О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон) ( род. 1951)

Цитаты   |   Интервью
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)

Федор Филиппович КОНЮХОВ родился 12 декабря 1951 года в Приазовье в семье рыбака. С детства мечтал путешествовать. К 50 годам совершил более 40 уникальных экспедиций и восхождений. Первый и пока единственный в мире покоритель пяти полюсов нашей планеты: Северного и Южного (географических), полюса относительного недоступности в Северном Ледовитом океане, Эвереста (полюса высоты) и Мыса Горна (полюса яхтсменов). Капитан дальнего плавания, яхтенный капитан. Прошел более 100 тысяч морских миль в одиночку под парусом, провел более 1100 суток в одиночном плавании. Заслуженный мастер спорта.
Федор Конюхов – Член Союза художников РФ, автор более трех тысяч картин. Член Союза писателей РФ.  Знаменитый русский путешественник и художник Федор Конюхов строит в Замоскворечье в тесном дворике своей мастерской часовню Николая Чудотворца в память о погибших моряках и путешественниках.


Диакон Фёдор КОНЮХОВ: цитаты

Фёдор Филиппович КОНЮХОВ (род. 1951) - путешественник, писатель, художник, диакон Русской православной церкви. Первый россиянин, побывавший на Южном и Северном полюсах и Эвересте. Заслуженный мастер спорта СССР по спортивному туризму, член Союза художников СССР, Союза писателей России и Союза журналистов России: ВидеоИнтервью .

Федор КОНЮХОВ: ПУТЕШЕСТВЕННИК И ДИАКОН


22 мая 2010 года митрополит Киевский Владимир поставил известного всему миру путешественника Федора Конюхова во иподиаконы, а на следующий день — на праздник Святой Троицы епископ Запорожский и Мелитопольский Иосиф совершил его  диаконскую хиротонию.

Отец Федор Конюхов — капитан дальнего плавания, яхтсмен, первый россиянин, побывавший на Южном и Северном полюсах и Эвересте. За спиной у него 4 кругосветных путешествия, более 40 уникальных экспедиций. Он родился в Запорожье, закончил Одесское мореходное училище и Ленинградскую духовную семинарию.


В каждом интервью, во всех своих книгах Федор Конюхов всегда говорил о Христе, о вере, о православии. Во время последней экспедиции Федор Конюхов установил крест на мысе Горн, построил несколько часовен. Федор, объясняя свое желание стать диаконом, сказал:


«Я много сделал для путешествий, для славы человеческой трудов, я хочу сделать сейчас для Господа Бога и для нашей православной церкви».


Вот, что рассказывал отец Федор Конюхов сам — в интервью и книгах:

Путь Федора Конюхова к вере

Я был верующим всегда, такая уж у нас семья: мой дед священник и его брат тоже — он даже канонизирован как новомученик. Помню, в школе (а я учился в нашем рыбачьем поселке) я все время спорил с учительницей литературы. Спрашивал ее: «Скажите, Татьяна Семеновна, как же вы говорите, что Бога нет, вот же Пушкин в него верил!»

Впрочем, за свою жизнь я убедился: вера в Бога в чем-то похожа на любовь к женщине. Кому-то повезло влюбиться в юности, кто-то всю жизнь шел к своей любви, а кто прожил всю жизнь и никого не полюбил. Последнему кажется, что и не бывает никаких возвышенных чувств и прочего, он смеется над теми, кто говорит обратное.

У меня есть один знакомый ученый, человек совершенно советского воспитания. Всю жизнь он мне говорил, приходя ко мне и видя иконы: зачем тебе это, ты бы лучше науку поддерживал! А вот недавно вернулся он после операции и рассказал, как потом ему показали видео, сделанное во время шунтирования. Вот он лежит на столе без движения целых четыре часа, врач достает его сердце, моет, что-то с ним делает, а потом возвращает обратно. Этот человек сказал мне: «Знаешь, Федя, я посмотрел то видео и встал со стула совершенно другим». Пришел я недавно к нему в кабинет и вижу — там иконы появились.

Федор Конюхов о бессмысленном риске

Не все понимают, что бессмысленный риск экстремального спорта — грех. Нельзя же подвергать свою жизнь опасности просто так, из удовольствия — это пустое. Но ведь так делают тысячи людей, и их невозможно остановить! В Москве одних только зарегистрированных альпинистов четыре тысячи. Для них это важная часть жизни, их не остановить, просто подойдя к ним и сказав: «Все, что ты делаешь, — бессмысленно и греховно». Они и самого-то слова «грех» в изначальном его значении не поймут, а только лишний раз обидятся, решив, что их обвиняют в нарушении чуждого для них «церковного закона».

Мне кажется, нужно обязательно быть рядом с ними, потому что эти люди нуждаются в особой молитве, особом заступничестве. Церковь обязана помнить о них, молиться. Почему у нас множество священников, которые окормляют военные подразделения, школы, больницы, но почти нет тех, кто работает с теми же альпинистами, любителями экстремального спорта? Ведь это часть нашего общества с особым образом мыслей.

С людьми, увлеченными экстремальными видами спорта, нужно находить общий язык. И это еще одна моя мечта — хотя бы в Москве создать приход для таких людей. Уверен, что небольшая община обязательно наберется. А она уже станет примером для остальных, поможет человеку задуматься, зачем он идет в горы. Просто так, ради спортивного интереса? Но стоит ли этот интерес риска, затраченных сил и эмоций? Ведь для того, чтобы сделать первый шаг к вере, нужно сначала задуматься об этих проблемах.

«Нет на земном шаре более тяжелой работы, чем молиться Господу Богу»

Когда моя яхта перевернулась, я понял, что нет на земном шаре более тяжелой работы, чем молиться Господу Богу, именно молиться.

Когда к полюсу идешь, тащишь за собой 135 килограммов груза, всё время вверх, два месяца, при минус 50 градусах, преодолевая встречный ветер, то думаешь: на земном шаре ни у кого не может быть такой тяжёлой работы, как тащить это. А когда меня перевернуло, и я читал молитвы, то понял, что вот это и есть самая тяжелая работа.

И только через нее мне открылся Господь.

Это случилось, когда я попал в ураган «Даниэль» (скорость ветра 130 миль в час). Потом я узнал, что мои шансы выжить были равны нулю. Яхта шла на автопилоте, потому что все время должна быть на волне, как серфинг. У меня вышел из строя автопилот, и я встал на руль. Но так ты долго ее на такой скорости не удержишь, ты же устаешь. У меня в глазах уже фиолетовые круги идут, я допускаю ошибку и яхта — уходит с волны и ложится на бок.

Я на палубе. Волны бьются, пыль одна стоит, дышать невозможно. Я держусь и знаю, что сейчас если яхта перевернется — захлопнет меня — и всё. Отдаю спасательный плот. Но при таком ветре он отрывается и взвивается вверх, как змей, правда, привязанный. Я должен его посадить, как змея и тяну, тяну к себе… И вдруг веревка обрывается и он отлетает. Всё, я остался без плота. Вода, правда, теплая, с тропиков идет ураган. А сам я привязан. Волна пройдет, собьет меня в воду, я выкарабкиваюсь и держусь за борт, но вот-вот потеряю сознание… А потом наступает тишина. Я контроль потерял.

Ничего не вижу, глаза отказали, все седое — вода, небо… И звуки песни: хор поет, стараюсь прислушаться, слова разобрать, а они поют шепотом… Как будто и женщины и мужчины, нет различия, а слова разобрать не могу. Музыка такая… не орган, не трубы, не гитары, очень красивая музыка. Не какая-то какофония, когда намешано всего, нет. Она льется… Никогда я такой музыки не слышал… И голоса слушаю, слушаю, чтобы слова разобрать, и не могу. Не то, чтобы на немецком или на английском, или на русском поют, нет, но непонятно…

Волна проходит, сбивает меня в воду, я снова выкарабкиваюсь, воду соленую глотаю, и так пить хочется. А знаю, что в яхте есть бутылки с водой. Чувствую, надо забираться в яхту. Она всплывает, я открываю люк. Только за собой закрыл, яхта перевернулась.

Она наискосок лежит, но из люка выбраться уже нельзя. Внутри всё вверх дном, 120 литров солярки вылилось вовнутрь… Все книги, продукты, всё, что есть — смешано, воды по пояс. Я нашёл фонарь, бутылки с водой, 100-200 бутылок у меня всегда на яхте стоит.

Выпиваю бутылку, догола раздеваюсь, потому что соляр начинает разъедать всё, рубашку, трусы. На мне только крестик, ещё от деда остался…

Внутри всё закрыто, работать не возможно. Самое главное, я понял, что осталось последнее — это молиться. Всё сделано. Но никто не может помочь. Хотя все знают, все следят. Вода сбивается с соляркой в желчь такую, дышать невозможно, все время будет подходить и меня ждет медленная смерть от удушья. Но там, где у меня кровать, есть ниша, там больше воздуха, и я туда забираюсь, сделал из матраса гнездо такое себе. Беру с собой бутылки с водой, иконку Николая-чудотворца (она у меня на спасательном жилете, металлическая) и начинаю читать молитвы. И слышу удары, бух, бух, вот-вот яхта разломается, удар за ударом. Я молюсь, молюсь…

По статистике, на пути к этой вершине каждый третий альпинист погибает. Мы с Женей Зиноградским на высоте 8 тысяч метров сидим, вдыхаем перед последним восхождением. Там спать нельзя, можешь задохнуться, воздуха не хватает. Думали, что в 12 часов ночи выйдем, но пурга помешала. Собрались в два ночи выходить, чтобы успеть до вершины дойти и спуститься до темноты (а подошли часов в 5 вечера). Сидим, ждем, ветер рвёт палатку. А вокруг там, на восьми тысячах, мертвых человек тридцать — как в бою лежат, все альпинисты. Высохшие. Там же мумиями становятся, там не хоронят. Как погиб, так и лежит. Мы сидим с Женей и думаем — дойдем мы до вершины? Может быть 30 человек уже прошло, а мы как раз попадаем в десятку смертников?

Мозги чистые, всё вспоминается до мелочей… Даже когда я в детстве случайно ласточку из рогатки убил… Я случайно в нее попал. Бабушка говорила, что ласточек нельзя трогать — это грех. Сидишь и всё до последнего вспоминаешь. Кому-то слово сказал плохое, с кем-то поссорился, кого-то обманул, воробья убил, вспоминаешь всё, вот это и есть исповедь. Чувствуешь, что час твой подходит и не знаешь, вернёшься или нет. И думаешь, как ты предстанешь перед Всевышним, и хочется всё это кому-то рассказать…

Протянуть для моряков мостик к Православию


Несколько лет назад Православная Церковь причислила к лику святых Федора Ушакова — великого адмирала, флотоводца и в то же время человека уникальной праведной жизни. Но храма в его честь в Москве пока нет. Проект уже готов, а место мы пока выбираем. Очень надеемся, что получится построить его в Москве, ведь в столице такой храм особенно нужен: посмотрите, сколько здесь моряков, отставных и действующих, даже клуб адмиралов есть!

А моряки очень любят и уважают Ушакова, он для них пример — правда, к сожалению, ценят они его только как великого полководца, не проигравшего ни одного сражения. Мне же хочется, чтобы храм помог рассказать о других гранях жизни адмирала: о его глубокой вере, о его семье, в которой есть святые монахи-подвижники, о том, что после отставки Ушаков поселился вблизи Санаксарского монастыря и провел там всю оставшуюся жизнь…

Через рассказ об этом я бы хотел протянуть для современных моряков мостик к Православию. Ведь они восхищаются Ушаковым, многие считают его примером для подражания. Мне кажется, что рассказ о пути к вере своего для моряков человека будет миссионерски эффективным. Я убедился в этом на своем опыте. Помню, как приехал первый раз в Санаксарский монастырь, настоятель открыл мне мощи Федора Ушакова, предложил помолиться, а сам ушел. Я встал на колени перед ракой с мощами и оказался лицом к лицу со святым. У меня мурашки по телу: никого рядом нет, а я, старшина первой статьи, сам военный моряк, стою перед адмиралом, да еще каким адмиралом! У меня, конечно, все молитвы вылетели из головы… На меня все это произвело невероятное впечатление: святость проникает в нашу жизнь, становится близка и понятна…

Так родилась идея строительства нашего храма, для которого мы разработали уникальный проект: архитектура будет классической византийской, но весь храмовый комплекс в целом должен будет напоминать своими формами корабль. Все в строгом соответствии с канонами, и в одновременно возникают новые, особые смыслы. Храм памяти адмирала — подобен кораблю в море житейских страстей! Если взглянуть на него сверху, то храмовый комплекс контурами похож на рыбу — еще один морской и в то же время древний христианский символ.

Пожелание Федора Конюхова сыну Николаю, внуку Аркадию и внуку Итэну из Северной Атлантики: Николай, Аркадий и Итэн, вам необходимо соблюдать три главных правила: бояться Бога, часто молиться и творить добро людям.

Будучи обижаемым, ты не должен гневаться, будучи хвалимым, ты не должен превозноситься. И еще тебе говорю, что злом никогда не победишь зла, если кто-либо причинит тебе зло, то окажи такому добро, тогда твое добро победит его зло.

Будь молчалив: умением говорить выделяются люди из мира животных, умением молчать выделяется человек из мира людей. Чем больше ты будешь молчать, тем больше тебя будут слышать. Молчать лучше, чем говорить.

Постоянно заботься о том, что ты мыслишь в уме своем, что было бы угодно Богу. Поступая так, ты легко победишь всякий грех.

Сын и внуки мои! Для чего вы родились? Родились не для отдыха, а для трудов, не для лености, а для подвига. Начинайте же, трудитесь и не ленитесь.

С детства приучай себя к работе и правильно распределяй время суток. Тогда ты обязательно сумеешь сделать за день очень много дел, если постараешься. И если делать свою работу с удовольствием, она никогда не будет раздражать, а значит, ты все успеешь.

Дети и внуки мои, не осуждайте других людей. Думайте о себе почаще. Предавайте себя в волю Божию . Живите с молитвою. Чаще налагайте на себя крестное знамение. Советую чаще причащаться Святых Христовых Тайн. Защищайтесь крестом, молитвою, святой водой. Перед иконами пусть горит лампада.

Учись также любить и прощать старых и немощных. Если тебе что-нибудь будут говорить неприятное или обидное, говорить старые, больные или кто из ума выжил, то не слушай их, а просто помоги им. Помогать больным нужно со всем усердием и прощать надо , что бы они ни сказали и ни сделали.

Не придавай значения снам; не обращай на них внимания, сны бывают от лукавого, они только расстраивают человека, опутывают мысли.

Любую боль, коварство, напасть, гнев осилишь, вооружась любовью.

И чем дальше движется время, тем ты будешь становиться старше.

Всегда носи нательный крест, крест нательный должен обязательно быть на шее христианина.

Приступая к выполнению каждого доброго дела (а злых дел никогда не совершай!), проси на это у Бога благословение через молитву. Что бы ты ни делал, будь всегда с молитвой, и милость Божия да будет с тобою.

С малых лет ставь себе жизненную цель и иди к ней, нo придерживайся этих слов: «Истинное удовлетворение дает не само достижение цели, а преодоление препятствий на пути к ней».

Очень полезно заниматься чтением слова Божия.   Прочитай хоть раз всю Библию разумно. За одно такое упражнение, кроме других добрых дел, Господь не оставит тебя без милости.

Твои руки всегда должны быть простерты к воздаянию, и то, что ты отдашь нищим, — тебе воздастся с избытком от Божественных Даров.

В любых условиях оставайся аскетом и будь требователен к себе.

Никогда не гневайся, будь кроток, как Моисей или Давид, скромен, как Иаков и милостив более Авраама. Ибо Авраам раздавал милостыню от многих богатств своих, а ты благодействуй нищим от своих возможностей.

Всегда твердо верь и помни, что каждая мысль твоя и каждое слово твое могут несомненно быть делом.

Не пристраивайся к жизни, а иди своей дорогой.

Всегда твердо верь и помни, что каждая мысль твоя и каждое слово твое могут быть, несомненно, делом.

Будь энтузиастом. Я люблю таких. Они побеждают. Именно энтузиазм выводит человека на стезю достижений. Во всех моих путешествиях именно энтузиазм выводил меня из тяжелых, смертельных передряг.

Слушай своих родителей и беспрекословно почитай их. Что поставят, то и кушай, что дадут, то и носи, принимай с благодарностью и носи благодарно.

Жизнь наша есть море, Святая Православная Церковь — наш корабль, а кормчий — Сам Спаситель.

Настоящая жизнь быстро проходит, и смерть приближается к нам. Смерть может внезапно настигнуть нас, когда мы совсем еще не готовы. Человек по этому всегда должен усердно исполнять заповеди Божий. Потому в настоящей жизни ничем не надо гордиться и ни к чему не надо иметь пристрастие.

Милость Божия да будет с тобою и с твоими родителями!

Источник: ФОМА  О православии для широкой аудитории   -  ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ 


Фёдор КОНЮХОВ: интервью

Фёдор Филиппович КОНЮХОВ (род. 1951) - путешественник, писатель, художник, диакон Русской православной церкви. Первый россиянин, побывавший на Южном и Северном полюсах и Эвересте. Заслуженный мастер спорта СССР по спортивному туризму, член Союза художников СССР, Союза писателей России и Союза журналистов России: Видео | Цитаты.



РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ:  ДИАКОН ФЕДОР КОНЮХОВ

На прощание он вручил нам по иконке — приложившись губами к каждой:
- Это Николай Чудотворец. Писана по моему эскизу. Такая же в космос отправилась.

Протянул с нежностью. В одной руке Чудотворец держал парусник, в другой — покоренный Конюховым мыс Горн.

В его старой книжке всякий год отмечен событием: «1953. Первый раз услышал запах сена. 1971. Первый раз меня хотели убить. 1977. Первый раз один ночевал в тайге. 1982. Первый раз рисовал обнаженную натуру…»

О Конюхове толкуют разное. Мы шли к нему, вооружившись цитатами. Среди них — реплика знаменитого яхтсмена Виктора Языкова: «Федор — личность уникальная, небеса ему прощали отсутствие профессионализма. Это можно объяснить только одним: он блаженный. Не надо его копировать».


Вспоминать ее не стали — попав под обаяние Федора Филипповича. И вы бы попали. И вы бы забыли все скверное. У Конюхова прозрачные глаза. Говорят, люди с такими никогда не врут.


Его мастерская неподалеку от Павелецкого вокзала примыкает к часовенке. Бронзовые флотоводцы у входа. Андреевский флаг прямо на дереве. Таблички с именами погибших путешественников.


Сам Конюхов, который в декабре 2010-го был рукоположен в священники, встретил нас в рясе с могучим крестом. В комнатке живописный хаос — рюкзаки, иконы, недописанные картины. Чертежи яхт.


Говорил он, как никто, — будто в масло окуная каждое слово. «Лежить», «идуть», «знають». «Квартирка», «колбаска», «опасненько». Режиссер Кэмерон, опередивший с погружением на дно Марианской впадины, — для него «Камерун». Мальдивы — «Мальвины». И ничего с этим не поделать. Всё у Конюхова как-то по-особенному.


В минувший понедельник 60-летний Федор Конюхов улетел покорять Эверест, на который впервые взошел двадцать лет назад.


* * *

- Так как вас называть — отец Федор? Федор Филиппович?
- Федор Филиппович. Если фотографировать будете — рясу сниму. Не надо расписывать, что я священник. Мы занимаемся путешествиями. Спортом. Правильно?

- Ну да.
- Если б вы были из православной газеты — пришлось бы у Владыки брать разрешение на интервью. А что касается экспедиций — тут я никого не спрашиваю.

- Вы отправляетесь на Эверест. И, кажется, года два в России не появитесь?
- Может, два. Может, больше. Вся моя жизнь — сегодня приехал, завтра уехал. Я уж позабыл, как выглядит Красная площадь! На днях вспоминал — какая же она? Лет десять там не был.

- А в Мавзолее?
- Еще пионером, в 60-е.

- Недавно вы медкомиссию проходили. Никаких неожиданностей?
- Пока нет. Дай Бог. А то могли бы на Эверест не пустить. Он больных не прощает. Китайцы требуют справку у всех, кто старше шестидесяти.

- Вы как-то обмолвились, что каждый день пробегаете 54 километра.
- Времени нет столько бегать. Ежедневная у меня лишь молитва. Но когда бегу — укладываюсь в 7 часов 10 минут. Это не сильно быстро. Так, рысцой.

- Много людей вашего возраста покорили Эверест?
- Человека три. Я там впервые побывал в 1992 году. Поднимался со стороны Непала, Гималаев. А теперь пойду со стороны Тибета. Меня часто спрашивают: «Зачем тебе это? Какие цели, задачи?»

- Что отвечаете?
- Да просто люблю я Эверест! Соскучился по нему. Двадцать лет назад я был спортсменом, а сейчас все иначе. Нравится — иду. Не нравится — я бы не пошел. Такой возраст, что подчиняюсь одному Господу Богу. Телевизор у меня не выключается — смотрю день и ночь документальные фильмы про Эверест.

- Настраиваетесь?
- Да. Вот этот фильм про команду новозеландского гида Рассела Брайса. Он мой ровесник, 11 восхождений на Эверест.

- Дальше какие планы?
- В сентябре на верблюдах пересеку пустыню Гоби с востока на запад. Две с половиной тысячи километров за восемьдесят пять дней. Будет у нас с товарищем из Южной Кореи шесть верблюдов. На двух — мы, еще четыре с поклажей. В апреле 2013-го отправлюсь на собаках к Северному полюсу.

- Масштабно.
- После этого, надеюсь, за три месяца пройдем всю Гренландию с севера на юг. Так делал великий японский путешественник Наоми Уэмура. А осенью на весельной лодке поплыву через Тихий океан.

- Десять лет назад на весельной лодке вы пересекли Атлантический океан. В чем разница?
- Прежде лодка была семь метров, сейчас — десять. Атлантический маршрут три тысячи миль, Тихий океан — восемь тысяч. Тогда управился за сорок шесть дней, в Тихом буду плыть сто шестьдесят. Если не отыщется генеральный спонсор, лодка пойдет на частные средства моих друзей из Челябинской области.

- Что за друзья?
- Путешественники-любители. Романтики. А экспедицию на Эверест финансирует Современный гуманитарный университет, там замечательный ректор. 76 лет, геолог по образованию. Сам подняться уже не может — так решил меня поддержать. Деньги даются под научную программу — им интересно, как будет себя чувствовать мое сердце. Обвесят датчиками, и вся информация автоматически начнет поступать в университетскую лабораторию.

- В чем коварство Эвереста?
- Все горы коварные. Эверест нужно уважать. Как в Святом Писании: «Если ты находишься здесь телом, но не находишься духом — сие бесполезно». Когда забивал крючья в эту гору — до меня дошло: надо созреть духовно, чтоб молотком по нему стучать. Чтоб у тебя было право вбивать крюк в Эверест.

- Эверест — он живой?
- Конечно. Весь мир живой. Раньше мне, молодому, было сложно путешествовать. Слишком много тщеславия. С трудом переносил одиночество. Попробуйте провести сто дней без общения. Или двести, как в первых моих кругосветках. Не было ничего тяжелее одиночества! А сегодня я понял: нету на земном шаре одиночества. На Земле все живое. Тот же океан — в нем киты. Горы живые. Пустыня. В пустыне с тобой Господь Бог. И святые, которым молишься.

- Мы-то думали, вы после ста дней одиночества с веслом начинаете разговаривать.
- Никогда такого со мной не было. Я с детства верующий, чувствую Божье присутствие. Что ж мне с веслом говорить? Это вопрос настроя. Если б меня забросили в океан неизвестно на сколько — крыша и впрямь могла поехать.

- Как настраиваться?
- Я всегда настраивался на большее. Вот сооружали мне первую весельную лодку — я готовился к ста дням в океане. Хоть было предчувствие, что управлюсь дней за семьдесят. А пробыл сорок шесть. С яхтой точно так же. Я же знаю — земной шар крутится, в нем двадцать семь тысяч миль. За двести дней закрою круг и вернусь к людям. Всё!

- Вы писали в дневниках, что временами подкрадывалось безумие.
- Бывало. Но борешься, уходишь от безумия… Дневники — вещь откровенная, потому и написал.

- А водочку вы пьете?
- Не-е, она горькая. Мне бы что-нибудь сладенькое — шампанское, вино. В экспедиции обычно беру коньяк, разведенный со спиртом, и добавляю мед — чтоб послаще было. А сейчас обязательно в дьюти-фри куплю по бутылке коньяка и виски. В Катманду опасненько — грязь кругом, антисанитария. Перед завтраком непременно стопочку употребить надо. Я и в Эфиопии так делал.

- Если высоко в горах накатить — наверное, со стопки унесет?
- Там уже никто не пьет. Даже воду еле-еле в себя вливаешь. А она противная-препротивная, тебя выворачивает. Про еду на такой высоте и говорить нечего. Кислорода не хватает — и организм отказывается принимать пищу. Она не усваивается — камнем лежит. Поэтому, когда идешь на последний штурм, возьмешь с собой конфетку про запас, и всё. Я вообще-то человек закаленный, неприхотливый. Когда в 1989-м шли к Северному полюсу и закончились продукты, снег кушал! Убеждал себя, что есть в нем какие-то питательные вещества. Опять же все от настроя зависит. По молодости я и морскую воду пил.

- Фу, какая гадость.
- Так полезная! Витамины! От одной и той же пищи, как и от дистиллированной воды, устаешь. Хочется разнообразия. В долгом путешествии глоток-другой морской воды не повредит. Можно и в суп добавить.

* * *

- Говорят, на Эвересте много трупов.
- Он ими завален. Тела не разлагаются — превращаются в мумии, усыхают от солнца. Лежат почерневшие. На Эвересте тепла нет, летом минус 20, зимой — минус 40. Никаких мух.

- Что ж тела не снимают?
- Это так сложно — вы не представляете! Необходима специальная экспедиция, колоссальные деньги. Человек сам едва поднимается — а еще кого-то тащить на себе?

- Вы опытный. Сразу понимаете, из-за чего этот альпинист погиб?
- На Эвересте гибнут из-за сердца. Дыхалка, отек легких.

Срывается мало кто?
- Да, срывы — редкость. Такой маршрут, что идут профессионалы. В какой-то момент начинается то, что альпинисты называют «зоной смерти». На высоте восемь — восемь с половиной тысяч метров не знаешь, как поведет себя организм. Пойдешь раньше времени, не акклиматизировавшись, — плохо. Пересидишь — тоже плохо.

- Как правильно?
- Больше двух суток на высоте находиться не стоит. Единицы выдерживают около четырех. Я, кстати, встречался с нашей альпинисткой, вернувшейся с Эвереста. Фамилию называть не буду. Спросил: «Почему бы тебе не стать первой женщиной в России, поднявшейся на 14 восьмитысячников?» Она усмехнулась: «Федор, я раз поднялась — и некоторых друзей в записной книжке уже смутно помню. А через 14 восхождений перестану узнавать мужа и детей…»

- Шутила?
- Нет. При недостатке кислорода клетки головного мозга отмирают. А на восьми тысячах метров и выше с кислородом беда. Голова немножечко «плывет», и проблемы с памятью после Эвереста — обычная история.

- Вы тоже на себе почувствовали?
- Разумеется. Постепенно все восстанавливается — но не до конца. Имена помнишь, а вот стишки какие-то забываются напрочь. Вообще на Эвересте очень тяжелый воздух. Невкусный. Идешь на яхте в океане или на лыжах к полюсу — хоть Северному, хоть Южному — и дышишь полной грудью! Воздух свежий, чистый! А в горах пахнет смертью. Не буквально, конечно — при подобной температуре трупный запах исключен. Просто обстановка такая, мертвых вокруг много…

- На ваших глазах люди гибли?
- Не раз. Часовенку рядом с мастерской я построил в память о моих погибших друзьях — моряках, альпинистах, путешественниках. Там перечислены тридцать две фамилии. Я всегда молюсь за них, за тех, кто отправляется в новые экспедиции. Все в руках Бога. К примеру, стоим вдвоем, между нами меньше метра. Вдруг с обрыва летит камень, который оба не видим. Он попадает в товарища — и тот умирает. А у меня ни царапины. Думаешь: «Почему он, а не ты? Чем я лучше? Ничем! Наоборот, он красивее, моложе, сильнее, детишек у него больше…» Как погиб Валера Кондратко? На Чукотке после экспедиции зашел последним в самолет, закрыл дверь и сел на ближайшее кресло. «Кукурузник» перегрузили так, что он рухнул сразу после взлета. Хвостом ударился о лед. Ни летчики, ни остальные пассажиры не пострадали. А Валере ручка от двери вошла в висок.

- Судьба.
- Человек был удивительный! О космосе мечтал. Готовился в отряде космонавтов… Или Саша Рыбаков. Та экспедиция к Северному полюсу складывалась мучительно. Авиация не поддерживала, все тащили на себе. Наступил день, когда еда кончились. Тогда впервые по-настоящему ощутил, что такое голод. Вот и кушал снег. А организм Саши не выдержал. Он умер у меня на руках. Я обнял его, замерзающего, пытался как-то согреть. Но был уставший, сморило. Просыпаюсь — Саша мертвый.

- Экспедицию прервали?
- Нет. Пошли дальше. И дошли! А тело забрал самолет… Или взять наше восхождение на Эверест с Женей Виноградским в 1992-м. Поднялись на восемь тысяч метров — погода испортилась. Спустились обратно. Через неделю новый подъем. А за это время там все наши палатки ветром унесло. Ставить новые не было сил. Экспедиция оказалась на грани срыва. Но тут разглядели единственную палатку, которая чудом уцелела. Когда забрались в нее, поняли причину «чуда».

- И что за причина?
- Палатка принадлежала испанскому альпинисту. Он умер — и так прижал телом, что ветер сорвать ее не мог. В этой палатке провели восемь часов. Облокотились на труп — и вспоминали всю свою жизнь, гадали, удастся ли вернуться домой. Периодически толкали друг друга в бок: «Не спи!» Спать нельзя — велик риск не проснуться. При подъеме на Эверест считается, что погибает каждый третий. Говорю Жене: «Может, этот испанец и есть третий — который уже погиб за нас?» Наверное, так и было. Все прошло удачно. И 11 мая 1992 года в 13.15 мы стояли на вершине.

- Был на Эвересте хоть один священник?
- Не знаю. Владыка Иосиф, мой начальник, спросил: «Там будут твои чада?» Да, отвечаю. «Значит, и ты должен идти. У подножия Эвереста их благословлять. А раз они идут на вершину — и ты отправляйся наверх». В моем роду много священников. Я сам учился в духовной семинарии и мечтал священником стать. Думал, годам к 50 это произойдет, но оттягивал, оттягивал — и стал в 58.

- В декабре вам исполнилось 60. Верите?
- Не верю! Кажется, что мне лет под триста!

- ???
- Смотрю, что успел за эти годы, — ну разве к шестидесяти столько можно? Не вмещается! И как-то запало мне в голову число триста. Вот оно подходящее.

- Пенсию оформили?
- Да, как положено. В метро бесплатно прохожу. Пенсия моя — 6355 рублей.

- Что-то маловато.
- Мне дополнительные «московские» не платят. Я же в двух институтах на полставки работаю, профессор. В транспортной академии преподаю безопасность судового мореплавания. Если уволюсь — буду тысяч девять получать.

- По Москве на метро передвигаетесь?
- Да, так удобнее. Хотя машина есть.

- Какая?
- Патриотичная. УАЗ-»Патриот». Дают знакомые из дилерской компании. Через два года возвращаю. Но сам за рулем редко. Меня и в Москве-то почти не бывает.

* * *

- Когда-то вы планировали на 2012 год погружение на дно Марианской впадины. Но кое-кто вас опередил.
- Я за Камеруна порадовался…

- За Джеймса Кэмерона, режиссера?
- Ну да, Камеруна. Нестандартный такой человек. На батискаф ушло семь лет и семь миллионов долларов. Адекватная сумма. Это в России предела нет — если б затеяли проект, начали бы со ста миллионов… Я сидел и думал: наш бы Бондарчук не погрузился. А Камерун и за собственные деньги построил бы.

- После «Аватара»-то Кэмерон что угодно построит.
- И у нас могли бы построить. Что такое — семь миллионов? А батискаф его, по-моему, из угле-пластика. Легкий, маленький. На торпеду похож.

- Вы «Аватар» смотрели?
- Да. Мне как художнику нравится. Я все фильмы смотрю глазами художника. Сюжет не имеет значения — мне интересно, как поставлено. Какая картинка. Как смонтировано. Какие краски. Вот гляжу на Пикассо — меня не все трогает. Или Николай Рерих.

- Что Рерих?
- Очень люблю его как художника, писателя, путешественника. Но философия Николая Константиновича меня не трогает.

- Так ваша затея с Марианской впадиной жива? Или после Кэмерона и не хочется?
- А для меня не важно сделать что-то первым. В Марианской впадине побывало пока три человека. Вот было бы здорово, если б Камерун на Луну полетел! Уверен, осилил бы. Причем полетел бы именно частным образом — как сделал это с Марианской впадиной. Я вам вот что хочу сказать. В 70-80-х годах одиночек всерьез не воспринимали. Твердили, такой человек не вписывается в наш образ жизни. Или его в психушку стоит забрать. Все изменил Уэмура.

- Как?
- В 1978-м открыл эру одиночек. Доказал: одиночка способен делать то, что не сделаешь командой. Один поднялся на Эверест, один шел к Северному полюсу. Весь мир ему поражался. Но долго никто не решался повторить. Только в 1986-м француз Жан-Луи Этьенн один добрался до Северного полюса. А в 1990-м пошел уже я.

- Легенд про вас много. Кто-то считает, — вы небогатый человек. Кто-то думает, что Федор Конюхов — миллионер.
- Я очень богатый! Я позволяю себе то, что мало какой миллионер позволит. Это огромное богатство. Сижу и думаю — через несколько дней увижу Эверест! Потом пойду на собаках по пути Уэмуры, моего милого учителя и идеала! Дальше поплыву через весь Тихий океан! Сидел у меня как-то один губернатор, миллиардер. Камерун по сравнению с ним — ничто. Что-то говорил: «Мы тоже будем спускаться…» А я вижу — никуда, дорогой мой, спускаться ты не будешь. Деньги тебя захлестнули, семь миллионов на мечту не отдашь.

- Жалко вам таких людей?
- Да. Думаю: так всю жизнь и проболтается. Вот был у меня Зеленин, бывший тверской губернатор. Олигарх. В то время мог построить яхту, о которой я мечтаю, — чтоб обойти вокруг света за восемьдесят дней, поставить мировой рекорд. Сделать Россию океанской державой. Речь шла всего-навсего о 10 миллионах евро.

- При чем здесь Зеленин?
- Он тогда был президентом федерации парусного спорта. Не сделали. Сейчас он и не президент федерации, и не губернатор. А Камерун сделал! Как не уважать такого человека?! Вот вы, ребята, наведываетесь к олигархам наверняка чаще меня. Наведываетесь?

- Случается.
- В домах на Рублевке нет счастья. И не может быть. Богатство — это скука. Я за этих людей молюсь. Как в Священном Писании сказано: «Молитесь за обижающих, проклинающих и ненавидящих вас». Меня не обижают и не проклинают. Так что за них тем более надо молиться.

- Вы ведь брали в напарники богатых людей — на коммерческой основе.
- Есть такое. Но это друзья. Вот стоит у меня яхта в Австралии, она прошла Антарктиду. Понятно, нужно перегонять в Европу и ремонтировать.

- Дорого?
- 130 тысяч долларов. Так я собрал друзей из среднего бизнеса, восемь человек скинулись по 15 тысяч. Поплыли, вместе прошли мыс Горн. И один сказал мне: «Я так счастлив — все это увидел! А до этого был на Мальвинах…»

- Мальдивах.
- Да. Был на Мальвинах с женой. Я засмеялся. Он кивнул: «Правильно, Федор, смеешься. Две недели мы отдыхали, те же деньги потратили, и все время в ссорах…»

- Смешно.
- А иначе на Мальвинах нельзя. Чтоб с женой две недели — и не ссориться. Человек от безделья начинает маяться. А мои экспедиции недорогие. Выйдем на улицу — стоят такие джипы! Они побольше, чем весельная лодка стоят! А что такое — джип? Ударили его разок, разбили — и всё. Нету джипа.

- Золотые слова. Вы однажды сказали, что из каждой экспедиции возвращаетесь с долгами.
- Экспедиция не может быть без долгов. Например, академия платит китайцам за мое восхождение. Но туда приеду, и начнется — фонарики, батарейки, продукты… Никакой зарплаты от спонсора мне не надо. Это грех — за Эверест получать премии или медали. Сам Эверест или мыс Горн — уже награда. Так и накапливаются долги.

- Загранпаспорт меняете ежегодно?
- Вот это смешная история. У меня недавно сорвалась любопытная экспедиция в Индию. Собирались проехать через дом Рериха, лже-могилу Иисуса Христа в Кашмире. Возвращается паспорт из индийского посольства — всем открыли визу, кроме меня. Нет, говорят, места, куда ставить. Паспорт еще годен, а страницы все использованы. Парни улетели, я остался.

* * *

- Со спонсорами вы работаете виртуозно. Отказы редки.
- А я вас научу. В 70-х зашел в рыбный порт Находки. Что-то просил на экспедицию. Передо мной другой проситель. Директор его спрашивает: «Ты на чем приехал? Какая машина?» — «Японская» — «А у меня советская. И еще должен тебе помогать. Вон Федор денег хочет — так пешком явился…»

- Разумно.
- Я это запомнил. Если просишь деньги на экспедицию — не стоит выделяться. Да и посмотрите — вокруг меня разве роскошь? Я живу не ради своего блага — ради экспедиций. Ради мечты. Ради идей. Без этого не смогу. Для чего тогда жить? Чтоб иметь машинку, квартирку, колбаску, пивцо? Одну и ту же работу с девяти до шести? Господи, какая скука! Я всегда живу будущим. Будущей экспедицией, будущей встречей с друзьями. Будущими картинами. Книгами. Планами. Прошлым жить не люблю: «А вот помнишь… А вот было…» Мне это уже не интересно. Ну было и было. Лучше подумать о том, что впереди. Мне даже картины больше всего нравятся те, которые еще не нарисовал. Но они созданы у меня в голове. Нарисовал — значит, высказал себя. А тут ходишь, размышляешь, предвкушаешь, в любую секунду можешь что-то поменять. Так же и с экспедициями.

- У вас семья, детишки. От жены упреков не слышите?
- Никогда! Разве что перед очередной экспедицией скажет: «Плохо, что ты снова надолго уезжаешь». Ирина — доктор наук, профессор. С голоду мы все-таки не умираем. Я в двух местах преподаю, пишу картины, плюс пенсия. А особняк мне ни к чему, из любого подвала могу сделать мастерскую. У меня прежде и был подвал, хоро-о-шенький…

- Почему распался ваш первый брак?
- Люба с 90-х годов живет в Америке. Городок Беллингхэм — побратим Находки. Она тоже художник, у нее своя галерея. Вышла замуж за богатого человека. В те годы многие уезжали за границу. И мне предлагали остаться в США, Австралии. Однако я себя вне России не представляю. Сами посудите — ну какой из меня американец? Или австралиец? К тому же охватывает жуть от одной мысли, что умру за границей. Не знаю, задумывается ли об этом моя первая жена? А мне действительно страшно, что снесут на погост в чужих краях. Пусть буду на паперти сидеть — но на родной земле. Где жили мои предки, люди верующие, православные. Я совсем не против других религий. Не человек их создавал — так, видимо, угодно Богу. Потому что была бы на свете одна-единственная религия — люди пошли бы вразнос!

- Вы полагаете?
- Конечно! Не было бы сдерживающих факторов. Представьте — стали бы все христианами. Да мы бы так распоясались! А чтоб этого не случилось, Господь и болезни посылает. Ох, что без них люди творили бы! Ели бы все подряд, дрались бы, воевали… А болезни усмиряют нас в своих грешных желаниях.

- Мощи Андрея Первозванного и сейчас с вами?
- Они всегда со мной. Вот здесь, внутри креста. Крест, между прочим, особый — Николая Конюхова. Брата моего деда, он был священником. В 1918 году большевики замучили его до смерти. Сперва на морозе обливали водой, а после пустили пулю в лоб. Крест сорвали — наверное, думали, в мощевике какие-нибудь ценности спрятаны. Родственники сохранили — и мне передали. Видите, раньше большие кресты носили — нынче делают поменьше. Священники жаловались — дескать, тяжело носить. Прежде почему-то этого не боялись, не тянул крест…

- Вас трудно представить без бороды. Когда в последний раз ее сбривали?
- Лет в 25. Требовалась новая фотография в паспорт. А при советской власти для этого обязательно приходилось сбривать бороду. В семейном архиве сохранился снимок — годовалый Оскар, и я без бороды. Сын смеется: «Хоть увидел, какой у тебя подбородок».

- Самый известный человек, который покупал вашу картину?
- Боб Хоук, премьер-министр Австралии. Тут вопрос в чем — мои картины покупают обычно коллекционеры. А коллекционер знает искусство, он не переплатит. Ты много попросишь — он посмеется: «Говори-говори, да не заговаривайся…»

- Премьер к вам сюда приезжал?
- У меня были выставки в Австралии.

- Что выбрал?
- Графика, северная работа. Или склон Эвереста, не помню… Давным-давно на выставке в Канаде подошел ко мне один из вице-президентов компании «Макдональдс»: «Картины мне нравятся, но хотелось бы посмотреть ваши наброски. Дорожная тетрадь сохранилась?»

- И?..
- Был у меня дневничок с набросками. Вот он, глядите. Папиросная бумага. Купил в Катманду, на Эверест с ним забирался. Увидел яка — нарисовал. Вот описываю, как мост переходим, градус такой-то… Канадец листал-листал, потом воодушевился: «Покупаю!» И так мне жалко стало этот альбомчик, что не продал. Даже торговаться не пожелал. Да и сколько за него дал бы? 500 долларов, 800?

- Рекорд — за сколько ушла ваша картина?
- 7-8 тысяч евро. Последнюю работу выставили на аукционе за полторы тысячи долларов, а продали — за 90 тысяч рублей. На эти деньги я приобрел снаряжение для Эвереста. Как раз хватило.

- Что за картина?
- Гора Аконкагуа. Человека, далекого от искусства, мои картины не тронут. Его интересует другое. Например, эту картину начал писать у подножия Аконкагуа, потом ее везли погонщики мулов. Она вся потрепанная. Рамы нет. Нужна такая картина человеку с Рублевки?

- Обижаетесь, если не хотят вашу экспедицию финансировать?
- Никогда! Сын подтвердит. Значит, что-то мы неправильно делаем, если людям неинтересно. Мертвый проект — и двигать его бесполезно.

- Восемьдесят дней вокруг света под парусом — проект не мертвый?
- Не удается пока яхту построить. Выходит, страна не созрела. Как и с Марианской впадиной. Вот мои французские друзья на тримаране обошли вокруг света за сорок дней — я радуюсь за человечество. Как Уэмура говорил о самом себе — «расширяю планку человеческих возможностей». Я шел к Полюсу — ох, как мне было тяжело. Упаду, сил никаких, надо мной небо все в звездах — и думаю: «А Уэмура тринадцать лет назад дошел. Он был первый, и снаряжение хуже…» Встаю и шагаю дальше.

- Небо в звездах. Как романтично.
- Помню, в 50-е запустят спутник в космос — а бабушка моя восклицает: «О, масло полетело». По радио передали — масло на орбиту вывели. Проверяли, что с ним станется. И бабушка решила: раз в магазинах его нет — в космосе будут выращивать. Недавно об этом вспоминал.

- Был повод?
- Шел на яхте вокруг света. У меня GPS, лежу, изучаю свои координаты — и думаю: «Э-э, бабушка, не права ты была. Правильно мы делали, что масло в космос запускали». За счет космоса я и с Эвереста буду по спутниковому телефону разговаривать.

- Где самые красивые закаты?
- Очень красивые в пустыне, полярных льдах, Антарктиде… На том же Эвересте. Часто было желание, как у художника, — остановить мгновение. Да и в Москве красивые — но мы этого не видим, заняты другим. В первых кругосветках мне закаты пропускать было никак нельзя.

- Почему?
- Только по ним погоду предсказывал на следующий день. Как солнце сядет — такая и будет. До сих пор по привычке смотрю, проверяю тот прогноз погоды, который мне прислали.

* * *

- С сомалийскими пиратами сталкивались?
- Бывало. Первый раз — когда с Сейшельских островов перегоняли яхту Вадима Цыганова, мужа и продюсера певицы Виктории. Сопровождал нас военный корабль, плюс на борту было три морских пехотинца с оружием. Но пираты, которые сейчас фактически весь Индийский океан держат в страхе, все равно попытались взять яхту на абордаж.

- Как это происходит?
- Военный корабль не может идти прямо рядом с нами. Двигатель греется. У нас-то скорость 5-6 узлов, у него — в два раза больше. Поэтому он обгонит миль на десять, поворачивает, возвращается. Так кругами и ходил. Причем до Омана нам никак не могли перекинуть на борт пехотинцев — были сплошные шторма. Пересадили, когда зашли в порт на ремонт. У них с собой автоматы, ручной пулемет и «мухи» — гранатометы. И вот, в два часа ночи командир корабля по рации сообщает: «Федор, видишь пять точек на локаторе? К вам приближаются». А у меня локатор маленький. Присмотрелись — действительно. По одну сторону с ревом несутся три катера, по другую — два. А корабль, как назло, далеко-о-о. Но оттуда начали стрелять трассирующими пулями — чтоб привлечь внимание пиратов.

- А пехотинцы?
- Они тоже палили из пулемета и гранатомета. Но закон запрещает им сразу стрелять в людей. Даже в пиратов. Сначала нужны предупредительные выстрелы. Вот они и долбили поверх голов. Правда, делали это с такой яростью, что за пару минут всю палубу завалило гильзами.

- Пираты отвечали огнем?
- Воздержались. Увидев, что на них огрызаются, развернулись и ушли. Второй раз видел их в Эфиопии, которая граничит с Сомали. Мы шли по пустыне на верблюдах в сопровождении шестнадцати вооруженных человек. Среди них двое — из охраны эфиопского президента. Мужички там простые, если что — тут же бьют на поражение. Никаких предупредительных выстрелов. Поэтому сомалийцы соваться к нам быстро раздумали.

- Животные вас атаковали часто?
- Не без этого. Тяжелее всего пришлось в 2009-м, когда в Монголии укусил клещ.

- Энцефалит?
- Еще хуже — боррелиозный. Целый месяц лечился. Был на грани. Но снова обошлось.

- Кирсан Илюмжинов рассказывал нам, как встречал инопланетян. Вы — не встречали?
- Думаю, Илюмжинов действительно их видел. Но он буддист. А я — православный. Считаю, все, что нас окружает, создано Богом. Включая НЛО и прочие явления, которые пока не разгаданы. Ничего, придет время — все узнаем. Вот лет двести назад люди понятия не имели, что такое молния…

- Из последнего — что поразило вас?
- В 2010-м патриарх эфиопский отвез меня в уникальный храм. Он без крыши — но ни одна капля дождя туда не попадает. Триста километров от Аддис-Абебы, горная долина. Стоит с XIII века, а прежде на этом же месте были другие храмы, самый древний — еще до нашей эры. Вот как объяснить? За стеной льет как из ведра, а внутри — сухо. То ли место намоленное, то ли изначально по какой-то причине осадков там никогда не бывает. Люди увидели — и решили именно на том участке земли построить храм. Где грань этого чуда? Впрочем, много рассуждать на такие темы ни к чему.

- Почему?
- Люди по-разному воспринимают. Вот Илюмжинов решил рассказать откровенно о контакте с инопланетянами — а некоторые смеются. Хотя, уверен, кто-то об этом даже больше знает — но молчит.

- Вы же знакомы с бывшим президентом Калмыкии?
- Да, встречались во время экспедиции на верблюдах по Великому шелковому пути. Прилетаем в Элисту, нам говорят: «В четыре утра — на прием к Илюмжинову». Я подумал — ослышался. Уточняю: «В четыре часа дня?» — «Нет-нет, утра».

- Оригинально.
- Ладно, в гостинице завели будильники, приехали, — а в приемной полно народа! Ждут Кирсана Николаевича. Нас увидел, проводил к себе, чаем напоил. Рассказывал: «В восемь утра прилетит самолет — и отправлюсь в Англию». Оказывается, для него это стандартный график. Мог всю ночь людей принимать, а утром куда-то улететь. Думаю: «Когда ж он спит?!»

- По словам Илюмжинова, четырех часов сна ему хватает. А вам?
- Не всегда. Хотя тоже сплю мало. Ложусь не раньше двенадцати. С двух до четырех просыпаюсь, чтобы помолиться. Дома к этому давно привыкли. Потом прикорну, а часов с шести — уже на ногах.

Авторы: Юрий ГОЛЫШАК, Александр КРУЖКОВ

Источник:  Спорт Экспресс .


Фотографии: Портал «ПРАВОСЛАВИЕ И МИР» по материалам открытых источников и публикаций журнала «ФОМА » и фотографий с официального сайта Федора Конюхова .

Фёдором КОНЮХОВ: интервью

- Этот небольшой двухэтажный кирпичный дом, где теперь моя мастерская, необычный, - пояснил мне Федор. - Его построили в 1895 году для распорядителя конного извоза, который содержал здесь станцию извоза. Она существовала  до 1923 года, когда извозчиков окончательно вытеснили с улиц и площадей столицы «железные лошадки».

До 1927 года дом стоял разбитый. А потом, когда район стали застраивать, здесь сделали кочегарку. В 1967 году ЖКО открыло в этом доме кружок лепки. Когда в 1980-м руководителя этого кружка приняли в Союз художников России, дом получил статус мастерской. Потом здесь был пожар, дом вновь стоял заброшенный. А я ходил в правление нашего союза и просил: «Ну, дайте мне под мастерскую этот бывший дом конного извоза. Уж кому-кому, а мне здесь работать сам Бог велел. Я ведь  - Конюхов, моя фамилия пошла от человека, ухаживающего за лошадьми…». Дали. Сделал ремонт и работаю здесь уже три года.

Жаль, что больше никогда в мире не будет конного извоза. Но Москва не может быть Москвой, если не останется таких вот памятников, как этот домик.

- Федор, ты – человек православный, поэтому интересно не почему, а когда у тебя возникло желание поставить здесь часовню?
- Когда ты на грани, только тогда, может, всерьез задумываешься о смысле жизни. Для меня же все, что я пережил, когда просто чудом спасался, - это очень серьезно. Если бы Бог не помогал, я бы здесь не сидел.

Каждый мечтает оставить после себя на земле добрый след, что-то передать своему народу, своим детям, потомкам…  В последнем моем плавании решил: когда вернусь в Россию, поставлю во дворе мастерской часовню Николаю Чудотворцу в память о погибших моряках и путешественниках …Богу нельзя давать обещания: мы все смертные. Но совесть меня мучает: из жизни ушло 19 моих друзей. А сколько ушло великих предшественников и современников, перед которыми я бесконечно преклоняюсь!

Но мы в суете их редко вспоминаем. Вот я и подумал: будет здесь часовня с мемориальной доской - лампадку зажгу, помолюсь и вспомню отважных моряков и путешественников.
Вообще эта часовня в память обо всех путешествующих. В том числе, коль скоро здесь была станция извоза, и о ямщиках, которые замерзали в пути.

Пусть приходят сюда все, кто хочет. И каждый поминает свое, близкое ему горе.
Неподалеку отсюда когда-то было кладбище. Священники говорят, что хорошо ставить здесь часовню. Значит, и о жителях этих мест будет память.

- Что для тебя Церковь?
- Это - корабль в житейском море. Здесь люди спасают свои души. Атрибутика морская очень подходит к храмам Божьим. С Северного флота прислали мне рынду – колокол, который был на военном корабле. Его хотели сдать в металлолом. Как только совесть позволила? Это промыслительно, что он попал ко мне: у меня ведь предки поморы. Теперь рында будет висеть на часовне. Мечтаю также найти два якоря и поставить у входа в нее.

- Какие имена великих предшественников дороги для тебя?
- Список на мемориальной доске, которая будет установлена на часовне, начинается Георгием Седовым. Я всегда хотел быть похожим на него.

В детстве мне запали в душу рассказы деда, подполковника царской армии, не сгинувшего, к счастью, в годы репрессий. Именно он зажег в моем сердце мечту о путешествии к Северному полюсу. И я совершил то, что не удалось нашему знаменитому земляку – Георгию Седову, с которым дед служил в одном гарнизоне. Перед своей последней экспедицией в Арктику Седов оставил другу нательный крестик с просьбой передать его самому крепкому из сыновей или внуков, который смог бы осуществить его мечту. Я горжусь, что выполнил это завещание - на Северном полюсе с тем крестиком на шее побывал три раза, причем, однажды - в одиночку.

А из великих современников мне особенно дорог Юрий Гагарин, бороздивший космический океан. Меня очень огорчил такой случай. Однажды я выступал перед школьниками Переславля-Залесского на стадионе имени Юрия Гагарина и рассказывал о своих путешествиях. В свою очередь я спросил их: «А вы знаете, кто такой Гагарин?». Они: «Ха-ха-ха…». Кто говорит, что это был футболист, кто политик...

Как же так можно забывать своих героев?! Это просто чудовищно, что многие из них во времена без совести живущих превратились, как миллионы солдат Великой Отечественной, без вести пропавших. В школьной программе этих славных сынов Отечества или вовсе нет, или о них говорится вскользь. Когда обращаешься с упреком к учителям, что школьники не знают наших героев, у тех два варианта ответа: «Нам не платят зарплату!» или «По программе этого нет».

Мало ли что нет! А где же ваш патриотизм, профессиональный долг? Вы не учите детей главному – любви к Родине. А почему в программе нет – понятно. Она теперь кроится по «модному» ныне гарвардскому образцу, и все патриотическое в ней безжалостно выхолащивается. Вот поэтому хотел бы создать в мастерской музей мореплавателей и путешественников, чтобы хоть как-то противостоять наступлению манкуртизма. Но мастерская - это мастерская: я, может, здесь и не всегда буду работать. Аренда у меня до 2006 года. Неизвестно, продлят ее или нет.
А вот часовня останется здесь навсегда. Я же строю ее не для себя, а для верующих людей и тех, кто, может быть, придет к вере в Бога завтра. Благодарен Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II за то, что он благословил ее строительство и передачу в ведение Высоко-Петровского монастыря. Ее настоятелем будет отец Даниил. Особенно торжественно молебны здесь будут проходить в дни Николая Чудотворца – 22 мая и 19 декабря.

Часовню должны достроить в конце августа, а в начале сентября - освятить. Хочу здесь причаститься перед дальней дорогой - предстоящим в октябре стартом из Англии моей одиночной кругосветной экспедиции на макси-яхте «Алые паруса». 

Будут в часовне и святые реликвии. Отец Григорий из Рыбинска прислал мощи князей Феодора Ярославского (Смоленского) и его чад Константина и Давида. Князь Феодор шесть лет был в плену в орде, проповедовал там православие и вернулся невредимым. Когда умирал, принял схиму. Сыновей его потом похоронили рядом. Через 200 лет открыли, а все мощи – нетленные и чудотворные. А еще монахи из Киево - Печорской лавры, которые как-то приезжали ко мне, передают сюда мощи неизвестного монаха, жившего в XII веке до татаро-монгольского ига.
Вот икон пока нет. На освещение их принесут, а потом уже напишут специально. Хотел бы, чтобы в часовне были иконы Спасителя, Казанской Божьей Матери, Николая Чудотворца, Андрея Первозванного и великого русского адмирала Феодора Ушакова, причисленного к лику святых. Именно эти иконы я всегда беру с собой в путешествия.

- А сам хотел бы написать иконы для этой часовни?
- Я светский художник и пока не созрел, чтобы писать иконы. Срисовать – это нетрудно. А вот как свою душу вложить, чтобы это была не просто картинка, а Святой Образ?! Думаю об этом, но… Грешен! Страшновато. Это уж как Богу будет угодно. Может, так всю жизнь и не созрею.

- Это твоя первая часовня?
- Нет, уже третья! В 1992 году на дальневосточной сопке, что на острове Врангеля, я поставил из красного кирпича свою первую часовню. Тогда, в плавании, тоже решил посвятить ее Николаю Чудотворцу. Но когда приехал за благословением в Сергиев Посад к отцу Науму, он мне говорит: «Раз год 600-летия преподобного Сергия Радонежского – называй в честь него!»

Вторая часовня из бревен возведена в Свято-Алексеевской пустыни, что недалеко от Переславля-Залесского.

- Ты всю жизнь путешествуешь. Для чего тебе это нужно, в чем твоя философия?
- Я вырос на Азовском море и с детства мечтал о приключениях. Научился плавать и нырять, ходить на шлюпке на веслах и под парусом. Купался в холодной воде, спал на сеновале. Начитавшись Гончарова и Станюковича, Жюля Верна и других маринистов, окончательно решил, что больше всего на свете меня привлекает морская стихия, романтика. Поступил в Одесское мореходное, потом - и Ленинградское полярное училища, получил специальности штурмана-навигатора и судового механика. Путешественник всегда должен рассчитывать только на свои силы. Ну, и на Бога, конечно... Как существо духовное человек не может обойтись без веры. Поэтому я окончил и Ленинградскую семинарию.

Меня тянет в путешествия. Мне это нравится, я это могу. А что касается философии... Жизнь на Земле не может быть бессмысленной, она должна иметь какое-то глубокое значение. Я ищу объяснение, разгадку смысла жизни. Хочется понять, зачем человек рождается, растет, проходит через множество трудностей, приносит в мир детей, а затем умирает, и то же происходит с его детьми, и так бесконечно... Я много над этим размышлял, находясь один в океане или в Гималаях. Кстати, только в путешествиях есть и время, и возможность об этом подумать. Вот почему я путешествую и стараюсь попасть в труднодоступные и загадочные места.

- На вид ты совершенно обычный человек, да и физически, вроде, не очень крепок...
- В молодости я хотел показать всем, на что способен. С годами меня все меньше интересуют просто физические усилия. Мне хочется, чтобы люди видели: любой человек может путешествовать. И для этого не обязательно быть физически крепким, накаченным. Да, конечно, ты поднимешься на вершину или преодолеешь океан, но большинство людей будет считать, что им это недоступно. Я хочу разрушить этот стереотип.

Я преодолеваю путь, прежде всего, духом и лишь потом телом. Как сказано: "Если ты находишься здесь телом, а не находишься духом, то сие бесполезно". Тому, кто хочет покорить Эверест, добраться пешком до Северного полюса или увидеть с палубы парусной яхты мыс Горн, нужно в первую очередь преодолеть самого себя. Лишь тогда лежащая впереди дорога или вершина превратятся для вас в символ, в инструмент связи с внешним миром и познания предела человеческих возможностей.

- Скажи честно, тебе когда-нибудь бывает страшно?
- Как и каждому человеку. И не только, кстати, в экспедициях. Часто попадаешь в самые непредвиденные ситуации. Иной раз начнешь вспоминать – мурашки по телу идут.
Горько, когда уходят друзья. Еще горше, когда предают. Этого боюсь, может быть, больше всего на свете. В экспедициях особенно много думаю о Боге и о своих грехах.

О жене Ирине думаю. Хочется вернуться, рано еще уходить. В такие минуты, складывающиеся в дни и месяцы, больше всего хочется услышать человеческий голос. Поэтому когда я семь месяцев плыл через Атлантику, с удовольствием слушал записанные в исполнении Ирочки произведения любимых писателей. Особенно часто слушал «Мещерскую сторону» Паустовского: соскучился по России.
А в третьей кругосветке мне очень помогло звуковое письмо, которое Ира передала мне во время свидания в Кейптауне. В нем она рассказывала, что делает в течение дня, и играла немного на фортепиано.

- Но зачем же ты продолжаешь испытывать себя?
- Потому что только через страдания можно узреть Господа Бога. Когда моя яхта перевернулась, я понял, что нет на земном шаре более тяжелой работы, чем молиться Господу Богу, именно молиться.

Когда к полюсу идешь, тащишь за собой 135 килограмм груза, всё время вверх, два месяца, при минус 50 градусах, преодолевая встречный ветер, то думаешь: на земном шаре ни у кого не может быть такой тяжёлой работы, как тащить это. А когда меня перевернуло, и я читал молитвы, то понял, что вот это и есть самая тяжёлая работа. И только через нее мне открылся Господь.

- Как ты относишься к своей известности, к тому, что тебя узнают на улице?
- Да, на отсутствие внимания пожаловаться не могу. Впрочем, узнают меня на улицах не всегда. А бывает и так. Как-то в метро два парня говорят друг другу: «Видишь, вон Федор Конюхов идет!» – «Да какой это Конюхов?! Конюхов на метро не ездит!» Но почему я должен ездить на своей машине, когда миллионы россиян голодают? Езжу на метро. Я хочу быть и жить как все.

- Не мечтаешь ли о "тихой гавани"?
- Еще в юности составил план жизни и рассчитал, сколько лет буду учиться, сколько – путешествовать. Но это только план. Поэтому всем, а особенно близким, только обещаю, что вот эта (а потом – следующая и так далее) экспедиция последняя, и я начну другую жизнь. Одним словом, пока планирую путешествовать до 2020 года...

- Не раздумал стать священником, когда закончишь путешествия?
- Нет, что ты! В путешествиях читаю Библию и Евангелие. К 70 годам хотел бы стать сельским священником, пусть и без прихода. Мне уже 53 года. Иногда задумываешься, и становится страшно умереть в суете сует.

Хорошо и детей вырастить, и дерево посадить, и дом построить... Тогда, говорят, ты жил на этом свете не зря. Построить храм – это еще большая ответственность и перед современниками, и перед потомками.

…Важно не только возводить храмы в городах и весях, но в душах людей. Это - самое сложное. Только тогда по-настоящему начнется возрождение нашего Отечества.
Пока Россия православная – она Россия. Не будет православия – не будет России. Даже кровавый ХХ век не смог уничтожить веру наших предков. Неужели сегодня, когда страна поднимается с колен, мы отдадим это бесценное духовное достояние на поругание?! Молю Бога, чтобы созреть и построить Храм в своей душе. Этого желаю и читателям.

Источник: ФОМА  О православии для широкой аудитории  

ФЕДОР КОНЮХОВ: ИСПОВЕДЬ ПУТЕШЕСТВЕННИКА

- Федор, кто Вы больше - путешественник, художник или писатель?
- Раньше я хотел быть и художником, и путешественником, и писателем. Я же пишу о том, что наболело, о том, что чувствую. Рисую то, что меня волнует и хочется передать на холсте. А как можно прожить жизнь, не увидев Эвереста? И почему бы не взойти на него и не написать о нем картины. И когда я шел на Эверест мне было интересно, что альпинисты в это время чувствуют, что они испытывают по отношению к этому миру? Мне все это хотелось посмотреть и пережить самому - ощущения человека, когда он в горах, на полюсе, в океане на яхте или когда бежит сотни километров по снежным просторам как погонщик собак... Все грани человеческие меня в этом мире интересуют, меня все волнует. Меня интересуют и политика, и искусство, и спорт, и люди и животные. У нас дома живет собака, с которой я бежал по Аляске, живут черепашки, голуби. Я приезжаю домой и строю скворечник, как иначе, если есть скворцы? Я люблю всё это.

- Наверное, в семье воспринимает ваши путешествия как какой-то крест?
- Моя семья ничего не может сказать против, потому что я же с детства путешествую. Они меня таким увидели, таким и знали. Я с детства знал, что буду путешествовать, и путешествовал. И когда женился, и когда сын родился, и когда дочка родилась...

12 авг.1998 года. Атлантический Океан

Утро. Скоро взойдет солнце. По Гринвичу - 8 утра. Там меня в Москвеждут на телефоне, а я не могу дозвониться, нет питания, все батареи сели... Дела плохие, но надо выкарабкиваться. Сколько, ты Федор попадал в сложные передряги, и Господь тебе помогал, как будет сейчас?

Моя плоть пропитана морем. И вот тому доказательство - стоит мне провести хотя бы несколько дней в Океане, и я становлюсь крепче духом и телом. Здесь в одиночестве я живу в согласии с ритмом Океана. Я ставлю и убираю паруса, ловлю рыбу и любуюсь восходами, а на закате читаю молитву "Отче наш".

Я думаю о том, что когда-то я создам свою серию картин о человеке в Океане. У меня на яхте нет радио, нет телевизора, я не слушаю бред наших политиков. Я занят простым и привычным делом - управляю яхтой и поглощен тем, что делаю Там, на берегу, я лишний, у меня нет дела, я не знаю, чем заняться, и это больше всего меня угнетает…

Увидел - и запало в душу, и через кисть пролилось на холст. Это живопись. И то же самое любовь. Так я увидел мою Иринушку, и она всегда в моей душе.
(Здесь и далее фрагменты из книг " Дневники, рисунки, эскизы ", "И увидел я новое небо и новую землю...")

- Но зачем же Вы продолжаете испытывать себя?
- Потому что только через страдания можно узреть Господа Бога. Когда моя яхта перевернулась, я понял, что нет на земном шаре более тяжелой работы, чем молиться Господу Богу, именно молиться.

Когда к полюсу идешь, тащишь за собой 135 килограмм груза, всё время вверх, два месяца, при минус 50 градусах, преодолевая встречный ветер, то думаешь: на земном шаре ни у кого не может быть такой тяжёлой работы, как тащить это. А когда меня перевернуло, и я читал молитвы, то понял, что вот это и есть самая тяжёлая работа.

И только через нее мне открылся Господь.

- Можете рассказать об этом подробнее?
- Это случилось, когда я попал в ураган "Даниэль"( скорость ветра 130 миль в час). Потом я узнал, что мои шансы выжить были равны нулю. Яхта шла на автопилоте, потому что все время должна быть на волне, как серфинг. У меня вышел из строя автопилот и я встал на руль. Но так ты долго ее на такой скорости не удержишь, ты же устаешь. У меня в глазах уже фиолетовые круги идут, я допускаю ошибку и яхта - уходит с волны и ложится на бок.

- А Вы в этот момент где?
- Я на палубе. Волны бьются, пыль одна стоит, дышать невозможно. Я держусь и знаю, что сейчас если яхта перевернется - захлопнет меня и всё. Отдаю спасательный плот. Но при таком ветре он открывается и взвивается вверх как змей, правда привязан. Я должен его посадить, как змея и тяну, тяну к себе... И вдруг веревка обрывается и он отлетает. Всё, я остался без плота. Вода, правда, теплая, с тропиков идет ураган. А сам я привязан. Волна пройдет, собьет меня в воду, я выкарабкиваюсь и держусь за борт, но вот-вот потеряю сознание... А потом наступает тишина. Я контроль потерял.

Ничего не вижу, глаза отказали, все седое - вода, небо... И звуки песни: хор поет, стараюсь прислушаться, слова разобрать, а они поют шепотом... Как будто и женщины и мужчины, нет различия, а слова разобрать не могу. Музыка такая... не орган, не трубы, не гитары, очень красивая музыка. Не какая-то какофония, когда намешано всего, нет. Она льется... Никогда я такой музыки не слышал... И голоса слушаю, слушаю, чтобы слова разобрать и не могу. Не то, чтобы на немецком или на английском, или на русском поют, нет, но не понятно...

Волна проходит, сбивает меня в воду, я снова выкарабкиваюсь, воду соленую глотаю и так пить хочется. А знаю, что в яхте есть бутылки с водой. Чувствую, надо забираться в яхту. Она всплывает, я открываю люк, только за собой закрыл, яхта перевернулась.

- Перевернулась и Вы оказались запертым?
- Да. Она наискосок лежит, но из люка выбраться уже нельзя. Внутри всё вверх дном, 120 литров солярки вылилось вовнутрь... Все книги, продукты, всё, что есть - смешано, воды по пояс. Я нашёл фонарь, бутылки с водой, 100-200 бутылок у меня всегда на яхте стоит.

Выпиваю бутылку, до гола раздеваюсь, потому что соляр начинает разъедать всё, рубашку, трусы. На мне только крестик, ещё от деда остался...

На полюсе было проще. Знал что выживу, если буду работать, двигаться, кашу кушать горячую, успею палатку поставить. А как двигаться в яхте? Внутри всё закрыто, работать невозможно. Самое главное я понял, что осталось последнее – это молиться. Всё сделано. Но никто не может помочь. Хотя все знают, все следят. Вода сбивается с соляркой в желчь такую, дышать невозможно, все время будет подходить и меня ждет медленная смерть от удушья. Но там, где у меня кровать, есть ниша, там больше воздуха, и я туда забираюсь, сделал из матраса гнездо такое себе. Беру с собой бутылки с водой, иконку Николая-чудотворца ( она у меня на спасательном жилете, металлическая ) и начинаю читать молитвы. И слышу удары, бух, бух, вот-вот яхта разломается, удар за ударом. Я молюсь, молюсь...

- Говорят, в такие минуты вся жизнь перед человеком проходит, это так?
- В этот раз – нет. Но что-то похожее было на пути к Эвересту.

По статистике, на пути к этой вершине каждый третий альпинист погибает. Мы с Женей Виноградским на высоте в 8 тысяч метров сидим, отдыхаем перед последним восхождением. Там спать нельзя, можешь задохнуться, воздуха не хватает. Думали, что в 12 часов ночи выйдем, но пурга помешала. Собрались в два ночи выходить, чтобы успеть до вершины дойти и спуститься до темноты ( а подошли часов в 5 вечера). Сидим, ждем, ветер рвёт палатку. А вокруг там, на 8-ми тысячах, мертвых человек тридцать - как в бою лежат, все альпинисты. Высохшие. Там же мумиями становятся, там не хоронят. Как погиб, так и лежит. Мы сидим с Женей и думаем – дойдем мы до вершины? Может быть, 30 человек уже прошло, а мы как раз попадаем в десятку смертников?
Мозги чистые, всё вспоминается до мелочей... Даже когда я в детстве случайно ласточку из рогатки убил... Я случайно в нее попал. Бабушка говорила, что ласточек нельзя трогать - это грех. Сидишь и всё до последнего вспоминаешь. Кому-то слово сказал плохое, с кем-то поссорился, кого-то обманул, воробья убил, вспоминаешь всё, вот это и есть исповедь. Чувствуешь, что час твой подходит и не знаешь, вернёшься или нет. И думаешь, как ты предстанешь перед Всевышним, и хочется всё это кому-то рассказать...

- А когда шторм кончился ?
- Три дня он меня крутил. Но я об этом потом уже узнал. Когда очнулся - тишина. Смотрю, яхта уже по другому стоит, фальшкиль (Фальшкиль – металлический брус, прикрепленный под килем для придания судну большей устойчивости) ее тянет и она встает, тут и я уже и молюсь и прошу: вставай, как лошадь просят. И она встаёт. Шторм стихает. Яхта легла на борт, но не может встать, потому что вода внутри, но я хотя бы люк могу открыть. Начал откачивать воду, а сил нет. Помпа забилась бумагой, продуктами, нужно только ведрами.

А есть ничего не могу. Можно было бы печенье в полиэтилене поесть, но ничего не идет. Я бутылку воды открываю, а у меня был сахар в полиэтиленовых пакетах, я его высыпаю в бутылку, взболтну и готов сироп, чтобы выпить, потому что мне надо работать. Господь Бог услышал мою молитву, спас меня. Осталась моя работа, воду надо откачивать.

- Вы чувство    вали, что это конец?
- Нет. Я чувствовал, что это не последний мой шанс. Была какая-то уверенность, что я выкручусь. Но когда тоже самое случилось в четвертой кругосветке, я почувствовал тогда, что все. Было заранее ясно, что мне нельзя в ней участвовать. Во-первых, я уже три раза в кругосветке был, казалось бы достаточно. А во-вторых - требовалось уменьшить парусность (снять передние паруса), и только после этого восстанавливали в гонке. Но если это сделать и оставить только грот (парус на грот-мачте), яхта в урагане будет идти на переворот, и я могу ее опять не удержать на волне. Тем не менее я вынужден снять стакселя (Стаксель, спинакер – передние, треугольные паруса) и меня пропустили. Иду на попутной волне, ветер давит на грот, яхта опять идёт, зарываясь носом в волну. Я знал, что так и будет, если в ураган попаду. Правда ураган был поменьше, чем в прошлой раз ... И снова яхту кладет на бок...

- Всё повторяется?
- Да... Только одно меня тогда и спасло. Перед отходом ко мне подходят ребята-"парусники" и говорят: "Федя, ты идёшь со своим старым парусом". Я говорю: "Какой же он старый, я ходил один раз в кругосветку, это ещё не старый". Они говорят: "Мы смотрим: Как так? Такая фирма хорошая, а тебе только один шов сделали, а надо два. Давай мы прострочим, он же порвётся". "Нет, - говорю, - я ходил в кругосветку, он не порвался". А они: "Ну ты ходил, а сейчас он состарился, давай прострочим". Я говорю: "Сколько стоит?". Они цену назначают, ждать надо, очередь там. Нет, думаю, не буду, жалко денег, и не прострачиваю.

Когда я в первый ураган попал, я паруса все убрал, а здесь не успел - ее с парусами ее на бок положило. И если бы яхта перевернулась с парусами, она никогда бы не встала. Потому что парус - это как якорь. Представляешь, под водой такая площадь. И тут она ложится на бок, и парус присосало к воде. Я выбегаю, люк за собой закрыл, пристёгнутый, думаю: добраться надо и освободить. Грот спустить не могу. Он застрял где-то на 18 метрах, а мачта примерно 25 метров высотой. Такой шторм, ночь, в такой раскачке одному не выбраться. Мне надо уменьшать парус, а я не могу. Всё. Я в ловушке. И только я выбегаю, чтобы по парусу добраться на воде уже и обрезать фал - волна проходит и сбивает меня за борт. Там вода холодная, под Антарктидой.

Я за бортом, но вишу. А на яхте есть спасательные буи. Два буя в каюте, один на борту висит и когда попадает в воду, то включается автоматически. Но никогда не полетят спасатели, если включился только один буй. Во-первых, им далеко, надо 4 дня. Ведь он может от тряски включиться, от воды, а там такие риски, такие деньги. Путь застрахован на 2 миллиона долларов. Если спасатели прилетают напрасно, они два миллиона все равно забирают. И страховая компания это выплачивает. Но, узнав об этом ни одна компания не заключит больше с тобой договора. Они же все друг друга знают, никто тебя страховать не станет.

Поэтому надо, чтобы включились минимум два, а лучше, если три буя. А как же я включу их, когда за бортом вишу и выбраться не могу, хотя вижу, что буй работает. А вода постепенно набирается в парус, яхта кренится все больше и вдруг шелк на парусе лопается с треском, выпускает воду и яхта поднимается. Хорошо, что не было денег, хорошо, что я не прострочил (смеется). Я забираюсь, открываю люк, заскакиваю внутрь и чувствую, вся каюта наполнена трупным запахом, как будто кто-то баллон газовый открыл и выпустил дух мертвечины. Смертью пахнет, она уже здесь, ждет меня...

И тогда я принял решение. Можно было бы починить парус и добраться до финиша, но я понял, что дальше мне нельзя. Это была ровно половина кругосветки, ровно. И тогда я в Сиднее сошёл.

16 авг. 1998 года. Атлантика.

Я и моя яхта в самом центре Атлантического океана. Мы зашли в район самой примитивной жизни . Океанскую гладь не нарушает ничто живое. Нет ни птиц, ни животных, ни рыб. Под нами глубина 5000 метров. Нет ни голосов, ни звуков. Тишина мертвая, только звон в ушах стоит от этого бесконечного безмолвия. Меня мучают раздумья, сколько мне еще плыть и когда я окажусь в обществе людей. Страшную тревогу испытывает моя душа к беспредельно огромному Океану и одиночеству. Я задаю себе вопрос: зачем я здесь? На что надеюсь? Получить славу? Так ее легче добыть, в обществе людей. Мое честолюбие? Так я его давно удовлетворил Северным и а так же Эверестом и двумя Южным полюсами, кругосветными плаваниями.

Я как и многие до меня мореплаватели, видел цель своей жизни- находится один на один с Океаном, и это приносит мне радость, какую ничто другое на земле не могло бы дать. Я никогда не рассматривал участие в гонке вокруг света как спортивное достижение. Истинное удовлетворение дает не само участие в гонке, а преодоление препятствий на пути к ней...
Ночь. Уже темно. У меня на яхте нет света. Зажег свечу. Она дает таинственный свет, живой. При свече не хочется читать книги. Сейчас буду читать Евангелие.
Что принесет эта ночь? Дай Бог дожить до рассвета.


- В чем разница между верующим и не верующим человеком на Ваш взгляд?
- Я уже ответил. Если бы я не верил в то, что последний шанс - это молитва, я бы погиб. У верующего, если грубо, по-мирски сказать, на один шанс больше.

- А когда Вы первый раз отправлялись в плавание, вы освящали яхту?
- Да, конечно. У русских в Сиднее есть православная община. Я им говорю: надо яхту освятить. Они говорят: Батюшку позовём. Пришёл молодой батюшка, отец Михаил, и принёс мне иконку. Он не знал, что у меня на переборке уже висят две иконы - Николая-чудотворца и Господа Иисуса Христа. А он принес икону Пантелеимона-целителя. Повесил ее на переборку и яхту освятили.
Десять лет назад спутникового телевидения еще не было. Это было мое первое путешествие нон-стоп. То есть я должен выйти из Сиднея, обойти вокруг света и придти в Сидней, ни с кем не встречаясь, ни с кем не общаясь (на яхте "Караана"). Рация действует только на 300 миль. На мои проводы пришёл владыка Павел, епископ Австралийский и Новозеландский, Царство ему небесное, он уже умер. Он и говорит: "Сын Фёдор (показывает на переборку, где иконы висят), если тебе будет тяжело, проси у Иисуса Христа и этих мужиков, Николая-чудотворца и Пантелеймона-целителя, и они тебе помогут!" Он и так сказал: просто и доступно... Это самое тяжёлое плавание было, первое. И я чувствовал, что они всегда рядом. Автопилота у меня не было. Я выхожу и говорю: "Николай, держи яхту".

А сам в это время настраиваю паруса. Яхта идёт на переворот. Я кричу: "Николай, держи!" Всё, думаю, пошла... А она раз - и становится как нужно! Выхожу, у меня штурвал - металлическое колесо - теплый. Шёл тогда через 40-ые, возле Антарктиды, мыс Горн, там холодно. В перчатках стоишь. По идее штурвал должен быть холодный. И яхта так ровно идёт, что даже когда я стою на штурвале, она так ровно не идёт. Но я боюсь оглядываться. Только раз оглядываешься, он и отошёл. Я никогда на яхте не раздевался донога, потому что знал, что кто-то всегда присутствует. Говорю: "Николай, держи!" И знаю, что не надо оглядываться. Струя кильватера, когда я сам стою, так ровно не идет. А его просил, след идёт ровный-ровный, даже не колыхнётся. Я так не могу держать, как он мне держал.

- Кто из известных путешественников Вам ближе всего по духу?
- Из старых наших - Георгий Яковлевич Седов, Амундсен, Перри, Фридрих Кук, Миклухо-Маклай, а из современных, для меня это идеал – Наоми Уэмура, японский путешественник.

- Амундсен говорил, что человек может привыкнуть ко всему, кроме холода, это так и есть?
- Конечно. Но если ты боишься холода, ты не достигнешь Северного или Южного полюса, не выполнишь свою задачу, которую ставишь, и ты терпишь. С другой стороны, смотря какой холод.
Например, все полярники любят тепло. Я сейчас иду в пустыню - там +50, а на полюсе –50, дышать невозможно. Это такой холод, когда кровь стынет в жилах. Я когда-то раньше купался зимой на Дальнем Востоке в море, в клуб моржей ходил. Но в Антарктиде холод другой.

- На яхте остается время для чтения книг?
- Когда я иду на один оборот, беру с собой обычно сотню книг - из за размера ящика на яхте больше нельзя. И читаю их там. На берегу и в океане по разному одна и та же книга воспринимается. Например, прочитал перед самым отходом "Дон Кихота" и думаю - дай в океане перечитаю. Беру его с собой и в океане читаю совершенно по-другому. Ты там один в таком пространстве, ничто не отвлекает.

20 нояб. 1998 г. Атлантика.

Что за напасть? Что меня преследует? Сейчас только яхта наехала на кита. Я зашел внутрь яхты, только начал раздеваться, снимать штормовую мокрую одежду- удар. Яхта встала как вкопанная. Потом следующий удар. Я так и упал, не удержался на ногах. Выскочил, смотрю - справа по корме кит медленно уплывает. Настроение упало, начал проверять яхту, как будто, дай Бог, все нормально.


- Я слышал, что после Аляскинской экспедиции вы попали в больницу, что тогда случилось?
- Когда я собирался бежать на собачьих упряжках через всю Аляску, мне сказали: Федя, чтобы пробежать 1800 км, ты не должен пить спиртное, кофе, чай, не должен курить (но я и так не курю). Бежать ты должен в день 50 км чистого пробега. А за сутки собаки пробегают 160-180 км, лидеры 220. Треть этого я должен был бежать по глубокому снегу, в куртке, в бахилах...

И когда я пробежал, у меня чашечки в коленях стерлись полностью. Боль такая, что даже лежать невозможно, не то что встать! Меня положили в больницу и уже начали делать металлические протезы. Но через 3 месяца у меня должна была состояться экспедиция на яхте вокруг света. Нам с женой осталось только молиться. В это самое время в Москву привозят с Афона мощи мученика Целителя Пантелеимона.

Я говорю: "Ира, иди к нему, только он может помочь". Она берёт иконку (у меня была иконка трое святых стоят – Пантелеимон Целитель, Николай Чудотворец и Фёдор Стратилат), заматывает ее в полотенце, кладет в сумку и идёт. Приходит, а там очередь такая! Она так рассчитала, где мощи должны находиться , становится там с улицы, к стенке прижимается и читает молитвы. А я дома читаю молитвы. Она приходит уставшая, и дома вместе читаем...

- Она не попала?
- Нет. А нам уже надо ехать в Швейцарию, она там лекции читала. Меня еле- еле доводят до самолёта, прилетаем в Швейцарию, всю дорогу и на месте уже- все читаем и читаем молитвы.
Я очень люблю везде, где езжу, вешать на деревья скворечники. Я встаю, залезаю на дерево, цепляю скворечник и все. Костыли до сих пор лежат там. И ухожу в плавание и слава Богу до сегодня ничего, здоров. Вместе со мной в больнице лежал молодой парень с таким же диагнозом... До сих пор еле-еле с палочками ходит. Ему железо поставили.

3 ноября 1998 года. Атлантика.

Религиозное чувство родилось во моей душе очень рано, но почувствовать Господа Бога я смог только в одиночных экспедициях. В своих путешествиях я не был первооткрывателем как Колумб, Васко да Гама и другие мореплаватели, которые открыли материки, острова моря и океаны. Мое открытие сугубо личное и самое важное для меня - только для одного человека. Я открыл в себе, что есть Вселенский творец- Господь Бог. Чтобы Его узреть, мне потребовалось много ночей не спать на дрейфующем льду, висеть на веревках над пропастью в несколько тысяч метров в Гималаях, замерзать и терять сознание от беспощадного холода Антарктиды, переживать и выходить из жестоких штормов в океане. Я с детства этого хотел и искал пути к нему, только не знал, как и какие будут тропы вести к нему, к создателю. Моя бедная мама чувствовала это, и однажды она с тоской в сердце сказала : "Я боюсь, что ты будешь очень одинок".


- Какое Ваше самое яркое впечатление в жизни, не обязательно связанное с путешествиями?
- Самое яркое впечатление у меня в жизни было тогда, когда я встретил свою жену - Иринушку. И сколько я живу, столько и удивляюсь...

12 окт. 1998 г. Атлантика

...Еще в начале пятидесятых годов я уже чувствовал и сердце подсказывало, что я встречу человека самого любимого и дорогого. Мне все это казалось, и я знал, что будет как в сказках, которые мне читал мой брат Виктор про рыцарей. Там, в волшебных сказках, рыцарь проходит через большие испытания, через дремучие леса, глубокие моря и достигает заколдованного замка, в котором его царевна. Вот и у меня так же, я прошел через горы заснеженные, глубокие океаны, через полярную стужу, чтобы встретить и сказать, что я люблю мою Иринушку.


- Получается, что Вы каждый раз её открываете для себя?
- Конечно. Я считаю, что если не будет открытия, то это уже привычка. Мы мало бываем вместе, чаще в разъездах.

11 нояб. 1998 г. Атлантика.

В предрассветное время, когда смотришь на Океан и небо, то чувствуешь Большой простор и свободу. Свободу полета твоей души, а не тела. Здесь, на яхте для тела нет свободы. Наоборот, оно очень зажато, взято в рамки обитания яхты в шестьдесят футов. Тело все время боится и переживает за состояние этих шестидесяти футов, чтобы они не ушли из- под дрожащих ног. Вот почему не многие стремятся в Океан, так как в понятии большинства людей свобода - это свобода действий твоего тела, а не души, воображения, фантастики...


- Сейчас значительная часть общества поглощена стяжанием богатства, денег. Люди, наверное, думают, что деньги могут сделать человека счастливым и свободным. Это так?
- Мне кажется, деньги никогда не делают счастливым и свободным. Человек с деньгами становится не свободным. Я буду ходить в экспедиции до тех пор, пока не начну в экспедиции зарабатывать деньги. Поэтому из каждой экспедиции возвращаюсь только с долгами. Это мой принцип. И моя жена говорит: "Чтобы возвращаться только с долгами." Я живу за счёт картин, за счёт книг, я работаю в Современном Гуманитарном Университете, я же начальник лаборатории дистанционного образования.

Деньги только обременяют. Они нужны только для того, чтобы сейчас что-то купить. Например, иду сейчас в экспедицию и мне нужны верблюды. Но если ты начнёшь на этом наживаться, они тут же тебя и задавят. Это тонкая грань, её очень важно не перейти. Я никого не поучаю, но если перейду эту грань, погибну. И все время меняю экспедиции. Я знаю в яхте блоки, шкоты. А тут путы, сёдла заказываем, 70 тонн сена покупаем, комбикорм, прививки верблюдам делаем от оводов. Я ничего в этом не понимаю, я тут дилетант, но начинаешь познавать и становишься профессионалом. После этого я пойду на весельной лодке, первый раз поплыву. И там я не профессионал, это я ищу для себя такие лазейки.

- Вы убегаете от денег?
- Да, я стараюсь убегать, а они догоняют. У меня нет ни квартиры, ни машины, я живу в мастерской союза художников, это не моя мастерская...

- У Вас нет своей квартиры?
- И никогда не было. У меня жена доктор наук, профессор, она много работает, пишет учебники для Сорбонны, для Англии, на французском и на английском. Однажды вечером говорит: "Федя, мы завтра дома полдня , кофе сделаем". Мы любим утром в турочке кофе сварить. Она говорит: "Давай я тебе сыр запеку". Я говорю: "А где же ты запекаешь?" У нас нет ни микроволновки, ни электродуховки, у нас обычная плита. Она мне говорит: "Федя, как мы бедно с тобой живём, у нас нет стиральной машины, у нас нет плиты!" А я говорю: "Ира, какие же мы с тобой бедные? У нас караван стоит, мы приобрели верблюдов, мы приобрели лошадей, у меня яхту построили, у меня воздушный шар строится, у меня весельную лодку спустили на воду... Да, у нас нет микроволновки, чтобы утром сыр запечь и утром кофе попить с сыром, гренки сделать! Но разве мы бедные?"

2 нояб.1998 г. Атлантика
К концу своей жизни хочется прожить в тиши и спокойствии, недалеко от Лавры преподобного Сергия, ходить по полям и дорогам, по которым он сам ходил, молился и благословлял людей - смиренный инок и собеседник ангелов. На земле Сергиева посада все четыре поры года прекрасны. Там какая-то особенная благодать разлита в воздухе, напоминая об ином, высшем мире и умиротворяя, как песня жаворонка в минуту душевной тревоги. Хочет жить, а не бежать по жизни, разбирать жизнь по-немногу, чтобы каждый день откладывался в сознании, что ты его прожил на этой земле. Не бежать сломя голову к линии здешней жизни, а то когда добежишь, то поймешь, что ты так и не увидел и не познал земной жизни...


- Фёдор, а Вам не приходило в голову, что Вы баловень судьбы, просто удачливый малый, и судьба каждый раз промахивается, когда целится в Вас, снежной лавиной или расщелиной во льду.
- Я так не считаю. Правда, я не говорю – судьба. Я считаю, что мне Господь Бог дал очень много, но Он и спросит с меня. Но я думаю, что если Господь Бог позволил мне в этой жизни прожить 50 лет и ни одного дня я не прожил так , чтобы жалел об этом, ни одного поступка я не сделал, чтобы сказать - зря я это делал. Я хотел писать книги, они издаются, пишу картины, они показываются, задумаю ту или иную экспедицию, она осуществляется. Я работаю, у меня есть жена, есть дети и внуки.

Я увидел своих внуков, если б ты только знал, какое это счастье! Многие мои друзья не увидели своих внуков, а есть те, кто и детей своих не увидел. Да, Господь Бог дал мне многое и не может все это даром даваться. И я готовлюсь к тому, что Он с меня спросит.

Источник: ФОМА  О православии для широкой аудитории   


 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ