О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон) ( род. 1963)

Интервью   |   Статьи   |   Цитаты    |   Аудио
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)

Протодиакон Андрей КУРАЕВ (род. 1963) - богослов, философ, писатель, публицист, проповедник и миссионер: Видео | Апологетика | Литературоведение | Искусствоведение | Наука и Религия | История | Интервью | Статьи | Цитаты | Аудио | Фотогалерея.

Отец Андрей родился в Москве на Сретенье 1963 года (15 февраля). В 16 лет поступил в МГУ. В 1984 г. окончил философский факультет МГУ по кафедре истории и теории научного атеизма, поступил в аспирантуру Института философии АН СССР; в 1985 г. перешел на работу в Московскую Духовную Академию. В 1988 г. окончил Московскую Духовную семинарию, после чего учился в Бухарестском Богословском институте. По возвращении из Румынии с 1990 по 1993 г. работал референтом Патриарха Московского и всея Руси Алексия. В 1992 г. окончил Московскую Духовную Академию. В 1993-1996 гг. декан философско-богословского факультета Российского Православного Университета св. Иоанна Богослова. С 1997 года – профессор Свято-Тихоновского Православного Богословского Института. С осеннего семестра 2004 года основное место работы – МДА (чтение лекций в Свято-Тихоновском институте (ныне Университете) при этом продолжается). В 1994 г. в Институте философии РАН защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата философских наук. В 1995 г. защитил кандидатскую диссертацию по богословию в Московской Духовной Академии. В 1996 г. Патриархом Алексием по представлению ученого совета РПУ присвоено ученое звание профессора богословия. Решением Синода от 12 марта 2002 года включен в состав редколлегии сборника «Богословские труды». Решением Синода от 24 декабря 2004 года включен в состав Синодальной Богословской комиссии. 15 февраля 2003 года Патриархом Алексием награжден орденом преп. Сергия Радонежского 3-й степени. Член экспертно-консультационного совета по проблемам свободы совести при Комитете Государственной Думы РФ по делам общественных организаций и религиозных объединений.


Протодиакон Андрей КУРАЕВ: интервью

Протодиакон Андрей КУРАЕВ (род. 1963) - богослов, философ, писатель, публицист, проповедник и миссионер: Видео | Апологетика | Литературоведение | Искусствоведение | Наука и Религия | История | Интервью | Статьи | Цитаты | Аудио | Фотогалерея.

Протодиакон Андрей Кураев в программе «Собчак живьем»

На телеканале «Дождь» в программе «Собчак живьем» в гостях у Ксении Собчак протодиакон Андрей Кураев - о  защите чувств верующих, сращивании государства и Церкви, о тотальном троллинге, о православных активистах и о церковной собственности.

Ксения Собчак: Добрый вечер. В эфире «Собчак живьем» и сегодня у меня в гостях отец Андрей Кураев. Первый вопрос у меня к Вам такой: скажите, пожалуйста, у либеральной общественности на основании ваших высказываний складывается мнение, что Вы один из самых либеральных, если можно так сказать, представителей Русской Православной Церкви в широком смысле?

О. Андрей Кураев: Я вынужден разочаровать либеральную общественность. Во-первых, я принципиально непартийный человек. То есть, для меня достаточно одной идентичности – я член Вселенской Православной Церкви. Поскольку я живу в России, то соответственно, Русской. И я поэтому просто не хочу быть ни в каких партиях, ни внутрицерковных, ни внецерковных, входить в какие-то клубы и так далее.

С другой стороны, знаете, в записных книжках Ильфа, соавтора «Золотого теленка» есть замечательная фраза: «При рождении я не давал подписки одобрять все то, что Вы тут натворили». И вот я не могу сказать, что есть какая-то группа людей, с которой я заранее готов солидаризироваться во всем, что они сказали в прошлом или скажут в будущем.

Я взрослый человек, привыкший к самостоятельности и одиночеству, поэтому время от времени какой-нибудь сайт или газета говорит: «Ага! Кураев теперь наш!», а через пару месяцев разочарованно говорят: «Нет, все равно он предатель оказался, сволочь и так далее». И это происходит регулярно уже лет 15-20.

Ксения Собчак: Но Вы готовы солидаризироваться со всем, что говорят официальные лица РПЦ?

О. Андрей Кураев: Да, в том смысле, что Православная Церковь – моя родная, как и Россия, и поэтому также провалы или трагедии России – это мои провалы и мои трагедии, и это касается Церкви, конечно.

Ксения Собчак: То есть, Вы готовы бороться за оскорбления чувств верующих, например? Чтобы была уголовная ответственность за оскорбления?

О. Андрей Кураев: Нет, в этом я как раз согласен с позицией современного Совета по правам человека, я с самого начала говорил, что не понимаю, как можно в суде разбирать оскорбленные чувства. Это слишком эфемерная субстанция и суды будут мгновенно завалены. Кто-то считает, что и я оскорбляю его религиозные чувства…

Ксения Собчак: То есть, дополнительная уголовная статья за это не нужна?

О. Андрей Кураев: Не с такой формулировкой. Вот то, что сейчас предлагает Совет по правам человека – это тоже дискуссионно, но там есть, о чем говорить.

Ксения Собчак: Совет по правам человека, Вы знаете, в общем, против?

О. Андрей Кураев: Они предлагают конкретизировать, с одной стороны, и с другой, по-моему, есть предложение расширить эту статью, то есть не только на религиозных людей, но и людей вообще. То есть, не столько о религиозных чувствах, но и о чувствах людей других идентичностей: гражданской, национальной и так далее. Понимаете, если не торопиться, не ставить сроки, срочно принимать этот закон в этом году или, например, еще что-то…

Ксения Собчак: Иосиф Дискин предлагает также защищать чувства неверующих, потому что это было бы логично. Так можно расширить?

О. Андрей Кураев: Я не знаю, какие у них могут быть особые чувства. Когда я учился на кафедре научного атеизма в МГУ, нам все время говорили: «Никаких религиозных чувств не существует. Это обычные светские чувства, просто направленные на иллюзорный объект». Чувство любви к Богу, например, с точки зрения научного атеизма – это обычное чувство любви, но направленное на иллюзорный объект. Я вот точно так же говорю: простите, какие особые чувства могут быть у атеистов? Что может их оскорбить? У атеистов обычная палитра обычных человеческих чувств и зачем в этом смысле выделять в отдельную защищаемую группу? Я не понимаю, зачем.

Ксения Собчак: А оскорбления чувств патриотов, например?

О. Андрей Кураев: Да, это может быть. Но вспомним, когда некий человек, даже неважно, кто он по гражданству, справлял нужду на Вечный огонь.

Ксения Собчак: Вот Иосиф Дискин говорил именно про патриотизм, что нужно эту группу людей, которая испытывает патриотические чувства, нужно тоже каким-то образом охранять от оскорблений.

Андрей Кураев: В США, скажем, это официальный термин – «гражданская религия». Некие общенациональные чувства в смысле современного права, не этнические чувства просто, некие общенациональные святыни, конечно, есть. И в нашем очень атомизированном обществе, потому что наше российское общество предельно атомизировано… Один из американских советологов в недавнем официальном докладе справедливо сказал, что в России кризис не политический, а глубокий социальный, распад элементарных форм общности людей, в том числе семьи, отсутствие чувства солидарности.

Ксения Собчак: Ну, это происходит во многих странах. Мне кажется, это такой глобальный процесс.

О. Андрей Кураев: Мне кажется, у нас это сильно дальше пошло.

Ксения Собчак: А Вам не кажется, что у нас еще усиливают этот процесс, здесь, в России? Ведь сейчас явно по линии Церкви, по линии отношения к РПЦ происходит навязываемая, как мне кажется, обществу линия раскола. И происходит, на мой взгляд, это не случайно. Это, с одной стороны, солидаризирует определенный электорат, политический прежде всего, и с другой стороны как-то заставляет людей, которые может быть в другой ситуации не занимали бы такую бы радикальную позицию к РПЦ, заставляют ее занимать. Происходит такая поляризация именно по принципу отношения к РПЦ и деятельности РПЦ.

О. Андрей Кураев: Знаете, если отойти от чисто церковной тематики, а со стороны социологически посмотреть. Я однажды на эту тему дискутировал с Сергеем Бодровым по поводу его фильма «Брат», и сказал, что это фильм достаточно разрушительный по своим последствиям. Это симпатичный, хорошо снятый фильм, и герой очень симпатичный, но по сути ведь это инъекция голливудской идеологии: стреляй первым или проиграешь.

Ответ был очень интересный от Сергея. Он сказал: «Я все понимаю. Когда мы приступили к съемкам этого фильма для определенной аудитории, подростковой, мы исходили из того, что у нашей молодежи нет вообще никакой солидарности ни с чем, нет ничего святого для них. Представьте, миссионер приходит в джунгли, находит племя каннибалов. Если он к ним придет и начнет пересказывать Нагорную проповедь, «подставь левую щеку», «люби врага твоего», то прежде, чем он скажет «аминь», его съедят. Поэтому начать надо хотя бы с элементарного – «брата не предавай». Пусть, брат Данилы последний подлец, но всё равно, ты хотя бы его не предавай. Если тебе нужно для этой элементарной, самой примитивной формы солидарности найти какого-то общего врага – а в фильме это то кавказцы, то хохлы, то американцы, – ну хорошо, начнем с этого, а потом в пятой серии Данила в монастырь придет». Но до пятой серии мы не дошли…

Ксения Собчак: А сейчас Вы хотите сказать, эта метафора каким образом относится к жизни? Кто враг?

О. Андрей Кураев: Я хочу сказать, что независимо от моей оценки или того, как оценивать социологические последствия той или иной политики Патриархии, но я думаю, что строить иллюзии, что нам удастся найти сейчас какую-то общенациональную идею, которая влюбит всех и заставит нас всех построить цепь, подобную прибалтийской, и стоять от Владивостока до Калининграда в единой цепи, то я думаю, что такого рода идею, программу, мы сейчас, наверное, не придумаем.

Ксения Собчак: Вы знаете, не то, что не придумаем…

О. Андрей Кураев: Начать хотя бы с небольших. Гражданское общество с небольших общин начинается, с чувства ответственности за свой подъезд, за свой дом, еще за что-то – хотя бы эти небольшие общественные семьи чтобы появились.

Ксения Собчак: Понимаете, мне кажется, что у нас вообще сейчас, к сожалению, подавляющая идеология – это монетократия, а не православие. И вот триада, которую пытаются вернуть из прошлого: самодержавие, православие, народность – это скорее желание прежде всего политиков вновь поднять эти ценности…

О. Андрей Кураев: Если я с Вами соглашусь, то эта фраза будет означать, что позиция Церкви – это позиция скорее слабых. То есть, если главная идеология – это монетократия, как Вы назвали ее, и может шире, консуматизм, потребительство и так далее.

Ксения Собчак: Но Вы с этим согласны, что сейчас это преобладает в умах людей?

О. Андрей Кураев: Я согласен, что реально верующие люди, люди с традиционными ценностями, скорее, находятся в меньшинстве сейчас. Но отсюда может быть и есть потребность в определенной общественной защите этого меньшинства.

Понимаете, я считаю, что в условиях, когда мы живем в глобальной деревне, то может быть, надо говорить не о том, мы – православное большинство и поэтому мы требуем, а говорить, что мы – чукчи, нас мало в этой деревне и поэтому мы просим: можно мы сохраним наш национальный уклад?

Ксения Собчак: Просто пока это всё разваливается. Понимаете, отец Андрей, почему я хотела с Вами на эту тему поговорить? Как мне видится эта ситуация? Я – человек не воцерковленный, но верующий.

Я с большим уважением отношусь к людям, которые действительно внутри православной веры живут по этим принципам, и я таких людей видела, и знаю, что они точно есть – люди, которые по-настоящему верят, их по-настоящему можно назвать хранителями православия. Но получается ситуация, что знаете, как в партии Единая Россия (извините за сравнение, если я не дай Бог обижу Вас). Но в целом, это партия, которую все называют «партией жуликов и воров», но там есть, и я тоже это знаю, объективно приличные люди.

И каждый раз, когда на эту партию нападают, они всегда прикрываются приличными людьми… Вот, зато у нас Журова, какие у нас жулики и воры? А у нас вот Роднина, у нас Бондарчук, Капков. И получается, что эти люди, может быть, действительно порядочные, не воры, не жулики, заслуженные авторитеты, они прикрывают своими именами в принципе не очень чистые дела партии, к которой сформировалось определенно отношение.

Мне ужасно обидно, что в РПЦ сейчас происходит, может быть, сейчас отчасти похожая ситуация и она отчасти связана с Вами. То есть, такое количество скандалов, «Гелендвагенов», каких-то отцов Тимофеев в Мальтийских номерах…

О. Андрей Кураев: Сравнение некорректно.

Ксения Собчак: И одновременно Вы, человек, который…

О. Андрей Кураев: Сравнение некорректно и вот почему. Партия «Единая Россия» – это фантом, ее нет. У нее есть только верхушка, голова без тела. Ну, нет реальных низовых организаций.

Ксения Собчак: А голова без тела – это что, Медведев и щупальца?

О.Андрей Кураев: ЦК, Политисполком, что у них там есть? Пиаровский штаб и так далее. А реальных низовых организаций нет, реальной деятельности на местах и так далее. С Церковью все наоборот. Есть реальная народная организация, в которой реально происходит жизнь. А есть еще несколько спикеров, скажем так, тот же отец Всеволод Чаплин, но у него работа такая.

Ксения Собчак: Но почему такие именно спикеры у Православной Церкви? Почему каждый раз такое высказывание, что не знаешь, как реагировать?

Вот, кстати, извините, раз уж мы заговорили о спикерах, сегодня Патриарх прокомментировал православную программу обучения в школе, таким образом, высказавшись, что на родителей, которые отказываются от того, чтобы их дети приходили на уроки православия, оказывается, на этих родителей давят. Вот это практически дословно слова Патриарха. Что он имел в виду?

О. Андрей Кураев: Имеется в виду то, что очень часто, когда проводится выборное собрание, то, во-первых, директор школы или завуч, или классный руководитель, открывая собрание, не говорит, что есть 6 вариантов выбора, а называет, скажем, только 2 или 3. Второе, он не объясняет, что каждый родитель имеет право выбрать для своего ребенка.

Ксения Собчак: Подождите, то есть, в наших школах на государственном уровне проводится антиправославная кампания получается, раз это учителя делают?

О. Андрей Кураев: Ну, последствия таковы.

Понимаете, что главное не доносится до родителей? Что здесь, в этом проекте, не работает ленинский принцип демократического централизма. Если большинство за этот модуль, это не означает, что остальные должны к нему присоединиться.

Если будет 4 группы, изучающих разные культуры в одном классе, школа должна обеспечить им это. Но дело в том, что Министерство образования поступило хитро, оно оплачивает только одну группу. Поэтому если Марья Ивановна, скажем, ведет урок православной культуры, ей за это будут платить 4 рубля за ребенка в час, а если при этом она же ведет урок исламской культуры, за это ей не будут доплачивать, и поэтому надо быть каким-то подвижником, чтобы брать и вести 2, 3 или 4 модуля.

И поэтому школы не из-за вражды к православию, а чисто по финансовым соображениям, заинтересованы в том, чтобы группа была тождественная класс, а класс не разделять на разные спецгруппы.

Ксения Собчак: То есть, школа давит на родителей, так получается?

О.Андрей Кураев: Школа давит, совершенно верно.

Ксения Собчак: Получается, что наш Министр образования проводит антиправославную политику таким образом?

О. Андрей Кураев: Это его политика вряд ли мотивирована антиправославными настроениями, просто почему-то финансовая подоплека этого проекта разработана вот так, за дополнительные часы педагогам не платят.

Ксения Собчак: С этим высказыванием разобрались. Просто мне показалось, что имеется в виду какое-то другое явление, давление извне может быть, какие-то антиправославные силы?

О. Андрей Кураев: Нет, Патриарх об этом не говорил, по-моему.

Ксения Собчак: Сейчас вообще очень много говорят о том, что есть какая-то антиправославная кампания в России, и в том числе я знаю, что после нашумевшего фильма Бориса…

О. Андрей Кураев: Скажите, а есть антисобчаковская кампания?

Ксения Собчак: Не знаю, наверное, какая-то в небольших дозах в Twitter есть, но в масштабах страны, наверное, нет.

Андрей Кураев: Мне кажется, что есть нечто подобное и здесь, есть разные группы людей.

Ксения Собчак: Мне лестно, что Вы меня сравниваете со всей РПЦ, но все-таки…

О. Андрей Кураев: Просто мы живем в эпоху тотального троллинга. Любой более или менее публичный человек или институция в эпоху интернета мгновенно подвергается каким-то массированным атакам. Смотрите, любую статью открываете…

Ксения Собчак: Подождите, одно дело – враги Церкви, а другое дело троллинг, это все-таки разные вещи.

О. Андрей Кураев: Смотрите, ну вот звонки в студию, Вы – профессиональный журналист, Вы понимаете, что очень мало кто звонит Вам в прямой эфир для того, чтобы сказать что-то доброе, поддержать, согласиться, поделиться своей радостью?

Ксения Собчак: Да.

О. Андрей Кураев: Звонят для того, чтобы поспорить, не согласиться. Открываете сайт любой газеты, любой материал, хоть о футболе, хоть о погоде, и там обязательно будет шлейф несогласных критических комментариев, зачастую крайне ругательных.

Ксения Собчак: Нет, это как раз и есть плюрализм мнений. Я сейчас говорю о другом. Вот телеканал НТВ недавно показал фильм Бориса Корчевникова «Не верю!» и это, на мой взгляд, абсолютно пропагандистская история, в которой прямым текстом журналист федерального канала говорит о том, что есть враги Церкви, которые платят специально через определенную сеть, рисуется карта этой разветвленной сети, как эти деньги передаются, что есть какие-то люди, которые напрямую заинтересованы в том, чтобы как-то потеснить православие в России. Вы разделяете эту позицию?

О. Андрей Кураев: Фильм действительно пропагандистский и с этой точки зрения он, наверное, хороший.

Ксения Собчак: Хороший?

О. Андрей Кураев: Понимаете, пропагандистское изделие оценивается по своим параметрам.

Ксения Собчак: А Вам не кажется, что он нарушает как раз наоборот репутацию Церкви?

О. Андрей Кураев: Минуточку. Пропагандистские изделия оцениваются по одному только критерию: до таргет-групп, до целевой аудитории доходит или нет? Вызывает нужную дрессированную реакцию или нет? С этой точки зрения этот фильм сделан достаточно профессионально.

Ксения Собчак: С этим я тоже не соглашусь, как раз в этом смысле «Анатомия протеста» гораздо более профессиональная работа.

О.Андрей Кураев: Для меня этически неприемлема такого рода продукция. Любой вид пропаганды  несовместим с моими христианскими убеждениями, но с точки зрения профессиональной, наверное, как-то неплохо сделано. Второе, что касается врагов церкви.

Ксения Собчак: Потому что там прямо сказано, что есть конкретные люди.

О. Андрей Кураев: Странно, что в этом кино обошлось без упоминания Березовского, зато почему-то есть Марат Гельман, и он нем сказано, что 50% вбросов идут через него.

Ксения Собчак: Но враги Церкви есть в России?

О. Андрей Кураев: Но тогда это смешно. Как смешно этих пусек назначать главными врагами Церкви, но точно также унизительно двухтысячелетней многомиллионной Церкви считать Марата Гельмана своим главным гонителем. Это для нас унизительно прежде всего.

Ксения Собчак: А кто главный гонитель Православной Церкви в России? Ну, кроме дьявола, естественно.

О. Андрей Кураев: Нет, я считаю, что этот термин просто нельзя употреблять.

Всё-таки, гонения предполагают не просто общественное несогласие, дискуссию. Слушайте, откройте интернет, введите мою фамилию, Вы увидите там изрядный процент критических откликов на меня. А если при этом я начну отвечать: «Люди меня гонят! Меня преследуют!», то еще больше людей справедливо сделает такой вот жест. (крутит пальцем у виска)

Наличие дискуссии, критики, предвзятой зачастую, хамской и так далее есть, но называть это гонением, я считаю, некорректно.

Гонение будет там, где есть сила, есть власть государственная. Когда по государственному каналу говорят, что у нас в России гонят Церковь, уже отсюда возникает диссонанс.

Ксения Собчак: Вы сами упомянули так называемых «пусек», Ваше отношение к этой проблеме тоже менялось, я следила за Вашими высказываниями.

О. Андрей Кураев: Ни разу.

Ксения Собчак: В начале Вы говорили о том, что девушек надо наказать не строго, а отпустить.

О. Андрей Кураев: Нет, вначале я говорил о том, что надо блинами угостить.

Ксения Собчак: Ну да.

О. Андрей Кураев: И я до сих пор жалею. Если бы так было сделано, то сегодня бы об этом никто не вспоминал, а если вспоминали бы, то только о том, как по-христиански поступила Церковь – всё.

Ксения Собчак: Понимаете, в этом же Ваша позиция кардинально расходится с позицией официальных лиц РПЦ. Вы – блинами угостить, а они согласны, в принципе, с тем, что «двушечку» влепить не раскаявшимся это…

О. Андрей Кураев: Ну, там тоже были, на самом деле, официальные заявления Владимира Романовича Легойды о том, что надо бы милосердно отнестись и так далее.

Ксения Собчак: Но это только после раскаяния, всегда об этом говорилось.

О. Андрей Кураев: Я считаю, что вопрос прощения – это вопрос моей внутренней гигиены, потому что если я на кого-то злюсь, то я в себе ношу дохлого таракана. Зачем оно мне надо? И говорить, что я не выну дохлого таракана из моего мозга, из моего рта, пока кто-то не изменится – это значит, свою судьбу и свой внутренний климат привязывать к жизненным поворотам судьбы другого человека.

Ксения Собчак: Отец Андрей, но Вы же не можете не замечать, что Вы в меньшинстве? Вы же не можете не видеть тех новостных поводов, которые дает нам РПЦ? Вы не можете отрицать того, что действительно существуют игумены Тимофеи на «Геликах», что действительно существуют скандалы с «Брегетами», нанопылью и всем этим.

О. Андрей Кураев: Подождите, минуточку, во-первых, я не уверен, что существует игумен Тимофей на «Геленвагене», вот не уверен.

Ксения Собчак: То есть, Вы считаете, что это вымышленный персонаж?

О. Андрей Кураев: Не в этом дело. Был такой замечательный священник, отец Глеб Каледа, доктор геологических наук, тайно принявший священство еще в 80-е годы. И он был первым священником, который пошел в тюрьму, в Бутырку, когда появилась возможность, в камеру смертников, тогда еще были смертные приговоры. И затем он сказал так: «Знаете, когда я шел к ним впервые, я был убежден, как и все мы, что смертная казнь – это плохо, но, наверное, необходимо и так далее. Но когда я стал принимать их исповеди, я стал решительным противником смертной казни, потому что я понял, что мы наказываем невинных людей. Не в том смысле, что он не совершал мерзкого преступления. Он совершал, но уже не совсем он. За те годы, что он провел в тюрьме в ожидании ежедневного возможного расстрела, он стал другим человеком, а государство этого не заметило».

Знаете, в некотором смысле я завидую отцу Тимофею. Человек в середине своей жизни получил такую SMS-ку от Бога: остановись, что-то в твоей жизни так. И это возможность поменяться. Он умный человек, я думаю, он это понял. И за эти полгода, которые прошли, я думаю, что что-то у него происходило. У меня нет связи с ним, но…

Ксения Собчак: Ой, отец Андрей, Вы странные вещи говорите. Знаете, если бы это был Андрей Малахов на «Гелендвагене», получивший SMS-ку от Бога или даже сын какого-то чиновника или бизнесмен – я бы это поняла, но мне кажется, что поздновато уже для человека в сане священника получать SMS-ку от Бога. Если ты уже пришел в церковь, люди ждут, что ты взял на себя какой-то такой моральный уровень.

О. Андрей Кураев: Да. Но в христианстве есть догмат о пластичности человеческой души.

Ксения Собчак: Пластичности человеческой души?

О. Андрей Кураев: Человек не зафиксирован в своем настоящем моменте, и бывают сложные человеческие судьбы. Когда, скажем, пришел мальчик в семинарию, он горел, стал священником или монахом, а потом какое-то обвыкание, выгорание… А затем что-то еще происходит через годы. И вдруг эта копоть стряхивается. Может быть, при условии настоящих гонений…

Ксения Собчак: Хорошо, а почему же такую же SMS-ку от Бога не получили Толоконникова и Алехина, почему пластичности души не хватило на то, чтобы у них была не двушечка, а как у игумена Тимофея просто отобрали права и дали просто условное какое-то наказание?

О. Андрей Кураев: А я не знаю, простите, это люди незнакомые мне лично, поэтому я не могу говорить о том, что у них в душе. Может быть, и они тоже меняются, наверняка меняются.

Ксения Собчак: Нет, но мы же судим по происходящему в реальном мире, а в реальном мире один получает лишение прав, а другие сидят два года в тюрьме – это уже как-то несправедливо, мне кажется.

О. Андрей Кураев: Это уже вопрос не ко мне про раздачу сроков. Я всячески уклонялся и тогда весной от того, какое бы наказание придумать для этих девушек, но точно так же я не хочу мечтать о том, как наказать отца Тимофея. Я выражаю свою надежду, что он не только радуется тому, что ему удалось уйти от гражданского суда, без срока и так далее – это понятные чувства. Я очень надеюсь, что кроме этого чувства и этой мысли в нем есть и другие мысли. Может быть, однажды Вам удастся пригласить его и разговорить.

Ксения Собчак: Скажите, очернение Церкви происходит сейчас, в современной России?

О. Андрей Кураев: Современная Россия настолько многолика…

Ксения Собчак: Происходит или нет?

Андрей Кураев: В ряде изданий, на ряде сайтов – несомненно.

Ксения Собчак: А зачем? Это кому-то выгодно или это такое настроение общества, когда люди ни во что не верят, пытаются разрушить все ценности, из-за чего это?

О. Андрей Кураев: Мотивы очень разные, я же говорю, очень разные люди, у них могут быть очень разные мотивы.

Ксения Собчак: Но в основном,  как Вы это воспринимаете?

О. Андрей Кураев: Например, есть секты, для которых, конечно, очень важно поднять себя, продать свой товар на фоне уничижения конкурента. Есть сатанисты, есть какие-то воинствующие убежденные атеисты, есть люди, которые просто вообще против любого морализаторства – не трогайте меня, живу, как хочу.

Ксения Собчак: Но ведь в основном, если мы говорим о широкой общественности, люди осуждают именно, как им кажется, срастание Церкви с государством. И мне кажется, что большое количество даже верующих людей ждут, может быть, изнутри Церкви такого человека, который выступит против этого сращивания. Признает его и выступит против. И может быть, Вы и можете стать таким человеком, который, например, внесет раскол?  Выступит против этого сращивания. Признает его - выступит против. Может быть, вы и сможете стать таким человеком, который, например, внесет раскол внутри?

О. Андрей Кураев: Такой человек есть - это патриарх Кирилл. Он неоднократно говорил о том, что он не желал бы, чтобы Церковь стала государственной. Знаете, чего бы мне хотелось? Мне бы хотелось, чтобы собралось два форума - серьёзных, авторитетных. С одной стороны - церковно-общественный, с другой стороны - секулярно-общественный. И оба этих форума помечтали бы вслух о России, в которой мы хотели бы жить. Скажем, православный форум собирается - и мы исходим из того, что мы в неком политическом вакууме, и любые наши желания, мечты - они через полгода воплотятся в жизнь, предположим. И мы мечтаем вслух. Чего мы хотим - что должно быть по нашему мнению в школе, что на телевидении, что в книгоиздании, в театре, в кино, и т.д. и т. п. Прямо на улице городов и сел наших. Тогда люди будут знать, с кем  имеют дело.

Аналогичный форум, скажем, атеистов собирается, или либералов - как хотите назовите. И они мечтают «а если наоборот». Мы в аналогичных условиях, так сказать, по Канту - максимум твоей воли становится законом для всей Вселенной. И они тоже мечтают…

 Ксения Собчак: Ну, атеисты - это не всегда  либералы.

 О. Андрей Кураев: Естественно. Хорошо, атеистами их назовем. И они говорят, что «мы считаем, что свобода совести должна быть в таких рамках». Свобода совести для религий - какое гетто мы им оставляем. Что они могут? Пусть в храм не вмешиваемся, а за пределами храма - что мы позволим религиозным людям? Кто-то скажет - крестик нельзя будет носить на улицу, или кресты снять с куполов…

Ксения Собчак: Отец Андрей, но ведь не об этом же идет речь. Ведь в обществе на протяжении последних десятилетий никогда не было такого взрыва возмущения, как сейчас.

Ведь это же не связано с правами верующих. Это связано с тем, что вдруг верующих… даже скорее не верующих, а ряженых, стали использовать против этой либеральной общественности. Какие-то появились казаки, какие-то православные дружины. Мне кажется, это порочит Церковь гораздо больше, чем какое-то невмешательство и отсутствие критики этих действий. Может быть, это кампания по очернению церкви, таким образом, через православные дружины?

О. Андрей Кураев: С этими дружинами существует неясность принципиальная. Потому что - одно дело, если бы сказали, что казаки охраняют монастыри, ну, это уже 20 лет в Даниловом монастыре, после убийства в Оптиной Пустыни, они делают.

Ксения Собчак: Они это делают, но их никто не показывает по федеральным каналам, их никто не слышит. Сейчас они вроде как появились…

О. Андрей Кураев: Никому это не мешает. И если такой вариант - да, пожалуйста. А другое дело - новость из Лондона. Там по некоторым мусульманским, иммиграционным районам города стали ходить шариатские патрули, которые стали приставать к англичанкам, живущим там, не мусульманкам, требовать, чтобы у них был мусульманский дресс-код или чтобы кто-то не пил пива на улице. И вот, у людей из-за этого возникает путаница - какой тип патруля предлагается-то?

Ксения Собчак: А я вам могу сказать, какой тип патруля. Есть версия, я хотела бы чтобы вы высказались - согласны вы с ней или нет. Вы конечно знаете, что  Вячеслав Юрьевич Сурков теперь занимается как раз вопросами религии и Церкви.

Есть такая теория, что собственно, наоборот, раздувание до полного фарса всех дел, связанными с игуменами на Гелентвагенах, православные дружины, казаки и прочее - что это специальное раздувание вот этих странных, абсурдных историй, чтобы отвлечь внимание от Путина. Что - пусть лучше уж либеральной общественности мы дадим на съедение православие, чем Путина. Вот такая иезуитская политика.

О. Андрей Кураев:  Не знаю, Сурков это или нет, но мне кажется, что это достаточно правдоподобно. Я другой пример обычно привожу - в японских компаниях, говорят, ставится надувное чучело начальника, и если хочешь побить его, пожалуйста, занимайся этим в обеденный перерыв.

Ксения Собчак: То есть, Патриарх стал надувным чучелом начальника?

О. Андрей Кураев: Мне кажется, в политическом использовании, для определенных людей - да, это  отвод потока социально-политической агрессии.

Ксения Собчак: А зачем патриарх играет роль чучела Путина, зачем?

О. Андрей Кураев:  Патриарх не играет, он же не брал на себя эту роль!

Ксения Собчак: Ну, ему её одели сверху. Он же осознает это или нет?

О. Андрей Кураев: Понимаете, если в интернете приклеят кому-то кличку, не виноват тот, кому эту кличку дали. Поэтому это не вина патриарха.

Ксения Собчак: Но если вы это осознаете, и говорите о том, что такая версия кажется вам правдоподобной, неужели патриарх Кирилл не осознает, что это может быть так?

О. Андрей Кураев: Я не могу за него думать и за него отвечать. Сокровенных бесед у нас на эту тему не было, а публично Патриарх об этом не размышлял.

Ксения Собчак: Ну, если такая политическая версия событий, происходящих с РПЦ за последний год кажется вам правдоподобной, как можно с этим бороться?

Каким образом можно уходить от этих фарсовых форм? Может быть, тогда РПЦ следует официально как-то откреститься от этих православных дружин, от маек «Православие или смерть», на байкерах? От всего того, что называется современными людьми «мракобесием», простите…

О. Андрей Кураев: По моей информации, Патриарх уже довольно жестко прошелся по тем некоторым своим подчиненным, которые вот этих активистов типа Энтео пробовали поднять на щит.

Ксения Собчак: А почему по самому Энтео он не прошелся?

О. Андрей Кураев: Не много ли чести?

Ксения Собчак: Ну не знаю, мне кажется одного звонка Чаплина Энтео со словами «Патриарх просил тебе передать успокоиться» было бы достаточно.

О. Андрей Кураев:  Много чести.

Ксения Собчак: Хорошо. Смотрите - вы говорите, что…

О. Андрей Кураев: Нужна какая-то радикальная смена повестки дня. Чтобы Церковь иначе бы обсуждалась, и с иными событиями. Вот какие эти иные события? Смотрите, из событий последнего дня, признаюсь, для меня было неожиданностью, что Владимир Легойда, глава синодального Отдела информационного, выступил в защиту 31-й онкологической больницы.

Ксения Собчак: И вы выступили в Санкт-Петербурге, я как раз хотела об этом говорить.

О. Андрей Кураев: Причем мы одновременно это сделали, я не знал о его выступлении, поэтому, понимая, что я не имею права представлять Церковь в этом вопросе, я немножко поюродствовал. Я вышел в пальто, затем это пальто вывернул наизнанку, тем самым показал, что это моя личная позиция. Ну, вот я прошу, моя личная просьба: Петербург, защити своих детей и эту  больницу.

Ксения Собчак: А почему это не было сделано на уровне Патриарха? Мне кажется, если бы официально Патриарх Кирилл с этим выступил, это же как раз создало бы совершенно другой информационный повод?

О. Андрей Кураев: Я не могу за Патриарха решить, но выступление Легойды было на официальном сайте Патриархии тут же опубликовано.

Ксения Собчак: Смотрите, как тогда быть с другого рода заявлением? Вы говорите, что по поводу православных дружин уже были достаточно жесткие высказывания.

Буквально недавно отец Дмитрий Смирнов - тоже фигура вполне официальная, высказался за то, чтобы людей без детей штрафовали и обкладывали налогом. Там целая специальная схема - налоги для тех, у кого нет детей, штрафы для тех, кто не состоит в официальном браке, а живет в гражданском, система штрафов по доказательству ДНК. В общем, там черт ногу сломит, извините, но суть его предложения заключается в том, что люди, которые не имеют детей, должны облагаться каким-то налогом. Вы с этой позицией согласны?

О. Андрей Кураев: Может быть, вы более развернутую версию цитируете. То, что я читал в «Российской газете» у отца Дмитрия, вызвало моё полное согласие. Речь идет о людях с определенным возрастным цензом - после 30ти лет. С имущественным цензом - то есть, доход выше 100 000 рублей в месяц. Этим людям предлагается форма социальной солидарности. То есть - не только ради себя жить.

Ксения Собчак: Он предложил как обязательное…

О. Андрей Кураев: Да, для таких людей. То есть, живи не только для себя.

Ксения Собчак: То есть, вы считаете, что это правильно?

О. Андрей Кураев: Мне кажется, да. Смотрите, ведь получается, что если я просто плачу налог, то я отдаю его не знаю кому, и не знаю на что. А здесь - хотя бы капельку своего налога, я понимаю, что вот ее я адресую туда. А если бы ещё это было бы не просто налогом в общую копилку, если бы это был отдельный фонд, который только этим бы и занимался, чтобы потом помогать детским домам и многодетным семьям…

Ксения Собчак: А вам не кажется, что это какая-то дискриминация по принципу деторождения? То есть, я бы поняла, честно говоря, если бы отец Смирнов выступил даже с какой-то политической точки зрения, говоря о том, что в принципе можно повысить налоги. Эта позиция имеет право на существование…

О. Андрей Кураев:  Хорошо, давайте сделаем так. Объявим этот налог всеобщим, а потом составим длинный перечень тех, кто его не платит.

Ксения Собчак: Нет, это то же самое. Мы сейчас говорим не об этом. Я пытаюсь с христианской точки зрения на это посмотреть.

О. Андрей Кураев: Тогда будут льготы для молодых семей.

Ксения Собчак: В этом вы знаете гораздо больше, чем я. Мне казалось, что рождение ребенка, и, в том числе, по Библии, это всегда какой-то акт любви, акт желания этого ребенка.  И только дети, рожденные в любви и в желании иметь этого ребенка, и становятся подарком судьбы. Получается, что косвенно через такой налог вы принуждаете людей к деторождению…

О. Андрей Кураев:  Уверяю вас, человек из-за этого налога не будет идти этим путем. С доходом еще 100 тысяч рублей и так далее.

Ксения Собчак: Подождите, у нас, с одной стороны, уже есть материнский капитал, который призван поощрять деторождение через то, что вы будете получать определенные деньги. Теперь еще и люди, которые не имеют детей, допустим, они недостаточно обеспечены, но по каким-то причинам они бездетны, например, или тратят все свои деньги, наоборот, на лечение от бесплодия, чтобы забеременеть, или не хотят иметь детей, это их принципиальная позиция. Почему эти люди…

О. Андрей Кураев: У человека с доходом 100 тысяч рублей не произойдет никакого жизненного пересмотра из-за того, что тысячу рублей он будет передавать в этот налог.

Ксения Собчак: Вам не кажется, что это ущемление прав человека и свободы выбора?

О. Андрей Кураев: Мне кажется, напротив, это помощь в том, чтобы он стал человеком.

Ксения Собчак: Кстати, отец Андрей, мне кажется, я думала, что Смирнову не давали покоя лично мои миллионы. Теперь я понимаю, что он не один.

Мне хочется поговорить с вами про РПЦ, как хозяйствующий субъект. Недавно газета «Guardian» опубликовала сведения, согласно которым Ватикан обладает огромным имуществом по всему миру.

То есть, это небоскребы Нью-Йорка, недвижимость в Англии, огромная мировая собственность. И, собственно, об этом был большой репортаж, расследование. Может быть, вообще зря мы так много обсуждаем собственность Русской Православной Церкви? Может быть, это нормально? Ведь посмотрите, мы всегда говорим о каких-то западных примерах. Католическая церковь Ватикана обладает огромным количеством недвижимости. Может быть, это нормально?

О. Андрей Кураев: Это исторически совершенно нормально. Не во всех странах в католической истории была секуляризация, и зачастую многие земельные владения, завещания и так далее средних веков остались, так или иначе, в распоряжении Церкви. Например, другая история была в Греции.

Ксения Собчак: Все-таки это все произошло благодаря Муссолини в Ватикане, а не благодаря Греции, вы же говорили.

О. Андрей Кураев: Просто в Греции был интересный вариант. Там правительство конфисковало все земли Церкви, все имущество, но обещало, что оно само будет обеспечивать священство и Церковь, будет платить зарплату. А сейчас, когда начался кризис в Греции, правительство говорит: «А теперь мы это перестанем, но земель не вернем». Конечно, здесь есть определенное лукавство. В России, естественно, все было отобрано, и мало что возвращено.

Смотрите, ведь, скажем, та же земля. Земля была золотой, это была основная валюта в XIX веке. Сегодня наши нечерноземы это, скорее, обуза, а отнюдь не золото.

Ксения Собчак: Но Церковь - хозяйствующий субъект?

О. Андрей Кураев: Я считаю, да.

Ксения Собчак: Успешно ведется деятельность?

О. Андрей Кураев: Не уверен. Буквально на днях мне люди некоторые, монахи, епископы, говорили о том, что в 90-е годы была попытка возродить традиции монастырского землевладения, хозяйствования. Почти все монастыри и подворья где-то вдали от Москвы взяли, тащили на себе. Очень удачный был пример у отца Тихона (Шевкунова), у Сретенского монастыря. Где-то в Рязанской, кажется, губернии, он взял убитый колхозик и стал его поднимать на деньги московских спонсоров. Но говорят, что сейчас значительная часть из этих проектов все-таки уже забыта, не удается это реанимировать.

Ксения Собчак: А можно назвать РПЦ госкорпорацией?

О. Андрей Кураев: Нет.

Ксения Собчак: Часто сравнивают с РЖД, с «Газпромом».. Говорят,  что много недвижимости.

О. Андрей Кураев: Я думаю, что нет.

Ксения Собчак: Много сделок каких-то происходит.

О. Андрей Кураев: Сделок-то, я думаю, очень мало, хотя по этой причине, что если какая-то недвижимость возвращается в церкви, то затем очень жестко и епархия, и патриархия следят за тем, чтобы она не перепрофилировалась. То есть, если некое здание, скажем, в Москве, бывшее церковное возвращается Церкви, то настоятель не имеет права размещать там какие-то не церковные организации. И не говорите мне про Храм Христа Спасителя, потому что он Церкви и не принадлежит.

Ксения Собчак: Да… и те расследования, которые происходят потом.

О. Андрей Кураев: Он не принадлежит Церкви. Я вам страшную вещь скажу: когда нужно, скажем, в Храме Христа Спасителя, в зале церковного собора провести церковное мероприятие, то приходится за это платить в фонд Храма Христа Спасителя.

Ксения Собчак:То есть, получается, что Храм Христа Спасителя – это отдельный Ватикан внутри Москвы? Так, что ли?

О. Андрей Кураев: Не Ватикан, а просто вот такой общественный…

Ксения Собчак: Отдельное государство.

О. Андрей Кураев: Нет, не государство, почему? Он исполняет государственную отчетность там, и так далее, подчиняется государству.

Ксения Собчак: Нет, я понимаю, но вы говорите, что он Церкви не принадлежит.

О. Андрей Кураев: Действительно. Это, знаете, общественный фонд  Храма Христа Спасителя…

Ксения Собчак: То есть это частная компания?

О. Андрей Кураев: Я не знаю ее статуса … Публичный какой-то субъект… Не знаю точно… Ну, например, православный университет захочет провести богословскую конференцию в зале церковных соборов, он должен будет за это заплатить семьсот тысяч рублей, и не Патриархии, а этой организации.

Ксения Собчак: Подождите, значит, Храм Христа Спасителя принадлежит какой-то частной компании, это не РПЦ, правильно я вас поняла?

О. Андрей Кураев: Я не знаю насчет частной. Простите, просто боюсь сказать термин, смысл которого я сам до конца не понимаю. Так, это не государственное – это точно, но и не церковное. Общественная организация…

Ксения Собчак: Посмотрите, если это принадлежит общественной какой-то организации, то панк-молебен в общественной организации, а не в церковной собственности – это же совсем другое дело.

О. Андрей Кураев: Вот видите, в моем первом комментарий тогда, ещё 21 февраля, я сказал два пункта, что определяясь в отношении к их хулиганской выходке, надо помнить два обстоятельства. Первое, что это время Масленицы, второе – что это помещение не принадлежит Церкви.

Ксения Собчак: Послушайте, панк-молебен состоялся не в помещении церковном, тогда это вообще меняет суть дела.

О. Андрей Кураев: Нет, не меняет дело, потому что культовое помещение не обязательно должно принадлежать религиозной организации. Храм для других целей просто не используется. Обойдем вопрос зала церковных соборов. Но в храмовом помещении, в  молельном зале, ничего кроме молитв и однажды проведенного Поместного Собора ничего там больше не происходит.

Ксения Собчак: В конкретно этом зале на амвоне может быть нет, ну а в самом храме Христа Спасителя там какие-то банкеты и вечеринки устраиваются.

О. Андрей Кураев: Зал церковных соборов под храмом. А в молельном зале, конечно, ничего такого нет. Максимум, что может быть - экскурсии…

Ксения Собчак: А то, что в зале церковных соборов проходят какие-то корпоративы, это нормально?

О. Андрей Кураев: Я думаю, что если бы девушки пришли бы в тот зал, то и реакция была бы гораздо менее острой. А не в молельный зал.

Ксения Собчак: Там ещё и не такие девушки ходили и реакция была нормальной.

О. Андрей Кураев: Поэтому я и говорю, что реакция была бы гораздо менее острой.

Ксения Собчак: То есть вопрос именно в самом этом месте, независимо от того, что он не принадлежит церкви?

О. Андрей Кураев: Да, собственно, потому что это культовое место.

Ксения Собчак: Ну,  вот вы говорите о том, что…

О. Андрей Кураев: Скажем так, до недавнего времени и до сих пор, я даже думаю, что до сих пор большинство наших храмов Церкви не принадлежат. Они на бесплатной аренде или ещё что-то, бесплатное пользование. В советские времена у Церкви вообще не было права пользования церковной собственностью. Все храмы были государственной собственностью, бесплатно переданной в пользование религиозных общин. И вот эта советская норма, она в девяностые годы точно  везде и всюду была.

Ксения Собчак: Смотрите, сейчас наметился ещё один очень интересный тренд у нас в стране – таких рьяных православных чиновников. Ну, например, самый яркий пример – это губернатор Санкт-Петербурга Полтавченко. Многие чиновники Санкт-Петербурга говорят о том, что в пост не проводятся даже никаких совещаний, просто город на это время парализован, потому что…

О. Андрей Кураев: Невозможно, учитывая, что время поста длится более полугода…

Ксения Собчак: Ну, я могу вам сказать – у меня много друзей высокопоставленных в Санкт-Петербурге и я знаю несколько фактов, когда в действительно важные церковные дни отменяли совещания. Весь кабинет господина Полтавченко, это я знаю точно, весь в иконах. И ты заходишь, если ты чиновник или бизнесмен, чувствуешь себя даже как-то странно, потому что полное ощущение, что ты зашел к священнослужителю. Это такой новый тренд, таких примеров очень много. Как вы к этому относитесь? Это что? Это хорошо, это позитивный феномен?

О. Андрей Кураев: Знаете что, я спрошу иначе. Вот скажите, вот тем, что такой очень православный, подчеркнуто православный чиновник есть в Петербурге, это чьи-то права в городе ущемляет?

Ксения Собчак: Я не знаю.

О. Андрей Кураев: Выставка авангардного искусства в Эрмитажа была Полтавченко прикрыта? Нет. То есть на жизни, культурной жизни, религиозной жизни города это никак не сказывается негативно.

Вы знаете, культурная жизнь при этом  изменилась несколько в Санкт-Петербурге: вот квартиру Набокова разгромили, в Эрмитаже у Пиотровского была проблема с выставкой братьев  Чепмен.

Ксения Собчак: Да, но все это было сопряжено каким-то скандалами, провокациями…

О. Андрей Кураев: Потому что в городе живут разные люди. Не администрация же проблемы ему создавала? Или квартире Набокова.

Ксения Собчак: Нет, ну это атмосферу некую создает. Я  сейчас не говорю о том, что господин Полтавченко своими действиями что-то там запретил.

О. Андрей Кураев: Я думаю что Петербург — это великий культурный  город, атмосферу которого никак не могут определять акты каких-то таких странных людей…

Ксения Собчак: А Милонов, который тоже сейчас…

О. Андрей Кураев: При всем уважении к Виталию Валентиновичу, я не думаю, что он может влиять на культурную атмосферу в городе.

Ксения Собчак: Вы знаете, одно дело город ассоциируется с выставками Пиотровского, или с Милоновым. Сейчас всё больше с Милоновым, потому что он больше информационных поводов даёт.

О. Андрей Кураев: Я не думаю, что люди едут в Петербург на экскурсию для того, чтобы побывать в городе Милонова, при всём уважении к Виталию Валентиновичу.

Ксения Собчак: Хорошо, а как вы думаете, кто задаёт повестку дня вот в такой конфигурации: всё-таки священники или вот такие православные чиновники? Ведь если человек очень воцерковлён, логично предположить, что на него большое влияние могут иметь именно священнослужители.

О. Андрей Кураев: Могут.

Ксения Собчак: Как вы считаете, кто в таких отношениях будет задавать всё-таки повестку дней, и кто задаёт её сейчас? Вы об этом больше знаете, чем я.

О. Андрей Кураев: На самом деле нет, потому что я не участник этих переговоров, и я опять же, не могу понять, какая именно повестка дня актуальна для церковной жизни Петербурга. Я здесь живу. Поэтому я не знаю. Есть там вопросы возвращённой или невозвращённой церковной собственности? Вот если мы, скажем, посмотрим на выбор основ православной культуры в школах Петербурга, увидим, что процент выбора ОПК там серьёзно ниже, чем в целом по стране, и даже ниже, чем в Москве. Что тоже означает, что какие бы ни были там добрые отношения Полтавченко с местными епископами, это не сказывается на реальной жизни города каким-то таким давящим образом.

Ксения Собчак:  Хорошо, вот про страну, у меня последний вопрос про общие диалоги. Как вам кажется, вот сегодня всё-таки кто задаёт повестку дня в отношениях Церкви и государства? Всё-таки патриарх и РПЦ задаёт эту повестку, или всё-таки государство? Потому что, мне кажется, проблема многих людей, что они воспринимают, что посыл идёт всегда от государства к церкви, так ли это, согласны ли вы с этим, или всё-таки наоборот?

О. Андрей Кураев: Я думаю, что всё-таки активность, прежде всего Патриарха.

Ксения Собчак: То есть, он навязывает некую повестку?

О. Андрей Кураев: Он не навязывает, он предлагает.

Ксения Собчак: Предлагает Путину?

О. Андрей Кураев: Государству, обществу. А другое дело, что реакция бывает разной. Какие-то проекты начинаются, потом потихонечку там забываются, или возникает просто общественная дискуссия, а что-то реализуется. Например, вот из таких последних вестей, ещё в 2009-м году, только став Патриархом,  Патриарх внес две инициативы - это преподавание религиозных культур в школе и появление капелланов разных конфессий в армии. Пока был Сердюков, он всячески это тормозил. Вот сейчас новый министр - Шойгу, и при нём буквально вчера два новых капеллана были его приказом назначены, один в Калининград, другой в Северодвинск. То есть, процесс пошёл.

Ксения Собчак: Ну что ж, спасибо вам за беседу, к сожалению, у нас время заканчивается.

О. Андрей Кураев: Спасибо большое.

Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ 


Протодиакон Андрей КУРАЕВ: статьи

Протодиакон Андрей КУРАЕВ (род. 1963) - богослов, философ, писатель, публицист, проповедник и миссионер: Видео | Апологетика | Литературоведение | Искусствоведение | Наука и Религия | История | Интервью | Статьи | Цитаты | Аудио | Фотогалерея.

ЗАЧЕМ ХОДИТЬ В ХРАМ, ЕСЛИ БОГ У МЕНЯ В ДУШЕ?

У каждого из нас есть знакомые и даже родные люди, которые с недоумением смотрят на наши сборы в храм. На их лицах написано глубокое непонимание, а порой и возмущение. Иногда оно изливается в слова: “Ну ладно, ударился ты в веру, пусть уж. Но зачем же в храм-то ходить, столько времени и сил на это тратить?! Вот я, к примеру, тоже верующая. Но я верю в душе. Бог у меня в душе, и мне не нужны никакие внешние ритуалы. Да вспомни, как недавно сатирик Михаил Задорнов сказал: “Для общения с Богом мне не нужны никакие посредники!”.

Как пояснить таким людям наше поведение? Как всегда, есть два пути: нападения и защиты. Критика подобного рода житейской “философии” не трудна. В конце концов, толики здравого смысла достаточно, чтобы понять, что общество, в котором шуты (по нынешнему – “сатирики”) воспринимаются в качестве экспертов в области богословия и духовной жизни, весьма больно. Болеет оно как минимум утратой чувства юмора: оно уже не способно смеяться, видя, как шут залезает на проповедническую кафедру… Нынешнее общество считает серьезным то, над чем потешались наши предки в масляные недели…

Не стоит серьезного отношения и заверение в том, будто у наших критиков “Бог в душе”. Да, конечно, такое состояние является высшим идеалом духовной жизни. Этого для нас желал еще апостол Павел: “Дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос!» (Гал. 4, 19); “да даст вам крепко утвердиться Духом Его во внутреннем человеке, верою вселиться Христу в сердца ваши» (Ефес. 3,16-17).

Если бы слова “Бог у меня внутри” сказал преподобный Серафим Саровский – эти слова имели бы вес, ибо они были бы честным свидетельством о плоде его подвига. Если бы пустынник сказал, что он приучил себя к непрестанной внутренней молитве, и потому отдаленность храма, который он посещает лишь изредка, для него уже не чувствительна – в таких устах такие слова тоже были бы оправданны.

Но когда мы слышим такие же слова от обывателей… Тогда у нас есть право поинтересоваться: в результате каких же именно духовных подвигов Вы достигли такого успеха? Бог у Вас в душе? Поясните, каким же был путь Вашей молитвы? Как часто вы читаете Молитву Господню?.. Что?.. “Отче наш” Вы плохо помните?.. Ладно, тогда хотя бы расскажите, как именно Вы переживаете присутствие Бога в Вашей душе? Какие плоды даров Духа Вы в себе ощущаете? Вот Вам подсказка: “Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание” (Гал. 5,22-23). Есть в Вас эти чувства? Нет, не свойства характера, а дары. Дар – это то, чего в нас прежде не было, но при духовном рождении вошло в нашу жизнь, обновило ее? Не помните Вы такого обновления?

Вы можете отличить в Вашем душевном опыте: вот это - “присутствие Бога”, а вот это – проявление обычных человеческих качеств: ощущение красоты, гармонии, совестное чувство, человеческая приязнь?.. Не можете? Значит, Вы не заметили того момента, когда Бог, Творец Вселенной, вошел в Вашу жизнь и в Вашу душу? Разве можно такое не заметить? Так, может, Он и не входил?

Так, может, Вы спутали - и отождествили веру в Бога с присутствием Самого Бога? Впрочем, подождите, а вера-то в Вас есть? Вера ведь не просто пассивное согласие: “ну ладно, я согласна, что Что-то там такое есть…”. Вера - это стремление к тому, чтобы оказалось правдой то, что решилась полюбить душа… Вера не пассивно уступает давлению авторитетов или доводов; вера активно жаждет: “я хочу, мне нужно, чтобы так было!”.

Вера – это действие. Это стремление к тому, что уже предчувствуется, но еще не стало очевидностью. Стремление к тому, что уже прикоснулось к нашей жизни, бросило в нее свой отблеск, но еще не вошло в нее всецело… Вера – это желание нового опыта. Но те, кто говорят: “у меня моя вера, и она в душе” говорят это с такими тусклыми глазами, что трудно поверить, будто они хотя бы когда-то испытывали стремление к Богу.

Нельзя любить, не проявляя своей любви, не делая хоть каких-то движений к любимому человеку. Так же нельзя верить, никак не проявляя своей веры во внешних действиях. Роза, которую дарят любимой, сама по себе ей не нужна. Этот цветок ей дорог не своей собственной красотой, а тем отблеском, который положила на него любовь подарившего. Цветы купленные и цветы подаренные совсем по-разному оживляют комнату. Если человек утверждает, что он любит кого-то, но он ничего не делает во имя своей любви: не ищет встреч, ничего не дарит, не уделяет времени для общения, ничем не жертвует – значит, он просто хвастается перед своими уже влюбленными друзьями: “мол, и я ничем не хуже, и у меня уже есть возлюбленная!”.

Итак, вы, утверждающие, что у вас “Бог в душе” – что вы сделали для того, чтобы очистить свою душу для столь дивного Посещения? Как и каким именем вы позвали Его? Как Вы храните Его в себе? Что изменилось в вас от этой Встречи? Полюбили ли вы Того, Кого встретили? И что вы делаете ради этой любви? Если эти вопросы повергают вас в недоуменное молчание – так хотя бы не считайте себя превзошедшими тех, кто хоть что-то делает для того, чтобы пребывать с Богом! Вечно стоящие – не презирайте идущих, даже если те спотыкаются!

Такие вопросы можно задать тем, кто свою леность оправдывает своей мнимой “духовностью”.

Но ведь и нам самим важно осознать – зачем мы-то ходим в храм. Послушать проповедь? Для этого сегодня можно включить радиоприемник. Помолиться? Молиться можно везде и во всякий час. Более того, таков именно совет апостола: “Непрестанно молитесь”. Принести пожертвование? Сегодня сборщиков много и на улицах. Подать поминальную записку? Ее можно передать со знакомыми. Поставить свечку? Так ее можно поставить и перед домашним образом. Так зачем же мы ходим в храм?

Более того, некоторые люди говорят, что если они хотят помолиться, то они уходят в лес, к речке или к морю, и там, в Богозданном Храме, им легче ощутить величие Творца и восславить Его. Зачем же, говорят они, нам из бескрайнего Храма заходить под тесные своды храма рукотворного?

Чтобы, понять это, давайте на минуту выйдем за пределы христианского храма. Раскроем “Упанишады” - древние индийские книгах, составленные на рубеже II-I тысячелетий до Рождества Христова. Эти книги до сих пор священны для индуистов, а с недавних времен стали весьма авторитетны и для многих наших соотечественников, ушедших вслед за оккультистами в модное ныне “паломничество на Восток”. Вот как в “Упанишадах” описывается начало творения мира: “Вначале здесь не было ничего. Все это было окутано смертью или голодом, ибо голод – это смерть. Он – зовущийся смертью – пожелал: “Пусть я стану воплощенным” – и сотворил разум… Он двинулся, славословя, и от его славословия родилась вода… Он изнурил себя… Разумом он – голод или смерть – произвел сочетание с речью. То, что было семенем, стало годом… Он раскрыл рот, чтобы съесть рожденного… Он подумал: “Если я его убью, у меня будет мало пищи”. Тогда той речью и тем телом он сотворил все, что существует здесь: … жертвоприношения, людей, скот. Все, что он произвел, он решил пожрать… Он пожелал: “Пусть это тело будет пригодно мне для жертвы и пусть я воплощусь с его помощью”. Тогда оно стало конем; возросши, оно сделалось пригодным для жертвы… По истечении года он принес его в жертву самому себе, а других животных отдал богам”1.

Перед нами объяснение одного из самых устойчивых языческих убеждений: в религии и ритуале происходит кругооборот одной и той же энергии. Божество, создавая мир, затрачивает в этом труде немалую часть своих сил, беднеет, изнуряется. От языческих богов поддержание в мире порядка, удержания “космоса” от распада в “хаос” требует немало затрат. Богов, обессилевших в труде по удержанию космоса (космос в смысле упорядоченное творение) от распада, должны поддержать люди. Для этого люди должны встать на путь … разрушения. Разрушая часть космоса, жрец высвобождает из нее ту энергию, которую боги когда-то затратили для ее создания и тем самым возвращает эту энергию богам, укрепляя их силу. В ритуале разрушается часть мироздания, чтобы укрепившиеся боги могли поддержать мир в целом и защитить его от конечного распада. В нашей сегодняшней жизни аналогию можно усмотреть в работе физиков, которые научились при искусственно спровоцированном распаде атома высвобождать энергию и направлять ее на другие цели… Языческое богословие убеждено, что бог вкладывает в творения часть своей силы, и от этого слабеет. Но жрец, разрушая творение перед лицом этого бога, принося ему жертву, возвращает назад к первоистоку ту же божественную энергию, которая была закрепощена в той части космоса, что теперь сжигается на жертвенном огне. Освобожденная божественная энергия возносится к обителям богов. И боги буквально питаются ею.

Поэтому в другом языческом мифе – “Эпосе о Гильгамеше”, составленном в древнем Шумере – содержится деталь, которая сегодня кажется сатирической и смешной. Боги наводят на землю потоп. Спасается от него лишь один человек… Проходят дни, и вдруг боги замечают, что люди приносили им не только беспокойство и неприятности. С исчезновением людей прекратились жертвоприношения… Боги начинают голодать и прекращают потоп. Когда же шумерский “Ной” приносит первую жертву по прекращении потопа, то, говорится в этом древнем мифе, «Боги почуяли добрый запах, Боги, как мухи, собрались к приносящему жертву»2.

Иногда богам для пищи требуются даже человеческие жертвы. Вот цитата из недавней газеты, сообщающей о печальных находках археологов: Американский антрополог Джон Рейнхард начал работы “в районе вулкана Льульальако потому, что когда-то читал о древнем поселении инков на склонах этого вулкана. Члены экспедиции жили в палатках на вершине вулкана (его высота 6705 метров). После почти месяца раскопок из-под камней и сухой промозглой земли были вытащены три мумии, завернутые в какой-то тряпичный балахон. Мумии были откопаны из места, внешне напоминающего ритуальное захоронение. Рядом с мумиями членами экспедиции были найдены 35 предметов из золота, серебра и раковин, остатки материй, украшенные орнаментом и вышивкой, мокасины и керамическая посуда. В ней кое-где еще сохранились остатки еды. Мумии - тела двух девочек и мальчика в возрасте от 8 до 13 лет - относятся к доколумбовому периоду, то есть насчитывают порядка 600 лет. “Эти мумии, - заявил журналистам профессор Рейнхард, - наиболее сохранившиеся из всех, которые мне довелось видеть за всю мою карьеру. Они были заморожены, в то время как другие мумии были забальзамированы. У меня есть подозрения, что они были заморожены, будучи еще живыми”. По словам американского профессора, девочки и мальчик, судя по всему, были принесены в жертву богам инков в ходе какого-то религиозного ритуала, совершавшегося, похоже, один раз в год. “Мы также намерены выяснить, — продолжал ученый, - как были умерщвлены дети, поскольку на черепах нет следов ударов, которые, как правило, обнаруживаются на трупах тех, кто приносился в жертву своим богам”. В сентябре прошлого года около города Арекипы на юге Перу в вулканической зоне были найдены шесть замороженных мумий, правда, не в таком совершенном состоянии, как аргентинские. Они тоже, как полагают эксперты, были принесены в жертву богам инков, и на черепах их обнаружены характерные отметины от удара, которые свидетельствуют о том, что они прошли обряд жертвоприношения”.

Итак, важнейшая проблема языческих религий – это вопрос о том, какие жертвы люди должны приносить богам. Когда надо приносить жертву. Кто должен их приносить. В чем должна состоять эта жертва. По какому ритуалу она должна быть принесена. Какому из многочисленных богов… Об этом говорят книги, изъясняющие языческие церемонии.

Но в Евангелии мы видим нечто противоположное. Если язычники говорят о том, какую жертву люди должны принести богу, то Евангелие говорит о том, какую жертву Бог принес людям: “Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих” (Мф. 20,28); “Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную” (Ин. 3,16).

Понимаете, Бог Библии настолько превышает всю вселенную, что не может быть и речи о том, что Он слабеет при творении мира. Да, Бог Своей силой, Своей энергией поддерживает существование космоса. Но Его бесконечная мощь от этого нисколько не убывает. А потому и не нуждается в восполнении со стороны людей.

Поэтому библейские жертвоприношения нужны не Богу, а людям. Люди просто должны научиться быть благодарными. Люди должны научиться хотя бы часть своей жизни, своего имущества и своего времени (вспомните заповедь о субботе) уметь отставлять от себя и предлагать пред лице Господне. Не потому, что Богу нужна эта уделенная Ему часть. А потому, что люди тем самым учатся жертвенной любви.

Лишь на десятую или сотую часть религия состоит из того, что в нее вносят люди. Главное в религии то, что привносит в нее Бог. Главное не то, что люди делают ради Бога, но то, что Бог делает ради людей. Главное в религии не то, что люди приносят в храм, а то, что они износят из храма.

То, что мы можем принести Богу, мы можем принести Ему в любом месте. Все, что есть в мире, и так принадлежит Ему. Но есть такая частичка бытия, в которой Бог позволил царствовать не Себе, а другому. Это моя душа. Эта та комнатка в бесконечном здании Вселенной, куда Зиждитель не входит без спроса. И от нас зависит, на службу чему мы поставим свою свободу, дарованную нам Богом. Будем ли мы служить Богу, или себе самим и своим прихотям и похотям. Единственное, чем мы можем обогатить беспредельную власть Господа – это если мы и свою свободную волю предадим Ему. Поэтому – “жертва Богу дух сокрушен” (Пс. 50,19). И эту жертву может принести любой из нас. И в этом смысле любой из нас – священник. В этом смысле надлежит понимать слова ап. Петра о том, что христиане – это народ, стоящий из священников (1 Петр. 2,9). Никто не сможет вместо меня принести Богу в жертву мою волю. Только я сам владею ей и я сам могу принести ее ко престолу Божию. Принести же присягу на верность и сказать: “Господи, воля Твоя, а не моя да будет! Благодарю Тебя за все, что Ты пожелаешь привнести в мою жизнь! Дай мне возможность послужить Тебе каждым моим дыханием!» – можно в любом месте.

Итак, то, что мы можем принести в жертву Богу, всегда с нами. И потому всегда мы можем сказать своему “Я” те слова, которыми философ Диоген некогда ответствовал на предложение властелина мира Александра Македонского исполнить любую просьбу мудреца: “отойди, и не заслоняй мне солнце!”.

Для того, чтобы христианин мог принести жертву Богу, он не нуждается в храме. Но в религии есть не только то, что мы даем. Важнее то, что мы получаем. Важно не то, зачем мы ищем Бога. Важнее то, зачем Он ищет нас.

Зачем мы чаще всего приходим в храм и обращаемся с мольбой к Богу – хорошо известно. Мы склонны в Боге видеть этакий генератор гуманитарной помощи: “Дай, Господи, нам побольше здоровья, побольше успеха и прибавки к зарплате!…”. Слишком часто мы ищем Господа, по присловью святителя Димитрия Ростовского, – “не ради Иисуса, а ради хлеба куса”. А вот зачем Бог ищет нас? Он хочет у нас что-то забрать? Или дать?

Зачем призывает Его Слово: “Приидите ко Мне вси труждающиеся и обремененнии” (Мф. 11,28)?.. Нет у этого призыва продолжения в роде: “И вы отдадите Мне то-то…”. Иным предвестием кончается это приглашение; оно говорит о том, что Бог сделает ради отозвавшихся: “И Я успокою вас… найдете покой душам вашим”.

Итак, Бог зовет нас к Себе, чтобы что-то вручить нам. Что же? Знание – “Научитесь от Мене”… Дух – “Примите от духа Моего”… Любовь, мир и радость – “Пребудьте в любви Моей… Мир Мой даю вам… Радость Моя в вас да будет…”. Но Христос дает нам и еще нечто немыслимое…

“Пребудьте во мне, и Я в вас… Приимите, сие есть кровь Моя за вас изливаемая…”. Всего Себя Христос вверяет людям. И Свою божественность, и Свою человечность.

В современной медицине есть такая процедура: человеку делается переливание его же собственной крови. Из его тела выводится его кровь, она очищается от каких-то вредных примесей или, напротив, обогощается теми компонентами, которые организм больного уже не может сам вырабатывать в необходимом количестве. И такая, обеззараженная и обогащенная, кровь тут же вливается обратно в тело человека. Нечто подобное происходит и в наших отношениях со Христом. Бог становится человеком. Он берет в Себя наше естество, впавшее в состояние тления, в Себе его исцеляет, насыщает Божественностью, Вечностью, Бессмертием, и Свое человеческое Тело, уже прошедшее через смерть и воскресшее, возвращает нам. Свою человеческую кровь, насыщенную Божественными токами, Он вливает в нас, чтобы мы в себе носили зачаток Воскресения и были причастниками Вечности.

Итак, в храм мы приходим для того, чтобы нечто в нем получить. Храм - это стены, выстроенные вокруг Таинства Причастия. Таинство же состоит в том, что к людям протянута рука с Дарами. Поэтому посещение храма – не тяжкая повинность, а дивная привилегия. Нам дано право стать соучастниками Тайной Вечери. Нам дана возможность стать “причастниками Божеского естества”. Нам дана возможность прикоснуться к той Энергии, которую не в силах выработать ни одна электростанция в мире.

Те, кто говорит, что им храмы и посредники не нужны, вряд ли считают авторитетным для себя слово Евангелия. Но, может быть, они почувствуют человеческую достоверность в словах всеми любимого Винни-Пуха. Однажды, в ответ на предложение Пятачка сочинить песенку, Винни-Пух сказал: «но это не так просто. Ведь поэзия - это не такая вещь, которую вы находите, это вещь, которая находит вас. И все, что вы можете сделать, это пойти туда, где вас могут найти».

Бог искал нас. И нашел. Нам же просто надо пойти и встать в такое место, где Бог ближе всего подходит к людям, в такое место, где Он самые небывалые дары раздает людям. Если Чашу с причастием Христос подает нам через Царские врата храма – стоит ли нам отворачивать нос и твердить “Бог у меня и так в душе”?

Христос сказал, где он нас ждет и что желает нам дать. Он, Вечный, желает с нами встретиться и соединиться в этой жизни – для того, чтобы в будущей, вечной нашей жизни мы не стали непоправимо одиноки.

Так вежливо ли, получив уведомление о том, что кто-то нас ждет на встречу на площади Пушкина, в назначенное время отправляться на прогулку по улице Льва Толстого? Если встреча не состоялась – кто в таком случае будет виноват?.. Знамо дело – “Пушкин”!

Те, кто говорят, что им не нужны посредники к их отношениях с Богом, не понимают, что в храме их ждет тот Посредник, который вместо них как раз и принес жертву и освободил людей от необходимости что-то разрушать в мире и плодами разрушений подкармливать божков. Неужели же так невыносимо трудно раскрыть свои руки для того, чтобы в них можно было вложить Дары?

Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ 

Протодиакон Андрей КУРАЕВ: цитаты

Протодиакон Андрей КУРАЕВ (род. 1963) - богослов, философ, писатель, публицист, проповедник и миссионер: Видео | Апологетика | Литературоведение | Искусствоведение | Наука и Религия | История | Интервью | Статьи | Цитаты | Аудио | Фотогалерея.

***
«...у каждого возраста свое переживание веры. Свое переживание у младенцев, которые Боженьку целуют. Свое переживание у детей, свое у подростков, у взрослых и стариков. Старик ищет смысл своей смерти, а молодой - смысл своей жизни».

***
«Для молодости вообще характерно глубокое и беспроблемное убеждение в своем собственном бессмертии. Поэтому молодой человек идет в храм не из страха смерти и не из желания избежать ада. Он ищет смысл».

***
«Лекарство от уколов современности - в знании истории».

***
«Я боюсь пропаганды. Накушался ее в детстве. Люди знают о наших церковных болячках. А если мы будем их замалчивать и говорить, что все-то у нас хорошо и беспроблемно, то люди сочтут нас именно пропагандистами, причем неумными и нечестными. Поэтому я считаю, что именно миссионерски важно быть честным».

***
«Мир вторичных образов, мир культуры не только порожден грехопадением; он дан для того, чтобы утешать падшего человека, чтобы до некоторой степени исцелить его».

***
«Две пары категорий описывают ход духовной работы: молитва - и мысль; благодать - и свобода. Урежьте в одной из этих пар хоть одно крыло - и вот уже готовый инвалид духовного труда. Секта как раз и значит - "отсечение"».

***
«Однажды такая тоска просыпается в сердце человека, и он понимает, что культура, конечно, вещь замечательная, но нельзя не признать ее условность и вторичность. Наиболее глубокие человеческие состояния, то, что на языке философии называется экзистенциалами человеческого бытия, глубже и выше культуры. И именно это приводит человека в религию».

***
«Для Бога в мире Воланда нет места. Воланд не отрицает Его существования (дьявол уж точно не атеист); он иначе блокирует возможность проявления своего Оппонента в мире людей: «- Мы вас испытывали, - продолжал Воланд, - никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас»... «Красота» этой сатанинской формулы блокирует саму возможность молитвы».

***
«Сатана не умеет любить. В его понимании религиозные отношения носят типично рыночный характер: «ты - мне, я – тебе».

***
«Жизнь человека вообще “полосата”. За периодами духовного и душевного подъема следует спад. Вот вроде недавно сердце вспыхивало радостью от каждой евангельской страницы, а вот уже я смотрю на Евангельский текст холодно-профессиональным взглядом. Недавно я готов был что угодно отдать за право войти в храм и помолиться в нем, а сегодня мне за это самому деньги платят…  Здесь и проверяется вера человека. Молитва живая, льющаяся из сердца, молитва по вдохновению мало что дает человеку и потому мало ценится Богом. Ведь она по вдохновению, а, значит, не от самого человека, а от Бога и дана. Эту молитву Бог подарил человеку - и что же еще ждать большего от этого подарка? А вот молиться, когда “нет настроения”, когда всё серо и скучно (и вокруг, и в сердце) - вот это и значит нудить себя к Царству Небесному. Вера - это не только момент обращения от отрицания Бога к принятию Евангелия; это еще верность, - верность, верная память самым светлым минутам своей жизни, тем минутам, когда “расходятся морщины на челе, и в небесах я вижу Бога».

***
«Как однажды заметил Честертон, настоящего человека узнать нетрудно - у него боль в сердце и улыбка на лице».

***
«От выбора человека, от тонкости его духовного зрения, от духовного вкуса и опыта зависит, на какой именно странице Библии он узнает себя (тем самым "понимая", то есть, наделяя ее своим лично пережитым смыслом)».

***
«Нельзя разрушать чужую веру - если ты ничего не можешь предложить взамен».

***
«Всегда обидно, когда серьёзный текст прочитывается на совершенно вульгарном уровне. Неважно, какой это текст. Поэтический, пушкинский или киношный, матричный, или текст иконы. Неуютно, когда серьезный текст отдается на растерзание вкусам толпы».

***
«Культура похожа на жемчужину. Она возникла как следствие болезни человечества. Культурой мы обволакиваем грязь, попавшую в наши души. Слоями культурного перламутра мы заслоняемся от пустоты, вторгшейся в нашу жизнь».

***
«Пятый принцип герменевтики я бы сформулировал словами Карла Маркса: «Эволюция человека - ключ к анатомии обезьяны». В переводе с дарвинистского языка на богословский: Библию надо читать «по-еврейски», то есть - с конца. Библию нельзя читать с первой ее страницы, с первых ее книг. Не книга Бытия должна стать первым знакомством с Писанием, а Евангелие от Матфея (причем желательно советовать людям сразу начать читать ее со второй главы - пропустив ничего не говорящие начинающему читателю списки предков Христа). Сколько людей оказывались вне Церкви потому, что поддались привычному читательскому рефлексу и начали читать Библию с первой страницы. После нескольких пролистанных глав Библия в лучшем случае представлялась им сборником сказок и мифов, в худшем - чудовищным руководством по погромам и резням. Именно Евангелие - ключ к ветхозаветной истории. И поэтому лучше взять вершинный, самый ясный ее плод, и лишь затем приступать к изучению тех глубин, из которых он долго и трудно прорастал. Не зная итога исторического процесса - трудно понять его логику, трудно заметить даже его возникновение».

***
«И книги Ветхого Завета отнюдь не равноценны книгам Завета Нового. Педагог и учитель - не одно и то же».

***
«По выражению о. Сергия Булгакова, святые - «гении религиозности». Этим он подчеркивает, что судить о том, что может дать человеку стяжание духовного опыта, необходимо не по неудачникам и не по падениям, а по вершинам. Как о смысле музыки мы судим не по ресторанным шлягерам, а по Моцарту и Баху, как о сути живописи мы составляем представление не только на основе комиксов - так и о духовном подвиге надо судить не только по знакомой прихожанке».

***
«Протестантизм понимает спасение как прощение, которое Христос возвещает тому, кто в Него поверил. Православие понимает спасение как жизнь Бога внутри человека, как исцеление».

***
«Как может судить о религии человек, не имеющий, не переживший вообще никакого религиозного опыта? Не будут ли его суждения столь же компетентны, как суждения глухого о музыке?»

***
«Надо быть готовыми на каждое слово, которое слышим, сказать: прости».

***
«Власть по-настоящему велика и неограниченна не тогда, когда она казнит, но тогда, когда она не боится милосердствовать».

***
«Если ты однажды придешь к выводу, что Бог есть, то не выдумывай ничего своего. Если Бог есть, то ты не первый умница, который додумался до этого... История началась не с тебя, поэтому сначала изучи что в этой истории было, вживись в нее...»

***
«Евангелие отношение Бога к человеку представляет так, что можно сказать, что Бог «обезумел» от любви к человеку. Распятый Творец-это поистине и «соблазн», и «безумие».

***
«...самую глубокую формулу любви можно почерпнуть из Евангелия: "Нет больше той любви,как если кто положит душу свою за друзей своих."(Ин.,15,13) Такой любви к людям не открывает ни один богословский образ во внеевангельском мире».

***
«Именно понимание Бога как Любви позволяет увидеть в Нем Личность и целеполагающий Разум».

***
«Если нет Любви в Боге, если Бог не способен к личностному и любящему Бытию,то человек-не более чем плесень на окраинном болоте вселенной».

***
«Бог-Один. Бог есть Личность.Бог есть Любовь. Таковы три важнейшие вывода из религиозной истории человечества».

***
«Любовь открывается не в аргументах, а в действии. И важнее всего в Христе-Его действие».

***
«Чтобы признать во Христе Бога-нужен подвиг веры. А чтобы увидеть в Нем просто философствующего галилейского странника никакого усилия не нужно...»

***
«Человек может дышать Богом - и тогда он становится бессмертным. Но если человек замкнут в себе самом и в мире невечных творений - он умрет».

***
«Во Христе мы встречаем Саму Вечность, прорвавшуюся в наше время».

***
«У нас нет потребности делиться с людьми своим переживанием Христа».

***
«...слишком глубоко в человеке сидит «бегание креста», желание жить мимо труда, в том числе мимо труда по исполнению заповедей. С той или иной настойчивостью и громкостью мы все бубним в лицо Христу те слова, что сказал Ему Великий Инквизитор у Достоевского: «Уйди, Ты нам мешаешь!». И однажды этот занудно бубнящий мятеж увенчается полным успехом. Согласно повседневно-бытовым желаниям наших сердец – се, оставляется дом наш пуст».

***
«Люди создадут-таки такой образ жизни, такое общество, в котором нельзя будет найти Христа. И это будет конец истории».

***
«Есть такая мера человеческого забвения о Творце и отречения от Него, когда и Небо уже бессильно».

***
«Как бы ни влияли на меня окружающие обстоятельства или мое прошлое, особенности моего характера или наследственность – я знаю, что в момент выбора у меня есть секундочка, когда я могу стать выше самого себя… Есть секундочка, когда история всей вселенной как бы начинается с меня: ни в прошлом, ни вокруг меня нет ничего, на что я смел бы сослаться в оправдание той подлости, на пороге которой я стою…»

***
«Человек остается человеком: неприязнь к неправде в нем неискоренима. Когда нас уже будет тошнить от мелких скучных частых полуправд - в каждой конфессии, в каждой церкви своя - тогда предложат нам взамен супернеправду, одну, глобальную, мощную, яркую – последнюю».

***
«...любой текст существует только в интерпретации, или, усилив акцент: текст вообще не существует без читающего. Все, чего ни коснется человек, он делает «своим», на все он налагает неизбежный отпечаток своего жизненного и духовного опыта, все понимает в свою меру».

***
«Мало говорить о Христе. Мало верить в Христа. Нужно пропитать себя благодатными энергиями Христа. Человеческие действия, призывающие в наш дольний мир энергии мира горнего, называются обрядами. Та самая развитая и пышная обрядность православия, в которую было выпущено столько ядовитых стрел в эпоху рассудочного просветительства, сегодня открывает свой над-педагогический смысл. Обряд - не просто проповедь в жестах и гимнах. Обряд есть освящение материи, освящение мира. Это вытравливание из мира коррозии смерти и новое насыщение его токами Истинной Жизни. Да, православие есть религия священного материализма. Да, наша главная религиозная задача - вовсе не перевоспитание мира, не моралистика и не построение философских систем. Главная задача Церкви, как понимает ее православная традиция, - простереть благодатный покров над миром человека. Наша главная жизнь - в обряде, в той практике, которая привлекает защиту Горних сил над нашим миром, отравленным энтропией и смертью».

***
«Не юридическую или нравственную ответственность за грехи людей перед лицом Отца взял на Себя Христос. Он принял на Себя последствия наших грехов. Ту ауру смерти, которою люди окружили себя, изолировавшись от Бога, Христос заполнил Собою. Не переставая быть Богом, Он стал человеком. Люди далеко ушли от Бога, невольно пододвинулись к небытию - и туда, к той же границе небытия свободно подошел Христос. Не приемля греха, но приемля последствия греха. Как пожарный, бросающийся в огонь, не соучаствует в вине поджигателя, но соучаствует в боли тех, кто остался в охваченном огнем здании».

***
«Христос проливает кровь не для того, чтобы умилостивить Отца и дать Ему «юридическое право амнистировать» людей. Через пролитие крови Он, Его любовь, ищущая людей, получает возможность для входа в мир смерти. Не как Deus ex machina врывается Христос в ад, но Он входит туда, в столицу своего врага, естественным путем - через Свою собственную смерть. Христос мучительно умирает на Кресте не потому, что Он приносит жертву Отцу или диаволу - «Он раскинул руки Свои на кресте, чтобы обнять всю вселенную» (св. Кирилл Иерусалимский. Огласительные беседы. 13, 28). Жертва Христа - это дар Его любви нам, людям. Он дарит нам Себя, Свою Жизнь, полноту Своей Вечности. Мы не смогли принести должный дар Богу. Бог выходит навстречу и дарит нам Себя. Не Свою смерть («выкуп») принес с Собою Христос, а Свою Жизнь. Он взял на Себя наши немощи и наши болезни, чтобы растворить их в бесконечности Своей Божественной любви».

***
«Откуда свет в комнате? - Из окна. Является ли окно источником света для комнаты?- И да, и нет. Не окно производит свет, не оконное стекло создает свет, но через это окно и через это стекло свет, возникший за пределами комнаты, вливается в нее. Икона (как и Евангелие) и есть такое окошко. То, через посредство чего Господь обращает сердце человека к Себе и через что Он подает Свой свет, становится дорого для обращенного сердца и потому благоговейно почитается им как связанное с чудом, как «чудотворное».

***
«Евангелие - не только утешительная книга, не только умилительная, не только ласковая. Ее бичи и терния - для всех, а не только для древних жителей Палестины».

***
«Однажды Франциск [Ассизский] сказал послушнику: “Пойдем в город на проповедь”. Они пошли и всю дорогу тихо беседовали между собой о духовных предметах. Прошли весь город, повернули назад и так дошли до самого монастыря. Молодой брат в удивлении спросил: “Отец, а когда же мы будем проповедовать?” Но Франциск сказал: “Разве ты не заметил, что мы все время проповедовали? Мы шли благопристойно, беседовали о достойнейших предметах, встречавшиеся смотрели на нас и получали мир и успокоение. Ведь проповедь заключается не только в словах, но и в самом поведении».

***
«Вот что почти ушло из сегодняшнего обиходного переживания Литургии – то, что это и есть точка созидания Церкви. Литургия – не то событие, в котором я получаю частное освящение и отпущение моих личных грехов. Литургия – это событие, которое и делает меня христианином, которое присозидает меня к Церкви. Это то событие, в котором Церковь, собственно, и поддерживает свое существование».

***
«Причастие таинственно не потому, что оно секретно, а потому что непостижимо. Именно потому, что в Причастии Бог дарит Себя нам, Причастие есть таинство. Не мы совершаем это действие, и потому мы не в силах его постичь».

***
«Не Бог удерживает Себя вдали от людей. Люди удалены от Него как собственными грехами, так и блокирующими духовными посредниками, «духами злобы поднебесной». Надо дать лекарство. Лекарство нужно от смерти. Лекарством от смерти может быть только Бессмертие. Бессмертие имеет только Бог. Значит, Бог, бывший вдали, должен обрести жизнь внутри человека. «Старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную, которую даст вам Сын Человеческий [...] хлеб Божий есть тот, который сходит с небес и дает жизнь миру [...] Я есмь хлеб жизни [...] Отцы ваши ели манну в пустыне и умерли; хлеб же, сходящий с небес, таков, что ядущий его не умрет [...] хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира [...] если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни» (Ин. 6, 27, 33, 35, 49-51, 53)».

***
«В православии даже выработалась своего рода «литургическая этика»: с ближним надо обращаться как с причастником. Если он причастник – значит, в нем частица Христова. Ты не научился уважать человека – так уважь хотя бы Христа, который в нем».

***
«Надо научиться защищать свой ум, очищать его, не позволять злой воле вторгнуться в него. Оказывается, твоё сознание - не всегда и не во всём твоя собственность».

***
«Полузнание - СТРАШНАЯ сила».

***
«Полнота любви в том, чтобы прийти не к тому, кому хорошо, а к тому, кому плохо».

***
«Первый смысл миссионерства - это нарушить покой человека».
 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ