О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович ( род. 1929)

Интервью   |   Статьи   |   Цитаты    |   Аудио
ИВАНОВ Вячеслав ВсеволодовичВячеслав Всеволодович ИВАНОВ (род.1929) - академик РАН, лингвист, семиотик, антрополог: Видео | Интервью | Статьи | Цитаты | Аудио | Фотогалерея.

Вячеслав Всеволодович Иванов - иностранный член Американского лингвистического общества, Британской Академии, Американской академии искусств и наук, Американского философского общества; Академик РАН по Отделению литературы и языка, действительный член РАЕН, профессор Отдела славянских и восточноевропейских языков и литератур Калифорнийского университета, Лос-Анджелес (UCLA), директор Института мировой культуры МГУ, директор Русской антропологической школы РГГУ, председатель Попечительского совета Фонда фундаментальных лингвистических исследований. Создатель (совместно с В. Н. Топоровым) «теории основного мифа».

Вячеслав Всеволодович Иванов  родился 21 августа 1929 года в семье писателя Всеволода Иванова. В детстве перенёс тяжёлую болезнь, что стало причиной получения домашнего образования. В 1941-1943 годах был в эвакуации в Ташкенте. В 1946 году окончил школу, в 1951 году - филологический факультет Московского государственного университета. В 1955 году получил степень доктора филологических наук за кандидатскую диссертацию об отношении клинописного хеттского языка к другим индоевропейским. Диссертация не была утверждена ВАКом из-за её потери. Повторно получил степень доктора в 1978 году в Вильнюсском университете за работу о балтийском и славянском глаголе. В 1956-1958 годах руководил семинаром по математической лингвистике МГУ.

В 1958 году был уволен из МГУ за несогласие с официальной оценкой романа Бориса Пастернака «Доктор Живаго» и за поддержку взглядов Романа Якобсона. Решение об увольнении было официально отменено как ошибочное в 1988 году.

В 1959-1961 годах - заведующий группой машинного перевода Института точной механики и вычислительной техники и председатель Лингвистической Секции академического Научного Совета по кибернетике.
В 1961-1989 годах - заведующий сектором структурной типологии Института славяноведения.
В 1989-1993 годах - директор Библиотеки иностранной литературы.
В 1989-1994 годах - заведующий кафедрой теории и истории мировой культуры МГУ.
С 1992 года - директор Института мировой культуры МГУ.
С 2003 года - директор Русской антропологической школы РГГУ.
С 2010 года - один из основателей и Председатель Попечительского совета Фонда фундаментальных лингвистических исследований.

В 1989-2001 годах - профессор Стэнфордского университета на Кафедре славянских языков и литератур.
С 1992 года и до настоящего времени - профессор Кафедры славянских языков и литератур и Программы индоевропейских исследований Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. Избран действительным членом («Fellow») Американской академии искусств и наук (1993).
Научная деятельность

Исследования В. В. Иванова посвящены исторической и сравнительной лингвистике (прежде всего индоевропейских языков), психолингвистике, семиотике, математической лингвистике, литературоведению, истории культуры, антропологии. Библиография его научных трудов включает более тысячи пунктов. Опубликовал переводы с восемнадцати языков. Доктор филологических наук (1955, диссертация не утверждена и утеряна ВАКом, повторно в 1978 году).

Совместно с В. Н. Топоровым написал две монографии и множество статей по семиотике славянской культуры.

С ним же вошёл в состав редакционной коллегии Мифы народов мира (энциклопедия) и ежегодного сборника «Балто-славянские исследования» (1980-2014 гг.).

Совместно с Т. В. Гамкрелидзе является автором фундаментального труда «Индоевропейский язык и индоевропейцы», где исследуется грамматика и лексика гипотетического языка-предка всех индоевропейских языков, намечена реконструкция основных характеристик социальной организации, религии и материальной культуры праиндоевропейцев, а также - с опорой на археологические данные - рассматривается вопрос о происхождении индоевропейцев. В книге впервые выдвинута т. н. «армянская гипотеза», утверждающая, что праиндоевропейский язык возник на Армянском нагорье.

Источник: ВИКИПЕДИЯ Свободная энциклопедия  

Вячеслав Всеволодович ИВАНОВ: интервью

Вячеслав Всеволодович ИВАНОВ (род.1929) - академик РАН, лингвист, семиотик, антрополог: Видео | Интервью | Статьи | Цитаты | Аудио | Фотогалерея.

«В бесчеловечном мире времени нет»
о человеческих чувствах, жизни, смерти и Вселенной

Почему мы такие разные и такие похожие? Известный антрополог и лингвист, академик РАН Вячеслав Иванов рассказал о важности селфи, центрах страха, неулыбчивости Маугли и о вероятности бессмертия.

- Что, по-вашему, является самым интересным в человеке?
- Самое интересное в человеке заключается в том, что он устремлен к идее красоты. Это стремление в какой-то форме присутствует у каждого, и в большой степени определяет нашу взрослую жизнь. У многих людей, к сожалению, искривляется то, что дано от природы, но основа у человека замечательная.

- Вы считаете, что понятие красоты свойственно всем народам в любую эпоху?
- Наверное, всем. Без этого просто невозможно. Я думаю, очень точным было наблюдение Канта, который говорил о звездном небе над нами и о нравственном законе внутри нас - тут важно звездное небо наверху как красота в чистом виде. Мы не пользуемся им, за исключением профессионалов - ученых, космонавтов, - но свойство испытывать восторг при виде звезд присуще и малым детям. Если общество, родители и высшее образование не очень мешают этому восторгу, он сохраняется на всю жизнь.

- Каковы основные отличия между людьми и между этносами?
- Во многих этносах культивируется идея отличия одного этноса от многих других. За этим, по-моему, ничего не стоит. Да, разные народы сильно отличаются, но все-таки самое основное заключается в том, что все народы смешанные. Найти какого-нибудь ирокеза, индейца чистой воды довольно трудно.

Идеалистически мы, конечно, можем сказать, чем один человек отличается от другого, но это все равно будет условностью. При этом, несомненно, есть склонности, более развитые у одного народа или этноса, чем у другого. Многие племена Африки (Африки в широком смысле - там много этнических групп) обладают откровенными музыкальными способностями, гораздо большими, чем европейцы.

- Это ведь выражается не только в музыкальной культуре?
- Знакомый антрополог, побывавший недавно в одном из африканских племен, рассказывал, что его представители не пользуются игрушками. Они развлекают детей с помощью звуков, играют в разного рода звуковые игры, играют словами. Мы тоже можем поиграть в слова, но у них это главное в воспитании детей. Известны и многие другие культуры, где более важна зрительная эстетика.

- А запахи?
- Можно для фантастического романа придумать народ, в качестве основного органа чувств использующий обоняние. В реальности же это маловероятно, ведь в нашем мозгу обоняние занимает значительно меньшее место, чем зрение. Собака с чутким носом лает, еще не видя объект - мы так не можем.

В нашем мозгу представлены образы, наиболее важные для будущей жизни — например, рука, большой палец. Мы все обречены быть каким-то образом связанными со своим телом, не потому что наша душа заключена внутри него, это вторично, а потому, что все сведения о мире и о самом себе происходят от этого устройства. Все воспринимают мир через руку, глаз, слух.

- А что происходит с тактильностью?
- Тактильность - наследие глубокого прошлого. Обонятельной культуры, мне кажется, не было, а вот существование большой культуры жестов очень вероятно. Американские индейцы сохранили следы общего для большого количества племен языка жестов. Говорили они на разных языках, а между собой общались жестами.

Замечательный этнолог Кашинг, в юности несколько лет проживший среди индейцев племени зуни, пришел к выводу, что они используют руки гораздо больше, чем мы. Эти люди могут не только говорить с помощью рук, но и воспринимать вещи куда более сложные. Слепоглухонемая писательница Ольга Скороходова в потрясающей книге «Как я воспринимаю, представляю и понимаю окружающий мир» пишет, что с помощью прикосновения можно понять намного большие вещи - иногда достаточно дотронуться рукой до чьей-то спины, чтобы понять в каком человек настроении.

С помощью тактильных образов можно научить слепоглухонемого ребенка чему угодно. В каждом из нас заложен принцип владения минимум двумя языками: иероглифическим (рисунки, когда чертим графические образы), и тактильным, заменяющим отдельные звуки условными обозначениями. Эти способности дают весь спектр возможных описаний мира. Скороходова, например, таким образом могла объяснить, какие места в поэзии Пастернака трудны для нее.

- Давайте теперь поговорим о недостатках в конструкции людей. Например, человек ведь устроен так, что он сам себя не видит. Были ли попытки преодолеть этот дефект?
- Смотреть на свое отражение в зеркале - общечеловеческое свойство, но оно есть и у антропоидов (у шимпанзе, скажем). Видимо, нынешнее повальное увлечение селфи является очень важной современной практикой, попыткой компенсировать это антропологическое ограничение - отсутствие природного видения самого себя.

Проблема тут не только с физическим видением, у человека нет внутреннего взгляда на самого себя. Фрейд открыл бессознательное как область инстинктов, общих у человека и других живых существ. Мы загнали инстинкты вглубь мозга потому, что верхняя часть мозга - кора - занята интеллектом, а то, что связано с инстинктами, лежит глубже.

Есть поразительные данные, которые я почерпнул из работ испанского и мексиканского нейропсихолога Хосе Дельгадо. Он изучал поведение макак, этих довольно примитивно устроенных обезьян. Дельгадо выяснил, что у всех приматов (и у обезьян, и у людей - ведь мы тоже приматы) в тех частях мозга, которые расположены ниже коры, есть центры, управляющие страхом.

В этом жутком открытии заинтересованы, скажем, военные - зачем нам взрывать атомную бомбу, если мы способны воздействовать на нижние области мозга? Пока что это возможно только с помощью электродов, вставленных в мозг, для этого надо сверлить череп. Такие опыты на людях, к счастью, сейчас ставить нельзя, но Дельгадо проводил их на макаках. Он просверливал обезьяне череп и вставлял электрод в ту зону ее мозга, которая может вызывать страх. Электрод дает сигнал, и обезьяна впадает в состояние беспричинного ужаса. Она напугана. Животное, со всеми своими ужимками, прячется за другими обезьянами, которые видят это и начинают прятаться сами. В течение нескольких минут весь коллектив охватывает беспричинный страх.

Есть и другой пример. Ленинградский психиатр и невролог Давиденков написал книгу «Эволюционно-генетические проблемы в невропатологии». Он пытался понять обычаи некоторых наших северных народов (чукчей, эскимосов) - Давиденков читал о них в сочинениях наших народовольцев, сосланных на Крайний Север и ставших впоследствии большими учеными.

Так вот, согласно их наблюдениям, племя могло быть охвачено беспричинным страхом по самому пустяковому поводу. Если один чукча начинает испытывать его, то он передается всем вокруг, и при этом сам повод страха забывается. Поэтому способность человека переживать массовые эмоции заложена на уровне инстинктов.

- Радость тоже бывает массовой эмоцией?
- Да, массовая эйфория относится к тем же дефектам человеческого устройства, связывающим человека с низшими обезьянами. Несколько лет назад было сделано очень интересное открытие: археолог Шмидт на юге Турции нашел, наверное, самую древнюю из всех известных культур, существовавшую 11 тысяч лет назад. Это стало полной неожиданностью. Они в это время уже умели сооружать огромные здания для совместных религиозных экстазов и при этом пили пиво, способствовавшее всеобщей эйфории. Вот оно, действие химии! Под влиянием массовых эмоций человек делается уязвимым, восприятие его искажается. Эйфория здесь так же опасна, как и страх.

- Что есть в наших отношениях с другими людьми положительного?
- Эмпатия. В русском языке этот термин менее ходовой, но он полезный. Не симпатия, не сопереживание, а способность чувствовать ровно то же, что и другой. Если я говорю, что люблю какого-то человека, то это значит, что я реализую на нем возможности эмпатии.

У меня есть надежда, что именно эта область науки в ближайшее время разовьется. В современной физике есть модели, способные объяснить, почему и как два мозга могут быть настроены друг на друга и впасть в резонанс. Возможно, это и называется любовью. Если то же самое испытывают еще три, четыре человека, возможно даже создание большого коллектива людей, рационально мыслящих, но при этом чувствующих одно и то же. Это явление очень важно для современного общества, но изучено хуже, чем страх, к сожалению.

- Если все дурное в человеке связано с инстинктами, то как человеку защититься от самого себя?
- Чувство юмора - один из важнейших культурных механизмов защиты. Мы знаем несколько реальных маугли  людей, выросших среди волков. Что про таких детей известно? Они не смеются, у них нет ощущения юмора. Юмор - это не внутренняя черта каждого из нас. Мы в социуме воспринимаем различные ценности, и смех - это столкновение противоречивых ценностей. Что-то, кажущееся многим людям глубоко торжественным, другим людям просто смешно.

Или вот великий наш мыслитель Михаил Михайлович Бахтин, я лично хорошо его знал, он в ссылке потерял ногу, еле ходил, потом совсем не мог ходить, и ему разрешали работать только в столице Дубровлага, в Саранском пединституте. При этом человек с такой биографией относился к жизни с большим юмором и изучал смеховую культуру. Он открыл существование двух возможностей: торжественной культуры и параллельной культуры, которая все то же высмеивает. Ранняя христианская церковь это понимала, есть даже ранние тексты, где Иисус смеялся. Хотя есть и такая богословская проблема - смеялся ли Иисус? Аверинцев очень этим интересовался.

- Что вы думаете о жизни вечной? Она возможна? Она есть?
- Научных данных мало, но все-таки они скорее говорят в пользу того, что есть. Я имею в виду данные о том, что какая-то связь с чем-то сохраняется после физической смерти, это я знаю от специалистов, изучающих излучение мозга. Наиболее вероятной сейчас кажется модель multiverse (совокупности разных Вселенных), а не universe (того мира, в котором действуют наши физические законы).

Да, мы не умеем попадать в другие Вселенные, и тут вопрос в том, как скоро люди научатся не просто летать в иные галактики, а перемещаться из нашей Вселенной в другую, где, весьма вероятно, есть продолжение многих интеллектов, которые жили здесь. Старинная идея рая и ада может быть связана с различением интеллекта и инстинкта (хотя может и не быть связана). Но возможно все-таки, что интеллектуальная программа внутри одной личности не умирает, а передается. Поскольку Вселенная устроена разумным образом, скорее всего, это так. Эти Вселенные - миры возможностей.

- Но люди все равно не могут смириться с ощущением конечности жизни.
- Бояться конца, наверное, не стоит. Интересно пережить, как это все будет. Обидно, что невозможно сообщить потом, из нового времени, на Землю, что попал в рай, - вероятно, потому что время есть только в нашем мире. По словам друга Эйнштейна Курта Геделя, великого логика, время существует только там, где есть человек. В бесчеловечном мире времени нет.

Беседовала Мария Голованивская
Источник:  lenta.ru/articles/2015/11/15/universe/.


«Россия - такая страна, где хотя бы один человек должен говорить правду»

Лингвист Вячеслав Иванов о пощечине Евтушенко, храбрости Капицы и диссертации Латыниной

Вячеслав Всеволодович Иванов - выдающийся ученый-лингвист, профессор Калифорнийского университета (UCLA), директор Института мировой культуры МГУ, директор Русской антропологической школы РГГУ. Исследования Иванова посвящены исторической и сравнительной лингвистике (прежде всего индоевропейских языков), психолингвистике, семиотике, математической лингвистике, литературоведению, истории культуры. Библиография его научных трудов включает более тысячи пунктов. В историю русской и советской культуры Вячеслав Иванов вошел также как единомышленник и близкий друг Бориса Пастернака. За несогласие с официальной оценкой романа «Доктор Живаго» в 1958 году ученый был уволен из МГУ.

- Объясните мне, пожалуйста, зачем сегодня заниматься филологией.
- Думаю, чтобы лучше понимать, что с нами происходит. Поскольку мы люди, пользуемся словами, языком, этого пока никакая техника у нас не отнимает. Без серьезного рационального понимания, как функционирует язык, не обойтись - даже в нашу эпоху довольно большого одичания.

- Знание, что мы дичаем, не мешает вам быть оптимистом? Антропный принцип позволяет верить в будущее?
- Мы не должны исходить из того, что мы погибнем, - просто потому, что тогда мы ничего не будем делать. Я верю, что каждый из нас должен действовать так, как будто мы и все человечество сохранимся. Это просто рабочая гипотеза - что так нужно себя вести.

Сказать, что когда я в России, я каждый день в оптимистическом настроении, не могу. Все-таки слишком много кошмарных и непонятных событий происходит. Очень болезненно реагирую на то, что самолеты стали разбиваться в таком количестве. И, знаете, на меня произвело впечатление то, что один специалист говорил по этому поводу: причина катастроф в том, что нет нормальной подготовки летчиков.

Я думаю, это верно. Во всех областях образование очень быстро разрушается. Всякое: и начальное, и среднее, и высшее. А ведь это была огромная заслуга - не скажу нашего государства, но всей совокупности интеллигентных людей, которые участвовали в создании нашей очень хорошей системы образования. И то, что мы сумели эту замечательно работающую систему потерять, конечно, очень быстро сказывается. Сказывается, видите, на жизнях людей - люди погибают от того, что плохо готовят летчиков. Вы спрашиваете, зачем нужна наука. Вообще всякое образование, всякая наука нужны просто для того, чтобы продолжалась нормальная жизнь.

- Десять лет назад вы почти теми же словами говорили о чудовищном кризисе российского образования - я помню это ваше интервью, опубликованное в Журнальном зале. Вы можете объяснить, почему так происходит? Явно же никто не хочет ни школе, ни вузам плохого, включая даже министра образования.
- Не знаю, я на него (Андрея Фурсенко. - «МН»), конечно, имею зуб и хотел бы, чтобы его сменили. Мне кажется, он не очень понимает, что надо делать. Хотя он сын довольно неплохого ученого, который был моим коллегой по отделению истории и филологии в Академии наук.

Понимаете, надо быть энтузиастом культуры прежде всего. То есть понимать, что культура - это самостоятельная ценность. Она нам нужна потому, что мы должны восторгаться красотой, а культура в той или иной форме - это разные обличья красоты.

- Вам они нужны, а кому-то не нужны.
- Они нужны всем людям, но многие этого не понимают. Им нужно это объяснять. Так вот отчасти наша задача и состоит в том, чтобы это объяснять. На самом деле для того, чтобы понять, зачем нужна такая наука, как математическая лингвистика - применение математики к изучению языка, я должен именно рассказать - она для того, чтобы люди понимали, что есть красота в том, как описывать язык с этой точки зрения. Это развивает наше эстетическое чувство. А если мы наше эстетическое чувство не развиваем - я вам скажу немножко не то, что вы ждете как продолжение этого если… то у нас в стране будет резко расти наркомания. Это прямо связанные вещи.

Возьмите 1920-е годы (я занимался этим временем и биографиями некоторых людей, которые были мне важны): тогда наркомания была чудовищная, как и сейчас, в том числе и детская. Но сумели в несколько лет справиться. А почему сейчас не можем? Потому что не понимаем, что для того, чтобы люди не кололись и не принимали всякой гадости, у них должны быть какие-то существенные источники подъема настроения. Понимание того, что есть в мире какие-то действительно замечательные вещи.

- Например, математическая лингвистика?
- Если хотите, да. Лучше заниматься математической лингвистикой, чем колоться морфием.

- С этим вряд ли кто-то станет спорить - кроме того, кто все-таки предпочитает морфий.
- А на самом деле получается именно так. В конечном счете - я просто пропускаю промежуточные звенья, хотя все, что я говорю, можно аргументировать данными новейших открытий в области физиологии мозга и т.д.

- Выходит, у нас сейчас недостаточно плохо - по теории волн Кондратьева, которым вы восхищаетесь. Слишком сытно, сухо, тепло, чтобы культура значила больше, чем бессмысленный телевизор или школьная программа.
- Кондратьев все-таки считал, что самое главное - идти дальше, а чтобы идти дальше, нужно делать открытия. Но в России всегда делаются открытия и всегда есть талантливые люди, а мы этого не ценим и их открытия не развиваем. Пробиться через систему унаследованной от Советского Союза бюрократии крайне трудно.

- В Америке с этим тоже было бы трудно?
- В Америке, конечно, есть трудности от настоящей хорошо организованной капиталистической конкуренции. Но вот пример направления, за которым я очень слежу. Наши российские математики много лет назад высказали предположение, что можно построить квантовые компьютеры на основе достижений новой физики и что они будут делать вещи, которые никакой нынешний компьютер делать не умеет. И представьте, в конце 2010 года один из самых авторитетных журналов в Америке печатает сообщение: «Сейчас происходит защита диссертации молодого человека (диссертации в американском смысле, то есть это дипломная работа по-нашему). Студент предлагает модель квантового компьютера». А в этом уже году один из серьезных журналов сообщает, что заключена торговая сделка, то есть один квантовый компьютер куплен. А они, как вы понимаете, зря денег не платят.

Что это значит? Что, несмотря на огромное сопротивление - огромное, потому что большие компьютерные фирмы в этом нисколько не заинтересованы, для чего им нужно, чтобы рынок менялся, - студент защитил - и начали внедрять. Через несколько лет будет революция с этими компьютерами, я уверен. Но ведь эти идеи были высказаны у нас, в конце 1990-х годов на русском языке выходил журнал «Квантовый компьютер», его делали молодые люди, которые этим занимаются. И все - им не дали возможности развернуться.

- Что это - недальновидность? Глупость?
- Думаю, это желание многих людей, которые уже хорошо устроились, продолжать жить хорошо. В этом смысле наше общество остается обществом без конкуренции. У нас вся структура основана на том, что люди, уже занявшие какую-то позицию, ее не сдадут. Тут дело не в том, что у нас не умеют организовывать выборы. Нет идеи, что может быть разумное соревнование.

- Предположим, скоро будет разработан и внедрен настоящий квантовый компьютер. Он как-то приблизит нас к пониманию смысла жизни?
- Да. Потому что это модель той части мозга, которая занимается воображением, искусством, музыкой, живописью. Кстати, и вещами, сейчас очень популярными, вроде оккультных наук, гипноза - всего, что считается непознаваемым обычной наукой. Вот это в сфере того, что, вероятно, может делать квантовый компьютер, который подобен в этом смысле правому полушарию мозга. Левое полушарие моделируется, то есть предстает в виде аналога в обычном компьютере. А квантовый компьютер - в каком-то смысле правое полушарие мозга. То есть мы приблизимся довольно скоро, по-видимому, к существенному пониманию многого в себе, в мозге, а значит, теоретически сможем жить лучше. Используем ли мы эти возможности? Этого я не знаю.

- Это вы сказали, что, если человечество немедленно не изменится и не объединится, оно погибнет?
- Да, в этом я уверен. Но это идея собственно не моя, а Сахарова, Сахаров очень на ней настаивал. Я же большой сторонник мирового правительства. Я с 1994 года этим занят. Меня пригласили в качестве одного из очень многих экспертов ООН. Мы собрались в таком тихом месте в Словении - в городе Триглав, много экспертов из разных областей. Готовили предполагавшуюся встречу в верхах, 1995 года, где должны были решаться вопросы, как помочь слаборазвитым странам, которые были уже в очень плохом состоянии. Должны были приехать все мировые лидеры, но не приехал Ельцин и не приехал Клинтон, так что по существу встреча была сорвана. Но мы готовились и решили, что останемся.

Мы назвали себя «Международное общество «Триглав», оно существует до сих пор. В него входят люди из самых разных стран. Там есть профессора, как я, есть политические деятели на уровне мэров, есть специалисты по технике. Продолжаем надеяться, что нашей маленькой группе удастся, как и другим подобным, убедить все больше людей в том, что нужно. А что нужно? Конечно, не создавать мировое правительство в буквальном смысле. Но нам нужно какое-то мировое объединение, чтобы решать основные вопросы. Ведь и новый виток кризиса, который нам грозит, и то, что связано с атомной энергией, с технологическими катастрофами, с потеплением климата, - все эти проблемы нужно решать сообща. Я считаю, что человечество все-таки развивается по законам исторически осмысленным в конечном счете. Поэтому если мы не погибнем, - а погибнуть можем по собственной дурости, - то все-таки будем двигаться в сторону реального объединения, а значит, все ужасные конфликты, которые раздирают мир, ничтожно малы по сравнению с этими главными задачами. Задачи касаются всех - погибнуть могут все. Чтобы не погибнуть, надо, наконец, создать какое-то работающее общее устройство. Это будет, я думаю, дело ближайших десятилетий. И никуда нельзя от этого деться. Другие возможности все ужасны.

- Вы настоящий интеллектуал. Сидите, закопанный в книжки, и занимаетесь высоким, вкусным, прекрасным. Вы могли бы представить себе, что занимаетесь чем-нибудь другим?
- Книги - это же только часть жизни, сама жизнь состоит из многих вещей. Самое важное в жизни - обучение других, и мне все-таки удалось довольно много разных людей обучить. Не во всем я был счастлив, не все ученики были мною довольны, и не всеми был доволен я, но я много этим занимался и этим как-то удовлетворен.

- Ученицей Юлией Латыниной удовлетворены?
- Мы с ней не во всем согласны в ее теперешней разнообразной деятельности. Но она была, конечно, из числа способных людей. Где-то я читал очень интересное замечание: что она хороший специалист по экономике, потому что в своем время занималась у меня мифологией. Она действительно писала диссертацию о райском саде.

Думаю, из моих учеников, которые из науки ушли в другие области, самым талантливым был недавно умерший первый президент Абхазии Владислав Ардзинба. Он у меня учился потому, что его очень интересовали возможные дальние родственники абхазов по языку, по этносу - хатты (это древний народ, который жил больше четырех тысяч лет назад на севере Малой Азии). Ардзинба был хорошим филологом. Потом в один прекрасный день он мне говорит: знаете, вот в Абхазии такая ситуация, мне нужно ехать, открывается Сухумский университет (который отчасти послужил поводом для конфликта - потому что каждая сторона понимала по-разному, для кого его открыли). Так что некоторых людей, полезных для общества, я все же воспитал.

- Можно вас попросить сформулировать принципиально важные правила: как правильно думать? Какие самые важные требования к мыслительному процессу?
- Знаете, чему меня учили математики? Был такой великий математик Израиль Моисеевич Гельфанд, он умер в Америке не так давно. Вот он как-то объяснял, как он учит людей математике: надо решать задачи. Не надо сразу пытаться все понять - нужно сформулировать какую-то задачу, достаточно интересную, и попробовать ее решить. Если вы придумаете серию задач в какой-то области, то, решая их, постепенно будете учиться правильно думать. Думать - это находить выходы из каких-то ситуаций, это практическое занятие. В этом смысле обучение не сводится к тому, чтобы просто что-то втолковать.

Не надо решать абсурдных задач. Поэтому многое, что делается в нашей стране и что делалось в Советском Союзе, неправильно, потому что перед людьми сразу ставят бессмысленные задачи. Например, увеличить вал продукции в течение года. Ну какая это задача, если вы производите всякую чепуху? Реальная задача - предположим, обучить достаточное количество мыслящих людей. Вот это действительно задача. И такие задачи надо научиться решать. Каждый человек, наверное, должен подобрать задачи по своим силам, не преувеличивать свои возможности, но и не преуменьшать их - и попытаться. Это не безнадежно.

- Звучит все безнадежней, по-моему.
- Безнадежна человеческая глупость, она имеет, конечно, безграничный характер. Возвращаясь к нашему разговору о том, чему и как нужно учить. Важно, чтобы у людей были перед глазами какие-то безусловные образцы для подражания. В этом смысле думаю, мы многое утеряли из того, что было в России при всех режимах, было даже при Сталине. Я не единомышленник тех, кто пытается сказать, что сталинское время было хорошим. Но что было при Сталине даже после террора 1937 года? Было то, что друг моего отца знаменитый формалист Шкловский называл «гамбургский счет». Гамбургский счет означает, что в спорте все нечестно, люди из-за денег условно проигрывают, но раз в год собираются в Гамбурге в каком-то трактире или цирке, опускают занавески и начинают соревноваться по-настоящему. И все знают, кто чего стоит. Представьте, что гамбургский счет в советское время был, и в глубине души почти все, кто существенным образом как-то эти сведения мог использовать, понимали, кто хороший писатель, а кто нет, кто великий кинорежиссер, а кто нет.

- Разве сейчас по-другому?
- Сейчас все-таки внешние обстоятельства (деньги, близость к той или другой мафии) многое решают. Не очень сейчас важно, хороший актер или режиссер Никита Михалков или нет. Вот недавно он выпал, по-видимому, на время, из обоймы официально признанных, и сразу началось: он не так за рулем ездит, еще что-то, за что к нему можно прицепиться. А было время, когда все, что он делал (а он занимался по существу бандитизмом - выгнал Музей кино из здания, где люди занимались делом), считалось правильным и хорошим.

Все-таки в сталинское время это выглядело иначе. Я вот специально написал такое сочинение о том, что помню о Петре Леонидовиче Капице, физике. Это пример человека, который все время делал и говорил не то, что полагалось. Арестовали великого физика Ландау - что делает Капица? Другие просто предают, а он пишет письма Сталину, Молотову: «Нужно выпустить Ландау». Они не реагируют. Он пишет: «Прошу отпустить Ландау, он мне необходим. Если его нельзя просто отпустить, отдайте мне его на поруки». Он это делал по отношению не только к одному Ландау. Так же Капица вызволил физика Фока. Когда начали преследовать великого математика Лузина, о котором сейчас во всем мире много говорят, Капица пишет письмо Молотову, тогдашнему премьеру: «Если вы так будете обращаться с учеными, у вас никакой науки не будет». Вот это поразительно - смел им говорить «вы», не растворялся в их массе.

А Капица сам мне вот что рассказывал. Он приехал к старику Павлову, физиологу - нобелевскому лауреату, во всем мире признанному. В Колтуши, где у того была лаборатория. И Павлов ему говорит, что он скоро умрет, он действительно был уже старый человек. «Плохо, что умру. Потому что Россия - такая страна, где хотя бы один человек должен говорить правду. Хоть один такой должен быть». И Капица понял, что ему как бы навязывают эту роль, он потом серьезно советовался с женой: как быть, есть такая идея у Павлова, но как это выполнить? Но и выполнил - написал письмо Берии, что тот губит науку, после этого Капицу лишили всех возможных степеней, выгнали отовсюду. Но то, что он не был арестован, хотя выступил против Берии, было возможно, потому что существовал гамбургский счет. Все знали: Капица великий ученый. И представьте себе, что настолько все знали, что с этим вынуждены были считаться.

- У вас нет ощущения, что крупные люди кончились повсеместно?
- Кончились, да. Они сейчас по каким-то историческим причинам, по-видимому, не нужны. Наверняка с точки зрения науки можно утверждать, что генетически одаренных людей должно быть примерно столько же, сколько всегда. Конечно, в России меньше - по причине того, что мы называем антиотбором, то есть из-за массовой гибели и вынужденной эмиграции людей. Но в большинстве стран, хоть там этого антиотбора не было, все равно результаты очень плохие. Для современного этапа глобального капитализма, по-видимому, наличие очень одаренных людей скорее даже не нужно, оно мешает усредненному благополучию основного населения.

- Это правда, что вы дали по физиономии Евтушенко?
- По физиономии - нет, Соломон Волков в своих «Разговорах с Бродским» вообще очень неточен. Но ругался с Евтушенко я очень сильно, выгонял его из чужого дома. Ругался из-за Бродского. Мы с ним потом некоторое время были в нехороших отношениях, дальше он сделал вид, что все это забыл, а я не стал ему это напоминать. Евтушенко бывает всякий, знаете.

- Мой вопрос скорее не о Евтушенко. Мне приходилось читать о ваших публичных отказах пожимать руку.
- Было дело. Ко мне одно время ходил Шафаревич. Потом он очень насмешил мою жену, когда сказал: «Знаете, о вашем муже такое говорят - что может руки не подать и даже из дому выгнать». А сам Шафаревич - мужик солидный, крепкий, так что очень смешно, что он боялся физического нападения.

- Так вы такой?
- Да, конечно.

- И груз красоты…
- …пока не мешал, нет.

- И все же есть сейчас какие-то авторитеты? На кого смотреть сегодня в России?
- Смотреть, наверное, можно на Норштейна - вот он долгие годы делает «Шинель», и то, что он это так медленно делает, тоже замечательно. То есть человек понимает, что занят серьезной работой, и его никто не может заставить делать это быстрее, чем у него получается. По-моему, это здорово. Он из немногих гениальных людей, которые рядом с нами живут. Еще, наверное, то же можно сказать о Перельмане, петербуржце, который не хочет получать премию.

- Оба они ведь эскаписты, люди, сознательно не участвующие в публичной жизни.
- Это замечательно - уметь не участвовать сейчас, когда, грубо говоря, всякий дурак может участвовать и какие-то барыши от этого получить.

- Вы тоже могли бы?
- Понимаете, я давно начал читать лекции за границей, все-таки часть жизни там проходит. Потом я очень космополитически настроенный человек - с детства, не сейчас таким стал. При том, что очень люблю Россию, много о ней думаю. Но в основном меня все-таки интересует мир в целом и то, как его спасти. Основные идеи свои с начала 1980-х годов я так для себя иронически формулировал. Спасение человечества - это главная задача.

Я все-таки думаю, что если Вселенная столько затратила сил для того, чтобы нас создать, то маловероятно, что допустят, чтобы мы сами себя уничтожили. Скорее всего, удастся этого избежать. Но при этом здесь, на этой территории, в этой стране еще больше трудностей, чем в других местах. Мы не самая трудная часть мира, но все-таки мы из числа трудных областей.

- Как люди должны относиться к смерти?
- К смерти я сам отношусь спокойно. Не потому, что я решил загадку, у меня нет на этот счет определенных ответов. Что касается науки - никаких идей, несовместимых с религией, в современной науке нет. Предположим, что будем жить после смерти, - тогда физики вам объяснят, в какой из многих вселенных мы будем жить и так далее. Думаю, что самая трудная часть все-таки то, что здесь нам довелось сделать. Смерти я не боюсь, но страшная вещь - допущение смерти всего человечества. Вот это единственное, что пугает. Собственная смерть не проблема именно потому, что мы надеемся, что род человеческий продолжится. А если все не имеет продолжения, тогда с этим очень трудно внутренне освоиться. К этому я, пожалуй, не готов.

- В какую книгу вы последний раз влюблялись?
- Последний раз это был Льоса, перуанский писатель, и его роман «Война конца света». Я, между прочим, с самим Льосой познакомился, он интересная личность, пытался ведь стать президентом Перу. Книга очень интересная, это подлинная история, между прочим. О том, как в Бразилии объявился человек, и его появление можно считать вторым пришествием. Появился, организовал людей вокруг себя. История просто жуткая: все до одного убиты, сам новый Христос и апостол при нем, который записывал его высказывания. Описано это все у Льосы замечательно. В моих изысканиях по поводу спасения человечества это постоянное мне напоминание о том, как плохо может быть.

Автор: Татьяна Малкина
Источник: www.mn.ru/newspaper_freetime/20111007/305570210.html.

Вячеслав Всеволодович ИВАНОВ: статьи

Вячеслав Всеволодович ИВАНОВ (род.1929) - академик РАН, лингвист, семиотик, антрополог: Видео | Интервью | Статьи | Цитаты | Аудио | Фотогалерея.

Место человека в космосе. Антропный принцип
Лекция, прочитанная в РГГУ 1 сентября 2003 года
Лекция размещена здесь в том виде, в котором была прочитана. Исправленный автором вариант см. в книге: Вяч. Вс. Иванов. Наука о Человеке. Введение в современную антропологию. М.: РГГУ, 2004.

Основные параметры Вселенной после Большого Взрыва, сделавшие возможной эволюцию по направлению к Человеку. Роль Наблюдателя и Космос как Наблюдаемое. Степень реальности окружающего мира согласно разным концепциям. Проблема взаимодействия с гипотетическими внеземными цивилизациями. Космические источники биологических катастроф. Русская космическая философия («Всемир» Сухово-Кобылина, Циолковский, Чижевский). Антропология среди других наук.

***

Под антропологией в широком смысле понимается комплекс современных наук о человеке, человеческой культуре и обществе. Все они стремятся по возможности участвовать в решение той задачи, которая вытекает из известных, часто повторяемых, но пока никак не приводимых в действие слов великого французского антрополога Леви-Стросса – он сказал, что XXI век будет веком гуманитарных наук, или его не будет. И это вполне серьезно. Конечно, сразу решить такую гигантскую задачу трудно, но можно обозреть современное состояние разных наук, которые с разных точек зрения пытаются подойти к человеку. В этой области не так много сделано, гораздо меньше, чем в других областях знания, но развитие этих других областей знания подводит и к решению задач, которые касаются человека. И сегодня я постараюсь больше сказать именно об этом, то есть о том, что следует для нас, занимающихся человеком как главным предметом исследования, из сравнительно недавних открытий и гипотез других наук, которые занимались скорее природой, но неожиданно для себя во второй половине XX века, а даже и несколько раньше, подошли к вопросам, которые очень важны и для нас, для тех, кто занимается гуманитарными науками.

Я буду говорить вначале о так называемом антропном принципе, который подробно излагается во многих книгах по физике и космологии, но привлек интерес и более широкой публики – например, Вацлав Гавел, известный писатель, до недавнего времени руководитель Чехии, неоднократно писал, что с его точки зрения антропный принцип – это главное, что должно определять мировоззрение современного человека. Что это такое?

Исследования в этой области были начаты в связи с изучением первых моментов возникновения нашей Вселенной. Я говорю «нашей Вселенной», потому что есть некоторые предположения, хотя они и остаются пока гипотетическими, – конечно, такие вещи экспериментально довольно трудно проверить (хотя, может быть и не безнадежно), – предположения, что существуют и другие Вселенные. Но я сейчас буду говорить о нашей Вселенной. На протяжении минувшего века физики много внимания уделяли вопросу о начале Вселенной – я как-то спросил Андрея Дмитриевича Сахарова, который занимался этим вопросом много лет, в частности и в годы своей ссылки в Горьком, сколько людей одновременно с ним занимается в мире этой проблемой; он сказал, что по примерным оценкам около 10 тысяч физиков были в то время, лет 20 назад, заняты этим. То есть это была одна из главных задач естественных наук второй половины прошлого века.

По ходу решения вопроса о том, как Вселенная возникла, на что она была похожа в первые секунды, минуты своего существования, ну и несколько позже, возникло такое удивительное соображение: оказалось, что с самого начала Вселенная как бы подстраивалась под то, что в ней должен возникнуть человек. Это общее соображение и носит сейчас название антропного принципа. Например, мы можем посмотреть популярную и замечательную книгу Стивена Хокинга, английского физика, «Краткая история времени», «Brief History of Time», или его же новую книгу (первая переведена на русский язык, а эта, кажется, еще нет) «The Universe in a Nutshell», примерно «Вселенная вкратце». Эта книга вышла два года назад. Вот там, и в той, и в другой книге, вы найдете довольно ясное популярное изложение двух вариантов этого принципа.

Их предлагается называть слабым и сильным вариантами. Слабый вариант антропного принципа: когда Вселенная возникает, то, чтобы оказалось возможным в результате ее последующего развития и длительной эволюции не только неорганической, но уже и органической природы, для того чтобы оказалось возможным развитие разумной жизни в той форме, в которой она есть на Земле, то есть для того, чтобы оказалось возможным появление человека, должны выполняться некоторые условия. Я не буду мучить вас деталями, есть книжка тоже замечательного и тоже английского ученого, сэра Мартина Риса, – он имеет высокий титул в Англии, он астроном Ее Величества (при английской королеве существует главный, кто наблюдает за Вселенной; он исполняет эту роль и при этом, кстати, очень интересуется Россией; его жена специалист по этнографии России, так что он обсуждал со мной и совершенно земные вопросы, в которых тоже неплохо разбирается), – вот он в 1999 году издал книжку, которая называется «Just Six Numbers», «Всего шесть чисел».

«Всего шесть чисел» – это шесть параметров, которые сделали возможным появление человека на Земле и которые были выполнены в самые первые моменты существования нашей Вселенной. Если бы эти параметры были немножко отличными, то невозможно было бы развитие жизни в сторону организмов такого типа, как человек. Все эти заключения сделаны по отношению к человеку – позже я скажу о возможности существования разумной жизни в форме, которая отличается от человеческой, – но все эти выводы касаются именно человека. Если бы плотность определенных частей мироздания или температура – к тому времени уже были различия в плотности и в температуре – или же некоторые свойства возникавших тогда элементарных частиц, скажем, электронов, были бы отличными от тех, которые реально имели место, то жизнь в той форме, которую мы знаем, была бы невозможной, и в частности, не было бы возможно появление человека. Таким образом, основные параметры Вселенной сразу после Большого Взрыва, сразу после ее возникновения были устроены так, чтобы было возможным появление человека.

Слабый вариант антропного принципа утверждает, что условия существования разумной жизни выполняются в нашей части Вселенной – другая формулировка более-менее той же идеи заключается в том, что если есть несколько Вселенных – я повторяю, что это возможно, и даже вероятно, – то в одной из них, в той, которую мы наблюдаем, есть условия для разумной жизни. С этим трудно спорить, потому что мы в ней существуем, это та Вселенная, в которой мы есть, а раз мы в ней есть, значит в ней были условия, чтобы мы в ней возникли. Это кажется почти тривиальным. Но нетривиально вот что: это означает, что будущий наблюдатель, будущий разумный наблюдатель Вселенной как бы имелся в виду с самого начала. А иначе это можно сказать так: структурой Вселенной задана возможность того, что ее будущие обитатели и наблюдатели могут задавать вопросы о ее устройстве. Могут ее наблюдать и обдумывать ее устройство. То есть это вариант той идеи, которую любил обсуждать великий физик Нильс Бор – идеи, согласно которой человек отличается от животных не тем, что он разумное существо, а тем, что он в состоянии рассуждать о своей разумности. Но оказывается, что кроме того и Вселенная тоже устроена таким образом, что она включает в себя возможность такого наблюдателя, который может рассуждать о ее устройстве.

Таков слабый вариант антропного принципа. Существует его сильный вариант, который более гипотетичен. С какой-то точки зрения разница между ними для нас не слишком важна, различие существенней для физиков. Сильный вариант гласит, что только в нашей Вселенной или только в части нашей Вселенной выполняются те условия, которые нужны для создания разумной жизни. Имеется в виду, что существует некоторая специализация. Если представить себе некоторые другие Вселенные или некоторые части Вселенной, которые устроены иначе, обладают другими плотностями вещества, другой температурой, другими свойствами элементарных частиц – то там человек появиться не мог бы. То есть Вселенная выглядит в этом случае как некое жилище, специально для нас оборудованное. Человек еще не въехал в квартиру, а квартиру для него долго и тщательно готовят, и через тринадцать с половиной миллиардов лет этот обитатель и наблюдатель въезжает.

Вы скажете, что я занимаюсь пропагандой религии. Но это не совсем так. Я занимаюсь пропагандой некоторых достижений современных естественных наук, которые, на мой взгляд, имеют очень большое значение не только для гуманитарных наук, но и для истории человечества в целом, и, может быть, даже для будущего человечества. Рассуждение может быть примерно таким. Если мы предположим, что действительно Вселенная изначально устроена так, что в ней должен появиться человек, то очень трудно себе представить, что потом история может сложиться таким образом, что из-за появления одного (или нескольких, или многих) безумных или бессмысленных людей вся эта удивительная цепь событий прекратится и человечество будет уничтожено. Я скажу о некоторых мрачных альтернативах, которые все-таки не полностью исключают эту возможность. Но теоретически вроде выводы из этого предположения вроде могут быть оптимистичными.

В какой степени эти предположения ведут к признанию существования творца, который сотворил мир и затем сотворил нас? Я бы сказал так: эти современные научные представления не противоречат такому взгляду. Иначе говоря, избитая, часто повторяемая фраза, что современная наука опровергает религию, с моей точки зрения, абсолютно неверна. Конечно, это круг мыслей совместим с просвещенной формой религии, которая не будет принимать, скажем, библейскую хронологию всерьез. Но вместе с тем нельзя доказать, что это единственное возможное объяснение. Кстати, Хокинг, на которого я ссылался, решительный противник гипотезы религиозного объяснения этих открытий. И Сахаров считал, что принятие Бога не связано реально с этими вопросами, которые он считал достаточно мелкими по сравнению с идеей Бога, которая может быть основана на некоторых более важных, внутренних человеческих принципах, а не на выводах естественных наук. То есть, иначе говоря, ответа на вопрос о том, каково возможное объяснение этих выводов, мы пока не имеем. Мы не знаем, почему Вселенная устроена таким образом: может быть, кто-то действительно попытался ее таким образом сделать и этот кто-то, между прочим, мог быть совсем не Богом, а разумным обитателем другой Вселенной. Иначе говоря, мы можем быть результатом некого научного эксперимента. Это абсолютно не исключается. Но все это лежит в области вне-научной; я просто об этом упоминаю, чтобы было понятно, что пока что мы знаем только эти выводы и не знаем, как их объяснить.

Прежде чем перейти к некоторым другим проблемам, которые с этим связаны, я приведу еще несколько соображений физиков, в частности, того же Хокинга, которые касаются не столько первичных условий возникновения Вселенной и человека, сколько позднейшего развития Вселенной, которое тоже оказывается связано с возможностью того существования нас, которое для нас привычно и обычно.

Один из таких серьезных вопросов, касающийся последующего развития, имеет отношение именно к проблеме времени. Во Вселенной, как мы ее наблюдаем, существуют «стрелки времени», несколько «стрелок времени», которые направлены для сегодняшнего человечества, для людей, которые сейчас живут на Земле, в одну сторону. Можно говорить, во всяком случае, о трех видах направления времени, которое совпадают в том, что время направлено от настоящего к будущему и от прошлого к настоящему. В этом смысле все три стрелки времени совпадают.

Первое, то, которое должно быть всем известно из средней школы, это то направление времени, которое связано со вторым законом термодинамики, а именно возрастание энтропии, то есть, очень грубо говоря, увеличение степени неорганизованности мира. Я всегда по поводу этой идеи повторяю пример, который как-то слышал от одного своего приятеля, который отличался такой же неаккуратностью, как и я, в отношении книг, нужных для писания какого-нибудь сочинения. Он говорил, что книги, расставленные на полке, находятся в полном порядке (точнее, желательно, чтобы они были в полном порядке). Ты начинаешь писать, и книги постепенно накапливаются на столе – одна стопка книг, другая, потом они начинают сваливаться на пол. Юрий Михайлович Лотман поражал меня тем, что в его огромном кабинете в Тарту были такие специальные мостки, из дощечек, по которым он передвигался от одной стопки книг к другой. Вот это и есть возрастание энтропии. В начале мы имеем хорошо организованную систему книг на полке, потом увеличивается беспорядок, увеличивается по мере того, как мы пишем, то есть по мере того, как время движется в сторону будущего.

В эту же сторону движется наше психологическое время. Психологическое время устроено не так, как время ньютоновской механики. Этому посвящена очень интересная глава первой книги Винера «Кибернетика». Винер называет эти два вида времени ньютоновским и бергсоновским. «Ньютоновским» по понятным причинам – речь идет о механическом времени, согласным с классическими представлениями физики, а «бергсоновское время» – это время, которое связано с психологией человека. Но оказывается, что для психологии человека в основном, – я сейчас не буду говорить о некоторых любопытных деталях и исключениях, – в основном время тоже движется от прошлого к будущему.

Третья и наиболее интересная с точки зрения обсуждаемого нами антропного принципа «стрелка времени» – это то, что существует космологическое время, время Вселенной, и оно определяется разбеганием Вселенной, причем, как вы, вероятно, знаете, по недавним открытиям Вселенная разбегается с растущей скоростью, ее разбегание во все стороны увеличивается. Мы находимся в той фазе развития Вселенной, которая называется расширением. Теоретически наряду с расширением возможно (как гипотетическая модель, которая вполне могла бы существовать) сжатие. Существуют различные модели Вселенной, описывающие ее действительное устройство, и по одной из моделей за периодом расширения следует период сжатия. Можно утверждать, что в период сжатия человек в том виде, в котором он существует на Земле, не смог бы существовать, не смог бы развиваться, потому что наше развитие существенным образом связано с теми двумя стрелками времени, о которых сказано выше, и если бы космологическое время двигалось в обратную сторону, если бы чашка, которую мы видим разбитой, потом складывалась обратно в целую, то есть если бы все процессы происходили в обратную сторону, то развитие человеческого типа – рождение, рост, смена возрастов – все это было бы невозможно. Человек развивался бы в обратную сторону.

Таким образом, оказывается, что не только первичные характеристики мироздания, но и то, как оно потом развивается (например, расширение Вселенной), тоже оказывается существенным для возможности возникновения человека.

Вы, вероятно, знаете, что в последнее время титанические усилия физиков прилагаются к тому, чтобы объединить разные существующие физические теории. На более техническом языке это означает, что нужно объединить несколько разных теорий, которые описывают разные типы взаимодействия между элементарными частицами, гравитационные взаимодействия и т. д. На этом пути очень много сделано для создания теории, которая на первых шагах называлась теорией симметрии и суперсимметрии, а сейчас в последние годы получила название теории мембраны» или сокращенно «М-теории». Согласно одному из самых крупных современных американских физиков, Уиттену, это действительно очень крупное открытие, которое, возможно, перевернет всю физику в ближайшие годы.

Сомнения у многих эти открытия вызывают потому, что они меняют наши представления о геометрии Вселенной. Мы с вами привыкли уже к тому, что мы живем в четырехмерном мире, то есть у нас три пространственных измерения и четвертое измерение – время. Таков четырехмерный пространственно-временной континуум. За сто лет люди, во всяком случае, если они получали соответствующее образование, более-менее привыкли к такому представлению. Согласно этим новым физическим теориям, в реальном мире, в нашей Вселенной, не четыре измерения, а 11, а именно десять пространственных плюс одно временное. Куда деваются семь остальных, ведь мы живем в четырех? Другие семь измерений в той части Вселенной, в которой мы живем, в которой существует разумная жизнь, предполагаются свернутыми, то есть мы с ними прямо не имеем дело. Но косвенным образом можно найти следы того, что они существуют, что это не просто математическая конструкция, но я сейчас об это говорить не буду, но несомненно, что для реального существования человека очень существенным было то, что во всяком случае в нашей части Вселенной реально, для нас, существует, проявляются четыре измерения. Можно показать, что если бы их было два или пять, то это вызывало бы многочисленные сложности. Во всяком случае, организмы типа тех, которые сейчас на Земле, не могли бы существовать. Я думаю, что это особенно интересный пример, потому что он показывает, что имеет место нечто, похожее именно на сильный вариант антропного принципа. Мы существуем не вообще во Вселенной, а именно в той части Вселенной, которая приспособлена именно для нас – в том отношении, например, что в ней именно четыре измерения и мы в них как бы «вкладываемся», а в другое количество измерений мы бы не «вложились».

Теперь я перехожу к вопросу, который не связан прямо с антропным принципом, но я уже его касался. Это проблема человека как наблюдателя. Я начну с радикальной ее формулировки. Всё то, о чем я говорил, можно попробовать переформулировать не с точки зрения человека. Естественно, мы, люди, заинтересованы в том, чтобы понимать, как выглядит развитие Вселенной с точки зрения человека, каким образом ее начало и развитие связаны с нашим существованием, – но есть и другая сторона. Что это все значит для Вселенной? В очень вульгарной форме можно сказать: а зачем Вселенной понадобился человек? И на это как раз мы можем дать ответ, и мне это представляется исключительно важным именно для понимания сути наук о человеке, сути гуманитарного знания. Человек необходим Вселенной в качестве ее наблюдателя. В более крайней форме мы могли бы сказать, что Вселенная существует и проявляется именно потому, что мы в ней существуем.

Я не буду сейчас вдаваться в философское обсуждение проблемы реальности окружающего мира. Есть одно сочинение, которое, по-моему, наиболее полно представляет все то, что в этой области было высказано к началу XX века в разных направлениях западной и восточной философии. Эта книга чудом вышла в Ленинграде, хоть и на английском языке, в начале 30-ых годов. Это книга Щербатского, нашего великого индолога. Она называется, в первоначальном английском варианте (он написал ее по-английски), «Buddhist Logic», «Буддийская логика». В конце ее первого тома есть глава, которая называется «Индоевропейский симпозиум о реальности окружающего мира». Это попытка посредством монтажа (в это время монтаж был очень популярным приемом изложения) высказываний разных философов Запада и Востока представить разные точки зрения. Там участвуют представители европейской философии, включая даже и Маркса, с которым Щербатской полностью не соглашался (именно поэтому удивительно, что книга в те годы вышла; издание Академии Наук тогда короткое время не цензуровались); там много восточных философов. Сейчас эта книга переведена на русский язык и издана по-русски, а те, кто могут читать по-английски, все-таки лучше прочитайте по-английски, потому что он писал по-английски. Она переиздана несколько раз в английском варианте, в Европе.

Итак, разные философы высказывали различные точки зрения о степени реальности окружающего мира. Какие-то общие положения, конечно, можно не подвергать сомнению – существуют практические способы доказать, что этот реальный внешний мир действительно может, например, угрожать каждому из нас, и трудно сомневаться в реальности разного рода неприятных событий, из которых в основном состоят, скажем, телевизионные последние известия. Когда я слушаю сообщения о разных стихийных бедствиях и террористических актах, с точки зрения философского обсуждения проблемы реальности окружающего мира, это выглядит как сплошной поток доводов в пользу того, что он несомненно существуют. Больше никакого смысла в последних известиях я не вижу, – только тот, что они ежедневно доказывают нам, что мир все-таки существует.

Но отвлечемся от этой общей и не очень продуктивной идеи (той, что в каком-то виде, например, угрожающем нам, нечто в мире, кроме нас самих, существует). Что, кроме самих общих соображений, что имеются некоторые образования элементарных частиц или кварков, которые могут на разном уровне описываться как твердые тела типа тех, которые мы считаем организмами, или дальше образовывать какие-то макрообъединения – что все-таки все это значит, что означают эти многообразные ступени или формы реальности, которые на сегодняшний день знает человеческая наука и умеет, в какой-то степени, воспроизводить человеческое искусство? Это все разные способы нашего наблюдения и нашего рассуждения о Вселенной. То, что я уже сказал, сводится к тому, что без нашего активного участия в наблюдении и описании Вселенной, в определенном смысле она все-таки не существует. Потому что когда я говорю, что она существует в том смысле, что она может нас разрушить или причинить нам некие механические неудобства, это тоже касается некоторой грубой формы взаимодействия Вселенной с нами, наблюдателями. Но наблюдатель необходим для того, чтобы Вселенная как таковая проявилась. По-видимому, все основные занятия современных естественных наук касаются проблемы соотношения наблюдателя (а понятие наблюдателя включаются и разного рода приборы, которые помогают нам в наблюдении) и наблюдаемого. С этой точки зрения мир – это наблюдаемое, это то, что является предметом наблюдения для наблюдателя, возникновение которого предположено в начале существования мира. Мир как бы не только создавал квартиру, в которой кто-то мог бы поселиться, мир как бы ждал, что наблюдатель придет, повесит на стены картины, расставит мебель и т.д. Всем этим занимается наша культура. А без этого Вселенная в каком-то смысле оставалась бы, в лучшем случае, неполной.

Почему все это не пустые слова? Потому что развитие физики привело на протяжении XX к выявлению фундаментальной роли проблемы наблюдения и связи наблюдения с наблюдателем. Элементарные выводы вы найдете в любом руководстве, которое описывает результаты квантовой механики. Я очень рекомендую всем для чтения маленькую книжечку Нильса Бора «Атомная физика и человеческое познание». Она была издана в русском переводе к последнему приезду Бора в Москву (незадолго до его смерти), в 1962 году. Это девять его статей, они написаны в основном для гуманитариев – ведь Бор был сыном специалиста по германским языкам, он очень много занимался филологией и другими гуманитарными науками. Это девять статей, которые посвящены тому, что современная физика (точнее, физика первой половины XX века, которая в значительной степени была создана Бором и его школой) может сообщить представителям гуманитарных наук. Несколько напоминая этим Щербатского в той книге, на которую я только что ссылался, Бор говорил, что с его точки зрения взгляды, наиболее близкие к его представлениям о принципе дополнительности, связанном с современной физикой, с физикой микромира и квантовой механикой, были высказаны такими мыслителями, как Будда и Лао Цзы.

Бор утверждал, что в этом мире в драме существования на Земле мы являемся одновременно актерами и зрителями. То, что я называл «наблюдателем», Бор называет «зрителем», поскольку он пользуется этой театральной метафорой. Если наша трагедия разыгрывается в театре Вселенной, то мы наблюдаем эту трагедию, и в этом смысле мы зрители, но в то же время мы и актеры и, более того, главные актеры. Мы опять приходим к той мысли, на которой я настаиваю – что мы и есть главные актеры в этой трагедии, что не мешает нам быть зрителями. Чем это похоже на боровские физические идеи? Тем, что, с точки зрения Бора, наш язык, наши средства описания этого мира устроены так, что мы должны одно и то же описывать по меньшей мере двумя разными способами, мы не в состоянии дать однозначного описания. Он называет это принципом дополнительности. Дополнительность актера и зрителя – один из примеров этого принципа.

По поводу наблюдения я хотел сделать еще одно замечание, которое касается целого большого направления гуманитарных наук, связанного с использованием математической статистики и теории вероятностей. Сравнительно недавно, к столетию Колмогорова, одного из основателей современной строгой теории вероятностей, опубликованы разного рода его записи, среди которых есть формулировка некоторых направлений, в которых он хотел продолжать свою работу. Он не все успел сделать, но сохранились четкие формулировки направления.

Среди главных направлений – общая теория наблюдения. У Колмогорова была такая мысль, что для других наук существенна не математика как таковая, а некоторые промежуточные дисциплины, которые не обладают однозначностью и точностью математики, но формулируют некоторые общие принципы, используя математический аппарат, и поэтому могут быть применены в разных областях. Теория наблюдения, включающая математическую статистику, с его точки зрения была бы одной из таких важных промежуточных научных дисциплин. Иначе говоря, он предполагал, что статистика – это один из наших способов производить наблюдение в некоторых достаточно специальных условиях. Ведь мы далеко не всегда можем описать объект так, как он нам представляется, но должны описать большую совокупность объектов и говорить только о свойствах таких совокупностей.
Колмогоров предполагал, что на этом пути он мог бы найти выход из некоторых существенных логических противоречий, в которых оказалась физика микромира. Вы знаете, что Эйнштейн, который не соглашался с принципами боровской, «копенгагенской» квантовой механики, говорил, что он не верит в то, что Бог играет с нами в кости, то есть что Бог дает нам возможность судить только о случайном. Хокинг по этому поводу в конце одного своего рассуждения, продолжая это сравнение, говорит, что Бог не только играет с нами в кости, но забрасывает эти кости так далеко, что нам их и не видно. Поэтому оказывается нужным, помимо разных форм наблюдения, которыми давно располагали и наука и искусство и другие виды человеческой деятельности, ввести особые правила наблюдения по отношению к случайным объектам. В определенном смысле случайное (я опять развиваю мысли Колмогорова, поэтому буду краток, об этом много сейчас написано) это просто очень сложное, настолько сложное, что мы не можем построить простые правила описания, и тогда переходим к статистическом описанию, к массовым совокупностям, для которых находим только вероятностные характеристики.

Все, что я говорил, относится к науке, и вы резонно можете задать мне вопрос, не пытаюсь ли роль человека по отношению к Вселенной свести только к тому, что он наблюдает ее, как ученый, и описывает, как ученый. Это было бы неправильно. По-видимому, не существует принципиальной разницы между тем, как современная наука подходит к понятию наблюдения – в процесс наблюдения входит наблюдатель, который обладает неким заранее у него существующим запасом представлений о мире, и он пытается найти соответствия между тем, каковы его представления о мире и тем, что он получает при наблюдении – и тем, как обстоит дело в других областях человеческой деятельности.

Я немножко отвлекусь от логического изложения и расскажу вам один волнующий эпизод своей жизни. Дело было в конце апреля 1960 года. Я получил записку от своего соседа по даче, Бориса Леонидовича Пастернака, с которым дружил на протяжении многих лет, и о котором знал также, что с утра он работает – как он мне говорил, родители его приучили каждый день работать и он в своей жизни не пропускал ни одного дня. Вам может показаться это странным относительно великого поэта, но я убедился, что это так, потому что когда 1958 году все наши газеты были полны всяких страшных статей, о том, какой он предатель, он этих газет не читал и не хотел об этом разговаривать, а каждое утро вставал и переводил польского романтика Словацкого и за время кампании, его уничтожавшей, перевел пьесу «Слепая красавица». Так что это действительно было так. Утро он посвящал работе. И вот тем не менее утром я получаю от него записку, где он просит, чтобы я срочно к нему пришел. Я понял, что случилось что-то чрезвычайное. Я нашел его лежащим у себя в кабинете, на втором этаже дачи, где сейчас музей Пастернака в Переделкине, и он мне сказал, что он очень тяжело болен, скрывал это раньше от всех близких, поскольку ему не дали закончить его очередную работу, но сейчас он думает, что он вчерне закончил и не может больше откладывать разговор со мной – первоначально он намечал его на время, когда кончит всю пьесу.
Он сказал, что чувствует, что болезнь очень тяжелая и конец близко. Никто еще не знал, что он смертельно болен, но он чувствовал это. Оставалось немножко больше месяца до его смерти. Он сказал, что в том разговоре ему нужно успеть изложить некоторые свои мысли о его собственном искусстве, о том, каким образом, как ему представляется, оно связано с наукой XX века.

Пастернак не очень любил писать теоретические статьи, но несколько раз в жизни он все-таки это сделал, и я потом пробовал соединить то, что запомнил в этот день, с тем, что читал из его юношеских записей и теоретических заметок (в том числе письмо Стивену Спендеру от 22 августа 1959 г.), и с тем немногим, что он на эту тему опубликовал при жизни. Я постараюсь вам кратко рассказать о результатах, и, возможно, это может послужить ответом на вопрос, что такое наблюдатель и наблюдаемое и почему то, что мы делаем в науке, во всяком случае для некоторых из крупных деятелей литературы и искусства XX века представлялось очень близким к тому, что делает наука.

Пастернак был очень недоволен реакцией большинства западных литературоведов на его роман, «Доктор Живаго». Он считал, что они не поняли главного, а именно попытки изложить некоторую философию. Исключение он делал только для статьи Франка «О реализме четырех измерений», которая на него произвела сильное впечатление, и он соглашался с некоторыми из идей Франка, переводя их на язык своих метафор. Главная метафора была вот какая: он считал, что его искусство, и проза, и поэзия, на протяжении всей его жизни, выполняло ту же задачу, которую ставила перед собой наука в это же время. А именно (я попытаюсь передать его метафорическое описание): мы не видим, не воспринимаем мир так, как он есть, не можем этого сделать. Мир от нас закрыт. Но он закрыт занавесом, который колеблется. И то, что мы делаем, и в науке, и в искусстве, это описание колебания этого занавеса. Чтобы было понятней, откуда идет эта метафора, я напомню вам Платона, которым Пастернак в университетские годы увлекался (сохранились его конспекты мыслей Платона). Вы помните этот образ людей в пещере: сидящие в пещере не видят того, что за ее пределами, но перед ними мелькают некоторые образы, тени, которые могут дать некоторое представление о том, что происходит за пределами пещеры. Колебания занавеса – это современный вариант этого образа. Колебания занавеса – это то, что иначе мы можем назвать вероятностной картиной мира, то есть картиной, которая не предполагает полного описания. Мы понимаем, что и в науке, и в искусстве оно невозможно, но понимаем также, что у нас есть средства, которые позволяют в какой-то степени к нему приблизиться.

Перейдем к следующей небольшой теме внутри общей сегодняшней темы человека и Космоса. Вначале я говорил, что антропный принцип касается только человека и разумной жизни в ее человеческой форме. А как быть с возможными другими внеземными цивилизациями. Сейчас как будто немножко остыл интерес к этим поискам. Я помню, лет тридцать назад В.С. Шкловский и некоторые другие наши астрофизики были очень увлечены проблемой возможности наблюдать какие-то сигналы внеземных цивилизаций и обнаружить таким образом их существование непосредственно сейчас. Для этого осуществлялись специальные системы наблюдений за определенными частями Вселенной. Вы знаете, что пока что это никаких положительных результатов не дало. Но все-таки можно предположить, что положительный результат не исключается.

Мы не нашли на протяжении 30 лет сигналов из космоса, а вы знаете, что одно из объяснений этого достаточно пессимистическое, а именно что цивилизации типа человеческой имеют очень короткий период научно-технического существования и уничтожают себя в результате, скажем, ядерных катастроф. Время цивилизаций ограничено. Пока что, с научно-технической революции XVII века мы прожили три века и пришли к такому состоянию, что атомная катастрофа вполне реальна. На протяжении последних десятилетий она становилась все более реальной. Исходя из этих аналогий с историей человечества некоторые ученые предложили такие уравнения развития этих гипотетических цивилизаций, из которых следовало, что цивилизации существуют такое недолгое время, что при огромности Вселенной они не успевают передать друг другу сигнал и получить его, т.е. диалога не происходит по причине такой хрупкости цивилизации. Но все это основано на экстраполяции истории нашей цивилизации за последние века, поэтому это не производит впечатления достаточно хорошо аргументированного соображения.

Более простое объяснение может быть связано с огромностью расстояний во Вселенной, которое исключает возможность передачи сигнала (имеется в виду, что что-то должно быть замечено на Земле и после этого нам посылается сигнал). На то, чтобы две стороны успели получить сообщения, потребовалось бы слишком много времени. Хотя сейчас предполагается, что число планет во Вселенной гораздо больше, чем думали раньше, поэтому все-таки вопрос о том, где есть жизнь и в какой форме она есть, остается.

Но более интересен, с точки зрения тех ученых, о которых я говорил вначале, другой вопрос. Вопрос о том, какие формы жизни еще существуют, кроме тех, которые есть на Земле. Вопрос такой: могут ли соображения, касающиеся антропного принципа, быть верны в отношении цивилизаций, которые могут иметь носителей разумной жизни, существенно отличных от тех, которые мы имеем на Земле. Но поскольку мы до сих пор их не обнаружили, то это остается чисто теоретическим вопросом.

Есть другая интересная проблема, которая касается соотношения человека и космоса. Это проблема тоже связана с открытиями последних лет. Речь идет о появившихся в последнее время, за последние примерно тридцать лет, очень серьезных аргументах в пользу того, что некоторые называют космическим катастрофизмом. Я рекомендую очень маленькую книжечку, где изложены совершенно конкретные данные, приведены некоторые цифры по поводу того, что я сейчас хочу сказать, и я думаю, что с помощью этой книжечки вы составите себе представление об этой проблеме. Это книжка Владимирского «О космических катастрофах». Она издавалась в нескольких вариантах, но это популярный текст и я думаю, что не составит труда его быстро просмотреть.

Основная идея сводится к следующему. Схема эволюции по Дарвину, по-видимому, должна быть дополнена, а в каком-то смысле изменена, потому что несколько раз на протяжении истории Земли происходили катастрофы, связанные с воздействием из космоса, которые полностью меняли направление биологической эволюции. Наиболее известна, а в Америке даже избитая, потому что это почему-то стало популярной темой массовых изданий, телевидения и так далее, гибель динозавров. Это самая близкая по времени из этих катастроф, 70 миллионов лет назад. За 200 с лишним миллионов лет до этого была другая катастрофа, аналогичная, тоже связанная с воздействием из космоса. Эти воздействия из космоса бывают разного рода: существенно то, что они приводят к истреблению огромного количества видов: примерно 90% всего живого погибает и поэтому эволюция направляется в другую сторону. Сейчас считается, что примерно пять раз происходило такого рода вмешательство из космоса в ход земной эволюции. И опять тот же вопрос, который я же задавал в связи с антропным принципом и не мог дать ответа: означает ли это, что кто-то, скажем, какая-то цивилизация гораздо более высокого уровня развития, чем наша, пытается направить эволюцию на Земле и как бы ее поправляет. Ведь с точки зрения происхождения человека понятно, скажем, почему «они» ее поправили, уничтожив динозавров, – потому что если бы динозавры продолжали опустошать Землю, то существование человека было бы невозможным. То есть это как бы продление антропного принципа на гораздо более позднее время.

И тогда возникает вопрос: а если все-таки другие цивилизации существуют в мире, то какого типа они могут быть? Я вам скажу, кто первый дал ответ на этот вопрос и первый высказал поразительную гипотезу на эту тему, и вы, конечно, удивитесь, если вы не знали об этом раньше. Это был великий русский драматург Сухово-Кобылин. Он был членом Императорской Академии наук. Человек он был странный. Вы, может быть знаете, что он многие годы был под судебным следствием из-за того, что его люди (то есть его крепостные – дело было в совсем еще старой России) были замечены возле дома, где была убита женщина, с которой он был близок. Он многие годы был под следствием, но так и не было установлена, что он был безусловно замешан в этом убийстве. Зато таким образом он познакомился с русским бюрократическим и судебным аппаратом и написал свою замечательную драматическую трилогию, где передан этот гротеск бюрократической машины. Тогда это было мало оценено, на зато потом его стали причислять к фантастическим реалистам вроде Кафки и в XX веке он оказал большое влияние на русский театр. Он же сам всю жизнь занимался в основном философией, переводил Канта. Большая часть того, что он написал, сгорела во время пожара его имения, и осталось очень мало. Но среди того, что осталось, сохранилось одно замечательное произведение, которое называется, в духе Хлебникова, «Всемир». Это произведение содержит описание трех возможных цивилизаций. Имейте в виду, что он умер в начале ХХ века. Первая цивилизация – это цивилизация, устроенная как наша, она ограничена пределами Земли и старается устроить все, что можно сделать на Земле. Вторая цивилизация распространяется на солнечную систему и постепенно осваивает все планету солнечной системы. Третья цивилизация выходит за пределы солнечной системы и занимается колонизацией звезд. Рукопись осталась лежать, – она и сейчас лежит, между прочим, полностью до сих пор не издана, хотя это всего несколько страниц. Лежит она в Российском Государственном архиве литературы и искусства, а тем временем ученые стали размышлять на эту тему и человечество стало постепенно выполнять задачу перехода от цивилизации первого типа к цивилизации второго типа, и некоторые вполне серьезные ученые пришли к подобным мыслям, не зная о Сухово-Кобылине, в частности, мой коллега по академии Карташов напечатал несколько работ, в которых он предложил даже некоторые расчеты, которые касаются этих трех типов цивилизаций. Кажется разумным насчитывать именно три типа, поскольку это соответствует характеру основных космологических объектов. Первый тип цивилизации – тот, который осваивает одну планету и имеет дело с энергией, в нашем случае, всей Земли. Не буду приводить вам цифр. Второй тип цивилизации осваивает энергию своей звезды, то есть в нашем случае это цивилизация, которая использует всю энергию Солнца. И третий тип цивилизации, в нашем случае, это тот, который осваивает энергию всей галактики.

Это то, чем занимаются современные космологи – они приходят к уточнению некоторых идей из того круга мыслей, которые развивали некоторые исследователи и философы после Сухово-Кобылина. Все это направление в целом носит название русской космической философии, и она прямо связана с началом освоения космоса в той мере, в какой оно было проведено в России. То, что происходило параллельно в других странах, имело другие корни. Сообщают, что фон Браун строил «Фау» в основном для того, чтобы уничтожить все тогдашнее человечество по идее Гитлера и потом продолжил эти работы, когда его привлекли к военным приготовлениям Соединенных Штатов после войны. Исследования космоса в западной части Земли проходило главным образом в связи с выполнением военно-практических задач. Что касается предыстории космоса в России, при том, что довольно многое из того, что я сейчас вам расскажу, производит впечатление легенды, по-видимому, часть этой легенды вполне достоверна.

Предыстория освоения космоса в России связана с личностью великого русского религиозного философа Федорова. Им сейчас много занимаются, многое издано, хотя вместе с тем до сих пор его наследие не полностью издано. Так и не издан целиком четвертый том его большого труда «Философия общего дела». Первые три тома были изданы посмертно, в Алма-Ате (тогда город Верный), в 1908 году. Федоров вызывал большой интерес Толстого и Достоевского. Достоевский в одном из поздних своих писем писал Кожевникову, одному из близких последователей Федорова: «Как Федоров мыслит себе воскрешение мертвых? Предполагается ли физическое воскрешение? Вот мы здесь с молодым философом, профессором Владимиром Соловьевым, думаем о физическом воскрешении». Речь была о том, что, по Федорову, современная наука может прийти к уничтожению человечества – слишком многое ей известно (это писалось после изобретения динамита – уже он казался ему опасным; о том же в это время думал и Константин Леонтьев, т.е. в России эти идеи были довольно популярны). Для того, чтобы наука не истребила нас всех, надо дать науке какое-то достаточно серьезное занятие, которое бы поглотило все ее силы – как при дрессировке хищного зверя нужно что-то бросить, чтобы он держал в зубах. Вот такая серьезная задача для науки – это физическое воскрешение мертвых. Как вы знаете, генетика тогда только начиналась. Как-то мы устраивали в Институте славяноведения и балканистики симпозиум о погребальном обряде, и мне пришло в голову, что все-таки это слишком мрачно – целую конференцию говорить только о смерти и погребении, и я предложил Светлане Семеновой, лидеру наших «федоровцев», чтобы она сделала в конце конференции доклад о воскрешении, по Федорову, и пригласил на это заседание одного очень талантливого, сравнительно молодого генетика. Он был потрясен, взял потом у меня почитать Федорова и сказал мне, что удивительно, в какой степени Федоров, еще ничего не зная, уже угадывал некоторые направления научных занятий – те, с которыми связана современная идея клонирования и так далее. На самом деле задача создания двойников живущих организмов – это сейчас вполне реальная перспектива.

Так или иначе, Федорова очень беспокоила одна прикладная проблема. Представьте себе, что мы воскресим всех, кто уже умер, воскресим физически. Вы можете себе представить возникающие при этом демографические трудности? Федоров был смотрителем Румянцевского музея (это современная Ленинская библиотека; тогда все книги находились в замечательном доме Пашкова, который, к сожалению, сейчас гибнет). К нему пришел глухой мальчик и сказал, что он не может заниматься в школе, потому что ничего не слышит, и что учителя говорят, что они не могут до него докричаться, а у Федорова много книг и он просит, чтобы Федоров его поучил, и, в частности, он хочет выучить математику и физику. Федоров его проэкзаменовал, понял, что мальчик очень способный, и сказал, что тот может жить у него (мальчик был не москвич, из Калуги) в этом здании, где он сам жил среди книг, а он ему будет давать часть своей очень маленькой, как сейчас мы бы сказали, зарплаты.

Этот мальчик, как вы догадались, был Циолковский. И Циолковский выполнил задачу, которая была перед ним поставлена Федоровым, а именно – придумал способ, где расселить воскресших людей. Их можно расселить по Солнечной системе. Отсюда возникла идея космических станций, которую Королев, практически осуществлявший все это, считал абсолютно реальной. Уже после смерти Королева напечатаны его большие доклады об этапах освоения космоса – он ссылается там на эти идеи Циолковского. Попутно, для тех, кто занимается историей литературы ХХ века, я напомню, что есть сохранившаяся часть переписки Циолковского с Заболоцким (к сожалению, только письма в одну сторону), из которой можно видеть, что некоторые общие философские идеи Циолковского, сложившиеся под влиянием Федорова, нашли преломление и во втором периоде поэзии Заболоцкого, в его «Второй книге» и позже.

Я хотел бы по поводу этих достаточно сложных проблем мотивировок и целей освоения космоса, перехода цивилизаций из стадии земной в стадию, занимающую Солнечную систему в целом, сказать еще немного о Королеве. Как я уже сказал, Королев считал, что он просто выполняет программу Циолковского. Программа заключается в том, что нужно создать космические станции типа той, которая сейчас работает по схеме, основанной на идеях Циолковского, а затем создать некоторую сеть таких космических станций, которые сделают реальными дальнейшие путешествия людей, не только аппаратов, к Луне, а потом к ближним планетам.

Королев считал, что выполнение этой программы – его жизненная задача, и рассматривал ее как религиозную задачу. Об этом рассказывал некоторым из первых космонавтов. Обычно он разговаривал с космонавтами перед полетом. Расскажу о разговоре с одним из них. Он был воспитан в тогдашней советской атеистической школе, – космонавты отбирались по анкетам, так что они, конечно, все были достаточно хорошо обучены тому, что полагалось, – и поэтому, когда Королев в последнем разговоре перед полетом спросил его: «Ты веришь в Бога?», он был просто очень удивлен. Королев сказал, что расскажет ему историю, из-за которой он сам считал, что он действительно отмечен и как бы выбран для того, чтобы выполнить эту миссию освоения космоса.

Королев был арестован в середине 30-х годов, как почти все, кто работал в ГИРТе – Институте ракетостроения. Тогдашний заместитель наркома обороны Тухачевский, который много занимался наукой и ее возможными приложениями, считал, что идеи Королева очень важны для военного дела и способствовал его работе, и тогда Королев совсем молодым был назначен главой этой группы, успел издать небольшую книжечку, где излагал некоторые свои идеи не по поводу космических полетов, а по поводу ракет и того, что они могут делать. Почти весь состав его группы был арестован, по доносу одного человека, который потом присвоил изобретение «Катюши» и получил за нее премию.

Королев был в одном из тяжелых лагерей на Севере, на лесоповале, и притом, что он был мощный человек, очень крепкий физически, и даже мог оказать сопротивление уголовникам, которые пытались его подчинить, он все же терял силы и чувствовал, что он близок к концу. Он был настолько слаб, что его расконвоировали, то есть его выводили на лесоповал без конвоя, и он один ходил по лесу. Это его рассказы. И вот он шел один по лесу и увидел пенек, на котором лежала буханка хлеба. Он очень огорчился, подумав, что начались галлюцинации, что близок конец, но обошел пенек, посмотрел с другой стороны – хлеб лежит так, как ему положено. Галлюцинация не имеет инвариантности по отношению к наблюдателю. Подошел ближе – тронул, все-таки хлеб. Следующей его главной задачей было не съесть сразу всю буханку, потому что несколько дней до этого голодал, и, если съешь, то сразу погибнешь. Нужно поделить ее на части и ни с кем не делиться, потому что, если будешь с кем-то делиться, то не хватит. Он ее спрятал и несколько дней как-то себя поддерживал, не столько свои физические силы, сколько его поддерживала идея, что появление буханки на пне все-таки чудодейственная вещь.

Через несколько дней приехал гонец из Москвы. А дело в том, что в это время уже шла война и на одном из оставшихся в тылу полигонов, где до войны происходили учения, были обнаружены «Катюши», и попробовали их применить, и оказалось, что «Катюша» на самом деле очень выигрышная вещь, а тот человек, который их всех посадил и считался ее создателем, не мог ничего сделать дальше. Кроме писания доносов, он никакими способностями не обладал. И тогда оставшихся еще в живых из арестованных ракетостроителей собрали в Москве, собрали в шарашке для ученых вроде той, которая описана Солженицыным. Я знал еще Термена, замечательного изобретателя, который в этой шарашке работал. Я также совершенно случайно – вот знаете, когда занимаешься какой-то темой, то случайно встречаешься с людьми, имеющими к ней отношение – совершенно случайно в доме отдыха познакомился с одним человеком, который был на этой шарашке вместе с Королевым. Он немец, социалист, приехал помогать строить социализм в России в 30-х годах и был арестован. Поскольку он был толковым инженером, то оказался в этой шарашке. Место, где он спал, было рядом с королевским. Он говорил: «Мы все его считали сумасшедшим». Потому что днем они занимались тем, что чертили проекты военных самолетов, а потом ложились спать. А он устроил себе лампочку так, чтобы не будить меня и других соседей, и всю ночь чертил проекты будущих космических кораблей. Когда он был освобожден в конце войны и получил награды, титулы и регалии, он создал группу, которая вскоре занялась освоением космоса.

Вот это небольшая страничка из истории русского космоса. Спасибо.

Источник: kogni.narod.ru/lectio1.htm.

Вячеслав Всеволодович ИВАНОВ: цитаты

Вячеслав Всеволодович ИВАНОВ (род.1929) - академик РАН, лингвист, семиотик, антрополог: Видео | Интервью | Статьи | Цитаты | Аудио | Фотогалерея.

***
«Что касается науки - никаких идей, несовместимых с религией, в современной науке нет».

***
«…по-видимому, любой вид бюрократии воспринимает науку, культуру, литературу, как нечто себе враждебное»

 
 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ