О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

КОТОВ Андрей Николаевич ( род. 1959)

Интервью   |   О Музыке    |   Аудио
КОТОВ Андрей Николаевич

Андрей Николаевич КОТОВ (род. 1959) - руководитель московского ансамбля древнерусской духовной музыки "Сирин", педагог и исследователь фольклора: Видео | Интервью | О Музыке | Аудио | Фотогалерея.

Андрей Котов – один из самых потрясающих исполнителей духовных стихов в России, создатель и бессменный художественный руководитель ансамбля «Сирин», певец, фольклорист и хормейстер, долгие годы занимающийся изучением особенностей аутентичного пения русской средневековой музыки и народных песен.

Андрей Котов наследует традицию лирного пения – исполнения духовных стихов под аккомпанемент колесной лиры. Лирник – это бродячий музыкант, переходящий от города к городу, от села к селу, поющий на храмовой паперти стихи на духовные темы и собирающий милостыню. На деле лирники были носителями особой музыкальной культуры: проходя по городам и весям, они собирали музыкальный материал и распространяли его, так что духовные стихи (коих было великое множество) были одинаково распространены по огромной территории Руси благодаря лирникам. Концерт заезжего лирника в небольшом городе был событием, которое собирало толпу народа.

Андрей Николаевич создал особую звуковую атмосферу Сирина, на своих мастер-классах, которые проходят по всей России он делится многолетним опытом пения, ансамблирования, произнесения слова и текста.

Источник: sirin.svyatovo.com/.

..


Андрей Николаевич КОТОВ: интервью

Андрей Николаевич КОТОВ (род. 1959) - руководитель московского ансамбля древнерусской духовной музыки "Сирин", педагог и исследователь фольклора: Видео | Интервью | О Музыке | Аудио | Фотогалерея.

О ПЕЩНОМ ДЕЙСТВЕ 

– Андрей, всегда в канун Рождества Христова мы говорим о приближающемся празднике, о богослужебных особенностях этих дней. С чем мы сегодня ассоциируем праздник Рождества Христова?
– Праздник Рождества Христова и я, и, наверное, все верующие православные люди ассоциируют с надеждой, светом, радостью пришествия Спасителя в мир. Это нельзя выразить в двух словах: мне кажется, все, что я буду говорить сейчас, будет художественной попыткой осмысления того истинного события, которое на самом деле происходит – Рождества Христова. Если же говорить с точки зрения традиционной музыкальной составляющей предпразднования и празднования Рождества, я думаю, что было бы уместно упомянуть о Пещном Действе.

Чин Пещного Действа – это чин, который пришел к нам где-то в XVI веке. Но в Византии он упоминается еще в X веке. Это один из специальных чинов, которые совершались по большим праздникам. И с чина Пещного Действа начинается предпразднование Рождества Христова.

Мы довольно долго искали его: сначала мы нашли его описание в Чиновнике Успенского собора Московского Кремля (а всего существует только два описания – Московского Успенского собора и Новгородского), и уже найдя такое подробное интересное описание, мы стали искать песнопения.

У нас ушло почти 9 лет на то, чтобы воедино собрать Пещное Действо: найти все песнопения, которые туда входят. Конечно, нам помогали многие замечательные теоретики музыки. Начиналось все это с Альбины Никандровны Кручининой, руководителя кафедры древне-русской музыки Санкт-Петербургской консерватории, которая сначала нам показала «росные стихи» и как бы «заразила» нас этим поиском. А потом уже Полина Терентьева, которая поет у нас в ансамбле (она – наш замечательный теоретик и наша певица) стала целенаправленно заниматься поисками и нашла демественное четырехголосие[1], нашла совершенно потрясающие распевы Пещного Действа.

Пещное Действо было частью утренней службы, оно являлось частью канона: до 6-ой песни шел канон, потом, вместо 7-й и 8-й песни канона было Пещное Действо. Пели девять так называемых «росных стихов» (то есть 9 стихир), потом шли 7-ая и 8-ая «отроческие песни» (их можно найти в Псалтири отдельно), они распевались демественным распевом.

Для Пещного Действа устраивалась специальная «пещь», были и те самые халдеи, о которых все знают (но не догадываются, на самом деле, кто это такие). А это слуги царя Навуходоносора, и их представляли тоже певчие. То есть, Пещное Действо – это был специальный богослужебный чин. И когда я слышу, что это – театр, мистерия, то, как правило, так говорят люди, которые не совсем хорошо понимают, о чем говорят или путают это, например, с литургической драмой конца XVII-начала XVIII веков. Но это – разные вещи.

В 2010 году мы впервые исполнили Пещное Действо – не как чин, а как концерт. К сожалению, это произошло не в России.

– Андрей, расскажите подробнее о том, что вам удалось узнать о Пещном Действе, как оно выглядело.
– Конечно. Когда я рассказываю о Пещном Действе, я говорю, что в Успенском соборе Московского Кремля убирали (разбирали) центральное паникадило, и вместо него на специальном блоке подвешивали «ангела», которого расписывали иконописцы. Он был сшит из яловичных кож и расписан иконописцами.

Выстраивалась и специальная пещь. Причем единственная сохранившаяся пещь (не в очень хорошем состоянии, но все же сохранившаяся, по крайней мере, в конструкции) находится в запасниках Русского Музея в Санкт-Петербурге.

Это был большой амвон: резной, красивый, расписанный ликами Отцов и Праотцов Церкви, святых и ангелов. То есть, все это было очень большим, серьезным событием, которое готовилось заранее.

И сам по себе день, когда совершалось Пещное Действо, весь этот день был посвящен событию Пещного Действа.

В этот день вечерню служил Патриарх. Певчие, неся с собой одеяния, приходили в келью Патриарха и там одевались в отроков, в халдеев. У них были специальные знаковые одежды. Потом впереди Патриарха они шествовали с пением стихов по Соборной площади в Успенский собор. Затем входили в Успенский собор, Патриарх проходил на свое место, и дальше по обычному чину, как написано, шла вечерняя служба. Но было одно исключение: певчие, одетые отроками, шли в алтарь, а певчие, одетые халдеями, становились у северных врат. Дальше ничего особенного не происходило: служба заканчивалась, и певчие так же провожали Патриарха в келью.

Наутро они снова приходили, точно так же облачались, вместе с Патриархом шли в собор, начиналась утреня. Она шла по чину, начинался канон, доходил до 6-й песни и дальше совершалось собственно Пещное Действо. Архидиаконы вместе с отроками, стоя в пещи, читали торжественно Евангелие и так далее – вот так совершался этот удивительный чин. Потом допевался канон, а дальше – совершалась утреня по чину. Единственное, что менялось: чтение положенного на этот день Евангелия уже было после Пещного Действа, после канона.

Сегодня каждый может найти чин Пещного Действа и почитать, узнать, сколько там всего красивого и интересного!

– Андрей, а вообще-то это наша, отечественная традиция или мы ее переняли от греков?
– Нет, это русская традиция. Вообще, те, кто говорят, что мы «от греков переняли песнопения», «от греков переняли музыку», они не очень хорошо понимают специфику и назначение богослужебного пения вообще и древнерусского богослужебного пения в частности.

Дело в том, что все древнее богослужебное пение – это образ молитвы. И прежде всего – это слово, и распевалось слово. А слово на церковнославянском и слово на греческом звучит абсолютно по-разному. Мелодика слова вплотную связана с его прямым существованием. И древнерусское пение ровно настолько отличается от греческого пения, насколько греческий язык отличается от славянского. Более того, традиция знаменного пения имеет устную основу. И если мы посмотрим, какие певческие книги у нас появлялись первыми (предположим, в XV веке), то это были Праздники. То есть, записывались песнопения, которые пелись один раз в год. Естественно, их нужно было записывать, потому что люди не могли держать это в голове.

А Литургия и всенощная – эти книги появились уже в самое позднее время, потому что и Литургия, и всенощная повторялись. И певчие очень быстро заучивали эти песнопения наизусть. Не было того, что мы называем сегодня «авторским разнообразием», в этом не было смысла! Значение было не в этом, главное было – молитва и то, что реально совершалось в Церкви!
 
– Но был же Устав?
– Конечно! И от Греческой Церкви, от Византийской Церкви мы восприняли ту основу, структуру богослужения, которая к тому времени там существовала. Более того, известно, что она приходила к нам не непосредственно из Византии, а через Болгарию, через Словакию, например. И там тоже претерпела определенные изменения, связанные с языковыми особенностями. Оттуда мы восприняли и структуру богослужебного пения.

Но нам понадобились еще сотни лет для того, чтобы выработать вот эту живую традицию русского богослужебного пения.

– Давайте вернемся к Пещному Действу: ведь это сложное произведение, если можно так сказать, как вы обходитесь своим коллективом для его исполнения? Приходится ли вам что-то перерабатывать по-новому, для себя?
– Нет, мы ничего не перерабатываем. Дело в том, что Пещное Действо требует большого количества исполнителей, именно поэтому мы его очень редко исполняем. Мы посчитали, что для того, чтобы его исполнить, нам необходимы 22 мужчины! И это только по минимуму. Вообще для пения в Пещном Действе необходимы 2 клироса, 3 отрока, 2 халдея и отроческий учитель. Два клироса – это минимум 8 человек должно быть. И это минимальное количество, потому что иначе четырехголосное демество спеть нельзя. А три отрока должны быть высокопрофессиональными певцами, потому что это очень сложное пение.

Еще в дореволюционное время кто-то из наших православных патриотов писал о том, что «в качестве отроков в Пещном Действе избирались отроки из лучших дворянских семей». Но я скажу, что ни один отрок из самой лучшей дворянской семьи этого демественного трехголосия или четырехголосия спеть не сможет, это очень сложное пение! Для этого действительно нужно быть профессиональным певчим! Да и в Уставе это прописано: что отроками были певчие, халдеями – тоже певчие. Это все всегда делалось силами высокопрофессионального певческого «цеха», который существовал в Церкви.

Для того, чтобы спеть Пещное Действо, мы набираем хороших певцов. В 2010 году мы это делали совместно с поляками, в Польше. Они вообще любят всякие такие вещи и так были рады: «А можно мы поучаствуем?» – «Давайте!» И они, как дети, были страшно рады, что их допустили, что они пели такую музыку, которую не пели никогда. Они выстояли на ногах 3 часа 10 минут (именно столько длится сам певческий чин), и после этого просто упали от усталости, но были совершенно счастливы. И мы тоже были счастливы, потому что впервые с XVII века мы смогли спеть Пещное Действо от начала до конца, без сокращений, со всеми чтениями. Повторяю – это не было службой, а был именно певческий чин в концертном исполнении.

– Пещное Действо иногда называют мистерией. Верно ли это?
– О Пещном Действе вообще мало кто знает сегодня, поэтому и называют его то мистерией, то «началом русского театра», то еще как-нибудь. Я должен сказать очень важную вещь – и с точки зрения театра, и с точки зрения богослужения. Чем отличается мистерия от чина? Ну, объяснять, что такое богослужебный чин или специальный чин людям, которые давно ходят в церковь, не нужно, все примерно знают. Когда же мы говорим о мистерии, то сегодня мистерией принято называть вообще неизвестно что: если где-то упоминается слово «дух», то тут же принято называть эту вещь мистерией. На самом деле, возникла мистерия на Западе. И возникла она как разъяснение богослужения. Поскольку служба в Западной Церкви проходила на латыни, простой народ часто ее не понимал. Отчего и бунтовал, и это одна из причин Реформации. Так вот, мистерия была призвана объяснять значение праздника. Происходило это так: после окончания богослужения те же самые служащие (или певчие, или специально подготовленные люди) разыгрывали в лицах (на разговорном, доступном языке) перед прихожанами картину события, которому посвящен тот или иной праздник. И вот это, собственно, и являлось мистерией. Функция у нее была очень простая: она неразрывно связана с объяснением смысла праздника. И в мистерии, как в театре, разыгрывалось некое действо: святые произносили свои тексты, Спаситель и Богородица – свои. Комментарии тоже были озвучены. Если мы посмотрим все европейские мистерии XIV-XV веков, назначение их совершенно одинаково.

Более того, эта традиция пришла к нам (а пришла она с середины XVII века) с благословения Алексея Михайловича. И одной из первых мистерий, о которых мы знаем и которую мы воспринимаем как традиционную русскую народную драму, является «Царь Ирод». Когда у нас появились наши духовные школы (Греко-латинская Академия и другие духовные школы конца XVII-начала XVIII века) было даже специальное предписание, в котором семинаристам указывалось в дни рождественских и пасхальных каникул ходить по деревням и объяснять людям значение праздника. И вот, они ходили и разыгрывали «Царя Ирода». Так что первые представления «Царя Ирода» – это были представления не кукольные, а представления, которые делались семинаристами. Точно так же есть такая народная драма «Царь Максимилиан»: в чем-то сумбурная, в чем-то непонятная, и когда я на нее посмотрел, наконец, с точки зрения христианской, православной, то понял, что это – точно такая же мистерия. Ведь, по сути, самый главный ее сюжет (все остальное этому сюжету так или иначе подчиняется) – это сюжет неприятия сыном Адольфом языческой веры, которую заставляет его принять царь Максимилиан. Сын Адольф говорит: «Я буду веровать во Христа!», а царь Максимилиан женится на языческой богине Венере. В конце концов, он казнит сына Адольфа… Можно найти текст «Царя Максимилиана» и почитать его, но основной мотив драмы – это смерть за веру, потому что ничего другого из нее выжать невозможно. Хотя, конечно, наши «исследователи космогонических культур» и фольклористы пытались найти какой-то другой смысл, тем не менее, на поверхности лежит именно это.

И мы в «Сирине», когда делали Рождественскую программу, поставили «Царя Ирода» именно в живых лицах – так, как его разыгрывали в самом начале. Дело в том, что «Царь Ирод» сохранился в кукольном варианте вертепного действа. Надо сказать, что это тоже очень интересно, но мы поставили его так, как было изначально.

Мы там используем определенный стиль речи, определенные правила, которые существовали в мистерийном искусстве, но которые, на самом деле, позаимствованы из того же богослужения. Например, когда исполнители (или персонажи) не пользуются живым театральным языком. То есть, не допускается личная интонация, выбирается такая тональность, чтобы текст прозвучал в своей чистоте и не был наполнен кривляньями и лицедейством.

Что же касается богослужебных чинов, тут мы знаем намного меньше, потому что очень многое ушло, в том числе, и сами эти чины. Хорошо, что чин Пещного Действа был описан. Но, например, существовал еще особый чин о Страшном Суде, чин о блудном сыне. Есть и чин, которой нам известен и сохранился – это чин умовения ног, один из тех многих древних чинов.

У нас в Церкви никогда мистерий не было. Чины – были, а мистерий на было. Потому что не нужно было никому ничего объяснять, люди все слышали на своем языке, тем более, в XVII-XVIII веке церковнославянский и разговорный языки были очень близки.

– Интересно, а как все это зародилось: мистерии, чины богослужебные…
– Вообще, это своеобычная история в культурах, которые переживают определенные этапы развития: сначала существует богослужение, потом возникает богословие, потом возникает эстетика. Сначала – суть, потом – углубленная суть, а потом уже рассуждения: так или не так, можно ли так, а можно ли иначе? Это уже искусство, оно отрывается постепенно. Когда искусство отрывается от Церкви и становится светским (что мы сегодня видим и в Европе и повсюду) – это очень опасно, хотя в основе лежат как бы благие намерения: скажем, отразить свое видение богослужения, например.

У нас свое видение богослужения породило авторское начало в богослужебном пении, что, с моей точки зрения, неправильно, потому что это – совершенно разные вещи. А тут уже люди приходят на службу и слушают: как красиво поют Евхаристический канон, как красиво поют Херувимскую…

В свое время я спросил у теоретиков, с которыми мы работали, почему я не могу найти древнюю Литургию. «А ее не записывали!» – ответили мне. Ее пел весь храм, потому что она каждый день была одна и та же! И никому в голову не приходило, скажем, «сегодня спеть “Херувимскую” на какой-нибудь другой мотив»! Потому что они не пели – это была молитва, звучавшая в слове!

Меня часто спрашивают: «А почему древние песнопения были такими длинными?» Дело в том, что церковные певчие получали малое церковное посвящение. Певчий на службе представлял собой лик ангельский, так в Уставе и написано. Там не сказано «хор», «клирос», а написано именно: «лик». И вот, ты приходишь с улицы в храм. На улице ты – чернь болезненная, а пришел ты в храм – и стал ты ангелом! И где же тебе лучше пребывать: в ангелах или на улицу идти, в болезнь, смерть, холод и голод? Поэтому, естественно, люди из храма-то никуда не спешили, потому что в храме хорошо, в храме – Царствие Небесное. И ты поешь, уподобившись ангелу. И чем дольше ты поешь, тем дольше ты пребываешь в чине ангельском! Поэтому никто никуда не спешил!

– Андрей, завершая наше сегодняшнее интервью, мне бы хотелось, чтобы вы сказали несколько слов о приближающемся празднике.
– Ну, что я могу сказать? Рождество – это праздник легкий, как у нас говорят. Это праздник светлый. Это праздник, который всегда возвращает нас и в детство, и в какую-то такую светлую радость, надежду, когда дышится легко! Конечно, хочу пожелать, чтобы все души людские радовались! Пойте, радуйтесь, поздравляйте!

[1]Демественное пение – стиль древнерусского церковного пения конца XV—XVII вв., не опирающийся на систему осмогласия. Демественное пение записывалось крюковой нотацией. Демественное пение применялось в праздничном богослужении и в торжественных случаях

Беседовал Николай Бульчук
Источник: ПРАВОСЛАВИЕ.RU .   


«ФОЛЬКЛОР – НАРОДНАЯ МУДРОСТЬ»


Андрей Николаевич Котов – один из тех, кто стоял у истоков русского фолк-движения, и является настоящим гуру народной музыки, признанным авторитетом среди людей, ее исполняющих и слушающих. Постоянный участник всевозможных фестивалей по всему миру, в последнее время помимо Сирина и собственных концертов и мастер-классов он стал известен в составе квартета Котов-Старостин-Федоров-Волков, который вывел жанр русского духовного стиха на массовую аудиторию. Наш разговор состоялся в курортном кафе и проходил в окружении преславных людей, одетых в костюмы минимум позапрошлого века.

- В ситуации фольклорной школы, в которой мы сейчас находимся, происходят интересные вещи. Например, по детям-участникам – возможно, когда-то просто отданным родителями «на фольклор» - видно, как в них начинают просыпаться осознаваемые корни, начинают гореть глаза из-за сопричастности огромному древнему пласту культуры. Интересно наблюдать за этим моментом самоидентификации. Мы можете вспомнить, когда у вас лично проснулась тяга к русскому фольклору?
- У меня совсем другая история, и она началась гораздо раньше. Моя мама, очень талантливая певица, в 60-70-е годы пела в оперном кружке и эстрадном оркестре. Я в 59-м родился, и уже в 63-м она меня таскала с собой на репетиции. Я лежал под роялем в клубе имени 40-летия Октября и слушал романсы и русскую классику. В результате в 7 лет наизусть знал Евгения Онегина и Пиковую даму, мог спеть любую партию. В 1964 году я в первый раз услышал The Beatles – и мне он не понравился! Ну, понятно, какой The Beatles после Петра Ильича Чайковского… Потом меня очень долго не могли отдать в детский хор – потому что там пели песни из трех звуков, про таракашечек и букашечек. Для меня это было абсурдным - «хотите, я вам арию Ленского спою?»..

Потом мне нашли очень хороший хор, где преподаватель учила со слуха. А человек при таком разучивании запоминает в музыке самое главное, эмоции. И вот мы со слуха пели Моцарта, Баха, кого угодно. Потом была мутация, и меня посадили в оркестр – я стал играть на контрабасе, домре, балалайке… Потом мне дали в руки гитару – и я заиграл через неделю. Еще бы, после домры гитара – легко! Естественно, что в 13 лет я организовал в школе первую рок-группу. Она никак не называлась, мы просто собирались, сами делали звукосниматели, вытаскивая из телефонных трубок магнитики, собирая их по шесть штук и обматывая проволокой. Играли Веселых Ребят, Песняров и так далее. Потом – тех же The Beatles, потом Deep Purple, потом Yes, Эмерсона (Emerson, Lake & Palmer), и далее по восходящей.

В десятом классе я решил, что буду серьезно заниматься музыкой. Пошел поступать в музыкальное училище, но недобрал на академическое отделение, и мне предложили поступить на народное. Мол, там мужики нужны, тебя возьмут даже без слуха и голоса – а потом переведешься. Я поступил, и буквально через неделю у нас был урок по расшифровке. Мне дали записи бабушек, я послушал – и понял, что то, что мы называем русской народной песней и эти пленки – вещи, не имеющие друг к другу никакого отношения. И чем больше я слушал, тем больше проникался. В результате уже на первом курсе я организовал в училище фольклорный ансамбль. Перепугал всех настолько, что меня познакомили с Дмитрием Покровским, который в 1973 году уже создал свой Экспериментальный ансамбль народной музыки. Дальше пошло-поехало.

- Насколько я знаю, Покровский умер дома у Антона Батагова, с которым в последние годы немало сотрудничал… Какую роль, на ваш взгляд, сыграл его Ансамбль народной музыки для всей современной музыкальной культуры России?
- Дмитрий Покровский был по образованию балалаечником, и до создания своего коллектива руководил ансамблем в московской филармонии. Это продолжалось до тех пор, пока кто-то его не пригласил в фольклорную экспедицию на Север. Он уехал в Архангельскую область – и вернулся оттуда буквально со свернутой крышей. Сам признавался, что эта поездка его полностью изменила. Стал ходить по специалистам и спрашивать: почему ТАК никто сейчас не поет? «Потому, что никто не умеет» - ответили ему. Тогда он собрал несколько студентов Гнесинки, плюс буквально мужиков из кабака – эстрадных музыкантов. Их первое выступление состоялось в Союзе композиторов. И когда эти ребята в современных костюмах вышли на сцену и спели те несколько номеров, которые у них к тому времени были были – это был шок.

Министерство сразу потянулось к кобуре – кто такие, чего хотят? А композиторы, режиссеры и весь московский бомонд клюнул на это дело. В конце концов в 1976 году их взяли в Росконцерт. Конечно, была смена составов, Покровский набирал новых. Как раз, когда я пришел, в 1980 году, там были Борис Базуров, Александр Данилов, Владимир Алексеев, совершенно гениальный этнограф Ира Смурыгина – в общем, самый звездный состав. У меня же это был второй курс музыкального училища, и когда я пришел на первую репетицию, мне сразу сказали: завтра у нас запись на Мосфильме. На следующий день на этой записи сидели Альфред Шнитке, Софья Губайдулина и Вячеслав Артёмов – они делали музыку к фильму Ларисы Шепитько «Прощание с Матерой». И вот тогда я понял, куда попал. Никто не спрашивал, где я учусь – там собрались музыканты, которые обсуждали профессиональные проблемы и ставили конкретные задачи. Планка тогда у меня резко поднялась – и никогда больше не опускалась. Покровский не признавал никакой другой планки, кроме наивысшей.

- Однако ваш ансамбль Сирин занял более узкую нишу. Как вы сами определяете его место на современной сцене – и чем сейчас занят ансамбль?
- Хор Сирин существует уже 23 года. Мы объехали практически все фестивали, посвященные сакральной, древней духовной музыке и средневековой музыки. Тем более, что коллективов, которые занимаются аутентичным исполнением древней духовной музыки в мире можно пересчитать по пальцам. А русской музыки – всего два, Сирин и Древнерусский распев Анатолия Гринденко. На западе примерно этим же занимаются, в своей области,Ensemble Organum Марселя Переса – мы с ними говорим на одном языке раннехристианской культуры, проводим некие параллели, выступали вместе. Это очень локальный, непопсовый формат – ведь всё то огромное количество фестивалей медиевальной культуры, которое проводится в мире, обычно сводится к довольно грубому жанру, вроде псевдоирландских танцев. Сакра-музыка же обычно исполняется на богослужениях в монастырях, в ней нет определенного разгула, свойственного музыке светской. Ну и существуют параллельные жанры, имеющие отношение к духовной культуре. У нас это духовные стихи, а, скажем, в Америке – то, что называется спиричуэлс.
Сейчас мы с Сирином обираемся записывать новый диск – но обычно мы вообще очень долго возимся. Не любим просто так записывать материал – его много, но программу интересно делать с некой концепцией.

- К слову о концепциях. Проект Душеполезные песни на каждый день стал одним из самых знаковых и популярных на поле российской фолк-музыки последних лет. Кому принадлежала идея собрать таких разных людей, как Котов, Старостин, Федоров и Волков на одной сцене для пения русских духовных стихов?
- Создать этот проект предложил я. Мы давно дружим с Лёней Федоровым и Сергеем Старостиным. Володя присоединился уже потом. Так бывает, когда твоя мысль, соприкасаясь с чужой музыкой и отражаясь от нее, приобретает другое значение. Мы как бы ведем разговор – и не знаем, куда он пойдет. Мы ведь же даже не репетируем – это просто некая форма единомыслия. Изначально идея была такой, а название “Душеполезные песни” появилось позже.

- При этом Федоров – единственный, по сути, человек в проекте, который вышел из рок-тусовки, вырос из нее…
- Не совсем. Он не вырос из рок-тусовки, он изначально шел сам по себе. Для рок-тусовки он слишком интеллектуален. Могу сказать, что по уровню знания и понимания, скажем, поэзии Серебряного века, современной философии и так далее он заткнет за пояс многих специалистов. При этом в жизни он очень прост, и мы почти никогда не говорим на сложные темы.

- Вы осознаете, что этот проект вывел жанр древнерусского духовного стиха, известный до этого достаточно ограниченному кругу специалистов и ценителей фолк-музыки, практически на поп-уровень, дал ему большие залы и широкую публику? Песни вроде Грешный человече или Глубоко стали настоящими хитами!
- Наверно, это действительно так, хотя с этим проектом мы даем всего три-четыре концерта в год. Песня Глубоко, правда, и до этого была известна – Сергей записал ее, наверное, уже на трех или четырех дисках, с разными составами (смеется). Хотя, мы просто не следим, кто там сейчас перепевает эти песни – просто делаем, что считаем должным. Духовные стихи нельзя назвать жанром исключительно историческим, чем-то древним и архивным. Иначе я просто не стал бы их исполнять. Песня ведь интересна той историей, которую она дает возможность рассказать – и ее близостью лично тебе. Петь ради этнографии – у меня этот этап прошел лет 25 назад. Этот этнографический момент начался у меня как раз в ансамбле Покровского, и это был довольно длительный этап. Потом появилось фолк-движение -Фольклорный праздник, Казачий круг, масса других ансамблей, которые стали ездить в конкретные деревни, и буквально жить там, изучая корни.

- Скажите, а возможно ли сегодня создать такой духовный стих, который сам Котов признает абсолютно каноническим и в русле традиции находящимся? И который он будет исполнять?
- А почему я должен это делать? Я пою только то, что мне нравится. Например, на диске Сирина Путник, самом, пожалуй, популярном у нас – его слушают от тинейджеров до монахов - половина вещей это импровизации. У нас была концептуальная программа, где скрипка исполняла роль, скажем так, современного метущегося интеллигента. Эта рефлексия на фоне иной реальности создает особое напряжение текста. Я это делал, потому что для меня тогда это было важно и интересно.

- Есть у вас, как у исследователя и исполнителя, какое-то любимое направление, регион или эпоха в этой культуре?
- Я, например, очень люблю строчное многоголосие. Мы все время пытаемся его петь, многому научились – и как нам говорят, довольно неплохо это делаем. Однако нужно приложить очень много усилий для того, чтобы эта музыка по-настоящему зазвучала. Древнерусское диссонантное многоголосие – это совершенно потрясающая музыка. Люди недоумевают, когда ее слышат – она лишена сентиментальности, внешней душевности. Знаете, на Пасху в Иерусалиме сходит Благодатный Огонь, который первые минуты не обжигает. Вот и эти песнопения можно сравнить с этим неопаляющим огнем – они чисты, и при этом наполнены потрясающей энергией. Настоящее богословие в музыке.

- Всё это в своих работах серьезно изучал и описывал Владимир Мартынов. Как вы оцениваете его личный вклад в эту культуру? Ведь с одной стороны, он абсолютно актуальный, современный композитор, а с другой – человек, претендующий на некую преемственность и создание новой духовной музыки. Насколько возможно вписать – и продолжить - древнерусскую музыкальную традицию в ситуации постмодерна?
- Мы с Мартыновым большие друзья. В свое время он специально для Сирина написал Плач пророка Иеремии - просто услышал нас на концерте, подошел, и сказал, что хочет для нас что-то написать. Мне тогда его имя ничего не говорило, потом я узнал о его работах для кино. Изначально у меня было немного снисходительное отношение: мол, дотянешь ли ты до древнерусской музыки? Но когда он принес то, что написал, я понял, какого масштаба человек передо мной. Владимир Мартынов – это гигант, в плане знания, понимания, концепции, философии, - плюс совершенно замечательный человек. С тех лет мы с ним и сотрудничаем. Из всех хороших современных русских композиторов – Антон Батагов, Павел Карманов, Андрей Дойников, Алексей Айги – Мартынов единственный, кто глубоко знает русскую духовную музыку, понимает свои обязанности по отношению к ней, и перспективы ее развития. Тот же Батагов - умница, талантище, буддист. Он тоже глубоко проникает в это дело, но православная музыка для него – лишь один из миров.

Как-то Карманов решил написать для нас – мы долго подбирали текст, нашли хороший фрагмент из послания апостола Павла… Он создал очень красивую, выразительную, минималистическую музыку. Но мы ее не стали исполнять. Потому что в ней абсолютно не было сути того, о чем поется. Получилось просто очень красивое обрамление для драгоценности, из-за которого самой драгоценности оказалось не видно. Текст потерял свою актуальность, стал эдакой сказкой. Знаете, есть люди, которые читают Библию как жизнь, историю Богообщения, а есть те, кто читает ее как обычную сказку.

- А работы композитора-авангардиста Александра Мосолова, написанные им в середине XX века на фольклорном материале и для народных хоров, вы относите к удачному опыту по актуализации русского фольклора?
- Мосоловские вещи мне не нравятся. Это один из тех людей, которые создавали русскую музыкальную псевдокультуру. И создавалась она по очень четким правилам и очень профессиональными людьми. Ведь что такое сегодняшние большие, «официальные», народные хоры? Это была новая культура, которая насаждалась в качестве замены фольклору, это был государственный заказ, причем очень жесткий. Если взять советские песни 30-40-х годов, они все переделывались либо из романсов, либо из духовных песнопений. Просто меняли три на четверть, мажор на минор, и вставлялись советские тексты. Люди слушали и говорили: ну это же наши песни! Создавались большие хоры – Северный, Кубанский… Причем, сначала это ведь были агитбригады, которые агитировали за создание колхозов! И они несли свою культуру – мол, смотрите, как мы будем жить, вот у нас и песни новые есть! Мосолов же сначала писал “музыку для станков и машин” – ну кто тогда не баловался авангардом… А потом его либо купили, либо пригрозили - или он был идейным человеком, не знаю. Тем не менее, его задачей было не продолжение фольклора – а создание новой культуры.

Так же, как я помню, говорила перед хором совершенно гениальная Нина Константиновна Мешко (хормейстер и педагог, с 1960-го по 2008 годы худрук государственного академического Северного русского народного хора в Архангельске, для которого ее тогдашний супруг Александр Мосолов специально написал несколько поздних произведений – прим. А.Ш. ). Мол, понимаете, есть высокая музыка Баха, а есть русский фольклор. И мы должны поднять русский фольклор до уровня Баха!

Кстати, то же самое говорил и Дмитрий Покровский. Но только он не подменял одно другим, а объяснял всем, что подлинный фольклор сложен и совершенен не меньше, чем музыка Баха!

Вот после всех этих опытов в советское время, вроде работ Мосолова, и повелось так, что серьезные композиторы не пишут музыки для русских народных хоров, считая это ниже своего достоинства. Взять того же Мартынова.

- Зато он пишет музыку для Huun-Huur-Tu.
- Это другое, для Huun-Huur-Tu не надо писать, они сами для кого хочешь напишут. Он просто использовал их музыку, и наложил на нее свою – это его излюбленный прием, он гениальный компилятор. Когда я спросил Мартынова, почему он не пишет для народных хоров, он ответил: ну ты же не будешь играть на плохом музыкальном инструменте?…

- Вашей деятельностью движет вера, христианские убеждения? Насколько сознательно вы вообще привносите в музыку литургическое начало?
- Вера – это моя жизненная позиция, ответственность за свою жизнь – и жизнь близких мне людей. В том числе – ответственность за то, что я делаю. Духовная музыка – это не обязательно та музыка, в которой произносится слово Бог, поется про грехи и святых и закатываются глаза. Это музыка, в которой Бог присутствует - для человека, который эту музыку поет.

Знаете, в фольклорной терминологии в разных случаях используются разные слова. Например, про песню люди в деревне говорят «сыграть», про былину – «рассказать», а про духовный стих – «спеть». То есть сыграть песню – это разыграть историю между людьми, исполнителями. Спеть духовный стих – значит спеть кому-то. Так вот люди, поющие духовные стихи, поют его в присутствии Бога. И для них это происходит само собой. Почему я, в конце концов, выбрал то, чем я сейчас занимаюсь – потому что древнерусская духовная музыка – это не авторская музыка, скажем, конца XIX века, где личность становится важнее, чем Бог. Там, конечно, тоже есть очень много хорошего – но мне это уже становится неинтересно. Я сделал сознательный выбор – и чем больше я погружаюсь в этот материал, тем больше вижу неоткрытых вещей и простора для самовыражения и познания.

- Есть ли будущее у русской музыкальной фольклорной традиции в чистом виде? Я имею в виду жизнь вне обязательного тусовочно-фестивального смешения на сцене вместе с кем-то из Африки и Латинской Америки?
- Здесь нужно определиться с терминологией. Ты говоришь о современной этно-музыке, где смешивается что угодно с чем угодно. Фольклором мы называем крестьянскую музыку - это по определению культура людей, занимающихся сельским хозяйством. Если ты живешь в городе, или, скажем, строишь железные дороги – то это уже «фольклор с уточнениями»: городской или фольклор строителей железных дорог. А если мы сейчас выпьем и запоем – это будет фольклор «русских приезженцев» в город Паланга!

Само слово «фольклор» порядком опозорено. Оно означает «народная мудрость» - но ведь далеко не каждая песня мудра! Как и далеко не каждый человек, который называет себя народом. Когда кто-то слушает дурно исполненную «фольклорную» песню, и она ему не нравится, он начинает думать: наверное, я дурак, и не люблю фольклор. Один из моих друзей, настоятель собора в Тольятти отец Сергий, рассказывал: чего мы только не придумывали, чтобы сбегать с уроков церковного пения в семинарии, мы ненавидели этот предмет – особенно знаменный распев! А я вам скажу – его действительно надо уметь петь, потому что когда это делаешь плохо, это жутко занудная вещь.

То же самое и с русским фольклором. Хороших его исполнителей очень немного. Более того, фольклор – это, в общем-то, элитарный жанр. Он требует достаточно глубоких знаний, потому что открытый фольклор – это уже «русская народная песня». В понимании 99-ти процентов людей, фольклор – это когда старенькие бабушки плохими голосами поют. Или когда это делают люди, которые изображают из себя стареньких бабушек. Поэтому я стараюсь реже использовать это слово.

- Но ведь понятие, скажем, «этническая музыка» истёрто не меньше.
- Ну например, раньше у нас все звали себя фольклористами, а сегодня нормальные люди называют себя этномузыкологами. Это международный термин – а уж какая там этническая музыка, ваше дело. Можно также назвать себя социо-музыкологом, хотя это тоже относительно.

- Так есть ли у фольклора вообще некая потенция к дальнейшему развитию? Или изучил традицию – и все, дело можно закрывать?
- Потенция примерно такая же, как у человечества вообще. Вот мы видим молодых людей и девушек. Есть ли у них потенция к созданию семьи? Несомненно. Создадут ли они ее? Возможно. Фольклор – это песня, принадлежащая совершенно конкретным людям. И когда эти люди на протяжении какого-то большого периода жили общинно на одной и той же земле, тогда появлялось то, что мы называем местными стилями. Поколениями они жили здесь и говорили: это моя земля, это мои могилы, это мои песни – не «песни Белгородской области», а «наши песни»! И такие есть в каждой деревне – «мы поём так, у соседей поют иначе». Это и есть цель тренингов, которые я провожу – я учу людей создавать. И при этом человек должен сознавать, что имеет право вместе с другим человеком взять любой текст – и распеть по-своему. И здесь не существует никакого авторского права или других ограничений – кроме закона гармонии человеческой, по которой эти песни создаются. Именно так создавалось то, что мы называем фольклором.

- Бывали ли с вами в фольклорных экспедициях случаи соприкосновения с магическим началом народной музыки? Когда, например, воздействие песни нельзя было объяснить никакими рациональными путями?
- Хочешь красивую историю, типа «однажды в глухой деревне меня ТАК торкнуло!..»? (смеется). Что-то подобное произошло со мной, когда я записывал одного сказочника в Сибири. Я тогда очень интересовался народным театром, тем, как сказка живет в реальности, в устной традиции – и друзья из Иркутска вывели меня на этого человека. Был декабрь 1986-го, и когда я прилетел в Иркутск на улице стоял мороз минус 42. Потом было еще множество пересадок – и когда я добрался до места, было уже минус 52. Иду я такой, из Москвы, по деревне – дым от печек упирается в небо как прямые палки, ни ветерка – тишина. Вдруг резкий звук – бах! Подхожу ко двору – на улице стоит мужик с огромной бородой, вытаращенными глазами, в рубашке, одетой на майку – а в руках колун. Дрова от мороза при легком ударе разлетаются в разные стороны, а мужику – не холодно. Ему нормально.

В общем, ехал я к сказочнику, а попал к колдуну, к знахарю. К нему привозили лечиться людей со всей Западной Сибири. Василию Ивановичу было тогда 81 год. Такой дед с хитрым взглядом, спокойный – и абсолютно не мистический! Но когда он на меня посмотрел – я понял, что он сразу все про меня узнал. Зачем я, откуда, на сколько дней… Он людям давал воду из бочонка, начитывая над ней заговоры из большой амбарной книги, где они были записаны аккуратным почерком – и те уходили здоровые.

Я привез с собой магнитофон и выделенные мне шесть кассет. Мы с ним сели – между нами сковородка омуля из Лены и бутылка местного «коньяка», самогонки на чае – ну давай, говорит, сначала расскажу тебе сказку для разгону… Длилась эта сказка два с половиной часа. После этого я бросил магнитофон в рюкзак, так как понял, что записывать бесполезно – так же, как и расшифровывать потом. Кстати, это была специфика экспедиций с Покровским – мы ездили не собирать, а учиться петь, исполнять, иногда заучивая тексты еще в Москве… «Ну, большую сказку рассказать?» - спрашивает дед. Ее он рассказывал шесть с половиной часов. Причем это не мистика – это очень древняя технология создавать мир, когда автор сам живет в своем рассказе. Оторваться было невозможно. И если б в этот момент открылась дверь, и вошла какая-нибудь баба-яга или конь с крыльями, я бы не удивился.

- Как вы относитесь к активно практикующимся сегодня неоязычниками попыткам заново «переписать» уже записанные однажды фольклорные тексты? Когда люди, грубо говоря, убирают из песен имена Христа, Богоматери и христианских святых, и заменяют их именами языческих богов? Мол, раньше было именно так – это христиане заменили…
- Помню, ко мне еще в 90-м году приходили ребята из Ново-арийского Cоюза и несли всю эту пургу про войны ариев и антов, и т.д. Сейчас создана целая мифология, издается огромное количество книг. И открыв одну из них, я обнаружил там «гимн великого арийского союза», где были такие слова:

«Союз нерушимый народов свободных
Сплотила навеки великая Русь
Да здравствует созданный волею Рода
Единый могучий арийский Союз…»

Узнаете? (смеется) Ну, вот как к этому отнестись?! Оказывается, Сергей Михалков был истинным арийцем, и был вынужден заменить слова – а на самом деле имел в виду вот что! Всё это - искусственно сочиненный и совершенно бездарный эпос, люди посидели немножко, покорпели… Думаю, часть из этих людей просто безграмотны, а другие подвержены тому, что называется бесовщиной. Мне за них страшно, и мне их жалко.

Начнем с того – что это за славянские боги? Дело в том, что вся система славянского язычества – так же, как в свое время древне-греческого пантеона – создавалась самими людьми. Вначале Греция, так же как и древние славяне – представляла из себя множество отдельных племен. У каждого из них был свой тотемный бог – у кого-то Зевс, у кого-то Гера, а у кого-то Орфей, предположим. И например, одно племя решило выяснить отношение с другим. Пошли мужики из племени Зевса – и набили морды мужикам из племени Геры. И говорят: ну-ка, ведите нас в свой храм! Пришли – и Гере этой глазки выкололи, ручки откололи, и захватили с собой, поставили в свой храм. И сказали: наш Зевс вашу Геру - …! В общем, женился он на ней. Потом Зевс пошел женился еще на паре соседних племен – греки были, в общем, не очень кровожадные, они иногда просто ночью выкрадывали богов из храмов соседей. А утром приходили и говорили: ваш бог у нас, и он вам не помог, теперь он наш. То же самое произошло, когда пришли римляне. Они были культурные, не разрушали храмы, просто сказали: мы вас победили, и теперь ваши боги служат нам!

Примерно так же формировался славянский пантеон. С одной лишь разницей – он, в общем, даже не сформировался до конца, так как христианство пришло раньше. Сегодняшние язычники как правило не знают реальной истории, - тем более, что у нас историй по крайне мере штук пять, включая последнюю, фоменковскую… Либо же это изначально антихристианское движение, которые пытаются доказать, что мол, Христос – это еврейский божок. Но Бог – это Бог, для него нет национальностей.

- Вы согласны с расхожим мнением, что славянское язычество изобрел академик Рыбаков?
- Его книжка Язычество древних славян, откровенно говоря, достаточно слабенькая. Серьезные ученые ее не рекомендуют читать, там много фальсификации. Он собрал данные – в том числе неверные и устаревшие уже тогда – и слепил их так, как ему хотелось. Книга написана в расчете на то, что ее будут читать люди, которые вообще ничего не знают по этой теме и верят всему, что написано. Некоторые археологи псковские и новгородские при одном упоминании фамилии Рыбакова вздрагивали и говорили: Господи, ну как же можно такое написать?

В общем, современное язычество - все это по большому счету – это такие игры. Хотя я знаю несколько деревень, где пытаются возродить языческие общины. Просто при этом нужно быть готовым отвергнуть все остальные элементы современной жизни. Жить без электричества, например.

- Получается, фольклор – это то, что остановилось? То, что можно изучать лишь в идеально музеефицированном состоянии? Создается ли фольклор сегодня?
- Однажды я приехал в одну деревню, и меня спросили: у нас когда-то тут был фольклор, а какие песни нам петь теперь? Я ответил: у вас должны появиться свои! То, что было – было фольклором людей, которые жили тогда. Пойте всё – что-то исчезнет само собой, что-то останется. И будьте готовы к тому, что этот ваш фольклор появится лишь через сто лет после вашей смерти.

Источник: www.zvuki.ru  .


Андрей Николаевич КОТОВ: О Музыке

Андрей Николаевич КОТОВ (род. 1959) - руководитель московского ансамбля древнерусской духовной музыки "Сирин", педагог и исследователь фольклора: Видео | Интервью | О Музыке | Аудио | Фотогалерея.

Ансамбль древнерусской духовной музыки «Сирин» был создан в октябре 1989 года Андреем Котовым - певцом, хормейстером и фольклористом, долгие годы занимавшимся изучением особенностей аутентичного пения русской средневековой музыки и народных песен. Название ансамбля произошло от имени райской певчей птицы, что поёт «неизреченные песни о спасшихся душах». Поводом к возникновению «Сирина» стало стремление молодых музыкантов к постижению древних традиций духовного пения.

Звучание ансамбля отличается особой манерой, в которой сочетаются приемы мастеров аутентичного пения, яркий, насыщенный обертонами звук и утонченная мелодическая эстетика.



Ансамбль поёт древнерусские богослужебные песнопения 15-18 веков: знаменный, путевой, демественный распевы, строчное и знаменное многоголосье, ранний партес, монастырские распевы, партесный концерт.

Особое место в репертуаре ансамбля занимают духовные стихи. Это песни духовного содержания - жанр некогда очень распространенный, отличающийся разнообразием форм, где причудливо смешиваются музыкальные традиции разных времен и народов.

Программы ансамбля всегда имеют драматургическую основу, наполнены действием и движением. Их содержание - больше чем знакомство с сокровищами древнерусского певческого искусства. Певцы-исследователи стремятся передать, как видит мир верующий в Бога человек, через своё личное проживание древних песнопений.

В разные годы в ансамбле были созданы программы:

«Христос рождается, славите!» - (Богослужебные песнопения Рождественской службы 16-17 веков, духовные стихи, христославия, народная драма «Смерть царя Ирода»).

«Путник» - (духовные песни бродячих лирников, народные распевы духовных стихов, авторские распевы «Сирина»).

«Весна покаяния» - (Песнопения Великого Поста 15-18 веков, монастырские покаянные песнопения, духовные стихи).

«Новое небо, новая земля» - (Рождение, Крещение, Жизнь, Смерть, Воскресение).

«Рождество Богородицы» - (Духовные песнопения на Рождество Богородицы, Богородичные народные духовные стихи).

«Стих о Пресветлом Рае».

В 2000 году было реконструировано «Пещное действо» - древний богослужебный чин. Эта уникальная работа была с большим успехом показана на всемирной театральной олимпиаде в Москве.

У ансамбля есть камерные программы с участием отдельно мужской и женской групп, трио, квартета, сольные программы.

«Сирин» много и плодотворно сотрудничает с композиторами и режиссерами, творчество которых близко теме ансамбля. Специально для него написаны: «Плач Иеремии», «Заповеди Блаженств» Владимира Мартынова, «Музыка для Рождества», «Слово» Павла Карманова, музыка к спектаклю «Шинель» Александра Бакши и др.

Театральные работы «Сирина»: «Плач Иеремии», «Моцарт и Сальери» (режиссер Анатолий Васильев), «Шинель» (режиссер Валерий Фокин), «Нелепая поэмка» (режиссер Кама Гинкас).

В 2006 году совместно с «Кронус» квартетом в большом зале Дома музыки (Москва) прошла российская премьера произведения «Sun rings» (Терри Райли, США).

Ансамбль много гастролирует по России и за рубежом. Только за последние годы коллектив побывал в Эстонии, Чехии, Португалии, Китае (в Пекине он был специальным гостем Восьмого хорового конгресса азиатских стран), Бразилии, Америке, Польше. Ансамбль был участником Первого европейского симпозиума хоровой музыки в Любляне, Всемирного симпозиума хоровой музыки в Роттердаме, фестиваля старого Лиона, Музыка Сакра в Маркдобердорфе и Маастрихте. В его активе такие фестивали, как Иль де Франс, Барокко Люфтганза (Великобритания), международный фестиваль хоровой музыки в Корке (Ирландия), фестиваль духовной музыки во Фрибурге (Швейцария) в Физе (Марокко), Рождественский фестиваль в Бангкоке, фестиваль Европалия (Бельгия) и многие другие.

Сегодня ансамбль «Сирин» так же молод и творчески не исчерпан, как и двадцать четыре года назад. Он сочетает постоянные гастроли и записи с исследовательской работой, театральными проектами, педагогикой.

Источник: АНСАМБЛЬ СИРИН .


 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ