О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

ЮРЕВИЧ Ольга ( род. 1959)

Интервью   |   Проза
ЮРЕВИЧ ОльгаОльга ЮРЕВИЧ (род. 1959) - жена священника, прожившая много лет в Сибири, автор книги «Матушкины цветочки». Чего только стоят ее рассказы  о том, как она писала эту книгу о Боге, сидя на полу в ванной, или о том, в кого иногда превращаются благочестивые прихожанки. И про все это – с неиссякаемой иронией и оптимизмом: Видео | Интервью | Проза | Фотогалерея.

Матушка Ольга Юревич – выпускница Московского архитектурного института
Ольга Юревич жена священника, прожившая много лет в Сибири, автор книги «Матушкины цветочки». Чего только стоят ее рассказы  о том, как она писала эту книгу о Боге, сидя на полу в ванной, или о том, в кого иногда превращаются благочестивые прихожанки. И про все это – с неиссякаемой иронией и оптимизмом.

***


..


Московские архитекторы Ольга и Андрей Юревич в поисках себя двадцать пять лет назад переехали из Москвы в Сибирь. Здесь обрели веру в Бога. Андрей Юревич стал главным архитектором города, а затем принял сан и стал настоятелем храма, ныне признанного красивейшим из вновь построенных храмов от Урала до Дальнего Востока, благочинным церквей Енисейского округа, а Ольга Юревич - помощницей его во всех делах. Становлению веры и души некогда атеистов, а ныне православных христиан, воспитанию детей в христианских традициях посвящена книга матушки Ольги.

Матушка Ольга - победитель конкурса ЦНСР на лучшую графическую эмблему программы "Святость материнства", преподаватель лесосибирской православной гимназии, блестящий лектор и неизменный участник художественных выставок православного искусства. Её старшие дети уже учатся в московских вузах, средние выигрывают творческие литературные и художественные конкурсы, а младшие пока занимаются в православной гимназии, организованной отцом Андреем. Книга - семь новелл о каждом из детей, лепестков матушкиных цветочков - написана живым, лёгким языком, местами иронична. Не назидательна, но при этом имеет огромное воспитательное значение, между строк на примере реальных людей призывая к созданию многодетных семей, доказывая, что это не только возможно, но и интересно, и радостно.

Книга сопровождается аннотацией известного сибирского проповедника, кандидата богословия протоиерея Геннадия Фаста: "Пусть предложенные читателю материнские строки принесут ему минуты душевного отдыха и затеплят огоньки святого вдохновения жить и созидать, созидать самое святое на земле - христианскую семью. Пусть в Божьем саду не увянут матушкины цветочки".

Каждое дитя матушки Ольги - особенное, по-особому талантливо и по-особому любимо. Говорят, что в многодетных семьях дети часто недополучают любви и внимания... Так нет же! Любви и заботы у деток матушки Ольги еще больше, чем в семье с одним балуемым ребенком - ведь здесь все заботятся обо всех, всегда готовы прийти на помощь или принять участие в общем деле. И дети так любят и чтут своих родителей, что иногда по-хорошему завидуешь батюшке с матушкой.

Особенно трогает небольшое, вроде бы, происшествие, описанное матушкой Ольгой. Как-то, отослав детей в гости, она встала на колени и спросила у Господа: что ей нужно делать в этой жизни? А дети вдруг вернулись с полдороги и бросились ей на шею. Мать снова отослала их, даже рассердившись немного, и вдруг, как она рассказывает, поняла: так вот же он, ответ... вот ее призвание.

А заключительные слова книги таковы: "Мы собрались всей семьей за столом. Празднуем наш с батюшкой юбилей - день свадьбы. Дети по очереди говорят тосты, трогательные слова любви и пожелания. И вдруг на меня нахлынула волна благодарности и огромного счастья.

- Спасибо вам, что вы у нас есть! - сказала я детям.

- Спасибо вам, что мы у вас есть! - за всех ответила Ксюша".

Источник: МАТРОНЫ.RU

Ольга ЮРЕВИЧ: интервью

Ольга ЮРЕВИЧ (род. 1959) - жена священника, прожившая много лет в Сибири, автор книги «Матушкины цветочки». Чего только стоят ее рассказы  о том, как она писала эту книгу о Боге, сидя на полу в ванной, или о том, в кого иногда превращаются благочестивые прихожанки. И про все это – с неиссякаемой иронией и оптимизмом: Видео | Интервью | Проза | Фотогалерея.

«СЕЙЧАС  НАМ ЛУЧШЕ, ЧЕМ В 18 ЛЕТ…»

- Как вы решились выйти замуж, если вначале все не гладко складывалось: дружили в десятом классе с будущим мужем, а потом он заявил, что надо учиться, что дружбе - конец… И только через два года вы вновь встретились почти чудесно.
- Мне было очень боязно. Мы были тогда неверующие, и знаете, какая первая мысль у меня возникла при неожиданной встрече после нашего расставания в десятом классе, когда я услышала, что он два года обо мне часто вспоминал, увидела его влюбленные глаза? Я подумала, сейчас я его как следует в себя влюблю, а потом скажу: «Мне учиться надо». И брошу. Таким образом хотела отомстить. Но я - человек слабохарактерный, к тому же, на самом деле, тоже эти два года очень страдала. Вот что значит первая любовь с первого взгляда… То есть не удалось мне реализовать мои коварные планы.

Но боязнь, повторяю, была. Она у меня не проходила до тех пор, пока мы не уверовали. Мне казалось, что в этом мире, в таком страшном, жестоком, развратном просто не может быть чего-то доброго, постоянного, поэтому я все время была в напряжении. До того момента, пока мы не уверовали в 30 с лишним лет. Тогда я смогла расслабиться, полностью стала доверять мужу. Стала доверять Богу, что мы на самом деле сможем прожить вместе жизнь. Только тогда я почувствовала настоящее счастье.

- Ссорились в начале семейной жизни?
- Я даже и не вспомню. Так особо мы, вроде бы, и не ссорились, не «притирались». Нам было так хорошо вместе. Мы долго ждали совместной жизни, очень ее хотели. Поэтому счастье от того, что, наконец, она началась, всегда побеждало какие-то такие наши мелкие ссоры.

Я, например, себя приучила: если у нас выходила какая-то ссора, я шла на кухню, делала пирог, или торт, или еще что-нибудь вкусное. Выходило очень славно. Во-первых, я успокоюсь, во-вторых, торт появится, его надо съесть, и - все счастливы. Таким вот образом мы выпутывались из этих ситуаций.

- В юности вы были очень застенчивой. Мешало это качество в общении с другими людьми?
- В общем то, это живет во мне до сих пор, хотя, конечно, уже не в такой мере. Раньше я очень не любила на людях появляться. Даже просто выйти в магазин за хлебом - для меня было напряжение. До сих пор не могу ответить людям, если они меня оскорбляют. Потом прихожу расстроенная домой и начинаю представлять, что бы я сказала в ответ. А в тот момент не могу: у меня трясется подбородок, текут слезы, я просто стою перед обидчиком и получаю все по полной.

Поэтому мне трудно было всегда. И до сих пор трудновато. Вот батюшка у меня - человек с очень сильным характером. Думаю, что не зря нас так Господь соединил. Если бы у меня хоть что-то было в характере серьезное, то, наверное, искры в нашей жизни начали бы появляться, возгорание. А так у нас все довольно мирно проходило. Поплачешь, потом успокоишься.

- Как пережили смерть первого, новорожденного ребеночка?
- У меня была очень долгая депрессия. И - обида на мужа, потому что он решил: для того чтобы меня поддержать, надо быть веселым и сделать вид, что ничего не произошло. Я очень сильно обиделась, потому что, вообще-то, произошло.

Ведь я видела этого ребенка еще живым. Я обижалась: как муж может делать вид, что ничего не случилось, когда - случилось? Вообще, у нас тогда были очень сложные отношения, потому что моя депрессия привела к непониманию, к отчуждению.

Я утешилась, выкарабкалась из большой депрессии только тогда, когда забеременела и стала носить следующего ребенка. Когда я рожала Катеньку, я так боялась, чтоб ничего не случилось! Постоянно говорила: «Нет, это что-то слабая схваточка. О, вот это хорошая схватка! Вот эта замечательная». Я так старалась!

- Отец Андрей, отвечая для подборки «Счастливы по-разному», на вопрос о самом тяжелом испытании, пережитом вместе с вами, назвал именно гибель ребеночка…
- Это говорит только о том, что мы мало друг друга знали. Он делал вид, что ничего страшного, переживая внутри, а я принимала это за чистую монету. Видите, как важно учиться сразу же понимать друг друга!

- Вы знали причины гибели ребеночка? Была тяжелая беременность?
- Нет, у нас все было хорошо. Мы даже перестраховывались, ходили по профессорам. Все нам говорили, что всё в порядке. А потом сынок родился раньше времени. Я даже не знаю, почему так получилось.

На следующий день после родов мне утром сказали, что ребенок умер, а при выписке я увидела, что он умер через два дня. То есть два дня ребенок лежал не обихоженный, не кормленный. Для меня до сих пор это непонятно и очень тяжело.

Я назвала его Ванечкой, еще когда носила, а когда мы стали верующие, я за этого Ванечку стала молиться. Он же ведь не крещеный. Когда молилась, плакала. И детки все знали, что у нас умер Ванечка, первый братик, и тоже рядышком маленькие стояли, молились.

И вдруг, я не помню, когда это случилось, Сенечке было годика три, может быть, четыре. Я, когда молилась, опять вспомнила Ваню, помолилась перед Господом за него, всплакнула. После молитвы Сеня ко мне подошел, говорит: «Мама, больше не плачь, ему уже хорошо». Говорю: «Сеня, это как? Откуда ты знаешь, что хорошо?». Сын ответил: «Знаю, он уже у Бога, и ему хорошо. Не плачь». И вот, я больше не плакала, как-то отлегло от сердца. Вспоминать - вспоминаю, но уже по-другому, более светло, что ли, нашего Ванечку.

Крещение за десять дней до родов

- Как вы встречали каждую беременность? Как готовились, как детям рассказывали? Как дети готовились? Как менялись отношения с мужем?

- У нас получилось несколько таких опытов. Первые две девочки родились без веры. Они были долгожданные, планируемые. Потом мы долго ждали мальчика, он почему-то у нас никак не появлялся. Мальчика я рожала крещеная уже, верующая. Я крестилась, за 10 дней до родов. Это были трое желанных и запланированных детей. Дальше никто не запланирован. В смысле у нас, у Бога только они были запланированы.

Получалось примерно каждые два года по ребенку. Когда я узнавала, что опять беременна, честно должна признаться, радости после третьего ребенка уже не испытывала, потому что все время говорила: «Господи, я согласна рожать всех детей, кого Ты мне пошлешь. Можно мне дать немножко больше времени между ними? Я очень устала».

Потом стала говорить другое: «Ты что, не видишь, что я устала? Ты не видишь, что я не могу больше?» Сейчас так стыдно это вспоминать, потому что вот они родились, семеро. Последняя девочка - 14 лет назад, я пришла в себя, выспалась, отдохнула, хотя отдохнула - понятие относительное, у нас и сейчас 10 человек живет в доме.

Так вот, пришла в себя, посмотрела вокруг и говорю сама себе: «Вот, что ты кричала - я больше не могу? Ты все смогла. У тебя все хорошо, у детей все хорошо, в семье все хорошо. Чего ты ныла-то?» Слава Богу, что Господь меня не слушал. Надеюсь на это, потому что иногда у меня закрадывается такая дикая, совершенно страшная мысль: «Вдруг Он меня слушал? Вдруг мне надо было родить 12 или 15, а я всего 7 родила?» И я прошу прощения у Бога.

- Какие чувства вы испытывали, когда поняли, что, скорее всего, детей уже больше не будет?
- Я очень переживала. Когда Марфочке исполнилось 5 лет, ко мне дети начали приставать: «Мама, иди к врачу». Я говорю: «Зачем мне идти к врачу?» Они в ответ: «Ты, наверное, больна, у тебя детей нет». На мое: «Детки, у меня просто уже годы такие, наверное», - они реагировали: «Какие годы? Иди к врачу. Как нам жить дальше?»

У всей нашей семьи был какое-то недоумение. Мы привыкли, что каждые 1,5-2-3 года появляется лялечка. И вдруг лялечки кончились, все просто слонялись по дому и не знали, что делать. Как это можно жить без лялечки? Что теперь делать? Потом как-то и к этому привыкли. Человек ко всему привыкает. Я не знаю, может быть, если бы я так не ныла, и дальше бы рожала…

- Как появление каждого ребенка меняло отношения в семье, семейный уклад и отношения с мужем?
- Я думаю, что изменения видимы и ощутимы при, может быть, первом, втором, третьем ребенке. Когда четверо, пятеро, шестеро - там на самом деле все по накатанной движется. Люльку убирали в сарай со словами: «Далеко не ставьте, а то опять вынимать скоро». Семья вошла в какую-то цикличность, хотя дети взрослели, мы старели, больше уставали, а они все больше брали на себя. А в отношениях у нас нет, не менялось ничего, все было хорошо.

Служить друг другу

- Что главное в семейной жизни? Что делает семью семьей?

- Я думаю, служение друг другу. Если я служу мужу и детям, если муж служит мне и детям, если дети служат родителям и друг другу, то это семья. Причем все служат людям в храме, а не только один батюшка. И тут все основывается на любви. Любви, прежде всего, между мужем и женой. Это самое важное, дети на этом учатся, какая она - настоящая любовь.

Если каждый сам за себя, отстаивает свои интересы, у каждого свои обиды какие то, каждый со своими проблемами, то это уже не семья. У нас всегда были общие проблемы. Если детям плохо - это наши проблемы. Если маме с папой тяжело - это и проблемы детей. Мы никогда не были разрознены. Даже, когда нам пришлось из Сибири уезжать, для нас с батюшкой это была какая-то просто мини-смерть, потому что все, что мы там имели, наше служение, храм, гимназия - все это надо было бросать. А детям мы даже боялись сказать, потому что для них тоже - это их родина, это их школа, это их друзья, это их дом, это их город, это их Сибирь, это все.

Мы хоть Москву знали, а они у нас сибиряки. Когда мы им сказали, то я внутренне начала готовиться, что сейчас начнутся слезы, может быть, обмороки, и я должна помогать, хотя сама еле на ногах держусь. И вдруг дети как-то все собрались, поговорили сами с собой, вышли к нам с улыбками и начали искать, что будет хорошего в нашей будущей жизни.

Первым делом они нашли, что мы все вместе, где бы мы ни были - в Москве или в ЮАР. Это самое хорошее. Могли нас раскидать по стране - это да. А тут мы все вместе уезжаем. Это раз. А потом они сказали, что в Москве - наши старики-родители, и мы их порадуем в старости. Потом они начали уже мудрить, видимо, не нашлось много позитива. Они начали говорить, что в Москве комаров нет.

И так они выходили к нам с улыбками, пытаясь поддержать, но - с красными носами. То есть в постели они к стенке носом рыдают и с ума сходят, а ради нас они стараются держаться. Это было совершенно потрясающе. Я думаю, что именно это - семья.

- Как вы поменялись за годы семейной жизни?
- Мы стали верующими. Тут все поменялось очень круто. Даже не могу представить себе, что было бы, если бы мы были неверующими.

Просто все встало с головы на ноги. Потому что все, что раньше казалось нормальным, было вверх ногами.

- Конкретно в чем эти изменения проявлялись?
- Я думаю, в семейном служении. Хоть я слабый человек, но все равно эта слабость была в характере, зато не в самомнении. Самомнение было ого-го какое! Поэтому я всегда была очень обидчивой. Все это отражалось на семье.

Благодаря вере появилось осознание необходимости такого служения, какое должно быть у женщины в семье, желание его, радость от него. Потому что мне на самом деле очень радостно служить. Иногда даже, мне кажется, я немножко надоедаю. Подойду к детям: «Надо помочь?» Они: «Мама, пойди, отдохни, а?» Мне кажется, что лучше не ждать, когда попросят, а самой подойти…

Еще одно изменение - понимание того, что какие бы ни были проблемы в жизни, какие бы ни были обиды, может быть, даже, на мужа, но он - образ Христа в семье, и я его должна слушаться так, как Церковь слушает Христа.

Этого раньше не было совсем. Я считала, что, да, он сильный, я - слабая, но я же тоже человек, и поэтому, может быть, лучше знаю или глубже понимаю что то, или интуиция у меня великолепная, или еще что-нибудь такое. Я еще как отстаивала свои права со своей слабостью! Когда не могла отстаивать, то дулась, обижалась. А кому от этого было хорошо и полезно? Никому.

- А как изменился ваш супруг?
- Отец Андрей стал очень надежным. Причем он изначально был порядочным, хорошим человеком, не был ни пьяницей, ни повесой. Просто, как я уже говорила, мне казалось, что в этом мире нет ничего надежного, и мы просто не сможем вместе прожить всю жизнь. А тут появилась уверенность, спокойствие…

Отец Андрей не может делать что-то наполовину, он во всем всегда идет до конца, и в вере он идет до конца. Я всегда его безмерно за это уважаю. Его бескомпромиссность очень помогает в семье, потому что кто-то должен идти до конца, но потом просто давать послабление - от любви, от жалости к нам, слабым. Хотя эта же бескомпромиссность часто вредит ему в житейских делах, да и нам, его семье, тоже.

До нашего прихода к вере я считала, что у нас - огромная, необыкновенная любовь, что так, как мы, больше никто не любит.

Но когда мы уверовали, и у нас все кардинально изменилась, я поняла, что действительно такое - любовь. И думаю: «Надо же! Я считала любовью то жалкое подобие!» А она на самом деле вот какая - любовь, которая в нас, которая до сих пор растет, как это ни удивительно. Я знаю, что будет расти и дальше.

Это замечательное качество у батюшки-то, как он умеет любить…

Неофитский пыл и терпение

- Когда вы только пришли к вере, и отец Андрей стал надолго уезжать, переселился «в келью» около дома,- как вы все это пережили, выдержали?
- Вера тогда находилась в самом зачатке, зато у нас был неофитский пыл. Он направился туда, куда нужно, потому что вместо того, чтобы кричать или митинговать, мы этот пыл на какие-то подвиги направляли. У меня было четкое ощущение, что меня, детей, семью нашу положили, как жертву, на алтарь Богу, для того чтобы Ему служить в полной мере.

Может, это ощущение было ошибочным, но оно мне очень помогло тогда все выдержать. Я считала, что так и должно быть. У меня муж священник, он отдан Богу. Он отдал свое обручальное кольцо во время рукоположения. Он обручен не мне, он обручен Богу. Значит, на первом месте у него служение Богу, а на втором месте семья.

А так как мой батюшка во всем идет до конца, то это служение Богу заполонило все. И я это именно так и осознавала. Я, наоборот, гордилась, что он может так себя вести, не отвлекаясь. Хотя он всегда был очень нежный, заботливый, но, тем не менее, мы так, отдельно жили.

Мы так прожили несколько лет. Вспоминая сейчас, просто не представляю, как это было возможно выдержать. Наверное, Господь помог, чтобы тот пыл неофитский был направлен, куда надо. Потом пыл этот прошел, и все наладилось.

Батюшка вместе с другим священником очень серьезно заболел желтухой. Они слегли в больницу на следующий день после Литургии, когда причащали весь народ из Чаши, предварительно испив из нее, уже будучи носителями болезни. К нам потом явилась городская санэпидемстанция, но исследование показало, что больше никто не заразился.

Оба священника болели очень долго, тяжело. Из больницы у меня батюшка вышел другим человеком. Что-то в нем перегорело. И вот смотрю, по возвращении идет из своей кельи с подушкой: «А я теперь здесь жить буду». На этом наш первый несколько сумасшедший период христианства кончился.

Начался другой период, когда мы стали уже жить по-другому. Но тот период мне очень дорог. Он был очень трудным, но полученный тогда опыт оказался нам нужным.

Вообще, верующим все содействует ко благу. Если бы мы сразу жили так, как сейчас, наверное, лично мне было бы труднее обращающихся за советом людей слушать, утешать.

- Бывает, что вы сегодня спорите по каким-то поводам с отцом Андреем?
- Да, бывает. Последнее время чаще. Вообще, не очень мне сейчас хорошо живется по моим представлениям. Я не говорю про материальные какие-то испытания. Это все не так значительно. А вот то, что я не могу служить Богу так, как мне это видится…

Сидим мы здесь, в подмосковном поселке, батюшка уезжает по своим делам, по своему служению, а мы - остаемся. Выбраться можем очень редко. Да, я служу семье, но я привыкла делать что-то и для других, а теперь я вот ни для кого не матушка: у батюшки нет своего храма, для меня это тяжеловато. У Бога, конечно, свои планы, благие для нас, но вот у меня такое личное видение ситуации. Может, поэтому я такая раздражительная, недовольная.

И у нас даже чаще сейчас какие-то ссоры могут возникнуть. Но мне главное немного остыть в таких случаях и просто осознать, что все это не важно, а важен мир в семье, важно не сделать больно родному человеку. Я тогда, даже не чувствуя себя виноватой, говорю батюшке: «Батюшка, прости». Потому что даже, если ты не можешь сформулировать, чем виновата, если что-то плохо в семье, твоя доля вины есть в этом тоже. Всегда есть, за что просить прощения. Кто-то должен это начинать, первый шаг сделать. Вот я тогда этот шаг и делаю.

Кстати, последнее время батюшка стал чаще первые шаги делать.

Так что при малейших недоразумениях сразу летим друг к другу и все залечиваем, не доводя до нагноения какого то, до того, чтобы прыщ ссоры вырос в фурункул, когда операцию надо делать. Мы не ляжем спать, не помирившись.

Дети тоже, как бы ни были друг на друга обижены, обязательно помирятся. Иногда смотрю: легли спать. Думаю: «Ну как же они могут так спать, не в мире?» Но через час слышу, открылась дверь, шажочки - топ-топ-топ, потом всхлипывания, какие-то объятия, потом топ-топ-топ обратно. То есть все равно обязательно помирятся.

- Когда только-только отец Андрей начал приходить к вере, а вы еще не пришли, не было ощущения, что он предает семью? Что вам, тогда неверующей, помогло не совершать необдуманных поступков? Внутренняя женская мудрость?
- Скорее, не мудрость у меня была, а какая-то наглость, когда я встала перед Богом и начала требовать: «Ты ему что-то показал, а мне нет. Давай-ка, мне тоже показывай». Я причем помню, что была неверующей, когда это сказала. Наверное, своей наглостью я вынудила Бога меня так по голове хорошенько стукнуть, и я уверовала.

А мудрости точно не было никакой. Мне было очень обидно, потому что до этого все было хорошо. У нас как раз в жизни все наладилось. Мы переехали в свой домик небольшой, мы купили, первую нашу машину, «Москвич». И вдруг, на тебе! Что-то случилось. Муж ушел с работы в Исполкоме, где он был главным архитектором города. Поэтому я в ожесточении потребовала от Бога веры, а Он мне ее и дал, приголубил. Спас меня.

- Но вы же не убежали к маме, в Москву, а все-таки стали у Бога требовать что-то?
- У меня никогда в жизни не было мысли убегать в Москву к маме. Мне очень нравилось в Сибири… Да и вообще я никогда не представляла, что могу куда-то убежать. Я готова была жить с дорогим, пусть и сумасшедшим, как мне казалось тогда, человеком.

- Но ведь бывает, что внешне себя муж ведет подобным образом, но за этим стоит не искание Бога, а равнодушие к семье, может быть, какой-то асоциальный образ жизни. До какой степени нужно идти в этом случае и терпеть?
- Не имея подобного опыта, трудно говорить.

Все-таки, когда прожиты годы, мы уже знаем человека. Мы можем по глазам увидеть, на самом деле он чем-то сильно очень увлечен и забывает обо всем вокруг или лицемерит. Ведь мужчине свойственно увлекаться настолько, чтобы забыть о насущном, обычном, бытовом. Если бы они так не увлекались, некому было бы делать историю.

Насколько безгрешны их увлечения, это, я думаю, как раз видно по глазам. Если там грех, это, конечно, путь ужасный, не знаю, насколько его надо терпеть и как терпеть, насколько у тебя силы есть, для этого. Есть ли надежда, что все исправится…

Если мужчина увлечен чем-то безгрешным, но увлечен сильно, тут, я думаю, надо в любом случае подождать. Это увлечение не то, что пройдет, но оно войдет в какое-то спокойное русло, и он опять будет уже больше внимания уделять семье, детям, жене.

А по поводу, насколько терпеть, знаю я историю одной верующей женщины, которая описала в письме свою жизнь. Она жила вдвоем с мужем (дети выросли), и муж всю жизнь блудил. И она все это видела, понимала, но жила с ним, потому что - верующая. Он, кстати, и за веру насмехался над ней.

Вот она как-то пришла с работы домой раньше времени, зашла в спальню, увидела там мужа с очередной женщиной. Человеку даже представить такую ситуацию трудно. А она - пошла на кухню, чтобы дать им одеться. Потом с кухни увидела, как муж провожает эту женщину до дверей. Героиня письма заметила, что на улице - дождь, а женщина - без зонта. Тогда она взяла зонт и сказала: «Давайте, я вас провожу до автобусной остановки, а то вы промокнете».

И довела молча ее до остановки под зонтом, посадила в автобус и вернулась обратно, плача от случившегося. Когда вошла в квартиру, муж стоял на коленях: «Ты кто такая? Какой твой Бог, что ты так поступила?» В этот момент он раскаялся, уверовал. Это было 15 лет назад, сейчас они - оба верующие, оба ходят в церковь. «О таком счастье я даже не мечтала», - пишет эта женщина.

Эта история меня потрясла. Насколько долго можно терпеть? Я бы по-другому вопрос поставила. Насколько сильно можно надеяться? Потому что, если ты не надеешься, то чего тебе терпеть-то? Сколько лет она терпела, я не знаю, наверное, немало. Я думаю, там каждый год за 10 ей засчитывается. Но, тем не менее, видите, она его победила любовью, не думая совершенно о том, что побеждает, а просто жила как христианка.

- Как женщине быть помощницей, послушной мужу, но не быть при этом жертвой, с которой не считаются?
- Главное, я думаю, для любого мужа, - чтобы ему доверяли, на него надеялись, его ободряли, особенно если он сам перестает на себя надеяться из-за каких-то обстоятельств. Это для него самое главное. Как бы ты его ни кормила, но если ты его пилишь все время, ему, наверное, твои пироги стоят в горле.

Насчет жертвы, если женщина перегибает палку и терпит от мужа унижения, когда ноги об нее вытирают, как об тряпку, думаю, здесь жена не выполняет свою задачу, потому что помощник - это не тряпка. Помощник должен делать свое дело. А вот тряпка мужа приводит ко греху, потому что приучает, что рядом с ним не человек, а нечто, обо что можно вытереть ноги.

Служение мужу не заключается в том, чтобы терпеть унижения. Терпеть унижения - это грех, я так думаю, потому что ты мужа приводишь ко греху.

- Как сохранить отношения между супругами, чтобы глядя друг на друга, лучиться такой радостью, светом, как вы с батюшкой? Как будто вам по 18 лет.
- Не так, нет. Думаю, что сейчас лучше, чем в 18 лет, мне так больше нравится.

Такая любовь, мне кажется, - это подарок, а не наша заслуга. Мы же ничем ее не заслужили. Наоборот, даже удивительно, как ее сохранили, донесли до веры, до 32-х лет. Я думаю, что чем больше себя отдаешь, тем больше получаешь. Вот эта закономерность работает. Я отдаю всю себя батюшке. В ответ получаю всего его. То же самое с детьми. По-моему, другого какого-то совета и рецепта не может быть. Как только ты что-то оставляешь себе, то ты столько же недополучишь любви. Отдав все 100%, 100% и получаешь.

Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ 

КНИГА О БОГЕ, НАПИСАННАЯ НА ПОЛУ

Ольга Юревич – идеальная героиня для интервью, тем более в пост. Жена священника, прожившая много лет в Сибири, автор книги «Матушкины цветочки». Чего только стоят ее рассказы  о том, как она писала эту книгу о Боге, сидя на полу в ванной, или о том, в кого иногда превращаются благочестивые прихожанки. И про все это – с неиссякаемой иронией и оптимизмом.

- В Великий пост принято говорить о грехах, о преодолении своих недостатков. Но разве не самая большая наша «обязанность» в пост - это почувствовать себя счастливым?
- Человек приводит себя к Богу именно своим покаянием. Но в то же время он испытывает неподдельную благодарность. Почему? Ведь если бы другие понимали, что у него за душой, они бы давно отвернулись. И только Господь, несмотря ни на что, продолжает о нем заботиться. Поэтому пост - время, когда ты падаешь в подземелье своей греховности, но высоко взлетаешь от благодарности и своей любви к Богу.

- А как признаться себе, что ты счастлив: вот сейчас, в данную минуту, когда ты говоришь с батюшкой или выбираешь одежду, или делаешь постный салат?
- Я бы не сказала, что счастье мимолетно. Да, радость иногда  может уходить. Но если твердо сказать себе: «Я счастлив», то это чувство может стать основой нашей жизни. Наша вера, доверие Богу именно из этого и растут. У меня тоже, конечно, бывают ямы уныния, но я с этим борюсь, и зачастую помогают какие-то повседневные случаи.

- Например?
- Например, простуженные дети потянулись к отцу за благословением, который сам лежит влежку от гриппа. А я в этот момент думаю про себя: «Ну вот, наш хоспис собрался». И вдруг я себя ловлю на мысли, что ведь это слово очень страшное. Там не выздоравливают, а умирают. А у нас обычно поболеют-поболеют, и все! Чем не чудо! Поэтому, когда я молюсь, центром молитвы все равно остаются слова благодарности.

- А Вы как благодарите?
- Да нет каких-то особенных слов. Начинаешь благодарить, благодарить, благодарить. И смотришь, это превращается в бесконечный процесс: проходит столько всего перед глазами, о чем мы обычно даже не задумываемся. Вот этот постный салат. Он же, во-первых, есть. И зубы есть для того, чтоб его жевать, вокруг вертятся дети, которые радуются блюду. Вот сколько счастья этот салат может принести!

- Как Вы поняли, что чувствуете свою близость к Богу,  радость оттого, что Вы не одиноки?
- Мне  кажется, близость к Богу можно ощутить через близость к другому человеку. Не обязательно к члену семьи, другу или знакомому. Даже, скорее,  наоборот, через того, кто для тебя неприятен. Ты вдруг понимаешь, что  если Господь любит его, значит, любит и тебя всей полнотою любви. И приходит чувство настоящей близости к Господу. Еще это чувство приходит ко мне через общение с детьми.

- Про детей Вы успели даже выпустить книжку…
- Да, уже вышло второе издание. У меня не было никакой идеи, просто с детства любила писать. В СССР нельзя было мечтать поступить в Литературный институт сразу после школы, поэтому я пошла в архитектурный. Но я никогда не могла не писать. Книга, знаете, как получилась? Когда жили в Сибири, девять человек ютились в двух комнатах. Где там сочинять?! И я запиралась в ванной и «творила» на полу, в основном по ночам. Ко мне постоянно ломились, потому что санузел был общий. И когда мне уже не хватало сил писать на коленях, я возвращалась в комнату и продолжала записывать отрывки прямо на обоях.

Мне очень жалко было эти исчирканные стены, когда мы переезжали. А рукопись так и лежала в столе целых два года. Как-то раз батюшка приехал из Красноярска и рассказал, что там открылся филиал Центра национальной славы России, который реализовывает программу «Святость материнства» и ищет авторов книг о семье. Батюшка передал рукопись в Центр, и книжка понравилась. Решили издавать. Макет, кстати, делала сама, вместе с одной из прихожанок. Разошлась книга мгновенно. Оказалось, в ней есть что-то для людей важное. Недавно в Москве вышло второе издание.

- Насколько ребенок по сравнению со взрослыми ближе к Богу по состоянию души?
- Дети ближе к Богу даже не по состоянию души, а по своей искренности. Ребенок говорит, что думает, и делает, что считает нужным. Мы же эту детскость теряем, в том числе в молитве. Однажды я спросила детей, хотят ли они поговорить с Богом? И то, как они начали с Ним разговаривать, было для меня настоящим открытием. Нам, взрослым, очень не хватает такой близости к Богу, искренности, полного доверия Ему. Причем для детей нет важных и неважных тем, им все важно рассказать Богу.

- О чем они просили?
- Приведу пример. Еще когда мы жили в Сибири, вдруг на рынке появилось очень много горбуши. И, купив одну из рыбин, я обнаружила в ней очень много икры. Дети обрадовались, вместе поели, оставшуюся часть я засолила. Но история этим не закончилась: в следующий раз я покупаю точно такую же рыбу. А дети… Дети уже столпились вокруг, сложили ручки и молятся: «Господи, дай, пожалуйста, икру в этом брюхе»! И в этот пост мы без икры не жили. И вот, что самое удивительное, говорила прихожанам: «Какой завоз, сплошная икра»! А мне удивленно отвечали, что она им ни разу не попадалась.

- Как научиться смотреть на мир глазами детей, «непрестанно радоваться», но при этом все-таки оставаться взрослым?
- У взрослых есть осознание греха. Надо в себе взращивать детскость, искренность, но сохранять  сознательность взрослого.  Почему детей до семи лет причащают без исповеди? Они же часто не слушаются, закатывают истерики. Но у них нет осознания неправильности своих поступков. А мы должны этим осознанием пользоваться, прилагать к детскости свою мудрость.

- Иногда даже внешний вид верующих - само по себе очень тоскливое зрелище…
- Это вообще отдельная статья…. (Матушка старательно горбит плечи, втягивает голову и хмурит брови). И вот так они начинают ходить. Спрашиваю: «Почему ты так ходишь?» Отвечают: «Потому что я грешный». «Хорошо,  - говорю, - но разве радостная весть  не для тебя? Тебя Господь любит?» «Любит», - отвечает. Еще раз интересуюсь: «За твое спасение Бог Сына отдал»?  - «Отдал». «А ты Его любишь?» - «Люблю!» - «Отчего ж не радуешься? Ну-ка выпрямляй спину!» Ведь мы же, верующие, должны нести в себе образ Христа. А кого люди видят, глядя на нас? Унылого и мрачного типа, всем недовольного и несчастного.

- Некоторые люди воспринимают приход в Церковь как «правильное состояние». Если можно так выразиться, чем отличается Бог от учителя, который ставит пятерку за пройденный  с честью пост?
- Бог - учитель, но Бог еще и врач, Он прощает грехи, исцеляет от болезней. Предписания, которые с таким рвением исполняют прихожане, конечно важны, но не стоит на этом останавливаться, тем более считать это делом жизни. Понимая это, мы больше сможем благодарить Его. В Церковь приходят за соборной молитвой, но она наполняется твоими словами, твоей любовью к Богу, когда Он живет в тебе.

- Жертвенность в период поста – она какая? Обязательно ли все время тратить на помощь ближним? Может, лучше с себя как раз начать?
- Когда мы начинаем любить людей вокруг нас, как сказано в Послании апостола Павла (1Кор.13, 4-5), когда «Любовь долготерпит… не превозносится,… не ищет своего, не раздражается», такая любовь очень трудная. Она невозможно трудная, особенно в быту. И это я называю жертвенностью, вместе с ней я ощущаю возможность жить по-Божьи. Такая жизнь не дает устать. Но вот когда мы заставляем себя жертвовать, потому что так положено «и я это сделаю», все происходит по-другому. Мы служим, служим, служим и замечаем, как истощаемся – потому, что служим мы. А когда мы даем через нас действовать Богу, то силы только прибавляются. Ты не устал, не уныл, и уже возрастаешь в Боге.

- Может, вспомните конкретный пример?
- Да! Меня этому научил один человек, очень любимый приходом, но  бесноватый. Он  в храме постоянно мучился приступами, падал на пол, кричал. Люди начинали вокруг суетиться, а я, такая из себя умная, говорила: не трогайте его, просто молитесь за него. Когда он затихал, его переносили на лавку. И вот в первый день поста я встречаю его на улице и вдруг он мне говорит: «Любовь, любовь… А где эта любовь, когда я лежу на холодном гранитном полу, все вижу и слышу. Только пошевелиться не могу. Мне холодно, а они говорят - не трогайте его. Хоть бы на скамеечку перенесли, чтоб я не мерз». Я так была этими словами уязвлена, стояла и плакала…. Ведь мне казалось, что я проявляла христианскую любовь. Надо представить себя на месте этого человека, и тогда поймешь, что есть истинная любовь для него, а не твои представления о ней.

- Давайте подведем итоги стремления «оказать помощь» своему ближнему: в первую очередь, в своей семье. Как поступать, чтобы не раздражать своих  же детей?
- Просто быть тем же проводником Любви. Воспитывать в вере, показывать на своем примере радость жизни с Богом, покой в доВЕРИи  Ему. Ведь если родители не унывают, то и детям живется счастливо и спокойно. Если есть радость в доме, то ничего не страшно. Тогда дети  не отрицают веру, не рвутся, повзрослев, в мир.

- Еще один «семейный вопрос»: о чем Вы говорите с дочерьми, как готовите их ко взрослой жизни?
- Я говорю им, что где-то живет человек, для которого Бог создал тебя. (Матушка берет в руки два футляра с разными ручками). Вот, например, два разных футляра. Один, кажущийся тебе таким привлекательным, – не твой. Выходишь за него замуж - и начинается кошмар. Вы можете приспособиться, притереться. Но он все равно не закроется, а если и закроется, то ты или он надломятся  А в другом, может быть, обычном с виду «футляре» ты будешь счастлива всю жизнь, потому что он для тебя и ты для него. Когда я дочке так объясняю, к каждой встрече с мальчиком она начинает относиться очень серьезно, а не как к поводу потешить себя и покрасоваться перед другими.

Я не вижу в дружбе подростков чего-то страшного, она нужна и даже полезна. Если только не переходить черту, даже по мелочам. Да, на исповеди тебе эти грешки Богом простятся, но ты сама их никогда не забудешь. Будешь уже бабушкой, но все равно будешь помнить, как Борька тебя целовал, Сашка обнимал, а Вася прижимал на колокольне. И даже на венчании все будут любоваться тобою в белом платье, а ты будешь чувствовать черный рюкзак с памятью о грешках за спиной. И после такого серьезного разговора с дочерью я уже не слежу за ней, не контролирую, только молюсь.

- Вы даете дочерям советы, как сохранить любовь с мужем и построить глубокие отношения?
- Мы учимся этому годами. Самое главное - понять, что по любви браков нет. Женятся по влюбленности. Потому что любовь – это чувство, которое появляется спустя долгие годы в результате долгого труда. Точно также, чтобы получить  образование, нужно хотя бы пять лет проучиться в институте. И любви тоже нужно учиться: хорошо учишься – получишь, нет - так тебя выгонят. Мы с батюшкой в браке уже тридцать шесть лет. А девушкой я думала: какая  там любовь в пятьдесят с лишним лет? А она есть,  растет и растет, и нет ей предела.

- Матушки  часто относятся к той категории женщин, которые  много в семью дают, но получают не очень много в ответ.  Это часто противоречит женской мечте об идеальном супружестве. Как не начать роптать?
- Могу говорить только о себе: разные семьи – разные судьбы, я сталкивалась и с несчастливыми матушками. Но делить семьи по этому признаку нельзя. Это как семья лесоруба, семья рыболова, семья инженера. Проблемы и беды во всех семьях бывают. И трудиться, чтобы взращивать любовь, в семье священника надо не меньше, чем в любой другой. Трудятся матушки, конечно, очень много, но и любви от своего мужа-священника получают тоже много, как от человека, который понимает твои жертвы, ценит тебя и твой труд. Постоянно чувствуешь, что о тебе заботятся, прощают… что тебя любят, несмотря на твои морщины, и говорят, что ты необыкновенно красива. Смотришь в зеркало: и где эта красота? Морщины одни… Поэтому, когда меня спрашивают, как я живу, просто и честно отвечаю, что счастлива: как женщина, как мама и жена.

- Всегда ли Бог давал Вам почувствовать эту любовь, не ожидая при этом, что Вы будете в неоплатном долгу?
- Насчет неоплатного долга я даже не размышляла. Чем нам долг этот отдавать? Все хорошее, что у нас есть, - это Его дары, мы не можем распоряжаться чужим. А что - мое? Мои грехи: мое упорство, упрямство, лень, самовлюбленность – все это складываю к Его ногам в надежде, что Он вычистит их из моей души. Вот есть у меня свобода, с которой создавал меня Господь. И  эту самую свободу я вернула ему очень давно…

Беседовала Юлия Шабанова
Источник: МАТРОНЫ.RU

Ольга ЮРЕВИЧ: проза

Ольга ЮРЕВИЧ (род. 1959) - жена священника, прожившая много лет в Сибири, автор книги «Матушкины цветочки». Чего только стоят ее рассказы  о том, как она писала эту книгу о Боге, сидя на полу в ванной, или о том, в кого иногда превращаются благочестивые прихожанки. И про все это – с неиссякаемой иронией и оптимизмом: Видео | Интервью | Проза | Фотогалерея.

«МАТУШКИНЫ ЦВЕТОЧКИ» (фрагмент)

Многодетная Россия

Лера уже взрослая девушка. Окончила школу с золотой медалью и едет в Москву поступать в институт. Я переживаю, перед расставанием даже падаю духом. Почему-то так жалко эту маленькую (полтора метра) девушку, выходящую в самостоятельную, такую тяжелую жизнь.

– Лера, может тебе лучше пойти в монастырь?

– Это почему?

– Не знаю, как раньше, но сейчас женщине в монастыре легче, чем в семье. Мне так кажется. Почти каждый год рожать, растить, тянуть всю эту «команду». Нет, в монастыре легче.

– Мам, ты что? А кто Россию спасать будет? – возмущенно отвечает Лера, и больше мы к этой теме не возвращаемся.

Как-то я спросила Леру: «Сколько же у тебя будет детей? Семь, как у меня?».

– Конечно, нет («Ну вот», – подумала я.). Намного больше! – закончила фразу Лера…

Нескучное имя

Ксения – полная противоположность старшей, серьезной Лере. Жизнерадостная, крепенькая, вечно бегущая, поющая, неумолкающая черноглазая и румяная малышка. Быстро взрывающаяся и тут же остывающая, увлекающаяся наша «Ксюка» – как она себя в детстве называла. Маленькая она очень на нас обижалась за то, что мы назвали ее «скучным» именем Ксения.

– А как ты хотела бы называться? – поинтересовалась я.

– Яздундокта! – выпалила Ксюша и, подумав немного, – В крайнем случае Снандулия!

Сказау – и сказау

Чудесный человек есть в нашей церкви. Тридцатитрехлетний Андрей. Всех нас ласково называет сестричками, никогда не откажет в помощи, ходит на все службы. Часто приходит ко мне, предлагает свою помощь. Я, конечно, не отказываюсь. Батюшка целыми днями и ночами в делах и заботах, единственный мужчина в доме – четырехлетний Родион…

Вот и сегодня, в понедельник, Андрей установил в сервант вместо разбитого детьми стекла лист ДВП и сидит на кухне, ест домашний борщ. …Рассказывает, как вчера ходил после службы на кладбище гулять и увидел свою могилу.

– Свою? – переспрашиваю я.

– Ну, нет. Имя, отчество – мои, а фамилия не моя. Год рождения опять мой. И так грустно стало: вместо креста на пирамидке звезда. Я написал на листочке «Мама, поставь мне крест» и сунул за табличку.

Слушать это было жутковато. А на следующий день в церковь приехали люди с работы Андрея и рассказали, что он погиб. Во время припадка (Андрей страдал чем-то вроде эпилепсии) он упал и стукнулся виском об угол стола.

Хоронили его наш приход и организация, где он работал. Причем, на работе ему приобрели пирамидку со звездой, но после рассказа о том, какую записку он написал накануне, на могилу поставили большой деревянный крест, сделанный в церкви. От родителей пришла телеграмма, что приехать на похороны они не могут. Андрея все очень любили, и на отпевание и поминки собралось много народа.

Шел Великий пост. Служба каждый день, усталость, масса дел. На девятый день помянули Андрея в трапезной и разошлись. У меня еще мелькнула мысль рассчитать сороковой день, но понадеялась на прихожан – столько их было на отпевании.

И вот как-то в воскресенье я собираю детей в церковь, а Родион вдруг говорит:

– Вари коливу (так он называл кутью).

– Зачем?

– Андрей говорит: «Ешьте коливу – меня вспоминайте».

– Какой Андрей? У него кто-то умер? (У нас в приходе несколько Андреев).

– Да нет, наш Андрей. Он сам умер.

Я с недоверием посмотрела на Родю. Но всё же рассказала батюшке. Тот сказал, чтобы сварила кутью и отнесла в церковь.

– Помянуть никогда нелишне.

Я сварила и в церковь пришла с мисочкой поминальной кутьи. Там подошла к одной «церковной бабушке», бабе Шуре, и спросила, когда сороковой день со смерти Андрея. Баба Шура всплеснула руками:

– Да вчера было!

– А кто-нибудь сороковины отмечал?

– Какое там! Три службы подряд, замотались.

– Ну хоть кутью-то сварили?

– Нет…

Я протянула мисочку:

– Вот Андрей просил кутью кушать и его поминать.

Придя домой, я долго тормошила Родиона:

– Как Андрей тебе про кутью сказал?

– Пришёу и сказау! (Родечка не выговаривал «л»).

– Но как?

А он непонимающе смотрел на меня своими зелеными глазами и всё повторял:

– Ну, сказау, и сказау.

Господи, Ты знаешь!

Родион всегда удивлял нас. Он не особый фантазер, довольно замкнутый и молчаливый мальчик, хотя и сорванец. Но в свои три-четыре года он иногда говорил такое, что мы понимали: для него открыт такой мир, который для нас (да и для всех) является закрытым. Как-то Родя приболел и лежал в кроватке. Вообще, он болел всегда без каких-либо капризов и слёз… Но однажды я услышала громкий плач и, подойдя к его кровати, увидела, что он просто заливается слезами… И вдруг начинает взахлеб просить:

– Мама, молись за бабушек!

– За каких бабушек?

– Которых мы с папой отпевали (Родя с трех лет ходил с папой на отпевания, кое-где помогал, зажигал свечи, подавал кадило).

– Да что такое? – пугаюсь я.

И тут Родя начинает рассказывать:

– Ты думаешь, когда бабушек в гробу в землю опускают, они там остаются? Нет, они глубже проваливаются, падают, падают и так кричат!

И опять просит:

– Молись за них, молись!

– Но я не знаю их. Это вы с папой отпевали. Ты сам помолись.

– Да я молюсь, а они всё равно кричат.

Пришлось мне встать на колени прямо около кроватки и молиться:

– Господи, Ты сам знаешь, за кого я молюсь. Прости их, спаси и пощади.

Так мы с ним вдвоем и молились. А когда он немного успокоился, то рассказал, что те бабушки, которые верующие были, после отпевания в земле тоже не остаются, падают. Только не вниз, а «на небо».

Про вермишель

На общей вечерней молитве Фрося молится дольше всех. У нее очень близкие отношения с Богом, и она скрупулезно благодарит Его за все те радости, которые Бог послал ей в этот день.

– Боже! Благодарю тебя за вкусную кашу. И за борщ, и за котлеты. Господи, благодарю и за булочки с маком, компот, чай и морсик. Благодарю Тебя за запеканку со сметаной и конфеты!

…Наконец Фрося замолчала, и я даю слово следующему ребенку. Тихо льется детская молитва. Вдруг она прерывается громким возгласом Фроси:

– Забыла! Забыла! Ой, забыла!

Мы все в испуге подскакиваем. Я объясняю, что прерывать чужую молитву нельзя. Прошу Фросю потерпеть. После окончания молитвы Фрося, наконец, получает слово:

– И за вермишель, Господи, спасибо! – выпаливает она и блаженно вздыхает.

Павлочкина свечка

Павлочка – наша младшенькая. На Пасху ей исполнилось уже пять лет. Вот на эту Пасху она и преподала мне большой урок.

К двенадцати ночи я с малышами, нарядными, возбужденными, подхожу к собору. Лера, Ксения и Лида уже поют на клиросе, Родион пономарит в алтаре, так что на руках у меня всего трое.

Ровно в полночь начинается торжественный крестный ход. Народу – не сосчитать: в соборе около двух тысяч и перед ним на площади – столько же невместившихся. Давка страшная. Вокруг люди, люди, и я почти не вижу между ними внизу мою маленькую дочку. Вижу только ее огонек…

Проходит час и два чудесной пасхальной службы, и я замечаю, что все три девчушки заснули… Растолкала их и повела домой, немного поспать до причастия… Мы спускаемся по ступенькам храма, проталкиваясь через хохочущих, курящих, обнимающихся, просто выпивших людей… Я стараюсь поскорее пройти, вслух сама с собой разговаривая:

– Ну зачем эти люди пришли в храм? Что тут делают? Кому они здесь нужны? – задаю я риторические вопросы. Вдруг мою руку дергает Павла:

– Нужны!

– Да зачем же?

– А чтобы мне свечку не задуло!

И я вспомнила маленький огонек единственной среди нас Павлочкиной свечи, со всех сторон окруженный людьми, людьми, людьми…

Мои маленькие учителя

Взрослые относятся к детям как к глупым несмышленышам. Даже интонации наши при разговоре с ними становятся учительски-снисходительными. Конечно, они – маленькие, беззащитные, требующие постоянного нашего внимания и заботы. Но это – в материальном мире. А вот в духовном – надо еще подумать, чему мы их можем научить…

Представьте, что Вы стоите на коленях, окруженные детишками, и вслушиваетесь в их простые, но мудрые слова молитв.

Лида (11 лет): Помоги нам, Боже, жить друг с другом не как звери, не как дикари, не как ягненок и леопард, а любить, всех как Ты.

Фрося (8 лет): Господи, сохрани Сонечку и Павлочку от соблазностей.

Благодарю Тебя, что мы не бедные и не богатые.

Павла (4 года): Спасибо, Боже, за такую хорошую мамочку, за такого хорошего папочку, за всё хорошее-прехорошее. Дай, Господи, хорошую еду и чтоб не было поноса.

Фрося (9 лет): Спасибо, Господи, что Ты исцелил Алексея Васильевича, такого хорошего человека, его плоть, а также его душу.

Соня (7 лет): Господи, дай мамочке и папочке еще хоть немножко пожить после того, как им надо будет умирать.

Фрося (6 лет): Господи, дай, чтобы мы не баловались и не ленились. Чтобы мы не психовали, не обзывались дураком и бомжихой. Чтобы все неверующие люди поверили в Тебя. Благодарю, что Ты создал Землю, Солнце и людей: Адама и Еву. Прости им грехи, уж столько лет прошло… И возьми к Себе обратно в рай.

Родион (9 лет): Господи, сохрани маму и папу. Дай им много лет жизни, чтобы они не умерли, пока нас не воспитают хорошими людьми.

Фрося (7 лет): Нам не жалко золота, нам ничего не жалко. Возьми, Господи, всё-всё золото Себе, нам ничего не нужно, только нужен нам Ты!

О каком золоте Фрося говорила, для меня долго было загадкой: дома золота никакого нет.

Письмо к Богу

Совсем недавно у нас прошел вечер «Письмо к Богу». Вот какие письма хранятся теперь у меня.

Фрося: «Дорогой Бог! Я Тебя очень-очень люблю. Ты такой милостивый. Ты ради твоих грешных овечек пострадал и умер за нас. И каждым грехом мы Тебе вбиваем лишний гвоздь. Еще мне мама рассказывала, что когда мы ссоримся, то камень катится на небо. А когда, например, нас кто-нибудь ударит, а мы ответим добром, то это добро взорвет камень. А если мы ответим злом, то идут два камня и убавляют жизнь на Земле на две минуты, потому что скоро обрушатся все на нас. Помоги, Боже. До свидания. Фрося».

Соня: «Письмо Богу на небо: Боже, как я рада, что я верю в Тебя, а не в кого-нибудь другого. Ты мне помогаешь жить. Я Тебя очень люблю».

Лида: «Письмо Богу от рабы Твоей Лидии: Дорогой Бог, так как в Тебе Троица, я думаю, что Тебе легко выполнить мои три заветных желания. Иисус Христос! Будь в нашей семье восьмым ребенком, и если мы поссоримся, то помири нас, пожалуйста. Дух Святой! Сойди на мамочку и папочку и дай им сил. Бог-Отец! Дай нам встретиться в раю всей семьей, со всеми друзьями и недругами нашими и с Тобой. И спасибо Тебе, Господи, за то, что Ты дал нам все то, что мы имеем. И что Ты прощаешь нас, ждешь, пока мы исправимся, и наказываешь.

Господи, и помоги Лерочке родить».

Родион: Письмо Богу в Рай «Пишу Тебе, Мой Бог. Я Тебя очень люблю. Знаю, что почта к Тебе не ходит, но Ты все равно можешь прочитать его. Прошу Тебя, чтоб Ты помог мне учиться (хорошо), побороть свои грехи. Как там у Тебя дела? Я надеюсь, что конец света Ты еще не хочешь делать. Хотя мы его сами делаем. Я очень хочу быть похожим на Тебя. Сейчас я читаю Библию, мне очень нравится… Помоги папе с мамой. Дай им силы, папе – средства на строительство. Пускай они не умирают, пока не воспитают нас хорошими детьми, Человеками. Дай силы бабушкам и дедушкам и всем сродникам… Еще раз прости меня за приносимую Тебе боль от моих грехов. Могу Тебе подарить мою душу. Твоя овечка Родион».

Юбилей

Мы собрались всей семьей за столом. Празднуем наш с батюшкой юбилей – день свадьбы. Дети по очереди говорят тосты, трогательные слова любви и пожелания. И вдруг на меня нахлынула волна благодарности и огромного счастья.

– Спасибо вам, что вы у нас есть! – сказала я детям.

– Спасибо вам, что мы у вас есть! – за всех ответила Ксюша.

Источник: ФОМА  О православии для широкой аудитории  
 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ