О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

КОРМУХИНА Ольга Борисовна ( род. 1960)

Интервью
КОРМУХИНА Ольга Борисовна

Ольга Борисовна КОРМУХИНА (род. 1960) - рок-певица, актриса, поэтесса, режиссер: ВидеоИнтервью | Фотогалерея.

О себе

Я родилась на рассвете первого летнего дня в 1-ом  роддоме г.Горького (Нижнего Новгорода), что стоит на улице Варварке, недалеко от знаменитой  "Стрелки", где сливаются две великие русские реки - Ока и Волга, на берегах которых и прошли мои благословенные детские и юношеские годы. Мама моя, Фаина Анфимовна, только что перешла на 5-ый курс историко-филологического факультета Горьковского университета, а папа,  Борис Александрович, успешно окончив физико-технический факультет того же учебного заведения, уже 2 года благополучно трудился в должности инженера в Горьковском научно - исследовательском приборостроительном институте, с которым была связана вся его последующая жизнь.

Из всего этого можно сделать вывод, что родилась я в очень молодой и, как это принято говорить, интеллигентной семье. И поскольку матушке моей предстоял еще целый год корпения над учебниками и защита диплома, мое воспитание было доверено любвеобильным бабушке и дедушке со стороны отца - Александру и Александре, которые почему-то сразу решили, что я буду их любимой внучкой и нарекли меня "красным солнышком". Я очень быстро научилась этим пользоваться, и детство мое раннее было таким же вольным, как и приволжская природа, которая его окружала.

Но все хорошее когда-нибудь кончается, и к 3-му году  моей жизни, меня, буквально с криком, изъяли из этой идиллии, и увезли в город, туда, где большинство людей существует по принципу - "жить, как все", но я то не привыкла, и, что самое ужасное, не хотела привыкать "жить, как все". Поэтому и торчала, как кость в горле, сначала у воспитателей дет.сада, а затем у школьных учителей, ведь мой пример, как ни странно, вдохновлял немалую часть воспитуемых, за что мне, неформальному лидеру, доставалось "по заслугам", а, зачастую, и свыше тех заслуг. Это потом, спустя много лет, когда я стала известной певицей, мои многострадальные воспитатели и учителя "с гордостью вспоминали": - Мы всегда говорили, что эта девочка ни на кого не похожа, и она обязательно будет выдающейся личностью.

Видимо, для достижения этой высокой цели меня более чем других, старательно пытались "подстричь под общую гребенку". Мои бедные родители быстро привыкли не особенно радоваться, услышав имя своей дочери в первых рядах лучших учеников школы, так как следом за этим, как правило, оглашался список наиболее отличившихся бунтарей и хулиганов, где мое место также было не последним.

В общем, отрочество мое, внезапно свалившееся мне на голову вместе с поступлением в 1-ые классы общеобразовательной школы № 48 и музыкальной школы №7 г.Горького, буквально разрывалась между казаками - разбойниками, лазаньем по деревьям и прочими "невинными" дворовыми забавами - с одной стороны, и ежедневными муками за фортепиано и школьными уроками - с другой. Учеба давалась  мне легко, но мои родители почему-то считали, что сидеть и мучиться  надо все равно, видимо в этом был главный "секрет успеха" их воспитания.

В 1970 году (недаром я люблю цифру семь) у меня родился долгожданный брат - Андрей, на которого я обратила всю свою любовь и внимание, конечно же, в ущерб моим вчерашним товарищам и играм. Но все эти пеленки, детские кухни, гулянья и колыбельные удивительным образом постепенно гармонизовали мою жизнь и в ней даже появились новые интересы и увлечения. На смену урокам музыки (муз.школу я закончила в 1973 году) пришли занятия живописью и рисунком в изостудии. Дело в том, что матушка моя к тому времени возглавляла созданный ею Музей архитектуры и быта народов Поволжья, и среди ее знакомых и друзей появилось много архитекторов, вот она и решила, что  это - лучшая профессия для творчески одаренной девушки.

В то же время я очень сильно увлеклась литературой по искусству и истории (особенно дореволюционной России), а также поэзией, даже сама грешила стихоплетством, чем увлекла добрую половину своего, уже 9-го класса. У нас постепенно сложился некий кружок интеллектуалов из 12-ти человек, и мы частенько собирались у меня дома или у мамы в музее и обсуждали вновь прочитанные книги или новые фильмы, музицировали, пели, а также делились мечтами о будущих своих профессиях.

Незаметно подошли выпускные экзамены, и, успешно закончив родную школу, мы все (т.е. члены нашего кружка) благополучно поступили кто куда задумал.

Уже на 1-ом курсе архитектурного факультета Горьковского инженерно-строительного института, который славился своей худ. самодеятельностью, меня случайно услышал наш декан и "благословил" в обязательном порядке выступить за честь института на областном смотре студенческой самодеятельности, на котором я исполнила " Ave Maria" Баха - Гуно и получила свою первую в жизни 1-ую премию, которых потом было много, но эта была самая-самая.

Так моя душа и мои мысли вновь обратились к музыке, с которой, как мне казалось, я покончила вместе с муз. школой. Да тут еще институтские друзья стали водить меня по разным подпольным рок-концертам, где играли запретную "заграничную" музыку, которая мне, воспитанной на классике девочке из хорошей семьи (у папы был чудный голос и я знала почти весь популярный теноровый репертуар) вначале не понравилась, но затем я мало-помалу втянулась в музыкальную вакханалию и вскоре сама стала с упоением разучивать так называемые "фирменные" песенки.

И тут опять... Случайно ? ... На одной студенческой вечеринке меня услышали деятели из культотдела Обкома Комсомола. Ребята эти, как сказали бы теперь, оказались "продвинутыми" по части музыки. И через неделю они вручили мне "запретную" пластинку  великой американской певицы Махалии Джексон с тем, чтобы я выучила один из ее спиричуэлсов и выступила уже на Всесоюзном фестивале джаз-рок музыки. Там я завоевала гран-при за лучший сольный вокал, а эта "не наша" музыка  завоевала меня, т.к. в процессе подготовки к фестивалю я влюбилась в нее окончательно и бесповоротно. Настолько, что впервые в жизни, дочь, доселе следовавшая маминым советам-указаниям почти безоговорочно, вдруг "уперлась рогом" и заявила, что архитектура - это не мое, а музыка - дело всей моей жизни. И, как ни странно, папа меня в этом поддержал. Видно, потому что сам он в свое время хотел и мог бы стать оперным певцом, но не решился, и всю жизнь об этом жалел. А я не пожалела о том своем выборе никогда.

После победы на конкурсе в 1981 году, предложения посыпались, как из "рога изобилия", звали даже очень известные муз. коллективы, но я понимала, что еще мелко плаваю и мне многому нужно научиться. Причем научиться петь эту " не нашу" музыку можно было только там, где ее играли, т.е. в ресторане, а не в филармонии, где исполнялись песни только советских композиторов. Да, в те годы попасть на работу в "центровой" ресторан в крупном городе было труднее, чем в филармонический коллектив. Но меня взяли, хотя я и поставила условие: "Никаких "мясоедовских". Буду петь только "фирму". Когда моя мама узнала, где я работаю, у нее был шок, но я уверенно заявила: "Мама! Это - мой трамплин. Через два года меня там не будет". Мама не поверила. А зря. Но через год я уже имела огромный репертуар из самых "крутых" мировых хитов, обо мне заговорили многие известные в стране музыканты (приезжая в наш город, они часто бывали в ресторане "Нижегородский", где я пела), а через 2 года сам Олег Леонидович Лундстрем, будучи на гастролях в Горьком, специально пожаловал в наш ресторан, чтобы послушать девочку, о которой ему говорили еще в Москве, и которой он в тот же вечер сделал предложение через месяц приехать в Москву на репетицию оркестра. Было это в марте 1983 года.

Я приехала. Пришла. Спела... Крик из оркестра: "Олег Леонидович! Эту девочку нельзя упустить. Ее нужно срочно брать в оркестр". На что Олег Леонидович ответил: "Да я и сам знаю. Но что делать с пропиской?". Ведь чтобы работать в Госоркестре, тогда нужна была московская прописка. "Вам нужно поступить в Гнесинку" - сказал Лундстрем. Так у Вас будет, по крайней мере, временная, а с ней уже можно работать.

И вот 7 июня 1983 года, ровно через 2 года, как и обещала маме, я уволилась из ресторана "Нижегородский" и уехала в Москву вовсе не с целью ее покорить, а с огромным желанием учиться, учиться и петь. Сдала все экзамены на "отлично" и, хотя мест было всего 5 (при конкурсе 600 человек на место) и при том, что заранее было известно, кто поступит, т.к. все  претенденты уже год занимались со своими будущими педагогами, Министерство Образования выделило еще одно, 6-е место для меня и я стала студенткой самого вожделенного и единственного на тот момент музыкального учебного заведения, где преподавали лучшие люди страны.

Не успела я "втянуться" в учебный процесс, как мне вручили кассету с  "минусовой" фонограммой оркестра и объявили, что через 2 недели я должна быть на гастролях в Латвии с выученной программой концерта в двух отделениях. Перед первым выходом на сцену меня жутко колотило от страха и тогда один из музыкантов закружил меня за кулисами и так вытолкнул прямо к микрофону. Публика, решив, что это специальный трюк, встретила молодую неизвестную певицу дружными аплодисментами и меня понесло: "Должно быть, мне родиться надо было птицей!  Ведь я живу тогда, когда пою" (слова из песни Олега Лундстрема).

Первые гастроли прошли успешно и мне даже доверили подготовить несколько номеров по своему выбору, и я, счастливая, вернулась в Альма-матер. Училась я на "отлично" и Гнесинское начальство с легкостью отпускало меня на гастроли, не скрывая при этом "чувство глубокого удовлетворения" тем, что их студентка поет в самом "престижном" оркестре страны (джаз тогда был на пике популярности) без ущерба для учебы. И, что удивительно, я почти не тщеславилась этим, скорее испытывала тихую радость, словно путник, который идет по незнакомой дороге, и, сверяясь с картой, с удовольствием замечает обозначенные на ней пункты маршрута, убеждаясь в правильности своего движения.

Да, у меня все получалось, и я приписывала эти удачи не своей исключительности, а тому, что мой путь был предначертан свыше,  и я шла по нему прямо, честно, и, как говорится, "добровольно и с песнями".

В 1986 году меня опять же в обязательном порядке отрядили на первый Всесоюзный телеконкурс "Юрмала - 86", где мое выступление было отмечено двумя специальными дипломами жюри, а журналисты окрестили "русской Тиной Тернер". И опять посыпались предложения.

К тому времени я уже насытилась джазом, и меня неудержимо повлекло в сторону рок-музыки, тем паче, что она набирала силу у нас в стране, и уже появилось несколько коллективов, играющих в этом стиле на довольно высоком уровне. Так что, окончив в 1987 году "с отличием" ГМУ им.Гнесиных я, через некоторое время, приняла предложение Криса Кельми и стала солисткой группы "Рок-ателье". Вскоре у меня появились свои песни, которые сразу же стали хитами и сама собой назрела необходимость создания собственной группы, что и случилось в 1988 году.

Затем "Рождественские встречи", год работы в "Театре песни" А.Пугачевой, где мы с ребятами набрались административного опыта и вот в 1990 году, наконец-то, отправились в свободное гастрольное плавание с сольными концертами по бескрайним просторам СССР. Да, ну и, конечно, фестивали, конкурсы, победы и наш музыкальный "Оскар" - "Овация", как лучшей рок-певице Союза.

Известные события августа 1991 года произошли в Москве без нас (мы были далеко от столицы). Зато в октябре 1993 года, буквально накануне противостояния у Белого дома, я пела на празднике города. Центральная сцена находилась прямо на Калининском проспекте и мы, еще ничего не зная и не понимая, видели, как, со стороны Садового кольца в сторону набережной, группами шли возбужденные люди. Уже на следующее утро, увидев по ТВ, что происходит там, у Белого дома, испытала шок. Обзвонила своих. Собрались. Накупили продуктов. Поехали. Даже еще не зная, кто там прав, кто - нет, поехали с желанием помочь тем, кто в этом нуждался. Но нас не пустили дальше Садового кольца. Разговаривали с солдатами, с людьми на улицах. Большинство из них вообще не понимало, что происходит, и зачем. Можно много рассуждать о великих идеях, о героизме, о том, почему и для чего все это произошло, но  я тогда почувствовала себя маленьким винтиком в огромном механизме, тем, от кого мало, что зависит, и я ... Я разозлилась. На себя. На всех. Я искала и не могла найти ответов на вопросы: "А для кого я пела? Зачем? И зачем дальше петь и для кого? Кому вообще в этом хаосе нужны мои песни?"

"Коллеги" и так давно недоумевали: Зачем ты поешь "толпе" о высоких материях? Им же ничего не нужно, кроме хлеба и зрелищ, причем, "чем пошлее, тем башлее", то бишь денежней.

Вот эти-то невеселые мысли и привели меня к желанию хоть что-то понять, и я открыла Библию. Новый Завет. И если смысла происходящего я, может, до конца и не поняла, зато отчетливо увидела промысел Божий обо мне, потому что, не случись всего этого, неизвестно, куда бы завела меня моя дорога, не приведи она меня тогда к Храму. Следующие года три я мало гастролировала, постепенно уменьшая количество концертов, избегая эфиров и интервью. Хотелось повнимательней всмотреться в себя. Появились мысли об уединении. Может, даже, в монастыре. И опять чудо!

Весной 1997 года мои сомнения привели меня к "великому святому старцу", как его теперь называют, протоиерею о.Николаю Гурьянову на остров Залит под Псковом. Каково же было мое удивление, когда вместо монастыря, батюшка благословил меня на брак, и даже прикровенно предсказал имя жениха и его характер. И еще сказал: "Пой на клиросе". До их пор частенько приходится слышать: "Ты что, с ума сошла? Ты же лучшая рок-певица! Да с твоим голосом "бабки нужно рубить", а ты - на клирос". И как объяснить, что все лучшее - от Бога, и ему же должно служить.

С тех пор меня неудержимо тянуло на остров, и я частенько стала туда наведываться, обретя там, "духовную родину" и духовного отца. И потекла моя жизнь, как в сказке, только чудеса в ней были настоящие, вплоть до встречи с моим будущим мужем, которая случилась через год на ступенях храма Донского монастыря. В последствии старец благословил меня купить на острове домик, куда мы при любой возможности пытаемся вырваться всей семьей,  а дочка вообще не хочет оттуда уезжать.

Известный рок-музыкант Алексей Белов - лидер и автор всей музыки группы "Парк Горького", популярной и у нас, и во многих странах мира, к тому времени исколесил с концертами почти весь шар земной. И вот, духовные поиски тоже привели его в храм. Лешина музыка всегда мне очень нравилась, он тоже знал обо мне, но знакомы мы не были, ведь, когда я восходила на отечественный рок-Олимп, он с группой уже уехал в Америку, штурмовать   мировой. Мы разговорились, и Леша признался мне, что очень хочет попасть к старцу Николаю, но не знает, как.

И вот мы у старца.

"Муж твой?" - спрашивает меня с улыбкой старец.
- Нет.
Он - к Алексею: "Жена твоя?".
- Нет.
- "А вот венчайтесь" - у старца все просто.

Часто батюшка говаривал: " Где просто, там ангелов со сто, а где мудрено, там - ни одного".

А ведь и вправду, без него навряд ли разглядели б мы Божий промысел. Этой сейчас кажется, что лучше не придумать и иначе и быть не могло. Итак, в апреле 1999 года мы обвенчались, а в мае 2000-го у нас родилась дочь Анатолия, чье рождение и имя было предсказано старцем задолго до ее рождения. И как-то само собой получилось, что у нас обоих созрело желание свести до минимума концертные поездки и сосредоточиться на работе в домашней студии. Музыка к фильмам - казалось, идеальное поле деятельности, тем более что Алексей очень многоплановый композитор. А у меня появилась редкая возможность в полной мере использовать свои вокальные возможности и в классической, и в современной джазовой, и роковой манере. Когда Алексей впервые в 2001 году повез первый плод нашего семейного творчества в Америку (где шло озвучение совместного русско-американского фильма, музыку к которому написал мой муж), тамошние очень уважаемые музыканты и продюсеры были весьма удивлены, что все произведения в фильме, написанные в абсолютно разных манерах, исполняет одна и та же певица. Думаете, хвалюсь? Может быть, самую чуть-чуть. Главное, за Державу - не стыдно!!! Не все же им - нас... Удивлять.

Так и пошло. Уже не один фильм  за плечами. Ну, а в кино, как в кино, чем дальше - тем интересней. И до того я влюбилась в это самое кино, что теперь сплю и вижу себя режиссером, и, когда не сплю, тоже вижу.
..

Источник: www.olgakormuhina.ru
 


Ольга КОРМУХИНА: интервью

Ольга Борисовна КОРМУХИНА (род. 1960) - рок-певица, актриса, поэтесса, режиссер: ВидеоИнтервью | Фотогалерея.

ОЛЬГА  КОРМУХИНА: "НАРОД, ПОМОГИ СЕБЕ САМ!"

На пике карьеры "апокалипсис мелкого греха" "накрыл" её "с головой", как она сама это называет. Когда у человека есть чувство нравственности, он, конечно же, старается не совершать грехов. Но даже это не спасает от сотни мелких грешков, которых ты даже не замечаешь: мелкого лукавства, вранья... И, собрав полный подол таких мелких камней, потом не знаешь куда это всё деть.

Будучи воспитанной верующей бабушкой, певица Ольга Кормухина решила пойти в храм. Священник оказался на редкость понимающим. Это сейчас, слава Богу, стало много батюшек из среды артистов, а тогда артисты и священники говорили на разных языках...

Тот священник ещё в 1992-93 годах порекомендовал Ольге съездить на остров Залита, к отцу Николаю, но, наверное, тогда ещё не настало время. Ей хотелось уйти от мира, у неё наступило разочарование в творчестве, и Ольга оставила эстраду. Вот как она сама говорит: "Не было хороших песен, один срам, пошлость. Мне стало неинтересно в этом мире. Я посчитала, что в таком возрасте о браке можно уже не помышлять, и на три года ушла в добровольный домашний монастырь".


- Когда же Вы решились приехать на остров Залита, и как произошла встреча со старцем Николаем?
- Примерно через 5 лет после того, как меня начали уговаривать поехать к батюшке, меня наконец что- то "торкнуло". Я уже не могла не поехать. И в 1998 году я первый раз оказалась на острове со своей бывшей костюмершей. Я тогда ещё сильно ударилась в поезде головой о поручень. Голова болела страшно. Поэтому когда подошла к батюшке, ничего не могла говорить. Ему тогда кто-то привез в подарок большой крест, и он просто приложил его к моей голове. После, по традиции, все направились на кладбище - к мамочке отца Николая и на могилку к блаженному Мишеньке. А когда я вышла с кладбища, то вдруг поняла, что у меня уже ничего не болит.

На следующее утро мне сразу же захотелось поговорить с отцом Николаем, и я побежала к его домику. Бегу и про себя кричу: "Батюшка, ты мне нужен! Поговори со мной". Прибежала, никого не замечая, вошла в калиточку, поворачиваюсь и вижу: толпа расступилась, а в конце дорожки стоит батюшка и смотрит на меня. Я подошла, а он говорит: "Что же ты так долго, я тебя давно жду." И я поняла, что он уже 5 лет меня ждёт. А когда мы уезжали, то он со всеми попрощался, а мне говорит: "А ты ещё не раз ко мне приедешь".

Вот как бывает. Вроде читаешь о чудесах, о прозорливости старцев, но когда это происходит лично с тобой, это впечатляет и потрясает - так что не объяснить и не рассказать.

- Что батюшка сказал о Вашем желании уйти в монастырь?
- Я сразу спросила у него благословения на монастырскую жизнь, а он хлопнул меня по щеке и сказал: "Венчаться будешь…а какой муж-то благочестивый будет…и ребёночек будет". А чуть позже благословил купить здесь дом, да не обычный, а своей любимой духовной дочери Евдокии Трошановой, которая умерла в начале года. Так что той же осенью дом перешёл ко мне.

- Итак, Вы обрели новое жильё и ждали встречи с суженым?
- Да. Я вначале замыслила перестроить дом: отремонтировать, надстроить второй этаж. Но начались проблемы… и я испугалась, что может что-то не то начала делать. Помолилась про себя: "Батюшка утешь, покажи свою волю". После еду в Москву и встречаю внука хозяйки, бабушки Евдокии, – Яшу. Он между прочим и говорит: "…А Вы знаете, дом-то у нас был когда-то двухэтажным". Вот батюшка и утешил: оказывается, я восстанавливаю дом в прежнем виде.

Что касается Лёши (Алексея Белова - Прим. ред.), моего мужа, то у него путь ко Христу был ещё интересней. Однажды они с другом разбивают Мерседес. И хотя друг как мог старался его успокоить, Лёше наутро было не по душе. Вдруг он видит в окне крест с купола храма и решает, что пора браться за ум. Он одевается и идёт в этот храм. Это оказался Елоховский Собор, в котором лежат мощи его святого покровителя митрополита Алексия Московского.

С тех пор Лёша поменял отношение к жизни и молился, чтобы Господь дал ему суженую и старца, такого, как преподобный Серафим Саровский, чтобы всю душу вывернул. Это потом мы узнали, что отец Николай сам говорил: "Мы одного духа с преподобным Серафимом".
с семьёй на острове Залита

- Прямо как в сказке. Так Вы познакомились на острове?
- Нет. Алексей долго стремился сюда приехать, и многие обещали его сюда отвезти, но всё не складывалось. Однажды мы случайно встретились с ним в Даниловском монастыре, и он спросил у меня, как бы доехать до острова Залита к старцу Николаю. Я говорю, что я - его духовное чадо. Договорились о времени и поехали вместе. Ему незадолго до этого приглянулась другая девушка - смиренная, глаза долу.

Но когда я подвела Лёшу к батюшке, просто как посетителя, отец Николай сразу спросил: "Это муж?" - "Нет" - "Тогда венчайтесь". Какие там чувства!.. Нам пришлось пройти тяжёлый путь, плюс проблемы у Лёши с "Парком Горького". Но, пережив всё это, мы укрепились в вере и в своём браке. Мы даже благодарны нашим гонителям за урок терпения и милости Божией. Лично для меня во всех наших несчастьях проявилось величие духа моего супруга. Я смотрела на него и восхищалась. То, чего я добивалась молитвой и постом, ему было дано свыше. Так нам и была дарована Любовь.
Мы точно знаем, что это Дар от Бога. Обидно, что сейчас тиражируется опошление этого великого чувства. Мне стыдно за этих людей и жалко их за то, что они даже не представляют, чего они себя лишают. Любовь – это благоговение друг перед другом и служение. Никаких там "бабочек в животе" и близко нет, и не может быть. Теперь у меня есть песни, посвящённые этому великому Дару. Там такие слова: "Я больше не боюсь". Потому что у меня теперь действительно нет страха за будущее. Когда говорят "мы идём к вечности" - это не совсем так. Мы уже в вечности. Господь же сказал: "Царство Небесное внутри вас есть…".

Мы встретились с Ольгой Кормухиной в воскресенье после службы. Она пела в хоре, одновременно окормляя своих питомцев. Ольга их собирала, как птенцов под свои крылья. После службы она сходила на могилку к батюшке, там и начался наш разговор. Тем временем она успела вернуться домой, собрать сладкий стол детям (на острове появилась даже такая традиция: по воскресеньям "тётя Оля" устраивает детские праздники) и за пять минут, принеся что-то в подоле с огорода и из погреба, приготовила перекусить и нам, своим нежданным гостям. Смотришь - вроде, и не звезда, а обыкновенная деревенская хозяйка.

- Ольга, итак, Вы обрели своего суженого, уютный дом, а что было дальше?
- Отгородясь от прежней жизни, я ушла в народ и познала красоту соборной молитвы. Узнав народ, Веру, я влюбилась в простоту жизни. Вначале гостила на острове неделями, сейчас, к сожалению, реже. Возвращаться в мир тяжело: при соприкосновении с тем, что вокруг тебя в миру, "внутренний стержень" внутри тебя гнётся. А когда возвращаешься на остров - как преображаешься. Один день - и стержень выпрямляется.

Здесь, даже при всей светскости этой жизни, многое начинаешь понимать. Смотришь, пьянчужка мается, еле ноги передвигает. Чем живёт - непонятно. А потом замечаешь, что он ходит на могилку к батюшке и плачет. Вообще, удивительно, до чего же в нашем народе, при всех его страстях, грехах есть сильное стремление к чистоте и правде! Ещё Достоевский сказал: "Не судите наш народ по тому, каков он есть, а по тому, к чему он стремится".

Здесь, на острове, особенно чувствуется зависимость человека от Бога и помощь Божия человеку, так называемая синергия – когда человек делает шаг навстречу Богу, а Бог делает 10 шагов навстречу человеку.

- Какие у Вас сейчас отношения в семье?
- Кто меня знал до и после воцерковления, подтверждают, что мой характер человеческими средствами было не изменить, это Благодать Божия. Лёша вёл, что называется, рок-н-ролльный образ жизни, но после разговоров с батюшкой начал прислушиваться к себе. Вообще, по эмоциям Лёша более спокойный, чем я, но в глубине, внутри, силы потрясающей. Ему не нужно на меня поднимать голоса, он никогда и не повышал, но если скажет: "Ну, что ты завелась? –ты же умней", - мне сразу стыдно становится. Он смотрит на меня через призму того, какая я должна быть, и всё прощает. Он терпеливей и снисходительнее. Потом, когда у нас чудом родилась дочка Тошка (Анатолия), друзья говорили, рожайте ещё. Но мы понимали, что у нас будет только один ребёнок. Отец Николай говорил о ребёнке, а не о детях.

- Кстати о детях, Ольга, а откуда столько ребят у Вас собирается?
- По воскресеньям местные в гости забегают, а бывает, привозим деток в гости из Москвы.

- Как в детский лагерь?
- Нет. Как в гости к бабушке в деревню. Так случилось, что когда произошёл дефолт, у мужа одновременно начались проблемы с группой, а тут ещё маленький ребёнок… И я поняла, что проблемы будут всегда. Так вся жизнь пройдёт. Решила действовать. Переломив тяжёлую ситуацию, собрала подарки (свои, по друзьям) - и поехала в детдом. А подарив раз, привязалась. Особенно потряс директор, он настолько впечатлил и научил, что доброе дело не от избытка финансов делается, не с высоты подарки сыплются, а только по любви и внутренней потребности. Да ещё и заслужить нужно, чтобы подарки от вас приняли. Вот и начали мы возить ребят из этого детского дома на остров, на это святое место. "Хорошо, когда есть домик в деревне".

- А как Вы успеваете с огородом, домом?
- Это всё молитвами старца и Благословением Божиим. Я училась у местных и всё делала сама, но всегда перекрещу "Во Имя Отца и Сына и Святаго Духа" и Святой водичкой окроплю - вот оно и растёт само. Всё опытом, опытом и молитвой. Пойдёмте, даже дыню покажу.

- По огороду и дому видно, что здесь настоящая, умелая хозяйка. А какое любимое блюдо у семьи?
- Чтобы у всей семьи – это суши, роллы.

- А вы и посты, как положено, соблюдаете?
- Да какие мы постники, если говорим с утра: "Что бы нам такого вкусненького и постненького поесть сегодня"? Вот настоящие постники - те на хлебе и воде сидели. Пост – это отказ от удовольствий.

- А отказ от большой эстрады, несмотря на Ваш необычайный голос, о котором так много говорили, это тоже своеобразный пост?
- Голос я вообще не считаю своей принадлежностью. Такое ощущение, что я труба, и голос, как поток, выходит из меня чужой силой. Это как электрические провода или водопроводная труба, хотя и плохая труба, и утлые провода. Я ощущаю это физически, как что-то мощное и большое просто "прёт" через меня, даже голова кружится. Я не считаю, что у меня есть какой-то дар.

Поэтому мы и не лезем в эфир. Сейчас экраном владеют несколько людей. Мы под продюсеров не идём. Мы свободу свою ценим и время для души. Для чего тратить время на это лукавство, когда времени для творчества не хватает. Долгое время работали в кино. Лёша занимался молодёжью, долго был в Америке. У нас творчества через край, а светские тусовки… мы пережили детский возраст. Да и не вписываемся мы в общий современный поток.

Хотя, когда был проект в Муроме, организованный первой леди в честь Петра и Февронии и посвящённый семье и браку, Светлана Медведева пригласила нас поучаствовать. Сейчас супруг ездит с гастролями по стране, параллельно записываем диск в Англии.

- А ещё Вы готовите новый проект...
- В жизни есть вещи, которые мы можем сделать сами. Я начинаю движение, название ему ещё не готово, пока рабочие варианты, но примерно можно назвать так: "Народ, помоги себе сам!". Хотелось бы объединить людей, ведь мы можем, помогая себе, помочь другим. Мы часто в истории враждовали, но когда русский народ объединялся, то соборно переворачивал историю, изменял судьбы. Мы - соборный народ.

Например, мы сейчас планируем концерт в Пскове, и все деньги от него отдадим школе на острове Залита. Хотелось бы, чтобы те люди, которые придут на концерт, понимали, что они не нам платят, а помогают детям (билет – это не только покупка удовольствия, это ваш вклад в общее дело). Именно поэтому мы не делаем дорогие концерты, чтобы большее количество людей могло включиться в соборное дело.

Я не чувствую себя интеллигентом, я себя мыслю частью этого народа. Как он выживает, чем обрабатывает землю и т. д, - мне всё это интересно, и это - культура моего народа. Здесь всегда разговор о земле – это разговор о Боге. И это впечатляет! Мы все под Богом ходим, и Бог всё нам даёт! Когда весь русский народ это вспомнит, и начнёт мыслить соборно, Русь обязательно изменится!

Для меня "Русская земля" - это не просто красивые слова. Это моя страна. моя Москва, мой остров, мой народ, мой дом... и это я ЛЮБЛЮ!

Источник: www.olgakormuhina.ru

 

ОЛЬГА КОРМУХИНА И АЛЕКСЕЙ БЕЛОВ: А ЖИЗНЬ - ОНА ТАКАЯ КЛАССНАЯ!

Журналист информагентства это такой человек, чьи эмоции никого не интересуют, от него требуют только факты, на пресс-конференциях он бывает чаще, чем на семейном обеде, и даже самых знаменитых людей воспринимает не иначе как ньюсмейкеров. Но даже трезвый ум и ясный рассудок журналиста информагентства могут дать сбой, что и произошло со мной после пресс-конференции Ольги Кормухиной и Алексея Белова.

Пожалуй, никогда я не возвращалась с пресс-конференции в состоянии, когда "нет слов одни эмоции", причем эти эмоции - самые-самые позитивные. И дело вовсе не в том, что в метре от тебя находятся легенды так горячо любимого и постоянно слушаемого русского рока (с ними можно разговаривать, к ним можно прикоснуться, погреться, так сказать, в лучах славы). Дело в какой-то безумной силы энергетике, которая исходит от этих людей. Она, как гигантская волна, которая может смыть тебя безвозвратно, но уж если на этой волне задержался, то получишь такие эмоции, которых не испытывал давно, а может быть и никогда.

К сожалению, формат пресс-конференции подразумевает присутствие на ней исключительно журналистов, к сожалению, полуторачасовое общение Ольги Кормухиной и Алексея Белова и представителей СМИ целиком не покажет ни один телеканал, аудиоверсию не выпустит в эфир ни одна радиостанция... А так хочется, чтобы как можно больше людей ощутили то же, что и ты. И вот я решила обнародовать, так сказать, неизданное, то есть те фрагменты пресс-конференции, которые не вошли в новости, остались за кадром. Жаль только, что интонации, эмоциональность, мимику, жесты и много чего еще письменный текст не передает.


Весь мир смотрит на нас!

Ольга Кормухина: Часто говорят у нас нет национальной идеи. Что за чушь, ребята? Она у нас была веками, она и осталась, никуда не делась и не денется. Это православие, самодержавие, народность. С самодержавием ладно, его сейчас нет, но православие и народность остались. Мы соборный народ.

Мы были с Алексеем в этом году на Олимпиаде. К нам подходили иностранцы и просто плакали. Они жаловались: "Ребята, ну что это такое? Мы привыкли, что русские - это соперники, у которых мощный дух. Где этот русский дух?" Вот в этом году его не почувствовали. Ни у кого не было радости от победы противоположной стороны. Нас настолько это поразило. Соперники скорбели, наверное, даже больше, чем наши спортсмены, о том, что вот так неудачно для России сложилась Олимпиада. Это подтверждает то, что весь мир смотрит на нас.

Мы много ездим по миру, к нам приезжают иностранцы. Мы знаем, что иностранцы смотрят на Россию, мир напитывается нашего русского духа от этой нашей необъяснимой русской души. А в чем же необъяснимость нашей души? Все очень просто. Русского человека нельзя судить по тому, какой он есть, как говорил Достоевский, русского человека нужно судить по тому, к чему он стремится. А стремимся мы все к небу.

Алексей Белов: Мне пришлось побывать к экстремальных ситуациях, живя за границей. Мы дружили с людьми фантастическими. Нашим другом был Фрэнк Заппа - это как "The Beatles". На наших глазах он умер, я его видел за 4 дня до смерти. Я встречал людей, которых весь мир знает, типа Шерон Стоун, мне интересно было всегда смотреть в глаза человеку. Я видел фантастически успешного человека, который смотрел на меня глазами глубоко несчастного человека. И это много раз повторялось в жизни. И несмотря на то, что люди есть прекрасные везде и мы встречали фантастических людей, которые совершали по отношению к нам какие-то подвиги, таких единицы. Само общество глубоко несовершенно. Я имею в виду общество западное.

Страна у нас классная!!!

Ольга Кормухина: Самое главное - нам нужно молодежи показать, что у нас страна классная. Правда, она самая лучшая! Лешка десять лет прожил за границей, он вам точно скажет: наша страна самая лучшая. Причем он все время стремился попасть за границу, и мечта сбылась. Я же наоборот - всегда отгребала, когда мне предлагали зарубежные контракты, я всегда говорила, что замуж и умирать - только в России.

Когда надо было в Ванкувер на Олимпиаду лететь, я плакала и говорила: "Леша, я умру там". И действительно, мне так плохо первые дни было, я думала , что просто сдохну. Я думала: "Как же тут люди живут, тут же благодати нет?". Я говорила: "Леха, благодати нету".

Понимаете, у нас самая классная страна и нам надо каким-то образом молодежи нашей внушить. Именно внушить. Дело в том, что некоторые вещи нужно сначала навязывать, и только потом это приживается. Хорошие привычки всегда нужно вдалбливать, а ерунда - она сама как-то приживается, как сорняки. Когда наши молодые люди почувствуют, что их страна прекрасна, что она их любит, что у них есть замечательное будущее в этой стране, что она особая, совершенно не похожая на другие, они поймут, что очень много нужно сделать, что работы непочатый край, вот

Алексей Белов: Одна из самых страшных вещей в нашем обществе это лень. Сейчас в глазах молодых людей можно даже увидеть, что им лень жить. Отсюда все эти страшные цифры о наркомании в нашей стране. Нас с Ольгой года четыре назад пригласили на благотворительный концерт в Санкт-Петербурге. К сожалению, православная церковь очень маленькой толикой имела к этому отношение. Нас только поселили в Александра-Невской лавре, а всем продакшеном занимались сектанты. Ребята, которые нас встретили, они-то были, по-моему православные. Говорят, что у нас в Питере появился новый синтетический наркотик, после первой дозы соскочить невозможно, это не героин, это в тысячу раз сильнее, а от первой дозы до гроба не более года. Тогда в Питере было около 300 тысяч наркоманов. Единственное противоядие - Церковь. Она обладает всей полнотой и силой, которая способна человека от этого оттолкнуть.

Ольга Кормухина: Молодежи нужно всячески прививать хорошую музыку, хорошие стихи, а не песенки ни о чем - так, для развлекухи. Молодые люди говорят: "Мне надо отвлечься". А от чего, простите, надо отвлечься-то? Что ты там у своего станка, в своих бухгалтерских документах, в своих юридических делах целый день душой-то делал? Тебе не отвлечься надо, а, наоборот, вовлекаться в жизнь, вовлекаться в свою глубинную жизнь, которая и держит человека на земле человеком. Очень бы хотелось, чтобы молодежь это понимала, потому что это такая красота, это такое счастье жить настоящей глубокой жизнью, хотелось бы, чтобы молодежь это почувствовала.

Нам многие говорят: "А мы хотим, чтобы так, как у вас было". Дело даже не в классной музыке, это только крючочек, на который ловим рыбку, наживка. Главное - это потом эту рыбку пестовать, холить, лелеять, чтобы она превратилась в огромную красивую рыбу, которая поплывет сама по бурному морю и еще там кучу рыб произведет. Тогда будут плоды. Надо нам всем, ребята, научиться жить так, чтобы интересно было на нас смотреть, интересно было нам подражать, интересно было находиться рядом с нами, тогда не пойдет молодежь ни к наркодилерам, ни в точки продажи спиртного. Надо, чтобы пошли не к самогонному аппарату, а к нам. Например, "Фабрика", с моей точки зрения, ужасный проект. Мне ужасно не хотелось там участвовать, но все друзья как-то собрались и сказали: "Оля, ну надо, страна должна знать своих героев, надо же показать другое". Мы вышли, жахнули, и Интернет взорвался тут же. Молодежь говорила: "Мы даже не знали, что у нас так вот поют". И вот эта молодежь потихоньку струйкой к нам потекла, потянулась, мы их определили в хорошие места, в хорошие руки.

Вдруг через какое-то время случайно какой-то батюшка из Оптиной пустыни рассказывает, что приезжал тот-то фабрикант, приехал в час ночи, попросил исповедовать и причастить. Его исповедовали, причастили, и он в четыре утра уехал обратно, потому что график сумасшедший. Понимаете, когда сработало, через какое время.

У нас и еще примеры есть. Вот репер Рома Жиган. Он приходит в Москве к главам районов и просит там маленькую комнатушечку, в которой делает студию, и пацаны с улицы вместо того, чтобы идти в какие-то дурные компании, идут туда. Ну, пусть рэпчик они читают, не важно. Пока их так заманили, а там, глядишь, разговоры правильные - и закрутилось, и пошло, и дальше они уже соберут кого-то вокруг себя, и будет как снежный ком нарастать. Поверьте. Просто очень нужна инициатива. Мы это поняли.

Недавно когда мы выступали в Москве в самом большом рок-клубе, где постоянно проводит съемки альтернативный музыкальный канал, который смотрит вся продвинутая молодежь, его смотрят больше, чем МузТВ и все музыкальные каналы вместе взятые. Там девушка-редактор перед концертом подошла к нам и говорит: "Я взрыла Интернет и вот, что бросилось в глаза у вас с Алексеем потрясающе высокий рейтинг доверия у молодежи, в вас верят безоговорочно. Почему у вас такой огромный кредит доверия?" Я думаю, что все это потому, что мы никогда не делали того, чего не хотим, мы никогда не ввязывались в какие-то сомнительные истории, хотя нам предлагали их очень много, потому что я не играю вот в эти игры, в эти игры, а тогда получается, что я не играю ни в какие игры. Мы не то, чтобы всегда старались держаться особняком... Мы должны самосохраняться именно в творчестве. А что касается всего остального, то тут надо идти навстречу всему самому продвинутому.

Мы как бы отгородились от шоу-бизнеса, ну потому что, ребята, там невозможно было находиться эти годы, потому что ругаться не хочется, устраивать бунт тоже не хочется. Мы тихо занимались своим творчеством. Нам не нужны золотые унитазы в трех особняках, потому что мы все это проходили с Алексеем и мы знаем, что чем больше имущества, тем больше с ним проблем. Нам очень мало нужно. Самое главное, что нам необходимо, чтобы у нас была крепкая здоровая семья, чтобы рос здоровым и счастливым наш ребенок и чтобы мы имели возможность делать то, что мы умеем и хотим. Мы не хотим ни с кем конфронтаций, мы хотим со всеми дружить. Другой вопрос, что не все хотят дружить с нами.

Рок - единственная музыка, которая заставляет думать.

Алексей Белов: Я слушаю все, что выходит, особенно это касается жанра современного рока. Я просто заставляю себя. Еще до "Парка Горького", еще даже до того времени, как я работал с Давидом Тухмановым, с которым у нас был проект, группа "Москва". Там был Коля Носков, я занимался всеми аранжировками, Давид Тухманов мне это доверял, был барабанщик. Всего три человека в группе были. У нас даже пластинка вышла. Так вот еще до этого я заставлял прослушивать себя по 200 пластинок в неделю, тогда они были на бобинах. Могу сказать, что музыка ходит по кругу, по спирали. Она каждый раз возвращается к какой-то своей сути, приобретая несколько более современное звучание.

К сожалению, сейчас такое время скудное. Невозможно представить, что может появиться такая группа, как "Queen". Они играли все: оперу, легкий рок-н-ролльчик и хеви-метал одновременно. Все это было на одной пластинке. Этого сейчас никто не делает.

Элтон Джон - это хороший настоящий поп-музыкант, хотя он и рокер в душе. Или "Red Hot Chili Peppers", хотя они давно ничего нового не делали.

Ольга Кормухина: Нам обоим очень нравится "U2". Надо еще "Led Zeppelin" вспомнить. Их никто не переплюнул и, наверно, не переплюнет.

Алексей Белов: Все что касается 70-х годов - это такой кладезь, который всех напитал на долгое время. А все дальше уже шло по спирали, круги сужались, приобреталось определенное звучание.
Классика мне очень нравится, вся нравится, потому что мы на этом учились. Мне нравится русская классика первой половины ХХ века это Стравинский, Гаврилов, Рахманинов. Из второй половины. Мне Шнитке нравится. Из конца второй половины XIX века - это, конечно, Мусоргский, Чайковский. Чайковский вообще самый хитовый композитор он в Америке самый популярный, популярней его нет вообще никого, он в хитах первый всегда. На втором месте Рахманинов и Стравинский.

Ольга Кормухина: Грустные русские. Все-таки народ во всем мире тянется к нашей духовности через музыку.

Алексей Белов: К сожалению, сейчас не пишут такой музыки. Дело в том, что для этого нет почвы. Для того, чтобы растить определенные растения, нужна почва. Вот, например, на Валааме в монастыре им удается выращивать арбузы, хотя это север. А оказывается они там какими-то камнями прокладывают под почвой целый слой, обкладывают с боков. Эти камни нагреваются солнцем и земля теплая, вот они и растят там дыни и арбузы. Также и для музыки - нужна определенная почва. К сожалению, на сегодняшний день в эпоху глобализации, которая идет в мире, такой почвы нет, и поэтому мы больше видим, что везде появляются такие классические "Макдональдсы".

Если послушать современную музыку кино, то во всех кинофильмах звучит одна и та же музыка. Хотя там огромные бюджеты: композитору популярных фильмов могут совершенно спокойно отвалить 2 млн. долларов и не поперхнуться, а как, например, Хансу Циммеру могут и больше. Единственный, кто отличается, это Эннио Морриконе, но и то он это делал 30 лет назад. А так все звучит одинаково.

Ольга Кормухина: Морриконе хороший композитор, но уже точно узнаваемый и повторяется. Вот чего-то яркого не хватает. Очень хотелось, чтобы это было.
Человек творческий, он должен развиваться, он вариться должен вот в каком-то супчике, где морковка, помидорка, лучок, как в хорошем борще, где минимум 9 ингредиентов, и тогда творчество получается многогранным.

Алексей Белов: Если говорить об отечественной музыке, то рок-музыка очень важна для молодежи. Это единственный стиль, который заставляет людей думать. Я вижу как благодаря Интернету та или иная группа может стать феноменально популярной. Никакой поп-исполнитель типа там Максим никогда не станет популярным благодаря Интернету. Это совсем другая публика. Я, конечно, все это внимательно слушаю и изучаю. У кого-то удачный текст, у кого-то удачный звук, а чего-то вот такого цельного нет.

Ольга Кормухина: А такого явления очень хочется.

Алексей Белов: Если говорить о классической музыке, то у нас фантастическая почва для развития. И вузы всегда были фантастические. Если говорить о современном роке то, он, конечно, родился не у нас, хотя мог родиться в России. В чем была беда советской власти - в том, что они все запрещали вместо того, чтобы делать лучше, чем западники. Появились "The Beatles" давайте сделаем лучше, чем они, у нас вот так вот талантов (и сделал жест рукой над головой прим. ред.), музыканты фантастические, которые вузы и консерватории закончили. Вообще талантливых много... А поэзия какая?! У нас в музыке есть настоящая поэзия.

Мы сейчас переслушали того же Цоя - ну фантастика, такая глубинища! Как мальчишке в 21 год могло такое в голову придти?! Это Божий дар, конечно.

Всем, кто сейчас занимается музыкой, надо изучать тенденции, которые существуют в мире. К сожалению, рок музыка в основном развивается там. Надо изучать.

Ольга Кормухина: У их групп слышно, что они знают и Чайковского, и Стравинского, они используют это в своем творчестве. А наши даже гордятся: "А я нигде не учился". А я говорю: "Ну и дурак".

Алексей Белов: У нас есть один приятель иеромонах в Оптиной пустыне, он бывший музыкант-металлист. Он говорит: "Почему они такие плохие, а такую хорошую музыку делают?!" Дело в том, что там само по себе общество такое. Когда появляешься там и начинаешь что-то делать, тебя просто выбрасывают на улицу. И ты как дикие цветы прорастаешь, не пророс и Бог с тобой. Если кто-то вдруг начнет скупать время на телевидении, там на это никаких денег просто не хватит и это станет бессмысленно. Я вижу у нас некоторые звезды тратят десятки миллионов долларов, чтобы как-то быть, как-то держаться. Это бессмысленно. И конечно, там (на западе - прим. ред.) из этого рода диких цветов вырастают настоящие сильные, которых не возьмет никакой ветер, никакие погодные условия. Селекция такая: из миллиона пробивается тысяча, из тысячи сотня, из сотни - десяток, но очень хороший.

"Парк Горького" когда появилась, это был не просто очень сильный состав, это был мощный состав, все и каждый был на своем месте. Нас просто поставили в такие условия, с нами особенно никто не нянчился и деньги, которые были истрачены на проект, были очень смешные - 600 тыс. долларов со всеми видеозаписями. А выхлоп был такой огромный. Там в Америке скидок никто никому не делает: или да или нет, до свидания. Поэтому, когда человек занимается музыкой, делает что-то новое, он не должен сам себе никаких скидок делать.

Ольга Кормухина: У нас в стране рок не жанр, это как социальное понятие. Рок это то, что не попса. Я хочу заметить, что эти годы, которые мы не вели активную концертную деятельность мы очень много работали в кино, в основном это были зарубежные проекты - Голливуд и совместные какие-то американо-русские киношные проекты. Мы поработали с очень великими звездами: Рой Шайдер, сейчас, к сожалению, ушел от нас этот знаменитый оскароносный актер, и Макдауэлл, и Рутгер Хауэр, и Арман Асанте. Это все мои любимчики, которых я обожала в жизни как киноман, и вот такой подарок Господь сделал вот, на тебе.

Леша пишет очень много симфонической музыки. У нас и таких песен много, которые можно отнести к легкому жанру.

Алексей Белов: Ольга - она широкий исполнитель. Ей все под силу. Она может и классику петь, и тяжелый рок, и хорошую настоящую поп-музыку.

Ольга Кормухина: Наша музыка - это наш способ существования в этом мире, это наш способ самовыражения, это наш путь, это вид транспорта, на котором мы едем, надеюсь, в Царствие Небесное. Кто-то туда летит на самолете, кто-то на такси, кто-то на велосипеде - тише едешь, дальше будешь, а у нас вот такой вид транспорта - музыка. И дело не в том, что мы стараемся быть честными по отношению к публике. Мы, прежде всего, честны по отношению к себе. Что такое честность это когда ты делаешь то, что ты должен делать, то, что ты умеешь делать, когда ты не лезешь куда-то в другие области и не пытаешься захватить все необъятное, делаешь то, что можешь и должен, и делаешь это с любовью.

Сейчас, к сожалению, к нам пошли косяком ребята, после всех вот этих фабричных дел. Их выжили, а дальше что? С них сняли пенку, сливки... Произошло самое страшное: личность, которая должна была развиваться определенным образом, лишили базы, корней. Это как цветок просто в неподходящее время пересадить из земли в горшок. Там он корнями чувствовал: "У-у-у-у-у там такая большая поляна, я тут буду тянуться и тянуться, и там, и там я соки возьму". А тут раз - и посадили в горшок. Клево, тепло, ветер не дует, поливают каждый день, но что-то не то, развития нет, главный самый корень оторван. Вот потом они приходят к нам и не знают, что дальше делать. Мы, и я, и Алексей, каждый своим путем, но с кровью продирались сами к себе, к своему праву быть тем, чем мы есть и чем мы хотим быть. И ведь у нас это получилось, потому что мы очень хотели. Вот эти ребята идут за этим, потому что тоже очень хотят, но у них уже подрезали вот этот мощный основной корешок, который человека укрепляет, укореняет. Я обращала внимание: в сильные морозы раз - сверху все погибло, а потом смотришь - новые побеги побежали, потому что корешок остался жив. А их лишили вот этого самого главного корня. Хотя талантливые ребята. Смотришь, лет пять назад у них были какие-то проблески в текстах, я сейчас не хочу фамилии называть, зачем людей обижать, а теперь уже и тексты не те. Мне кажется, что Господь забирает дар у тех, кто нечестен по отношению к себе, нечестно к тому дару относится. Господь забирает что-то главное.

Недавно все поднимали тему 20 лет без Цоя. Мы говорили, почему так? А я думаю, что просто Господь его остановил в момент, когда его начали тянуть в сторону модности. Мне кажется, что Витя не смог бы как личность во всем этом существовать, я думаю, что это милость была. Боженька забирает человека в лучший момент его жизни. Он создал такие песни, которые и сейчас по-новому читаются, новая молодежь, которая уже даже родилась после его смерти, заново открывает для себя Цоя.

Алексей Белов: Я к вере пришел из рок-н-рола из такого, с большой буквы, в котором было все и наркотики. Я знаю, что огромная часть молодежи смотрит на поп и рок-звезд и для многих это несбыточная мечта. Многие мечтают, миллионы пытаются , тысячи тусуются и у сотенки что-то такое получается. И у меня получилось. Я попал в самое горнило. Когда человек отпускает вожжи - результат - это переломанные кости. С переломанными костями души я и пришел первый раз в храм. Для меня это был водораздел. Моя первая исповедь, плюс когда камни величиной с небоскреб упали с плеч и я перестал ползти, я встал первый раз в жизни, мне было 40 лет. Через несколько дней у меня было первый раз причастие. Я только читал об этом, но и когда тысячи солнц ворвались в мое сердце, и когда я опять почувствовал себя пятилетним ребенком. За 20 лет до этого еще с Тухмановым говорили о детском чувстве праздника. И вдруг это вернулось и все сразу встало в голове на место.

Конечно, хорошо, когда ребенок с детства, с младенчества, с пеленок причащается, его носят в храм родители, потом для него это, как для нашей дочери, естественная среда, как дышать.

Ольга Кормухина: Я прошла, что называется, "и Крым и Рым", я нигде этого не скрываю, на мне печать может негде ставить, я может самая грешная из всех, но удивительно то, что даже такую грешницу Господь за волосы из болота вытащил и дал мне снова обрести радость и смысл жизни. И, может быть, слава Богу, что так было. Я теперь смотрю на любого, даже пьяницу, с нежностью, как на закопченную икону, я знаю, что его отмыть, и он засияет, а потом столько еще добра сделает, потому что будет делать это во искупление своего прежнего греха.

Меня всегда не устраивало то, что я видела, то, что мне предлагали, то, что мне говорили. Я много духовной литературы прочитала. И буддизм и кришнаизм я знаю не понаслышке, я изучала и даже пыталась у нас пол-Гнесинки в астрал выходило, правда мне там по башке дали хорошо, в этом астрале, и слава Богу. Хотя я всю жизнь была православной, но надо было все попробовать. У нас такая поговорка в молодости была дурацкая: все надо попробовать. Вот и попробовали. И я вам что хочу сказать, именно желание познать себя и меня привело к Богу. Как я потом прочитала: "Если ты не нашел Бога в пустыне своего сердца, ты не найдешь его нигде". Только познав свои немощи, мы начинаем понимать необходимость и потребность в Боге.

Когда ребенок начинает кричать: "Мама?" Когда он вдруг теряет ее из поля зрения и ему становится страшно. Когда мы попадаем в тяжелую жизненную ситуацию мы начинаем кричать "Господи!", как дети, которые остались без мамы. А кричать вот так надо всегда. Мы каких детей любим? Послушных, которые всегда у руки. Что мы делаем с детьми, которые без спроса куда-то ушли? Что я первое кричу, когда моя дочь не появляется долго дома? "Ну только появись. Я тебе дам!" Так и Господь наказывает нас, значит любит. Он тоже ждал, а мы там где-то мотались 3 часа, пришли он раз и подзадник, чтобы в следующий раз неповадно было.

У нас очень живая религия, но беда в том, что мы не хотим ее знать, мы не хотим ее изучать. Житиями святых мы как бы вдохновляемся. У меня даже был период в жизни, когда я запоем читала жития святых и мне казалось уже, что я сама "кака-то свята", как у нас на острове говорят. Я проникалась этой святостью, могла не есть и не пить, только молилась часами и эту литературу читала. Я была на третьем небе, не на седьмом, а на третьем, потом, правда, приходилось больно падать. Появлялся ближний, которого-то любить мы должны, а я ему: "Че-ты тут меня отвлекаешь от молитвы, от святых дел?" В следующую секунду понимаешь: а для чего тогда все эти книги, если ты первого же пришедшего послал. Господь послал брата, чтобы проверить тебя на вшивость, а ты его и погнал.

Наша живая религия, как кровь в жилах: если она хорошо бежит, а в молодости она хорошо бежала и все легко давалось, а сейчас уже помедленнее и чувствуешь, что это уже труднее делать, на это надо уже себя напрягать. Мы должны быть как живая молодая кровь, все время быть готовыми к движению навстречу друг к другу. Я заметила, что маленькое дело сделаешь, поможешь в чем-то, не пройдешь мимо чего-то, а потом чувствуешь такую благодать, как ни от какой трехчасовой молитвы.
Наша вера - в делах. Мы должны пример показывать того, как классно мы живем с Богом в сердце и в уме. Просто быть самим христианами, тогда и люди потянутся. Нам надо просто-напросто своим примером показывать какая жизнь классная.

Вера у нас правая и славная - пра-во-слав-ная!!!

Иногда может показаться, что мы какие-то фанатики. Часто приходится слышать: "Оль, я хочу попросить прощения". Отвечаю: "Я тебя давно простила". Тогда говорят: "Ты же не знаешь за что?" Я отвечаю: "За то, что ты меня считала фанатиком". Просто когда человек воцерковляется, сам начинает жить духовной жизнью, он все понимает. Духовная жизнь начинает проявляться все сильнее тогда, когда ты начинаешь ею жить.

Алексей Белов: Есть вещи, которые нам не под силу объяснить. Вот причастие... Когда кровь и плоть входит, человек видоизменяется. Ученые брали анализы и говорят, что сами молекулы в человеке после причастия изменяются.

Ольга Кормухина: Мне очень нравится как сказал Слава Бутусов на эту тему. Он говорит, что для меня поклоны, молитвы, это как некое натирание. Вот знаете, чтобы высечь огонь древние терли, терли палочку, появлялась искорка и разжигалось пламя. Все мы говорим, что любим Бога, что мы люди верующие. Но при всем этом - не следуем Богу во всем, часто поступаем простив своей совести: "со - весть" - это чья-то весть. Мы молимся-то только тогда, когда какая-то опасность или нужда. Вот что-нибудь приперло и мы: "Ой, Господи, помоги!" Я помню кризис жахнул и толпами в церковь повалили бизнесмены и бизнесвумены. Такие скромные со своими ноутбуками стояли на службах. Стало устаканиваться - раз, и потихоньку перестали ходить. Вот я думаю, так когда же они были более искренними, когда они себя считали умными до или после этого? И что вдруг случилось, что поперлись они в храм-то? Гром грянул, вот мужик и перекрестился.

И вот молитвы, поклоны - это как некое натирание. Слава прав. Это надо для того, чтобы в конце получить маленькую толику этого огонька, любви к Богу и почувствовать благодать, которая и потом движет нами дальше. Ведь, поверьте, за 2 тыс. лет христианства если бы миллионы людей не ощущали благодать, оно бы умерло, как многие другие учения и религиозные движения. Секты возникают, переживают свой рассвет, потом упадок и исчезают.

Все смотрят именно на православных христиан. Весь мир чувствует душой, где истина. Ведь вера у нас правая и славная, православная. Просто очень трудно переступить барьер традиций семейных, национальных, каких-то своих жизненных наработок. Я никого не тащу в религию, упаси Бог, просто я говорю, что надо жить так, чтобы людям захотелось быть с вами в одной церкви. Почему мы прижились и укоренились, потому что мы Божией милостью почувствовали эту благодать и не хотим ее упускать, потому что без нее вся жизнь кажется пресной, несоленой.

Алексей Белов: Человек редко занимается тем, что ему не принесет плодов. Вот эфемерными проблемами заниматься вообще тяжело. И то, что касается вопросов веры это довольно такая хрупкая, сложная субстанция, особенно по отношению к современному человеку. Вот если бы человеку какая-то серьезная компания, которую знают все, сказала: "Вот тебе пятнадцатиэтажный дом, вот гора кирпичей и ты год будешь их туда таскать. А за это ты получишь миллиард долларов". Он подумает: "Год потаскаю туда-сюда кирпичи, даже если здоровье как-то подорвется - это того стоит". Конечно, большинство людей, кинулись бы эти кирпичи таскать. Преподобный Серафим Саровский говорит, что если бы человек знал, что его ждет там (в Царствие Небесном - прим. ред.), он бы тысячу лет сидел в яме с червями, которые ели бы его тело насквозь и он бы терпел, если бы только знал.

Господи, покажи мне живого преподобного Серафима Саровского! И Он показал.

Ольга Кормухина: Пути Господни неисповедимы, и в один момент, очень сложный момент в моей жизни, очень судьбоносный момент в Лешиной жизни, наши дороги привели нас на остров Залита к старцу Николаю. Он очень мало говорил, он просто жил, и мы старались дольше пожить, побыть рядом с ним, посмотреть, поучиться тому, каким должен быть человек на земле, Божий человек, каким нас хочет видеть Господь. Отец Николай практически ни минуты не жил для себя, ни одной минуты, он все отдавал Богу и людям. Это было такое самопожертвование, что не найдется слов, чтобы его восхвалить. При этом в старце Николае была необыкновенная простота.

Я и Алексей подолгу бывали на острове, был такой период, слава Богу, когда мы имели возможность пожить там долгое время. Мы вросли в этот народ, там мы его заново открыли и заново полюбили. Там я почувствовала нежность, когда увидела, что даже мужики, которые выпивают, особенно после кончины батюшки, а мы очень часто ходим на его могилку, потому что хочется там побыть и напитаться благодатью, так вот даже пьющие мужики заходят, крестятся и из их глаз течет слеза. Не слеза самосожаления или какого-то отчаяния, а слеза осознания своего недостоинства по сравнению с тем, кем этот человек мог быть, если бы не пагубная страсть. Наш народ замечательный, надо научиться его любить. И он готов любить, он хочет полюбить.

Алексей Белов: Познав плоды духовной жизни, встретив такого человека как отец Николай, я понял, кем вообще может быть человек. Это запомню навсегда. Если мы там (в США - Прим. ред.) встречались с американским президентом, я держал его за руку и слушал рассказы о том, как его жена устроила кампанию "Скажи нет наркотикам" и типа того. Перед собой я все равно видел такого же человека, как я, он очень хороший актер, он хороший политик, с большой буквы что ли, но все то же самое. Но когда я увидел отца Николая - это уже ни с чем сравнить невозможно.
Как я попал к отцу Николаю? Ольга меня отвезла. Я ведь очень хотел к нему попасть. Просил знакомых, которые были у него, а они вдруг куда-то исчезали. Почему я хотел попасть к отцу Николаю? Потому что я прочитал про преподобного Серафима Саровского. Президентов и королей я видел, встречался с ними, мегазвезд тоже. Было и было, не было бы, ну и тоже ничего бы страшного не случилось. Я прочитал про преподобного Серафима Саровского, я такого никогда не видел совершенно точно. И я просто молился: "Господи, покажи мне преподобного Серафима Саровского, если есть такие. Если таких нет, то все это болтовня, и православие - это бред сивой кобылы". Вот если мне скажут, что у нас Олимпийская сборная самая лучшая. А вы покажите? О, так, блин, они все хромые! Какая же она самая лучшая? Вот съездите на Олимпиаду и докажите, что она самая лучшая. Вот я прочитав про Саровского, подумал: "Может ли такое вообще быть, это же фантастика". Его же Пушкин ездил смотреть, он даже нарисовал его, есть черновик, где нарисован преподобный Серафим Саровский. Я получил ответ на это, когда увидел отца Николая, когда соприкоснулся с ним, когда понял, что я для него не просто открытая книга, а что его даже самая маленькая молитва может изменить всю мою жизнь. И это случилось.

Это был 1998 год когда первый раз меня Ольга отвезла к отцу Николаю. Через 10 дней после этого у меня умирает отец. И когда он умирал, ему уже открылось видение того мира, он был страшно испуган, видел бесов, ну явно не ангелов, потому что отмахивался от кого-то. И я сам чувствовал этот леденящий холод, как будто-бы бездна какая-то разверзлась. И сделать ничего невозможно. Как ему помочь я не знаю, у меня даже молиться не получалось, тогда я просто прокричал про себя: "Отец Николай, помоги" и "ги" не успел докричать, как у нас воздух в комнате двинулся, а батюшка в это время был на острове за 800 километров от Москвы. И папа сразу затих. Мама сказала, что надо папу положить. Я положил, а у него открылись глаза. Это были глаза младенца, которому сразу показали тысячу Дедов Морозов. У него в глазах был фантастический восторг. Я долго смотрел в эти глаза, потом закрыл их. Видимо таким людям как я нужно было что-то очень сильное показать и Господь показал. Отец Николай показал мне, каким может быть человек.

Ольга Кормухина: На могилке отца Николая сейчас люди даже от рака исцеляются. Ездят, песочек едят, молятся и исцеляются. Многие, даже кто знает его только по книжкам, спрашивают у нас: "А вы правда его видели?"

Алексей Белов: Он был величайший человек. В XIV веке жил Сергий Радонежский и теперь на том месте в лесу, где он жил, один из самых больших монастырей и большой город. Там, где жил преподобный Серафим Саровский, тоже стоит огромный монастырь и огромный город.

Ольга Кормухина: Отец Николай предсказывал, что на острове Залита через 80 лет будет монастырь.

Алексей Белов: Я был и на Афоне, и в Иерусалиме...

Ольга Кормухина: Отца Николая везде знают, даже там где больше никого, кроме преподобного Серафима Саровского не знают.

Алексей Белов: Афон - это такое место, где 2 тысячи лет существует институт старчества, там в каждом монастыре живет старец. И вдруг мы узнаем, что на остров Залита приехала делегация старцев с Афона. Был там такой игумен Герасим. Я сейчас книжки читаю, где пишут, что к нему в келью весь Афон приходит. А он приехал к отцу Николаю, тот уже не выходил, лежал большую часть времени. И вот этот старец-грек провел какое-то время у батюшки, а потом вышел, подошел к часовне Николая Чудотворца, взялся за решетки и заплакал. Когда наша знакомая монахиня подошла к нему и говорит: "Отче, почему вы плачете". А он по-русски разговаривал, и ответил: "Вы не знаете, кто здесь живет. Я весь мир объехал, я всех старцев знаю, но такого второго нет. Он зрит Пресвятую Троицу". Вообще, таких святых, кто бы зрел Троицу, не очень много было.

Ольга Кормухина: С Афона ему постоянно звонили с вопросами. Весь мир звонил на Афон, а с Афона звонили отцу Николаю. Он был величайший светильник.

Почему я пришла к отцу Николаю? Потому что я прочитала житие преподобного Серафима Саровского. Вообще, моя жизнь стала управляться после того, как мне мама повесила на цепочку образок, с одной стороны которого была Богоматерь Умиление, а с другой - преподобный Серафим Саровский. И я потом оглянулась и поняла как преподобный Серафим все устраивал. Не могла я к другому старцу попасть. У него спрашивали: "Отец Николай, а почему вы к преподобному Серафиму Саровскому отправляете, ему молитесь, ему советуете молиться, детей Серафимами крестите? Ведь ваш небесный покровитель Николай Чудотворец?" Он сказал: "Мы с Серафимом одного духа". Часто люди говорили, что в окошке домика отца Николая они видели преподобного Серафима Саровского. И спрашивали у него: "Батюшка, а мы только Серафима видели, что это такое, наваждение?" "Нет. Он был здесь", - отвечал батюшка и даже как бы намекал, что он в духе Серафим. Мы ничего не знаем о Божием домостроительстве и только можем гадать, но все чувствовали, что какой-то Серафимов дух у отца Николая присутствует. Иной раз стоишь и не знаешь кто перед тобой: он или Серафим.

Не могу оставить без внимания и главную тему пресс-конференции - концерт Ольги Кормухиной и Алексея Белова 2 сентября в Пскове, все средства от которого пойдут в Залитскую школу. Дело в том, что этот концерт может стать, а мы надеемся так и будет, началом целого большого движения, которое охватит всю Россию.

Ольга Кормухина: Я очень-очень счастлива, что все это начинается с Пскова. Отсюда родом моя любимая княгиня Ольга. Видимо, она меня ведет, она очень сильная и очень помогает мне, я это чувствую. И я просто счастлива от того, что именно на Псковщине мы хотим сделать вот такой российской почин. Уверена, что наши друзья артисты нас подержат, потому что это принципиально другая благотворительность, я даже не знаю слова такого, как это обозвать, может оно родится в процессе всей этой истории. Не хотелось бы называть это благотворительностью.

У меня была идея... В Древней Греции люди делали так: (сейчас даже туфли сниму, чтобы наглядно было) на одной подошве они писали свое имя, а на другой писали "Иду за тобой". Оля - иду за тобой, Оля - иду за тобой (в это время Ольга Кормухина "ходила" туфлями по воздуху Прим. ред.). То есть человек должен двигаться в этой жизни. Может это движение и будет называть "Иду за тобой"? У меня даже песни есть "Я пойду за тобой" и "Я иду за тобой". Так что уже и гимны есть, даже два на выбор. Осталось двигаться.

Надо не осуждать друг друга, не искать друг у друга соломинку в глазу, а вместе вынуть наше общее огромное бревно из глаза, которое нам мешает видеть друг друга, смотреть друг на друга с любовью. Наша русская история велика и поучительна. У нас две беды: зависть и междоусобица. Испокон веков было так: "Нехай моя корова сдохнет, лишь бы у соседа не было двух". Но всегда перед лицом великой беды наш народ объединялся, он забывал свои распри и становился великим народом, который сметал на своем пути все, что только можно было. При этом, заметьте, всегда вовремя останавливался, не порабощая других, отвоевывал свое обратно и все, и досвидос, и дальше - по домам, на печку. Мне бы хотелось, чтобы мы не дожидались войн, голода, катастроф каких-то, а поумнели.

Пора заканчивать эту ерунду - по домам на печках сидеть. Давайте что-то делать. У нас в России дел невпроворот. Нам только надо взяться за руки и вперед, ничтоже сумняшеся.

Мы хотим в народе наконец-то пробудить желание помогать ближнему. Я сама из Нижнего Новгорода и в юности работала экскурсоводом в Михайло-Архангельском соборе, где находится могила знаменитого Козьмы Минина. Князь Пожарский долго менжевался, идти в поход или не идти, а вот этот посадский простой человек встал и поднял весь народ. Может этот нижегородский дух Козьмы Минина во мне дернулся?

Я все гадала, ну почему же отец Николай меня в монастырь не пустил, что в миру-то он меня оставил. И вот я, наконец, поняла, зачем я вообще существую. Мне даже какой-то новый смысл открылся в жизни. Я понимаю теперь, что надо делать вообще и куда нужно свое творчество еще применять. Потому что мало просто петь песни. Для меня лично - мало, Лешке-то хватает, он все-таки музыку пишет, а мне надо что-то еще, какую-то поляну окучивать. Хотелось бы, чтобы больше было огородников, тогда у нас такие плоды будут, а земля-то благодатная!

Источник: www.olgakormuhina.ru .

ОСТРОВ ОЛЬГИ КОРМУХИНОЙ

На рубеже 1980-х и 1990-х Ольгу Кормухину - лауреата фестиваля «Юрмала-86», обладательницу национальной премии «Овация» и звания «Лучший голос России», называли русской Тиной Тернер. Ее песни становились хитами и звучали в эфире центрального телевидения и радио, гастроли с успехом проходили по всему Союзу. Казалось бы, все, о чем может мечтать человек, посвятивший свою жизнь музыке и сцене, достигнуто. Но неожиданно для всех на самом пике славы Ольга на несколько лет исчезает с телеэкранов и крайне редко появляется на сцене…

Почему Мусоргский — это рок?

- Ольга, Вы покинули большую эстраду в начале 1990-х, на пике вашей популярности, и фактически вернулись только сейчас. Что заставляло Вас так долго молчать?
- В то время смутное, которое многих переломало, я вдруг четко осознала, что пришло безвременье, что своими песнями я не смогу ничего изменить ни в стране, ни в людях. Многие друзья моего возраста, которым было тогда 33–34 года, кто уехали, кто сломались, особенно те, кто действительно чего-то хотел достичь в музыке, — не свихнуться морально было трудно. Я поняла, что благоприятную ситуацию нужно вымолить, что ли. И почувствовала, что мне надо остановиться. Захотелось жить по правде, хотя бы по своей. Я решила тогда, что мой путь — монастырь. Но оказалось, он привел меня к венцу…

- Как уйти, если в то время Вас уже назвали лучшей рок-певицей страны, была масса наград, предложений?..
- Да, у меня все получалось, и я приписывала эти удачи не своей исключительности, а тому, что мой путь был предначертан свыше, и я шла по нему прямо, честно и, как говорится, «добровольно и с песнями». Поэтому почти и не тщеславилась, скорее испытывала тихую радость, словно путник, который идет по незнакомой дороге и, сверяясь с картой, с удовольствием замечает обозначенные на ней пункты маршрута и убеждается в правильности своего движения.

- Вы пришли в рок-музыку, отношение к которой в Церкви было и остается неоднозначным. Не появлялось сомнений в выбранном пути?..
- Да, часто можно услышать, что рок и вера — понятия несовместимые. Ничего подобного! Когда говорят, что это какая-то сатанинская музыка, я с этим абсолютно не согласна. Однажды Алексей (муж Ольги - Алексей Белов, рок-музыкант, выступает с известной группой «Парк Горького». — Ред.) спросил у отца Николая Гурьянова, нашего духовника, угодно ли Богу его ремесло. На что батюшка ответил: «Угодно, угодно! Оставайся на своем месте и продолжай делать добрые дела».

Понимаете, дело не только в том, что ты делаешь, а с каким сердцем ты это делаешь. Вокруг нас всегда столько молодежи крутится, и многие из них уже воцерковились и далеко вперед нас ушли. Есть даже священники. Идеальных людей ведь нет. Даже святые и те имели и слабости, и падения. Люди часто по внешнему судят, не зная человека, а среди рокеров достаточно очень чистых, добрых людей.

А почему я выбрала рок? Я ничего никогда не выбирала. Меня Господь вел все время — я в этом уверена. Меня просто «загоняли» туда, где я есть, где я нужнее. И я также знаю, что если мне будет что-то неполезно — Господь уберет от меня это. Я верю Ему.

А вообще рок, когда он только начинался у нас в стране, — это была музыка честная, молодая, если и бунтующая, то против косности и лжи, царившей вокруг. Против мещанства, равнодушия, что есть самое страшное в духовном смысле. Помните, как Господь говорил: Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч (Откр 3:15). Даже враги ценнее, чем равнодушные люди. Враги нас учат, они нас вразумляют, через них Господь выводит нас на те пути, которые нам необходимы. Через эту брань, через молитвы за врагов Господь нас укрепляет и очищает, как в горниле. А равнодушие — это же муть. Ведь говорят, что в тихом омуте черти водятся. Вот против этого душа бунтовала, и рок наиболее соответствовал такому протесту по своей энергетике. Рок — сильная музыка. Да и с творческой стороны — это возможность исполнять серьезную, сложную оркестровую музыку. Для меня Мусоргский, Стравинский — это рок. Просто электроинструментов они не использовали. А по стилю, по ритму, по гармонизации — рок чистой воды. Можно сказать, что они основоположники этого стиля.

 «Развлечение нужно унывающим людям»

- Что для Вас творчество? Способ самовыражения, попытка изменить к лучшему мир, людей?
- Вы даже представить себе не можете, какая это сила. И тут не все зависит от того, кто поет. Важно и кто слушает. Знаете, это еще на заре творческой карьеры, в туманной юности, я писала: «Боже, знаю я, чего желаешь Ты — любви, святости и чистоты». Сейчас я таких песен уже не пою. Во-первых, чтобы не упоминать всуе Имя Божие, во-вторых, мне благословили доносить смыслы притчами. Вот, например, песню «Я падаю в небо» люди православные очень хорошо понимают и принимают.

А что касается творчества, я всегда думаю, как бы не навредить. Каждый из нас будет отвечать за то, что делает. Божий дар — это ведь не просто так. За него нужно принести Богу благодарность, его надо стараться всячески приумножить, как в притче о талантах.

А о творчестве и искусстве у святых отцов, к сожалению, написано мало. Я буквально по крупинкам собираю эти высказывания. И больше всего нашла их у святителя Феофана Затворника. Ими и руководствуюсь.

- Можно ли, на Ваш взгляд, «оживить» современную культуру — этот пестрый «бразильский карнавал»?
- Повторюсь, здесь ответственность слушателя и зрителя такая же, как и исполнителя, актера, режиссера. Когда я слышу, как жалуются бабушки на приходе у нас на безобразные песни и программы: «Вот, скажи ты этим своим знакомым телевизионщикам, что же они показывают безобразия сплошные». Я им отвечаю: «Бабульки мои дорогие, не надо писать гневных писем в редакции, просто кнопку не включайте эту, и продюсеры быстренько сообразят, что народу нравится, а что нет». «А что же тогда делать без телевизора? — говорят они. — Скучно». Вот и весь ответ. К Богу сходили в воскресенье, галочку поставили: «Господи! Баба Маша сегодня у Тебя побывала. А теперь всё — буду жить, как я привыкла, как я хочу». Вот и вся «православность». Потому и культура у нас в таком состоянии. Мы одной рукой свечку ставим, а другой кнопку на пульте нажимаем. Да еще и смотрим всякую чушь. А рядом дети или внуки сидят и видят, что сегодня взрослые с ними на полуголых девиц, простите, на экране смотрят, а завтра их за руку в храм поведут. Вот такое процветает двоедушие.

И если снова говорить о творчестве, я считаю, что это в чистом виде энергия — как автор чувствует, что переживает, через какую душу он все пропускает, с какими мыслями он выходит к людям… Все имеет значение. Это как пойти съесть гамбургер в «фастфуде» или подкрепиться здоровой пищей, приготовленной дома с любовью. Поэтому надо с большой осторожностью относиться к тому, что мы смотрим, что слушаем, что читаем. Всё мне позволительно, но не всё полезно (1 Кор 10:23).

Но выбор все равно делаем мы сами. И популярность дешевого ширпотреба на нашей эстраде я могу объяснить только тем, что публика сегодня соответствует таким артистам. Как говорил один батюшка: «В унынии живем, в унынии рожаем детей, в унынии делаем свою работу». Уныние — это ведь состояние души без Бога. Вот унылым людям и требуется постоянное развлечение и отвлечение, чтобы не оказаться вдруг один на один с самим собой.

О Церкви и «расцерковлении»

- Как Ольга, которая пела об «усталом» такси, стала Ольгой, которая «падает в небо»? Как отнеслись Ваши близкие к такой перемене?

- Дело не в том, падает Ольга в небо или в усталом такси едет, главное, с каким сердцем она это делает. Я всегда была верующим человеком. Просыпалась под звуки бабушкиной молитвы. Время от времени я заходила в храм, интересовалась, трепет, конечно, испытывала. Я понимала, что есть иная жизнь, кроме той, которой живет мир вокруг. Но, как говорит мой друг Гарик Сукачев, не готова еще была отказаться от многого того, что мне было на тот момент дорого. Хотя это глупости, и сейчас я понимаю, что ни от чего отказываться не надо. Просто дела света не боятся света. Поэтому в первую очередь надо идти в храм, чтобы освятить свои дела и понять — светлы ли они. А темные дела нам на что? Зачем человеку весь мир, если он душу свою вечную погубит? Теперь я перед каждым ответственным, важным делом прошу молебен отслужить, испрашиваю совет духовника.

- Ольга, если в 90-е был действительно ощутимый поворот общества к Церкви — многие пришли в храм, остались в лоне церковном, то сегодня даже православные СМИ пишут о таком явлении, как расцерковление, прежде всего среди интеллигенции. Как Вы считаете, с чем это связано?
- Считаю, что во главу угла такие люди, видимо, возводили внешнее, а внутренним совсем не занимались. Ведь часто мы можем услышать даже среди церковных с виду людей: «Я в храме отстоял службу». Что значит «отстоял»? Как на заводе у станка, что ли? Но мы же не отстаивать ходим в храмы, мы идем молиться. Наша связь с Богом — это наша молитва. И соборная молитва Церкви — она же какую силу имеет огромную! И люди, которые не ощутили этой благодати, сердце которых не затронуло вот это дыхание вечности — молитва, не растопило его, они, наверное, не поняли еще разницу между душевным и духовным.

А наша интеллигенция… Я ни в коем случае не противник наук и знания, но вижу, сколь большие искушения в светской образованности существуют. Мне кажется, я понимаю, почему Анна Ахматова открещивалась постоянно от того, чтобы ее называли «частью интеллигенции».

Помните притчу о богатом юноше? Когда он на вопрос Спасителя о заповедях Божьих говорит, что все их сохранил от юности своей, Христос предлагает ему большее — раздать все свое имущество и последовать за Ним. Это имущество — это ведь не только материальное богатство его было, но и знания, навыки, таланты, которыми он обладал. И вот от этого очень трудно бывает человеку отказаться, потому что столько трудов на это положил, времени. А Христос стоит у двери сердца, стучит и говорит: «Да брось ты это все, Я дам тебе гораздо больше». — «А что же Ты мне дашь, Господи?» — «Я дам тебе Себя Самого».

Но человек даже не слышит этого, не хочет слышать. Он вцепился мертвой хваткой в свое, в то, чего добился праведным и неправедным путем. Это называют «самостью», т. е. гордостью.

Поэтому я думаю, что никакое это не расцерковление — то, о чем пишут в социальных сетях. Тот, кто ушел, не был в Церкви на самом деле. Церковь — это Тело Христово. Как можно из нее куда-то уйти?

Какое расцерковление? Странное какое-то слово! Воцерковления-то не было, наверное. Воцерковление — это когда человек становится Телом Христовым, когда жизнь свою полагает к подножию Его Креста. А если сейчас кинуть клич, сколько отзовется на призыв пострадать за Спасителя? И совершенно не обязательно, чтобы тебя при этом убивали. Просто пойди в больницу страждущих утешать, в тюрьму. Это тоже страдание. Это же самая высокая молитва, как учит мой духовник. Церковь — это не стены, где батюшка ходит с кадилом, а бабушки свечки ставят. Это мы. А от себя куда сбежишь? 

Старец Николай Гурьянов

- Как Вы познакомились с Вашим духовным наставником — отцом Николаем Гурьяновым?
- С отцом Николаем мы познакомились лет за пять до того, как мы впервые встретились. Как такое может быть, спросите? «Я Вас давно знаю», — сказал он мне при первой встрече. Понимаете, батюшка участвовал в жизни многих людей, которые даже не слышали о нем. Меня к нему на остров Залит благословляли поехать еще году в 93-м, а я решилась на это только в 97-м. Ситуация жизненная просто вынудила это сделать. Перед этим я много молилась, просила Господа, чтобы встреча наша состоялась, чтобы я смогла найти ответы на свои вопросы. И вот приезжаю. Вокруг отца Николая столько народа, что батюшку даже не видно за ними. Но когда я закрыла калиточку и снова повернулась, то увидела, что от меня к нему прямая тропинка уже расчищена. Батюшка попросил всех расступиться и сказал: «Это ко мне, пропустите ее». Для меня это было так удивительно. Просто чудо! И первое, что он мне сказал при встрече: «Ну, что же ты так долго?»

- Говорят, что со старцами тяжело рядом жить…
- А мы рядом с ним не жили, мы рядом с ним летали, как на крыльях. Это уже после, когда батюшка в затвор ушел, мы начали «жить рядом», т. е. любоваться островом, рыбу ловить, огород возделывать в купленном неподалеку домике.

- Что Вас более всего поразило в нем?
- В отце Николае меня больше всего удивляла его подлинность. Подлинность во всем. У меня так сложилась жизнь, что многие в глаза говорили одно, а за глаза — другое. Меня предавали самые близкие люди. А это, пожалуй, единственный человек, в котором я была уверена, что он не только ничего не скажет обо мне дурного, а даже не подумает. Я это знала. Он был не способен. И поражало то, что рядом с ним мир духовный становился реальностью. А наш реальный мир казался нарисованным. Все, что касалось сокровенной жизни духа, было естественным. Даже чудо было естественным. Оно казалось нормой, а наша жизнь казалась ненормальной.

Я люблю рассказывать один случай. Один профессор математики, русский, приехал на остров со своим английским другом, тоже профессором математики, совершенно неверующим. И русский очень молился, чтобы тот уверовал. А англичанин имел помысел: «Если покажет мне этот старец чудо, тогда уверую». Приехали, батюшка их встретил, завел в келью и сразу же, с первых слов говорит: «Какое же чудо тебе, сынок, показать?» Подошел к выключателю и начал щелкать: «Вот есть свет, а вот нету света. Вот есть свет, а вот нету света. Ха-ха-ха». Посмеялись, и отец Николай отправил их домой: «Езжайте, сынки, с Богом, пока тихонько». Англичанин тоже посмеялся, мол, какие могут быть чудеса? Ведь ученый человек.

Приехали они с острова обратно на материк, а там толпа народа, милиция, рабочие какие-то провода тащат. «А что случилось-то?» — «Так три дня уже на островах света нет». И ученый наш тут же развернул лодку обратно.

А всем, кто жил рядом со старцами, со святыми, конечно, было тяжело, я думаю. Ведь почему Христа ненавидели и гнали? Потому что Он Сам, вся Его жизнь была обличением многим, что они не таковы. Он мешал людям жить так, как им хотелось, — по собственной прихоти, а значит, в рабстве у греха. Ведь и сегодня легко сказать: «Почему я пью? Да все пьют». А вот есть люди, которые не пьют, не курят, матом не ругаются, женам верны и о стариках родителях заботятся, в храм ходят. Почему же тогда христиан во все века гонят? Ведь это же хорошо — то, что они делают? Да потому, что общество всегда ищет себе оправдания в своих слабостях, а тут перед ним живой пример, что можно служить и не красть, дружить и не лгать, любить и не блудить, жить и не убивать. Одних вид этой «соли земли» приводит к раскаянию, а большинство готово снова и снова если не распинать, то трусливо отворачиваться, проходя мимо Креста.

- Что самое важное, чему Вы на острове научились?
- Радоваться и благодарить. Таким был ответ батюшки на вопрос: «Как мне спастись?» Радоваться вроде бы, уже научилась, а вот благодарить непрестанно — еще нет.

Для себя после нескольких лет, проведенных на острове, я открыла, что религия, вера наша — это не учение. Это сама жизнь. Что не выживать надо, а жить. Жить каждый день перед лицом Божьим. Это так просто, и в то же время так трудно! Просто — потому что знаешь, что делать, а трудно — потому что это надо выполнять!

Почувствовать себя любимыми

- Ольга, сейчас, когда отца Николая рядом нет, что изменилось в Вашей жизни?
- Я помню, что, перед тем как батюшка ушел в затвор, в одно из последних моих посещений, почему-то у меня вырвались слова: «Батюшка, я скучаю…» Вроде бы мы рядом, общаемся, чего скучать, казалось бы… А он тихо так, нежно и протяжно говорит: «Не скучай!» И только спустя время я поняла, — он знал, что скоро его не станет, и таким образом он отпустил душевное, телесное, если можно так сказать, общение наше, а духовное — оно ведь никогда не прекращается. Я всегда чувствую его молитвенную помощь.

- Вы поете на клиросе. Что значит для Вас богослужение, храм?
- Может быть, это громко прозвучит, но я скажу, что для меня это — всё. По крайней мере, это очень важная часть моей жизни. Когда меня спрашивают о месте храма в ней, мне всегда приходит на ум образ отношений матери и ребенка. Ребенок всегда любит маму, но он может увлечься, заиграться, убежать за угол и даже потеряться. Оказавшись совсем один, он будет тут же с беспокойством искать ее, стремиться к ней, а когда найдет и успокоится в ее объятиях, станет по-настоящему счастлив. Так и мы блуждаем по этому бурлящему морю житейскому, а потом приходим в храм и чувствуем, что мы дома, что мы любимы, что все правильно. Как в детстве в теплых объятиях мамы. По-другому я это никак объяснить не могу. Мама научит, мама согреет, мама накормит. Церковь — это Мать наша.

А на клиросе я стою в храме, где пел когда-то сам Суворов. И это для меня глубоко символично. Я все чаще в своей жизни эти символы отмечаю: я родилась в день памяти святого благоверного князя Димитрия Донского, ношу имя святой равноапостольной княгини Ольги и пою там, где молился великий русский полководец. Это мои путеводные звезды по жизни, и я думаю, что неспроста у меня такой воинственный характер (смеется).

Честно говоря, на клирос я стала за послушание отцу Николаю. Я его спросила однажды о своей профессии, о том, можно ли совмещать стремление жить духовной жизнью и профессионально заниматься музыкой, а он мне в ответ: «Пой. Главное — на клиросе пой». Я даже не понимала тогда, как это важно. Ведь Богу Богово надо отдавать.

- А что для Вас счастье, Ольга?
- Знать волю Божию и ее исполнять. Снова и снова настраивать себя по этому камертону.

Автор: КАРПЕНКО Александр, протодиакон
Источник: ФОМА  О православии для широкой аудитории  

 


 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ