О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович ( род. 1943)

Интервью   |   О Музыке    |   Аудио
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович

Александр Аронович КНАЙФЕЛЬ родился 28 ноября 1943 года в Ташкенте в семье музыкантов. Отец, Арон Иосифович Кнайфель - скрипач. Мать, Муза Вениаминовна Шапиро-Кнайфель, преподавала музыкально-теоретические дисциплины в Средней специальной музыкальной школе при Ленинградской консерватории. Эту же школу (класс виолончели Эммануила Фишмана) закончил Александр Кнайфель в 1961 году. Затем продолжил образование в консерваториях — Московской (1961-63), где учился у Мстислава Ростроповича, и в Ленинградской (1963-67) по классу композиции у Бориса Арапова.



В 1979 году на VI съезде композиторов его музыка подверглась жёсткой критике, и Кнайфель вместе со своими московскими коллегами Денисовым, Губайдулиной и др. попал — «чёрный список» 7 отечественных композиторов авангардного направления.

Автор свыше 100 композиций во всех областях музыкального творчества. Премьеры его произведений звучат на крупнейших музыкальных фестивалях в Париже, Лондоне, Амстердаме, Нью-Йорке, Цюрихе, Зальцбурге, Берлине, Франкфурте, Кёльне, Маастрихте, Ферраре и др.

Написал музыку более чем к 40 художественным и художественно-публицистическим фильмам.

Александр Кнайфель первым из российских музыкантов удостоен международной премии Немецкой академической службы обменов. Член Союза композиторов (с 1968) и кинематографистов (с 1987).

Свободный художник, заслуженный деятель искусств России (1996), Александр Кнайфель живет и работает в Санкт-Петербурге.

Источник: ru.wikipedia.org  .


Александр Аронович КНАЙФЕЛЬ: интервью

Александр Аронович КНАЙФЕЛЬ (род. 1943) - композитор: Видео | О Музыке | Аудио | Музыкальная коллекция .

Александр КНАЙФЕЛЬ: "ЧЕЛОВЕК ПО СВОЕЙ ПРИРОДЕ - АВАНГАРДЕН"


В июне 2005 года в знаменитом амстердамском Концертгебау с триумфом прозвучала "Литания" Александра КНАЙФЕЛЯ. Когда угас последний звук и дирижер Филармонического оркестра Нидерландов Рейнберт де Лео опустил палочку, зал погрузился в тишину, словно продлевающую композицию на несколько мгновений, а затем взорвался аплодисментами, стоя приветствуя автора и исполнителей. Премьеры сочинений Кнайфеля исполняются в лучших концертных залах Европы и Америки, на престижных музыкальных фестивалях, выходят на компакт-дисках ведущих звукозаписывающих компаний, звучат в эфире по всему миру. Когда-то, в начале 60-х, осознав, что его путь - композиция, перспективный студент-виолончелист ушел от мастера - Мстислава Ростроповича. В то время в правильность этого пути мало кто верил. А сегодня Александр Аронович - автор более 100 композиций во всех областях музыкального творчества. Им написана музыка более чем к 40 фильмам. Так же как Губайдулину, Денисова, Шнитке, Кнайфеля причисляют к русским модернистам. Сам же он не видит себя в этом ряду - настолько условным и ненужным считает композитор попытку критиков классифицировать музыку.

   
- Александр Аронович, много ли шансов у музыки быть понятой? Через эпохи, через разницу культур?
- Тигран Мансурян, один из лучших армянских композиторов, чей музыкальный язык называли советским авангардом, рассказывал мне, как его родственники, жившие в каком-то селе, приехали на его симфонический концерт. Они до этого никогда не были в филармонии, никогда не видели симфонического оркестра... Слушали сначала настороженно, потом начали улыбаться, и, наконец: "О, это он! это - он!" Узнали его, через эту непростую музыку! Развитие музыкального языка и вообще языка - вопрос ошеломляющей тайны, Божьего промысла. Ведь как родителей не выбирают, так не выбирают и язык, а он незаметно и непрерывно меняется.
 
- Тогда, как вы думаете, Россини понял бы Шостаковича?
- На этот вопрос никто вам ответа не даст. Очень часто вещи, рождению которых мы являемся свидетелями, мы можем недооценить, недопонять - мы можем ведь не понимать друг друга и в простом диалоге: вроде бы понимаем, а на самом деле - нет. Так что это еще и вопрос внимания. Ну, конечно, и культуры, и образования - миллион всяких "но". Но каким-то образом люди начинают воспринимать - по-разному подготовленные, с разными проблемами, в разном состоянии... Я верю в это. Россини мог бы понять или не понять Шостаковича с той же вероятностью, что и своего современника.   

- И вы верите, что совершенно разные люди начинают ощущать одно и то же...
- Несомненно! Я не мог не задаваться этим вопросом. Но! Я знаю (мой опыт мне это подсказывает) - я верю, что люди, абсолютно далекие от музыки, чуют - хотят или не хотят. Знаете, был случай, потрясший меня. Одна молодая девушка, дочь очень богатого промышленника, далекая от музыки, была серьезно больна психически. Отец возил ее по всему миру - никто не мог ей помочь. К ней случайно попала запись (тут не вопрос скромности-нескромности) моего "Agnus Dei" - совершенно пограничная вещь, ставящая проблему бытия или небытия: это как приглашение на казнь, вещь, которую выдержать... во всяком случае, два раза - невозможно. Она ее слушала непрерывно, сутками - и через два месяца излечилась. Это конкретный факт. Дело ведь не в количестве, дело в единичных опытах наших встреч, таких пересечений. Или совсем недавний опыт: мой квартет, серьезную, в общем, музыку, в основе имеющую тютчевский "Осенний вечер", никаким образом не "популярную" - использовала фирма "Volvo" в своей рекламе. Или история с Дэвидом Бирном, кумиром 70-х годов, рокером - казалось бы, никаких пересечений; его агент разыскивал меня в 1995 году по поводу "Айнаны". Что это такое - сквозь какие-то стили, сквозь разные менталитеты, поколения, национальности, время... все это как-то реально упраздняется - только диву даешься.
 
- "Айнану", написанную к фильму "След росомахи", говорят, жители Чукотки восприняли как народную...
- Писал я ее просто по наитию. Не будучи знаком ни с каким этническим материалом. Условием была полная свобода.   

- И ее записывал камерный хор. Объясните мне, я хочу понять, какими буквами вы объясняли исполнителям, какой звук они должны издать? У вас ведь там есть фонемы, которые не имеют графического обозначения...
- Конечно. Например, когда мужской хор взрывчато произносит Э-А-О-У-Ы-И, А-Е-У-Э и т.д., все это написано в последовательности, которую выполнить невозможно, или когда голосом изображается какой-то ритм: Ц-Ц-Ц-Ц или Ч-Ч-Ч-Ч, или в партитуре обозначено ЦК-ЦК-ЦК, а потом ЧК-ЧК-ЧК - они как увидели, помертвели, побледнели и говорят: "А нельзя это вымарать, или закрасить, или заклеить, а то ведь нам еще работать..?" Вот до таких смешных курьезов доходило. Есть такое вероятностное поле - я этим жив. Для меня ключевым в жизни является некоторая догадка. Вот догадаться, внюхаться, расслышать, предположить. Когда заключают договор и говорят: "Тогда-то запись, тогда - то-то, тогда - то-то", у меня по сей день страх посильнее школьного. Потому что: ну как?! Это же чудо, к которому невозможно привыкнуть. Его же нет, а вы распоряжаетесь так, как будто бы оно есть! Оно не родилось!   

- А вы сомневаетесь в том, что оно родится?
- Это все равно что говорить про человека, который еще не зачат! Это страшно! Мой друг Валентин Сильвестров просто и замечательно сформулировал проблему в двух словах: "Ведь сколько надо потратить сил, чтобы найти одну-единственно верную ноту! И это еще не все, надо найти вторую! И тут возникает совершенно неразрешимый вопрос: а где ее взять?" - детский такой вопрос, но это и есть страх Божий.   

- То есть вы себя ощущаете не родителем, а неким проводником, а пропустят это через вас или не пропустят...
- Конечно! Мне по сей день ужасно смешно, когда кто-то про себя говорит: "Я вот написал, я сочинил, я - автор того-то..."   

- А вы как говорите - у меня родилось?
- Не знаю. Совершенно очевидно, что во всех смыслах Автор только один. Если удается что-то расслышать, записать, то можно сказать: ну, молодец, вроде ничего - услышал и записал, вроде без помех...
   
- Каким образом много лет спустя музыка "Айнаны" вошла в спектакль "Старик и море", премьера которого состоялась в конце прошлого сезона на Малой сцене БДТ?
- В драматическом театре своя специфика. Я в ней ничего не понимал. И первый раз это был "Борис Годунов", когда Гия Канчели сказал постановщикам спектакля: "Я вам, конечно, напишу музыку, но если вы не возьмете у Кнайфеля "Свете Тихий", у вас спектакля, такого, как вы хотите, не будет". И действительно, постановщики взяли фрагмент "Свете Тихий", и там эта небесная составляющая всех потянула... И вся труппа после премьеры преподнесла мне афишу, где каждый написал слова, которые до сих пор волнуют. И Ивченко написал. Я его тогда в "Борисе" для себя впервые и открыл. Потом видел в других спектаклях. И вот мы как-то притянулись внутренне. Он мне поведал, что не устает пребывать в изумлении перед этой вещью - "Старик и море". Но не может подойти к постановке, потому что не хватает музыкальной составляющей. Я еще раз перечел этот рассказ, и стало совершенно ясно, что музыка давно написана: вот она! Дал ему кассету, но он как-то так - принял к сведению. И вдруг, месяца через три, позвонил: "Боже мой! Это же целая вселенная на меня обрушилась, я тогда вначале ничего не понял!" И Ивченко стремительнейшим образом сделал этот спектакль. Получилось, по-моему, потрясающе! Мне кажется, надо бы сделать телевизионную версию: на мой взгляд, это - невероятно духовно драгоценный спектакль.   

- Каким был ваш путь к православию?
- Всему должно настать свое время. Я через всю жизнь очень хорошо чувствую эту правду. Мой крестный, замечательный поэт Сергей Вакуленко, который был моим духовным учителем, это понимал, он видел путь, по которому я иду. И в силу своей целомудренности, духовности, невероятной интуиции и опыта не мог даже подтолкнуть меня - должна была созреть ситуация. Когда, "подбираясь", я через свое сочинение мог задать ему вопрос - например, когда я писал "Символ веры" (еще не будучи крещеным), то пытался свериться - по каким-то вещам, по этим безднам, ошеломляющим глубинам, которые открываются в священном тексте и в молитвах, когда, осваивая их, звонил ему: "Вочеловечшася" - это и есть крест?" - он понимал, что я нахожусь в совсем другой, уже духовной ситуации. Меня вела всю жизнь музыка и продолжает вести. Даже не музыка, а мое житие в музыке. То есть, осваивая через нее мир, я приобретаю, мне открывается. Никаким другим способом я бы открыть не смог. Это совершенно ясно. Получается, что процесс рождения и освоения материала является жизнетворным. И мы творим по подобию Господа. Можно быть служителем веры и не быть служителем жизни. А можно быть не служителем веры, но служителем жизни. Важно везде обнаружение живой жизни - в любом виде, то, что называют дерзновением. И тогда получается, что самые дерзновенные, а в переводе на мирской язык, "кощунственные" иногда вещи - оправданны, потому что необходимо вернуться к изначальному своему сиянию. А благочестивость, если она не живая...   

- Сергей Вакуленко сказал о вас: "По внутреннему состоянию Кнайфель не находится здесь. Как будто бы его спустили из другого мира. Даже с полной иллюзией невидимости для других. Он принципиально и абсолютно чужд всему, что происходит вокруг". Он же говорит, что если творчество Губайдулиной, например, зависит от происходящего вокруг нее, то вы - как могучий дуб, на который не влияет никакая погода...
- То, что он сказал, с одной стороны, безусловно, так - у меня есть гостевое ощущение - и в этом мире, и в этой цивилизации. По родовому признаку, по начальному ощущению вхождения в мир - невероятная... не то что сиротливость, а ощущение, что ты - гость, ты - один и жадно хватаешься за все, за что только можно ухватиться и найти себе подобного... Но есть разные формы творческого существования. Естественно, я вживался в те эпохи, через которые пролегал мой творческий опыт. Древнегреческая цивилизация, Возрождение, эпоха Петрограда, эпоха Второй мировой войны... Я жил этим. Я, извините, принимал непосредственное участие в путче 1991 года. Путч был 19 августа, а 20-го по "Пятому каналу" Собчак разрешил премьеру фильма Снежкина "Невозвращенец": на экране шли по Красной площади гипотетические танки, снятые за два года до этого. И звучала моя "Покаянная молитва". А рядом шли документальные танки. Наряду с колоколом, хором и скрипочкой на похоронах трех жертв путча звучал и этот голос...   

- Ваша "Алиса в Стране Чудес" - "для театра играющих, поющих и танцующих", написанная по заказу Королевского оперного театра Нидерландов, была поставлена Пьером Оди. Что это за жанр, и почему вы назвали это произведение "музыкой грядущих поколений"?
- Нет, я не так сказал. Я говорил о форме бытования - нащупанной и предложенной мной в этой вещи. Существуют ведь определенные исполнительские институты - театр, опера, балет, кинематограф, телепроизводство - устоявшиеся, наработанные организмы, которые занимаются рассчитанной на них продукцией. На сегодняшний день нет института для вот этой моей "продукции". Он может образоваться в будущем. Может быть, не точно в таком виде, как я предлагаю. Но гипотетически он не может не образоваться, потому что мы видим сегодня слияние многих форм коммуникации. Я по-свойски задавал вопросы молодым ребятам 12-13-14 лет и получал ответы, из которых понимал, что им это в самую пору. У них нет проблем, которые могут возникнуть у взрослых людей, занимающихся серьезно каким-то видом производства. В этой форме бытования есть востребованность, чисто органическая, как будто бы вне времени... Это органическое преодоление инерции... Существуют такие расхожие стереотипы: "Человек опережает время, видит будущее и т.д." Действительно, существуют вещи, которые рождаются, в каком-то смысле не ориентируясь на целый ряд условий. Меня всю жизнь хотят запихнуть на какую-нибудь полочку, а полочки на самом деле-то нет. Как замечательно написал мне Валя Сильвестров на своих "Тихих песнях": "Ты поверил в них, и, возможно, они займут место в мире, в котором все места уже заняты". Кстати, был один замечательный случай с Ростроповичем. Мы встретились, когда он только начинал наезжать в Петербург, о чем-то говорили, я его, кажется, знакомил с какой-то новой вещью, и он меня спросил, условно говоря: а что ты такое? И я ему сказал, что сам не знаю, но Господь уготовил мне вот такую странную нишу - я сам по себе. Потом мы еще о чем-то поговорили, попрощались, я был уже в конце коридора, когда он стал делать мне знаки, чтоб я вернулся; я подошел и услышал тихое: "Не вылезай из ниши!"   

- У вас возникают ощущения от встречи с другими жанрами, что - вот это человек из моей ниши. Кто Кнайфель в живописи или кто Кнайфель в театре?
- В свое время на Западе часто сравнивали мою музыку с фильмами Тарковского. Я думаю, этому есть основания, но у него часто не хватает нужного мне света. По ткани, по какому-то взгляду - пожалуй, это явление близкое, хотя можно было бы назвать и Феллини, а сейчас и Чаплина - по ориентиру, конечно. Боюсь вам говорить, потому что в напечатанном виде это может быть истолковано искаженно. Но у меня есть критерии, согласно которым некоторые художники для меня - как близкие друзья. В живописи это Рублев - ну, что мне делать? Все молятся на "Троицу", а для меня это - близкого друга конкретная вещь. Мне нет дела до того, знаменита ли она, великая ли. То же самое Пушкин - в слове: ближе человека для меня в русском искусстве нет. Я всю жизнь не понимал, как можно коснуться его музыкой, если это уже - сама музыка.   

- Вы не назвали почти никого из современников.
- Они и есть мои современники! Они - мои. Я не чувствую разницы, для меня не существует времени. Это - мое alter ego! В балете это - Баланчин. В музыке - Глинка, Стравинский... Не то, что мне нравится или перед чем я преклоняюсь... Как-то я участвовал в телевизионной передаче в годовщину Пушкина. Ведущая начала примерно так: "Сегодня - шестое июня, день рождения Пушкина. К сожалению, солнце русской поэзии закатилось, но (указывая на меня) - солнце русской музыки выкатилось" - в таком духе. Секундный шок. Меня прорвало: "Оставьте солнце в покое! Перестаньте его катать во все стороны! Вся эта заштампованность: "Пушкин - гений" - запечатано напрочь - не то что асфальтом, бетоном залито! Это же живое явление, нежнейший цветок, вот он, рядом с вами, ваш не то что современник, ваш близкий человек - вот он, с нами сидит! А вы о нем: "солнце" и так далее". Тот же Сильвестров, когда я приехал в Киев, сказал: "Ты не поверишь!" И повел меня посмотреть на какое-то здание, там написано примерно: "Здесь знаменитый композитор Лысенко встречался с великим Чайковским". Выдающийся с великим, великий с гениальным, видный со значительным - распределено... А ведь он - живой, с вами говорит живым языком, и его существование - это факт вашей личной биографии. Ваш близкий друг.   

- В качестве "полочки", на которую вас пытаются положить, часто используют ярлык "минимализма". Вы понимаете, что это такое? Имеет ли это отношение к вам?
- Тут естественнее говорить о "максимализме", если бы он существовал. "Побочным эффектом" упоминаемого "минимализма" часто является некоторая разреженность музыкальной ткани. Но тут нельзя путать. Ну мало звуков - и что? Ведь бездны пролегают внутри вещей, в которых не звуковые гроздья, а много тишины, много пауз и т.д. Один слышит мир насыщенным и ассоциативно перегруженным, а для меня это очень тяжко. Это проблема языка - вопрос очень интересный, но не нашего ума дело. Очень интересно, почему во всем мире нарастает необходимость вернуться к этой нулевой отметке.   

- Вас называли также "неукротимым авангардистом"...
- Совсем недавно я был в Аничковом дворце, в студии юных дизайнеров; когда туда зашел - пронзительное потрясение, как встреча с выставкой Марка Шагала или с другими самыми высокими образцами; я просто не выдержал, сначала зажмурился, а потом отступил, на меня обрушился такой нестерпимый свет, чистота и мощность! Все стены были завешаны работами ребят в разной технике. Если все эти вещи взять и издать альбомом - то просто мировые шедевры! Клянусь! Я не преувеличиваю! Это все - авангардизм: человек по своей природе авангарден, при своем рождении, потому что у него есть свое лицо, своя физиономия, он неповторим! У него есть талант, все у него есть! Потом, волею судеб, происходят потери. У кого-то больше, у кого-то меньше. Но! Мы рождены в этом раю и туда же устремлены, и это и есть авангард, то есть каждый раз - как первый раз! И чувство свободы, и право быть собой - исконное, вложенное в меня при рождении право! И тем я интересен для другого, а другой интересен для меня.   

- В ваших композициях можно услышать звуки, которые трудно идентифицировать. Откуда вы их берете и как материализуете?
- Часто бывает, что слышу звучание инструмента, которого нет или который существует, но у него нет таких возможностей. Я пишу для этого инструмента музыку, как будто бы это было возможно; и потом оказывается, что инструмент уже где-то существует в единичном экземпляре, или только разработан... И вот такие дерзновения пьянят озоном...   

- Вы написали ряд композиций для голоса Татьяны Мелентьевой, вашей супруги...
- Действительно, Господь послал. Голос - оторопь берет... Проходит через нее - даже, может быть, ее личной заслуги в этом нет, и она смиренно принимает это - ангельский свет проходит, и никуда не деться. Так же как и Ростропович - его пронзающее пианиссимо, вибрато... Музыкантов много, инструменталистов очень много замечательных - а вот такого - нет. Потому что проходит через сердце такая степень немыслимой любви, заложенной в каждом из нас! Иногда Таня зайдет в храм, пропоет несколько звуков - и все: "Ах!" - небесный свет. Наше соединение произошло благодаря радио. Я жил тогда в коммуналке, был включен старый репродуктор, я зашел со сковородкой, на которой что-то шипело; и вдруг пение... Мы со сковородкой чуть не упали...   

- В последнее время улавливаете ли вы что-то новое в композиции и восприятии?
- Я говорил об этом уже лет 10 назад, но не думаю, что это потеряло актуальность. В 60 - 70-х и отчасти в 80-х годах создавались вещи, которые были по сути своей не духовные, то есть созданные не по любви, а по знанию, по своеволию, по интересу личному. Ссылаюсь опять на Сильвестрова, поскольку он мне самый духовно близкий человек; однажды по поводу одной из таких вещей он сказал: "Но это же драма и трагедия овощей на огороде! Брюква против капусты, а огурец против морковки, вот они выясняют..." Это настолько точно! В "Пиквикском клубе" есть такой образ: человек садится в коляску, а лошаденка худая, еле стоит на ногах - ну что делать, долго буду ехать... И вдруг они как понеслись -"Что это такое?" - спрашивает. "Лошаденка, действительно, худая, но колеса очень хорошие, только успевай от них улепетывать!" И вот ощущение, что наработалась какая-то такая ситуация, понеслась, едва успевали улепетнуть. Технологии стали нарастать, а забыли совсем - кому? для чего? А сейчас можно немножечко оглянуться, какая-то востребованность диалога возникла - я это воспринимаю как благодатную ситуацию. Но очень тяжко переживаю - отсутствие света... Есть хороший анекдот: сидит медведь - вздыхает, его кусает комар; медведь хватает его и спрашивает трагически: "Как тебя зовут?" Тот: "Гоша!" Медведь от души придавливает его со словами: "Ху-у-удо мне, Гоша!" Вот так размял, размазал его... Но мир же не такой! И вот это существование на осколках каких-то смыслов, частных случаев, какой-то искаженный мир и люди... А посмотри открытым взглядом, глазами дитяти, почитай Библию - веришь ты или не веришь... Посмотри - мир пронзительно светится! И оттого, что ты скажешь: "Ху-у-удо" - этот свет никуда не девается. Очень переживаю раскручивание идолов - нет настоящих ориентиров. Не сейчас искусство родилось - не сравнивайте вы N c M - посмотрите, что А делал! Посмотрите, взгляните на несколько букв туда и сюда - и вы увидите А!   

- Александр Аронович, премьеры ваших произведений звучат в Лондоне, Париже, Нью-Йорке, Франкфурте, Зальцбурге... Вы были первым из российских музыкантов, удостоенных международной премии DAAD, и год прожили в Берлине. Не возникает ли соблазн поселиться в обустроенной Европе?
- Россия - это не географическое понятие, это просто мой дом. Когда Баланчина спросили, кем он себя чувствует, он замечательно отчеканил: "По крови я - грузин, по воспитанию и образованию я - русский, а по национальности - петербуржец". Я могу подписаться под этими словами, только вместо грузина написать "еврей", а все остальное будет то же самое. Так же как вопрос языка, это - Божий промысел. Знаете, в 20-х годах минувшего века мой дед откупил часть квартиры у княгини Натальи Сергеевны Волконской. И там, на Рубинштейна, 5, я жил до 25 лет. Потом мы переехали, я, иногда проходя мимо дома, видел, что в помещениях идут евроремонты... А однажды, не знаю почему, вдруг поднялся в нашу бывшую коммуналку, оказалось, там живет процветающий ливанский бизнесмен. Очень любит Россию и, в отличие от других обитателей дома, сделал не евроремонт, а любовную реставрацию этой дивной квартиры с каминами. Мы с ним подружились, по его приглашению проводим в этом доме музыкальные вечера "У камина". Так вот, знаете, как состоялось наше знакомство? Я позвонил в дверь, он открыл. Посмотрел и сказал - такая была интонация, как будто даже не он сказал, а озвучил истину, которая и для него явилась изумлением: "Здесь твой дом!"

Источник: www.kultura-portal.ru Беседу вела Светлана ПОЛЯКОВА

 



ПРОИЗНЕСТИ МУЗЫКУ…

…есть, конечно, наша музыка, но есть ведь и Музыка над нами.
Если правильно такие явления воспринимать, то упраздняется понятие исторического времени.
Человек важнее времени. Он неупраздним…
Александр Кнайфель

- Вы пишете опусы, в основе которых лежит слово. У инструменталистов в нотах написаны слова, которые не поются. Как вы пришли к такой скрытой словесности?
- Я ведь об этом не головой думал. «В начале было Слово», и я периодически чувствую необходимость вернуться к основе основ, «произнести» музыку. Впервые я нашел это при написании «Ники». Она целиком «на древнегреческом». Мне привиделись инструменты, которые произносят что-то принципиально непонятное. Непознанное слово… Оно приближает нас к полноте жизни.

- Публике эти тексты не должны быть известны?
- Здесь нет проблемы. Всё равно, знаем мы их или нет. Мы сплошь и рядом слышим классические вокальные сочинения на чужих языках, не понимая ни слова. А как на Западе слушают вокальную музыку? Уткнувшись в текст! Песни Шуберта все следят по программкам, хотя знают слова наизусть. В этом есть правда. Когда вы следите за текстом, у вас действительно появляется дополнительная ёмкость.

- А нет ли здесь спекуляции со стороны композитора? Я имею в виду вот что. Например, Томас Манн или Олдос Хаксли описывают смерть ребенка от менингита. Такое событие столь ужасно, что воздействует на нашу психику даже и само по себе. Тем самым оно сообщает реальному тексту достоинства, может быть, на деле и не существующие. Привлечение внемузыкального сюжета, конечно, помогает добиться слушателя, помогает вам быть принятым.
- В «Священном слове» — не поддающаяся никакому осознанию ёмкость. Любая строка Библии содержит в себе всю Библию. Это книга тайн… Степень совершенства Писания недоступна человеку, так как оно есть прямой Божий промысел. Это не личное творчество, не поэзия, не лирика. И когда имеешь с ним дело, надо только настроить антенну. Есть Автор всего, который в каждом из нас. Присутствие Автора — мое упование, а дальше — степень смирения, ясности, фокусировки. Личное и так проявится, помимо воли, оно не должно быть предметом заботы. Ведь люди по-настоящему воспринимают только то, что не является личным. Я только это и нащупываю. Надо расслышать то, что существует реально, помимо нас. Как только проявляется волевитость, «Ячество» — сразу перекрывается канал.

- В вашей музыке очень большое значение имеют паузы. Каковы для вас отношения между звуком и тишиной — и сущностное, и акустическое?
- Отвечать на этот вопрос можно бесконечно. Вспоминаю начало цифровой записи. Когда мы записывали «Глупую лошадь» на «Мелодии», это был первый опыт звукорежиссера Феликса Гурджи.  — «У вас много тишины. В звукозаписи паузы — это ноль.» — И что же, спрашиваю, будет — как в гробу? «Да» — говорит. И в этой записи все паузы были именно что гробовые. Многие звукорежиссеры записывают тишину самого разного характера, записывают ее, так сказать, в разных ракурсах. Вернее, они записывают нечто, что мы считаем тишиной. Но это нечто нулем как раз не является. Оно чревато музыкой. Скрытая музыка — она заключена в живой паузе и рождается из нее. Как в белом цвете можно всё увидеть, так и в паузе можно всё услышать. Мне вообще не нравится слово «пауза». Музыкой может быть не звучащее, а перерывом, паузой будет звучащее, то есть собственно музыка. Всё очень условно.

- В Симфонии Софьи Губайдулиной «Stimmen… Verstummen» есть безмолвная часть: соло дирижера. И вот Геннадий Рождественский спросил ее, что делать с этим фрагментом на записи. Ответ был примерно такой: если наполнить энергией, то техника запишет и воспроизведет. То есть у дирижера должен быть настолько мощный волевой посыл, чтобы он пробил этот дигитальный «ноль». Как бы вы прокомментировали этот случай?
- Ну, тут можно говорить не только о Сонечкиной cимфонии. Этот случай не уникален. Например, моя «Лестница Иакова», написанная по заказу Radio France. (Только я мог написать для радио, которое вообще ничем кроме ушей не воспринимают, произведение, где более половины времени занимает абсолютная тишина. Горжусь: это был изрядный скандал, а устроить скандал в Париже — это, сами понимаете, из разряда особых заслуг!) Тут вообще нет никакой проблемы. Дело не в воле дирижера. Если это правильно сыграно…

Мы не можем контролировать все аспекты произведения. Мы ведь даже в оценке музыки путаемся, не можем определить, например, за что именно мы ее ценим! Бог с ней, с метафизикой: движения музыки в паузе, сквозь паузу — мы не слышим. Но если это движение сочинено, если оно является функцией живого организма сочинения, тогда нам нет дела, видны ли телодвижения музыкантов, пассы дирижера. Вот я часто пользуюсь скрытым словом. Конечно, его нельзя услышать. Но, если б его не было, видимо, музыка воспринималась бы иначе. Это та область, куда вторгаться вообще бесполезно — хоть и любопытно. Я нашел себе простую отмычку: к чему разгадывать тайну, если она есть? Нам достаточно одного ее существования!

…Так вот, если правильно сыграно, никому и в голову не придет анализировать какие-то паузы или их отсутствие. Но этот вопрос не очень продуктивный. Гораздо важнее другое: как это всё записывать на пленку…

Я уже много лет пишу все свои премьеры на DAT-магнитофон с одним микрофоном. И я узнаю эти записи. Конечно, они несовершенны, но пространство “входит в комплект” сочинения — и получается живое.

- Вы дорожите судьбой ваших произведений и потому стараетесь лично присутствовать при исполнении и записи, не доверяете исполнителям на все сто. Прокомментируйте две сюжетные линии. Первое. Современной партитуре часто присуще такое свойство: личность автора к ней как бы прилагается. Второе. Стравинский говорил, что его музыка переживет все, кроме неправильного темпа; у вашей музыки, наверное, тоже есть такое солнечное сплетение. То есть: без чего не может состояться ваше сочинение, что вы стараетесь передать исполнителям и звукорежиссерам как устную традицию?
- Заявления, которые делал Игорь Федорович, часто не следует понимать буквально. Но это повод к очень серьезному размышлению. Например, все мы слышали симфонии Шостаковича, какими их исполнял Мравинский. Казалось бы, эталон. Но только после того, как приехал Караян и сыграл Десятую, мы поняли, что такое симфонии Шостаковича. Стравинского играют все. Но вот «Sony Classical» выпустила целиком записи Стравинского, который дирижирует свои сочинения. (Кстати, у меня этот комплект есть, все 22 диска!) И это нельзя сравнить ни с чем. У него получилась действительно другая музыка. Он говорит только о темпах, но ведь к ним можно прибавить бездну других составляющих, обязательных для выполнения. И когда он сам их контролировал, всё было совсем по-другому.

Можно нередко услышать, как исполнитель говорит: я, мол, не играю современную музыку, а только старинную. Или, того хуже, только музыку XIX века. А дальше — ну не лежит у меня сердце, не моя это стихия. У меня к такому музыканту сразу возникает большое недоверие. Не может исполнитель хорошо играть что бы то ни было, если он не исполняет современную музыку. Он сейчас живет, а не сто лет назад. Любая эталонная вещь XIX века — мы не можем ее себе представить, не говоря уже о более старой музыке. Да и нет нам, честно говоря, никакого дела до этой подлинности. Только человек с сегодняшним слухом, живущий всей полнотой сегодняшнего момента, может сделать музыку живой. Часто люди прекрасно оснащены технически, и у них возникает унылость инерции. Любой этюд Шопена дается им легко, а предложи что-нибудь технически совсем простое — всё, тупик.

- Мастеровитость есть, а нет смирения…
- Да. После того как я занимался со своими исполнителями, втягивал их в проблемы своей музыки, они и классику начинали слышать и воспроизводить другими ушами. Они начинали понимать, что вся музыка имеет единое происхождение. Автор-то один! У меня есть сочинение, построенное на баховской Прелюдии и фуге си-бемоль минор из первого тома «Хорошо темперированного клавира». Не изменено ни одной ноты, но непонятно: то ли Бах звучит, то ли нет. Так вот и получается, что есть, конечно, наша музыка, но есть ведь и Музыка над нами. Если правильно такие явления воспринимать, то упраздняется понятие исторического времени. Человек важнее времени. Он неупраздним.

- Говорят, что современная музыка требует больших исполнительских ресурсов, чем «несовременная».
- Нет никакого прогресса в искусстве, и если так кажется сейчас, значит, так казалось всегда. Смешно! Это все из разряда сожалений о старых добрых временах. Точно так же и подлинное исполнение старинной музыки — вопрос духовный, а не технологический. Вы можете построить старые инструменты, провести какие угодно исследования, но не ухватить главного. Как только то, что вы делаете, становится живым сейчас — оно становится музыкой.

- Принято считать, что новое, внесенное нашим веком в музыку, — это особое внимание к тембру. Жалобы на нехватку классных исполнителей современной музыки оправданны: редко встречаются люди, владеющие инструментом настолько, чтобы служить передатчиком сложнотембрового мышления композитора. Но ваши требования и к инструменталисту и к звукорежиссеру мне кажутся принципиально другими.
- Основа игры на любом инструменте — человеческий фактор. Бывает, некто со сцены (и из записи тоже) так наваливается, что вам его и не надо уже. А когда хочется заглянуть к нему поглубже — это и есть соучастие. Оно необходимо, если речь идет о душевном контакте, о диалоге. Пианиссимо Ростроповича в тишайших, трепетных моментах — это душевная вибрация, которая пробивает насквозь. Полно прекрасных виолончелистов, но этого поймать никто не может. И это не потому, что он такой виолончелист, а потому, что в нем живет такая степень любви. Бог дает кому и что нужно, если тот взыскует.

Недавно в Кёльне Борис Пергаменщиков играл мою новую вещь для виолончели соло «Снежинка на паутинке». Готовясь со мной к концерту, он прошел огромный путь понимания того, чтo я хотел передать в звучании одной виолончели, — а это и оркестр, и хор. Я мог бы написать полноформатную партитуру, это было бы красиво и надежно. Но музыка потеряла бы натяжение. Когда единственный человек пытается передать то, что не может передать его инструмент, возникает дополнительное смысловое поле, которого ничем иным создать невозможно. И мне очень важен не результат, а взыскуемость результата.

- На примере этого сочинения понятно, что стремиться к невозможному для искусства очень важно. Пушкинский Германн говорит: «Я не могу рисковать необходимым в надежде получить излишнее». А у нас так: «Надо стремиться к невозможному в надежде получить необходимое».
- Тут есть излишняя словесная красивость. Всё должно быть по возможности просто. Обескураживающе просто. Недостижимые, бесконечные вещи в то же время бесконечно просты. Это способ существования красоты во времени. Обжигающий момент во времени разворачивается в некую сглаженную красоту. Симфония Моцарта свистит мимо ушей. Красиво… но в любой момент можно так подорваться на этой красоте! А потом опять будет мимо свистеть. Если нет взрывоопасности, то красота и не возникнет.

Мы постоянно противопоставляем вопрос веры и вопрос вкуса. Это неправильно. Они нерасторжимы. Как только мы приближаемся к сути, приходится признать, что она бесконечно проста и сложна одновременно. Ответ на всё — в Авторе. Дальше мы начинаем анализировать и острота смысла расширяется книзу, как пирамида. И всё затуманивается. Если хочешь быть свободным, будь им. Именно сейчас, а не вообще. И нельзя становиться свободным. Свобода — не то, что развертывается. Она внезапна. Свобода — это предстояние.

- Многие авторы совершили эволюцию, подобную вашей. В молодости они были смелые, дерзновенные, мастеровитые, рвались вперед, были авангардом. А потом пришли к некоей простоте. Кто через длительное молчание, как Пярт; кто резким поворотом, как Гурецкий; кто более постепенно, как вы или Сильвестров. Вы чувствовали, что вам, подобно человеку перед воротами монастыря, нужно освободиться от груза ремесла, мастерства, от лишних музыкальных навыков?
- Каждый за свою жизнь проходит общую историю, постоянно беря напрокат чужой опыт. Надо истово пройти этот путь. У каждого момента своя правда. Чужой и свой опыт нельзя консервировать, таскать за собой из одного момента в другой. И тогда ретроспективный взгляд видит то, о чем вы говорите. Вехи у всех будут сходны. Вначале порыв, усложненность. Вы входите в мир, открываете его. Потом становитесь богаче, богаче… и — может быть! — в какой-то момент отказываетесь от всего. И вот это удел очень немногих. Например, позднего Горовица. Было видно, что он ангел, который еще здесь. Царство Небесное уже было в нем. Были и чудеса! Есть видеокассета, и я могу показать вам мгновения, когда он не касается клавиш, а рояль звучит. Он играет всё наоборот: звуковой баланс навыворот, штрихи, темпы. Но оно живое. В зоне чудесности все живое. Чудо есть правда, и у правды свои законы. Феномен позднего творчества — это когда человек возвращается в Эдем детства, свидетельствуя: я здесь был…

- Значит ли всё это, что простота, в которую впадают многие художники к концу пути, знаменует и для музыкальной истории грядущее время простоты, смирения?
- Что нам это обсуждать? Единственное: наше время с особой силой не терпит фальши. То, что написано двадцать и даже десять лет назад, имело в момент написания какие-то права. Оно не грело, но как-то существовало. К сегодняшнему дню очень многое утратило это право. Раньше то, что делалось без наития, с холодной головой, еще как-то можно было стерпеть. Сейчас оно мертво. Не хочу уточнять, тем более что это относится не только к России и не только к музыке. Не духовное искусство теперь невозможно, хотя раньше была иллюзия его возможности. Духовное — не означает связанное обиходом или сюжетом, а только инспирированное, вдохновленное Автором. Я ощущаю, ощущаю эту устремленность к эре Св. Духа…

- Водораздел, отмеченный вами, отражается на ваших вкусах, пристрастиях? Что вы слушаете, каковы ваши любимые произведения?
- Не могу воспринимать не светоносные вещи. Очень трудно иметь дело с темным. Да ведь каждый человек, будучи честен с самим собой, отдает себе отчет вот в чем: в его душе остается хотя бы малый след от любого произведения, которое хотя бы чуть-чуть направлено к свету. Я могу свидетельствовать: ни воспитание, ни среда, ни цивилизованность в этом не могут ни помочь, ни помешать. На премьере «Восьмой главы» собралось пять или шесть тысяч человек. Американцев, заметьте! — а ведь они честные, чуть что, сразу уходят. Были представители Белого дома, миллионеры, юристы — и были хиппи в драных штанах, сидевшие на полу. Представляете, час тихой медленной музыки, без кульминаций! Ростропович говорил: «Я был готов играть, даже если в меня полетят тухлые яйца!» Но вы слышали на диске эту тишину. Вот вам и ответ.

- Вам не кажется, что Вы требуете от слушателей слишком многого?

- Вы правы. Нельзя, наверное, ждать от людей такого соучастия. Но чтобы избегать экстремальности, надо быть Шубертом. Он неброский, тускловатый даже, но неяркость, мне кажется, всегда сопровождает откровение.

- Лик вашей экстремальности — по требовательности к слушателю, по степени участия паузы как равноправного строительного элемента — приходится на начало 90?х, а потом — в «Белым по белому» и «Восьмой главе» — вы нарастили на этих паузах некое мясо.
- Надо было дойти до «абсолютного нуля» в «Лестнице Иакова», чтобы повернуть обратно. Для французов самое невыносимое — это пауза. Им надо, чтобы все время что-то происходило. А это сочинение к тому же должно идти при очень медленно гаснущем свете. И когда наступила полная темнота и тишина, началось улюлюканье, свист. Они невольно включились в этот процесс, и получилась чисто кейджевская ситуация. Совершенно неожиданно. Возник новый жанр — документальная музыка! «Лестницу» можно было давать в эфир прямо с этим публичным довеском.

- Ваши расхождения с французами, которые шумели, — они, наверное, не эстетического свойства. Ведь обычная ситуация такова: композитор производит продукт, слушатель его потребляет. А вы говорите: есть источник эманаций, они проходят через вас и через слушателя, и он должен в этом участвовать.
- Правильно. Отсюда вывод: каждое сочинение — такое как оно есть. Я его записал, и после этого оно не может стать другим. Ни лучше, ни хуже. Оно остается таким, каким было в момент, когда оно вас застигло.

- Остается для вас?
- В том и дело, что нет! Для всех. Всякий раз, когда вы слушаете одну и ту же музыку, вы попадаете в одну и ту же точку, свободную от времени и обстоятельств. Конечно, плохое исполнение может очень повредить, но в принципе: если при встрече с произведением с вами один раз случилось — оно будет и дальше случаться. Через неизменность ваших чувств оно попадает в вечность. И это не может быть результатом только личного усилия автора. Поэтому я не устаю повторять: поразительно, до какой степени все-таки не существует личного творчества.

- У вас в последние годы бoльшая часть премьер проходит в храмах. Ваше предпочтение — акустическое или иного рода?
- Скорее акустическое. Одно время я даже хотел пойти к нашему митрополиту, чтобы он допустил виолончель в Казанский собор. Но теперь я думаю, что ту же «Восьмую главу» лучше было бы исполнять даже не в храме. Есть некая правда в том, чтобы играть ее где придется. Потому что церковь внутри человека. Не концерты в церквах, а наоборот — воцерковление концертных залов. Только вот мало у нас залов, способных на это. Не воцерковлять же «Октябрьский»…

Источник: Русский МАК. Russian MAC is Russian Music Academic Catalogue.
Автор: Борис Филановский
   


Александр Аронович КНАЙФЕЛЬ: О музыке

Александр Аронович КНАЙФЕЛЬ (род. 1943) - композитор:Видео | ИнтервьюАудио | Музыкальная коллекция .

Композитор Александр Аронович Кнайфель родился 28 ноября 1943 года в Ташкенте в семье музыкантов. Отец композитора, скрипач Арон Кнайфель, был прекрасным солистом и ансамблистом. В звучании струнного квартета Александр Кнайфель и сегодня слышит любимую музыку - музыку своего детства. Он закончил Среднюю специальную музыкальную школу при Ленинградской консерватории в 1961 г. по классу виолончели у Э. Фишмана, следующие два года (1961-1963) учился у М. Ростроповича в Московской консерватории.



Услышать музыку композитора на нашем сайте Вы можете в разделе «Музыкальная коллекция»

Но судьба предопределила ему иной путь - Кнайфель обратился к композиции. Он вернулся в Ленинград, разлука с которым всегда давалась ему тяжело, и поступил в консерваторию в класс Бориса Арапова. Призвание обнаружилось быстро: 22-летний студент становится автором оперы "Кентервильское привидение", вскоре с успехом поставленной на сцене Оперной студии Ленинградской консерватории.

Александр Кнайфель начинал бурно, стремительно, с избыточной энергией. Своими ранними сочинениями он снискал репутацию неукротимого авангардиста. С начала 1970-х композитор много работает для кинематографа. Он написал музыку более чем к 40 художественным и художественно-публицистическим фильмам. В 10 из них он - соавтор выдающегося режиссера С. Арановича.

Судьба подарила композитору и другие знаменательные встречи. Навсегда сохранилось духовное родство с М. Ростроповичем. Всемирно известный музыкант стал вдохновителем мировой премьеры "Восьмой главы", сanticum canticorum для храма, хоров и виолончели (1993), "Пятидесятого псалма" (1995) и "Блаженств" (1996).

В содружестве с великим балетмейстером Л. Якобсоном Кнайфель создал хореографическую сцену "Кающаяся Магдалина" (по мотивам произведений Тициана и Родена, 1967) и хореографический стриптиз "Разоружение" (по мотивам карикатур Бидструпа, 1966). Балет "Гамлет", их последний совместный замысел, остался незавершенным.

"Кающаяся Магдалина" и "Монодия" (для женского голоса, 1968) были воплощены в танце легендарной балериной К. Федичевой.

Под управлением Г. Рождественского впервые прозвучали романтические сцены "Кентервильское привидение" (ВВС Лондон, 1980) и музыка хореографической симфонии "Медея" (Ленинград, 1984).

Среди немногочисленных обращений прославленного Франса Брюггена к современной музыке была интерпретация композиции Александра Кнайфеля "Еще раз к гипотезе" (в диалоге с прелюдией и фугой И.-С. Баха; премьера Голландского фестиваля, 1994).

В 2001 году на сцене королевского театра Carre (Амстердам) Пьером Ауди была поставлена "Алиса в стране чудес" для театра играющих, поющих и танцующих, созданная Александром Кнайфелем по заказу Нидерландской оперы.

Для Татьяны Мелентьевой, выдающейся камерной певицы, были написаны 15 историй для певицы и пианиста "Глупая лошадь" (1981), трио для певицы и виолончелиста "Сквозь радугу невольных слез" (1987-1988), Песнь Пресвятой Богородицы "Свете Тихий" (1991), "Бабочка", в строфах Иосифа Бродского (1993), "Облеченная в солнце" для солистки солистов (1995) и пушкинское "Блаженство" (1997).

В жизнь Александра Кнайфеля навсегда вошли самобытнейшие мастера российского искусства - поэт Сергей Вакуленко (1939-1997), театральный режиссер Борис Понизовский (1930-1994) и живописец Евгений Михнов-Войтенко (1932-1988).

Среди друзей композитора - дирижер Аркадий Штейнлухт, пианист Олег Малов, виолончелисты Иван Монигетти, Борис Пергаменщиков, Томас и Патрик Деменга, ударники Марк Пекарский и Мирсеа Арделеану, исполнитель джазовой и старинной музыки Геннадий Гольштейн, композиторы Валентин Сильвестров, Арво Пярт, Гия Канчели, Эдисон Денисов, Тигран Мансурян, Софья Губайдулина.

Александр Кнайфель - автор свыше 80 композиций во всех областях музыкального творчества. Среди его сочинений почти не встречаются традиционно устоявшиеся жанры. Премьеры его произведений звучат на крупнейших музыкальных фестивалях в Париже, Лондоне, Амстердаме, Нью-Йорке, Цюрихе, Зальцбурге, Берлине, Кельне, Маастрихте, Ферраре. В 1992 г. во Франкфурте на Майне состоялся первый монографический фестиваль композитора. 1993-1994 гг. он провел в Берлине, первым из российских музыкантов удостоенный международной премии DAAD (Немецкой академической службы обменов).

Музыка Кнайфеля транслировалась Радио России, BBC (Великобритания), Voice of America и National Public Radio (США), Radio France (Франция), Deutschlandfunk и WDR (Германия), KRO (Нидерланды), Lousanna, Bern (Швейцария). Записи сочинений Кнайфеля выходили на фирмах Мелодия, Сhant du Monde, Megadisc Classics, Teldec Classics International, ECM New Sereies.

Член Союза композиторов с 1968 г. и Союза кинематографистов с 1987 г., cвободный художник, заслуженный деятель искусств России (1996), А. Кнайфель живет и работает в Санкт-Петербурге.
    

Источник: www.ceo.spb.ru  Автор: Екатерина Блажкова


 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ