О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

КАРПОВ Сергей Павлович ( род. 1948)

Интервью   |   Статьи
КАРПОВ Сергей ПавловичСергей Павлович КАРПОВ (род.1948) - историк, президент исторического факультета МГУ, академик РАН, доктор исторических наук, профессор: Видео | Интервью | Статьи | Фотогалерея.

Сергей Павлович Карпов  родился в 1948 году в семье служащих. В 1966 году с золотой медалью окончил 1 среднюю школу Ставрополя и поступил на исторический факультет МГУ.

1966-1971 годы - студент исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. Специализировался по кафедре истории Средних веков, был именным стипендиатом.
1971-1974 годы - аспирант исторического факультета МГУ. Занимался историей поздней Византии под руководством З. В. Удальцовой.

В 1974 году защитил кандидатскую диссертацию на тему «Трапезундская империя и государства Европы в XIII-XV вв.».

С 1974 года работает на кафедре истории Средних веков исторического факультета МГУ: с 1974 года - ассистент, с 1975 года - старший преподаватель, с 1985 года - доцент, с 1989 года - профессор.

В 1977-1978 годах был стажером Фонда Чини в Венеции. Начал исследования документов из итальянских архивов, посвящённых истории Византии, Причерноморья и Древней Руси.

В 1986 году защитил докторскую диссертацию на тему «Торговля итальянских морских республик в Южном Причерноморье в XIII-XV вв.»
С 1986 года - заведующий кафедрой истории Средних веков исторического факультета МГУ.

С 1990 года - научный руководитель лаборатории истории Византии и Причерноморья в Средние века исторического факультета МГУ.

В 1994-1995 годах был стипендиатом византиноведческого Центра Гарвардского университета Думбартон-Окс (Вашингтон, США).

В 1995-2015 годах - декан исторического факультета МГУ.

Неоднократно приглашался для чтений лекций в ведущих университетах Италии, Франции, ФРГ, Нидерландов, США, Канады, Австралии, Болгарии, Греции, Кипра, Сербии, КНР и других стран. Участник многих научных конференций в России и за рубежом.

Специалист в области медиевистики (история Византии, Причерноморья и Италии в Средние века), архивоведения и дипломатики, экономической истории.

В исследованиях С. П. Карпова впервые на основе исследования документов архивов Венеции и Генуи и многочисленных публикаций византийских, западноевропейских, славянских и восточных источников были изучены система международных экономических и политических связей Причерноморья в XII-XV вв., история Трапезундской империи (1204-1461) и Палеологовской Византии. Были рассмотрены экономическая политика и особенности международной торговли итальянских морских республик в Причерноморье, сделаны важные типологические обобщения истории развития рынка и товарно-денежных отношений в Средние века.

В работах С. П. Карпова разработаны методологические принципы исследования феномена средневековой колонизации, показано значение итальянских архивов для изучения истории Византии и Древней Руси. С.П. Карповым исследовалась история понтийского эллинизма, проблемы этно-конфессиональных взаимоотношений населения Северного и Южного Причерноморья, история средневековых факторий в Тане (Азове) в XIII-XV вв.

Автор 400 научных публикаций по указанной тематике, включая 8 монографий. Подготовил 12 кандидатов наук.

Источник: ВИКИПЕДИЯ Свободная энциклопедия  

Сергей Павлович КАРПОВ: интервью

Сергей Павлович КАРПОВ (род.1948) - историк, президент исторического факультета МГУ, академик РАН, доктор исторических наук, профессор: Видео | Интервью | Статьи | Фотогалерея.

«На многое православие и католичество смотрят одинаково»

Какую роль в историческом развитии страны сыграл выбор наших предков, принявших христианство от византийцев? Что из духовно-культурного наследия Восточной Римской империи по-прежнему актуально? Над этими вопросами размышляет академик РАН, декан исторического факультета МГУ, специалист по истории Византии Сергей Карпов.

– Сергей Павлович, с принятия христианства наша страна на протяжении веков несёт отражение ценностных ориентаций, традиций, общественно-политического устройства Византийской империи, от которой она приняла новую религию. Какую роль вы отводите Византии в формировании духовно-культурного облика России, её государственности?
– Передача культурного наследия – двусторонний процесс. Это трансляция определённых идей, мыслей, которые, так или иначе, адаптируются к окружающей среде. Есть две стороны – транслирующая и принимающая. Надо иметь в виду, что и как усваивалось, в каком виде и объёме, могло ли быть усвоено вообще. Как идеи интерпретировались и модифицировались.

Начнём с вопроса о принятии Древней Русью христианства.

Принимать его от Константинополя или епископов Запада? Да, такая дилемма существовала, но не играла определяющей роли. В то время ещё не было разделения церквей. Поэтому принятие христианства от одной его ветви не означало конфликта с другой. Иногда предполагают, что выбор Византии в качестве «транслятора» якобы предопределил последующее социокультурное отставание Руси и авторитарный характер её политических режимов. Это глубоко ошибочная точка зрения. Надо себе отчётливо представлять тогдашнюю Византию с её развитой экономической инфраструктурой, сформировавшейся политической идеологией и огромным культурным потенциалом.

Единственная страна, которая наиболее полно сохранила античное наследие, в том числе, римское право (оно основывалось на т.н. Corpus Juris Civilis, Своде римского гражданского права, составленном в 529-534 годах при византийском императоре Юстиниане Великом). Выбор между Константинополем и, скажем, тогдашними Польшей или Германией, был выбором между вершинами цивилизации и её периферией.
Главная ось связей древнерусских княжеств с внешним миром была направлена на юг, к Константинополю. Так что выбор был очевиден: в пользу наиболее культурной страны, с которой существовали тесные торговые и политические связи.

– Насколько византийское духовно-культурное и идейное наследие могло быть воспринято на Руси?
– Да, принятие такой сложной идейной и религиозной системы как христианство требовало определённой подготовки. Транслятором стал церковнославянский язык, общий для многих славянских народов. Через переводы, которые осуществлялись, например, в Болгарии, можно было познакомиться с византийскими текстами. В отличие от католического Запада, всецело ориентировавшегося в богослужении и образовании на латынь, византийская церковь позволяла использовать тексты, переведённые на местные языки.

Благодаря славянской азбуке, изобретённой первоучителями – святыми равноапостольными Кириллом и Мефодием, Византия дала Руси начала грамотности; познакомила с богатым наследием Святоотеческой литературы; хрониками и художественными произведениями; миром до того неведомой эллинской философии, риторики, которые были сохранены и развиты в Восточной Римской империи и доступны широкому кругу. Конечно, не всё могло быть воспринято, что-то ещё было недоступным для понимания, многое – невостребованным. Но со временем начнёт расти и спрос на осмысление и комментирование византийских текстов; они будут утолять духовный голод современников и в эпоху Московской Руси, и много позднее.

Я имею в виду сочинения Отцов Церкви, жития византийских святых, исторические труды, гимнографию и многое другое. Несомненную пользу принесли переводы на русский язык с греческого номоканонов (т.е. сборников византийского канонического права, включавших императорские постановления, касающиеся церкви, и церковные правила), которые назывались «кормчими книгами».

Очень долго, вплоть до XV века, во главе русской церкви стояли греческие митрополиты, направляемые из Константинополя. Встречались и русские митрополиты, которых утверждали в Константинополе как центре Вселенского патриархата. Небезынтересны сведения о приездах митрополитов разных кафедр из «греческих земель» на Русь уже после падения Константинополя. Они собирали милостыню для поддержания греческой церкви. И вместе с тем привозили греческие книги, некоторые тексты переводились на русский язык.

Теснейшие связи Русской церкви с Афоном сохранились и даже усилились после Османского завоевания. Султаны давали монастырям охранные грамоты, что позволяло им существовать и сохранять свои библиотеки. Многие рукописи оттуда разными путями попадали потом на Русь и в Российскую империю.

Составной частью обретённого наследия было наследие художественное. Красота византийской мозаики всегда впечатляла любого паломника, простого путешественника, который прибывал в Константинополь. К нам из Византии пришла техника строительства православных храмов, прежде всего – крестово-купольных. Эти новшества модифицировались на Руси, здесь были разработаны свои варианты.

Византийские мозаичисты придали неповторимый облик Святой Софии Киевской. К сожалению, не сохранились полностью росписи разрушенного Михайловского Златоверхого монастыря в Киеве, однако некоторые его византийские мозаики остались. Впрочем, с непревзойдёнными шедеврами византийского искусства мы можем познакомиться во многих музеях.

– Из Византии к нам пришла ещё одна важная идея – сакрализации царской власти…
– Да, идея сакрализации царской власти, империи тоже оттуда. Но не только она. Ещё – отношение к жизни и вере. На Руси была воспринята мысль Иоанна Златоуста, которая развивалась затем Гоголем, Достоевским, другими великими писателями и философами: о том, что благочестие выше благосостояния. Эта идея была присуща и русским «нестяжателям».

Стоит сказать ещё об одной идее, в значительной степени заимствованной из Византии, – о «симфонии», согласии и гармонии целей и задач православного Царства и православной Церкви. Разумеется, речь идёт о теории, весьма часто (но не всегда) далёкой от реального воплощения.

Затем исихазм – учение о преображении человека при помощи Божественного света и сопричастности Богу, составляющее основу православного аскетизма. Впрочем, прямое его влияние на русскую общественную мысль XV века не всеми принимается: здесь речь идёт о тонких вещах – адекватных переводах теологических текстов. Но трудно отрицать очевидное: идеи, которые зарождались в Византии в более раннее время, получали наибольшее развитие на Руси много позднее. Когда самой Византии уже не было, её наследие вдруг оживало. Московская Русь приняла на себя бремя Православного царства. Она стала главной православной страной и защитницей Православия в мире.

– После того, как Византия прекратила своё существование?
– Даже раньше – после унии, заключённой на Ферраро-Флорентийском соборе в 1439 году, которая затем была сочтена отступлением от чистоты православия (вскоре её отвергли восточные церкви). После же падения Византии, которое было расценено на Руси как страшная трагедия, в восприятии современников единое царство распалось. Его нужно было воссоздавать. Происходит более глубокое восприятие византийской имперской идеи о полноте царства.

 – Вы назвали идеологемы, которые пришли на Русь из Византии после принятия ею христианства. Какую роль они сыграли в развитии Киевской и Московской Руси – в большей степени позитивную или негативную?
– Они были просто органично присущи данному этапу исторического развития. В дальнейшем появляются другие течения, на первый план выходят иные политические силы; старые представления в определённой мере переосмысливаются, пересматриваются. Но, как бы там ни было, трудно отрицать тот вклад, который внесла Византия в наше духовное и культурное развитие. Об этом мы должны постоянно помнить, анализируя своё прошлое. Конечно, этот вклад обогащён духовным опытом и традициями нашего народа.

– Что из византийского наследия приобретает особую актуальность для России в нынешнее время?
– Прежде всего, интегральность византийской культуры. Она очень часто ориентировалась на самые высокие достижения, которые существовали в то время. Византийские мозаики, фрески – это наглядное проявление культурных достижений, стремление к почти недостижимому абсолютному совершенству.

Затем – глубинное внимание к духовному миру, душе человека, её составляющим. Анализ того, что такое добро и зло. Что постижимо, а что нет. Что добродетельно, а что вредно для души. Что спасительно, а что ведёт к гибели. Отличие нравственности от безнравственности. Границы свободы и мотивация нравственного выбора. Любовь к ближнему и эгоизм. Жертвенность и даролюбие. Роль традиции как сохранение своего рода цивилизационного кода. Это всё очень важно! Над многими проблемами мира сего думали наши предки и предлагали свои решения. Знание этого может быть не только практически полезно, но и поможет людям обрести большее равновесие в нашем разбалансированном микро- и макрокосме.

Важно помнить: в Византии права человека всегда были защищены законом. Страна являлась правовым государством, базировалась на римском праве. Однако это не отрицало примата державности, идеи государственности, поставленной выше индивидуальных устремлений подданных, защищаемых и, вместе с тем, зачастую лишаемых инициативы.

– Когда знакомишься с византийской историей, то возникают, как говорят политологи, аллюзии. Может, не случайно так много схожих моментов в общественном развитии Руси и Византии? Московское государство отказалось от принятия католичества и оказалось зажатым между враждебным Западом и мусульманским Востоком. Византия тоже находилась во враждебном окружении, постоянная борьба требовала поддержания обороноспособности. Мощный государственный аппарат, конечно, порождал всесилие чиновников и коррупцию, с чем боролись (не всегда успешно), но вместе с тем он цементировал государство.
– Внешние аллюзии могут быть совершенно обманчивы. По той причине, что похожее принимается за сущностное. Но их нельзя путать. К тому же существуют тенденции, свойственные любому государству, любому общественному механизму.

Этого порой не учитывают. Иные западные исследователи почему-то сделали притчей во языцех размеры коррупции в Византии. И забывают о том, что в абсолютистской Франции, где существовали синекуры и покупка должностей, мздоимства было ничуть не меньше. Как и в Англии времён Елизаветы I, когда королева раздавала своим фаворитам конфискованное имущество католической церкви.

Но вернёмся к вашему вопросу. Было ли нечто общее во внешней политике, в определённой консолидированной системе налогообложения России и Византии? И да, и нет. Потому что в Византии были разные этапы развития. Несмотря на внешнюю традиционность, сильно менялись духовные и политические ориентиры. Например, там постоянно боролись между собой две разных по природе группировки господствующего слоя. Упрощая, скажу, что одна была в первую очередь связана с императорским двором и черпала доходы от государственных налогов с крестьян и горожан. А другая – стремилась к частной власти, приобретению земель и богатств, использовала свои административные и иные ресурсы для личного обогащения, помимо выплат из императорской казны; тяготилась централизаторскими устремлениями столичной аристократии и чиновничества.

Сказать однозначно, что одними осуществлялась защита традиций православного христианства, а другими – нет, было бы неверно; но западный образец чётче прослеживается в поведении и устремлениях второй группы.

– Столкновение двух ветвей христианства вылилось в многовековые распри. В своё время крестоносцы не остановились перед захватом Константинополя – столицы христианской империи…
– Ну, тут придётся вспомнить всю историю схизмы (раскола). Она очень серьёзно проявляется в первый раз в 867 году при патриархе Фотии и папе Николае I, которые выступили с взаимными претензиями в области церковной юрисдикции и догматики. Реальный же раскол произошёл даже не в 1054-м, как часто утверждается, а именно в 1204 году.

Когда объединённые силы католического Запада, прежде всего венецианцы, французы, фламандцы, взяли Константинополь. Это был не просто штурм ради восстановления на престоле династии или замены монарха. Последствием стали раздел Византии между участниками IV «крестового похода», унижение и подчинение её подданных, разрушение многих памятников культуры, осквернение святынь, разграбление ценностей и их перемещение на Запад.

Я иногда говорю своим студентам: если вы хотите воочию увидеть, какой была Византия, то поезжайте не только в Константинополь, но ещё и в Венецию. Потому что там и в других центрах Запада находятся византийские сокровища, которые были захвачены крестоносцами, а затем перемещены. В памяти греков и других православных народов этот разгром остался и как идейный разрыв, и как насилие. Это не было прощено. А ещё – нараставшие неразрешимые догматические противоречия. Всё это имело не только политическое значение, но и определяло самоидентификацию средневекового человека. Поэтому необратимый водораздел проходит с начала XIII столетия. 1204 год противопоставил Запад и Восток на многие годы. Конечно, повторюсь, были попытки примирения, заключения унии хотя бы в силу необходимости для Византии спастись от османской угрозы в эфемерных надеждах на помощь Запада.

Но я бы не стал экстраполировать на всю последующую  историю несомненно глубокие догматические разногласия между католической и православной церквами. Тезис о папском примате или католическое учение об исхождении Святого Духа православная церковь, безусловно, не приемлет. Но наряду с этим есть очень многое, что нас объединяет. То, на что и православие, и католичество смотрят одинаково. У нас много общего в Святоотеческом наследии, в подходе к проблеме человека, непостижимости Божьего промысла и во многом другом.

Точно также и от нас требуется уважительное отношение к богатому мусульманскому культурному наследию. В нынешних условиях сожалеть о том, что не был когда-то реализован лозунг «Крест на Святую Софию» – малопродуктивно, такой подход может приводить только к конфронтации. Зачем говорить о нереальных вещах?

Надо спасать реальные памятники, которые разрушаются. Совместно участвовать в их поддержании, проводить археологические раскопки на земле Анатолии. Между прочим, в Турции, несмотря на известный рост мусульманского радикализма, существует немалая группа учёных, которая с успехом занимается историей Византии.

– Сейчас?
– Вот именно. Это археологи, источниковеды. Кстати, на XXII Международном конгрессе византинистов в Софии турецкие учёные предложили провести следующий такой форум в Стамбуле. Видимо, существуют веские основания. Политические волнения пока не испортили Турции имидж туристической Мекки: сюда съезжается много русских паломников, туристов из нашей страны, для которых местные власти создают необходимые условия, чтобы они утолили свой интерес и вынесли яркие впечатления об этих местах.

Если вы побываете в современном городе Демре, расположенном в провинции Анталья, то увидите места, где проповедовал святитель Николай Угодник, архиепископ города Миры Ликийской земли (так тогда называлась эта местность). Нужно сохранять и изучать это культурное достояние.

Вот о чём давайте думать: о том, чтобы находить язык взаимопонимания, поддерживать обстановку доброжелательности, терпимости среди представителей разных народов и конфессий, не забывая о собственных корнях и данном нам Историей великом наследии.

Автор: Александр Мешков
Источник: file-rf.ru/analitics/1024.

Сергей Павлович КАРПОВ: статьи

Сергей Павлович КАРПОВ (род.1948) - историк, президент исторического факультета МГУ, академик РАН, доктор исторических наук, профессор: Видео | Интервью | Статьи | Фотогалерея.

"ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. ПЕРЕКРЕСТОК ЦИВИЛИЗАЦИЙ"
Стенограмма 1-ой лекции Сергея Павловича Карпова, вышедшей в эфир 17 мая на телеканале «Культура» в рамках проекта ACADEMIA.

Добрый день, здравствуйте!
Тема нашей сегодняшней лекции – «Причерноморье как перекресток цивилизаций в Средние века» и новые открытия, которые можно сделать на основании неизвестных и малоизвестных источников по этой теме.

Само Черное море было таким местом, через которое прокатывались волны разных народов, начиная с тавров, которые жили на южном берегу Крыма с первого тысячелетия до нашей эры, до киммерийцев, скифов, греков. Греческая колонизация – начиная с седьмого века до нашей эры, была достаточно интенсивной. Сарматы, аланы, готы, гунны, авары, протоболгары, хазары, русы, печенеги, кипчаки- половцы. Вот все те народы, которые проходили через Северное Причерноморье в течение античности и средневековья. Но мы с вами будем говорить об особом периоде, о периоде 13 – 15 веков. Это период в значительной степени переломный в истории Европы, в истории Причерноморья, и в истории Руси. Это как раз тот период, когда зарождается новая государственность, образуются новые торговые пути, когда происходят кардинальные перемены. И начались эти перемены с трагических событий. Они начались с 1204 года, когда войсками крестоносцев, участников Четвертого крестового похода, был штурмом взят и разграблен Константинополь. На какое-то время прекратила существование Византийская империя. Та империя, которая в течение многих столетий доминировала в регионе и была культурным ориентиром тогдашней цивилизации. Культурным ориентиром, на который смотрели с вожделением и кочевые народы, и народы принимавшие христианство затем, в том числе, и Древняя Русь.

Вот эта тысячелетняя империя, «мастерская мира», как ее называли, с городом, население которого измерялось от 400 тысяч человек до миллиона, вдруг пала жертвой горстки крестоносцев. Здесь, на месте Константинополя, возникла Латинская империя. Во главе этой империи стоял избранный латинянами император и латинский патриарх. И вот тогда начинается проникновение латинян в Черное море. Но я бы хотел сказать, что это было не единственное изменение. И, может быть, даже не самое кардинальное.

Спустя 20 лет на просторы степей Черного моря обрушился другой удар. Этот удар был связан с монголо-татарскими походами. Эти завоевания по сути дела изменили всю карту Причерноморья и внесли очень большие изменения в прохождение торговых путей через этот район. Если раньше основные торговые пути выходили к Средиземному морю, главными центрами были Багдад и те порты, которые лежали в Восточном Средиземноморье, то волны татаро-монгольских завоеваний их разрушили. Татаро-монголы прошлись по территории степей, разрушив огромное, существовавшее до этого государство Дешт-и-Кыпчак, государство половцев. Половцы были включены в новосозданное государство. Этим новосозданным государством был Улус Джучи, то государство, которое было основано монголо-татарами во главе с потомками знаменитого Чингис-хана. И здесь были сметены многие знаменитые центры торговли, начиная от Средней Азии, кончая процветающими русскими городами. Они были сожжены и уничтожены. Русь на долгое время стала периферией огромной, великой монголо-татарской империи. Империи, которая объединяла все земли от Венгрии до Китая, включенных в эту огромную новую систему. Столицей ее был город Каракорум. И сюда, в Каракорум, шли донесения из самых разных районов, завоеванных монголо-татарами, донесения, по которым принимались решения в далеком Каракоруме.

Постепенно, постепенно эта огромная империя распадалась на несколько частей. Главной из этих частей, интересной для нас, стал Улус Джучи, Золотая Орда, как ее стали потом называть. Русь не была частью Золотой Орды в собственном смысле слова. Русь была вассальной ее территорией. Но Золотая Орда заместила Кипчакскую степь. Именно Золотая Орда с потомками Чингис-хана, Джучи, Бату и затем другими представителями этой династии, по сути дела, контролировала положение на севере Причерноморья. А на юге Причерноморья возникла другая империя. Империя Ильханов. И эта империя монголо-татарская, по сути, правила той территорией, которую раньше занимала Византия в Анатолии. Той территорией, которая так или иначе включалась в состав Византийской империи.

Значит, две больших трагедии. Одна трагедия – взятие Константинополя латинянами. Другая – татаро-монгольское завоевание, уничтожившее очень многие процветающие города и прежние торговые центры. Но, вместе с тем, была основана огромная империя, подчинявшаяся долгое время единому великому хану, правившему в Каракоруме. И затем крупными ханами, правившими в отдельных улусах. И вот эти отдельные улусы, которые управлялись, например, Джучидами или ильханами, эти улусы, были самостоятельны, и их правители довольно быстро начинают отстраивать новые торговые города. Так возник крупный город Тебриз или Тавриз на стыке Ирана и Азербайджана,который стал крупным торговым центром, через который проходили магистрали торговли, Султания. Затем на побережье Черного моря образуются также те центры, которые были очень важны для торговли. Таким центром стал Азак, Тана, как его потом стали называть,на Дону близ Азовского моря. Такими центрами стали Солдайя (Судак) в Крыму. Потом Каффа, нынешняя Феодосия. И многие другие. И отсюда были проложены торговые пути. Эти торговые пути, соединявшие Запад и Восток- вот здесь показано их прохождение- шли от Черного моря до Индии и Китая. Задолго до Марка Поло.

Купцы Ирана, купцы Великой империи приходили с караванами на берега Черного (Великого) моря,и на берега Средиземноморья, чтобы здесь вести свои торговые операции. И навстречу им, с Запада, стали посылать другие караваны. Караваны судов. Которые торговали теми предметами, которые не производились и которые были редки в Великой татарской империи. И эта централизация, эти торговые пути, которые очень были охраняемы, которые шли от побережья вглубь континента, эти магистральные пути, были очень безопасны. И если мы почитаем источники того времени, арабские, персидские и западные, то мы увидим, что по этим путям было идти достаточно безопасно. Есть такой источник. Он называется «Практика торговли». Ее написал Франческо Балдуччи Пеголотти в начале четырнадцатого века. И Пеголотти там говорит о том, что очень безопасно двигаться по татарским дорогам. Потому что их охраняли и любое нападение на купцов, на тех людей, которые шли с купеческим караваном, считалось огромным преступлением,. и сами татарские ханы предотвращали это и карали тех разбойников, которые рисковали нападать на купцов.

Дороги были безопасны. Товарообмен был огромен. Торговый процент, который получался от прибыли по этим операциям, исчислялся сотнями процентов. Это была очень прибыльная и очень привлекательная торговля. Как для восточных купцов, так и для западных, которые начинают двигаться по этим дорогам. Да, не сразу Марко Поло пришел в Китай. До этого были многие попытки торговать в тех портах, о которых я вам уже говорил. А какие порты в Черном море связывали, собственно, этот район с татарской империей? Такими портами был Трапезунд,нынешний Трабзон на анатолийском побережье,вот здесь. Такими портами была Каффа, Феодосия. И далекая Тана или Азак. О них я говорил. Отсюда тянулись терминалы далеких путей. Куда они шли? Если мы говорим о Тане, то эти торговые пути шли, прежде всего, к Волге. К городу, который получил название Хаджитархан,нынешняя Астрахань. К Сараю, столице Улуса Джучи. И дальше, огибая Каспийское море, в Среднюю Азию. Где главными центрами по-прежнему оставались Самарканд, Ургенч и другие города. Оттуда можно было спускаться в Индию и в Китай. Это была одна дорога. Вторая дорога – через Трапезунд главным образом. Она шла к Тавризу, который я уже называл. И дальше от Тавриза торговый путь уже шел в центральные районы Ближнего Востока, современный Иран и Ирак. И дальше – к Индии. Это были очень выгодные и очень охраняемые торговые пути. Но недолго так было.

Постепенно, с начала четырнадцатого века, великая империя распадается. Распадается на отдельные, враждующие друг с другом, территории. Эта вражда порождает нестабильность на торговых путях. Нестабильность, связанная с нападениями на купцов, с их ограблениями. И затем с ослаблением политической власти... Главный удар произошел на севере Причерноморья не в тот момент, о котором я сейчас говорю. Не в начале четырнадцатого века. Гораздо позднее. В 1359 году умирает последний из могущественных правителей Золотой Орды – Бердибек. И после хана Бердибека, начинается смута, которая в русских источниках называется «Великая замятня». Вот эта смута в Орде приводит к дестабилизации торговых путей. Приводит к росту напряжения в отношениях Орды с соседями, прежде всего - с Русью. Она, в конечном счете, приводит русские войска на Поле Куликово. А теперь давайте немножечко коснемся другого вопроса. А как быть с историей нашей страны? В самый тяжелый, в самый трудный момент, когда на нее обрушились полчища монголо-татарских завоевателей, когда горели города, когда исчезали архивы, казалось, все потеряно. Казалось, нельзя ничего узнать об этой истории, кроме небольших летописных свидетельств. Не сохранилось документальных архивов. Исключением является только одно – берестяные грамоты, найденные в северо-западной Руси. А как быть с Южной Русью? Ничего невозможно восстановить? И вот здесь оказывается правильной та фраза, которая неоднократно в литературе художественной воспроизводилась. У Булгакова она отчеканена, что рукописи не горят. Действительно, оказывается так, что рукописи не горят. И мы можем по каким-то новым источникам восстановить то, что было уничтожено, - частично. Уничтожено в пожарах этих войн. Потому что не одни разрушительные монголо-татарские походы были виной того.

Представьте себе Южную Русь того времени. Тринадцатого века. Кроме больших храмов, кроме стен крепостей, все было из дерева. Дерево быстро горит. Фактически подсчитано, что в течение века три пожара полностью уничтожали поселение или город, или деревню. А вместе с тем уничтожали все, что было внутри. Следовательно, уничтожали и документы. И эти документы уже и после татаро- монгольского завоевания неоднократно подвергались этим пожарам и уничтожениям, мало что оставалось. И вот мистика. Мы можем восстановить то, что было. Как? Для того, чтобы ответить на вопрос «как», мы должны сейчас вместе с вами понять, когда начинается новый и очень интересный процесс. Процесс, отображенный вот на этой карте итальянской колонизации Черного моря. Прихода итальянских купцов на берега Черного моря. Первыми стали генуэзцы.

Генуэзцы стремились туда еще до того, как была реставрирована Византия. Латиняне были изгнаны из Константинополя. Это произошло в 1261 году. И вот еще до этого генуэзцы поспешили подписать договор с правителем Никейской империи в Вифинии, греческим анклавом, который образовался после Четвертого крестового похода,который предоставлял им возможность и право торговать беспошлинно на тех территориях, которые будут возвращены Византии. В 1261 году уже было ясно, что Константинополь вернется к византийцам. И вот поэтому и предполагалось, что можно будет достаточно быстро получить торговые привилегии. Что нужно было, чтобы Константинополь вернулся к грекам? У греков была сухопутная армия. Она была достаточно эффективна. Она неоднократно громила крестоносцев на Балканском полуострове. Император Иоанн Третий Ватац был тем греческим героем, который сломил хребет латинскому сопротивлению на Балканах.

И вот теперь уже Константинополь, как спелый плод, висел на ветке, и вот-вот мог свалиться в руки греков, которые сюда подошли. К этому городу. Не хватало одного – флота. Потому что крестоносцы опирались на самый мощный тогда флот. Этим самым мощным флотом был флот венецианский. Что можно было противопоставить этому флоту? Другой флот. А другой флот – это генуэзский флот, Генуя. И генуэзские предприниматели согласились помогать Михаилу Восьмому Палеологу,помогать с тем, чтобы предотвратить новый поход против Византии,предотвратить новое нападение и обезопасить город, взятый греками. А, может быть, и участвовать в штурме его, вместе с греками, против венецианцев. Это была торговая конкуренция. Торговая конкуренция Средних веков. Император Михаил Восьмой Палеолог подписал договор с генуэзцами, по которому он давал им права беспошлинной торговли на всей территории империи, восстановленной и существующей, - за помощь флотом. Эта помощь флотом была обещана. Но получилась удивительная вещь. Греческие войска, небольшой отряд, совсем не все войско, подошли к стенам Константинополя. А в это время венецианцы отправились в Черное море для того, чтобы взять небольшой островок, Дафнусий, который лежит совсем близко от Константинополя. И их флот туда ушел. Греки подошли к Константинополю, и местные жители сказали: «Сейчас здесь войск нет. Войдите». И греки вошли без единого выстрела. И калитки были открыты для них,для входа в Константинополь. Помощи генуэзцев не понадобилось. Когда венецианцы со своим флотом вернулись в Константинополь, они увидели, что город уже взят. И в панике бежали. Греки им не мешали. Им надо было, чтобы побыстрее, побыстрее латиняне отсюда ушли. И вот тогда Византия была восстановлена. Но договор о привилегиях уже был подписан. И генуэзцы им воспользовались. Воспользовались очень быстро. Но одной ноги было мало. Нужно было встать другой ногой на черноморские берега. Эта другая нога должна была быть здесь, в Крыму. В Крыму, на побережье южном Крыма. Откуда торговые пути только-только освоенные шли на Восток и на Север, кстати,в русские земли. И вот здесь нужно было подписать договор. С кем? С ханом Золотой Орды.

Этот договор не сохранился. Но мы знаем описание этого договора в источниках. По сути дела, этот договор давал очень большие права генуэзцам, которые обосновывались в городе Каффа. Каффа – старая греческая Феодосия. Здесь они строят свою великую факторию. И очень скоро эта фактория, Каффа, станет самым крупным городом Причерноморья. Превзошедшим по своему населению Константинополь, к тому времени, после Четвертого крестового похода, утративший значительную часть своего населения из-за бегства греков, из-за разрушений, пожаров, из-за многого другого. И, значит, генуэзцы начинают свою колонизацию. Эта колонизация очень быстро идет по всему побережью Черного моря. После Каффы они овладевают Судаком, Солдайей. После Солдайи они постепенно захватывают другие города на побережье южном Крыма. Затем они оседают и устраивают фактории в южном Причерноморье. В Трапезунде, затем в Тане, на Азовском море, в устье Дона. Затем они постепенно расширяют свое присутствие на западном берегу Черного моря. В устье Дуная строят фактории. Ликостомо и Килия становятся генуэзскими факториями для торговли здесь. И вот таким образом генуэзцы расширяют свое присутствие в Черном море. И они были первыми, кто основывает здесь целый ряд торговых поселений и факторий. Для чего им это было нужно? Что они здесь искали? Какие товары они привозили? Эти товары делятся на две группы. Одна группа – это предметы роскоши, которые привозили сюда восточные купцы. Такими предметами роскоши, прежде всего, был жемчуг, драгоценные камни, шелк и шелковые одежды,специи. И специи играют особую роль, потому что без специй нет кулинарии Средневековья. Без перца нельзя было сохранить скоропортящиеся продукты, мясо и так далее. И поэтому специи привозились и играли огромную роль в торговле. Кроме специй привозили и другие товары. Например, квасцы, которые фиксировали краскии были очень важны для этого. Ну, и многие другие товары Востока. Но помимо этого привозили те продукты, которые производили в самом Причерноморье. Какие это были продукты?

Прежде всего, зерно. Потому что на побережье Крыма были те пункты, через которые зерно Новороссии и зерно степей русских привозилось сюда для торговли. Италия постоянно нуждалась в этом зерне. Крупные итальянские города экспортировали зерно. И здесь, в Черном море, зерно стоило намного меньше, чем в самой Италии. Правда, эта торговля была нестабильна. Потому что часто были засухи. И часто были неурожаи, которые эту торговлю подрывали. И она иногда идет в двух направлениях – с запада на восток и с востока на запад. Но большие центры производства зерна существовали вокруг Азовского моря и в самом Крыму, и отсюда вывозились в Италию.

Вторым предметом, который был очень интересен для торговли, была рыба. Конечно, не всякая рыба, а, прежде всего, осетровые. Азовское море изобиловало этой рыбой. Ее было огромное количество. И вывозили икру, и вывозили осетровых. Сначала к икре относились в Италии скептично и шутили над греками, говоря: «Ах, эти греки, которые едят яйца рыб, нехорошее это дело». Но пройдет буквально тридцать-сорок лет и икра станет лакомством не только для греков, но и для итальянцев. И затем еще один продукт. Продукт внутренней торговли. Вино. Мы знаем, что сейчас, например, крупными центрами производства вина является Массандра и другие центры виноделия в Крыму. В Средние века было не так. Главными центрами производства вина было Южное Черноморье. А здесь, в Северном, культура виноградарства если и была, то не такой развитой, и столь хорошего вина там еще не производилось. А в районе Трапезунда, в районе Синопа, производились очень хорошие, качественные вина, и их вывозили на север. Вывозили в направлении Крыма и Азовского моря. Оттуда на юг шли потоки рыбы и зерна. Это была внутренняя торговля. Она приносила очень большие доходы тем купцам, которые принимали в ней участие. И поэтому генуэзцы стремятся, несмотря на риски, внедряться в эту систему торговли, внедряться в экономику городов и южного, и северного Причерноморья. И затем уже приходят венецианцы.

Венецианцы пришли поздно. Они, собственно говоря, торгуя с Кипром и с другими городами, немножко пропустили черноморские города и перспективы для торговли. Но они решили это наверстать. И как это можно было наверстать? Наверстать это можно было, прежде всего, продуманной, мощной системой навигации. Навигацией, которая отличалась у генуэзцев и венецианцев. Что такое Генуя в Средние века? Этот город, который играет очень большую роль в международной торговле. Вы видите, что это город, который расположен на побережье. Хорошо защищен цепью гор. Но у этого города почти нет аграрной периферии. Поэтому зерно и все другие продукты надо было привозить с моря. Город к этому привык. Генуя торговала, прежде всего, по морю. И вот если мы посмотрим на этот пейзаж Генуи, и потом посмотрим на пейзаж Крыма, мы увидим, что они очень похожи. Когда генуэзцы пришли в Крым, они увидели что-то для себя очень близкое. И подумали: смотрите, это же почти Лигурия. Давайте мы здесь так же сделаем, что мы делали в Лигурии. И они начинают здесь же строить, по своему, лигурийскому образцу, фактории, которые возникли на побережье Крыма. В отличие от венецианцев, генуэзцы никогда не были объединены. Для них не очень важно было, кто правит их городом. Для них были важны свобода торговли и их коммерческие интересы. Поэтому они объединялись в отдельные купеческие группы. Они назывались «альберги нобилей». «Альберго» сейчас переводится как гостиница. А тогда это слово обозначало объединение вокруг одного очага нескольких породненных фамилий. И эти альберги нобилей, друг с другом вступая в тесную связь, начинали свои торговые инициативы. И когда генуэзцам надо было что-то делать, несколько семейств договаривалось друг с другом, и посылало корабли или отряды людей в нужное место.

Генуя была слабым государством, но объединением сильных корпораций. И они внедряются на черноморские берега благодаря именно своей продуманной системе организации торговых компаний. Располагавшая мощным флотом, Венеция была другой. Венецианская Республика была республикой централизованной. Патрициат играл огромную роль и управлялся не одним человеком. Дож был номинальной фигурой. Венеция управлялась советами. Сначала Большим советом, потом Сенатом. Были и другие органы управления., . Венеция уже прекрасно понимает, в Черное море, куда приходит огромное количество ценных товаров, она опоздала. Надо было как-то компенсировать это. Как? Это можно было компенсировать иной системой организации торговли. И венецианцы эту новую систему смогли создать. Ей стала навигация галей «линии». Конвоев кораблей, которые имели мощную военную защиту. На каждом корабле было от двадцати до сорока баллистариев. Были гребцы. И перевозили товары довольно быстро. Это был быстроходный гребной флот. Корабли шли по заранее намеченному маршруту. Каждый пункт этого маршрута был обозначен в инструкции, даваемой капитану. Стоять в каждой гавани можно было только строго определенное время, чтобы не платить лишних налогов. Чтобы погрузить тот запас продовольствия, который был нужен. На каждом корабле были лучники-баллистарии. Это были люди, которые блестяще стреляли из арбалета. Их отбирали в тире,.. кто лучше всех стрелял. Им платили довольно большие суммы за эту работу. В случае опасности, баллистарии выстраивались вдоль бортов.. Они стреляли точно, железными болтами, а не стрелами.. Железные болты, пробивали даже металлический доспехна большом расстоянии. А потом, в Четырнадцатом веке, появляется пороховая бомбарда,. огнестрельное оружие. И когда идет такой флот, то ни один пират не посмеет нападать. Против такого флота можно было только флот противопоставить. Каталанский, или генуэзский, или какой-то другой. Но флот государства, не пиратов. А конфликты между государствами, это война. Во время войны уже действует другая система. А в мирное время, когда идет такой мощный флот, не пробиваемый, никто из пиратов не осмеливается на него нападать.

И, кроме того, надо подумать: а что же перевозится на галеях? Перевозятся здесь драгоценные товары. Вряд ли кто-то будет на таком корабле перевозить зерно или соль. Кстати говоря, тоже важный предмет торговли, для транспортировки которого использовались большегрузные парусники. На галеях же перевозятся и драгоценные ткани, и особый товар.. Это рабы. Рабы, которые в торговле Черного моря постепенно займут очень большое место. И вот этот флот, он идет не так, как генуэзцы, между небольшими портами, между Константинополем и Крымом. Он идет из Венеции через побережье Далмации к островам Эгейского моря, затем вКонстантинополь и в Черное море. Он идет один или два раза в году. Но это мощный флот, который идет по строго продуманному маршруту, которым командуют прекрасные флотоводцы и командиры, обученные специально навигационной практике, имеющие большой опыт. И для того, чтобы прийти вовремя, разрабатывается маршрут. А что значит вовремя? Надо было прийти в Трапезунд или в Тану тогда, когда в Трапезунде или в Тане, окажутся мусульманские караваны купцов. Нужно было синхронизировать торговлю. И куда они идут? Они идут в Трапезунд и в Тану. Почему? Каффа для них уже закрыта. Там огромный город уже, генуэзский. А Трапезунд – греческий, принадлежавший империи Трапезундской. Небольшой империи, возникшей на побережье южном Черного моря. Договор с императором был возможен. И здесь факторию можно было основать. И они там основывают факторию. Тем более, что это терминал. А второй терминал – Азовское море. Это Тана, которая на месте современного города Азова стояла. Вот второй пункт. Они не стремятся, в отличие от венецианцев, создать большое количество пунктов опоры. Они стремятся закрепиться в нескольких ключевых пунктах . И только туда посылать караваны судов. А на месте образовывать торговые фактории. Значит, начиная с конца тринадцатого столетия, вместе и рядом с генуэзцами обосновываются венецианские фактории. Главными из них были фактории в Трапезунде и в Тане. Отсюда торговые пути как раз шли на Восток, как мы уже с вами выяснили. Ну, а кроме этих кораблей, какие еще корабли тогда были? Почему, собственно говоря, итальянцы так преуспели в этой торговле?

Другой тип кораблей – это тяжелые парусники, навы, которые вмещали огромное по тем временам количество грузов. Вот картина Карпаччо, венецианца пятнадцатого века, который их изобразил. Вы видите, что из себя представляли эти корабли. Они позволяли брать на борт большое количество зерна, соли, рыбы, других тяжелых продуктов. Эти корабли уже не шли в едином конвое. Они имели свою защиту, своих баллистариев- лучников на этих кораблях. Причем, для Венеции действовало правило: каждый купец, который плавает на корабле, обязан владеть оружием. И если он не был монахом, если ему было меньше шестидесяти лет, он обязан был в случае нападения сражаться с врагом. Если он этого не делал, то считался предателем Республики и подлежал суду. Он обязан был сражаться в случае нападения и отражать любую угрозу по команде своего капитана. То есть, это тоже был мощный корабль. И подумайте, будут ли пираты нападать на корабль для того, чтобы захватить большое количество соли? Ну, конечно, соль можно было привезти и продать в каком-нибудь турецком порту, например, или в каком-то другом месте. Но нападать ради соли, которая перевозилась на этом корабле, было не очень разумно. И вот венецианцы вместе с генуэзцами образовывают торговые фактории. Торговые фактории на том месте, куда приходят вот эти караваны.

Караваны с верблюдами, с Востока, из Ургенча. Вот они идут вдоль реки, обозначенной этим серпантином. Они идут для того, чтобы привезти драгоценные товары на берега Черного моря. Но если идет торговля, если образуются фактории, что обязательно должно быть? Должно быть развитое делопроизводство. Потому что торговля без финансов, без финансовых документов, без торговых контрактов невозможна в Средние века. А раз там есть специальная документация факторий, то там есть и очень интересная информация. И вот здесь мы с вами как раз подходим к ключевому моменту этой лекции. Как восполняется фонд источников, потерянных на Руси? Он восполняется документами этих факторий. Документами этих консулатов, которые возникают на побережье Черного моря. Прежде всего, для генуэзцев это Каффа. И там центр делопроизводства. Для венецианцев это Трапезунд и Тана, где были главные фактории, где построены главные их фортеции. И вот здесь как раз получается, что накапливается очень большой интересный материал источников. Эти источники разные по своему содержанию. Если мы будем их рассматривать, то увидим, что они дают возможность ответить на очень многие неожиданные вопросы. Но почему это стало возможно? Ведь вы можете сказать: а ведь в пятнадцатом веке эти города Причерноморья были захвачены новым поработителем. Новой мощной силой, которая возникла здесь. Этой силой была Османская империя.

Османы захватывают и Византию, и причерноморские города не только юга, но и севера. Они посылают свой флот в 1475 в Каффу. И берут Каффу. Они посылают свой флот к Азовскому морю, берут Тану Значит, эти города тоже были в свою очередь уничтожены. А документы сохранились. Как же это произошло? Произошло благодаря практике делопроизводства.А она была следующей. Каждый консул, который посылался из Венеции ли, или из Генуи в Причерноморье, должен был давать отчет о своей работе. Но кроме отчета, посылаемого в метрополию, велась книга коммерческого делопроизводства. Эта книга называлась массарией. Это была бухгалтерская книга, где учитывались расходы и приходы каждой фактории. По системе двойной бухгалтерии. Уже известной тогда в Европе. И эти книги велись не в одном экземпляре, а в нескольких. Не менее двух. Одна оставалась на месте, в Каффе или в Константинополе, в Пере. Другая посылалась в метрополию, в Геную. Для чего она посылалась в Геную? Для финансового контроля. Потому что генуэзские власти контролировали деятельность любого своего консула. Каффа, как тогда говорилось, была глазом, оком или нервом всей торговой системы. Каффинская массария учитывала не только расходы самой Каффы, но и всех крымских городов. И эти книги посылались в Геную и там хранились в архиве. И они дошли до нас благодаря этому. И там благодаря этим книгам мы имеем очень важную информацию, о которой мы дальше будем говорить специально. Но кроме этих книг были еще и другие очень интересные источники. Это так называемые нотариальные акты. Нотариальные акты – это записи контрактов и завещаний, которые вели генуэзцы или венецианцы на этой территории. И эти записи контрактов или актов писались двояко. Сначала набросок торговой сделки в тетради, которая называлась «книга минут». А выдавались на руки документы, которые назывались «инструменто». Эти документы, инструменти, были итоговые свидетельства заключенной сделки. Но главным были не эти пергаменные документы, а нотариальные минуты, где точно записывались условия контракта. Эти нотариальные минуты с каждым нотарием возвращались в столицу, в метрополию. В Геную или в Венецию. И вот благодаря тому, что эти документы посылались в Венецию или в Геную, они сохранились там в составе венецианского или генуэзского архивов. И вот поэтому еще у нас есть очень важный источник, который мы можем использовать для изучения истории Причерноморья.

Кроме того, были судебные акты ипетиции купцов. Иногда были тяжбы не только купцов друг с другом, а тяжбы купцов с самой республикой, с самим правительством республики. С консулами. А в отношении консулов вообще было очень интересная ситуация. Она поучительна, может быть, даже для сегодняшнего дня.

Знаете, какие обязательства брал на себя консул венецианский или генуэзский, который отправлялся в эти далекие фактории? Обязательством консула было оставить залог. Денежный залог. Прежде, чем он отъезжал в эти фактории. А затем его срок правления был жестко ограничен. Он не мог править больше двух лет. И вот после истечения двух лет, как бы он ни правил, хорошо или плохо, он подлежал суду. Его дело рассматривалось судом высококомпетентных адвокаторов коммуны, как они назывались в Венеции. Эти адвокаторы коммуны выносили приговор по делу консула и его правления. Прежде всего, нужно было произвести следствие. Следствие проводилось на месте. Кто это следствие проводил? В Каффе или в Тане, или в Трапезунде? Тот человек, который консула сменял. Новоназначенный консул. Он приезжал на место вместе с судебными чиновниками и опрашивал каждого жителя,объявлял о возможности каждому жителю пожаловаться на действия консула. В течение двух лет своего правления консул был почти монархом над венецианцами и генуэзцами, которые там жили. Он имел очень широкие права и преимущества. И оспорить эти права и преимущества никто не мог. Но когда кончался срок его правления, он был самым беззащитным даже перед лицом клеветы. И любой человек мог сказать: вот он сделал это преступление, он сделал это преступление. Его могли наказать за это или за то. Эти сведения собирались и посылались затем в Венецию или в Геную. И там расследовалось его дело. И выносился приговор по делу его правления. Приговор мог быть разным. Самый типичный – денежный штраф. Но если уж консул был совсем большим злодеем, что редко бывало, но все-таки бывало, в таком случае его могли изгнать из города. Или посадить в тюрьму на какое-то время. Но это было не так уж часто. Большинство консулов были людьми ответственными. Были очень интересные случаи, связанные с деятельностью консулов. Но я говорю сейчас о документах. Документы по делам консулов сохранились, немногие, но некоторые, в судебных материалах, передаваемых в Венецию для того, чтобы там выносились решения по делу их правления. В Генуе было то же самое. Суд, синдиков расследовал дела консулов и выносил приговор – синдикаментум.. Эти документы сохранились. Они – зеркало.Глядя на такой документ, мы видим, что было в этом месте. Как правил консул, с кем были у него взаимоотношения. Как он строил свои отношения с людьми. Как к нему относились люди. Часто была клевета. Часто были наветы. Но часто были справедливые обвинения. Во всяком случае, это еще один новый пласт источников. И наша задача, задача историков, изучить эти документы в комплексе. Главное, что мы делаем, это изучение разных типов документов. И летописных свидетельств, и сочинений историков, и нотариальных грамот, и судебных протоколов, и многочисленных официальных решений Венецианского сената, который строго регламентировал навигацию,деятельность консулов, их управление. Все это вместе надо изучить и сопоставить с данными археологии. Сопоставить с теми находками, которые мы можем обнаружить в Крыму. С памятниками архитектуры, которые есть в Крыму и в Малой Азии. И затем, когда мы все вместе это изучим, мы можем воссоздать этот удивительный мир. Мир обмена ценностями культуры, ценностями материальными, товарами и, вместе с тем, идеями. Потому что идейный обмен играл тоже большую роль на этом стыке цивилизаций. А, действительно, кто с кем соприкасался. С генуэзцами и венецианцами соприкасалось местное население, разноплеменное, кстати.. Это соприкосновение давало новый тип культуры, который возникал неожиданно на черноморских берегах. Неожиданно, о чем нельзя было даже подумать до этого времени, когда Византия контролировала проливы. А, действительно, что делала Византия? Византия держала таможенный пункт в Константинополе. И до 1204 года, за редким исключением, не пропускала в Черное море чужих торговцев. Черное море для Византии было очень, важным местом обеспечения ресурсами этой империи. Зерно Черного моря, соль Черного моря и рыба Черного моря были очень важны для Константинополя. Без этого город не мог жить. Поэтому надо было эти ресурсы сохранить, не отдать чужакам. И если даже Византия не владела всем побережьем северного Причерноморья, она контролировала вход. Контролировала торговлю здесь. И вот это после падения Византии исчезает. Контроль переходит к итальянцам. Итальянцы берут на себя основное снабжение городов Черного моря. И не только Черного моря. А всей той обширной территории, которая после Четвертого крестового похода принадлежат латинянам, и которая называется Латинская Романия. Романия – от названия Византии, которая употреблялась на Западе. Византия, как вы знаете, была империей нового Рима. Неа Роми, новый Рим, - так назывался Константинополь. И на Западе всю Византию называли Романией. А теперь, после завоевания, это была территория, принадлежавшая венецианцам, генуэзцам, франкам. Здесь возникли свои государства. Так вот, все это снабжалось из Черного моря. И все это было очень важно для черноморской торговли итальянцев. И когда эта торговля стабилизировалась, она приносила, как я уже сказал, сотни процентов прибыли. Эта прибыль могла исчисляться тремястами процентов, например. Это не было удивительным. Почему? Потому что раб в Черном море стоил тридцать дукатов, а в Венеции он мог стоить сто пятьдесят. И это, действительно, оправдывало любую торговую деятельность здесь. Несмотря на страшный риск. О рисках мы с вами поговорим на следующей лекции. Также мы поговорим на следующей лекции о другой и интересной стороне этого дела. О природе работорговли в Средние века и о потоках этих, этого удивительного товара из Черного моря на рынки Западной Европы. Но, пожалуй, сегодня, заканчивая эту лекцию, я бы хотел рассказать, что же возникает здесь благодаря итальянской коммерческой деятельности на черноморском побережье,. Давайте посмотрим на эту карту. Эта карта средневекового Константинополя.

Напротив Константинополя строится генуэзская фактория Галата или Пера. Здесь генуэзцы образовывают свой первый пункт контроля над черноморскими берегами. Вот башня Христа в Галате или в Пере. Видите, какое это мощное сооружение. Вот генуэзская лоджия, как они ее называли. Это пункт торговли. Пункт, где работают нотарии. Здесь сидит консул. Этот дом сохранился в нынешнем Стамбуле, в Константинополе. Вот Каффа. Это генуэзская крепость и армянская церковь рядом с ней. Вот стены этой крепости. Башня, которая контролировала эту крепость. Она тоже сохранилась. Это Судак. С его мощной системой оборонительных сооружений. И если вы захотите посмотреть, как выглядела генуэзская Романия, приезжайте сюда,в Судак. Вы посмотрите, какая ширина оборонительной стены,. какие укрепленные ворота. Эта система обороны была очень продуманной. И вот, наконец, очень интересный город, о котором мы будем говорить особо, это город Азак, Азов или Тана, как его называли, коверкая старое античное название Танаис, венецианцы и генуэзцы. Это удивительная гравюра. Гравюра, сделанная во время похода Петра Первого против Азака. Знаменитые Азовские походы. Первый поход 1695 года, вы помните, закончился неудачно для Петра. А поход 1696 года закончился удачно. Азов был взят. И что увидел Петр, подойдя к Азову? Вот здесь, на этом берегу Дона, мы видим ту временную крепость, которую строит сам Петр Первый. А здесь, на другом берегу, мы видим два сооружения. Две крепости. Одна крепость на одном берегу протока. Другая крепость на другом берегу. Что это такое? Это остатки генуэзской и венецианской факторий, которые смотрели друг на друга, часто враждовали. Здесь были между ними столкновения и битвы. Они часто торговали друг с другом,но они были обособлены. И имели свою систему обороны.. И по этимлекалам, по этим стандартам и строится турецкая крепость. Надстраивается. И если мы посмотрим план Азака,Азова в Средние века, то тоже мы можем здесь увидеть эти две крепости. А если мы дальше с вами плывем на южные берега Черного моря, что здесь принадлежало итальянцам? И какие здесь были важные центры? Вот Амастрида, нынешняя Амасра, где мы видим мощные генуэзские фортификации. Но не только фортификации. Вот очень интересные плиты. Это плиты консульские. Посередине герб Генуи, а с двух сторон герб консула и массария, финансового чиновника. И мы видим, что до сих пор они сохранились на стенах этой крепости. Дальше Синоп. Вот мощные фортификации. Здесь, в Синопе, возникает и генуэзская, и венецианская фактории. Уже в Четырнадцатом столетии. Плывем дальше. Трапезунд, где была фактория и венецианская, и генуэзская. Это сохранившиеся стены Трапезунда,одна из башен. Церковь Святой Анны. Построена в десятом веке. В стену вставлена часть древнеримского мраморного фриза. Мы видим, как памятник продолжает свою жизнь в другом историческом контексте. Плывем на Запад. И прибываем к Месемврии, нынешнему Несебру, где сохранились прекрасные византийские храмы. Затем построены болгарские. И дальше Калиакра, принадлежавшая деспоту Добротице, за которую боролись генуэзцы. Тоже важный центр. Целая мозаика факторий и городов, которые принадлежали разным правителям. Одни - византийскому императору, как Месемврияили Константинополь. Другие принадлежали трапезундским императорам, как Трапезунд и Керасунт (Гиресун). Какое-то время Синоп, в тринадцатом веке. В Крыму были владения Золотой Орды. Это были очень разные по своему типу города и поселения. И вот с этим многообразием и приходилось иметь дело итальянским коммерсантам.

ВОПРОС: У меня есть один вопрос. Вот в какой мере торговые договоры с генуэзцами в 1261 года способствовали дальнейшему краху Византии уже окончательно?

Карпов: Вы знаете, это вопрос, который уже касается византийской истории. Эффект был неоднозначный. Часто говорят, что генуэзцы как бы заместили византийское ремесло и византийскую торговлю. Но дело в том, что генуэзцы торговали теми предметами, которые в Византии не производились (на следующей лекции об этом скажу более подробно). Но они способствовали краху Византии в другом отношении. Генуэзские купцы, имея налоговую льготу, могли продавать свои товары дешевле , чем греческие купцы, которые должны были платить налог. Например, греки, торгуя в Константинополе, должны были платить десятипроцентный налог. Генуэзцы не платили ничего. И, следовательно, они были в более привилегированном положении. И поэтому, конечно, их вторжение в экономику Константинополя было более мощным.

Они могли в большей степени влиять на товаропотоки. И, собственно говоря, греки были поставлены в положение неодинаковое с итальянцами. И в этом отношении, конечно, иностранное присутствие на территории Византии способствовало в определенной степени обеднению, прежде всего, купеческого слоя. Но был и другой момент очень важный. В эту торговлю очень быстро встраивается господствующий класс Византии. Византийские архонты дают деньги, ссуды, генуэзцам и получают проценты от этого. Византийские ремесленники свои товары производят для генуэзцев и венецианцев по их заказам, получая от этого тоже определенную прибыль. И еще . Греки становятся младшими партнерами генуэзцев и венецианцев. Образуется единый средиземноморский торговый рынок от Сирии, Палестины вплоть до Испании. И Византия стала частью этой общей средиземноморской системы товарообмена.

ВОПРОС: Здравствуйте, Сергей Павлович. Скажите, пожалуйста, каким образом кризис четырнадцатого века в Европе отразился на северном Причерноморье? Спасибо большое.

Карпов: Это очень большой и очень хороший вопрос. Кризис четырнадцатого века был порожден, прежде всего, пандемией чумы,которая пришла из Центральной Азии, возможно, из Китая, и поразила буквально все страны Европы. Убыль населения была колоссальной. В разных городах Италии от тридцати до пятидесяти процентов населения просто исчезло. Умерло. И этот кризис в значительной степени подорвал сначала те традиционные пути торговли, которые были, потому что, действительно, чума опустошала эти районы. Была и очень напряженная внутренняя ситуация. Развиваются в это же время большие конфликты. Начинается Столетняя война, Гражданская война в Византии, гражданская война, в Трапезундской империи Все это совпало. Этот кризис привел на Западе к кризису вотчины. А в Причерноморье – к кризису торговли. И торговля начинает переориентироваться.

Вместо того, чтобы перевозить предметы роскоши, торговля сначала просто резко сокращается в масштабах. На некоторое время она вообще замирает после кризиса. А потом возрождается как торговля местными продуктами. И местные продукты выходят, прежде всего, на авансцену торговли. И происходит перемена самой структуры торговли. Если раньше торговля приносила сотни процентов прибыли, то теперь она приносит не сотни, а десятки процентов. Потому что торговать хлебом и торговать зерном было не столь прибыльно, как торговать драгоценными камнями или чем-то другим. Но вместе с тем, образуются постоянные торговые представительства компаний. Происходит более глубокое внедрение в инфраструктуру городов итальянского предпринимательского капитала. Торговля изменяется. Она теряет большие масштабы, но приобретает большую стабильность.

ВОПРОС: Сергей Павлович, я бы хотел спросить вас, каково было положение черноморских проливов после 1204 года? То есть как их делили итальянцы?

Карпов: Сначала черноморские проливы полностью контролировались венецианцами. Именно венецианцы после Четвертого крестового похода овладели половиной кварталов Константинополя. Они установили здесь таможенные пункты. И не пускали других купцов без их контроля свободно входить в Черное море. Потом Венеция заключает договор с Генуей. Предоставляет Генуе некоторые возможности торговли. Такие же возможности по договору предоставляются венецианцами Никейской империи. Но, конечно, здесь были свои ограничения. И после 1261 года, после Нимфейского договора, о котором я уже говорил, византийские императоры не просто разрешают генуэзцам торговать, они им передают все права венецианцев. Сталкивая их с венецианцами. Но вот потом империя Византийская вновь возрождается. И Византия ведет политику уравнивания прав венецианцев и генуэзцев. То есть через некоторое время она дает венецианцам, сначала изгнанным из Константинополя, такие же торговые права, как и генуэзцам. Права беспошлинной торговли на большинство товаров, которые они могут вывозить из Черного моря. И вот эти права, по сути дела, этот баланс, фактически позволяют Византии долгое время сохранять некоторую самостоятельность. Хотя, конечно, приоритет, преимущество после тысяча двести шестьдесят первого года в торговле принадлежит итальянцам.

ВОПРОС: Скажите, пожалуйста, система управления генуэзская и венецианская, какая, на Ваш взгляд, более продуктивная? В управлении и торговлей, и государством.

Карпов: Спасибо. Они разные. И, я бы сказал, взаимодополняемые. Я бы не сказал, что лучше. Потому что сама эта система, она имеет разные цели. У генуэзцев она направлена на поддержание частной инициативы. Частного капитала. У венецианцев – государственной инициативы, государственного капитала. Частники объединены вокруг этого. Поэтому здесь надо решать какие-то глобальные задачи, военно-стратегические. Венецианцы их решают эффективнее. Но они опаздывают во времени. Потому что, если что-то происходит в Черном море, генуэзцы быстро собирают купеческую какую-то компанию, несколько купеческих семейств, и они дают быстрый отпор. А венецианцы ждут, пока придет караван, пока он будеттам действовать. Но, тем не менее, это две системы взаимодополняемых. И более того, обе республики смотрели друг на друга и копировали образцы друг друга, когда они могли это сделать. Торговое соперничество часто оборачивалось торговым сотрудничеством. Оно могло быть закамуфлировано. Например, не разрешалось венецианцам перевозить товары на генуэзских кораблях. Но они это часто делали, нередко заключая договоры в обход официальных постановлений. Иногда их за это наказывали. Но часто нет. И вот эта, внутренняя взаимосвязь проявлялась постоянно. Но еще раз хочу сказать, что разница была значительной. И разные цели. Отсюда многообразие мира генуэзских факторий в генуэзском варианте. И однообразие в венецианском варианте. Но это однообразие было государственно продуманной централизованной политикой. То есть, и Тана, и Трапезунд были встроены в систему венецианской Романии. Связи с Критом. Связи с Константинополем. Связи с самой Венецией.

Источник: www.aif.ru/society/history/17912 .

Продолжение

Стенограмма 2-й лекции Сергея Павловича Карпова, вышедшей в эфир на телеканале «Культура» в рамках проекта ACADEMIA.

Дорогие друзья! На прошлой лекции мы говорили об итальянской колонизации Причерноморья, о тех процессах, которые идут в Причерноморье, и остановились немножко на проблемах торговли. И когда мы говорили о торговле и о том, какие товары привозились и вывозились из Причерноморья, я не сказал о том, что же дал Запад. И какие товары привозились в обмен на те драгоценности, зерно, рабов, которые привозились с Востока. Так вот, этими товарами, которые привозили с Запада, были прежде всего драгоценные металлы – серебро. Серебро было главным эквивалентом торговли. Оно привозилось либо в слитках, либо как чеканная монета. И в этом отношении торговля Запада с Востоком была дефицитна. Она оплачивалась драгоценным металлом, добываемым в серебряных рудниках Богемии, Германии и ввозимых через Геную и Венецию. Это было одно. Второе, что вывозилось на Восток, - это сукно. Драгоценные окрашенные сукна, которые в Византии не производили и которые пользовались большим спросом, как на территории Византии, так и на территории мусульманского Востока. Третий товар, который вывозился, неожиданный. Это колокола и оружие. Колокола, потому что на территории Византии строилось много храмов. И те колокола, которые делали в Венеции, в Генуе, в других городах, в Ломбардии, в Италии, они были очень высокого качества, их с удовольствием покупали. И когда надо было сделать подарок византийскому или трапезундскому императору, ему посылали колокол. А потом часы. Да-да, те самые башенные часы, которые мы часто видим на башнях итальянских и русских городов. Вот те самые башенные часы уже с четырнадцатого века также посылались на Восток.

А оружие! Да, итальянцы умели делать такое оружие, которого не знали на Востоке. Те же самые болты арбалетные. Те же самые арбалеты, пороховые бомбарды. Клинки. Многое другое. Но на эти товары были ограничения. Особенно, если они продавались тем государствам, которые могли быть противниками Венеции или Генуи. Ну, например, египетскому султану. Или потом османскому султану. Им продавать такие вещи было нельзя. Стратегическим товаром считались также лошади и корабли, потому что они тоже входили вот в эту сферу стратегических товаров. Поэтому они были в ограничении и стремились их не продавать. Напротив, сами венецианцы, генуэзцы иногда покупали небольшие греческие корабли. И использовали их для местной навигации. Навигации по рекам, по Дону, прежде всего. Иногда по Днепру. Но это все-таки случаи довольно частные.

Я совсем недавно в архиве обнаружил один уникальный документ. Документ, когда в Чембало, современной Балаклаве,, покупается корабль. Сразу, как только генуэзцы овладели этим портом. Покупается венецианцем для того, чтобы вести местную торговлю. Что венецианец пишет домой, правительству своей родной Республики? Он говорит: «Я купил корабль, но здесь нет вооружения, которым я могу оснастить и оборонять этот корабль. Поэтому пришлите мне такое-то количество кирас, такое-то количество шлемов и такое-то количество болтов для арбалетов и сами арбалеты, чтоб я мог его защищать». Вот интересная вещь, которая здесь происходит. Ну, и все-таки, и все-таки самое главное в торговле. Самым главным в торговле Причерноморья была торговля рабами. Это весьма своеобразный товар. Товар, который вывозился из Черного моря в довольно больших количествах. Это количество мы можем посчитать по массариям Каффы. Я вам о них уже говорил. По счетным книгам.

Каждый год из портов Черного моря вывозилось примерно от двух до трех тысяч рабов. Может быть, это не так много. Вывозились они в двух направлениях. Как правило, женщины вывозились в Италию и становились домашними служанками. Как правило, мужчины вывозились в мамлюкский Египет и становились воинами-мамлюками. Не обязательно они все. Некоторые шли вместе с кораблями в Италию, и там, в Италии, тоже становились домашними слугами и долгое время находились в этих итальянских республиках. И не только в итальянских. Они продавались и во всей Европе, гдеВы их можете увидеть. А вот если это число рабов примерно сопоставить с тем, что было позднее, во времена Османской империи, каково будет соотношение? Мы увидим, что во времена Османской империи количество рабов становится на порядок больше. То есть, истинные масштабы работорговли обеспечили не итальянцы, а уже османское завоевание этой торговле придало такой масштабный, большой характер. И это зафиксировано и в итальянских, и в некоторых турецких источниках. Но мы с вами говорим о торговле Средних веков. Об этих самых рабах, которые вывозились из Черного моря.

И вот здесь я бы хотел сказать, что характер работорговли, рабовладения в Средние века был совсем другим, чем тот, который был в античности.

Во-первых, кто становился рабами? Да, рабов могли взять в ходе татарского набега на русские земли или на кавказские земли или куда-то еще. Да, рабы могли быть из проданых в кабальное рабство. То есть, те, кто были должниками, которые не могли уплатить свой долг. Еще одна категория менее известна. Но, пожалуй, очень распространена. Это дети, которых продавали сами родители. Прежде всего, на Кавказе. Почему они это делали? Потому что многодетные семьи очень часто не могли обеспечить достаточным пропитанием, просто едой, пищей, своих детей. Особенно, когда был неурожай и голод. И они предпочитали продавать своих детей итальянцам, зная, какая судьба их ждет. А какая их ждала судьба? Вот это интересно. Чем они становились в Италии, эти люди, когда они сюда прибывали? Во-первых, они не были вечными рабами. И после определенного количества лет службы их отпускали на волю. И не просто на волю, а если это была женщина, с приданым. И эта женщина получала гражданство. Римское гражданство. То есть, не только гражданство на территории Италии, но и вообще римское гражданство, которое давало ей право перемещаться по территории Западной Европы и пользоваться защитой данных республик. То есть, это не было вечным рабством. Как правило, те женщины, которые попадали в качестве домашних слуг в Италию, служили какое-то определенное количество лет, а потом либо оставались свободными домашними служанками у этих же господ, либо могли переменить господина, либо выйти замуж. И им давали приданое при этом браке. Поэтому это было другое рабство. Иногда, продавая детей, думали об их спасении.

Правда, было одно неприятное обстоятельство. Сама транспортировка из Причерноморья в далекую Италию. Я не сказал, сколько длилось это путешествие. А длилось оно где-то полтора месяца. Из Таны в Венецию. Иногда больше, иногда меньше. Бывало по-разному, в зависимости от погодных условий, от ритма навигации галер. Но, тем не менее, это долгий путь. И, конечно, пытались взять на галеры как можно больше рабов. И если больше, то если не хватало продовольствия или эпидемия вспыхивала, то все это могло убить тех людей, которые были на борту этого корабля. Поэтому не все рабы доезжали до Италии. И это был самый тяжелый, может быть, момент в их жизни. И вот здесь, конечно, погоня за прибылью приводила к тому, что большее, чем было допустимо, количество рабов могло быть на корабле. Правда, морские республики, Венеция и Генуя, законодательно ограничивали число перевозимых рабов. Но не всегда эти рестрикции, эти ограничения, действовали. Потому что слишком велика была торговая прибыль. Я еще раз повторяю, что примерно в десять раз могла быть разница в цене между рабом, купленным в Причерноморье, и рабом, проданным в Италии.

Я сказал специально об этой категории товаров еще по одной причине. Потому что индикатор работорговли позволяет нам проникнуть в политические обстоятельства борьбы на протяжении веков в Северном Причерноморье. О чем речь? Речь об этническом составе рабов. Если до кризиса, который мы с вами вместе рассматривали, большинство рабов, примерно восемьдесят процентов, были татарами или монголо-татарами. Ну, между прочим, итальянцы различали этнически и соматически монголов и татар. И прямо писали в актах своих: это желтый скуластый раб – монгол. Или: «это татарин». Они это обозначали и различали. Монголы стоили дороже. Они чаще всего принадлежали к элите и были более редкими в категории рабов. Их было не так много. Поэтому мы можем примерно по этим косвенным данным видеть соотношение монголов и татар на территории Золотой Орды. Это тоже интересный индикатор, о нем можно специально говорить. Но кроме монголов и татар, какие были еще рабы? Рабы были кавказского происхождения чаще всего. Их было много. Это лазы, это мингрелы, это зихи, адыги, и многие другие, которые попадали в рабство. И среди них были русские рабы. Но количество русских рабов до восьмидесятых годов четырнадцатого века было гораздо меньше, чем количество рабов татарских или кавказского происхождения. Конечно, изредка попадали экзотические рабы. Например, в одном из нотариальных актов я встречал раба-китайца. Совсем большая экзотика. Или раб мог быть, скажем, болгарином или греком. Или иудеем. Такие случаи тоже были. Но немного. Это единичные случаи. Они даже не процент, а отдельные случаи. Большинство было татар.

А вот 1380 год. И ситуация меняется. Вместо семи-восьми процентов русских рабов – тридцать-сорок. Сразу, быстро. Это требует своего объяснения, почему это происходит. Как? Почему меняется этнос тех рабов, которые привозятся с берегов Черного моря в Италию? Почему становится больше рабов славянских? А здесь надо вспомнить, что происходит в это время в Золотой Орде. Помните ту самую замятню? Вот та самая замятня, когда умирает Бердибек в 1359 году. Когда в 1360 году кровавый переворот Навруза. И во время этого кровавого переворота гибнет крещеный татарский царевич, который мог стать ханом Золотой Орды. После Навруза двадцать ханов меняются за такое же примерно количество лет. А кто правит? Правит не хан, а темник Мамай, который этих ханов ставит по своему усмотрению, не принадлежа к роду Джучидов, и не имея права на ханский титул. Он правит от лица этих подставных ханов. Но в Орде сумятица, борьба постоянная, которая потом приведет к разгрому Мамая окончательно Тохтамышем. Ну вот, а пока еще нет этого разгрома. Что получается? Татарская орда ослаблена в это время. Правит незаконный правитель. Русь собирается под знаменами Дмитрия Донского и выходит на Поле Куликово. Сначала еще несколько было сражений, но 1380 год. Огромная победа. Победа не только военных сил, а победа моральная. Победа идейная, которая уверенность вселила, что можно это иго сбросить. И Дмитрий Донской сделал огромное дело, подняв разные княжества на борьбу с игом. Он победил. Но после этой победы над Мамаем, через два года, в 1382 году Москва будет сожжена и опустошена войсками нового завоевателя Тохтамыша. И после этой битвы, которая должна была обозначать перелом, будет дестабилизация в отношениях между Ордой и русскими княжествами. До этого времени было очень тяжело, но все-таки русские князья пытались строить более или менее мирные отношения с татарскими ханами, уплачивая высокий налог. Вы помните, что делал Иван Калита. Я не буду об этом рассказывать. Вы слишком хорошо это знаете. Чрезвычайно тяжелый налог собирался. Он фактически мог обескровить то или иное княжество, ту или иную территорию. Но этот налог обеспечивал определенную стабильность. При условии его уплаты. Русские князья ездили в Орду, и там приносили присягу тому или иному хану, что они являются его вассалами. Татарские набеги не совершались столь спонтанно и произвольно на территорию Руси. А вот после 1382 года эти грабительские набеги стали постоянными. Потому что сами татарские эмиры не подчинялись тому хану, который правил Золотой Ордой, чувствовали себя самостоятельными. И неоднократно нападали на Рязанское, Московское, Тверское и другие княжества. И уводили оттуда полон. Отношения не были стабильными. И многочисленные набеги татар стали реалией тогдашней русской жизни. Реалией очень тяжелой, кровавой. И когда это было остановлено? Это было остановлено медленно и постепенно при Иване Третьем и его потомках, преемниках. Только тогда через систему крепостей, которые выстраивались на границах, через укрепления, через казачество удавалось остановить вот эти постоянные грабительские набеги. И то не полностью. Вы помните, что при Иване Грозном был поход почти до Москвы татарский. Поход Крымской Орды уже. То есть, я хочу сказать, что через источники итальянские, генуэзские, венецианские, через статистику работорговли, мы в отраженном виде видим, что происходило с Русью. И ту цену, которую заплатили русские княжества за Куликовскую победу. Это была страшная цена крови. Крови русских людей, взятых в полон. Конечно, потом, постепенно, будет устроена система обороны. Но долгое время мы будем беззащитными. Беззащитными перед набегами не только татар, но и Литвы, и других государств, которые продавали итальянцам взятый полон. И вот поэтому, когда мы смотрим на картины итальянских художников пятнадцатого века, например, Пизанелло, мы часто очень видим там лица не итальянские. А лица скуластые татар или монголов. Лица славянские, блондинов, которые там есть и рисуются на картинах итальянских художников пятнадцатого века. Это показывает действительно то, что там было. Сколько там было этого населения. Его было много. Вот видите, как по этим источникам можно сделать неожиданный вывод о реальной ситуации, происходившей в это время.

Другой интересный вывод, который можно сделать по этим источникам. Я вам уже рассказываю о нашей работе. О том, что можно извлечь из этих источников. Это о русском населении. Русское население в Приазовье и вообще в Северном Причерноморье. Когда оно туда приходит? Да, мы знаем о Тмутараканском княжестве. И о том, какую роль играет Тмутараканское княжество во времена Киевской Руси и немножко позднее. А вот после этого что происходит с русским населением? Оно как бы отходит под натиском сначала кипчаков, а потом татар, на север. И мы думаем, что оно отходит. А вот если мы почитаем акты нотариальные, составленные в Тане, мы увидим, что дело не совсем так обстоит. И вот я встречаю такие любопытные документы. Консул Таны закупает хворост для того, чтобы отапливать помещение свои. А зимы были тогда более суровые, чем сейчас. Снег падал, часто там засыпал территории факторий. И его нужно было расчищать. Холода были больше. Дон замерзал. И нельзя было входитькораблям с ноября месяца где-то до февраля в устье Дона. Это было, действительно, климатически обусловлено. Ну, вот, и покупали хворост для того, чтобы отапливать дома. И он, хворост этот, стоил дорого. За него шла прямо борьба между отдельными поселенцами венецианскими друг с другом. И консул тоже пытался себе что-то купить. Но вопрос: у кого они покупали этот хворост? Они покупали его у русских купцов, которые привозили его сюда, сплавляли по реке. И они названы по именам. Мы видим имена: Федор. Он так и пишется: Федор. Не Теодор– итальянское, а Федор –как по-русски пишется. Итальянцы как слышат, так и пишут. Козьма. Куна. Такое странное имя. Мина, его отец. Вот эти люди, которые там просто в источниках прописаны. У них есть свои жены. Эти жены могут быть итальянками, а могут быть и русскими. Они тоже там обозначены, в этих источниках. И я нашел там свидетельство о православном русском приходе в городе Тана. Этот приход не был чисто русским этнически. Он был православным. Греческим и русским вместе. И тот священник, который служил в этом приходе, зависел от митрополита Алании. Да, по титулу это был митрополит Алании Кавказской. Но на самом деле этот митрополит жил в то время уже в Трапезунде. И вот из Таны идут донесения этому митрополиту о том, что там делают православные священники. И митрополит вмешивается в эти дела, конечно, не бескорыстно, желая получить свою долю от прибыльной торговли в Тане. И так далее. Но, тем не менее, это вот интересный факт. То есть русское население присутствует там гораздо раньше, чем мы думаем. И это население еще не казаческое и не рабское. Да, были русские рабы. Я об этом говорил. Но кроме рабов были ремесленники. И были купцы. И ремесленники тоже. И эти факты подтверждаются находками ремесленных мастерских. Мастерских косторезов, например. В Азове были найдены несколько таких мастерских. Они очень интересны. Это были продукты не для экспорта, а для местного потребления. И на некоторых из них, в некоторых местах, где были найдены эти вещи, например, есть русские кресты, энколпионы. И другие вещи обихода, которые традиционны для Руси.

И мы сталкиваемся еще с одним, очень интересным явлением. С появлением казачества, с термином казачество.

Что он обозначает? Вот если мы будем читать массарии Каффы, то мы очень часто там увидим слово «казак». И мы начинаем смотреть: а кто же такие, эти казаки? Слово «казак» так и пишется – «казак», как мы с вами сейчас произносим. И затем мы видим списки этих людей. И сколько каждому из них платит консул. Именно он оплачивает их труд. И вот, когда мы смотрим на эти данные, мы видим, что имена-то, в основном, тюркские и армянские. Очень много армянских имен там, среди этих казаков. Но там нет славянских имен или их очень мало. Кто же эти были казаки, на самом деле, которые были в Каффе и в других городах? Они были наемными иррегулярными конными отрядами, которые использовались каффинскими властями для обороны своего города и того, что они называли генуэзской Газарией. А Газарией, от Хазарии, именовали владения, которые принадлежали генуэзцам на территории южного берега Крыма. Они использовали старый термин. Здесь когда-то была Хазария. И вот теперь они как бы из исторической прапамяти начинают говорить о Газарии. Газарии генуэзской. Вот эта генуэзская Газария оборонялась этими отрядами казаков. Поэтому они не были казаками по этнической принадлежностии по структуре, по организации этого войска. Они просто по имени были казаками. А потом имя это уже перешло и было использовано и для тех казаков, которых мы хорошо знаем на Дону и в Запорожской Сечи. Это уже другая история. Так вот, здесь мы имеем очень интересные данные о русском населении, и о другом населении, которое было на территории Крыма, например.

Вот что происходит в Крыму. Это тоже очень любопытная вещь. Мы знаем, что, например, в начале тринадцатого века, в городе Судак, было значительное русское население. Русский рязанский князь,это отражено в источниках арабских того времени, персидских, у Ибн-Биби, например,приходил на помощь Судаку, когда на него нападали сельджуки, переплывая через море. Мы такие сведения имеем от начала тринадцатого века. А дальше что там происходило? Вот та же самая Каффа. Пришли сюда итальянцы. Кого они там встретили? В основном, Каффа была городом греческим. И население, которое там было, это было греческое население. Потому что южный берег Крыма входил в состав Византийской империи. Кроме греков там жило какое-то количество славян православных и другие этнические группы населения. Но греки доминировали. И мы можем это проследить по данным массарий Каффы, где много свидетельств об этническом составе населения. И вот, начиная с середины Четырнадцатого века, после кризиса, происходит изменение. Все больше и больше населения армянского прибывает в Крым. Почему? Потому что под ударами татаро-монголов, а потом тех эмиратов, которые возникают в Анатолии, с территории Великой Армении изгоняется армянское население. Разгромлены многие города, где армяне доминировали. Они бегут к берегу Черного моря, южного Причерноморья, переправляются в Крым,где они могут получить какую-то защиту. Они оседают в Каффе. Они оседают в других городах Крыма, но, прежде всего, в Каффе. И Каффа становится центром, где в середине пятнадцатого века армян большинство. Их много. Они там строят свои монастыри. Там есть скриптории, где переписываются книги. Там создаются миниатюры очень интересные армянские. И армянское население живет под этой латинской опекой. Опекой католической, во главе с католическим епископом, который в Каффе играет очень значительную роль. Но они в эту систему встраиваются, и население там это значительно и влиятельно. И как, вообще, строят свою систему отношений с местным населением итальянцы? Это ведь тоже вопрос очень интересный. Они, прежде всего, требуют, чтобы исполнялись на территории города те религиозные празднества, которые установлены католической Церковью. Но они стараются не очень вмешиваться во внутренние дела какой-то другой конфессии. Они позволяют и православной Церкви, и армянской Церкви иметь свои храмы, отправлять там свои требы. И в данном случае местное население может сохранить свои традиционные ценности, свои культурные ориентиры. Это тоже было особенностью. Конечно, если человек пожелал какую-то карьеру сделать внутри этой фактории, или как-то продвинуться по служебной лестнице, он чаще всего принимал католичество. Хотя, все верховные посты в любой фактории, венецианской или генуэзской, принадлежали нобилитету. Нобилитету итальянскому, представители которого приезжали вместе с поселенцами. Иногда здесь долгое время жили, иногда приезжали и уезжали. Но это были нобили, представители патрицианских родов. И вот здесь я хотел бы еще об одной вещи сказать, совсем почти неизвестной. И очень удивительной. Удивительной даже с точки зрения мировоззрения и тех принципов, которые были заложены в основу христианской веры.

Кто прибывал в фактории? Вот простой вопрос. Прибывали молодые мужчины. Еще без семей. Они не были женаты. Они были полны духа предпринимательства. Они здесь хотели составить свои капиталы. Они были младшими представителями своих семейств. Папа или дядя сидит в Венеции или в Генуе. А племянник или сын едет сюда исполнять его волю, его поручение, его коммерческие предписания. Он получает специальный документ на это. И по этому документу он ведет торговлю. И вот, он приезжает и здесь живет несколько лет без семьи. И что он тогда делает? Он мог вступить в связь с рабынями или с местными жительницами. И это достаточно распространено. Но появляется еще одна любопытная вещь. Брак по контракту. Поселенцы-итальянцы заключают с местными жительницами, как правило, гречанками, брак по контракту на определенный срок. На срок их пребывания. Я нашел несколько таких контрактов. Написано: «Ты будешь моей женой, будешь за мной ухаживать, стелить мою постель, готовить мне пищу в течение двух лет. А я даю тебе кров, пропитание и какие-то суммы денег на твое содержание. После этого я уезжаю. Если у нас родится мальчик, я заберу его с собой. Он будет частью моей фамилии. Если девочка, пусть она с тобой остается. И ты будешь ее воспитывать и за ней следить. Ну, может быть, если она мне очень понравится, я ее с собой заберу, и в свою новую семью введу». Вот такой факт. Факт неизвестный. И как называлась такая жена по контракту? Она называлась кумой. Кума. Ничего общего с нынешней кумой это не имеет. Но термин вот такой употреблялся. Интересный факт, который мы находим в Крыму. И он довольно необычен.

Веротерпимость была. Контакты с местным населением были. Местное население включалось в низшую администрацию. Оно не достигало высоких постов, но низшая администрация была в руках тех людей, которые как бы надзирали над кварталами греческими, армянскими, славянскими и другими. Все высшие чиновники были итальянцы. Естественно. И оказалось, что итальянцев было гораздо больше, чем мы раньше думали. Их число возрастало.. До тридцати процентов населения в Каффе или Солдайе было итальянское, генуэзское население, или в Тане венецианское население. В Тане было две фактории, как вы знаете, венецианская и генуэзская. И это население не только сидело на месте. Оно предпочитало совершать торговые поездки. Вот 1395 год, год войны между Тохтамышем и Тимуром, новым могущественным завоевателем, который сюда придет, до Ельца дойдет и повернет обратно потом. И здесь, конечно же, очень тяжелая военная ситуация. А в это время генуэзский купец или венецианский составляет торговый контракт в Хаджитархане. Война войной, а коммерция коммерцией. Она продолжается, несмотря на эту войну, несмотря на очень трудные времена. Торговля продолжается, потому что она очень прибыльна. Ина север она тоже была ориентирована. Я не сказал о том, что привозилось с севера, из русских земель. Но вы сами можете догадаться, что. Пушнина, которая была таким же золотом, как и драгоценные металлы. Соболь или белка даже. Это были те товары, которые очень часто фиксируются в нотариальных актах. Их привозили в большом количестве. И, например, в акте мы читаем о продаже шубы, сделанной из спинок или из брюшка белки. Они сшивались вместе, эти спинки, и делалась такая шуба. И она продавалась, и она довольно дорого стоила. Ну, я уже не говорю о горностае и о соболе, которые, конечно, ценились и даже эквивалентом были монеты. Вот, если надо было расплатиться за какую-то большую сделку, как вы думаете, чем платили? Как, чем оставляли залог? Чаще всего жемчугом. Жемчуг был как раз не только драгоценностью, а еще и валютой высокого качества. За которую можно было покупать какие-то дорогие очень вещи. Торговля с Русью была не только пушниной. Ввозилась пенька, лес, как я уже говорил.

Лес очень ценился. Он дорого стоил. И привозили целые бревна леса в Тану, например, для того, чтобы они использовались в строительстве или для каких-то других целей. Это, конечно, было важно. Вывозились и другие товары, производимые на Руси. Например, мед. И мы можем целый ряд простых сельскохозяйственных продуктов перечислить. Но, во всяком случае, эта торговля были регулярна. И торговля с Русью приобретает все большие и большие масштабы. И к пятнадцатому веку нарастает товаропоток не только с востока, но и с севера. Из русских земель. Концентрируется он в Тане и в Каффе, как я уже говорил, двух главных центрах торговли. И я здесь хотел бы еще сказать о том, что эта торговля базируется на очень продуманной и прогрессивной для того времени финансовой системе. Вот вопрос: что принесли итальянцы в этот район, кроме самих товаров? Они принесли огромный торговый опыт.

Уже к тому времени была создана система двойной бухгалтерии, по которой велось делопроизводство. Уже тогда был изобретен вексель. И перевозили не обязательно золото и серебро, а перевозили просто бумажку, на которой было указано право получения денег, которые были инвестированы в одном месте, в другом месте. К этому времени уже был известен ломбард, закладные, переводные операции с обменом одной валюты на другой. Эта вся коммерческая техника широко использовалась в Причерноморье, в разных итальянских факториях. Я уже вам рассказывал, что итальянцы привезли те товары, которые, в принципе, не были известны. Как башенные часы. И вот, постепенно, постепенно, на этой территории, на территории всего Причерноморья, создается синкретические культура и искусство. Что значит синкретический стиль? Вот, давайте мы с вами сейчас посмотрим на некоторые предметы. Вот один из этих предметов, который сейчас я вам покажу. Блюдо, сделанное по заказу местного человека, мастерами, работавшими в Причерноморье, по западной технологии. Но там очень многие сюжеты восточные изображены. Или, вот, например, на этой раковине. В центре вы видите изображение агнца. А вверху типичный восточный орнамент. И вот, предмет, который создается итальянскими ремесленниками, по заказу мусульманского купца, продаваемый через армянское посредничество, по вкусам местного населения, которое там живет, в западной технике. Слияние стилей, которое в это время в этом районе происходит. И создается синкретическая культура. Со взаимным проникновением разных культурных элементов. И это, действительно, является очень интересной и неожиданной вещью. Эта культура могла бы дать очень неожиданные результаты и шедевры даже. Если бы ее развитие не было прервано в середине пятнадцатого века османским завоеванием. Итальянские фактории были уничтожены. Итальянцы продолжали время от времени спорадически торговать с этими районами. Но после 1453 года, и особенно после 1475 года, когда османы захватывают крымские фактории, Каффу, прежде всего, и Тану, и другие фактории уже возможности для этого развития не было. И здесь укореняется уже другая культура. Культура, связанная с османским миром. И турецкие лекала, турецкие образцы становятся доминирующими, в этом районе. А до того, в тот период, которым мы с вами занимаемся, мы можем наблюдать вот эту картинку. Это гравюра, котораябыла сделана в девятнадцатом столетии, но по реальным источникам, по реальным наброскам, которые тогда были в распоряжении художника. Эта гравюра называется «Письмо из Трапезунда». Письмо, которое было получено из Причерноморья, и которое порождает такой живой интерес участников. Может быть, это свидетельство нападения на факторию со стороны трапезундских греков. Может быть, это какие-то особые сведения об очень прибыльной операции, о приходе каравана. Может быть, еще что-то. Вот они живо обсуждают это. Обсуждают очень активно, желая участвовать в этой торговой операции или, во всяком случае, получают какие-то сведения для них существенные . И в этих далеких торговых факториях, конечно, нужно было думать об обороне. И я опять хотел бы вам показать один археологический источник, очень интересный. Это пушка, пороховая бомбарда, возможно. Но вариант пушки, который был совершенно случайно найден в Азове и привезен в Азовский музей. Должен сказать, что Азовский музей проводит очень активные, хорошие работы, археологические раскопки на территории всего, всего этого района. Там есть хорошая группа археологов. Вот нашли такую, например, пушку. Она показывает, как оборонялись венецианцы и генуэзцы на этой территории от многочисленных набегов. А набеги были, конечно, разные. Могли прийти, например, регулярные войска какого-то великого правителя. Каким был, например, хан татарский,который полностью уничтожил Тану в 1343 году. Таким же был Тимур, который сжег Тану в 1395 году.. Но кроме Тимура и Джанибека еще было много мелких набегов на Тану. Практически в конце четырнадцатого века можно насчитать, ну, по крайней мере, пять крупных набегов на территорию Подонья. Эти набеги были не санкционированы. Иногда они заканчивались успехом, иногда нет. По-разному бывало. Но Тану часто грабили, разрушали. Потом она вновь отстраивалась. Живучесть Таны просто поражает воображение. Только что ограблена, только что разрушена в 1412 году. А в 1414 г. здесь уже все на месте, продолжаются торговые операции. А данные о масштабах ограблений сами по себе красноречивы. Вот, например, 1343 год. Первое крупное разрушение Таны. И как вы думаете, какие цифры потерь у итальянцев? Триста пятьдесят тысяч дукатов, золотых монет. Колоссальнейшая сумма. Потом, в результате разных ограблений, там может быть двенадцать тысяч, четырнадцать тысяч, тридцать пять, двести тысяч. Сами по себе эти цифры говорят о масштабности торговли. О тех значительных капиталах, которые были здесь, в этих далеких факториях. И когда мы говорим об идеологической стороне дела, о том, что здесь было, на территории этих факторий, мы можем посмотреть на очень интересную монету. Это монета – аспр Каффы. Аспр – серебряная, небольшая монетка, которая была в ходу, на которую производились покупки на месте. Эти аспры затем аккумулировались в слитки серебряные, которые назывались соммами. Ну, вот, аспр Каффы. Что мы на нем видим? Вы видите изображение городских ворот. Это кастелло дженовезе, генуэзский замок, который там был. Изображение символа власти Генуи. А на другой стороне этой же монеты мы видим татарскую тамгу -символ власти золотоордынского хана. Это монеты – билингвы. На одной стороне – латинская надпись. На другой– стилизованная надпись арабским шрифтом сделанная. Вот, собственно говоря, ключ к пониманию. Двойное подданство. Подданство и принятие власти своей метрополии и признание власти Золотой Орды. Эта власть Золотой Орды, а потом Крымского ханства, ослабевает все больше и больше. И, наконец, уже к середине пятнадцатого века генуэзские фактории, особенно Каффа, становятся все более и более самостоятельными. Их консулы получают все больше и больше прав и преимуществ, в том числе и по отношению к местному населению. И вот еще один факт контактов с местным населением.

Я вам теперь показываю документы, которые мы изучаем. Вот один из таких документов. Это завещание. Завещание, которое было написано венецианским нотарием Пьетро Пеллаканом, в Тане, в 1448 году. Весь текст латинский,кроме подписи. Если мы посмотрим на нижнюю часть этого документа, вот здесь, мы увидим подпись. Эта подпись греческих свидетелей. Костатис Воцистаа подписывает документ как свидетель латинского акта. Таких актов до пятнадцатого века в Тане не было. И даже трудно себе представить. То есть местное греческое население Таны было включено в систему делопроизводства. И признавалось его право становиться подданными морских республик и участвовать в составлении торговых документов на этой территории. Но в Трапезунде немножко было труднее. Вот здесь вы видите трапезундскую монету. Она совсем не похожа на татарскую. Там был суверенитет греческого императора из рода Великих Комнинов. Здесь мы видим изображение, с одной стороны, Святого Евгения, покровителя города Трапезунда. А с другой стороны – изображение самого императора со скипетром, и надпись: «Мануил Комнин». Полностью она не попадает в штемпель. Но, тем не менее, вы видите здесь изображение самого императора. Это была очень распространенная монета, которая ходила не только на протяжении веков в Трапезундской империи, но и в Грузии. И там она называлась кирманеули. Почему кирманеули? Потому что изображен Мануил, трапезундский император. В Западной Грузии стали чеканить подражание этой монеты. То есть, в денежном обращении на Кавказе эта монета тоже играет большую роль. Кстати, должен сказать, что на территории Трапезундской империи большую роль играет лазское население. Население картвельской группы. Лазы были очень хорошими воинами, помогавшими в обороне Трапезундской империи. Особенно в обороне ее южных рубежей от тюркских набегов.

Еще один документ я хочу вам показать. Это документ, который отражает пребывание Мамая, и посольства Мамая в Каффе. Мы знаем, что татарский хан Мамай кончил свою жизнь в Каффе или, возможно, был выдан каффинцами Тохтамышу. А вот документ 1374 года. Посольство к Мамаю, которое здесь фиксируется. И многочисленные поездки русских митрополитов через Каффу тоже отражены в этих счетных книгах. Последнее, о чем я хочу сказать,развеять одну легенду. Часто в русских летописях мы читаем, что в Куликовской битве фряги принимали участие на стороне татар. Должен со всей ответственностью сказать, что это легенда. Потому что в массариях Каффы отражены все расходы на посылку даже одного человека куда бы то ни было. Ни одной статьи расхода на посылку войска к татарам нет. Татарские войска не сражались вместе с венецианцами и генуэзцами на поле Куликовом. Пожалуй, на этом я закончу.

Вы видите здесь, как мы можем благодаря этим источникам реконструировать политическую ситуацию в регионе. Но я хотел бы сказать еще об одном. Это важно,, эту работу надо продолжать. Перед вами вершина айсберга. Только вершина. И мы, конечно, должны систематически работать в архивах Венеции, Генуи, чтобы там обретать новые находки . И для этого мы пытаемся создать центры Русского Исторического института в Константинополе (Стамбуле), в Венеции, в Иерусалиме. Это задача, которая может быть решена при государственной поддержке и при частной поддержке. Если у нас будут места стажировок и серьезные научные центры в этих регионах, мы можем добыть уникальные свидетельства. Для этого нужны наши коллективные усилия. Спасибо.

ВОПРОС: Сергей Павлович, Вы говорили о том, что многие финансовые операции производились с помощью векселей. Это подразумевает, я так понимаю, достаточно разветвленную сеть банков.

Карпов: Да.

ВОПРОС: То есть, получается, и венецианцы, и генуэзцы создавали некоторые филиалы своих банков в своих факториях?

Карпов: Спасибо за вопрос. Вы абсолютно правы. Были очень солидные банки в Венеции, в Генуе. В Генуе был мощнейший банк Святого Георгия, Сан Джорджо. И были представительства этих банков в факториях. Там были и отдельные купцы, которые имели коммерческие поручения. И просто банковские конторы. И операции через банковские конторы, особенно начиная с середины четырнадцатого столетия, достаточно распространены.

ВОПРОС: Сергей Павлович, а вот были ли какие-нибудь именно юридические документы, в которых были бы закреплены права или их отсутствие для рабов? Ну, там, какие-нибудь наказания, к ним применяемые?

Карпов: Конечно. Я вам хочу сейчас показать вот этот документ. Это акт продажи рабыни Ульянына территории Таны. 1363 год. На этом документе вы видите скрепы нотария. Он ставит не печать, а рисует свой символ. И вот здесь оговорено, на каких условиях продается раб. Сколько платит за него покупатель. Куда его нужно доставить. И оговаривается также условие самой этой продажи. А дальше, конечно, сам раб не имел юридических прав. С ним поступать могли так, как считали нужным сами хозяева. Но действовали многие моральные запреты. И действовало законодательство генуэзское или венецианское, которое запрещало убивать, например, раба илиистязать его, или какие-то очень жестокие меры применять к этому рабу. Если не было каких-то для этого особых обстоятельств. И за убийство раба или за причинение ему тяжелого какого-то увечья, люди должны были отвечать перед церковным судом. И перед светским судом. Кстати сказать, когда рабов продавали в Каффе или в Тане, приходил священник и спрашивал, есть ли среди них христиане. Если был христианин или желающий креститься, его могли продать только христианину. Поэтому человек, принявший христианство, не мог попасть в мусульманские руки, в руки мамлюкского правителя, например. Часто в нотариальных актах мы находим такое свидетельство: «Рабыня Ульяна, в святом крещении Магдалена». Значит, она была сначала православной, потом принимает католическую веру, меняя имя. И тем самым получает другой статус. Или, там, раб с именем Омар. А в крещении Георгий. Вот так происходило переименование рабов, и так получается обретение ими нового лица.

 ВОПРОС: Сергей Павлович, Вы упомянули, что с падением Константинополя итальянские фактории оказываются в упадке, разрушении. В связи с этим вопрос. Как на Западной Европе отразилось, соответственно, падение Византии? И, так, если я правильно понял, сказалось перекрытие торговых путей из Черноморья.

Карпов: Вы знаете, падение Константинополя было шоком для Западной Европы. И событием очень опасным. Еще и потому, что это не было концом экспансии. В конце пятнадцатого века, в восьмидесятых годах, турки высаживаются в Италии. И сам султан там, в Италии. И в Европе очень боялись, что будет война, которая выплеснется на просторы Европы, и пытались каким-то образом предотвратить это. Но Европа сама в это время была обескровлена. И очень находилась в тяжелом состоянии, состоянии раздробленности. Только что, в 1453 году, в том же году, когда пал Константинополь, закончилась Столетняя война между двумя крупнейшими государствами – Англией и Францией. Бургундия участвовала, в этой войне. В это время сами итальянские республики были мало консолидированы. Венеция, Генуя враждовали друг с другом. Папство имело мало авторитета,хотя пыталось организовать крестовый поход. Папа Пий Второй пытался такой крестовый поход организовать против османов в 1460-х гг. Не получалось. У Европы реально не было сил противостоять. Кроме того, конечно же, папство обуславливало помощь Византии прежде всего, требованием заключения унии с греческой церковью, признаниемпапского примата. Греческая церковь в надежде, что удастся каким-то образом получить помощь Запада, в надежде иллюзорной, идет на заключение унии на Ферраро-Флорентийском соборе. Флорентийская уния 1439 года. Запад пытается помочь, посылая отряды крестоносцев, и происходит битва при Варне, в 1444 году, в которой участвуют войска под руководством венгерского и польского короля Владислава Варненчика. Но эта битва оказывается катастрофической для Запада. Этот последний крестовый поход был катастрофой.

Турки разгромили крестоносцев. Силы были несоизмеримы. И чтобы Запад ни хотел, преодолеть ситуацию он не мог.

ВОПРОС: Сергей Павлович, в своей лекции Вы упомянули о том, что между Венецией и Генуей была торговая конкуренция и соперничество. Хотелось бы узнать, кто вышел победителем в этой борьбе. Венеция или Генуя?

Карпов: Победителей не было. Самый пик этой большой борьбы приходится на 1381 год. На так называемую Кьоджскую войну. Когда прямо рядом с Венецией, у Кьоджи, столкнулись два флота. Генуэзский и венецианский. Венецианцы тогда победили. Но это было у стен самой Венеции. Борьба длилась очень долго. И закончилась эта борьба размежеванием сфер влияния. Основной сферой влияния Венеции осталась Северная Африка, Египет. Константинополь и побережье сирийское, палестинское. А на долю генуэзцев выпало преобладание в Черном море, на некоторых, островах Эгеиды и во Фракии, где добывали квасцы. Драгоценные квасцы для производства сукна. Было размежевание сфер влияния. Победы не было.
 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ