О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

МОРОЗОВ Александр Олегович ( род. 1959)

Интервью   |   Цитаты   |   Статьи
МОРОЗОВ Александр Олегович

Александр Олегович МОРОЗОВ (род. 1959) – журналист, политолог: Видео | Публицистика | Интервью | Цитаты | Статьи.

Александр Олегович Морозов родился 1 января 1959 г. в Москве. В 1976 г. поступил на факультет журналистики МГУ. В 1981-1985 гг. учился на вечернем отделении философского факультета МГУ. С 1976 г. – внештатный корреспондент «Комсомольской правды». В 1977 г. – корреспондент журнала «Культурно-просветительная работа». В 1978-1989 гг. работал в «Пионерской правде», «Учительской газете», журнале «Клуб и художественная самодеятельность», в Издательстве Московского Университета. 1988-1990 гг. - главный редактор самиздатского журнала «Параграф». 

В 1989-90 гг. возглавлял Службу ежедневных новостей (СЕН) при М-БИО, одновременно являвшуюся московским представительством газеты Народного фронта Латвии «Атмода». В 1989-90 гг. был членом редколлегии газеты «Панорама». 1995-1996 гг. - редактор православного информационного агентства «Метафразис». 1996-2000 гг. - автор серии статей о государственно-церковных отношениях в «НГ-религиях». В 2000-2001 г. работал в Главном управлении внутренней политики Администрации Президента РФ. В 2000-2001 гг. – сотрудник Фонда эффективной политики.

Соучредитель Гильдии религиозной журналистики (2000 г.), редактор Информационного Агентства Русской Православной Церкви (телепрограмм «Ортодокс», «Канон»), ответственный секретарь газеты Издательского отдела Московского Патриархата «Церковный вестник»  (2001-2003), обозреватель интернет-портала «Религия и СМИ» (2003). Руководитель информационной службы Гильдии религиозных журналистов. Соучредитель и исполнительный директор центра «Новая политика». В 2010-2011 гг. постоянный автор OpenSpace.ru, «Русского журнала». Искренний сторонник наступления светлых времен. В настоящее время шеф-редактор «Русского журнала».

..


..


Александр Олегович МОРОЗОВ: интервью

Александр Олегович МОРОЗОВ (род. 1959) – журналист, политолог: Видео | Публицистика | Интервью | Цитаты | Статьи.

ОШИБКИ И ВОЙНЫ, СУДЬБЫ И ТЕКСТЫ ЦЕРКОВНЫХ СМИ

Готовясь к встрече с Александром Морозовым - директором центра медиаисследований УНИК, я настраивалась на самую жесткую критику современных православных СМИ. Потому что Морозов умеет критиковать публично и жестко, а уж имея за плечами много лет работы в церковной журналистике, камня на камне не оставит. Однако, придя за критикой, я ушла с целостной картиной, да, очень личной и в чем-то субъективной, всего процесса развития церковной журналистики последних 20 лет.

Церковные девяностые

- Александр, когда для вас начинаются церковные журналистские девяностые?

- Для меня церковная журналистика началась довольно поздно - в 1995 году, когда я встретился после пятилетнего перерыва с Сергеем Чапниным. Мы были с ним знакомы в конце 80-х, когда я с друзьями издавал самиздатский журнал «Параграф», а Сережа тогда только что вернулся из армии и с большой энергией бросился в московскую жизнь. В начале 90-х он восстанавливал храм в Клину.

В 1995 году мы встретились и он сказал мне, что есть идея сделать независимое информационное агентство религиозных новостей. Концепция заключалась в том, чтобы это было не «синодальное» (т.е. официальное агентство), но православное, разумеется. А в это время ведь еще почти ничего не было. «Радонеж» стартовал в 1995 году весной, как я помню. «Благовест-инфо» — тоже, по-моему, в 1995 г. Были кое-какие епархиальные газеты. Официальные новости ОВЦС. Ну, и Сенин с Душеновым. Влад Томачинский, тогда еще мирянин, делал приходскую газету «Татьянин день» у о.Максима. Помню, что она тогда выглядела практически как самиздат 80-х гг., выпущенный на ротаторе.

- Идея «Метафразиса» принадлежала Сергею Чапнину?
- Нет. С ней к нам пришел Илья Кувакин. Московский мир очень тесен. Иногда – парадоксально тесен. Илья работал в агентстве «Постфактум» редактором. У Глеба Павловского. Кувакин там стал делать линии «религиозные новости».  Но только он начал, как «Постфактум» потерпел какое-то финансовое фиаско и развалился. Кувакин, как я помню, обратился к своему университетскому другу – Олегу Солодухину (ныне вице-президент компании КРОСС). И они вместе нашли финансирование. Как все в 90-е гг., в эпоху раннего капитализма, финансирование было каким-то «левым». Инвестор соглашался делать агентство религиозных новостей, если мы одновременно наладим выпуск отраслевого бюллетеня про алмазную промышленность.

Короче, мы с большой энергией и самоотдачей взялись за это дело. Проект получался. Была уже большая подписка из епархий, из зарубежных наших приходов и из Поместных Церквей. Мы делали английскую версию. Возникла сеть корреспондентов в регионах.

- Почему «Метафразис» закрылся, если это было такое сильное агентство?
- «Метафразис» ровно через год умер по причине того, что финансирование было потеряно. Видимо, алмазы кончились. Сережа пытался найти финансирование, но это не получалось. Я ушел от этих дел, а Чапнин несколько позже нашел финансирование. Но стал делать уже новый ресурс – «Соборность», и делал этот ресурс до 2000 года. Так, и архиерейский собор 2000 года он встретил в качестве главного редактора «Соборности».

- «Соборность» - осталась в широком общественном сознании не просто как независимое, а как достаточно оппозиционное издание. Это действительно так?
- За «Соборностью» я следил в полглаза. Ее нельзя рассматривать как оппозиционное издание, потому что тогда встает вопрос -  в оппозиции чему она могла быть?

Да, «Соборность» пробовала очень сложный ход. Можно ли в церковном издании обсуждать конфликт? Понятно, что Чапнин не ставил себе цель раздувать конфликты. Просто это был такой важный проблемный вопрос. Вот есть конфликт. И он даже уже вылился в светскую прессу. Можно ли о нем говорить в церковной? И как при этом сохранить и лояльность священноначалию, и «блаженны миротворцы», и в то же время не сидеть – ну, совсем уже набравши в рот воды, как будто вообще ничего не происходит. «Соборность» освещала и конфликт в Петербуржской духовной семинарии-академии у владыки Константина, и ситуацию с епископом Никоном в Екатеринбурге. Я думаю, это был нервный, но важный опыт…

Наверное, в Чистом переулке такие попытки иной раз воспринимались болезненно. Ну а теперь, когда тут у всех блоги, ЖЖ, сети, это уже совершенно не кажется чем-то очень смелым.

- В начале двухтысячных вы пришли работать в «Московский церковный вестник»…
- Да, в 2001 году мне позвонил Чапнин и сказал, что Святейший Патриарх благословил делать «Церковный вестник». Я порадовался этому обстоятельству, потому что Сергей пять лет работал с большой энергией, была читательская аудитория и у Метафразиса, и у Соборности. Был найден свой стиль, свой способ подачи информации — вполне церковно, и в то же время современно.

В конечном итоге, как я понимаю, Святейший просто спросил: «А вот эти люди, которые все это делают, они вообще наши?» - «Да, наши» - «А почему же тогда они не делают это прямо у нас?»

Переделывать «Церковный вестник» было заведомо задачей неблагодарной, потому что это было официальное церковное издание, и те ограничения, которые были изначально, перешагнуть было невозможно. Но тем и интереснее было создать ему другое лицо. Мы это сделали.

- Итак, вы начинаете работать в Издательском совете Русской Православной Церкви…
- Издательский совет имел большую и очень интересную историю. В конце советской власти при владыке Питириме там работало, по-моему, около трехсот штатных сотрудников - мощнейший центр православной культуры. Потом был владыка Тихон, а, когда мы пришли, руководителем был протоиерей Владимир Силовьев, несомненно, очень деликатный и спокойный человек. Он занял очень правильную позицию по отношению к нам, лучшую из возможных: вы - церковные люди, вы знаете, что делаете, я не буду вмешиваться, делайте свое дело, ну а будет роковая ошибка - виноваты сами.

Газету было делать трудно. Не думаю, что это сейчас – в начале десятых годов легко.

- Почему трудно?
- Главным образом, из-за того, что круг квалифицированных и хорошо пишущих церковных авторов очень мал. Проблема еще и в том, что много неплохо пишущих людей после воцерковления, резко как бы «мрачнели». И начинала стилистически заворачивать даже не в архаику – архаика могла бы быть даже чем-то стильным, а в какой-то казенный язык. Можно сказать, какой-то полусоветский. И пробиться сквозь этот благочестивый бубнеж было совершенно невозможно.  Понятно, что он уместен на уровне приходской газеты для пенсионеров. 14 кеглем, чтобы без очков было видно. Но мы все-таки хотели, чтобы официальная газета Московской Патриархии имела другое лицо.

- Что вообще происходило в области православной журналистики?
- Ситуация ведь быстро менялась. 90-е – это же были годы еще хозяйственного восстановления. Настоятели, епископат еще сидели в полной разрухе, все были заняты восстановлением храмов. Создать воскресную школу было проблемой. Газету епархия была в состоянии делать ну в лучшем случае на уровне заводской многотиражки. Поэтому какие-то следы профессиональных усилий сразу бросались в глаза, и изданий было меньше десятка на всю страну.

Помню, что группа профессиональных журналистов делала «Православную Сибирь» (кажется, в Новосибирске или Омске?). Даже просто небольшое повышение уровня полиграфии воспринималось как достижение. В эти же годы, в самом конце девяностых, были заметны усилия газеты «Татьянин день«. Там все время происходила какая-то жизнь, собиралась молодая редколлегия, были интересные идеи. «Радонеж» - хотя они с нами все время воевали – профессионально делался по тем временам неплохо. Там было разнообразие тем, круглые столы, полемические материалы.

«Фома» в те времена был, конечно, не такой, как сегодня, гораздо более слабым. Но при этом в нем уже тогда была заметна его концепция – это мирянский журнал. Это очень правильный был замысел. Линия включения разных мирян, которые, может, и не живут очень интенсивно церковной жизнью, но при этом они - чада Церкви и занимаются чем-то важным, и их позиции интересны. Это была хорошая идея, которая в дальнейшем получила продолжение, так что в результате «Фома» стал заслуженно очень заметным проектом.

Девяностые годы существенно отличались от нулевых. В то время гораздо большим весом обладала радикальная пресса - «Русский вестник», «Русь православная». В 1995 году скончался митрополит Иоанн (Снычев), но некоторое угасающее сияние этой петербургской ультраконсервативной группы сохранялось. Конец девяностых - это и тяжелая полемика вокруг канонизации царской семьи.

Тогда через «Русь православную» и через «Русский вестник» пошла лавина волнующих соображений о канонизации князя Сергея Александровича, о канонизации Распутина. Помню, где-то была статья о святости Чапаева и т.д. Одновременно с этими двумя изданиями заметен был и журнал «Русский дом», который очень широко распространялся. В нем тоже было много фантазий и разного рода «поисков».

Все это было очень занятным и интересным фоном. Конечно, в нулевые это все улеглось в значительной степени, т.к. в жизнь вошли какие-то новые церковные поколения.

- Тогда же возникает «НГ-религия»…
- Да, «НГ-религия» была очень ярким проектом при Максе Шевченко. Максим очень качественно создавал ситуацию полемики, и у него все было очень правильно построено: сталкивались мнения разных сторон - не только православных, но и ислама, и протестантизма. Макс Шевченко был прекрасным главным редактором «НГ-религии», потому что он испытывал реальный, живой интерес к религиозной тематике и религиозной жизни. В отличие от следующего редактора Марка Смирнова, человека интересной биографии, но, как мне кажется, прочно утратившего всякий интерес к религиозной жизни вообще, отчего его издание было на уровне какой-то безадресной энциклопедии.

В 90-е годы – да и в нулевые – если говорить о православной журналистике, нельзя не говорить об Андрее Писареве. В начале 90-х он из редакции литературно-художественных программ ОРТ  перешел в непосредственно церковную тематику. И он создал целые новые форматы, ранее не существовавшие. И православное ток-шоу, и православный телекалендарь, и репортажную программу, и прямые трансляции с Пасхальных и Рождественских патриарших богослужений.  Сейчас это многие забыли, но ведь на пике, я помню, он организовал показ Рождественского богослужения с прямыми включениями спецкорреспондентов из кафедральных соборов нескольких стран СНГ.

В 2000 году он вместе с Владимиром Желонкиным пришел руководить каналом «Московия», тогда в эфир канала пришли Николай Державин и Дмитрий Менделеев, Ольга Любимова, Роман Толокнов, Глеб Пьяных, Екатерина Шергова – много всякого талантливого народа.

Образ православия

Тут я недавно в блоге у Ольшанского прочел что-то о Церкви … Ольшанский создает барочный образ православия – купола блестят, колокола звонят, губернатор поехал в коляске на водопой, пчелки жужжат, мило все так… Этот барочный образ Розанов прекрасно видел и точно оценивал: с одной стороны пчелки жужжат, колокола звонят, с в другой стороны, поп пьет или матушку бьет…

- Сейчас, на Ваш взгляд, барочный образ православия победил в современной православной церковной журналистике?
- Нет, я так не думаю.

Можно так сказать: в девяностые годы было два образа православия. Один образ был своего рода патриотически-барочный, такое полукоммунистическое православие, которое было замешено на несколько мрачном пафосе - русском оружии, князьях и тому подобное. Это было первое поколение воцерковленных партийных активистов, и оно немного мрачновато смотрело и воспринимало жизнь. Это образ «Русского Дома».

Второй образ был образом раннего миссионерского православия, политически заточенного. Но оно было заточено не в сторону патриархального барочного ретро, а в сторону того, что сегодня надо вторгаться, бороться, вести битву. Кирилл Фролов ходил каждый день в новый поход – одна война, другая…

В нулевые годы появилась – во многом благодаря усилиям Лейгоды и Чапнина – как лидеров своих редакций - такая «персоналистическая» православная журналистика..  Очень многие люди заговорили о себе в контексте веры.

Вчера я прочел интервью с доктором Лизой Глинкой и подумал, как же она хорошо говорит, как просто. Ей не нужно говорить какие-то специальные слова лояльности в отношении к Церкви. Она просто живет и руководствуется верой, и видно, что для нее это не только что обретенная и необжитая вера, а уже спокойный, зрелый опыт. Опыт со своим языком. Ты читаешь и видишь, что вера – обжита, но при этом она остается постоянно проблемной. А иначе это и быть не может.

Потому что «церковный триумфализм» - он если и уместен, то только на уровне «социальных коллективов», при военном воодушевлении дружин и засадных полков. А на уровне одной души, обращенной к Богу, вера – это всегда вопрос, а не ответ. Вопрошание, а не триумфалистское утверждение. Вера всегда проблематизирует жизненную ситуацию. И очень хорошо, что появляются разные люди, которые говорят о своем религиозном опыте.

Так что я не думаю, что барочность возобладала в православной журналистике.  Проблема, пожалуй, в другом. В том, что апологетика остается слабой, мало авторов. И мы все ждем, ждем, что какие-то новые поколения выйдут из Тихоновского института, из Лавры. С уже более глубокой культурной базой. А остается один о. Андрей Кураев. Слишком уже долго.

- Вы были организатором и руководителем Гильдии религиозной журналистики.
- Да, был такой, ныне забытый, и в общем-то, совершенно незначительный проект. Дело в том, что в тот момент создавался кремлевский проект «Медиа-союз» как альтернатива союзу журналистов. В силу того, что в то время я приятельствовал с Сашей Щипковым - религиозным диссидентом и внештатным корреспондентом какого-то западного агентства. Мы оба были авторами «НГ-религии», и участвовали в подготовке первой конференции «Медиа-союза». Тогда возникла идея создать секцию религиозной журналистики, и мы ее создали. Надо заметить, что за год она ничего не сделала. Единственным ее результатом было то, что тогда удалось быстро получить федеральные гранты. Но это было и благодаря тому, что был создан портал «Религия и СМИ» и тому, что мы все работали в «Медиа-союзе».

Думаю, что в 2004 году «Религия и СМИ» представляла большой интерес, там было много чего любопытного. И я, и Кырлежев по полгода там были обозревателями.

Крах экспертной журналистики

- Правильно ли говорить о феномене православной журналистики или это просто частный вариант религиозной журналистики в целом?

- Ну, ответ на этот вопрос зависит от того, кто его задает. «Религиозная журналистика» - это нечто, существующее как «рубрика», скажем, для Федерального агентства по СМИ. То есть некая совокупность изданий конфессий. Но, конечно, для самих конфессий вряд ли эта рубрика представляет какую-то ценность. Эта идентичность ничего не значит. Ну, разве что ООН соберет какой-нибудь однодневный конгресс главных редакторов газет всех конфессий. Но это же будет проходить по разделу «народная дипломатия», «миротворчество», «за мир, против насилия и всеобщей бедности».

- Что происходит с религиозной тематикой в светской печати, на ваш взгляд? Вы об этом интересно писали в середине нулевых. Что изменилось с тех пор?
- Я бы сказал, что сегодняшняя журналистика о религии пребывает просто в несопоставимом кризисе по сравнению, например, с шевченковской «НГ-религией». Экспертной журналистики просто нет. Пришло какое-то новое молодое поколение религиоведов. Они пишут какие-то изысканные тексты на тему «Бэтмен как религиозный тип». Но уже никто не может написать внятной статьи о возможных кандидатах на папский престол после ухода Ратцингера. Наверное, старик Кырлежев еще может.

На «Русском журнале» временами публикуются тексты о религии, которые в конце 90- просто никто бы не стал публиковать, потому что это «просто бред». Европейские или американские значимые общественные дискуссии с религиозным контекстом уже никто не обозревает.

Но с другой стороны, молодых религиоведов можно понять. Они уходят в cultural studies, там можно вписаться со своими исследованиями в зарубежную академическую среду. И бежать отсюда. Поскольку тут, возможно, больше никому и не надо знать, кто из итальянских кардиналов может стать преемником и как американская социология изучает позицию религиозных сообществ на выборах Обамы.

- Проблема в подчеркнутой внеконфессиональности религиоведения, мол, можно быть качественными религиоведами, только если для себя всякую религиозность мы выносим за скобки?
- Мне кажется, что дело тут в другом совсем. Что занимает молодого религиоведа Костылева, например? Его занимает не реальная проблематика, не вера в сегодняшнем мире, а надуманные схоластические проблемы границ религиоведения, и вся его энергия уходит на эту ерунду. А замечательный Ивар Максутов выбрал для себя вполне модную постмодернистскую тематику трактовки кинообразов. Да, безусловно, эта проблематика есть, но она годится, чтобы иногда писать статьи на OpenSpace, в «Пушкин»  или в «Афишу». А сделать на этом экспертный портал о религии в современном мире невозможно.

Вот возьмите вдруг пошедший процесс родосских совещаний, подготовку Всеправославного собора. Я уже не понимаю, а может ли кто-нибудь из светской аудитории внятно и квалифицированно в СМИ описать, в чем там дело. И это при том, что речь идет о мейнстриме, о важнейшем событии, которое имеет проекцию и в общественную, и в государственную жизнь. А что происходит с англиканами? Да это вообще никто уже не сможет описать релевантно. Десятистрочные шокирующие новостные сообщения. Переводы из тамошних агентств. Поскольку все вырвано из контекста, то у читателя просто волосы дыбом встают и все.

- Есть ли перспективы развития?
- Россия - очень маленькая страна, и в ней всего мало. Она очень большая, конечно, и раскинулась очень широко, но на каждый «отдел жизни» находится всего несколько вменяемых человек. Каждого следующего найти (вырастить, выточить) очень трудно.

Какие могут перспективы развития, если на эту целую небольшую страну (в пять раз по населению меньше Индии) есть всего один высококвалифицированный журналист, пишущий по-английски, православный, хорошо знающий тему - Андрей Золотов (РИАН).

Есть два с половиной «профессора богословия», которых без риска полностью опозориться можно отправить на совместные дебаты с католическими богословами в Италию…

И есть один апологет – диакон Андрей Кураев. Легойда, Чапнин и далее – все по одному.

- Вы писали о том, что медиа создают заведомо искажающее пространство для религиозной тематики: медиа требуют от Церкви общественной позиции, моральных оценок, но когда она их произносит…
- Да, тут есть проблема. И она не смягчилась за два десятилетия.  СМИ ждут от Святейшего Патриарха моральной оценки, и он ее дает. Но эта оценка звучит очень слабо. Если, условно говоря, выйти и сказать, что лесные пожары посылаются нам за грехи наши, то определенная часть верующих и так это понимает, а у остальных это вызовет только хохот.

Как ни крути, Церковь находится в положении реагирующего. Оскорбили - отвечаем. Скажем, зарылись в Пензе какие-то безумцы в подземелье, и тогда мы стали говорить о том, что последние дни хотя и наступят, но не таким образом.

Сейчас система светских СМИ уже так устроена, что она никогда не создаст для религиозной оценки такого коридора, в котором бы звучание было адекватным. Как ни крути, выходя на какую-то площадку светской журналистики,  церковный человек невольно занимает не этическую, а идеологическую позицию.

Я думаю, что Патриарх Кирилл все это прекрасно понимает, но проблема в том, что очень трудно подготовить такое количество людей, которые могли бы не отвечать, а первыми ставить проблему, первыми озадачивать общество. Зачастую претензия к церковным журналистам в том, что Церковь реагирует по государственной повестке. Объявили борьбу с коррупцией, тогда и мы начинаем говорить про коррупцию.

- А происходит ли в целом падение интереса к теме религии? По степени воздействия «НГ-религии» были сенсационными, сейчас вряд ли можно увидеть такой интерес к какому-либо изданию о религии - светскому ли, православному…
- Есть две связанные причины. Первая причина заключена в некой уникальности людей и позиций. Никто за эти годы не захотел, как Макс Шевченко, сделать религиозную тематику нервной. Его реально интересовали эти причудливые концепции, которые возникают у верующих людей, его интересовало то, что сегодняшние концепции прошиты глубоко в истории. Они не сегодня появились, а были и раньше, они ставились на Вселенских соборах.

Макса обвиняли в исламофилии. Его отношение определялось тем, что он видел в исламе так называемую горячую религию. Но ведь это так и есть.

Второй существенный момент - это путинизм: в нулевые годы на такую дискуссию уже не было запроса. В начале нулевых власть выстроила отношения с Патриархией, и пришлось работать по повестке дня. А по «повестке дня» уже не предполагалось дебатировать, кто такие салафиты, как там живут адвентисты на Оке.

- Как вы считаете, в каком направлении должна сегодня развиваться информационная политика Церкви ? Что нужно делать, над чем работать, чего не делать?
- Рассказ о вере убедителен через личность. Через образ человека, действующего в мире. Через историю его воцерковления, через историю его каких-то испытаний, его собственных сомнений, через то, как он для себя проблематизирует свой жизненный опыт с этим связанный. Это в значительной степени и является перспективным, потому что это дает возможность другим людям соотнести свою жизнь с этим жизненным опытом.

Это одна сторона вопроса. А другая заключена в том, чтобы готовить хорошо пишущих церковных историков, которые умели бы ясно и просто объяснять нагруженные большим контекстом юрисдикционные конфликты и т.п.

А самое главное в том, что православные должны потихоньку преодолевать «оборонческо-триумфалистскую стилистику». Тяжело читать: то мы всех победили, то – наоборот – нас всех гнобят, мы тут одни. Раз уж наши недоброжелатели доставляют нам столько неприятностей, то все-таки из покаянного сознания исходя, нам это за какие-то грехи посылается. И там, где единство нарушено, нет смысла сегодня невоздержанно ликовать, завтра – скорбеть.

Потому что там, где единство не сохранено, там ведь легкого пути назад нет.

- Александр, спасибо Вам большое!

Автор: Анна Данилова
Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ 


Александр Олегович МОРОЗОВ: цитаты

Александр Олегович МОРОЗОВ (род. 1959) – журналист, политолог: Видео | Публицистика | Интервью | Цитаты | Статьи.

***
...православие является чем-то настолько универсальным, что способно вместить самый разнообразный человеческий опыт. Но оно дает и возможность человеку понять свой жизненный опыт с такой силой откровенности и цельности, что с этим мало, что может сравниться.

***
То, во что верят христиане, остается столь же непонятным, загадочным и иррациональным, как две тысячи лет назад. Святые, подвижники веры, богословы, духовные писатели, – все они оставили после себя тысячи томов. Эти слова, безусловно, помогают верующему ориентироваться в мире, но все равно каждый сам стоит один на один с Откровением, примеривая себя, свой жизненный путь, свое будущее к тому, что сказано в Евангелии.

***
Есть известное высказывание: «В окопах нет атеистов». С точки зрения марксиста, оно означает то, что страх рождает веру. Это, конечно, не так. Потому что в окопах верят и бесстрашные. Смысл этой фразы заключен в том, что в условиях риска и испытаний, человек острее осознает ограниченность рационального. За пределами рационального понимания остается огромный океан чего-то иного.

***
Ядро христианства сохраняется в Церкви неповрежденным – это универсалистская (для всего мира не исключающая никого и в то же время не дающая никому преференций) проповедь спасения через покаяние, через внутреннее обращение к Богу. Только молитвой и в надежде снискать благодать живет и охватывает мир это особое сознание. Как выяснилось, оно не стало архаичным и в эпоху коллайдера и расшифровки генома. Это сознание смиренное и в то же время остро вопрошающее, ищущее и одновременно уверенное в себе.

***
Может ли мир обойтись без Церкви? Наверное, может. Но это, скорее всего, будет уже не мир людей.

***
Государство может запретить партию, распустить профсоюз. Но не может распустить РПЦ.

***
нужно помнить о том, что для тех, кто верит – в последнюю минуту истории – уже не будет ни государства, ни бизнеса, ни наций, ни футбольных команд, ни социальных иерархий, ни Газпрома с Норникелем, а будет только «церковный народ», т.е. Церковь, предстоящая Господу. И в этой перспективе вопрос о спасении стоит для каждой отдельной души. Вопрос о спасении целыми организациями, профкомами или воинскими частями, похоже, в Евангелии не ставился.


Александр Олегович МОРОЗОВ: статьи

Александр Олегович МОРОЗОВ (род. 1959) – журналист, политолог: Видео | Публицистика | Интервью | Цитаты | Статьи.

СПОРЫ О ЦЕРКВИ, КОТОРЫЕ НИКОГДА НЕ УТИХНУТ

Нынешний ажиотаж вокруг Православной Церкви, с одной стороны, привлекает к ней много внимания, с другой – оставляет в тени вопросы, требующие не менее оживленного обсуждения. Есть люди, которые болезненно не любят Русскую Православную Церковь. Это носит характер фобии. Полное отрицание всего вообще. Скажешь: «Ну, а вот ведь сколько людей в храмах». Ответ будет: «Все притворяются, лицемеры». Ну и, «каждое лыко в с строку». И с государством сливается, и попы обогащаются и т.д. и т.п.

Под этим, как правило, лежит высокий моральный запрос. Человеку весь мир кажется аморальным, лежащим во зле, а применительно к Церкви он ждал бы, что она будет носителем абсолютной моральной чистоты. А этого он не видит. Причем не видит настолько, что даже если апеллировать к простому. Спросишь: ну, согласитесь, везде есть хорошие и плохие люди, есть же они и в Церкви? Ответ будет, скорее всего, таким: да нет там хороших людей, туда хороший человек вообще не пойдет.

Но – это фобия. А есть идейные противники. Сегодня их в России две большие группы. Во-первых, последовательные марксисты. Достаточно, заглянуть в блог Дарьи Митиной, в прошлом депутата Госдумы от КПРФ, а сейчас активистки «Левого фронта», и вы увидите, что есть еще настоящие бойцы. Она беспощадно клеймит Зюганова за «шашни с боженькой». Настоящему левому положено быть атеистом, потому что религия – это, как ни крути, а «опиум», репрессивная инстанция. Молодые марксисты уличают КПРФ в том, что это уже «национал-патриотическая партия», а вовсе не левая. Ну, а национал-патриотизм – это, конечно, дружба с Церковью.

Вторая группа – ученые-атеисты. Это ученые-естественники, которые, как и Лаплас, «не нуждаются в гипотезе в существовании Бога». Таких немало. Они, как правило, занимаются своими делами и не влезают в дела Церкви вообще, но активно сопротивляются только в вопросах образования – против ОПК и против теологии как науки.

Но есть и более сложные фигуры, как, например, профессор МГУ, философ Валерий Кувакин, который возглавляет атеистическое движение и журнал «Здравый смысл». В одной из радиопередач он дал понять, что атеизм – это поиск, проблема. Это – «стояние на ветру». Он как бы восклицает: убедите меня! Я готов убеждаться. Но вот пока, правда, ничего убедительного нет. Он много читал – и Бердяева, и Булгакова, и Фому Аквинского, и Павла Флоренского. Но – не убедился…

Религия парадокса


Сколько в России православных? Никто не знает точно. Но очень много. Вероятно, не менее 80 миллионов человек крещены в Русской Православной Церкви Московского Патриархата. Совершенно бесперспективны попытки некоторых социологов установить, кто из них верит «правильно», «как надо». Если пытаться точно установить – как надо в полном объеме – то получится, что только человек окончивший Духовную Академию годится в верующие. Но поскольку человек, открывший сердце Богу, находится «всегда в пути» и дух божий почиет, там, где хочет, то религиозная жизнь наполнена, как ей и положено, разнообразными парадоксами.

Например, Диомид окончил Академию и даже епископ, а вот на тебе – взял и проклял покойного Патриарха Алексия и объявил его место вакантным. Или живет себе какой-нибудь тихий бомж под лестницей, а это, может быть, Алексий – человек Божий. И быть ему впоследствии почитаемым до конца времен святым.

Иногда ищущий ум впадает в растерянность: да вот же они там верят, будучи такими разными? И как так происходит, что и разбойник, сидящий в тюрьме, верит. И медсестра в полевом госпитале. И хирург, который каждый день видит смерть под ножом. И десантник, обязанный стрелять на поражение, не задумываясь… Как так получается, что на воскресной службе стоят молятся и пацифист, и офицер, и ярый националист, и космополит…

Здесь нет смысла рассказывать об основах веры. Ясно только, что православие является чем-то настолько универсальным, что способно вместить самый разнообразный человеческий опыт. Но оно дает и возможность человеку понять свой жизненный опыт с такой силой откровенности и цельности, что с этим мало, что может сравниться.

То, во что верят христиане, остается столь же непонятным, загадочным и иррациональным, как две тысячи лет назад. Святые, подвижники веры, богословы, духовные писатели, – все они оставили после себя тысячи томов. Эти слова, безусловно, помогают верующему ориентироваться в мире, но все равно каждый сам стоит один на один с Откровением, примеривая себя, свой жизненный путь, свое будущее к тому, что сказано в Евангелии.

Есть известное высказывание: «В окопах нет атеистов». С точки зрения марксиста, оно означает то, что страх рождает веру. Это, конечно, не так. Потому что в окопах верят и бесстрашные. Смысл этой фразы заключен в том, что в условиях риска и испытаний, человек острее осознает ограниченность рационального. За пределами рационального понимания остается огромный океан чего-то иного.

Но и без всякой войны, для христианина жизнь полна бесконечного внутреннего спора. Парадокс заключен в том, что уверовавший человек, еще более остро и проблемно воспринимает мир, чем безбожник. Русские это хорошо знают, потому что об этом писали Достоевский и Лесков. Иными словами, вера – беспокойное дело для человека.

80% душ, живущих в государстве

Еще более беспокойная вещь – столкновение государства и церкви. Школа не избавлена от необходимости прививать патриотизм, и в учебнике есть много примеров символического единодушия священства и князей. Сергий Радонежский благословил Дмитрия Донского, патриарх Гермоген оказался главой нации в отсутствии законного государя и принуждаем поляками к капитуляции, отказался и был умерщвлен.

Между тем, в XV-XVIII столетиях борьба между Царством и Священством была такой же драматичной, как и в средневековой Европе. Кончилась эта жесточайшая схватка, как известно, тем, что Петр I отменил патриаршество вообще, обезглавил Церковь, а верхушку епископата подчинил своему приближенному чиновнику. Эта должность обер-прокурора Синода продержалась до 1917 года. А тут для Церкви настали времена еще более тяжкие, чем в синодальный период.

Хотя между двумя революциями удалось провести собор, на котором было восстановлено патриаршество, уже с 1918 года начались массовые расстрелы священников, а затем и вовсе был взят курс на искоренение религии, как предрассудка и анахронизма.

В чем причина? Почему даже Екатерина II, искренне любившая литургию или набожный Николай II ограничивали Церковь, а большевики до Второй мировой войны рассчитывали вообще от нее избавиться?

Ответ прост. Церковь – это огромный социальный организм. Церковь, как социальный фактор, присутствует везде, и хотя власть ее – это власть всего лишь над душами, ведь это 80% душ, живущих в государстве. И это делает епископат довольно серьезной политической силой.

И действительно без Церкви долгие столетия была невозможна и законная высшая власть. Церковь короновала, т.е. делала любой захват власти или смену династий – законной. Именно поэтому, кстати, многие монархисты в 1917 году не признали отречения императора Николая II от престола, считая, что он не мог по своей воле так распорядиться помазанием на царство, которое значило в те времена не меньше, чем наследование престола по отцу.

Гражданские власти никогда не забывали и о том, что высшие иерархи могут проклясть гражданского военного вождя или царя. И эта анафема могла бы оказаться для него роковой.

И в русской истории есть драматические эпизоды борьбы за власть между государством и церковью. Иван Грозный убил московского митрополита. Патриарх Никон хотел полностью подчинить себе царя Алексея Михайлович, но в результате проиграл и был отправлен в ссылку. Николай II отказался восстановить патриаршество, несмотря на просьбы епископата, который пытался добиться отмены решения Петра I. Ленин хотел полного уничтожения священства как класса, а Сталин – уже в годы войны и после – хотел держать церковь на коротком поводке.

В истории Русской Церкви ХХ века был момент, когда ее существование было под угрозой. Канонически для существования церкви необходимо наличие трех епископов. И дважды в ХХ веке ситуация складывалась так, что оставшиеся в живых епископы, боясь остаться числом меньше трех, начинали рукополагать втайне, в надежде на то, что подпольные епископы когда-нибудь смогут выйти на свет, и церковь будет сохранена.

В растерянности на Бутовском полигоне

Слово «секуляризация» в своем первоначальном смысле означало отъем церковных владений в пользу государства. Дележ церковных денег был во всех странах Европы в разные годы. В России между татарским игом и Петром I это было большой проблемой. Церковь богатела сама собой благодаря дарениям, завещаниям. Умиравший в одиночестве, без близких, всякий человек завещал свое имущество Церкви, дабы она молилась за него до Страшного суда. В результате Церковь накапливала такие колоссальные ресурсы, на которые не мог без зависти смотреть ни один монарх. Да и в самой церкви никогда не утихал спор, нужно ли имущество, спасаются ли монахи в богатых монастырях или их молитва пустая формальность.

Аскетические движения вспыхивали время от времени с требованием оставить все и уйти от мира, уйти в леса, на острова, как можно дальше, чтобы ничто не мешало готовиться ко второму пришествию Иисуса Христа. В этом порыве русские монахи освоили Соловки и Валаам.

Эта очистительная аскетическая воля встряхивала Церковь, но никогда не могла одержать окончательной победы. И на это были причины. Христос не велел уходить из мира совсем, а напротив – настаивал на универсальности своей проповеди о спасении, о преображении человека и мира. А это значит, что Церковь должна была оставаться в миру, чтобы продолжать повторять слова апостола: Я пришел, чтобы быть всем среди всех и чтобы спасти немногих.

Есть такая точка зрения, что русская церковь подверглась немыслимым гонениям в ХХ веке, потому что она сильно провинилась в XIX. Якобы в XIX веке церковники, принадлежа «правящему классу», попали вместе с аристократией и буржуазией под топор народного гнева. Конечно, эта «матрица» досталась нам из советских учебников и продолжает еще тихо угасать. Сегодня исследования историков показывают, в XIX столетии большая часть семей священников была крайне бедна, они находились на нижних этажах социальной иерархии. И если у крестьянства имелась какая-то ненависть к помещикам, то к священникам ее не было. Уничтожение священства было целенаправленной программой большевиков, которые ставили себе целью создание «нового человека».

Проект «заново созданного человека», как известно, потерпел поражение. И теперь новым поколениям трудно вместить в сознание, а зачем расстреляли десятки тысяч священников. Мы стоим сегодня в большой растерянности на Бутовском полигоне. Посмотрим, что скажут об этом наши дети, когда станут зрелыми людьми.

Церковь – это мы

Зачем Церковь? Нужна ли она? Можно ли обойтись без нее? А вдруг без нее будет лучше? Такие вопросы сегодня уже мало кто задает. Ответ, кажется, очевидным, а сам вопрос нелепым. Она есть, она неотменима. Собственно говоря, Церковь – это и есть мы. Люди крестят своих детей, отпевают близких, молятся о здравии и за упокой, паломничают. Является ли это просто обрядом, данью семейной традиции? Нет.

За последние двадцать лет миллионы людей, в том числе и совсем молодых вошли в церковную жизнь. Они знают, что Господь незримо вместе с ними на каждой Литургии, причастие связывает каждого из них с ним и между собой. Каждый из них знает, что сердце – это не просто насос с левой стороны груди, а некий орган понимания мира, данный человеку для того, чтобы вместить знание о немыслимом.

Ядро христианства сохраняется в Церкви неповрежденным – это универсалистская (для всего мира не исключающая никого и в то же время не дающая никому преференций) проповедь спасения через покаяние, через внутреннее обращение к Богу. Только молитвой и в надежде снискать благодать живет и охватывает мир это особое сознание. Как выяснилось, оно не стало архаичным и в эпоху коллайдера и расшифровки генома. Это сознание смиренное и в то же время остро вопрошающее, ищущее и одновременно уверенное в себе.

Может ли мир обойтись без Церкви? Наверное, может. Но это, скорее всего, будет уже не мир людей.

Воцерковление политики?

Россия по Конституции – светское государство. В православной среде есть много разных людей. Например, монархисты. Всерьез эти люди уповают, что однажды станет возможным Земский собор и избрание нового царя. Или вот, например, писатель Дмитрий Володихин считает, что Церковь должна как можно больше заниматься бизнесом, становиться мощным экономическим субъектом и, в конце концов, явить миру некую иную экономику, которая будет основана на духе любви и справедливости, а не алчности и обмане. Есть русские националисты, которые хотели бы, чтобы РПЦ стала политическим инструментом сегрегации, т.е. была использована в обоснование этнического превосходства славян над другими народами России. Есть люди, по духу близкие к пензенским затворникам. И много-много других.

И всем им – благо они крещены в православии – Церковь напоминает, что они должны взять свои фантазии за скобки, и читать Евангелие, молиться, совершать добрые дела и больше думать о своем собственном грехе. И меньше – об устройстве мира в соответствии с собственными общественными идеалами. «Не надо листовок и демонстраций. Надо молиться».

Существуют такие деятели, как например, ветеран православного общественного движения Валентин Лебедев (редактор журнала «Православная беседа»), которые давно лелеют мечту о возникновении в России христианской партии, примерно, как ХДП-ХДС в Германии. В таком случае, можно было бы говорить о «воцерковлении политики», т.е. о том, что политическая жизнь как бы напитывалась христианским пониманием мира. Но за почти двадцать постсоветских лет такой партии не появилось. Наверное, не случайно.

Как бы там ни было, в обозримом будущем Россия будет оставаться светским государством. При этом, как и сегодня, высшие гражданские власти будут рассматривать РПЦ как «уважаемого и самостоятельного партнера». Причем партнера – особого. Важно понимать, что и в правовом смысле – это партнер особый. Государство может запретить партию, распустить профсоюз. Но не может распустить РПЦ.

Но проникновение РПЦ в государство имеет определенные пределы. В России невозможно себе представить, чтобы иерарх РПЦ стал, например, главой государства, как это было, скажем, на Кипре в середине XX века.

Государство будет исходить из того, что Конституция защищает права и верующих разных конфессий, и атеистов. Конечно, защита эта всегда носит характер борьбы, напряжения, взаимного давления. По-другому и быть не может. Не только у нас, но и по всему миру религиозные общины в национальных государствах стремятся расширить свои полномочия, свое публичное присутствие. Мусульманские девушки во Франции требует разрешить им носить платки, атеисты требуют убрать католические распятия из школ, голландские интеллектуальные радикалы публикуют карикатуры на Мухаммеда. Католические общественные организации выводят несколько сот тысяч манифестантов против абортов и гомосексуальных браков в Испании и тем не менее испанское правительство принимает законы вопреки воле испанского епископата.

Все это есть и в сегодняшней России: споры об ОПК, о том, могут ли быть священники в армии, шокирующие акции современных художников, желающих «задеть чувства верующих» и вызвать скандал с большим резонансом, ответные действия православной молодежи.

Глядя на все эти схватки в России, Европе и Америке, чаще всего думаешь не о том, кто прав, а о том, как страшен фанатизм.

Ведь «либеральный фанатизм» видит в Церкви только духовную репрессивную инстанцию, а сообщество верующих считает душевнобольными людьми. С точки зрения либералов-догматиков, Церковь – это лишь социальная организация, которая стремится к могуществу, навязывает моральные ограничения, уродует сознание, подавляет творчество.

Не менее тягостен и религиозный фанатизм. Нет смысла подробно говорить о его удушающей атмосфере, о том, что он не признает никаких проявлений светской культуры, даже ее высоких достижений. Слова о том, что Церковь – это «малое стадо» и что Господь будет судить живых и мертвых тут понимаются как основа для того, чтобы самим судить уже сегодня, а себя самих мыслить какими-то уполномоченными Бога на земле.

Спасет ли Церковь Россию?

Что же будет дальше? После кончины Алексия II многие спрашивают, каким будет курс РПЦ? Ответ таков: ничего нового.

Будут строить храмы, рукополагать в священники. РПЦ будет много заниматься богословским образованием. В Центральной и Южной России будут преподавать основы православной культуры в средней школе – там, где против этого нет возражений родителей и учителей. Хотя этот предмет будет называться «духовно-нравственная культура». В некоторых лицеях будут преподавать просто «этику». Примерно, так и поступают в Германии. Родители вправе выбирать, что будут преподавать его ребенку – «этику» или «религию».

В 2008 году спор о том, можно присваивать научные звания за работы в таком предмете, как «теология» завершился победой академических кругов, которые против этого. Но в итоге будет найден компромисс, который и предлагает Министерство образования уже сегодня. Для теологов и ряда других специалистов найдется некий эквивалент статуса «доктор наук», но называться этот статус будет как-то иначе.

Будут ли священники в армии? Вряд ли это будет узаконено. Но то, что священники будут там, где этого хочет командир подразделения или в частях в условиях боевых действий – наверняка. Потому что у верующих есть права. Мы же видим американских капелланов в войсках, молитвы солдат и офицеров многих других армиях перед боевым заданием.

«Спасет ли Церковь Россию?» – спросил меня недавно один из друзей. Если отвечать на этот в социальной, бытовой плоскости, то вряд ли. Россию в иной ситуации могут спасти «армия и флот» – ее «единственные союзники», как любят нынче выражаться наши политические деятели. Но приравнивать Церковь к армии и флоту – не нужно.

Просто нужно помнить о том, что для тех, кто верит – в последнюю минуту истории – уже не будет ни государства, ни бизнеса, ни наций, ни футбольных команд, ни социальных иерархий, ни Газпрома с Норникелем, а будет только «церковный народ», т.е. Церковь, предстоящая Господу. И в этой перспективе вопрос о спасении стоит для каждой отдельной души. Вопрос о спасении целыми организациями, профкомами или воинскими частями, похоже, в Евангелии не ставился.

Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ


 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ