети, даже не юноши. Все эти «Фабрики», вся прочая жуть, не в плане людей, а в плане идеи. Юному человеку свойственна безответственность, хотя душа у него чище, чем у взрослого, но уж об ответственности он имеет самое общее представление и иногда превратное. А если он еще начинает учить.… К чему это приведет? Можно открыть писание и посмотреть.

- Скажи, ведь вера в Бога, она направляет и не позволяет отступать…
- О, если бы это было так, то это было бы чудо большое. Если совесть осуждает, значит, этого нельзя делать. Есть такая притча, хотя это было, скорее всего, событие. В поезде, в купе, ехали священник и купец. Купец закурил, священник сделал ему замечание, поскольку к священству в то время почтение еще было. Купец спросил: «Батюшка, а почему нельзя курить?» «А Вы попробуйте перед курением прочесть молитву Господню и после этого закурить» «Нет, не получиться» «Но ведь перед каждым делом Вы можете помолиться «Отче наш…», а если не можете, то, как же можно делать?»
Ты говоришь: «Вера не позволяет свернуть…». Да, вера обязывает. Приходится делать вещи не совсем однозначные с точки зрения духовной доминанты. И тогда эти обязанности становятся кроваво тяжелыми, т.е. тебе нужно самого себя принести в жертву вере, а это очень тяжелое испытание. И по счастью Господь милостив, и такое бывает редко. Каждому из нас нужно учиться смирению, не только когда ты беспомощен что-либо сделать, там иногда смириться легче, а смиряться и когда можешь сделать многое. Вообще православному невозможно быть без духовного отца. И где тебе трудно что-то самому решить - нужно прибегать к помощи духовника, чтобы через него узнать волю Божию. Единственное, выполнять это потом не просто. Какие-то вещи можно делать ради милости, любви и ради Славы Божией, а какие-то делать совсем нельзя. Нужно идти путем каких-то самоотречений и подвигов во имя Божие. Вообще церковным людям, на каком бы месте они ни находились, и на сцене в том числе, всегда не просто. А есть люди, которым необходимо там находиться, у которых явно выраженный мощный талант, дар к этому. И вот, на каком бы месте человек не находился, он должен свидетельствовать о Боге и своей вере. И так на сцене творится что-то страшное – шабаш (прости за слово), но совершенно что-то страшное. И вот если мы уйдем вдруг все со сцены, что же тогда останется? Ведь общество не перестанет ходить в театр, не перестанет посещать концерты и смотреть телевизор. Неужели необходимо все отдать в руки людей, противных нам по духу? Мне кажется, что это в каком-то смысле даже грешно. Единственное – ответственность колоссальная! И всякий ведущий, всякий учительствующий ответственнее, чем каждый идущий за ним.

- А у тебя был кризис в творчестве?
- Пока нет, но он потихоньку подходит сейчас. Кризис выступленческой работы. Очень много гастролей, много концертов, и как-то становится от этого иногда очень тягостно. Я, правда, не выхожу исполнять произведения, а выхожу беседовать посредством тех песен, которыми я говорю. И я вдруг затосковал по крупной форме. Это может и искушение, возвращение к театру в каком-то смысле. Пусть даже это музыка, пусть даже какие-то позиции определенные есть.… Не знаю. Тем, что я делаю в плане содержания, я очень доволен, а вот формальное развитие меня беспокоит.

- Олег, почему ты поешь?
- Пою потому, что не могу не петь. В этом моей заслуги нет. Это просто определенным образом очень требующий в себе выхода дар. Это именно дар, это абсолютно четко мне понятно – дар Божий. То, что я делаю на сцене - это действительно беседа с людьми, это необходимый запрос к залу и необходимый мне ответ. Всякое представленческое искусство существует ради разумного, доброго, вечного, т.е. прославления Божия. А если искусство отвергает эти принципы, оно становиться безнравственным. В наше время, к сожалению, искусство все больше скатывается к развлекательному жанру, т.е. человек насытил чрево, а потом насыщает то, что у него еще осталось от души. Но если искусство свидетельствует о красоте, истине и вечности, то оно свидетельствует о славе Божией, оно свидетельствует о том, к какому высокому и красивому существованию человек призван, и тогда это становиться делом Божьим.

- Ты дважды был на Афоне, много ездишь по монастырям. Есть ли такое место на земле, куда бы тебе всегда хотелось вернуться и где твоей душе тихо, спокойно и светло?
- Да, конечно, это дом, это Петербург, это Лавра. Я очень люблю свой город и считаю его сосредоточением духовной жизни. Здесь есть такое важное качество, как смирение. Город, который физически выстроен, как столица, очень серьезно попираем последнее столетие и, кстати, в последнее время едва ли не больше, чем 20 лет назад. В его физическом величии есть требование великой жизни, в этих фантастических, колоссальных Храмах, в этих прекрасных дворцах, а это постоянно отнимается и в результате город воспринимает это все как смирение.
Что касается путешествий, на Святой Горе я увидел, насколько монашеский путь тяжелый и по настоящему кровавый, и насколько он прекрасный. Хотя видел это и на русской земле. И мои путешествия показали, что, сколько будет продолжаться в мире монашеский подвиг, столько и будет существовать этот мир, но с последним монашествующим миру будет вынесен приговор. Без монастырей и монашеской молитвы мир существовать не может. Хотя Господь в любой момент волен исправить мир опять, если этому миру нужно еще стоять. Очень хочется, чтобы было нужно. Так хочется, чтобы детки и их детки порадовались жизни и к Богу пришли. Жизнь прекрасна!

Источник: www.glagol-online.ru

Олег ПОГУДИН: ЖАЖДА БОГА


 Его называют «серебряным голосом России». Искусство романса в исполнении Олега Погудина обрело новых почитателей и новую жизнь — и это в наше, не располагающее к лирике время. Он рад, что может не разделять себя на человека и артиста и свободно говорить о том, что дорого - и со сцены, и в жизни.

Я крестился по вдохновению. Мне нравится это слово — вдохновение, потому что оно имеет буквальное значение и в то же время некоторое отношение к моей профессии. В какой-то момент показалось… вернее, почувствовалось, что нужно идти в храм и креститься. Совершенно не рациональный, не обдуманный порыв. Я тогда даже Евангелия еще не читал, и у меня не было никакого представления о том, какой шаг делаю.

Мне было двадцать лет. Шел 1988 год. Сейчас, если бы я пришел в церковь таким же невежей, со мной бы, наверное, поговорили, предложили бы что-нибудь почитать, что-нибудь узнать о Православии. А тогда все было проще, но и сложнее. Проще, потому что достаточно было прийти. Но сложнее, потому что надо было предъявлять паспорт, тебя записывали, тут же докладывали в соответствующие инстанции, ну, по крайней мере, в институт. Меня все это миновало потому, что в тот год широко праздновалось тысячелетие крещения Руси, да и режим уже обветшал, как я сейчас понимаю.

А вот от крещения до первого причастия у меня прошли годы. Наверное, потому что к участию в таинствах - исповеди, причастии - нужно приходить, в том числе, своим душевным трудом. Этот путь у меня был достаточно долгим - шесть лет. Но потом я как-то сразу, может быть даже резко, воцерковился.

Встреча с Евангелием

Воцерковление произошло благодаря Евангелию. Когда я встретился с этой книгой, у меня произошло постижение мира как системы, очень точной, очень цельной. Мне кажется, что это очень важно - встретиться с личностью Спасителя через чтение Евангелия, молитву. После этой встречи все становится на свои места.

Открываешь книгу и понимаешь, что все - правда и что правда эта настолько прекрасна, что ради нее стоит жить. Собственно говоря, только в этой правде и есть жизнь. Все остальное — то, как мы развиваемся. Если хорошо, то правда сверкает в нас ярче и красивее, если неверно, то плачем и жалеем о том, что этой правды не достигаем. Мне вообще кажется, что нельзя прочесть Евангелие и остаться равнодушным. Сам я был так впечатлен, что очень много, открыто и радостно говорил об этом. Может быть, даже немного чрезмерно, с оттенком проповеди. Сейчас все-таки думаю, что пусть проповедуют миссионеры, а остальным людям лучше проповедовать своим поведением.
То, что есть Евангелие - это просто счастье. И ведь очень простые вроде бы вещи Спаситель говорит: «относитесь к другим так, как вы хотели бы, чтобы относились к вам», «не судите»… И когда я пришел в церковь, у меня действительно было такое чувство, что вернулся домой. Мне кажется, что все эти заповеди нами с детства были впитаны - даже когда это было советское детство. Все-таки основа - тысячелетняя христианская культура - никогда до конца не исчезала. И когда нас воспитывали в богоборческом обществе, понятия о нравственности все-таки были в основе своей христианские. Даже отрицание Бога происходило с использованием христианских терминов, сравнений, сопоставлений.

Поэтому каждый русский человек готов, я уверен, сердцем принять Христа. Это моя глубокая убежденность. Если постараться жить с открытым сердцем, с любовью или хотя бы с милостью к окружающему миру, к людям, очень быстро услышишь и примешь Христа. Если хоть чуть-чуть стараешься других людей любить, мне кажется, невозможно не услышать ту правду, которая написана в Евангелии.

С церковной жизнью сложнее - это путь, подвиг, пусть иногда и совсем маленький, потому что надо себя подвигать, понуждать на какие-то дела. Нужно идти в храм, читать утреннее и вечернее правила, поститься… Это серьезная дисциплина, и когда ты ее нарушаешь, то понимаешь свое несовершенство, свое очень далекое отстояние от Бога, от радости, от счастья, от жизни вечной, и это доставляет… ну, в общем, даже страдание. Когда существуешь в рамках церковной дисциплины, нужно от многих вещей, которые составляют сейчас в нашей жизни важную часть, отказываться. Небольшая беда, но когда это надо делать постоянно, ощущаешь, как это трудно, нужно прикладывать усилия. И я, как многие, а может быть, и больше, чем многие, постоянно претыкаюсь, постоянно нарушаю какие-то правила, и из-за этого жизнь достаточно неровная.

Но несмотря на все эти трудности, приход в Церковь очень изменил меня. Когда встречаешься с вечностью, невозможно оставаться в том же ритме, в котором жил до этого. Очень многое становится неважным. А что-то становится бесконечно важным. Вот над этим бесконечно важным хочется думать и хочется с ним оставаться.

Творчество

Для меня очень важно то, что я могу не делить себя на человека и артиста и имею возможность говорить о том, что мне дорого, и в обычной жизни, и со сцены. В моем репертуаре песни от начала ХIX и до конца XX века — городской, или, как его еще называют, бытовой романс. Культура этого времени почти вся находится в рамках христианской эстетики и морали, поэтому мне редко от чего приходится отказываться из-за того, что это не совпадает с моими убеждениями.

Но все-таки после воцерковления отбор репертуара стал более жестким. Какие-то произведения не входят в мои программы именно по причине несоответствия христианской морали. Хотя, как правило, очень досадного, глупого несоответствия, - буквально несколько слов, но, как известно, из песни слова не выкинешь, - которые христианину вообще не стоит произносить, тем более на публике. Потому что если ты успешный артист, то люди тебе доверяют и ты несешь особую ответственность за все, что делаешь. Наверное, я стал более серьезным человеком, когда начал жить церковной жизнью. По крайней мере более ответственным, это уж точно.
Счастье в том, что я сам отбираю репертуар и ни с кем не обязан его согласовывать - только с самим собой, со своей совестью.

Совесть и стыд

Совесть - это голос Бога в человеке. Если она здорова, не подавлена самим же человеком или обстоятельствами, то подсказывает совершено точно - что можно, а что нельзя. Мне кажется, что совесть существует у каждого человека с рождения, это потом с ней происходят разные метаморфозы: либо она развивается, либо подавляется, умирает, либо болеет, либо бывает настолько острой, всеобъемлющей, что человек становится светочем для окружающих.
Кроме совести, я думаю, для человека еще очень важно понятие стыда. К сожалению, оно тоже очень склонно к разным метаморфозам. Ну, допустим, если человек нравственно здоров, ему первый раз невероятно стыдно оказаться обнаженным на людях. Потом, когда человек к этому привыкает, он начинает говорить: «это профессия» или еще что-то, потом какую-то философию под это подведет… Бесстыдство, как это ни горько, - свойство нынешней культуры.

На самом деле, несмотря на все самооправдания, каждый из нас внутренне знает, где здесь граница. И какие бы мы ни выдумывали гражданские и прочие законы и нормы, главные законы существования для всех одни. Собственно говоря, они изложены в заповедях. Воровать, говорить неправду, завидовать, клеветать - стыдно.

Наша жизнь сейчас такая… Понятно, бывали времена и хуже: гонения на веру, угрозы жизни, запреты приходить в храм. Наше же время страшно гниением, которое разъедает человека изнутри. И в основе этого гниения бессовестность и бесстыдство - мне все можно и я ни за что не отвечаю. Во всяком случае, в эстрадной жизни это норма поведения. А если нет чего-то, чего стоит стыдиться, то оно еще и выдумается порой, чтобы быть интересными. На самом деле это отчаянное извращение и страшная болезнь, которая может разрушить человека очень быстро. Христианин не может быть бессовестным, христианин не может быть без стыда, и эти два качества души человеческой - совесть и стыд - заставляют вести себя определенным образом.

Испытания

В моей жизни пока не было каких-то особенно тяжелых испытаний. Честно говоря, я их страшусь. Хотя, конечно, успокаиваю себя тем, что Господь не даст ничего такого, что не смогу вынести. Что касается мелких обид на судьбу, этого, конечно, предостаточно, особенно учитывая род моей деятельности. Артистической природе свойственна амбициозность: посмотрите, какой я, вот я молодец! Поэтому в этом смысле испытаний больше чем достаточно. Но очень часто смиряют обстоятельства: та же усталость, например. Что-то мнишь о себе, а потом вдруг понимаешь, что и не нужно ничего - отлежаться бы, поспать, успокоиться. Иной раз быть в форме на следующем выступлении - вот и вся амбиция.

А когда происходит концерт - это в очередной раз как чудо! Еще вчера ты был совершенно не в силах, а сегодня вдруг все состоялось. В такие моменты как-то особенно понимаешь, что такое милость Божия. Пение - трудная физическая работа. У всех людей, которые живут церковной жизнью, бывают очень точные совпадения личных переживаний с тем, что написано в Священном Писании. Для меня, например, слова «Сила Божия в немощи совершается» - абсолютно понятный и незыблемый факт, потому что это буквально подтверждается в моей жизни, в моей работе.

Духовный отец

Отношения с Богом у каждого человека свои. И обязательно есть какие-то моменты, которые невозможно проверить эмпирически, физическим опытом, и о которых очень трудно рассказывать. В том, что происходило со мной лично, не было ничего особенного — никаких сомнений, мучительных поисков. Я начал воцерковляться и сразу почувствовал: мне это очень нужно. Я пришел с открытым сердцем, с желанием Бога, и Господь сразу поставил меня на нужную дорогу. И я не стал сопротивляться.

Так получилось, что один мой сокурсник по театральному институту поступил в духовную семинарию. Мы в нашей компании и до этого много говорили и спорили о вере, о Боге - это были для нас очень важные, серьезные, глубокие темы. Но именно благодаря этому человеку сразу несколько человек с нашего курса пришли в Церковь. Он познакомил нас со своим духовником, и многие из нас до сих пор остаются его духовными чадами. Это открытый и очень достойный человек, ему очень легко довериться. Другое дело, что нелегко самому себе признаться в каких-то вещах, которые недостойны христианина. И еще тяжелее понять, что какие-то вещи придется преодолевать долго-долго, а может быть, всегда.

От священника очень многое зависит. Я много где побывал, и паломничал, и жил в монастыре какое-то время, поэтому понимаю, насколько священник, его личность и поведение могут повлиять на людей, которые с ним встречаются. Есть очень точная старинная русская поговорка: «Каков поп, таков и приход». Одни люди говорят: «Вот мы пришли в храм и не встретили там участия», а другие именно в храме обрели покой и ответы на вопросы. Я отношусь ко вторым.

Обязанность — любить

Для меня самое сложное, труднее всего остального, - любить. Бывают ситуации, когда люди что угодно — борьбу за чистоту веры, за нравственность, за патриотизм (это вообще очень модно) - ставят выше любви. Мы легко раздражаемся, легко раним других - это природа человеческая, падшая природа. Но для того нам и даны знание, книги, Церковь, чтобы иметь возможность прийти в себя. А другого пути… Нет, других путей множество, но ни один из них не приводит не только к счастью, а даже к элементарной радости. Без Христа нет жизни и все вообще теряет смысл. Из того, что я прочел в Евангелии, слова апостола Петра - одни из самых значимых в моей жизни: когда Петр отвечает Спасителю на вопрос, не хотят ли они Его оставить? - «Куда нам, Господи, идти? У Тебя глаголы жизни вечной».

Любовь - суть христианства, и потому обязанность христианина - любить. Я много думал об этом, много читал и много спорил. И все-таки всякие конкретные ситуации меня так же выбивают из равновесия, как и любого другого человека. Всегда тяжело встречаться с несправедливостью, с завистью, с открытой нелюбовью. Но я еще молод и надеюсь, что с годами придет мудрость.
Страшнее и горше другое: то, что я сам завидую, ошибаюсь в людях, бываю высокомерен, и не только не люблю людей той большой любовью, которой требует вера, но иногда и вовсе не люблю. Можно, конечно, сваливать на то, что мир жесток. Но я знаю один очень простой рецепт, который действует безотказно: вспомнить гадости, которые сам сделал. Все очень быстро меняется: если не успокаиваешься, то по крайней мере снижается градус накала раздражения, обиды.

«Молитва»

Вот уже около десяти лет Великим постом я выступаю с программой «Молитва», которая состоит из песен иеромонаха Романа (Матюшина), написанных им в начале девяностых годов. Сначала я услышал эти песни в исполнении Жанны Бичевской и был очарован. Они были на пластинке и я так часто ее слушал, что затер до дыр. Вскоре мне подарили кассету с исполнением тех же песен самим отцом Романом,и я полюбил их еще больше - все-таки он монах и священник и исполнение его совершенно особенное, от него становится очень радостно на душе. Песни эти я пел дома, иногда среди друзей и знакомых, и меня стали уговаривать записать их.

А потом мы с отцом Романом встретились. Это произошло благодаря моим поклонникам, которые своей энергией часто помогают мне сделать что-то, на что я из-за недостатка времени, из лени или из ложного, наверное, смущения никогда бы не решился. Как бы то ни было, мы встретились, и он благословил меня не только записать его песни, но и петь их на сцене. Я сразу записал кассету, но выйти

с ними на сцену решился только спустя три года. Было немного неуютно: ну как я буду это петь, - он сам все спел замечательно. Но успех первого выступления с песнями отца Романа был настолько мощным, что вся моя нерешительность и сомнения исчезли.

К творчеству отца Романа люди, в том числе и священнослужители, относятся по-разному. Может быть, потому что в дальнейшем у него появились какие-то политические темы, мне они тоже не близки. Ну а в песни «Молитвы» я просто влюблен. В них очень тонкое и одновременно очень понятное сочетание богослужебного славянского языка с современным русским. И для многих людей, еще не вошедших в церковную жизнь, еще не понимающих смысла и особой красоты службы, песни отца Романа - это такой мостик, помогающий войти в мир церковного искусства. Они не требуют какой-то серьезной подготовки для понимания - образования, воспитания, - и в этом смысле похожи на народные песни, романсы.

Правда, от артиста, который их исполняет, они требуют самого сложного - полной отдачи. Потому что если простые песни исполнять безответственно, не утрудняясь, они очень быстро гаснут и блекнут. Если же вкладываться всей душой, гореть в них, то они производят совершенно фантастическое впечатление: в них существует та самая правда, которую ничем не опровергнуть - настоящая жажда Бога.

Источник: ФОМА православный журнал для сомневающихся Записала Ольга Булгакова


Олег Евгеньевич ПОГУДИН: О Музыке

Олег Евгеньевич ПОГУДИН (род.1968) - певец, исполнитель русских романсов: Видео | ИнтервьюАудио.

Поющий голос разбивает беспросвет. Как нежданное солнце осенью, когда низкое небо и до первых одуванчиков еще далеко. Душа начинает заполнять все твое существо и, кажется, вот-вот вылетит. Ты умираешь от полноты чувств. Ты осязаешь любовь не к кому-то конкретному даже, а к странному круговороту жизни. И как апофеоз тебе является мысль, теперь уже одна. Но в то же время она и чувство, и прорицание. Бог есть Любовь. Поет Олег Погудин.

Олег о себе

А моя задача - напомнить людям о том, что они любят, что является нашим настоящим богатством. К этому так и надо относиться, несмотря на все новые веяния и все несуразицы нынешней жизни.

Я ощущаю серьезность и важность своей задачи, что позволяет испытывать большую радость в жизни...

Но надо помнить, что миссия это одно, а несущий миссию - это другое. Соединять их в равновеликом положении - это неправильно и опасно. А вообще я уверен, любой артист, любой творческий деятель, который публично работает, - это миссионер.
Сцена - мое призвание, мой диалог с людьми, которые пришли меня слушать. Я себя не представляю без сцены, и для людей это очень важно, я вижу. Ведь дар артиста - это обязательство, обязанность, и об этом нельзя не помнить.

На артистах лежит большая ответственность - мы существуем еще и для того, чтобы стать мостиком между прошлым и настоящим, чтобы принимать эстафету и передавать ее дальше.

Должен сказать, что, если у меня выдается свободное время, я читаю не художественную литературу. Насколько возможно, стараюсь читать литературу церковную. И вот там, кстати, великолепные литераторы, получаешь удовольствие от слога, от русского языка. При моем ритме жизни и при моих обязательствах передавать слово, то есть слово не только в литературном понимании, понимании искусства, но и в понимании мистическом, - я должен к нему так относиться, как сказано в Писании: в начале было Слово.

Искренность в искусстве я ценю выше всего.

Я резко отказываюсь от каких-либо попыток внедриться в мою творческую лабораторию, поэтому предпочитаю отказываться от финансовых предложений, если они затрагивают мои творческие или человеческие принципы. Пока я могу себе это позволить. Вы только не сочтите это за высокомерие. Просто радостно осознавать то, что всего добился сам, хотя и при помощи кого-то, а не то, что за тебя все сделали. Это принципиально. То есть я могу оставаться артистом.

Олег о Лермонтове

- Олег, чем именно вам дорог Лермонтов?
- Я не профессиональный литературовед, я певец, "поверять алгеброй гармонию" не умею, да и не хочу уметь. Я просто очень люблю этого поэта и человека, а почему и за что мы кого-то любим, рационально не объяснишь. Лермонтов это "мое", любимое, дорогое, так же, как проза Достоевского, так же, как Петербург...

     Лермонтов очень искренен и очень чист. Он воплощает в себе высокий романтизм, романтизм, поднимающийся до божественного. Он полностью отвечал за свои слова, за своих героев, отвечал вплоть до самых крайних, самых опасных, самых серьезных поступков. Лермонтов – не просто романтик, он очень русский романтик, и поэтому его творчество не было ни мрачным, ни жестоким, ни равнодушным к людям, к их чувствам. Ему не доставляло удовольствия мучить, интриговать, развращать других, он был устремлен к чему-то высокому, просветленному. Я же посвятил себя русскому романсу именно потому, что этот жанр подразумевает предельную искренность и чистые, высокие чувства. Даже сами слова "романтизм" и "романс", они не только однокоренные, они обозначают, в общем-то, сходные понятия. Во всяком случае, я это понимаю именно так и, как могу, выражаю в своем творчестве. Естественно, Лермонтов мне очень близок. К тому же его очень легко понимать, у него удивительный язык: живой, благородный, простой... Его поэзия - это воплощенная молодость, чистая, искренняя, горячая, отвергающая прозябание, равнодушие, цинизм.

Когда я записывал "Молитву", надеялся, что дыхание гения через этот диск коснется тех, кто будет его слушать. Я старался озвучить и донести до других то, что когда-то услышал, понял и открыл для других Лермонтов.

Олег Погудин о романсе

Я с 21 года исполняю романсы. И меня часто спрашивают, зачем они молодому человеку. Отвечаю: “Придите, послушайте”.

Романс - это мой язык. Я могу тысячу раз исполнять одну и ту же вещь и каждый раз открывать в ней что-то новое и желанное. Нет тут никаких рамок и преград.

О любви ведь все народы пели и во все времена. Но именно такое явление, как русский романс, – уникально, оригинально и очень национально. Он обладает особыми качествами. Почти всегда меланхоличен, но не от внутреннего бессилия, обломовщины или безысходности, а от понимания… Как у Пушкина гениальное - “Печаль моя светла..”. Это очень характерное качество русской культуры вообще и романса впрямую.

В романсе есть определённое мировоззрение и отношение к жизни - несуетное отношение. Вот что мне очень дорого в романсе - это то, что в нём нет безрассудности и те порывы, которые в нём существуют - они всё-таки в том числе и смиренные. Они не претендуют на то, чтобы перевернуть мир, они не революционные.

Назвать один-два или даже десять любимых романсов не могу. Они все любимые — все, которые я пою. Для меня это способ общения.

Романс нас переживёт. Он будет жить до тех пор, пока существует русский язык.

Всякий романс можно назвать песней о любви.

Романс абсолютно точно соответствует моей психофизике, когда за очень короткий промежуток времени нужно сказать о самом главном и сказать очень искренне, почти что пережить.

Романс - слишком нежная, интимная материя, которую нельзя закрепить в какую-то форму и потом старательно ей следовать. Это, скорее, искусство атмосферы.

Для романса нужна тонкость, интимность, может быть, даже какая-то хрупкость.

В слове я, прежде всего, ловлю мелодию. В поэтическом слове мелодия присутствует всегда. Если поэзия талантлива, если автор одарен, то в его стихе всегда есть музыка. Я это очень чувствую и слышу. Если же говорить о городском романсе, когда произведение часто несовершенно, то именно своей душой дополняешь его. Романс в этом смысле благодатный жанр.

-Если не совсем доделано, то Вы - со-творец?
- Я со-творец в любом случае. Только, если произведение совершенно - я его оживляю. Это принцип работы артиста: материал, который существует, надо озвучить, оживить. Снова дать жизнь тому, что когда-то было написано.

Когда я пою романсы 19 века, я продолжаю традицию, напоминаю об идеалах и красоте. Мне это в радость.

Олег Погудин о работе

Я стараюсь быть честным перед публикой и любить тех, кто ко мне приходит, а значит, выносить на сцену самое для меня дорогое.

Любой опыт ценен ошибками и какими-то ушибами. Не в равной степени, конечно. Успехи для артиста все равно важнее. Может, и не только для артиста. Жизнь не бывает одного цвета. У каждого человека она очень разная, и цветов в ней всегда много.

Живу на то, что зарабатываю, и очень ценю творческую свободу.

Олег Погудин о словах и музыке

Слово для меня очень серьезно. В каком-то смысле даже святыня. Я стараюсь к каждому слову относиться крайне ответственно. Но я певец, музыкант, и мелодия для меня значит, наверное, не меньше. По крайней мере, всегда бывает горько, когда слово и мелодия не конгениальны друг другу. Приходится чем-то жертвовать. Слова можно иногда изменить. Я, конечно, не говорю о классиках, гениях. У современных авторов я иногда дерзаю что-то немного поменять. С мелодией сложнее.

Олег Погудин о вере

Нельзя говорить о Боге всуе. Я не первый и, надеюсь, не последний в ряду тех, для кого образ Христа Спасителя — самое ценное в истории человечества. Понимание этого пришло ко мне лет в 20, но предощущение возникло гораздо раньше. Я говорю сейчас об очень личном — о сердцевине того, что питает всю мою жизнь и творчество.

"Если бы" не бывает. Бывает так, как было, а что будет в будущем - на то воля Божья.

Даже для верующего человека испытания тяжелы, но он знает, что он не один – Господь с ним. У человека нецерковного этого счастья нет.

Для православного человека смирение - это покорение воле Божией своей воли. Если говорить обо мне лично, о моей судьбе, то для меня попытки вести себя смиренно - это стараться смирить свои эмоции, которые иногда бурей разыгрываются во мне перед несправедливостями, нелепицами, откровенным обманом. Реагировать на эти вещи, конечно, надо, всякая неправда - нехорошо, но если ты начинаешь реагировать эмоционально, чувствуя свою личную оскорбленность, то, право, ни к чему хорошему это не приводит.

Навязывать человеку свою точку зрения, даже если она подтверждена множеством примеров и является действительно истинной, нельзя - все-таки свободы воли не нарушает даже Сам Создатель.

Свой талант и успех я отношу к милости Божьей и всегда это исповедую.

Постоянные мои спутники - Евангелие и икона.

Я человек церковный, и для меня православие – святыня, которая объемлет собой всё. Естественно, его правила и праздники стараюсь соблюдать.

- Два года назад вами были записаны песнопения иеромонаха Романа.
Некоторые из произведений звучат в ваших концертах — «На реках Вавилонских», «Пел соловей», «Гора Голгофа». Для такого серьезного шага
необходим не только порыв, настроение, но и вера... Вы верующий человек?
- Да, я верующий человек.

Довольно долго люди добро и зло называли своими именами. В XX веке мы это потеряли. Вернее, сами себя лишили этого права. Добро добром называть неудобно, зло злом - неприлично. Надо вновь провести четкие границы между этими понятиями. Можно и нужно жалеть предавшуюся злу душу, но подлые дела благословлять невозможно.

Мне же кажется, что главная радость и ответственность человеческого бытия скрыта в том, что наша земная жизнь единственная! Именно это делает ее столь неоценимой.

Олег Погудин о Питере

Петербург сохранил в культурном наследии России самое достойное.

Петербург – он родной. Рационализировать это чувство очень трудно, получится или сухо, или невнятно. Правильнее всего – назвать это любовью и ничего больше не объяснять. Такой гармонии, как в Питере, я не встречал нигде.

Но и по паспорту, и по мироощущению я — петербургский житель. В нашем городе стоит только выйти на улицу, пройтись пешком, как внутренне почувствуешь гармонию в себе.

- Я бывал в больших европейских и американских центрах. Даже в самых красивых из них - Париже, Милане, Венеции, Берлине, при всем их великолепии, ярком характере, безусловной важности для мировой культуры, нет того, что есть здесь, у нас. Нет такого невероятного сочетания великолепия и скромности. Над этой темой можно думать до бесконечности, но я бы, наверное, определил как главное - изящество Петербурга, его благородство и скромность. Этот город высокий по назначению, и судьба его высокая, хоть и горькая; она налагает неповторимый отпечаток и на жителей. Пусть не на всех, но на очень многих. Это красота, что не только снаружи, но и внутри, и некая внутренняя правда. Существует свод неписаных законов, без которого мы все погибнем. Без него невозможно представить себе Петербург. Это качество позволяет совершать одни поступки и исключает другие. Если ты поступишь не так, как требует твоя совесть, твоя честь, - эго для тебя, как для личности, - смертельная рана.

Петербург - счастливое, уникальное соединение европейской формы, когда все гармонично, изящно и русского содержания - глубокого и духовно богатого. Но внешняя форма не является самоцелью. Смысл в другом - в жизни души, в беспредельном.
Но русское искусство, русская культура многолика и богата, ее нельзя полностью поместить в определенные, пусть даже и золотые, рамки. К тому же мы считаем себя представителями Петербурга, а нашему городу, как мне кажется, созвучнее именно серебро - элегантное, ненавязчивое, благородное.

Олег Погудин:
Но ведь не важно, до скольких человек ты достучишься.
Важно, что произойдет в душах людей, а это не измерить никакими мерками.

Олег Погудин о  слушателях

Я стараюсь строить свою работу в соответствии со своими идеалами. А это настраивает и людей, которые приходят меня слушать, на определённую систему отношений. Приходят не случайные люди.

Любовь зрительская, конечно, приятна, без неё было бы очень тяжело.

Прекрасно знаю, что как человека меня могут любить немногие, как и я могу любить немногих. Любить всех могут лишь святые. Поэтому любовь слушательскую, которую я очень ценю и которая мне действительно помогает жить, я отношу к тому, во имя чего я работаю.

Все до одной записки… нет, правильнее их назвать письмами – храню дома. Даже самые короткие, кроме тех, где просто просят исполнить какое-то произведение. И обязательно все прочитываю.

Публика слушает романсы с настоящей искренней радостью. Читать записки, которые приходят из зала, - одно удовольствие: они написаны хорошим языком и посвящены не лично исполнителю, а каким-то важным мыслям о культуре, об Отечестве, о нашей жизни.    Люди соскучились по хорошему русскому слову, по поэзии, изложенной в такой дивной форме, как романс.

И очень благодарен судьбе и тем людям, которые приходят ко мне, я чувствую, что приходят, потому что любят.

Отзывы слушателей

ОЛЕГ, мне очень нравится ваше творчество. Я просто восхищена. Никогда особо не интересовалась музыкой, но вы меня поразили. Большое спасибо!!

Сегодня в очередной раз прослушала Вашу кассету. И снова возник вопрос: ну, где же были мои уши и голова до того, как я два года назад прислушалась к Вам впервые?!!!

Вы знаете... что меня периодически удивляет и радует -- это то, что Олег Евгеньевич не теряет веры в то, что делает. Впрочем, я не совсем точно выразилась, верой правильнее называть отношение с Богом... Не разуверяется в правильности, в нужности того, что делает; в том, что поймут. Конечно, подвига в этом нет. Но это восхищает. Что он не устает говорить о любви. Он очень открыт на концертах. Это замечательно.

Вчерашний концерт в Политехническом был просто великолепен. Мастерство. Обаяние. Замечательные музыканты. Горячий прием. Очень трогательно. Спасибо, Олег!

То, как он "работает" с записками, заставляет еще больше проникаться к нему не только как к певцу, но как человеку тактичному, выдержанному, неизменно доброжелательному. Ни разу не слышала, что бы он прочитал вслух что-нибудь личное и даже просто хвалебное, хотя, понятно, таких записок большинство.

И это все о нем

Олег Погудин - истинный петербуржец. Мягкий, интеллигентный, удивительно приятный в общении человек. Таким он остается и на сцене. Хотя, конечно, на сцене он прежде всего артист, чей волшебный голос заставляет публику забыть о суетности мира и лишний раз подумать о вечном.

То, что делает артист, - не есть простое совмещение прекрасного голоса, безупречного вкуса и профессионального отношения к слову. Это искренность и внутренний свет, которые даже самые "запетые" романсы с непритязательными и, часто, не самыми лучшими стихами превращают в настоящее откровение.

Слушать Окуджаву в исполнении Олега Погудина, его  "серебряного" голоса" - наслаждение необычайное и совершенно чарующее. Завораживает не только не  сравнимый ни с кем погудинский вокал, изумляет мастерство его гитарного сопровождения.

Когда молодой петербургский исполнитель Олег Погудин, который получил премию "За постижение души русского романса", присутствовавшая на торжественной церемонии в Царском Селе Галина Вишневская сказала, что впервые услышала голос Олега несколько лет назад в Нью-Йорке, когда знакомый поставил его кассету. И тогда запомнила это имя. "На фоне того, что происходит сегодня в российской эстраде, - заметила она, - вы выделяетесь хорошей манерой, вкусом и уникальным стилем. Пожалуйста, сохраните свою индивидуальность, не потеряйте все это в наше непростое время".

На его концерты билетов недостать, залы всегда полны, и публика приходит особая, питерская, интеллигентная. Что же привлекает в этом хрупком, изящном молодом человеке самых разных людей, разных по возрасту, образованию, музыкальным пристрастиям, почему они смотрят на него такими завороженными глазами? Он настоящий, он несет людям то, о чем так истосковалась душа современного человека o красоту, душевность, искренность. Может быть, он открывает в их душах что-то такое, что не востребовано в обыденной жизни. Публика на его концертах и просто получает эстетическое удовольствие, потому что Олег очень профессионально и красиво поет, хорошо держится. Он элегантен и доброжелателен. При внешней мягкости, даже незащищенности Олег очень тверд в своих убеждениях и необыкновенно серьезно относится к своему творчеству. Разговаривать с Олегом легко и приятно, он довольно открыт и честен. Самое главное - в нем чувствуется внутренняя сила, внутренняя направленность, и в этом еще один секрет любви к нему слушателей: ему есть, что сказать людям, есть, о чем спеть.

Бог подарил нам редкого человека, которому часто, поверьте, бывало и бесконечно одиноко, и мучительно больно, как любому мыслящему человеку, которого многое мучает и жжет. Но ясно понимая, что прожить свою единственную жизнь он должен на нашей грешной и многострадальной земле, он создал свой, личный мир, созвучный его внутренним душевным и духовным устремлениям... И он дарит нам его, открывает двери и впускает всех нас...

Использованны материалы с Форума поклонников творчества Олега Погудина.


 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ