О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна ( 1928 - 2014 )

Интервью   |   Поэзия   |   О Человеке    |   Аудио
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна

Инна Львовна ЛИСНЯНСКАЯ (1928-2014) - русская поэтесса, жена Семена Липкина: Интервью | Поэзия | О Человеке | Аудио .

После школы друзья отправили стихи Лиснянской в Литинститут. Пройдя с блеском творческий конкурс, от сдачи вступительных экзаменов решительно отказалась, несмотря на уговоры Николая Тихонова. Позже год, до рождения дочери, проучилась в Бакинском университете. Публиковала с 1948 года оригинальные стихи и переводы из азербайджанской поэзии. Первый сборник стихов «Это было со мною» выпустила в Баку в 1957 году. В 1960 переехала в Москву. Участвовала в неподцензурном альманахе «Метрополь» (1979), вместе с Семеном Липкиным и Василием Аксёновым вышла из Союза писателей СССР в знак протеста против исключения из него Виктора Ерофеева и Евгения Попова, в течение 7 лет публиковалась только за рубежом. Премии журналов «Стрелец» (1994), «Арион» (1995), «Дружба народов» (1996), «Знамя» (2000), Государственная премия России (1998), премия Александра Солженицына (1999) — «за прозрачную глубину стихотворного русского слова и многолетне явленную в нём поэзию сострадания», премия «Поэт» (2009).

"В её стихах часто повторяются темы свободы, предатель­ства, страха и одиночества. В своей вере и своём поэтическом существовании Лиснянская как бы исполняется удивительной силой, помогаю­щей ей справиться с трудной судьбой: «уш­лют, не уйдём, убьют, не умрём».В. Казак Лексикон русской литературы XX века М.: РИК «Культура», 1996.


Инна Львовна ЛИСНЯНСКАЯ: интервью

Инна Львовна ЛИСНЯНСКАЯ (1928-2014) - русская поэтесса, жена Семена Липкина: Интервью | Поэзия | О Человеке | Аудио .

ИННА ЛИСНЯНСКАЯ: ЗАПОВЕДИ ЧТУ, ИЗБЕГАЮ ПРАВИЛ

В писательском поселке Переделкино под Москвой я пришла в старый деревянный дом на улице Довженко побеседовать с поэтом Инной Лиснянской. Липкин и Лиснянская - эта поэтическая пара, не дожидаясь тепла, уже в феврале переехала из Москвы на переделкинскую дачу. Можно сказать, открыли летний сезон. Незамысловатый быт в доме отлажен. У Инны Львовны каждый день слагались стихи. Но весна никак не наступала. Семен Израилевич умер в последний день марта, так ее, по сути, и не дождавшись. Было холодно.

- Инна Львовна, вы назвали свою последнюю книгу "В пригороде Содома". Вы ведь имеете в виду не эту только жизнь - в Переделкине?
- Нет, конечно. Я думала о сходстве всех времен и увидела много содомских признаков и у нас. Речь идет о нашей жизни, и я - в пригороде этой жизни.

- Несмотря на ваш и вашего мужа огромный творческий "стаж", дачу в поселке вам дали не так давно... Не вписывались в систему писательских привилегий?
- Дали дачу в 99-м, в том же году я получила Государственную и Солженицынскую премии. Видимо, учли и наше с Семеном Израилевичем "лауреатство", и то, что нас двое. Здесь, в Переделкине, какая-то особая аура, и наша улица замечательная, где жили и живут поэты и, по счастливому совпадению, друзья. Мне никогда и нигде так радостно не работалось, как здесь... Хотя времена совсем не радостные.

- Когда-то после скандала с "Метрополем" вы вышли из Союза писателей, - помнится, в знак протеста против исключения из него молодых собратьев по цеху. Сейчас новые времена, вы много пишете, публикуетесь. Значит, перефразируя Цветаеву, можно сказать, что стихам, как драгоценным винам, пришел свой черед? Чем же вас огорчают сегодняшние времена?
- Огорчают прежде всего бедность большинства населения, чудовищная пропасть между богатыми и бедными и общая бездуховность. Да, раньше народ был заражен псевдорелигией - идеей коммунизма, но многие в это верили и чем-то жертвовали во имя призрачного будущего своих детей. Теперь же большинство людей не знает, что будет дальше. Идеи нет - мы ее профукали. Была же замечательная идея создания демократической страны, были подъем, энтузиазм. Но в номенклатуру поперла прежняя номенклатура, и той жизни, на которую ориентировались, - хотя бы честной - не получилось... Люди тоже во многом изменились. Главным мерилом всего стали деньги. И телевидение, пресса помогают тому, чтобы человек оценивался по имущественному признаку. А человеку главное все-таки - иметь душу. Поэзию я считаю душой литературы. И если упал интерес к человеческой душе, конечно, падает интерес к поэзии и соответственно к литературе.

- С другой стороны, в книжных магазинах сегодня много покупателей.
- Покупают в основном развлекательную литературу - детективы, любовные романы, мемуары. Или, скажем, книжки о сексе. Наш народ этого не знал, потому такой интерес. Но мы переживем этот период. А мемуарная литература зачастую интересна читателю, думаю, потому, что он, утрачивая какие-то свои ценные духовные качества, вдруг видит: ага, и этот вот писатель или артист тоже грешен - один был гомосексуалист, другой - картежник, третий - пьяница. И этим себя утешает... Утрачиваем душу, поэзию, которая в своем роде есть сопротивление материалу. Так теряем достоинство, свое национальное лицо. Конечно, деньги нужны всем, без них нельзя. Но они не должны вытеснять душу.

- Понятно, издается то, что покупается, что отвечает вкусам читателя. А когда вкусы населения были ориентированы на поэзию?
- Вообще поэзию читает малое количество людей. И так было всегда, включая времена Пушкина.

- В двадцатом веке было, наверное, два пика интереса к поэзии - двадцатые и шестидесятые годы.
- Да, в предреволюционные годы, в пору, когда поэты предощущали и переживали катастрофу, возник интерес к поэзии. Но он не был массовым. Каким тиражом издавались Ахматова, Блок, Мандельштам?

- Таким, каким сейчас издана ваша книга - тысяча экземпляров.
- Примерно. У Ахматовой первый тираж сборника "Четки" раскупили сразу, и его повторили. Но это было исключением и для того времени. Вспышка интереса в 60-е, когда поэзия взяла на себя публицистическую функцию: то, что люди не могли узнать из газет, они находили в стихах, поскольку поэзия может намекать, говорить не в лоб. И были огромные залы, набитые людьми, слушавшими стихи. Кроме того, не было тогда дискотек, ночных кафе, видео, Интернета и т.п. Сейчас есть выбор.

- "Такое время адово
На нынешней Руси -

Проси не у богатого,
У бедного проси".

 Вы написали эти строки в конце шестидесятых.

- Да, больше 30 лет назад. Но я и сейчас так думаю.

- Считаете, что меценаты у нас перевелись?
- Нет, они есть. Но спонсируют они масс-культуру, поп-культуру. Какому меценату нужна моя книжка? Я не знаю вообще, кому она нужна, не знаю своего читателя.

- Для кого же вы пишете, Инна Львовна? Для себя? Для друзей-поэтов?
- Не знаю. Я крайне редко выступаю на публике, за последние шесть лет только один раз выступила - перед студентами Литинститута. Пишу, как мне кажется, для себя, потому что не могу не писать. А потом уже хочу, чтобы прочли.

- В вашей книге есть цикл стихов - диалог со старым зеркалом. Вы беседуете с ним, обращаетесь к нему. Наверное, у каждой женщины свои отношения с зеркалом. Какие сложились у вас?
- Вот оно стоит в моей комнате, но я в него редко смотрю. А почему веду с ним диалог? Парадокс. Наверное, зеркало - это как символ: смотрение в свою жизнь, и не только в свою. Я веду диалог как бы со своим двойником. И он мне, кстати, не очень нравится. Может, если бы каждый из нас спрашивал с себя, винил себя, жизнь наша изменилась бы. Во всяком случае, мы меньше завидовали бы богатым, а богатые были бы сочувственнее и щедрей к неимущим...

- В советские времена поэтов было много - "хороших и разных". И "разных", наверное, много больше?
- Сейчас еще больше, поскольку стало возможно издать книгу за свой счет. С одной стороны, это замечательно, потому что среди издающих книги за свой счет встречаются люди одаренные, но с другой - это просто несчастье, когда публикует стихи масса людей, не имеющих к поэзии никакого отношения. И такое количество непрофессиональных стихов в магазинах тоже отпугивает читателя.

- А вы издавали книги за свой счет?
- Никогда. Как-то мне повезло. Но дело в том, что меня с 1966 до 1978 года вообще не печатали. В 1978 году вышла совершенно общипанная редакцией книжечка "Виноградный свет". А после 1980 года меня дома снова не печатали, издавали только во Франции и Америке.

- Мы уже говорили, что в истории бывают периоды, благосклонные к литературе, искусству. К ним вряд ли можно отнести времена жесткой советской цензуры. Есть птицы, которые в неволе не поют. Наша трагическая литература XX века, кажется, это опровергает?
- В неволе поют канарейки, попугаи. И поэты подчас пишут в неволе. Это опять-таки я называю сопроматом. Говорят о внутренней свободе художника. Я думаю, что у поэта есть внутренняя воля - воля к жизни, к творчеству, к идеалу. И тогда поэт пишет. Несмотря ни на что. Посмотрите, как поздно напечатали Арсения Тарковского - в 1962 году вышел первый сборник стихов. У Семена Липкина первый сборник - в 1957 году. У Марии Петровых при ее жизни вышло, подумайте только, полкнижки!

- Как это?
- Это было в конце 60-х, сборник "Дальнее дерево" издали в Ереване, и в нем - полкнижки собственных стихов Петровых, полкнижки переводов с армянского. При жизни она не видела своей полноценной книги. Но ведь Мария Петровых - поэт. Арсения Тарковского почитали еще до фильма "Зеркало". Мы вот говорим, что нет читателя. А стихи Тарковского спрашивают, они не залеживаются на прилавках.

- Фильмы Андрея Тарковского, где звучали стихи его отца, можно сказать, сделали поэта Тарковского популярным, как это ни парадоксально звучит в отношении такого тонкого лирика.
- Это судьба, она не случайна. И когда Ахматова говорила про Бродского: "Они делают рыжему биографию", имея в виду его гонителей, - это тоже судьба. И то, что стихи Петровых так долго и трудно шли к читателю, - тоже судьба. Сейчас ее книги издают, ее читают.

- Вы дружили с Марией Петровых и даже какое-то время жили у нее дома - вам негде было жить в Москве?
- Так получилось, что лет шесть у меня не было дома, и я жила то у Марии Сергеевны, то в Доме творчества, то куда-то ездила. Мои чемоданы кочевали, а основная часть вещей хранилась у Петровых. Мы очень дружили. Она была старше меня на 20 лет. И все мои друзья - так получилось, наверное, из-за Семена Израилевича - были старше меня. Правда, Булат Окуджава, с которым я тоже дружила, был старше ненамного. Я его очень любила. Еще когда Булат не был записан на магнитной ленте, я пела его песни. Я тогда хорошо пела. И когда в 1959 году была на Таймыре, на встрече с горняками шахты "Котуй" я пела "За что ж вы Ваньку-то Морозова?", "Леньку Королева", "Из окон корочкой несет поджаристой", "Вы слышите, грохочут сапоги", "Комиссаров в пыльных шлемах"...

После встречи шахтеры у меня спрашивают, чьи это песни. Есть, поясняю, такой поэт Булат Окуджава. Не из наших ли? - говорят. Не может быть, чтобы он не сидел. Они заставили меня переписать им слова "Ваньки Морозова", кто-то подтягивал за мной мелодию. Потом я только догадалась, что была на шахте, где работали заключенные. И вроде ничего такого в тех песнях не было, но они почувствовали: это были не советские песни. Ведь очень много советского было именно в лексике. Почему, например, Петровых не печатали? Ничего антисоветского у нее не было - не было общей советской лексики. То же самое - с Тарковским. Советская лексика была лишена личности - в этом главное. А они были со своим лицом, поскольку язык отражает личность.

- Вы делите писателей на советских и несоветских?
- Нет советских писателей. В России есть русские писатели, жившие в советское время, а все советские ушли.

-То есть?
- Ну давайте возьмем, например, писателей, живших в Переделкине. Кем интересуются люди? Пастернаком, Окуджавой, Чуковским. А Маркова или Егора Исаева никто не читает, все ушло.

- Вы и Семен Липкин занимались переводами. Переводы, когда ими занимается талантливый поэт, - это тоже своего рода высокая жертвенность?
- Семен Израилевич - классик перевода. Первая его крупная работа - калмыцкий эпос "Джангар". Только классической поэзии Востока он перевел свыше 200 тысяч строк - это "Манас", "Махабхарата", татарский эпос "Изигет", произведения Фирдоуси, Навои, Хайяма, Рудаки... Из всех, кого я переводила, самыми значительными считаю стихи чилийской поэтессы Габриелы Мистраль и балкарского поэта Кайсына Кулиева.

Жертвенность? Не думаю. Семен Израилевич переводил с наслаждением. Это я не любила переводы - бросалась на подстрочник, как на врага, но чтобы побежденный в итоге выглядел красиво. В то же время, после "Метрополя", когда мы с Липкиным вышли из Союза писателей, он очень много написал своего, может быть, больше половины того, что написал за всю жизнь. Он писал стихи, пьесы, повести, в частности "Декаду" - вещь о Кавказе, которую сейчас каждому бы неплохо перечитать.

- Инна Львовна, знаю, вы человек верующий, и в стихах ваших немало библейских мотивов. Что означают строки: "Заповеди чту, избегаю правил"?
- У меня, видите, висит иконка, я иногда зажигаю свечку - отдельно, дома. Знаете, у меня есть серьезный пример из Евангелия: Христос обыкновенно отходил молиться в стороне от всех. Согласитесь, не самый плохой пример отношений с Богом. Иногда я бываю в церкви. Но главное, думаю, не делать ничего дурного. А если можешь, постарайся сделать хорошее - в этом моя вера и мое соблюдение заповедей, но не правил.

Интервью Ольги Соломоновой

ИННА ЛИСНЯНСКАЯ: "А ВДРУГ ТЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПОЭТ?"

- Вы, как большинство поэтов советского времени, переводили с языков народов СССР ради заработка, потому что Ваши собственные тексты не печатали?
- Кайсына Кулиева, балкарского поэта, переводила по дружбе, а вообще - да, чтобы заработать. С азербайджанского переводила мало, больше всего Фазу Алиеву, аварского поэта.

- Габриэла Мистраль - главный переводной автор для Вас?
- Конечно. Подстрочник делала Элла Брагинская, читала мне эти тексты, записывала на магнитофон. Я старалась быть как можно ближе к оригиналу. В переводе чем-то надо пожертвовать, что-то приобрести, точка в точку не попадёшь. Стихо­творение Гёте, которое мы знаем в переводе Лермонтова, — “Горные вершины // Спят во тьме ночной...” переводили многие, а живёт только этот перевод, хотя тут другой пейзаж. Перевод должен стать русским стихотворением, надо передать смысл, колорит текста и всё остальное, но так, чтобы всё это стало русским.

- В 2004 году в журнале «Иностранная литература» в Вашем переводе были опубликованы стихотворения детей из концлагеря Терезина.
- Да. Оттого ли, что на этих детей все обрушилось, оттого ли, что так мало им было отпущено, они писали зрело. Особенно Гануш Гахенбург.

- Ему было четырнадцать лет.
- Да, а писал как сорокалетний. Поскольку я перед ним в долгу - я жива, а он нет, я переводила его стихи как можно ближе к тексту, почти дословно. И предложила их в журнал «Иностранная литература», хотя никогда этого не делаю: “Есть стихи детей, погибших в Освенциме”. Журнал принял, а потом мне оттуда позвонили: “Стихотворение про расцветающие в саду розы и смерть не может написать четырнадцатилетний. Это ваша рука”. “Нет, в переводе всё, как у него. Могу дать оригинал”. Поверили. Я очень рада, что эти стихи напечатали и у нас, они переведены во многих странах.

- Ваша дочь Елена Макарова работает над четырехтомником «Крепость над бездной» — о Терезине, пересылочном лагере, который фашисты организовали в Чехии.
- Да, а сейчас готовит книжку о Петере Кине. Был такой художник, поэт, драматург, его убили, когда ему было 25 лет. Леночка устраивает выставку его картин в Терезине. Это большая работа, которая требует колоссальной энергии и любви. У внука спросили: “Где мама?” “Ну, где мама? Поехала в концлагерь”.

- У Вас один внук?
- Двое - внуку тридцать три или уже тридцать четыре, внучке двадцать восемь.

- Вы с ними много времени проводили?
- Нет, я была очень занята своими делами и главное - Семёном Израилевичем (С.И. Липкин, муж И.Лиснянской. - Ред.). Он был старше меня на семнадцать лет, его здоровье требовало неусыпного внимания. Внуков я, конечно, видела, но не возилась с ними.

- А дочери Вы много внимания уделяли? Она у Вас писатель, педагог, детский психолог.

- Недавно в «Новом литературном обозрении» вышли две ее книги - «Цаца заморская» и «Как вылепить отфыркивание?». Они для молодых родителей и педагогов, о том, как обращаться с ребенком, чему его учить, как давать свободу. Захватывающее чтение. Лена ведёт по Интернету семинар - учит живописи. Я бы никогда не поверила, что за три месяца можно научить человека рисовать замечательные картины, если бы она не показала мне первые линии своих учеников и их картины в конце обучения. У неё два образования - художественное и литературное, она училась на отделении прозы Литературного института. А работает - как целый исследовательский институт.

- Как Вы её воспитывали?
- Дочка росла, у меня были большие заботы - заработать для неё кусок хлеба. В десять лет у неё нашли искривление позвоночника, ей пришлось лежать в больнице в корсете, мы к ней туда, конечно, ездили. У неё было трудное детство, но она оказалась очень добрым, отзывчивым человеком.

- Вы ведь тоже в Литературном институте учились.
- Да, но не окончила. Диплом мне выдали лет пять назад, когда Олеся Николаева пригласила меня выступить там перед студентами.

- Кто преподавал там, когда Вы учились?
- Бонди, Григорьев - теорию литературы. Но в общем было неинтересно. Там я подружилась с писательницей Инной Варламовой, познакомилась с Астафьевым (он уже отучился и просто приезжал), подружилась с Рубцовым. Когда я болела, он за мной так трогательно ухаживал. В моей книге «Хвастунья» много об этом периоде.

- Читаете ли Вы тексты и книги других писателей? Насколько они Вам интересны?
- Читаю, конечно. Не хочу называть имена, кого-то обязательно забудешь. У многих нравятся отдельные стихи. Когда не пишется, кажется, что все другие пишут очень хорошо.

- Кто главные фигуры в Вашей творческой биографии? Наверное, Вы назовёте Семёна Липкина?
- Нет. Когда мы познакомились и стали жить вместе, Семён Израилевич, поэт уникального, редкостного дара, много мне дал. Однако и моё эмоциональное влияние на нём сказывалось. Иногда, если я его отрывала от работы над собственными стихами, он мог спокойно сказать про мои: “Всё это ерунда”. И тогда стихов я ему подолгу не показывала, он читал их уже в печати. Он был очень умный, мудрый, достойный, некапризный в быту, редкий человек.

В детстве я не могла читать то, что проходили в школе, было отторжение. “Встань на стульчик и прочти «Люблю грозу в начале мая...» или Пушкина”. Только с четвёртого или пятого класса я стала читать прозу, и то зарубежную, не по школьной программе. В шестом классе записывала впечатления от «Мадам Бовари». У меня была тетрадь, куда я вписывала свои впечатления, размышления. У меня было две амбарные книги, в одну я записывала молитвы, в другую - свои влюблённости. Когда началась война, мне было тринадцать, родители были разведены, папа ушёл на фронт, я осталась одна. В четырнадцать соседка, которая меня очень любила, подарила мне Библию. Она знала, что я крещена и хожу в церковь, няня ей об этом сказала. И она же подарила томик запрещённого тогда Есенина. Я читала его с упоением, это был мой первый учитель. Потом совершенно от этого отошла, и моим учителем стала русская классическая поэзия.

- Какие у Вас дома были книги?
- Пушкин, Чехов, дореволюционное издание Достоевского, его переписка. Эти книги я потом раздарила. Был смешной эпизод: у нас стояли десять томиков «Тысячи и одной ночи». Чёрный с золотом переплёт, замечательные картинки. Мне было восемь-девять лет, папу исключили из партии, вот-вот должны были посадить, он был без работы, скрывался. “На что нам столько одинаковых книжек?” - думала я и дарила по одной на дни рождения друзьям. Наконец папу вызвали в школу и сказали, что я развращаю детей. Мне нравились картинки - некто гонится за женщиной на палке, я ничего не понимала. Папа меня спросил: “Почему ты так сделала?” - “У нас же много одинаковых книжек, а у меня не было подарка”. - “Больше так не делай, это многотомник, там разные вещи”.

Книг у нас особенно не было. Папа был врачом, он из комсомольцев, не слишком образованный, но потрясающей души человек, добрейший. Вот дедушка, мамин папа, много читал, был интеллигентным человеком. Его предки - это ветвь от ещё наполеоновских французов. После революции он выдавал себя за армянина, чтобы с ним ничего не сделали. Думаю, он был меньшевиком, мама очень поздно рассказала о его родословной. Он всегда на скрипочке играл, пел французские песни, читал мне Верлена по-французски, иногда говорил сам с собой. Я не понимала почему, но мне это нравилось.

- Как Вас в семье воспитывали?
- Никак. Лену я всё-таки воспитывала, а меня не воспитывали. Даже маленькой я была упрямая. Меня наказывали, долго переучивали на правшу, но я настаивала на своём. Из первого класса меня забрали, родителям сказали, что я бестолковый ребёнок. От школы у меня много впечатлений.

- В основном негативных?
- Да нет, я вспоминаю больше смешное, а смешного и нелепого в жизни было много.

- На что же Вы жили в войну, если отец был на фронте?
- Триста граммов хлеба в день и сколько-то граммов сахара на месяц - я, конечно, съедала всё это вперед. Помогала в госпитале: бинтовала, пела песни (я хорошо пела), писала письма раненым. Но не могла взять у них еду. Даже то, что оставалось, что в ведро выбрасывалось. Думала: “Вот папа на фронте. Вдруг кто-то возьмёт себе его еду”. А на что жила? Страшно жила. В одном сонете из венка сонетов «Круг» сказала о том, что по ночам работала в мертвецкой. Меня заметил заведующий моргом, раньше это называлась мертвецкая. И ещё одного голодного мальчика моего возраста. И мы с этим мальчиком ночью за кусок хлеба с маслом выносили из покойницкой голые тела мёртвых. Это было страшно. Так что меня, к сожалению, воспитывала жизнь, не книга.

- В Вашей поэзии рано появились религиозные мотивы. Можете объяснить, почему?
- Я была религиозным ребенком. Няня и бабушка, мамина мама, тайно в младенчестве меня крестили. Помню, как ещё в трёхлетнем возрасте я ходила в церковь с няней. Первый раз была такая история, я её описала в «Хвастунье» - это такая мемуарная проза, где равноправно существуют фрагменты про поэтов и соседей. Обычно для прозы я вспоминаю смешное, хотя есть там и трагическое, но в основном байки. Я крестилась левой рукой, стоя на коленях рядом с няней. А женщина, продававшая свечи (её называла продавщицей), сказала: “Девочка, креститься надо правой”. Я послушалась. Потом на сцену, как мне показалось, вышел во всём золотом Бог. А когда мне было интересно, что происходит у соседей, в ходу у меня был один и тот же предлог: “Который час?” И тут я подбежала к нему и говорю: “Боженька, боженька, который час?” Он говорит: “Я не Боженька, а батюшка”. Я: “Как же так? «Батюшки» Клавино слово. Когда горят котлеты, она кричит: «Ой, батюшки» и бежит на кухню”. Тут Клава, моя няня, подбежала за мной: “Простите моё дитё”. - “Да что вы, у вас хорошее дитё. Подождите меня на паперти, я хочу с ней познакомиться”.

Потом я стала сама ходить в церковь. Но никогда не знала молитв, у меня импровизационный дар, и уже лет в восемь–десять я молилась стихами, а в двенадцать–тринадцать стала записывать свои молитвы. Мне и сейчас ничего не стоит импровизировать, но теперь это словно игра. Выключите диктофон, я Вам покажу.

- А стихи у Вас так же легко приходят?
- Нет, по заданным словам - “экран” или “стол” - я могу написать любые стихи, но не любые надо писать. Стихи - что-то другое. С вечера в тебе существуют какая-то музыка, слова, строчка, а утром встаёшь с готовой строфой или стихотворением, идёшь к компьютеру, и дальше всё пишется.

- Как, по-вашему, нужно ли вводить в школе религиозное образование?
- Не знаю, я человек не воцерковленный, сейчас в церковь редко хожу, а раньше часто, причащалась. Думаю, надо ввести чтение и объяснение Библии, Ветхого и Нового Заветов.

- Вы признавались, что не можете отличить свои удачные стихи от неудачных. А со временем понимаете, что удачно, а что - нет?
- Я писала, потому что это как болезнь, как графомания, но не перечитывала, мне потом всё кажется плохим. Мне восемьдесят лет, и вот недавно я перечитала почти всю свою книжку «Эхо». Рыженькая такая. Некоторые стихи мне показались неплохими, хорошими «Гимн» (о Семёне Израилевиче) и «В госпитале лицевого ранения». И отдельные стихи, совсем немного. А в основном я скромно о себе думаю. Я не соревнуюсь с теми, кто плохо пишет, - плохому нет предела, а хорошему есть, и на том пределе Ахматова, Мандельштам, Пастернак, Цветаева, Ходасевич, Георгий Иванов и многие другие. Понимаю, что никогда не дотянусь до такой высоты. Это трезвое понимание даёт и спокойное отношение к себе, когда тебя не замечают, и отсутствие суетности. Значит, всё идёт как надо.

- В последнее время Вы очень много пишете, критики говорят о Вашем позднем расцвете. На подходе новая книга, фрагменты которой публикуются в “толстых” журналах. А сейчас Вам пишется?
- Да-да, прошлой весной я писала невероятно много, стихи за стихами. В этом году они в нескольких журналах печатались, была целая полоса в «Литературной газете». Представляете, сколько я написала? Стихотворений восемьдесят. Почти всю эту зиму я провела в больницах, писала мало и плохо, вяло. В «Евгении Онегине» о Ленском говорится: “Так он писал темно и вяло”. А на полях книги Батюшкова Пушкин комментирует: “темно”, “вяло”.

- Стихи приходят волнами?
- Да-да-да, сейчас нет волны. Когда они приходит, то искупают периоды сомнений, неуверенности. Ты полон блаженства, счастья, не думаешь о том, что плохо пишешь, ты - пишешь... А потом волна отходит, и написанное кажется ерундой.

- Вы редактируете стихи или как написалось, так написалось?
- Когда как. Редактирую по ходу - слово, эпитет, строфы меняю местами. В одном стихотворении надо заменить слово, но пока не получается.

    Море Гомера толкует, и проза та
    Рифмы греховней и ритма
    святей.
    Сколько прочитано, столько
    и прожито -
    Тысяча жизней и тыщи смертей.

    Волнами камня пустыня
    взъерошена,
    Там, где народ выводил Моисей.
    Сколько нам дадено, столько
    и спрошено
    Небом, которое - мукосей.

    Солью поваренной память
    просолена.
    Не укоряй её и не жалей.
    Столько позволено, сколько
    намолено
    Скифскими ветрами русских
    полей.

    Что же ношу я под шляпою
    фетровой?
    Голову только, и та не умней
    Синего снега во мгле фиолетовой
    Прожитых дней и прочитанных
    дней.

Стихотворение, по-моему, неплохое, но вот тут “Что же ношу я под шляпою фетровой? Голову только...” Слово “только” лишнее, надо или просто “голову”, или “голову разве” или “разве что”, но не вмещается. Стихотворение как заноза сидит у меня в голове. Нет, не опубликовано. А, погодите, вот как будет: “Голову, но и она не умней”. Видите, благодаря Вам закончила его.

- Наизусть Вы свои стихи помните?
- Несколько ранних. Нет, не чтобы читать их на публике, терпеть не могу выступать. Меня долго не печатали, и я держала все стихи в памяти. Когда с 1987 года их снова начали публиковать, отпала надобность держать в голове архив.

- Премии в Вашем самоощущении что-то меняют?
- Нет. Когда мне давали премию Солженицына, я сказала словами Ахматовой, что это моя победа над судьбой. Но мне так показалось на минуточку. Как я жила отдельно, так и живу, ничего не изменилось. Теперь премия «Поэт». Название обязывающее. Я себя поэтом не считала, считала стихотворцем, перед которым великие примеры, до которых не дотянуться. Но премия, конечно, тешит самолюбие: а вдруг ты действительно поэт?.. Но это ощущение тоже пройдёт.

- Стихи остаются для Вас отдушиной?
- Конечно, иначе я бы не выжила.

- В нескольких стихотворениях у Вас мотив обороны: “Кто в обороне сидит, кто идёт в атаку” или “Я -в обороне”. В «Хвастунье» о том, у людей в речи всего два акцента - наступательный и оборонительный. Таково Ваше самоощущение?
- Поскольку на меня были гонения в связи с «Метрополем», я была в тихой обороне. Нигде не выступала с заявлениями, не была диссидентом, меня вызывали в ГБ, грозили, но я оборонялась, не приемля то, что мне хотят навязать.

- У Вас в стихотворении «Слово без имени» такие строчки: “Как мне хочется понятной быть потомку, но, увы, // Прыгнуть выше головы // Не могу. А запах мятный усыхающей травы // Слаще славы и молвы”. Для Вас важно, чтобы Ваши стихи были понятны и другим, и потомкам?
- Конечно. Я пишу для себя, но тёмные места стараюсь пояснить, чтобы стихи были понятны, если кто-нибудь их прочтёт - что большой вопрос. Скорее всего, я уйду - и они со мной.

- Это взгляд поэта. Но позвольте нам, читателям, совсем с этим не согласиться.

Источник: sem40.ru/    Елена Калашникова


Инна ЛИСНЯНСКАЯ: поэзия

Инна Львовна ЛИСНЯНСКАЯ (1928-2014) - русская поэтесса, жена Семена Липкина: Интервью | Поэзия | О Человеке | Аудио .     

                      ***
Земля дымится, небо тлеет,
Пылают волны и руда...
Не верьте мне! - всё уцелеет:
Земля, и небо, и вода.

Но человек, но зверь, но птица
Уже как уголья в золе...
Не верьте мне! - всё сохранится
На окровавленной земле.

Где мудрецы? где серафимы?
Стеною кровь идёт на кровь...
Не верьте мне! - неистребимы
Надежда, вера и любовь.



                              ***
Ты – жертва лавра, я – добыча тёрна,
И нам признаться в этом не зазорно,

Коль в очи времени смотреть в упор, –
В одно сошлись Голгофа и Фавор.

Мы молоды, поскольку слишком стары.
Судьбы нерукотворные удары,

Во-первых, претерпели. Во-вторых,
Лишь жертвы оставляются в живых
Рукою горней.
1997
 

                           ***
Март, и мимоза, и запах бензина.
Далее носа мне жизнь не видна.
Из девяти дочерей Мнемозины,
Жаль, что знакома мне только одна:

Лиры струна поострее осоки -
Между словами кровавый зазор.
Это за то мне такие уроки,
Что остальных я не знаю сестер.
1997

 
                           ***
                                       А.И.Солженицыну

Что за мельник мелет этот снег,
Что за пекарь месит эту вьюгу?
Делается волком человек,
Волком воет да на всю округу.
Где же лекарь русскому недугу?

Ничего я нынче не пойму,
В голове ни складу и ни ладу.
Ломтик льда я за щеку возьму,
Глядь - и подморозится надсада
Хоть на миг... А большего не надо.
1995

 

                            ***
Ничего. Ни строки, ни словечка.
Ничего, словно я умерла,
Лишь табачного дыма колечко
Над углом раздвижного стола.

В синей гжели - кофейная гуща,
Ничего, - ни словечка о том,
Как сияет июньская куща
За прозрачным, как сердце, окном.

В этом сердце две маленьких птички
Говорят меж березовых свеч,
И похожи они на кавычки,
И прямая таинственна речь.

Я две вилки воткну в удлинитель:
Чайник, лампу. Раскрою блокнот, -
Ничего. Видно, ангел-хранитель
От меня же меня бережет.
1995

                          ***
Откроешь глаза и закроешь глаза
Навеки, но в сей промежуток
Поместится солнце, луна и лоза,
И волны, и рой незабудок,
И море, и бор, и Баку, и Москва,
И поезд туда и обратно,
И музыка ветра на птичьи слова,
Звучавшие так непонятно.
А голод и хлад, а неправедный суд,
Которые нас убивают,
С собой напоследок глаза не возьмут
Туда, где земли не бывает.
1980

 
ВОДОЛЕЙ
Мамеду Искендерову

Никогда ни о чем не жалей,
Никогда ничего не изменится.
Лей слезу, голубой водолей,
На голодную зимнюю мельницу,

Я, твоя лунатичная дочь,
Буду в поле поземку толочь,
Буду вьюгу месить привокзальную.
Пролегла пешеходная ночь
Через всю мою жизнь поминальную.

В мимоходной толпе облаков
Встречу лица друзей и врагов,
И, потоком сознанья подхвачена,
Я под легкие звоны подков,
И под клекоты колоколов,
И под всхлипы души околпаченной

Обойду все родные места
От бакинской лозы до креста
На лесистой московской окраине.
Наша память о жизни - мечта,
Наша память о смерти - раскаянье.
1978

                               ***
На море в окне парусов треуголки,
А вот над балконом вихрастые кроны,
И больше не мучают головоломки -
Мне нравится мир этот сине-зелёный.

 В квартире и здесь, и напротив - по креслу,
И если умру я возле окошка,
То я на балконе зелёном воскресну.
Так было однажды и не понарошку.
2013                   

                          ***

Листья палые жмутся к палым.
Деньги шалые липнут к шалым, –
Загребущая кисть велика.
Хорошо обходиться малым –
Черным хлебом и снегом талым,
И пакетиком молока.
Хлеб обдирный. Дряхлое платье.
Так и думаю доживать я –
Феникс северных пепелищ,
Помня, сколько памяти хватит,
Что и в яслях, и в плотницкой хате
Наш Спаситель был нищ.

12 апреля 2008 г.


                                ***
Крапива-недотрога и дятлова семья,
Окольная тропинка и неоглядный путь,
Как хочется немного побыть мне без себя,
Немного отдалиться, немного отдохнуть.

В чужие бы заботы уйти мне с головой, –
Стать для чужого сердца – целительным теплом,
Чужим рукам – подмогой, чужим ногам – травой
Или хотя бы дятлу надежным стать дуплом,
Или зеленой лампой светить домам чужим
Из сумрачного дома, из своего угла.
Но на себе завязан мой мир узлом тугим,
И как я ни стараюсь – не развяжу узла.

2 июня 2008 г.


О Человеке: Юрий Кублановский о Инне Лиснянской

Инна Львовна ЛИСНЯНСКАЯ (1928-2014) - русская поэтесса, жена Семена Липкина: Интервью | Поэзия | О Человеке | Аудио .   

...Стихи Лиснянской, ее рождающаяся из года в год лирика — суть род постоянно ведомого дневника, и в этом есть что-то от творческой психологии Эмили Дикинсон: в небольшие лирические объемы укладывается — пропущенное сквозь душу — «трансцендентное»: «Кого бы я ни любила — Я любила себя, Кого бы ни хоронила — Я хоронила себя. Кого бы я ни жалела — Я жалела себя, /.../ И если вдуматься в это, Весь мир — это я сама». Поэтический эгоцентризм оборачивается своей противоположностью: плачем о мире. И наоборот — мировая проблема замыкается на себе. В такой творческой психологии — есть неисчерпаемость проблематики: это тема, которая бывает закрыта лишь вместе с жизнью. Число вариаций в окружности жизненного калейдоскопа не подсчитать.

        Пишу стишки простецкие
        Под маской дневника, —
        В них мысли мира детские
        И старости тоска.
        Так жизнь и смерть в таинственном
        Присутствии Творца
        Рекут в числе единственном
        От первого лица.


Так, как пишет Инна Лиснянская, — сейчас уж не пишут: чаще всего стихотворцы учитывают внешний спрос. А метафора и сюрреалистическое искажение мира сделались теперь общим местом. На таком фоне лирика Лиснянской выглядит как свежая новость, которая, очевидно, и впредь не будет устаревать. Ибо текст лучших стихотворений поэта — уже собственно и не «текст», чья сорганизованность обязана культурной рефлексии и «усердию», а доверительное исповедальное слово. Большинство поэтов свое внутреннее я скрывают (по целому ряду причин, к сожалению, повторяю, не всегда бескорыстных) и через то — опосредованно — «саморазоблачаются», дефицит душевного тепла в современном творчестве налицо. «Мысли мира детские» у них либо вовсе отсутствуют, либо поданы в упаковке, соответственной дизайну конца ХХ века, либо «детскость» заведомо стилизована. Лиснянская, напротив: свою душу не прикрывает — а открывает, на «ярмарке тщеславия» у нее свой простой штучный «товар», хлеб насущный, а не «что-нибудь эдакое»:

        Не толкай меня в реку забвения
        За вторичное слово:
        Видишь, даже предмет — повторение
        Организма живого.
        /.../
        А скамеечка муниципальная —
        Точный слепок опенка.
        Пусть мне больше не снится Хрустальная
        Ночь и трупик жиденка.


Замечательно в лирике Лиснянской именно сочетание камерного, интимного, частного — с прорывающейся вдруг эпикой, частной драмы — с трагедией бытия, что всегда получается у нее очень натурально, ибо такая она и есть. И такова, в целом, традиция русской «женской» поэзии.

Ахматова как-то заметила, что или стихи «кто-то диктует», и тогда писать их «совсем легко, а когда не диктует — просто невозможно». Но есть, так сказать, разная степень отчетливости «диктовки»: иногда «кто-то диктует» почти не слышно, не разобрать, приходится улавливать и угадывать каждое слово. Многие стихотворцы даже научились буквально выхватывать из небытия «акушерскими щипцами» мертворожденные строки. Лучше всего, как Мандельштам, иметь силу воли дождаться, когда музыка зазвучит в полную силу, и лишь тогда фиксировать ее на бумаге. Но это оптимальный вариант (которого, впрочем, и сам Мандельштам не всегда придерживался). Большинство стихотворений Лиснянской, слава Богу, действительно «продиктовано», и если можно ей что-то ставить в упрек «по гамбургскому счету», так это то, что встречаются у нее и стихи не столько продиктованные, сколько «уловленные», т.е., в конце концов, не носящие характера конечной обязательности. Впрочем, назовите поэта, у которого таковых не имеется...

Василий Розанов правильно говорил, что творчество русского писателя проходит «под углом Вечных Беспокойств». Нет их — нет и полноценного творческого мира. Пожалуй, водораздел между подлинным и мнимым в литературе лежит не между методами и стилями, но по линии бескорыстия, бескорыстного отношения к литературному делу — и именно под этим «углом». Лиснянская, повторяю, не выстраивает расчетливо свой образ вовне, но всегда остается сама собою. Живет как дышит, пишет как дышит — такова форма ее существования, ее «литературная школа», на уроки в которую стоит почаще заглядывать и тем, кто достиг большей, чем она, изощренности, которая, кстати, отнюдь не то же, что мастерство. Ибо тут есть чему поучиться: не столько сумме приемов, сколько, повторяю, моральности лирической речи.

Источник:   lisnyanskaya.poet-premium.ru/


 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ