О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич ( род. 1967)

О Живописи   |   Интервью   |   О Человеке
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич

Василий Игоревич Нестеренко родился в 1967 году в Павлограде, на Украине. В 1980 году поступил в Московскую среднюю художественную школу при Московском государственном академическом художественном институте им. В. И. Сурикова на отделение живописи - после подготовки в мастерской Народного художника России Н. С. Присекина. В июне 1985 окончил Московскую среднюю художественную школу с золотой медалью. С декабря 1985 года по октябрь 1987 служил в рядах Советской Армии. С 1987 по 1994 годы учился в Московском государственном академическом художественном институте им. В. И. Сурикова. Мастерская Народного художника СССР, академика Т. Т. Салахова. Преподаватели: проф. Л. В. Шепелев, проф. С. Н. Шильников, проф. Н. П. Христолюбов, проф. Е. Н. Трошев. С осени 1988 года активная творческая деятельность.



Источник: ВИКИПЕДИЯ Свободная энциклопедия 


Василий Игоревич НЕСТЕРЕНКО: О Живописи

Василий Игоревич НЕСТЕРЕНКО (род. 1967) - народный художник Российской Федерации, действительный член Российской Академии художеств: Интервью | О Человеке | Галереи | Видео .

Рубеж XX-XXI веков – сложная историческая эпоха, вызывающая к жизни новые художественные течения, направления, ценности. Творчество московского живописца Василия Нестеренко неотделимо от своего времени. Он один из тех мастеров, кто вводит отечественное искусство в новое столетие.

Прекрасная академическая подготовка, глубокая восприимчивость современности, редкое трудолюбие помогли Нестеренко стремительно войти в художественную жизнь страны. Он быстро достигает самостоятельности, зрелости стиля, получает широкое признание. Обладая значительным творческим диапазоном, пишет портреты, пейзажи, большие исторические полотна, религиозные композиции.

Художественное осмысление перемен в духовной жизни общества и глубокие изменения в мироощущении воплощаются в цикле картин, посвященным поездкам по святым местам, в написании икон, в создании портретов Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II, Патриарха Иерусалимского Диодора и других духовных лиц.

Увидеть работы Василия НЕСТЕРЕНКО  на нашем сайте Вы можете в разделе «Галереи»

Основная тема его исторических полотен – утверждение личности, ее активного творческого начала. В своем искусстве Нестеренко часто обращается к эпохе реформ Петра I, вносит в живопись разнообразные исторические сюжеты: “Триумф Российского Флота”, “Москва встречает героев Полтавы”.

В основе художественного метода Нестеренко-портретиста лежит глубокое изучение натуры, природы существа человека. Его портреты замечательны остротой передачи характера. С особой теплотой раскрывает художник духовную ценность моделей. В женских портретах он тонкий лирик, создающий светлые и гармоничные образы.

Большое значение в его творчестве имеет пейзаж. Образ природы звучит в ансамбле исторических полотен, в портретной живописи и в полной мере раскрывается в пейзажных работах художника. Он много путешествует по России, не расстается с этюдником в поездках по Европе и Америке.

Настоящей творческой удачей Василия Нестеренко стало участие в воссоздании живописного убранства Храма Христа Спасителя в Москве. Эта сложнейшая работа потребовала не только высочайшего профессионального мастерства, но и умения работать в манере крупнейших живописцев XIX века.

Исполненные Нестеренко многофигурные евангельские сюжеты: “Вход Господень во Иерусалим”, “Воскресение Христово”, “Апостол Матфей”, “Крещение Господне” располагаются в самой ответственной, центральной части Храма Христа Спасителя.

Особое место в творчестве художника занимает работа в Патриаршей трапезной Храма Христа Спасителя. По благословению Патриарха художник исполняет пять евангельских сюжетов: “Тайная вечеря”, “Брак в Кане Галилейской”, “Чудесное умножение хлебов”, “Чудесный улов”, “Христос и самарянка”.

Творчество Заслуженного художника РФ, члена-корреспондента Российской академии художеств Василия Игоревича Нестеренко неизменно привлекает внимание многочисленных зрителей. Его произведения можно увидеть в музеях, на крупнейших отечественных и зарубежных выставках. Он много работает, полон новых творческих замыслов, в его мастерской – новые холсты.

Вице-президент Российской академии художеств, академик
Е. И. Зверьков

Источник: Персональный сайт художника ВАСИЛИЯ НЕСТЕРЕНКО .


Василий Игоревич НЕСТЕРЕНКО: интервью

Василий Игоревич НЕСТЕРЕНКО (род. 1967) - народный художник Российской Федерации, действительный член Российской Академии художеств: ЖивописьО Человеке | Галереи | Видео .

«В КРУГУ МОИХ ЗНАКОМЫХ НЕТ ЛЮДЕЙ, ИСПОРЧЕННЫХ СЛАВОЙ»


Интервью у народного художника РФ, Василия Игоревича Нестеренко я брала… под деревом. Договорились встретиться на Чистых прудах, - там скамейки, уютно и тихо. Увы, не получилось – как раз в этот момент на прудах шли работы по благоустройству территории. Не долго думая, мы обошли все заграждения, и пробрались-таки на зелёный кусочек в центре. Я повесила сумку на ветвь дерева, приготовила диктофон и спросила:

- Ничего, что так?
- Да ну что вы! Так всё по-простому, на природе…

Василий Игоревич – необычайно улыбчивый, простой и открытый человек. Да, и конечно, очень занятой. Но он отвечает на все мои вопросы не торопясь, поясняя, что непонятно, и как-то очень искренне, радушно…

Вот так по-простому, на природе мы поговорили. Прощаясь, я подумала, что когда в очередной раз попаду в Храм Христа Спасителя, то на некоторые росписи взгляну совсем другими глазами. На росписи Василия Игоревича.


Беседовала Елена КОРОВИНА

– Василий Игоревич, как Вы стали художником?
– Я любил искусство с детства. Искусство – это как болезнь. Многие не заражаются. Многие из тех, кто заразился, рано или поздно излечиваются. И лишь немногие «болеют» всю жизнь. Так вот я из тех, кто заразился на всю жизнь. И никогда по-настоящему для меня не вставал вопрос, куда пойти учиться, – я с девяти лет знал, что буду художником. И жизнь текла как-то спокойно, уверенно. Я оказался вовлеченным в искусство довольно рано. Сначала были выставки в школе, где я учился, потом – выставки в Манеже и ЦДХ. Я закончил художественную школу, затем Суриковский институт, потом была стажировка в США, дипломная работа… И параллельно с этим – персональные выставки в России и за рубежом: в Японии, США.

В раннем детстве я лишился отца, воспитывала меня мама. Поначалу она не очень поддерживала мое стремление стать художником, зная, как это нелегко. Теперь я ее прекрасно понимаю. Родителям, которые сомневаются, посвящать ли ребенка искусству, я всегда советую прочитать роман Эмиля Золя «Творчество». Роман наводит на размышления о сложности этого пути. Моя мама очень боялась, что я не выдержу, сломаюсь. А потом, видя мое упорство и огромное желание, стала меня поддерживать. И сейчас она мой самый близкий и лучший советчик.

– Я знаю, что в начале 1990-х Вам предлагали остаться жить и работать в США. Почему Вы не согласились?
– Я родился в России, я русский человек и не смог бы прожить вдали от своей Родины. Выставки за рубежом – да, хорошо, слава Богу. Но остаться в чужой стране – мне кажется, это нелегко, это значит испортить себе жизнь. Почитайте воспоминания о России наших эмигрантов – Бунина, Шмелева: такая глубокая грусть о потерянной Родине! Нет, это очень непросто – жить на чужбине.

– Но Вы все же вступили в Американскую лигу профессиональных художников…
– Будучи в Америке, я познакомился с учеником Репина Михаилом Александровичем Вербовым. Ему было на тот момент 96 лет. Мы общались с Михаилом Александровичем три года – он не дожил год до своего 100-летия. Он был почетным членом Американской лиги художников, и как-то раз, когда в США проходила моя выставка (я на ту пору был студентом), ее посетили художники лиги. Это была моя проверка на прочность, меня оценили и приняли.

– А Вы сами никогда не сомневались в правильности своего выбора?
– Наоборот, укреплялся. Меня многое не устраивает в современной жизни, в стране, в культуре, искусстве. И я не собираюсь пассивно ждать, когда этот негатив черным крылом коснется моих детей, я хочу с этим бороться. Мое оружие – это кисть и палитра. И это не так мало значит. В Севастополе в 2005 году проходила акция к 150-летию обороны Севастополя. У Энгельса можно найти только отрицательные отзывы об обороне этого славного города, о Российской империи и армии. Советская историография подхватила этот отзыв, в школах про Севастополь забыли, и в итоге оказалось: мы ничего не знаем про эту битву, где погибло более миллиона человек. Вы представляете, как это сейчас важно и актуально – донести до нашего народа, до нашего сознания величие и мощь России. К этому событию я и написал картину «Отстоим Севастополь» (холст 300 x 515. –Ред.). Для меня это звучит как «Отстоим Москву, отстоим Россию!» Во время выставки в Севастопольском художественном музее я видел фрагмент этой картины, помещенный на рекламных билбордах, в аэропорту и на вокзалах Симферополя и Севастополя, на трассах Южного берега Крыма. Люди приняли картину с душой, уловили настроение и поддержали.

– Сейчас в России, наверное, не так много истинных ценителей искусства…
– Нет-нет, я считаю, в России люди очень любят и понимают искусство. Зачастую по-своему, неумело, коряво – но сильно любят! Я однажды даже видел наколку во всю грудь с репродукцией картины Леонардо да Винчи «Мадонна Бенуа». Это что такое? Любовь к искусству в такой своеобразной форме. Спросите у любого русского человека на улице, кто такой Айвазовский, Суриков, Репин, – вам все ответят, все их знают, ну хотя бы знают тот факт, что они – русские художники. А в Европе с этим сложнее. Я знаю не понаслышке: спроси рядового европейца, кто такой Магритт, Ренуар, Брейгель, – ответа не дождешься.

– Вам бы хотелось, чтобы Ваши дети тоже посвятили жизнь искусству? Вы их видите художниками?
– Дети у меня пока совсем маленькие. Я не знаю, какой путь они изберут. Но если выберут путь служения Отечеству на ниве искусства – я им буду только содействовать. Если не захотят – я постараюсь привить им любовь к искусству в любом случае.

– Что думает об этом Ваша жена?
– Жена Оля всегда рядом, всегда во всем меня поддерживает. Она – мой главный помощник.

– Меня всегда интересовал вопрос: почему так мало женщин-художниц?
– Потому что это очень сложный путь, повторюсь. Так мало художниц не потому, что у женщин нет таланта и способностей, а потому, что сама жизнь женщины направлена на другое. Ей особенно тяжело отказаться от всего и жить ради искусства. Это тот случай, когда профессия становится образом жизни. Не каждая художница может такое выдержать и остаться верной своему пути до конца жизни.

– Что Вам ближе – пейзажи, портреты, евангельские сюжеты?
– Не могу сказать, что мне что-то ближе. Господь дал мне возможность все видеть, все изображать, даже что-то абстрактное. Все картины – плод вдохновения. Особенно мне нравится изображать то, что немножко выходит за грань живописи. Как, например, показать тяжесть мокрого снега на ветках, шорох падающей листвы? Когда это удается перенести на холст – это настоящий успех. Так же, как в портрете главное – показать душу человека, и вопросы сходства отойдут на второй план. Все может быть интересным – и пейзаж, и портрет.

Я очень люблю в своей работе разнообразие. Есть художники, которые всю жизнь пишут натюрморты. И все. Мне кажется это немного скучным. Или все время – обнаженная натура. Одна выставка, вторая, третья – и везде обнаженные. Красиво, конечно, но хочется и одетого человека на картине, наконец, увидеть. Пусть все будет разное, главное – чтобы в любой картине был ты, твой стиль. Разнообразь творчество, не изменяя себе. Но многообразие интересов не должно быть сопряжено с желанием подстроиться на потребу времени: сладенько, гламурненько, иначе не оценят.

Я расписывал много храмов: Храм Христа Спасителя, Успенский собор в Дмитрове, Успенский храм в Домнино – родовом имении Романовых, расписывал Тронный зал Иерусалимского Патриарха в Иерусалиме, Мне интересно писать картины на историческую тематику, пейзажи, портреты. Но, особенно в портретном жанре, меня волнует вопрос «Кто есть герой нашего времени?». Когда-то это были Онегин и Печорин, а кто сейчас? Разумеется, для всех людей и герои разные. И не хотелось бы, чтобы для большинства героями были участники какого-нибудь «Дома-2». Мне говорят: «Да, знаете, сейчас молодежь так воспитывают, у них другие ценности». Так мы же их и воспитываем! Мы! На нас и вся ответственность, и все от нас зависит!

– А кто для Вас – герой нашего времени?
– Можно посмотреть на мои картины-портреты и получить ответ. Это как не известные широкому кругу люди – просто мои знакомые, так и довольно знаменитые личности. Например, великая русская певица Ирина Архипова или знаменитый актер Василий Лановой. Они все для меня – герои моего времени. Я пытаюсь узнать их изнутри, ведь чтобы написать портрет, недостаточно просто иметь талант, надо подружиться с человеком, почувствовать его душу, иначе ничего не получится.

– Вы встречались со многими знаменитыми людьми – на Ваш взгляд, слава их не портит? Как уберечься от звездной болезни?
– Пройти срединным путем, как-то удержаться. Ведь можно попасть в ловушку славы – и оказаться не художником или артистом, а чиновником, председателем какого-нибудь фонда. Это как цепная реакция. И творческое начало будет убито. А можно иметь всегда душу ребенка, как у Ланового, – он всегда простой, открытый, несмотря на всенародную известность. Наверное, мне повезло: в кругу моих знакомых нет людей, испорченных славой.

– Так чем же знаменитости отличаются от простых смертных, на Ваш взгляд?
– Сложно ответить. С одной стороны, они просты в общении, они такие же, как и все, а с другой – чувствуется, что они несколько иные. Они заряжены на творчество, у них молодая душа. Вернемся к тому же Вербову, ученику Репина, – его знал весь Нью-Йорк, а он мне, студенту, просто говорил: «Я сделал новую работу, пойдем посмотрим, что скажешь». Простота – вот чем отличаются по-настоящему великие, знаменитые люди. Среди художников не так много людей, которые искренне могут радоваться успехам молодых соратников. Это умение – тоже, на мой взгляд, признак действительно талантливого, знаменитого человека. Слава не должна портить. Она должна быть стимулом – выше, дальше, глубже. Ведь можно просто достичь успеха и остановиться на достигнутом. И все. Получится застой и постепенное угасание творчества.

– Если человек мечтает о славе – это хорошо или плохо?
– Конечно, хорошо, ведь эта мечта является главным стимулом. Об этом мечтали многие великие русские люди: Суворов и Ушаков, Брюллов и Репин – и получили ее вполне заслуженно. И они через свою славу вознесли Россию. Еще важно определиться, о какой славе ты мечтаешь и зачем. Я пытаюсь заряжать своим творчеством только на добро. И в наше время получить такую славу при всем своем профессионализме и таланте сложнее, чем славу скандалиста. Есть такой художник-авангардист Олег Кулик, который на выставках выскакивает на четвереньках голым, и кусает ноги посетителей. Известны его коровы с видео под хвостом, бюст Толстого в курином помете и с живыми курами вокруг… Кулик – довольно прославленный персонаж. Так что и такая слава бывает. Заниматься сохранением традиций русского искусства труднее, намного проще привлекать внимание вот так, эпатажем.

– Кто для Вас – пример для подражания в Вашем творчестве?
– Не буду называть современных художников, хотя оговорюсь сразу – такие есть. Я старался учиться у всех великих живописцев – это Куинджи, Иванов, Нестеров, Васнецов, Микеланджело, Ван Дейк…

– Вы чувствуете себя знаменитым?
– Мое творчество знают многие люди… Но знаменитым я называть себя не хочу. Однажды по телевидению я увидел репродукцию своей картины «Триумф Российского флота», которая находится в Москве в музее Вооруженных сил. Сюжет был про Владикавказ. Кто сделал, что она туда попала в передачу? Я в Северной Осетии не бывал ни разу. Приятно? Конечно, приятно. Можно, конечно, начать говорить о нарушении авторских прав, но об этом ли речь, когда происходит такое признание тебя как художника?

– Почувствовали ли Вы на себе, что значит искушение славой?
– У меня такое бывает нечасто. Да, на выставках, когда я окружен прессой, телевидением, когда ко мне подходят за автографом, это, конечно, очень приятно. Но это еще и огромное чувство ответственности. Еще я всегда опасаюсь кого-то обидеть. Подошел ко мне человек с кусочком пригласительного билета, просит автограф, просит сфотографироваться, а я в это время занят – интервью или просто беседа с гостем… Отказать нельзя: человек специально пришел, может, добирался долго, может, с работы отпросился – я не имею права его обидеть, попросить подождать. Приходится все успевать.

– Не страшно было браться за роспись Храма Христа Спасителя? С какими сложностями столкнулись?
– Сложностей было очень много. Груз ответственности просто колоссальный. Несколько лет я отдал работе в этом храме. В храме четыре мои росписи, четыре Богородичные иконы, Плащаница для главного престола, пять картин на евангельские сюжеты в трапезной Патриарха и десять видов монастырей в аванзале зала Церковных Соборов. Росписи и картины я делал в одиночку, без помощников, – это было невероятно сложно: в XIX веке храм расписывали десять лет, а мы расписали за семь с половиной месяцев. Как мы смогли это сделать? Не знаю, чудом. Храм Христа Спасителя расписывали те художники, кто этого искренне желал, те, кто хотел оставить свой след, кто хотел приобщиться к этому величайшему, фантастическому событию. И это была огромная честь для всех нас. В свое время Александр Иванов мечтал расписать храм – его, Иванова, не допустили! А мне посчастливилось поработать в храме, восстанавливать две росписи Семирадского, две росписи Сорокина – прославленных мастеров XIX века! Это был незабываемый диалог со знаменитыми художниками того времени. Когда я столкнулся с храмовой живописью, я для себя открыл столько новых путей, столько ощущений – целый мир, который обогатил мою жизнь, мою палитру. Так что мы этой работы в Храме Христа Спасителя никогда не забудем.

– У вас было множество выставок. Была ли среди них особенная для вас? И почему?
– Наверное, в Большом Манеже, в феврале 2004 года. Когда я готовил эту выставку, я старался не проезжать мимо Манежа – этот длинный ряд колонн действовал на меня удручающе. Мне казалось, что у меня ничего не получится. Но выставка состоялась, да еще какая!

– А у Вас есть любимая картина – из Ваших работ?
– Есть. Еще ненаписанная.

– А из написанных?
– «Наедине с собой». Можете посмотреть на моем сайте. На ней изображен герой нашего времени, моего времени, – обычный монах, обычный человек, но живущий жизнью необычной, непонятной для нас. Пока есть такие люди в России – Россия будет жить. Или картина «Непокоренный» . Я пытался сказать что-то новое о войне, и это, как мне кажется, удалось.

– А что для Вас самое страшное в Вашей работе?
– Больше всего я боюсь не оправдать надежды людей. Страшнее всего услышать: «Плохие у тебя картины. Мы к тебе пришли, а ты какую-то ерунду выставил». Слава Богу, у меня такого не было, но все очень непредсказуемо в мире искусства. Можно всю жизнь проработать, писать картины, а потом, в конце жизни, тебе скажут: «Все это устарело, ничего интересного». Вспомним Александра Иванова, написавшего «Явление Христа народу». Брюллову повезло чуть больше – он успел умереть, прежде чем его стали забывать, а Иванов при жизни узнал, что значит быть отверженным. Рембрант был забыт на 200 лет! Айвазовского как при жизни заклевывали, так и после смерти. И сколько таких примеров! Тяжело быть талантливым и знаменитым. Слава славой, а часто от нее бессонница и тяжесть на душе. Так что неизвестно, что и как сложится. Как можно упиваться славой, когда, может, завтра скажут, что вообще зря ты на свет родился?

Источник:   НАСЛЕДНИК православный молодежный журнал  naslednick.ru


О Человеке: Д.О. Швидковский о Василии Нестеренко

Василий Игоревич НЕСТЕРЕНКО (род. 1967) - народный художник Российской Федерации, действительный член Российской Академии художеств: Живопись | Интервью | Галереи | Видео .

Член Президиума Совета по культуре и искусству при Президенте РФ,
вице-президент Российской академии художеств,
доктор искусствоведения, профессор
Д. О. Швидковский

Многогранно художественное дарование Василия Нестеренко и обширно его творчество – церковные росписи и исторические полотна, портреты духовенства и лирические женские образы, пейзажи и натюрморты, произведения, написанные маслом и акварелью, графические листы, выполненные углем и карандашом. Ему одинаково удаются небольшие этюды и многометровые полотна, камерные изображения природы и сложнейшие по композиции и образному строю философские произведения. Его картины отражают многие стороны нашей жизни, проникают вглубь истории, заставляют нас сопереживать трагедиям прошлого и подвигам предшественников, приобщаться молитвенному служению Отцов церкви. Чувства зрителя вдохновляют как отдельные произведения мастера, так и серии картин, и целые выставки, объединенные идеями добра, любви и примирения.

Путешествуя по страницам этого альбома, мы проживаем вместе с художником его жизнь, полную впечатлений от красоты родной природы, творческих встреч с современниками, многочисленных поездок по всему миру. Мы можем вспомнить славные страницы истории: эпоху Петра Великого с его триумфами и баталиями, перенестись в XIX век и побывать на редутах и бастионах осажденного Севастополя, оказаться на Святых местах, где подвизались в течение столетий молитвенники Русской церкви, наконец, попасть под своды Храма Христа Спасителя и увидеть росписи и картины, повествующие о событиях Евангельской истории.

Знакомясь с произведениями художника, мы погружаемся в мир живописи, где можно увидеть и изысканные переливы цвета, и тонкие сочетания сближенных полутонов, и активные цветовые удары, выполненные уверенной кистью. Богатство фактуры отличает большинство работ художника – это и гладкая поверхность, достигнутая еле заметными лессировками, позволяющими моделировать тончайшие изменения формы, и экспрессивный корпусный слой, полученный широкой кистью или мастихином, способный оттенить ответственные места картины, выявить и подчеркнуть осязаемость предметов. Разнообразен колорит живописных вещей мастера – от сдержанного и легкого до яркого и насыщенного. В его творческом арсенале почти все технические средства и приемы, выработанные многими поколениями художников.

Для Василия Нестеренко нет недоступных сюжетов, с одинаковым успехом он выполняет и маленький акварельный портрет, и монументальную картину маслом, и колоссальную настенную роспись. Работая над пейзажем, художник стремится передать эффекты, лежащие за пределами живописи: запах осеннего леса, шелест листвы, тяжесть мокрого снега или шум моря. Создавая портрет, он проникает в душу человека, изображая внутренний мир, а не просто внешнее сходство. Настроение, вызванное картиной, сразу же будит ответную реакцию зрителя, заставляет сопереживать чувствам и мыслям художника.

Тема служения людям, искреннее желание сделать жизнь современников лучше и чище, призыв оглядеться вокруг и полюбить окружающий мир проходит через все творчество Василия Нестеренко. Свою жизнь художник полностью посвятил искусству в самом высоком смысле этого слова, включающего в себя и профессиональную преданность любимому делу, и самоотверженный творческий труд, и верность один раз выбранным идеалам.

Можно сказать, что творчество Василия Нестеренко энциклопедично по своей широте и разнообразию. Целью настоящего альбома является попытка собрать на страницах одного издания большинство произведений художника, скомпоновать их так, чтобы наиболее полно выразить смысл его творческих исканий.

Попытаемся проследить творческий путь художника, этапы его становления, а также рассказать, кто были его педагоги, в какой среде он воспитывался, что позволило ему подняться к вершинам профессионального мастерства и получить заслуженное признание.

Василий Игоревич Нестеренко родился в 1967 году на Украине. Впечатления детства останутся важным источником вдохновения в его дальнейшей творческой судьбе. Бескрайние поля Украины, огромные пирамидальные тополя над безбрежным Днепром, плакучие ивы, склонившиеся у тихого пруда и яркая живописная природа Крыма с фантастическими нагромождениями скал у берега Черного моря – вот где впервые проявилось его дарование художника, порой еще робко, но уже вполне отчетливо. Видя в нем склонность к рисованию, родители поощряли его занятия.

Вся последующая жизнь Василия Нестеренко связана с Москвой. Поступив в Московскую среднюю художественную школу при Суриковском институте, он навсегда приобщился к творчеству. Экзамены в школу стали первым испытанием для юного художника. Пройдя жесткий конкурс – пятнадцать человек на место – он попал в мир профессионального искусства, в alma mater многих российских живописцев и скульпторов.

Сдаче экзаменов предшествовала серьезная подготовительная работа в Студии имени М.Б.Грекова, в мастерской Народного художника России, лауреата Государственных премий Н.С.Присекина. Знаменитый баталист, автор многих диорам, он работал в тот момент над монументальной картиной «Куликовская битва». Василий, рисуя учебные натюрморты акварелью, мечтал о больших полотнах, смотрел как на чудо, когда под рукой мастера оживают на холсте фигуры, казалось бы, из ничего появляется жизнь.

В атмосфере подъема интереса советского общества к отечественной культуре начиналось творческое становление Василия Нестеренко. Юный живописец зачитывался книгами по истории русского и мирового искусства и вместе со своими товарищами из художественной школы открывал для себя поэзию древних церквей и монастырей, восхищался натюрмортами Стожарова, картинами Пластова и других классиков реалистического искусства. Каждую перемену проводил в Третьяковской галерее, расположенной напротив школы, изучал произведения Сурикова, Репина, Левитана, не мог отойти от картины «Явление Христа народу» Александра Иванова, постепенно приобщался к духовной красоте древнерусской живописи.

Несколько поколений художников прошли через стены легендарной школы в Лаврушинском переулке. В ее коридорах в то время висело немало учебных работ, которые по своему мастерству не уступали произведениям маститых художников. Это была настоящая школа искусства, хранившая еще дореволюционные традиции, бережно пронесенные преподавателями и учениками через многие десятилетия. Одной из главных традиций школы был дух соревнования. Учились не только у педагогов, но и у произведений великих русских художников и у своих соучеников, ревностно подмечая удачные места в рисунке или эффектно написанные детали учебной постановки. Считалось зазорным выставить на просмотре меньше работ, чем у товарищей по группе. В чести были труд и мастерство, которые каждому давались нелегко, но Василий Нестеренко всегда был лидером, был заметен даже в школе, на еще ученическом уровне.

Ко времени обучения в школе относится «Рисунок с античной скульптуры», выполненный штрихом в технике акварели. В этой работе видна рука будущего мастера. Уже тогда Нестеренко ставил перед собой задачи, значительно превосходящие требования педагогов. Блестяще закончив художественный курс школы, он получил золотую медаль за общеобразовательные дисциплины, что было большой редкостью в среде художников.

Следующее испытание – вступительные экзамены в Московский Государственный художественный институт им. В.И.Сурикова – Нестеренко преодолел успешнее других и поступил под первым номером на факультет живописи летом 1985 года. В жизни художника начался новый этап, близкий по своей сложности к настоящей профессиональной жизни. Последовательный приверженец реализма, Василий Нестеренко выбрал для обучения самую яркую и динамичную творческую мастерскую, которой руководил Народный художник СССР С.С.Салахов, выдающийся современный живописец, академик, глава Союза художников СССР. В мастерской Салахова было много сторонников абстрактного искусства, выделявшихся на фоне остальных студентов, но с другой стороны, лучшие реалисты, как правило, заканчивали именно эту мастерскую. В ней царила атмосфера современного творчества с его острыми проблемами, разницей стилей и творческих привязанностей. Это была своего рода «модель» той жизни искусства, в которую каждому предстояло погрузиться после окончания института.

Василий Нестеренко стремился закрепить за собой первенство среди студентов Суриковского института, но чтобы стать заметным в нем, требовались высокие профессиональные навыки и большая работоспособность. Многочисленные штудии обнаженных моделей в натуральную величину, подготовительные рисунки и этюды, женские и мужские портреты маслом и углем перемежались с композиционными поисками. Постепенно росло его мастерство в точности передачи пропорций, в остроте портретных характеристик, в умении передавать фактуру и материальность изображаемых предметов.

В какой-то момент художник почувствовал, что необходимо вернуться к изучению классики – вот где настоящее мастерство, вот где можно научиться чувству меры и ритма, пропорций и пластики! Уделяя большое внимание рисунку как основе живописи и композиции, Василий Нестеренко поставил перед собой сложную задачу – попытаться сделать натурный рисунок со статуи Микеланджело «Давид» в половину ее натуральной величины. Таких больших рисунков известно всего несколько, и созданы они были, в основном, еще в Императорской академии художеств. Работая в Государственном музее изобразительных искусств им. А.С.Пушкина, Нестеренко стремился проникнуться микеланджеловской мощью в трактовке формы, почувствовать гармонию пропорций и сложную архитектонику этого гениального произведения. Ни один рисунок с гипсовых слепков и ни одна постановка с обнаженными натурщиками не дала художнику столько, сколько этот рисунок. Два месяца, проведенных в Пушкинском музее, оказались гораздо полезнее, чем годы в учебных мастерских.

Для Василия это был первый опыт творческого диалога с великим маэстро прошлого. Рисуя «Давида», он узнал для себя о жизни и творчестве Микеланджело больше, чем из всех литературных источников, больше, чем, например, из «Жизнеописаний» Джорджо Вазари или из воспоминаний Асканио Кондиви. Художнику казалось, что он, как прилежный ученик, не только познает творчество титана эпохи Возрождения, но и допущен к разговору с ним.

Совершенствуясь как рисовальщик, Василий Нестеренко стремился обогатить свою творческую манеру живописными приемами старых мастеров. Этому не учили, да и мало кто владел подобными секретами. Раскрыть их, понять, чтобы использовать на практике, можно было лишь копируя классические образцы. Небольшая картина Франческо Сурбарана «Отрочество Мадонны», находящаяся в Государственном Эрмитаже, привлекла внимание Василия своей внутренней силой, выразительной лаконичностью художественного языка, особой духовностью, которой проникнуты лучшие творения великих испанцев. Работая над копией этой картины, художник совершенствовал технику лессировок, столь необходимую для многослойной живописи. Пополняя свой технический арсенал, Нестеренко продолжал изучать композиционное мышление старых мастеров, которое постепенно открывалось при работе с подлинниками.             

Следующая копия оказала решающее воздействие на творческую манеру живописца, став на многие годы своеобразным камертоном при создании собственных произведений. «Портрет Маргариты Лотарингской» работы А. Ван Дейка, жемчужина наших музейных собраний, хранится в подмосковном Архангельском. Дружба с Музеем «Архангельское» помогла Василию получить отдельную мастерскую во дворце Юсупова, где он провел несколько месяцев наедине с холстом Ван Дейка. Выполненная копия намного превзошла все ожидания – художнику удалось повторить полет кисти великого фламандца. Картины Ван Дейка сложны для копирования – ведь это вершины портретной живописи Западной Европы. Повторить специфическую технику XVII века в наше время означает не только изучить оригинал, но и перевоплотиться в человека той эпохи.

«Портрет Маргариты Лотарингской» был выставлен на просмотре в Суриковском институте вместе с рисунком «Давида». Эти два произведения не оставили равнодушными ни педагогов, ни студентов, закрепив за Нестеренко славу рисовальщика и живописца. Всем было понятно, что перед ними почти полностью сложившийся мастер. Но сколько таких мастеров кануло в лету, так и не создав ничего, кроме учебных работ!

Василию Нестеренко предстояло еще несколько лет провести в Суриковском институте, но он чувствовал, что время ученичества прошло – необходимо находить свой путь в искусстве, заявлять о себе в художественном мире. Нестеренко становится постоянным участником всех всероссийских и всесоюзных выставок в Москве. К этому времени относятся и первые удачные опыты в пейзажной и портретной живописи. Некоторые из его портретов попадают на страницы ведущих советских журналов об искусстве.

Воспитанный на реалистических традициях, Василий Нестеренко постоянно учился у своих великих предшественников, картины которых украшают Третьяковку и Русский музей. Находя полезное для себя в творчестве Поленова и Серова, Нестерова и Врубеля, он пытался соотносить свои первые успешные работы с композиционными картинами Брюллова, Иванова и Сурикова, сознавая, что стоит еще в самом начале творческого пути.

Начав принимать активное участие в художественной жизни Москвы, художник чувствовал недостаток информации о современной живописи, ему хотелось познакомиться с музейными коллекциями на Западе. Так ли уж были правы апологеты авангардизма, утверждавшие, что искусство, построенное на классических принципах, изжило себя, что пришло время абстракций и инсталляций? Следует напомнить, что это была эпоха Советского Союза, и поехать за границу изучать искусство было крайне сложно. Но Василию Нестеренко удалось побывать в Европе, познакомиться с уникальными собраниями Дрезденской галереи, музея Орсэ, Лувра, некоторых современных музеев. Подлинным открытием для Василия стала живопись импрессионистов. Нельзя сказать, что он не знал о них – в Эрмитаже и Пушкинском музее очень хорошие коллекции импрессионистов. Но, видимо, надо было увидеть их картины в Париже, чтобы по-настоящему оценить их. Сама душа художника требовала не ограничиваться академическим умением, а стремиться изображать мир во всем его многообразии. Нестеренко нельзя назвать последователем импрессионистов, но он многое почерпнул для себя, полюбив их творчество.

Настоящей удачей стала для живописца персональная выставка в Японии в начале 1991 года, приуроченная к визиту в Японию Президента СССР М.С.Горбачева. Выставка побывала в Токио и еще в нескольких городах страны, где художник увидел неподдельный интерес японского зрителя к реалистическому искусству, к своим портретам, пейзажам и натюрмортам, выполненным за время учебы. Передвижная выставка в Японии стала не только первой заграничной, но и первой персональной выставкой Нестеренко. Этот успех окрылил молодого мастера.

Весной 1991 года Василий Нестеренко неожиданно получает предложение пройти стажировку в Америке. Договор о культурном обмене между двумя странами, подписанный Президентами Бушем и Горбачевым, был рассчитан на сотни студентов, но среди них было всего одно место для художника. Руководство Суриковского института, не колеблясь, предложило Министерству Культуры СССР кандидатуру Нестеренко. Он отправляется учиться в Нью-Йорк – Мекку современного искусства.

Став студентом Художественного института ПРАСС, Василий получает собственную мастерскую и возможность знакомиться с бурной жизнью Нью-Йорка. Учиться в ПРАССе для Нестеренко в привычном смысле было нечему – уровень его профессиональной подготовки нередко значительно превосходил мастерство не только студентов, но и педагогов. Перед ним стояла другая задача – изучать художественную среду, культуру, образ мыслей американцев, попытаться занять свое место в художественной жизни Нью-Йорка. За короткое время Василий Нестеренко стал востребованным художником в Америке. Он организовал несколько персональных выставок и принял участие во многих групповых проектах, его картины охотно покупали не только в Нью-Йорке, но и в галереях Калифорнии, Нью-Мексико, Колорадо. 

Оглядываясь назад, Василий Нестеренко считает, что пребывание в Нью-Йорке и последовавшие за этим годы активной выставочной деятельности в США, существенно расширили его кругозор, привнесли свободу в творчество и, что самое главное, утвердили в стремлении продолжать работать в русле реалистической или, как говорят в Америке, фигуративной живописи. Во всем мире достаточно людей, любящих искусство, основанное на многовековых традициях, и умеющих ценить подлинное мастерство.

 Находясь в окружении музеев, театров и галерей, художник вскоре понял, что интересным для этого многоликого мира может стать только то искусство, которое несет на себе печать национального своеобразия. Этим, например, объясняется интерес американской публики к творчеству мексиканских художников, та же ситуация и с японским искусством. Русское искусство отличается не меньшим своеобразием, и мы можем многое сказать и американскому, и европейскому зрителю. России, сохранившей старую школу, еще предстоит внести свой вклад в развитие современной живописи, считает художник.

 За время пребывания в Америке Василий Нестеренко создал десятки картин: портреты, пейзажи, натюрморты, обнаженные. Одно из первых произведений – «Натюрморт с атрибутами искусства». Сюжет, почерпнутый у Шардена и скомпонованный по всем правилам академического искусства, полон свидетельств современности. В этой работе впервые сформировался тот тип натюрморта-картины, который станет характерным для творчества Нестеренко в последующем. Художник, не ограничиваясь изображением предметов, вводит в натюрморт детали интерьера, пейзажа и даже полуфигуры людей.

Картина «Художник» интересна тем, что была создана в ответ на слова некоторых нью-йоркских коллег: «Почему ты не рисуешь, как мы?» Изобразив на заднем плане холсты с абстрактной живописью, повторив технологию их создания – что было нетрудно после Ван Дейка и Сурбарана, – Нестеренко изобразил на переднем плане фигуру самой американской художницы, автора абстрактных работ, в натуральную величину, как бы отвечая оппонентам: «А теперь попробуйте сделать, как я!»

Несмотря на перспективы кажущегося успеха в Америке, художника неотступно преследовала мысль, что создавать только пейзажи и портреты недостаточно, чтобы окончательно стать на ноги в искусстве. Для этого необходимо написать большую композиционную картину. Нестеренко хотел доказать всем, и прежде всего самому себе, что может решить сверхсложную задачу, создав многофигурное полотно на историческую тему.

Неожиданно для многих Василий Нестеренко возвращается в Москву и приступает к работе над многометровым холстом «Триумф Российского флота». Патриотический сюжет был выбран художником не случайно. Время, когда создавалась эта картина, было весьма непростым для России – это были годы политических кризисов. Многие процессы, проходившие в стране в то время, были неприемлемы для художника, воспитанного на любви к отечественной культуре и истории. Во многом эта картина символизировала его гражданскую позицию. Этим вызвано мажорное звучание, торжественный ритм и парадный пафос созданного произведения.                   

Композиционная схема картины «Триумф Российского флота» определилась не сразу – этому предшествовала долгая работа над эскизами и кропотливое изучение свидетельств Петровской эпохи. Художник столкнулся с необходимостью сбора разнородного материала по истории костюма, оружия, парусного оснащения судов, по изучению портретов и гравюр того времени. Работа над эскизами и картоном картины потребовала мобилизации всех навыков, опыта и знаний, приобретенных во время обучения и самостоятельного творчества, всех впечатлений, почерпнутых в музеях.

Василий Нестеренко ощущал необходимость продолжать изучение композиционных принципов старых мастеров. За время подготовительных работ к картине «Триумф Российского флота» художник предпринял ряд творческих поездок в Италию и Францию. В Венеции его особенно увлекли многофигурные композиции Веронезе и Тинторетто, Тьеполо и Тициана, в Риме – фрески Микеланджело и Рафаэля. Во Флоренции художник часами простаивал перед картинами Боттичелли. Он знал многое о Флоренции, изучая историю искусств, но увиденный в реальности прославленный город великих художников покорил его: Галереи Уффици и Питчи, Палаццо Сеньории, Борджелло, Санта Кроче, Санта Мария дель Фьоре, двери Гиберти и еще столько всего! И, конечно, Галерея Академии со столь знакомым «Давидом» Микеланджело.

Снова отправившись в Париж, посещая Лувр и Версаль, художник изучает произведения французских романтиков – Делакруа и Жерико, восхищается большими полотнами Жака Луи Давида. Вдохновляясь искусством Возрождения и классицизма, Василий Нестеренко без устали пишет с натуры виды Парижа, Флоренции и Венеции.

Итальянскими впечатлениями навеяны созданные позже картины: «Натюрморт с морскими приборами» и «Пьеро и Арлекин». Последняя работа содержит попытку философского осмысления жизни художника. Взгляд Пьеро говорит о горечи разочарований, о страстном и болезненном отношении к творчеству. Живописные приемы, использованные в этой картине, корпусная фактура, ритм цветовых сочетаний говорят о внимании художника к исканиям абстрактных живописцев. Ничто не уходит из поля зрения Василия Нестеренко, он пытается найти интересное для себя и в современном искусстве, и в творениях старых мастеров, использовать все многообразие художественных средств для работы над большим холстом, ожидавшим его в московской мастерской.

Каждый раз, возвращаясь в Москву после посещений крупнейших музеев мира, Василий Нестеренко вносил поправки и изменения в эскизы картины «Триумф Российского флота». Вскоре художник приступил к прорисовке фигур в натуральную величину непосредственно на холсте. Работа над этим подготовительным рисунком продолжалась восемь месяцев, еще столько же времени заняла сама живопись.

 Перед первыми зрителями, увидевшими картину, предстал во всем своем величии Император Всероссийский Петр I в мундире шаутбенахта, в котором он командовал четырьмя флотами. Выстроившиеся в две линии на Кронштадтском рейде фрегаты и линейные корабли Балтийского флота исчезают в дымке у горизонта. Нарядные платья ближайших сподвижников Петра и европейских посланников, глубокие зеленые и красные цвета мундиров преображенцев, решенные темным силуэтом на фоне светлого золотистого помоста и белых дымов от пушечной пальбы, красно-синий корабельный гюйс и императорский штандарт с картами четырех морей обрамляют фигуру Петра. Он полон спокойствия и величия, но, вместе с тем, нервно сжимает эфес шпаги, твердо и решительно смотрит прямо на зрителя. Мы почти слышим барабанную дробь и пушечную канонаду, почти ощущаем соленый ветер Балтики, как будто мы присутствуем на этом триумфе великого Императора, его армии и флота, свидетельствуем свое восхищение гению царя-преобразователя и мужеству его народа.

Картина «Триумф Российского флота» – дипломная работа Нестеренко в МГХИ им. В.И.Сурикова. Этим монументальным полотном он завершил свое художественное образование. Во время показа картины на защите дипломов в Суриковском институте стало ясно, что ее художественный уровень намного превосходит требования к дипломным работам. Создание картины «Триумф Российского флота» привело к триумфу самого автора. С этого момента имя Василия Нестеренко стало известным в России. Презентация и последующее размещение картины в Центральном Музее Вооруженных Сил только увеличили значимость этого масштабного произведения. Художник заявил о себе на всю страну как мастер, владеющий широким арсеналом художественных приемов, обладающий в равной степени даром живописца, рисовальщика и композитора.

Всего через два года, в 1996 году, Российская академия художеств предложит Василию Нестеренко провести персональную выставку в своих выставочных залах. Такой чести удостаивались отнюдь не все художники. Выставка прошла с большим успехом. Творчество Нестеренко получило признание со стороны старших коллег, академиков, снискало зрительские симпатии многих знатоков и любителей живописи. Эта выставка стала для художника воротами в большое искусство, началом настоящего признания его таланта. Многие из картин, впервые представленных на той выставке, являются лучшими произведениями Василия Нестеренко.

Особенно запоминается картина «Наедине с собой» – один из самых проникновенных портретов мастера. На картине изображен монах Псково-Печерского монастыря, погруженный в молитвенные раздумья. Портрет написан настолько мастерски, что кажется – перед нами живой человек, а не картинная плоскость. Образ монаха-молитвенника, который живет не суетными интересами мира, а думает и печалится совсем о других вещах – это первая и, возможно, самая удачная попытка изобразить подлинного героя нашего времени, того, на ком держится русская земля. Тихий смиренный образ таит в себе большую силу. Портрет ставит вопросы, которые порой не под силу решить и многофигурной картине. Можно смело сказать, что «Наедине с собой» – это пример духовной живописи, нечто большее, чем простое изображение человека.

Православным духом проникнута серия картин «Времена года», пейзажи Афона и Иерусалима, портреты, выполненные во время первых паломнических путешествий художника.
Василий Нестеренко успешно пробует себя в качестве мастера парадного портрета. Монументальная фигура Иерусалимского Патриарха Диодора, изображенного в полном облачении, помещена на фоне светлого неба, оттеняющего насыщенные по цвету одежды Патриарха. Торжественное величие Предстоятеля Иерусалимской Церкви подчеркивает купол Храма Гроба Господня, доминирующего над Святым Городом. Для живописного решения этого портрета характерна большая свобода, что было заметно еще в первом акварельном эскизе. Художник преодолевает условность художественного языка, некоторую уплощенность трактовки формы, свойственную для его более ранних произведений.       
          
Целый ряд выставок в Москве, последовавших за выставкой в Академии художеств, показал большой интерес зрителей к творчеству Нестеренко, что в свою очередь заставило художника активно работать во всех жанрах живописи. Однако, одним из главных направлений в его творчестве останется историческая тема. За несколько лет художник создал серию картин, посвященных русской военной истории: «Нам позавидуют в сей славе!», «Отец Отечества», «Мечты о флоте», «Гусарская баллада», «Наша слава – Русская Держава!», «Оружие Победы», «Портрет русского офицера». В них можно увидеть свидетельства славных побед при Гангуте и Гренгаме, в Полтавском и Бородинском сражениях, георгиевское оружие середины XIX века и оружие Победы в Великой Отечественной войне. Образы юношей, то в форме ахтырского гусара 1812 года, то в форме современного юнги, призваны показать преемственность исторических и военных традиций, отражают надежды и стремления самого художника. К этим работам следует добавить два детских портрета: «Будущий капитан» и «Юный командир», трогательно повествующих о совсем недетском интересе юных героев к русской военной истории.

Картина «Москва встречает героев Полтавы», созданная в 1997 году, продолжает Петровскую тему. Кавалькада всадников написана настолько убедительно, что кажется, автор был свидетелем торжественного въезда Петра в Москву после Полтавской баталии. Ритм скачущих лошадей, вздернутые к небу фанфары, поднятые барабанные палочки перекликаются с архитектурным ритмом барочной Триумфальной арки, изображенной на фоне древнего Московского Кремля. Вся картина пронизана движением, нет и следа от статичности первых композиционных решений художника.

Историческая живопись не перестает волновать Василия Нестеренко. Еще одним значительным произведением в этой области стало монументальное полотно «Отстоим Севастополь!». Смелая и необычная композиция картины, ее образный строй с драматическими портретными характеристиками, сдержанное богатство колорита – все говорит о возросшем мастерстве художника. Фигуры не просто точно скомпонованы, движения персонажей не просто выразительны – в картине показан внутренний мир героев, их чувства и душевная борьба в роковой, возможно, последний момент жизни.

Картина «Отстоим Севастополь!» никого не оставляет равнодушным. Даже если не знать, что происходило во время Крымской войны, тема защиты своей земли, тема жизни и смерти может взволновать любого человека. Но если вспомнить все обстоятельства, приведшие к одной из самых кровавых войн XIX века, соотнести события Крымской войны с современностью, то картина получает совсем иное звучание. Это не столько изображение событий русской истории – это воззвание к современникам! Противоречия, поставившие Россию на грань катастрофы в середине XIX века, сохранились, а возможно, и обострились сейчас. Тема защиты рубежей, судьба Севастополя и других форпостов не только не потеряла своей значимости, но именно сегодня эти вопросы стали для нас особенно важными. Нельзя забывать, что Крымская, или Восточная, война началась из-за религиозного конфликта в Палестине. Недаром эту войну наши предки называли «битвой за Ясли Господни». Как и во многих других случаях, Россия выступила в защиту униженных и угнетенных, при этом опасность, грозившую самой России в те годы, сейчас нелегко представить. Наши знания об этой войне весьма неполны и тенденциозны, извращены официальной советской историографией. На самом деле наша страна отнюдь не проиграла Восточную войну, хотя количество жертв, понесенных русским народом, намного превосходило потери в результате Наполеоновского нашествия. Вынужденная обороняться от коалиции мировых держав на Черном, Балтийском, Белом морях, на Дальнем Востоке, на Кавказе, в Молдавии, Валахии, в Крыму, Российская империя могла лишиться чуть ли не половины своих территорий и оказаться в границах допетровской Руси. Более миллиона жертв – таков чудовищный итог Восточной войны, предтечи войн новейшей истории. Благодаря героизму солдат и матросов, удерживавших Севастополь, благодаря доблестным победам на Кавказе, Россия в результате войны чуть ли не со всем миром не потеряла практически ничего из своих земель. Параллели со Второй мировой войной напрашиваются сами собой, Крымская война является примером и для наших современников.

Именно такая трактовка темы и легла в основу создания картины «Отстоим Севастополь!». И снова Василий Нестеренко долгое время проводит в музеях, архивах и библиотеках, внимательно изучая исторические материалы. Самое известное произведение о Севастополе – панорама Франца Рубо, созданная к 50-летию завершения обороны города-крепости. Василий Нестеренко задумал решить свою картину принципиально иначе, чем это было сделано его предшественником. У Рубо мы видим масштабную панораму города, его бухт и окрестностей, можно полностью представить ход боевых действий и расположение войск во время одного из штурмов Малахова кургана.

Нестеренко показывает самих защитников бастионов, выражения их лиц, переживания и страсти, кипящие в разгар сражения. В центре картины изображен смертельно раненый юный офицер, совсем еще мальчик, на руках у бывалого солдата. Трудно описать взгляд этого солдата-дядьки. В нем и холодная решимость умереть, но не сойти с бастиона, и удивление, что умирает не он, а этот юноша, жизнь которого только началась, это и ощущение трагедии, еще не осознанное, но уже проникшее в сердце старого ветерана. Прекрасно лицо молодого офицера, он выполнил свой долг, он отдал все, что мог – свою жизнь. Вокруг гремит бой, кричит знаменосец, отдает команды старший офицер, солдаты и матросы палят из ружей и штуцеров, вот-вот громыхнет корабельное орудие, а мы в этом шуме битвы видим и слышим святую тишину смерти.

Еще не оконченное полотно стало появляться на первых полосах ведущих российских газет и журналов. Презентация картины «Отстоим Севастополь!» прошла в Государственном Историческом музее, явившись событием в культурной жизни столицы. Последовавшая за этим персональная выставка в Художественном музее Севастополя, посвященная 150-летнему юбилею обороны города, буквально всколыхнула общественность Крыма. То, к чему стремился художник, пытаясь говорить языком истории о современных проблемах, оказалось близким широкой зрительской аудитории.
 
Не менее сильное впечатление производит портрет «Непокорённый». Это новый взгляд на Великую Отечественную войну и на отношение к ветеранам, живущим среди нас. Нестеренко выбрал строгий и выразительный язык для художественного решения портрета. Черный цвет морской формы на фоне снежного пустынного пейзажа подчеркивает напряженность взгляда старого моряка, готового хранить верность своим идеалам до «дубового бушлата». Его взгляд буквально буравит зрителя, заставляя вспомнить лица защитников Севастополя.

Картина «Игумен земли русской» – отклик на события 850-летней давности, когда Русь была под властью татаро-монголов. Сергий Радонежский, величайший русский подвижник, благословивший Дмитрия Донского на Куликовскую битву, изображен воздевшим руки к небу, молитвенно призывающим к помощи Богородицу и все горние силы ради блага многострадальной русской земли.

В творчестве Василия Нестеренко заметен интерес к эпохе Смутного времени. Небольшой эскиз, посвященный теме освобождения Москвы от польских интервентов в 1612 году, называется «Суд об Отечестве преложен на милость!». Это слова Сергия Радонежского, явившегося во сне архиепископу Арсению и подтвердившего близость окончания Смуты. Холст «Клятва князя Пожарского» изображает зарайского воеводу – спасителя Отечества, принявшего на себя крест военного руководства ополчением. Могучий князь, напоминающий былинных витязей, стоит на фоне хоругви с образом Казанской иконы Божией Матери, заступницы России во всех войнах. Князь Дмитрий Пожарский молитвенно обещает защитить свою землю от внешних и внутренних врагов.

Тяжелейшее Смутное время началось с эпохи Бориса Годунова. Личность этого царя всегда привлекала внимание не только историков, но и деятелей культуры. Работа над картиной «Портрет Владимира Маторина в роли Бориса Годунова» дала возможность Василию Нестеренко прикоснуться к теме, во многом традиционной для русского искусства. Художника вдохновил образ, создаваемый на сцене Большого театра выдающимся оперным певцом. Владимир Маторин – исполнитель шаляпинской школы, удивительное актерское мастерство помогает ему показать истинный образ царя Бориса. Картина Нестеренко – это, безусловно, портрет Маторина, но художнику удалось отразить и черты самого Годунова, застигнутого в момент страшных угрызений совести. Экспрессивный фон портрета напоминает о муках совести, терзавших душу несчастного царя.

Василий Нестеренко в своем творчестве неоднократно обращается к теме артиста и его театральной роли, когда характер персонажа тесно переплетается с личностью самого исполнителя – творца сценического образа. «Портрет Василия Ланового в роли Бернарда Шоу» – еще один пример подобного произведения. Персонаж пьесы «Милый лжец», которого играет любимец советской и российской публики Василий Лановой на сцене Вахтанговского театра, изображен в трагический момент своей жизни, когда он получает известие о смерти своей возлюбленной. Бледное лицо, нервные руки героя портрета, разорванные письма создают атмосферу драматизма, которую подчеркивает напряженный по цвету и фактуре фон. Трактовка фона становится для Нестеренко важной составляющей в выявлении образа героя.

Именно фон помогает художнику создать поистине театральную картину, в которой соединились и архитектурная музыка прославленного города, и искусство маскарада, и воспоминания о великих художниках прошлого. Речь идет о картине «Венецианский карнавал», изображающей известного театрального деятеля Святослава Бэлзу в маскарадном костюме. Виртуозно скомпонованный и лихо написанный портрет создает ощущение, что художник без особого труда справляется со сложными художественными задачами, но это – кажущаяся легкость, ведь за каждой деталью, за каждым сочетанием цвета и движением формы стоит почти математически строгий расчет, позволяющий воспринимать сложную композицию картины как единое целое.

Портреты деятелей культуры стали для Василия Нестеренко излюбленной темой в творчестве. Тем более важно отметить первое произведение из этой серии. Это портрет великой русской певицы Ирины Архиповой. Легендарная личность, она по праву может именоваться «царицей оперы». Перед художником стояла сложнейшая задача отобразить многогранность характера Ирины Архиповой и значимость ее творческого вклада в российскую культуру. Прославленная певица изображена в сценическом платье, клавиры с нотами, один из которых у нее в руках, а другой лежит на рояле, позволяют узнать ее любимые произведения.

Василий Нестеренко много работает в области портретной живописи. Ему часто удается не только передать сходство, но и заглянуть в душу модели, создать целую композицию, часто выходящую за рамки простого портрета. К таким портретам-картинам можно отнести образ Нила Столобенского, русского подвижника XVI века и портрет афонского старца Анфимия, жившего в наше время и канонизированного совсем недавно.

Особое внимание привлекают женские образы. Созданные в разные годы, эти портреты объединяет атмосфера чистого и искреннего любования красотой внутреннего мира портретируемых. Художник всегда подчеркивает достоинства своих моделей, для каждого образа он находит новое решение. Картина «Алёна» изображает девушку с огромным букетом ромашек, разлетающихся во все стороны. В этом портрете чувствуется дух России, запах неброских полевых цветов. Героиня картины «Бабье лето», девушка из костромской глубинки, стоит в тонком платьице и резиновых сапогах возле заросшего бурьяном плетня в ожидании своего суженого. Как известно, бабье лето предшествует Покрову, когда принято играть свадьбы. Теме ожидания счастья посвящены портреты «Девичьи мечты» и «Предчувствие любви». Тонкие по цвету, эти портреты проникнуты нежностью и лиризмом.

Буйство красок южного парка, красные и розовые лепестки цветущей сакуры обрамляют фигуру Ольги, супруги Василия Нестеренко, портрет которой назван «Весна». Картина «Русская мадонна», изображающая Ольгу с сыном Ваней на коленях, закомпонована в круг и напоминает по сюжету итальянские тондо эпохи Возрождения. Художник любит обращаться к традиционным сюжетам и мотивам, но всегда изображает их по-новому. Героиня портрета склонилась над младенцем в окружении полевых цветов и трав на фоне типичного русского пейзажа. Недостаточно сказать, что это произведение написано с любовью и вдохновением – оно само по себе источник любви.

Особое место в творчестве художника занимает портрет мамы, Галины Васильевны Нестеренко. Именно мама помогла Василию сформироваться как личности и состояться как художнику. Она разделила с ним все трудности во время учебы, она всегда поддерживала его в моменты невзгод и творческих разочарований, она была рядом на всех выставках и вернисажах. Чтобы добиться наилучшего результата в портрете, художники стараются побольше узнать о своей модели, но в данном случае перед Василием Нестеренко стояла, по его словам, сложнейшая задача иного рода – как в одном портрете вместить все, что чувствуешь и знаешь о самом дорогом человеке – маме? По признанию многих коллег, портрет получился. Мама художника смотрит на зрителя с тихой и ласковой улыбкой, весь ее облик излучает доброту и терпение. О ее родной земле, Украине, напоминают золотистые подсолнухи, изображенные на портрете в качестве фона.

Пейзаж часто является одним из важных составляющих портретов Василия Нестеренко, нередко он использует элементы пейзажа и в натюрмортах, и в исторических картинах. Интерес к природе проходит через все творчество художника. Он сделал немало пейзажных произведений: и этюдов с натуры, и больших пейзажей-картин. Начав, как уже отмечалось, с изучения классики, Нестеренко в первых своих пейзажах апеллирует к творчеству предшественников. Так, в картине «Воспоминания о Крыме» виден интерес к произведениям Клода Лоренна и типу пейзажа, характерного для классицизма. Парижские этюды и некоторые южные виды созданы под влиянием импрессионистов. Но вскоре Василий Нестеренко нащупывает свой изобразительный язык.
 
Среди первых пейзажных картин, которые несут на себе отпечаток творческой индивидуальности художника, можно отметить холст «Зима во Владыкино». В этой картине художник впервые поставил перед собой сверхзадачу – попытаться изобразить движение падающих снежинок и тяжесть мокрого снега на ветвях. Для композиции этой работы характерен взгляд через крупно взятое переднеплановое изображение на дальний план с церковной архитектурой. Этот композиционный прием будет часто повторяться и впоследствии, например, в серии картин «Времена года». Четыре монументальных пейзажа: «Зима в Троице-Сергиевой лавре», «Весна на Афоне», «Лето в Гефсиманском саду» и «Осень в Печорах» – не просто изображают времена года – это полотна, на которых почитаемые русскими людьми места. В них природа соединяется с древней архитектурой в единое целое, вовлекая зрителя в особый духовный мир, который почувствовал художник, посещая святые православные обители.

 Интересны и разнообразны зимние пейзажи мастера. Красива по живописи и композиции картина «Масленица», изображающая Сергиев Посад, и своим мажорным звучанием вторящая радостному настроению православной седмицы, предшествующей Великому посту. Картина «Ожидание весны» проникнута ощущением близкого тепла, окончания долгой русской зимы. Глядя на картину «Весенний цвет», зритель с головой погружается в атмосферу майского сада, напоенную ароматом цветущих вишен. Полотно «Заокские дали» переносит нас на высокий холм, с которого открываются широкие дали центральной России, пахнет опавшей листвой, воздух прозрачен и чист, тихо, слышен только шелест последних листьев на ветвях берез.

Несколько особняком стоит картина «Забытые». Трагедия русских деревень, покинутых людьми, показана в образе обветшалого дома, одиноко стоящего на краю деревни рядом со старой березой. Это вполне конкретное место – село Домнино, некогда принадлежавшее царской семье. А сколько еще таких «забытых» закоулков! Но русская природа прекрасна и в этом случае. Любая травинка, любой листок или цветок таит в себе образ родной земли и может стать источником вдохновения для художника. Примером тому являются картины «Мухоморы» и «Золотой покров». Божий мир совершенен в любом проявлении. Можно восхищаться безбрежными далями, а можно просто посмотреть под ноги и увидеть целую вселенную, усеянную желто-оранжевой листвой, папоротниками и грибами.

Наиболее ярко и полно образ Родины отражен в картине «О, русская земля!». Огромное небо словно накрывает холм, поросший полевыми цветами. Пасущиеся коровы воспринимаются как былинные стражи родных полей и лугов. Эпическое звучание картины подчеркивает и название, заимствованное из «Слова о полку Игореве».

Иногда пейзаж может буквально ошеломить неожиданным освещением или вдруг открывшейся перспективой. Непривычные проявления природы, сильно воздействующие на человека, стали привлекать Василия Нестеренко. Кроваво-красный луч закатного солнца, внезапно вторгшийся в серую сумеречную атмосферу зимнего вечера, в картине «Зимний багрянец» привносит что-то апокалипсическое в обычный русский мотив. Похожее настроение охватывает зрителя и в пейзаже «Студёный закат».

Неожиданно появившаяся полная луна мгновенно преобразила ночной морской пейзаж оранжевым сиянием в картине «Ночное светило». Пейзаж «Волшебный сон» – это гимн древней Киммерии, услышанный художником в солнечных отблесках волн Коктебеля. «Море» – пожалуй, самый необычный по композиции пейзаж Василия Нестеренко. Огромное синее море занимает почти всю картинную плоскость, увлекая зрителя далеко за горизонт и тут же возвращая назад к берегу, где оно пенится у подножия скал. На эту картину, как и на морскую стихию, можно смотреть бесконечно долго, представляя, что стоишь над каменистым обрывом на соленом морском ветру.

Важное место среди пейзажей Нестеренко занимают городские виды. Художник писал Венецию и Флоренцию, Лондон и Париж, Кордову и Севилью, Гранаду и Толедо. Оригинальны по композиции городские мотивы Нью-Йорка. Но ближе всего для художника виды любимой ему Москвы. Картина «Вид на Кремль со Старой площади» – это образ новой и одновременно древней столицы с башнями и церквями, с крышами, покрытыми снегом, с православными крестами. Пейзаж «Храм Христа Спасителя» – это картина-воспоминание о воссоздании росписей главного Храма страны.

Работа в Храме Христа Спасителя сыграла важнейшую роль в творческой судьбе Василия
Нестеренко. Первые эскизы росписей были созданы в 1995 году, а последние иконы и картины были завершены в 2002 году. Весь этот период был ознаменован большим интересом художника к духовной живописи. Это направление в искусстве практически прекратило существование в советское время, с тех пор как ушли последние представители духовной живописи – Павел Корин и Михаил Нестеров. Воссоздание Храма Христа Спасителя и других святынь России на рубеже тысячелетий стало мощным стимулом для возрождения самой духовной живописи. Работая над церковными росписями, Василий Нестеренко параллельно создавал картины на духовные, православные сюжеты.

Серия из трех картин: «Рождество», «Пасха», «Троица» – посвящена основным христианским праздникам. Композиции этих произведений включают в себя помимо церковных интерьеров и экстерьеров элементы праздничного декора, характерные для каждого из этих двунадесятых праздников. В картине «Пасха» на специальном помосте разложены принесенные прихожанами куличи, яйца и пасхи с зажженными свечами. Люди отошли от помоста в ожидании священника, который вот-вот придет окропить святой водой эти неотъемлемые части торжественной Пасхальной трапезы. Луч весеннего солнца, упавший на роспись с изображением воскресшего Спасителя, и мерцающие огоньки свечей создают прикровенную атмосферу мистической глубины, окутывающей непостижимое таинство Христова Воскресения.

На праздник Святой Троицы принято украшать храмы березовыми ветвями и устилать пол свежей летней травой. Источающие аромат полей и лесов, эти травы, цветы и листья создают непривычную, но необыкновенно торжественную атмосферу во время богослужения. В картине «Троица» мы видим три источника света, по-разному влияющие на освещенность и цвет предметов. Это желтоватый свет от светильника над иконой, мерцающие огоньки свечей и яркий солнечный свет, косо падающий на каменный пилон с рублевской Троицей. Но невольно возникает ощущение, что главным источником света является сама икона с древним образом Ветхозаветной Троицы.

Картина «Рождество» открывает этот цикл из трех полотен. Рождество Христово знаменует собой начало новой эры в истории человечества. Свершились все пророчества о приходе в мир обетованного Мессии – Сын Божий рождается в яслях Вифлеемской пещеры. Младенец Христос на руках Девы Марии освещает Своим рождением всю вселенную. Обручник Иосиф и пастухи – первые свидетели происходящего чуда. Вот сюжет церковной росписи, помещенной художником в центр картины «Рождество». Этот образ, украшенный гирляндой из еловых веток, так же как и небольшие скульптуры коров и осликов, являются частями так называемого вертепа, символизирующего Ясли Господни в Вифлееме. Глубокий зеленый цвет еловых ветвей оттеняет свечение, исходящее от Вифлеемской звезды, и отсветы горящих свечей по обе стороны от вертепа.        
       
Василий Нестеренко часто открывает экспозиции своих выставок именно этой картиной, символизирующей начало христианского мира и посвященной одному из самых главных церковных праздников. Этот альбом также начинается с картины «Рождество», что, по мнению художника, должно помочь читателю сразу почувствовать атмосферу русской духовной и реалистической живописи.

Перед началом росписи Храма Христа Спасителя Нестеренко завершил работу над иконой «Образ Божией Матери Нечаянная Радость» и над картиной «Распятие». Еще будучи студентом, художник внимательно изучал картины на сюжет Распятия, созданные великими испанскими мастерами: Диего Веласкесом, Франческо Сурбараном и Алонсо Кано. И вот наконец Василий Нестеренко почувствовал, что может сам взяться за работу, посвященную изображению самого страшного события в истории человечества. Картина Василия Нестеренко, безусловно, несет на себе печать традиционного подхода к решению темы Распятия, но, с другой стороны, ясно видна его творческая индивидуальность в трактовке этого сюжета. Художник считает, что картины, изображающие события Евангелия, должны выглядеть современными, быть близкими для людей нашего времени. Каждый человек должен прожить Евангельскую историю в своей душе. Недаром говорится, что своими грехами мы распинаем Спасителя Мира. Работа над картиной «Распятие» совпала по времени с бомбардировками Сербии, и многие из первых зрителей этого произведения увидели в образе Иерусалима, изображенного в нижней части холста, намек на современную нам эпоху.

Икона «Образ Божией Матери Нечаянная Радость» посвящена теме греха и покаяния. Увидев последствия своих неправедных поступков, грешник, показанный на иконе, приносит искреннее покаяние, чем и вызывает нечаянную радость Пресвятой Богородицы.

Эти и многие другие произведения были впервые представлены на персональной выставке Василия Нестеренко в Новом Манеже в Москве весной 1999 года. Эта выставка стала очередной вехой в творческой биографии художника. Но сразу после открытия выставки для Нестеренко начинается новый этап в жизни – художник приступает к росписям Храма Христа Спасителя.

Четыре колоссальные росписи предстояло воссоздать Василию Нестеренко. Росписи «Воскресение Христово» и «Святой Апостол и Евангелист Матфей» располагаются на северо-западном пилоне Храма. Оба сюжета композиционно объединены в одно целое, вместе их высота составляет двадцать три метра, что сопоставимо с восьмиэтажным домом. Две другие росписи: «Крещение Господне» и «Вход Господень во Иерусалим» – располагаются в полукруглых тимпанах северного и западного приделов. Длина каждой из росписей превышает двенадцать метров. Эту грандиозную работу художник выполнил в рекордно короткий срок, всего за семь с половиной месяцев.

В XIX веке Храм Христа Спасителя расписывали в течение десяти лет, трижды снимали леса для того, чтобы художники могли посмотреть снизу как идет их работа, как сочетаются живописные сюжеты друг с другом и с орнаментами. Сейчас не было такой возможности – и художники, и скульпторы, и строители спешили все завершить к 2000-летию Рождества Христова. Таким образом, работа над росписями потребовала огромных усилий. Для Василия Нестеренко задача усложнялась тем, что у него был не один сюжет, а сразу четыре, и тем, что он работал без помощников. Это была уникальная ситуация во время воссоздания Храма. Кроме Нестеренко никто не работал в одиночку над подобными сюжетами. Как правило, расписывали бригадами по пять-шесть, а то и по двенадцать художников в каждой. С тех пор прошло немало лет, сейчас трудно представить, как мог Василий выдерживать такую нагрузку – одновременно работать над всеми четырьмя сюжетами, переходя по лесам из одной части Храма в другую.

Художников постоянно контролировала Комиссия по художественному убранству, требуя соответствия религиозным канонам и уровню первоначальной живописи XIX века. В состав Комиссии входили представители церкви, члены Президиума Российской академии художеств, возглавившей, как и в XIX веке, все художественные работы в Храме, реставраторы, технологи и архитекторы. Мнения членов Комиссии не всегда совпадали и не всегда были близки самим мастерам, работавшим в очень жестком режиме. Любое неосторожное слово могло повергнуть художников в отчаяние, поставить под угрозу завершение работы. Помимо этого живописцев постоянно подгоняли архитекторы и строители, торопившиеся поскорее разобрать строительные леса, чтобы заняться отделкой мраморных полов и других элементов декора в нижней части Храма. Многие не понимали, что без достаточного времени невозможно завершить начатые композиции, соотнести их с соседними росписями, привести к единому целому тональную напряженность и цветовую гамму.

Василий Нестеренко работал по четырнадцать часов в сутки. В это время внутри Храма не прекращались строительно-монтажные работы. Грохот лифтов, резкие звуки пилы по металлу, скрежет выдираемых гвоздей и другой строительный шум поначалу мешали сосредоточиться, но со временем к ним пришлось привыкнуть. Все мысли были заняты творческими задачами по воссозданию блестящих образцов духовной живописи XIX века.

Храм Христа Спасителя был возведен как Памятник освобождению России от Наполеоновского нашествия, освящен во имя Рождества Христова и долгое время являлся одним из символов русского Православия. Лучшие художники Императорской академии художеств создали его живописное и скульптурное убранство. Практически все сюжеты Храма Христа Спасителя часто использовались для создания икон и росписей в большинстве других российских храмах. Трудно переоценить его значение для духовной жизни России. Трагический поворот в истории нашей страны привел к варварскому разрушению Храма Христа Спасителя. Никто не верил, что его когда-нибудь восстановят, история Храма, его уникальная живопись и скульптура превратились в легенду.

И вот пришло новое время, и Храм-Памятник, Храм-Символ решили возродить. Патриарх Московский и всея Руси Алексий II благословил восстановить его внутреннее убранство во всем блеске былого великолепия, повторить первоначальные технологии, использовать аналогичные материалы.

Василию Нестеренко было поручено воссоздать две росписи Генриха Семирадского, две росписи Евграфа Сорокина, а затем, по прошествии двух лет, – четыре Богородичные иконы Федора Бронникова и Плащаницу для Главного алтаря.

Для Нестеренко, еще со школьной скамьи интересовавшегося духовной живописью Храма Христа Спасителя, начался долгий творческий диалог с лучшими представителями русской академической школы. Это не был повтор некогда существовавших росписей, а именно диалог с их авторами.

Качество репродукций, предоставленных художнику, часто было настолько плохим, что не позволяло судить о том, мужчины или женщины изображены в той или иной группе персонажей. Полное отсутствие цвета, ведь изображения были получены с черно-белых фототипий, и расплывающиеся нечеткие контуры заставили Василия Нестеренко творчески переосмыслить эти произведения. Полностью сохраняя общую композицию, художнику пришлось заново искать многие художественные решения.        

Росписи, над которыми работал Нестеренко, несут печать его творческой индивидуальности, хотя и были созданы на основе произведений Семирадского и Сорокина. Многочисленные детали, композиционные связки, лица и руки персонажей, трактовка складок, цветовое решение – по праву принадлежат Нестеренко. В соответствии с традицией XIX века, художник подписывал свои сюжеты, например, подпись на западном тимпане гласит: «Композиция Г.Семирадского воссоздана В.Нестеренко». Это соответствует творческому диалогу между художниками разных столетий, объединяет автора первоначального творения и автора, создавшего новое произведение на основе сохранившегося материала и композиционной схемы.

Василий Нестеренко начал работу на стенах Храма с росписи «Крещение Господне». Подробный рисунок углем помог ему в дальнейшей работе над сюжетом, позволяя больше сосредоточиться на цветовом решении и трактовке образов. Это произведение проникнуто мистическим звучанием и изображает момент, когда Триединый Бог явился во всех Своих ипостасях: в виде принимающего крещение Иисуса Христа, в образе Святого Духа, парящего в виде голубя над Спасителем, и Гласа Бога Отца, возвестившего: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Моё благоволение». Над таким сюжетом было очень трудно работать, но Василию Нестеренко удалось создать поистине духовное произведение, отвечающее православным канонам.
 
Едва приступив к живописному исполнению росписи «Крещение Господне», художник начал работу над подготовительным рисунком на стене для росписи «Вход Господень во Иерусалим». Изображение первоначального сюжета сохранилось хуже всего – расплывчатая фототипия не могла дать Нестеренко ничего кроме самой общей композиции, таким образом, художник был наиболее свободен, создавая именно эту роспись. В соответствии с методом Семирадского, Нестеренко активно использовал натурные этюды. Художник часто вписывал в роспись целые фигуры, выполненные с натуры. Василий Нестеренко добился того, что по своему цветовому и тональному звучанию роспись «Вход Господень во Иерусалим» напоминает произведения Семирадского, но при этом она является большим достижением самого Нестеренко, как в живописном плане, так и во многих элементах композиции.

Продолжая работу над двумя тимпанами, художник испытывал внутренний трепет, проходя мимо своего пилона. Колоссальное пространство, на котором предстояло создать росписи «Воскресение Христово» и «Евангелист Матфей», подавляло своими размерами, оно терялось внизу под этажами лесов и было едва различимо в полумраке наверху. Но художник начал работу и над сюжетами пилона, оправдывая поговорку: «глаза боятся, а руки делают». В этот момент напряженность в работе достигла для Василия Нестеренко наивысшей точки.

Росписи пилона были поделены лесами на девять этажей, не позволяя видеть фигуры целиком, что значительно усложняло соблюдение пропорций. Помощь Василию оказал созданный им годом ранее подготовительный рисунок центральной части росписи «Воскресение Христово» в натуральную величину. В этом огромном графическом произведении, выполненном углем, художник внимательно проследил тональное и пластическое решение главной части росписи. Еще раньше, в 1995 году, Нестеренко написал одноименную картину, представляющую собой проект воссоздания росписи северо-западного пилона в цвете. Эти два холста позволили художнику успешно вести работу над пилоном, несмотря на все технические проблемы.

Плоскость стены, где Нестеренко работал над образом Евангелиста Матфея, была почти полностью перекрыта металлическими конструкциями, швеллерами и сетками. Но опять помогла подготовительная работа, выполненная в натуральную величину перед началом росписей. Художник заранее решил все живописные и пластические задачи, что позволило ему сконцентрироваться на передаче облика Апостола, добиться предельной выразительности его взгляда, подчинить живописное решение росписи выявлению мощного образа автора одного из четырех Евангелий.

Главным достижением Василия Нестеренко в росписи «Воскресение Христово» стало изображение света, исходящего от фигуры Христа, спустившегося в ад, чтобы вывести оттуда Адама, Еву и души Ветхозаветных праведников, и от Животворящего Креста Господня, сияющего над фигурой Спасителя. Роспись «Воскресение Христово» стала основным произведением художника на стенах Храма Христа Спасителя.
 
Но на этом его работа для Храма не прекратилась. Нестеренко по просьбе Комиссии по художественному убранству воссоздал цикл из четырех Богородичных икон, некогда выполненных Бронниковым. Иконы «Рождество Пресвятой Богородицы» и «Введение во Храм» расположены по обе стороны Главного алтаря, а иконы «Благовещение» и «Успение» – в западной части Храма, напротив алтаря. Все свои творческие силы Василий Нестеренко сосредоточил при работе над Плащаницей. Эта икона, ставшая подлинным шедевром, была воссоздана мастером для престола Главного алтаря Храма Христа Спасителя.

Еще одним крупнейшим проектом художника стала серия картин на Евангельские сюжеты для Патриаршей трапезной Храма. Полотно «Тайная Вечеря» было создано еще до начала росписей и подарено Правительством Москвы Храму Христа Спасителя в 1998 году. Четыре других многофигурных картины из земной жизни Спасителя были задуманы и исполнены художником после окончания работы над росписями верхнего Храма. По обе стороны от «Тайной вечери» располагаются картины «Брак в Кане Галилейской» и «Чудесное умножение хлебов», посвященные изображению чудес, явленных Иисусом Христом, и символизирующие превращение хлеба и вина в Тело и Кровь Господни во время Таинства Евхаристии. Картина «Чудесный улов» напоминает еще одно чудо Спасителя, явленное на берегу Галилейского моря. Картина «Христос и самарянка» изображает сцену возле колодца Иакова, когда Иисус Христос открывает тайну Своего прихода в мир, говоря о том, как и где поклоняться Богу, о тайне воды, текущей в жизнь вечную.

Эти картины выполнены уверенной кистью настоящего мастера, прошедшего в своем творчестве большой путь от академических постановок до исторических полотен и росписей Храма Христа Спасителя. Натурные впечатления от творческих поездок по Святой Земле позволили Нестеренко добиться правдивости в изображении Каны и Иерусалима, камней на берегу Галилейского моря и листьев лимона и винограда над древним колодцем в Самарии. Образы Иисуса Христа, Божией Матери и апостолов сопровождают зрителя от одной картины к другой. Находясь в Патриаршей трапезной, оказываешься в окружении сцен из Евангельской истории, погружаешься в атмосферу Святой Земли.

Картины Евангельского цикла стали большим творческим достижением Василия Нестеренко. Экспонировавшиеся на персональной выставке художника в Большом Манеже, неоднократно репродуцировавшиеся, эти полотна получили заслуженное признание широкой аудитории любителей искусства.

Перечисление работ, выполненных Василием Нестеренко для Храма Христа Спасителя, будет неполным без десяти видов православных монастырей, созданных для Аванзала Зала Церковных Соборов. Росписи, изображающие важнейшие для России монашеские обители, отличает композиционное разнообразие. Художник подмечает наиболее характерные особенности каждого монастыря. Архитектурные ансамбли часто составляют одно целое с окружающей природой и по-разному звучат в сменяющих друг друга временах года.
 
Существенное место в творческой биографии Василия Нестеренко занимает двухлетняя работа над росписями Успенского собора в Дмитрове. Четверик храма, возведенный еще по проекту Алевиза Нового, архитектора Архангельского собора в Московском Кремле, был достроен и расписан в XIX веке. В создании настенной живописи тогда принимали участие многие мастера, работавшие перед этим в Храме Христа Спасителя. Время пощадило этот памятник архитектуры, но живописное убранство сильно пострадало под слоем покрасок и побелок советского времени. Треть росписей вообще отсутствовала. Глава Администрации города и благочинный церквей Дмитровского района предложили Василию Нестеренко собрать творческий коллектив, способный создать новые произведения, которые могли бы сочетаться с сохранившимися росписями.

Нестеренко, получив колоссальный опыт в Храме Христа Спасителя, не только успешно руководил работой художников и орнаменталистов, но и сам создал несколько росписей в Главном алтаре и роспись «Образ Святой Троицы» в Сергиевском приделе собора. Работая в алтаре над сюжетами «Тайная Вечеря», «Моление о Чаше», «Голгофа» и «Образ Святого Иоанна Крестителя», художник вынужден был соотносить свою работу с частично сохранившимися соседними росписями, которые были выполнены в стиле более архаичном, чем академическая живопись второй половины XIX века.

При работе над росписью «Образ Святой Троицы» художник был свободен в выборе живописной манеры. В результате появилось произведение, выделяющееся на фоне других церковных работ Василия Нестеренко. «Образ Святой Троицы» – образец удачи художника в современной духовной живописи. Выполненная на своде роспись своими светлыми красками, утонченными пропорциями, одухотворенными ликами ангелов заставляет вспомнить о горнем мире, о тайнах Божественного мироздания.

Хотя работа над росписями в Дмитровском Успенском соборе не была столь напряженной, как в Храме Христа Спасителя, благодаря более камерным размерам, но существовали особенности, значительно усложнявшие творческие задачи. Они были связаны с необходимостью вписывать создаваемые произведения в уже сложившееся живописное убранство.

Идеей создания совершенно нового церковного интерьера была пронизана работа над эскизами храма Живоначальной Троицы в честь Тысячелетия Крещения Руси. Образ Троицы, открытый в разных проявлениях, трижды повторяется в полукруглых тимпанах – это Крещение Господне, Сошествие Святого Духа и Ветхозаветная Троица с предстоящими русскими святыми, кому был явлен Образ Святой Троицы. Изображение Спасителя, устанавливающего таинство Причастия во время Тайной Вечери, и образ Небесной Евхаристии на алтарной стене должны хорошо просматриваться через сравнительно невысокий иконостас.

По периметру храма изображены соборы русских святых разных земель, возносящих молитвенное слово к горнему миру в течение тысячелетней истории Русской Церкви. Эти росписи призваны символизировать единение современных верующих и древних святых в молитвенном обращении к Богу.

Четыре года отдал художник работе над воссозданием художественного убранства храма Успения в Домнино, родовом имении бояр Романовых. Село Домнино находится на Костромской земле. Некогда старостой этого села был легендарный Иван Сусанин, неподалеку скрывался от польских отрядов малолетний Михаил Романов, будущий основатель царской династии. Храм Успения стоит на месте, где, по преданию, был дом инокини Марфы, матери Михаила Романова.
 
Классический образец русской церковной архитектуры, храм имеет три придела с уникальными иконами ярославской и костромской школ. Частично сохранились старинные настенные росписи, выполненные в стиле провинциального барокко.

Комплексная работа под общим руководством Василия Нестеренко позволила реставрировать более сотни икон, привести в порядок росписи, восстановить иконостасы с уникальной резьбой. Созданы были новые орнаментальные и сюжетные росписи. Василий Нестеренко принимал личное участие в работе над несколькими новыми композициями Успенского храма. В альбоме представлен эскиз «Успение Пресвятой Богородицы», созданный художником для росписи ниши наружной части церкви.

Проводя время в сердце России, в живописнейших сусанинских местах, художник написал множество этюдов. Костромская земля стала источником вдохновения для картин: «О, русская земля!», «Забытые», «Околица», «Бабье лето» и других.

Незабываемые впечатления остались у Василия Нестеренко от работы над интерьером Тронного зала Иерусалимской Патриархии. Художник был приглашен от имени Патриарха Диодора накануне 2000-летия Рождества Христова.

Непродолжительная по времени, но очень напряженная работа творческого коллектива под руководством Нестеренко позволила создать изысканное орнаментальное и живописное убранство. Сам художник выполнил роспись «Образ Святого Духа» в центральной апсиде Тронного зала.

В начале января 2000 года, накануне Рождества Христова, под росписью Василия Нестеренко встретились все Патриархи и Президенты православных стран. Нестеренко со своими коллегами-художниками получил уникальную возможность участвовать в юбилейных торжественных богослужениях в Храме Гроба Господня в Иерусалиме и в Храме Яслей Господних в Вифлееме.

К этому времени относится и создание картины «Рождество в Иерусалиме», изображающей уголок русской православной обители в Гефсиманском саду. Созданный по возвращении в Россию, «Образ Спасителя в терновом венце» дорог художнику тем, что по своей технике и живописной манере он близок к росписям, выполненным им в Храме Христа Спасителя.
 
Анализируя творчество Василия Нестеренко, становится очевидным, что церковные росписи и духовные картины художника тесно связаны с его портретными и пейзажными произведениями и воспринимаются в общем контексте его творчества. Трактовка каменистого берега Иордана в росписи «Крещение Господне» позволяет вспомнить некоторые крымские и афонские виды. Пейзажная часть картины «Христос и самарянка» напоминает работу «Рождество в Иерусалиме». Можно найти много общего в стиле письма между морскими пейзажами художника и картиной «Чудесный улов». Еще более заметная связь прослеживается между портретами реальных лиц и образами, созданными в росписях и многофигурных полотнах. Художник наполняет свои произведения живыми людьми с меткими и выразительными портретными характеристиками. Нестеренко находит для композиции каждого сюжета особое решение, но композиционные схемы и духовных, и исторических картин он подчиняет одним законам.
 
Несмотря на многообразие жанров и обилие сюжетов, привлекающих художника, его творчество очень цельно по своему внутреннему содержанию. За что бы он ни брался, он пытается проникнуть в суть творческой задачи, находя отражение высшей красоты и гармонии в женских портретах и в образах духовенства, в монументальных пейзажных работах и в небольших натурных этюдах, как, например, «Тропинка в скалах» или «Дорога к вершине». Василий Нестеренко не замыкается на изображении одинаковых мотивов, не ограничивает себя в том или ином жанре. Художник пытается объять весь окружающий мир, отразить свойственным ему языком всю красоту и гармонию человека и природы, восхититься совершенством созданной Творцом вселенной.

Искусство Василия Нестеренко призывает людей к доброте и терпимости, оно является примиряющим в своей основе и стремится быть совершенным по своей форме. Художник считает, что только добро может являться источником вдохновения и объектом применения творческих способностей. Это сразу же замечает зритель. Публику вообще трудно обмануть – ведь творчество художника отражает его помыслы и стремления. В наш век, когда все более и более учащаются примеры отрицания духовных ценностей, Василий Нестеренко сознательно избрал для себя путь служения добру и красоте. Он призывает к прекрасному, показывая положительные примеры из истории и обращая внимание на лучшее из того, что нас окружает.
 
Это наиболее полно можно почувствовать, когда произведения художника, выполненные в разных жанрах, собраны вместе. Тогда общее впечатление гармонии, тишины и умиротворения овладевает зрителем. Так было и на первой персональной выставке в Академии художеств, и на выставках в Новом Манеже и во многих других залах. С особой силой это повторилось в Большом Манеже, когда тысячи людей познакомились со всем многообразием творчества художника.

Персональная выставка Василия Нестеренко в крупнейшем выставочном зале России, Большом Манеже, состоялась в начале 2004 года. Всего несколько художников за всю историю этого выставочного зала смогли организовать персональные выставки на его площадях. Но колоссальные размеры Большого Манежа оказались соизмеримы с размахом дарования Василия Нестеренко. Готовясь к выставке, художник создал множество новых работ, которые впервые были показаны именно в этом зале. По степени творческой активности время подготовки выставки в Большом Манеже было сопоставимо для Василия Нестеренко со временем работы в Храме Христа Спасителя. Выставка получила огромный резонанс в Москве.

Через полгода после этого Президент Российской Федерации В.В.Путин вручил В.И.Нестеренко в Кремле знак Почетного звания «Народный художник России». Еще одним важным итогом выставки стало желание руководителей государства и простых зрителей иметь возможность знакомиться с произведениями художника не только в Москве, но и в других городах России.

Персональные выставки Василия Нестеренко были организованы в Государственных художественных музеях Орла, Оренбурга, Липецка, Вологды, Дмитрова, Рязани, Петрозаводска, а также в музеях городов ближнего и дальнего зарубежья – в Киеве, Севастополе, Минске, Берлине, Никосии, Пекине и в других городах. Многие из них были настолько успешны, что художника просили значительно продлить экспозиции, чтобы дать возможность еще большему числу любителей искусства познакомиться с его творчеством.     
             
Решением Правительства Москвы в столице России создана «Государственная картинная галерея Василия Нестеренко» и выделено для этих целей здание на Старом Арбате. Но выставки продолжают являться для художника любимым способом общения со зрителями. Нередко художнику предоставляют возможность организовывать выставки-презентации одной работы. Так, например, презентация портрета Ирины Архиповой состоялась в Государственной Третьяковской галерее, картины «Отстоим Севастополь!» – в Государственном Историческом музее, портрета Владимира Маторина – в Союзе Театральных деятелей России, а портрета Василия Ланового – в Центральном Доме работников искусств.

Немало новых произведений художник создал для второй персональной выставки в стенах Нового Манежа – это картины «Русская мадонна», «Портрет мамы», «Море», «Волшебный сон», «Предчувствие любви», «Венецианский карнавал» и другие. Воспитанный на академических традициях русского искусства, будучи членом Российской академии художеств, Василий Нестеренко с большой ответственностью отнесся к организации второй персональной выставки в залах этой одной из самых прославленных и старейших академий мира. Это произошло в 2006 году, накануне 250-летнего юбилея Российской академии художеств и спустя десять лет после первой памятной выставки художника.
 
Картины Василия Нестеренко близки и специалистам в живописи, и людям, далеким от художественного творчества; они говорят о современной России с ее славным прошлым и богатыми традициями, воспевают красоту природы, призывают обратиться к духовным ценностям. Его по праву можно назвать народным художником.

Заслужив уважение своих коллег и любовь зрителей, Василий Нестеренко остается преданным своему любимому делу. Искусство для него не просто работа – это образ и способ жизни. Служить России своим талантом, приносить пользу обществу своими произведениями – вот истинный долг художника в его понимании.

Василий Нестеренко продолжает активно работать во всех жанрах живописи, ставя перед собой все новые и новые цели. В его мастерской стоят чистые холсты, в его творческих планах – новые сюжеты, в его мечтах – грандиозные свершения.
 

Член Президиума Совета по культуре и искусству при Президенте РФ,
вице-президент Российской академии художеств,
доктор искусствоведения, профессор
Д. О. Швидковский

Источник: Персональный сайт художника ВАСИЛИЯ НЕСТЕРЕНКО .


 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ