О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

МАРТЫНОВ Владимир Иванович ( род. 1946)

Интервью   |   О Музыке    |   Аудио
МАРТЫНОВ Владимир Иванович

Владимир Иванович МАРТЫНОВ родился в 1946 году, окончил Московскую консерваторию по классу композиции в 1970 году (класс Николая Сидельникова) и по фортепиано в 1971-м. В 1975-1976 годах участвовал в концертах ансамбля старинной музыки (блок-флейта), исполняющего произведения XIII-XIV веков Италии, Франции, Испании. В 1978 году посвящает себя религиозному служению. Преподает в духовной академии Троице-Сергиевой лавры, занимается расшифровкой и реставрацией памятников древнерусского богослужебного пения. Среди крупнейших произведений Мартынова — «Илиада», «Страстные песни», «Танцы на берегу», «Войдите» и многие другие. Мартынов — автор книг «Автоархеология», «Время Алисы», «Конец времени композиторов». Написал музыку к ряду театральных постановок и нескольким десяткам фильмов, среди которых «Михайло Ломоносов», «Холодное лето пятьдесят третьего», «Николай Вавилов», «Кто, если не мы», «Остров». Музыка Мартынова звучит также в недавно показанном по российскому ТВ сериале «Раскол».


Владимир Иванович МАРТЫНОВ: интервью

Владимир Иванович МАРТЫНОВ (род. 1946) - композитор, писатель, историк и теоретик музыки:  Видео О МузыкеАудио | Музыковедение | Музыкальная коллекция .

Владимир МАРТЫНОВ:"КОНЦЕРТ ДУХОВНОЙ МУЗЫКИ ПОДОБЕН ПРОПОВЕДИ НА БАЗАРЕ"

Владимир Мартынов из тех немногих современных композиторов, как, например, Губайдуллина, Десятников, Шнитке, Денисов, которые пишут или писали академическую музыку. Именно благодаря этим людям можно сказать, что современная серьезная музыка еще есть. Но он пишет не только музыку, он еще и автор книг, из которых все заинтересованные читатели и слушатели узнали, что время композиторов давно закончилось, а академический концерт умер. Чтобы разрешить возникший парадокс и выяснить, что же все-таки случилось с концертами, мы задали Владимиру Ивановичу несколько вопросов.

— Владимир Иванович, недавно по телеканалу «Культура» прошел документальный фильм Александра Архангельского «Жара» — история христианского возрождения в СССР в 1970-1980-х годах. К «церковному андеграунду», о котором там шла речь, принадлежали и вы. Есть ли у вас ностальгия по тем временам?
— Я очень хотел его посмотреть, но меня не было в Москве. Вспоминаю те годы с горячей ностальгией, это вообще лучшие времена были. О них идет речь и в книге архимандрита Тихона (Шевкунова) «Несвятые святые», и в моей новой книге, которая выходит в декабре. Время горячей пламенной веры, когда были еще живы и доступны старцы, чего сейчас нет. Например, отец Иоанн (Крестьянкин), отец Николай, отец Наум, отец Амвросий... расцвет российско-советского старчества, так сказать. В постсоветское же время монастыри и храмы стали открываться, а духовные старцы либо умерли, либо стали недоступны. В начале 1980-х мы абсолютно свободно ездили к отцу Николаю на остров Залит. Последний раз, когда я там был, обычный человек к нему проникнуть уже не мог — там были ОМОН, казаки... Тогда все было проще, вера была более пламенная — церковь находилась под спудом, и это как-то организовывало, мобилизовало. Полагаю, в «Жаре» такая мысль тоже прослеживается.

— Это, вероятно, касается не только веры — похожими словами вспоминают ситуацию тех лет в музыке, в литературе...
— Сейчас нет запретных тем, можно снимать кино про безумного Ленина, экранизировать «Доктора Живаго», «Мастера и Маргариту» — раньше об этом нельзя было и подумать. Ничего было нельзя, но Тарковский или Параджанов сделали все, что хотели. Где сейчас что-либо равное «Сталкеру» или «Цвету граната»? Это касается любых областей, причем это общемировой процесс. То время было гораздо креативнее, концентрированнее, мощнее. Сейчас время такое, что можно все — и это время импотентов. Все можно, но никто особенно ничего не делает.

— А с точки зрения ваших занятий музыкой какая разница между тогдашним временем и теперешним?
— Андеграунд как был, так и есть, просто у его существования могут быть разные причины. Тогда был прессинг советский, сейчас — финансовый, потребительский, и неизвестно, что лучше. Огромной разницы я не вижу, в обоих вариантах есть преимущества и трудности. Сейчас говорят, что было тогда ничего нельзя, но мы делали все, что хотели. Играли Штокхаузена и Кейджа в Питере, в Таллине, в Новосибирске, в Москве... Жизнь била ключом.

Как говорил Валентин Сильвестров, «надо было знать дыры». В советской ситуации находились такие лакуны, ниши, где многое было можно. С музыкой дело обстояло проще, больше внимания обращали на литературу и изобразительное искусство. Писателей сажали в психушки и высылали, художникам устраивали «бульдозерные выставки», у музыкантов были неприятности меньшего масштаба. Правда, в 1970-е годы музыканты стали уезжать — Ростропович, Вишневская, Пярт, Рабинович, Волконский... А я играл на клавишных в рок-группе «Форпост» и написал рок-оперу «Серафические видения Франциска Ассизского». Она исполнялась на фестивале в Таллине в 1978 году. Мы исполняли как чужой, так и свой материал. В наш «пантеон» входили King Crimson и Роберт Фрипп, Yes и Джон Андерсон, Питер Габриэл, Джон Маклафлин — арт-рок, расцвет которого пришелся на 1972-1973 годы.

— Вы сказали «время импотентов», имея в виду, что в наше время не появилось новых Прокофьева и Шостаковича, и даже Шнитке. Это зависит от времени или от конкретной личности?
— В первую очередь от исторического периода. От личности зависит далеко не все. Кем был бы Моцарт, при всей его гениальности, родись он в Кабуле? Значит, должны совпасть время, место и многое другое. Была эпоха Великих географических открытий — и прошла: все открыли. Возможно, Федор Конюхов не менее выдающийся путешественник, чем Магеллан или Колумб, — четырежды совершил кругосветное путешествие, но уже ничего не открыл, разве что в себе. Так же бывает и в музыке, и в кино: Феллини, Антониони, Висконти, Бергман, Пазолини... Когда в один и тот же год и день умерли Бергман и Антониони, кончился кинематограф великих имен и свершений. И в музыке тоже не будет нового Стравинского или Веберна.

Я преподаю на философском факультете МГУ и который год подряд прошу назвать фамилию хотя бы одного современного композитора. И не получаю ответа — разве что Шостаковича однажды назвали, — хотя это МГУ, а не ПТУ. Что говорит не только о низком уровне студентов, но и о крайне низкой позиции, которую сегодня занимает композитор. Если посмотреть на премию «Грэмми», среди 109 номинаций академическая музыка занимает позиции с 95-й по 107-ю. И сам композитор, если его музыку не исполнит и не запишет какой-либо замечательный исполнитель, эту премию не получит. Раньше произведение считалось состоявшимся, если было исполнено. Теперь — если записано, иначе его как бы и нет. Концертное исполнение само по себе — все равно что писать в стол. Из моих сочинений, к счастью, записаны многие. Скоро Кронос-квартет выпускает диск на Nonesuch.

— Насколько относятся ваши слова о конце времени композиторов к сфере духовной музыки? Есть ли композиторы, готовые написать, например, новую Херувимскую?
— Для меня вопрос звучит странно. Я считаю, что композиторской музыки в церкви не должно быть. Существуют система распевов, система уставного пения... Вообще, до XVII века Херувимская была только одна. Зачем нужны сотни Херувимских, я не понимаю, это разве платья, которые переодевают по разным случаям?

— А если посмотреть с обратной стороны — нужно ли исполнять церковную музыку вне церкви, на концертах?
— Мне кажется, это ни к чему. Если речь о православном богослужебном пении, оно не предназначено для концертов, и традиций его концертного исполнения нет. Другое дело, если речь о церковной музыке католической или протестантской — многое в ней предназначено для концертного исполнения, будь то Торжественная месса Бетховена или Месса си минор Баха. С очень далеких времен, с XVI века, в богослужении присутствует концертность и у Габриели, и у Монтеверди. А что касается православной традиции, то концерт духовной музыки, как говорил владыка Питирим, подобен проповеди на базаре.

— Нужны ли сегодня, в таком случае, такие сочинения, как «Страсти по Матфею» митрополита Илариона?
— Почему нет? Только эта музыка не предназначена для богослужения. Я против того, чтобы Херувимскую исполняли в концертном зале. А «Страсти» Илариона в этом смысле очень деликатно сделаны, это концертное сочинение, как та же Торжественная месса Бетховена.

— В отличие от Бетховена, творчество митрополита Илариона ближе к вашим размышлениям о композиторском творчестве: он не считает себя профессиональным композитором и не скрывает того, как много позаимствовал у своих предшественников, стремясь создать традиционное сочинение.
— Он может так говорить, но все же выступает как композитор. Другое дело — каков его творческий метод. Речь о конкретном произведении самостоятельного композитора. Он выступает как автор, подпись его там стоит. Он не аноним, хотя стремление к этому у него, конечно, есть. Но это произведение, где виден его почерк — хотя бы в этом стремлении к анонимности, в этом церковном смирении. Это тоже почерк. Илариона я знал еще в юношеском возрасте, когда он был постоянным чтецом — и даже иногда иподиаконствовал — в Церкви Воскресения Словущего на Успенском Вражке, где владыка Питирим служил. Это было на рубеже 1970-1980-х годов, а я жил рядом и в тот храм постоянно ходил. Так мы и познакомились.

— Музыка к фильму Николая Досталя «Раскол» для вас как-либо выделяется среди ваших многочисленных работ для кино?
— Не то чтобы выделяется, просто в последнее время я к фильмам музыку почти не пишу. Раньше, случалось, у меня было по два фильма в год. А сейчас редко. Только если появляется церковно-историческая тематика, как в фильмах «Остров» или «Раскол». До начала моей работы мы с Досталем просмотрели весь отснятый материал.

— Случается, режиссеры хотят, чтобы часть музыки была написана до начала съемок...
— Я написал музыку более чем к пятидесяти фильмам и с такими режиссерами не встречался. Если речь не идет о фильмах, допустим, типа мюзикла. Ну и к мультфильмам раньше писалась музыка заранее, они делались уже под нее. А к большим художественным фильмам, как правило, музыка пишется после того, как материал отснят. Композитор же не самостоятельную вещь пишет, он должен реагировать на видеоряд.

— У вас есть сочинение «Упражнения и танцы Гвидо» — «опера о невозможности написать оперу» — и в то же время полномасштабная опера Vita Nuova. Нет ли здесь противоречия?
— Оперу сегодня невозможно писать искренне, это связано с невозможностью прямого высказывания. Раньше предметом произведения искусства было высказывание, например, «я вас любил». Сейчас предмет искусства начинается с вопроса о том, на каком основании может быть совершено высказывание. В своих операх я этим и занимаюсь, мое высказывание может иметь право на существование лишь как ответ на вопрос — каким образом оно существует.

— Реакция публики и прессы на эту оперу даже побудила вас к написанию очередной книги — «Казус Vita Nova».
— Что как раз доказывает мои слова! Хорошо, когда вещь обрастает другими текстами, ее дополняющими. Если раньше был важен сам предмет искусства, теперь важен контекст, не сама «Маха обнаженная», а то, что вокруг нее. Смысл генерируется не текстом, как раньше, а контекстом, в который этот текст попадает. Текст должен этот контекст возбуждать.

— В таком случае отзывы на эту оперу, приведенные в книге, стали для вас лучшим подарком, если побудили к новому размышлению о роли композитора сегодня. Примечателен рассказ о возмущении ваших коллег в ответ на сообщение о наличии в России семи тысяч композиторов, по подсчетам РАО.
— Это возмущение было связано с тем, что те семь тысяч будто бы «не композиторы». «Как же нет, — спрашивал я, — разве они не профессионалы, если получают деньги за исполнение своей музыки? Тогда уж вы не композиторы, потому что за свою музыку ничего не получаете и занимаетесь преподаванием, редактурой...» Да, они пишут музыку, но денег за нее не получают, она пишется в стол, хорошо, если один раз исполняется. А эти семь тысяч, композиторы они или нет, исполняются, участвуют в этих финансовых потоках и создают ту музыкальную жизнь, которую мы имеем.

— Вам принадлежат слова: «Ситуация академического концерта умерла. Если мы хотим быть живы, мы должны ликвидировать ситуацию академического музицирования», хотя концерт жив и умирать не собирается.
— Речь о современной музыке. Симфонии Бетховена или квартеты Шуберта, естественно, должны исполняться в концерте. Но произведения современных композиторов в этой ситуации чувствуют себя очень неуютно, о чем говорили многие авангардные композиторы. Например, мне очень неуютно выступать в Большом зале консерватории с овальными портретами, с концертом из двух отделений... надо искать новые ситуации музицирования и их обосновывать. В ХХ веке музыкальные открытия совершались на уровне языка, в XXI веке они возможны на уровне поиска новой ситуации. Помните, Майкл Найман выступал в Большом зале в 1998 году. Выступал Артемий Троицкий, говорил о том, как это хорошо, а это, по-моему, было очень нехорошо. Пространство зала визуально не соответствовало музыке. На Западе масса новых помещений для исполнения музыки — бывших фабрик и так далее. В Дуйсбурге моя «Ночь в Галиции» исполнялась в зале бывшего завода, превращенного в культурный центр, — это оказалось идеальное пространство, где возникают абсолютно новые отношения со слушателем.

— Вы не раз говорили о том, что появление компьютера ведет к антропологическим изменениям. Они, по-вашему, действительно начались?
— Отрицать это — ломиться в открытые ворота. Огромная разница — читать на бумаге или на мониторе, для этого нужны совершенно разные навыки. Как человек пишущий, я вспоминаю уроки чистописания: нажим — тонко, нажим — тонко... Это формирует один тип сознания и общения с реальностью, клавиатура и мышь — другой. Это другая антропологическая данность. Стали меньше читать, не могут пересказать прочитанное, хотя это и не всех касается. Речь не о том, что это хорошо или плохо, но это фундаментальное антропологическое изменение.

В издательстве «Классика XXI» скоро выйдет продолжение книги Владимира Мартынова «Автоархеология. 1952-1972», которая охватывает следующий период его жизни и творчества — 1978-1998 годы. Речь пойдет о его работе в духовной академии Троице-Сергиевой лавры, где он занимался расшифровкой и реставрацией памятников древнерусского богослужебного пения, изучением древних певческих рукописей в ряде монастырей. В издании используются фрагменты трактата о богослужебном пении, который композитор написал в 90-е годы прошлого века.

Источник: НЕСКУЧНЫЙ САД  журнал о православной жизни  


Владимир Иванович МАРТЫНОВ: О Музыке

Владимир Иванович МАРТЫНОВ (род. 1946) - композитор, писатель, историк и теоретик музыки:  Видео | Интервью | Аудио | Музыковедение | Музыкальная коллекция .

Маргарита КАТУНЯН: «НОВОЕ САКРАЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТВО» ВЛАДИМИРА МАРТЫНОВА


Современное культурное сознание, характеризуемое ситуацией диалога Нового и пост-Нового времени, находится в пограничном состоянии смены эпох, когда подводит итоги одна программа и выдвигается другая. С одной стороны, прежняя программа еще не определила своего окончательного рубежа, а с другой - новая программа из-за хлынувших потоком новых идей, оппонирующих прежним, еще не сформировала своего единого лица, описать которое сегодня в принципе проблематично. Подобная ситуация всегда порождала эффект открывшегося шлюза. "Nouvelle musique", "New Age Music", "minimal music", "new simplicity", "неотрадиционализм", "новый канон", "новая искренность" и прочие - все эти направления по-разному выразили общую тенденцию отхода от рациональной традиции Нового времени в сторону нового синтеза.



Культура пост-Нового времени в России развивалась с первой половины 70-х годов по понятным причинам в среде андерграунда как явление маргинальное. Начало ее было положено в 1968 году, когда Алексей Любимов впервые исполнил в Москве "In C" Терри Райли. Она выходила на поверхность очень постепенно, обретая все более заметное место в программах фестивалей современной музыки (Таллин, Новосибирск, Ленинград, Рига - 70е-80е), и легализовалась, наконец, дав имя ежегодному московскому фестивалю "Альтернатива", основанному в 1988 году.

Два русла составили это катакомбное культурное движение: минимализм и "новая простота". Как осознанная альтернатива они оппонировали сразу двум течениям: идеологически - советскому официозу, культурологически - авангарду как минимум, а как максимум - любому академизму, то есть профессиональной письменной традиции. Радикальный поворот от структурной изощренности авангарда, его композиторского индивидуализма и эстетического максимализма к "новой простоте" произошел у целого ряда композиторов почти одновременно и независимо друг от друга: 1974-1976. Среди них - Валентин Сильвестров ("Тихие песни", 1974; "Китч-музыка", 1976); Арво Пярт ("Тривий", 1976), Эдуард Артемьев ("7 врат в мир Сатори", 1974), Владимир Мартынов ("Листок из альбома", 1976; "Рождественская музыка", 1976), Георгий Пелецис ("Новогодняя музыка", 1976), Александр Рабинович "Musique triste, parfois tragique" (1976).

Поворот принял индивидуальные формы, смыслы и оттенки: медитативная "тихая музыка" Сильвестрова говорит на языке исторических идиом (романтизм, классицизм) - как метафора "постлюдийного состояния культуры"; симбиотический стиль Артемьева сложился на стыке академического электронного авангарда и эстетики дзэн-рок; "новая простота" Мартынова родилась под знаком минимализма - стилистически универсального, позволяющего оперировать смысловыми и языковыми категориями прошлого и настоящего как сегодняшними реалиями, равно актуальными для нашего времени; почти аутентичный романтизм Пелециса тонко просвечивается стилистикой лирического рока; аллюзии на романтическое фортепиано Александра Рабиновича проникнуты мистической символикой чисел; готический минимализм "tintinnabuli" Арво Пярта растворяет грань между музыкой и аскетическим служением. Несмотря на различия, приметы поставангарда у всех общие: уход от чистых жанров в сторону нового синтеза и того, что можно определить как "новый синкретизм", разрыв с психологическим измерением либо переосмысление его, отказ от индивидуальной авторской интонации, работа готовыми стилями, метафоризм, иносказательность, контекстуальность и пр. Некоторыми гранями с этой группой композиторов соприкасается Александр Кнайфель, который плавно эволюционировал к простоте, аскетике, ритуальности.

В этом контексте Владимир Мартынов предстает как знаковая фигура. В его творчестве сосредоточены все главные акценты сегодняшней культуры с ее направленностью к синтезу, который смыкает разного плана оппозиции: Восток - Запад, современность - архаика, элитарность - "низовая культура", рациональное - интуитивное, светское - религиозное, профессиональная традиция - фольклор, автор - аноним, музыкальное - внемузыкальное, имманентность - синкретизм... Эта многогранность - отражение сложного пути композитора. Он начал как представитель авангарда, который на фоне признанных советских корифеев этого направления смотрелся как лидер нового поколения, и он им стал, но уже как один из идеологов андерграунда, обосновавшегося в Электронной студии, где культивировалась поставангардные идеи, новая музыка всех измерений. На фундаменте минимализма Мартынов обрел свой метод и стиль.

Организатор первых в СССР хэппенингов, собиратель фольклора, он издает сборники из музыки Данстейбла, Дюфаи, Машо, Изака, А. Габриели, играет в Ансамбле старинной музыки, создает свою рок-группу "Форпост" (композитор, клавишник). Погружается в изучение религий Востока, теологии. Затем следует уход из музыки. Шесть лет молчания с 1978 по 1984 Мартынов посвящает религиозному служению, исследовательской работе с певческими рукописями в монастырях, создает ансамбль древнерусского пения, который существует поныне. Изучение древнерусского богослужебного пения, как считает сам композитор, в корне меняет сознание. Человек, по-настоящему с этим соприкоснувшийся, обретает ключ к пониманию всей музыкальной культуры в целом. Это выход на григорианику, на Византию, на архаический фольклор, на все". Возвращение к музыкальной деятельности обогащено опытом реставрации древних памятников и создания песнопений для православной литургии.

Слова Мартынова "я перестал быть композитором" следует понимать под углом зрения различия между музыкой и богослужебным пением, композитором и распевщиком, художником и иконописцем, то есть между авторским и внеавторским, безымянным каноническим творчеством, с одной стороны, а с другой - как уход из деятельности, ограниченной только своей областью: "Истина для нас познается на стыке деятельностей. Это и философия, и поэзия, и музыка, и магия, то есть синкретизм. Человек должен быть синкретичным. Он не должен быть философом, он не должен быть поэтом, он не должен быть музыкантом. Он должен быть всем вместе". В жанры академической музыки творчество Мартынова не очень вписывается. Не позволяют концептуализм, работа на стыке музыки и обряда, эксперименты с взаимодействием музыки и ритуальной среды. Его стезя - вхождение в пласты неакадемических культур устных традиций, создание синтеза фольклора и минимализма, богослужебного пения и фольклора, богослужебного пения и минимализма, культурологического "исследования в звуках" и духовной акции. Из опыта минимализма, которому он воздал в свое время щедрую дань, пришло умение строить монументальные формы из трех слагаемых: слово, мелодические формулы и континуальное время.

Идея "нового сакрального пространства" Мартынова - это не только и не столько новая программа, сколько констатация уже существующей тенденции, возникшей на стыке тысячелетий. Она перекликается с концепцией единого христианского пространства, выдвинутая в конце I тысячелетия, в эпоху Каролингов, когда обобщался тысячелетний духовный опыт христиан Востока и Запада и создавался сакральный канон - единые формы духовной и, как следствие, художественной жизни, тот самый источник, который питал и питает европейскую цивилизацию вплоть до наших дней.

"Новое сакральное пространство, - говорит композитор, - это попытка противостоять распаду современного мира путем создания нового культурного синтеза. Оно осуществляется на перекрестке различных культур и традиций, сочетание которых образует множество новых культурных контекстов, объединяющихся в единый многомерный текст. Новое сакральное пространство не претендует на то, чтобы создавать новые формы, конкурирующие с богослужебными формами. Его цель - постараться расширить сакральное пространство, существующее в литургии, за пределы ее, освящая не освященные и разосвященные, то есть утерявшие церковность, области времени и пространства. В средневековье все пространство сакральное, как и в язычестве. Все искусство модернизма посвящено проблеме богооставленности. Кардинальный момент - то, что сказано Ницше: "Бог мертв". Это связано с десакрализацией культуры, всего нашего пространства, времени, быта, социума. Сейчас происходит обратное движение маятника - воссоздание сакральности. Новое сакральное пространство - это не претензия ни на какую новую религию или новые форму богослужения. Это собирание камней разрушенного Иерусалима. Мы пытаемся собрать то, что сейчас разрушено" [1].

"Новая простота" и идея "нового канона" понимается Мартыновым как знак современной культуры, пришедшей к своим истокам - каноническому типу творчества: комментирующему, но не авторскому. Кантус фирмус для него - светское это творчество или сакральное - вся культура в целом, а композитор - не автор - пользуется им как древний распевщик псалмовыми тонами или средневековый контрапунктист мелодиями Антифонария. В то же время "новое сакральное пространство" в контексте "новой простоты" перекликается с другим историческим феноменом - религиозным течением XIV-XV веков "Devotio moderna" - "новое благочестие", которое противопоставило спекулятивной схоластике созерцательность, сердечность и простоту. Ностальгии постлюдийного взгляда на культуру III тысячелетия и интертекстуальным играм иронизирующего сознания Мартынов противопоставляет идею "нового сакрального пространства" как своего рода Devotio moderna наших дней.

Для Мартынова "новое сакральное пространство" - не путь отдельного композитора, а сформировавшееся культурное течение, к которому он относит творчество Пярта, Кнайфеля, Сильвестрова, Рабиновича, Канчели, Пелециса и свое собственное - композиторов, так или иначе обратившихся к духовной музыке.

Стезя "нового сакрального пространства" - это работа на стыке музыки и ритуала, озвучивание канонических книг Ветхого и Нового завета в музыкальных, музыкально-ритуальных формах. Не случайно многие произведения такого плана заказаны соборами. "Покаянный канон" Пярта написан по заказу Кельнского собора к 750-летию его основания; "Восьмая глава" Кнайфеля - по заказу Вашингтонского собора (премьера в 1995). "Апокалипсис" Мартынова был заказан кафедральным собором города Майнца и исполнен в храмах Майнца, Кельна, Страсбурга, Парижа (1992), а недавно в Таллине, Хельсинки, Москве, Будапеште.

Идею "нового сакрального пространства" как "соединения архаичных мелодических формул и структур с современными методиками постмодерна" Мартынов воплотил в таких сочинениях как "Апокалипсис", "Плач Иеремии", опера "Упражнения и танцы Гвидо", Маgnificat quinti toni, "Canticum fratris Solis", Stabat mater, Requiem; вещи ритуальные, более широко трактующие тему сакрального - "Ночь в Галиции", Рождественская музыка, "Come in!" и другие сочинения. В наиболее общем плане их характеризуют следующие аспекты.

1. Трактовка текста как сакральной структуры. Это преодоление нововременной концепции музыки, трактующей духовные тексты в эмоционально-психологическом ключе, и прочтение текстов в каноническом характере: петь по книге - значит воссоздать ее сакральный смысл через ее структуру.

2. Кантусное письмо. Оно, по словам В. Мартынова, проявляет себя в "опоре на опыт создателей богослужебно-певческих систем: григорианики, древнерусского распева, византийского осмогласия - традиции, использующие канонизированные формулы и архетипы, болгарское, сербское, грузинское, сирийское, коптское пение. Наряду с этим привлекаются некоторые традиции ранней полифонической обработки монодии, архаический фольклор, элементы стиля раннего барокко, также построенных на формульных принципах, стиль ренессансной полифонии, венецианской многохорности, протестантского хорала". К перечисленному композитором ряду добавим использование стилистических идиом музыки Нового времени.

3. Принцип канона. Он заключается в комментировании историко-стилистического комплекса как кантуса; к нему относится также прием чтения "с параллельными местами", текстовой коллаж как формы комментария; введение параллельного текста поверх материала, создание контекста, из которого проявляется авторский комментарий.

Обратимся в качестве примера к одному из произведений В. Мартынова.

"Canticum fratris Solis. Octo tonorum" - "Гимн брату Солнцу. В восьми тонах" (1996) для тенора и струнного оркестра написан на текст молитвы св. Франциска Ассизского "Гимн брату Солнцу, или Похвала творениям". Текст св. Франциска написан на умбрийском диалекте и представляет собой первое стихотворение на итальянском языке.

Это произведение было впервые исполнено в Перудже, в храме Сан-Анджело 22 сентября 1996 на фестивале "Sagra Musicale Umbra". Исполнителями были английский аутентичный тенор Марк Таккер и струнный ансамбль "Академия старинной музыки" под руководством Татьяны Гринденко.

"Гимн брату Солнцу" В. Мартынова - это попытка вернуться к литургии в ее старинных мелодических формах. Строки Похвалы восьми творениям Божьим распеты в системе восьми псалмовых тонов. Стилистический комплекс григорианской монодии дополняют венецианские арабески в стиле школы Сан-Марко и в качестве антифонов - пение с ритуальным танцем, несущее в своих интонациях гены средиземноморских этносов.

Материал, таким образом, представляет псалмодия на основе восьми псалмовых тонов; постренессансный концертирующий орнаментальный стиль; ориентация на архаический средиземноморский фольклор, сербское, коптское богослужебное пение, которое было предметом пристального изучения композитором.

Индивидуальный проект и проблема авторства. Оппозиция "aвтор-аноним" относится к ключевым темам поставангарда. Индивидуальный проект - как продукт аналитического мышления Нового времени - получает иное, отличное от авангарда, истолкование: индивидуальной является концепция произведения, его структура, способ взаимосвязи элементов текста, но не материал. Он "избирается" композитором, а не создается. Материал как историко-стилистическое комплекс снимает эффект прямого авторского присутствия, высказывания "от первого лица".

Композиция на cantus firmus, шире всего представленная в "Апокалипсисе", наиболее непосредственно декларирует связь с древней традицией кантусного, канонического типа творчества: внеавторский, заимствованный кантус и его комментарий в виде контрапунктических построений. Однако кантусное мышление не ограничивается использованием мелодий Октоиха или Антифонария. Связь с сакральным каноном сохраняется на глубинном уровне и там, где кантусом оказывается, например, Гвидонов гексахорд ut re mi fa sol la в опере В. Мартынова "Упражнения и танцы Гвидо". Она сохраняется не только потому, что эта мелодическая абстракция происходит от Гимна св. Иоанну, хотя и являет собой результат его деконструкции. Но и потому еще, что вписанность любого кантуса в модальную систему церковных тонов уже сама по себе реализует связь с сакральным каноном, потому что, прежде всего, сами церковные тоны, ладовые звукоряды, имеют формульное, то есть кантусное - в широком понимании - происхождение. Таким образом, звукорядное модальное мышление - это мышление кантусное. По той же причине и так называемая свободная композиция свободна лишь в том смысле, что в ней не обрабатывается конкретный мелодический первоисточник, но она пребывает во внеиндивидуализированной интонационной среде того или иного звукоряда-кантуса с определяющими его сущность интонационными моделями-формулами. Что же касается "Гимна брату Солнцу" - композиции на псалмовые формулы, то она апеллирует к самой древней, еще архаической традиции пения на основе совершенно конкретных сакральных попевок-архетипов (даже еще не моделей), образующих восемь псалмовых тонов с присущим им этосом.

4. Новый структурализм. Аналитическое мышление Нового времени, сформировавшее концепцию opus perfectum et absolutum, оперируя лишь имманентно музыкальными средствами, в пост-Новое время уступает место мышлению синтезирующему, занятому поисками контактов между музыкальным и экстрамузыкальным. Отказ от чисто музыкального конструирования проявляет себя на уровне концепции. Индивидуальность проекта сказывается в выборе главного структурирующего параметра, как правило, экстрамузыкального порядка. У В. Мартынова это:

Принцип каталога. В основе целого может лежать числовой ряд, алфавит, фонемы, акростих, ступени Гвидонова гексахорда, система восьми октавных модусов, предметный указатель, исторические стили и прочее. В молитве св. Франциска это перечисление восьми творений: Солнце, Луна, ветер, вода, огонь, земля, возлюбившие Бога, смерть телесная. Отсюда в "Кантикуме" В. Мартынова: ряд из 8-ми категорий - 8 строф, 8 псалмовых тонов, числовой ряд от 1 до 8, который оформляется как ряд 8 мелодических диапазонов от одного звука до октавы. Структурная идея числовой прогрессии, объединяющей космическую упорядоченность со звуковой, воспринимается как отсылка к традиции пифагорейской школы, к Боэцию, к временам, когда музыка мыслилась в одной системе с арифметикой, астрономией и геометрией.

Число как структура и как сакральный символ. Сакральное число восемь в христианской традиции - это символ вечности. Об этом читаем у протоиерея Б. Николаева: "Идею восьмеричности мы находим еще в начале мироздания. «И благослови Бог день седьмый, и освяти его: яко в той почи от всех дел своих, яже начал Бог творити» (Бытие 2,3). Таким образом, восьмой день от начала мироздания стал первым днем первой земной седмицы и образом будущего нескончаемого века - символом вечной жизни, получив особое, так сказать, космическое, и даже надмирное значение в священной истории" [2].

Число восемь в "Гимне брату Солнцу" определяет восьмеричную структуру целого. В опоре на восемь псалмовых тонов В. Мартынов следует древнему канону. Псалмовые формулы в богослужебном обиходе традиционно сохранялись в магнификатах. Поскольку в разные дни богослужения магнификаты пелись в разных тонах, то для нужд церковного обихода композиторы писали их целыми циклами - согласно канону - во всех восьми тонах. Принцип охвата всех тонов - это принцип полноты модальной системы богослужебного пения. Этим циклы магнификатов Данстейбла, Зенфля, Палестрины отличаются от тональных циклов "Хорошо темперированного клавира" Баха, где осуществляется охват всей музыкальной системы тональной формации, то есть акустической, физической системы музыки - инструментальной музыки - клавира. В основе их замысла - конструктивная идея полноты темперированного строя. В магнификатах же действует принцип полноты - охвата системы тонов и их модальных этосов, сакральных молитвенных состояний, связанных с модальными этосами. Магнификаты и не мыслились как цикл музыкальный, но как цикл богослужебный. В этом качестве они несут в себе вовсе не музыкально- конструктивный композиторский замысел, а идею надмузыкальную, надэстетическую и надкомпозиторскую. Не потому ли Палестрина дал название своим магнификатам "книга", что имел перед собой высокий образ Книги - священное писание?

Магнификаты никогда не исполняются вместе, а лишь в соответствии с тоном, полагающимся для данного богослужения. Как цикл обиходный, магнификаты объединяли несколько богослужебных дней церковного календаря. Их единство определялось полнотой этосов, а не музыкально-конструктивной полнотой. Структуру выражал полный круг сакральных этосов.

В "Гимне брату Солнцу" Мартынов воспроизводит именно этот изначальный циклический принцип полноты, и в этом он исходит от самого молитвенного текста Франциска Ассизского, в котором говорится о полноте творений. В тексте св. Франциска сотворенный мир предстает выстроенным, упорядоченным. Перечисляя творения, планеты, стихии, явления природы, людей, св. Франциск упорядочивает картину бытия с помощью числа вечности.

Принцип ритуала. Обусловленная ситуацией последовательность действий и повторяемость этой последовательности определенное число раз несут в себе идею ритуала. В "Кантикуме" этот порядок следующий: псаломодия, антифон (в виде танца с пением и инструментальной игрой), Аллилуйя, - совершается 8 раз в виде восьми расширяющихся кругов. Такая ситуация прямо-таки провоцирует исполнителей к ритуальному поведению. Неуклонное осуществление структуры, ее возрастание воспринимается и как возрастание молитвенного горения к финальной лауде, заключающей в себе выражение восторга перед мирозданием.

Новый синкретизм. Пост-Новое время снимает оппозицию музыкального-внемузыкального. Сакральная структура всегда ритуальна. Она изменяет структуру воспринимаемого времени, переводя психологическое "сейчас" в метафизическое "сейчас=всегда" и позволяя вписать музыкальное высказывание во внемузыкальный временной и пространственный контекст. Это дает стимул для исполнителей каждый раз адаптировать "Кантикум" в том пространстве, где он в данный момент звучит. Так, древняя ротонда Сан-Анджело в Перудже позволяла певцу перемещаться в пространстве по кругу (круг - тоже выражение полноты, всеохватности, вечности). В другой раз монастырская базилика немецкой Клостеркирхе в Локкуме подсказала иное решение: во время инициальной лауды певец входил извне через западную дверь, продвигался на восток по центральному нефу к алтарю, а в конце совершал обратный путь, наполняя романские своды звуками финальной лауды.

Проблема аутентизма. В ситуации интертекста исполнительский аутентизм приобретает особую актуальность. При стилевой многосоставности произведения, когда композитор апеллирует к разным культурным пластам, востребованность аутентики особенно возрастает.

Умбрийский диалект гимна св. Франциска Ассизского, в котором средневековая латынь смешивается с итальянским просторечием XIII века, нашел параллели в диалогах между григорианской псалмодией и квазифольклорными антифонами-танцами. Исполнители "Гимна брату Солнцу" следуют стилевому аутентизму композиторской партитуры. Смена стилевых моделей влечет за собой смену исполнительской аутентики. В интерпретации Марка Таккера (для которого "Кантикум" написан) постренессансные аллилуйи воплощают смысловую отсылку к "Vesperae" Монтеверди. Звучание ансамбля "Академия старинной музыки" ориентировано на архаический смычковый инструментализм. Стиль псалмодирования и у композитора, и у исполнителя адекватен реальной - древней и сегодняшней практике католического богослужебного пения. Аутентичное исполнительство, как и аутентичная композиция, - идея постмодерной культуры. И оно является определяющим условием создания многомерного текста, который заполняет собой пространство между простотой и сложностью.

[1]  Из выступления на Музыковедческой гостиной в декабре 1998 года.

[2]  Николаев Б., протоиерей. Знаменный распев как основа русского православного церковного пения. М., 1995, с.68.

Источник:  Русское Музыкальное общество .


 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ