О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна ( 1943 - 2013 )

Интервью   |   О Человеке   |   Цитаты   |   Статьи   |   Проза    |   Аудио
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна

Марина (в крещении Анна) Андреевна ЖУРИНСКАЯ (1943-2013) - журналист, публицист, лингвист, кандидат филологических наук, основатель и бессменный редактор журнала «Альфа и Омега»: О нашей вере( апологетика) | Видео | Размышления о Евангелии | Интервью | О Человеке | Цитаты | Статьи | Проза | Аудио.

Марина Андреевна родилась 26 июня 1941 года. Первые месяцы ее жизни пришлись на первые месяцы войны. Бомбежки Москвы, эвакуация в Поволжье, где ее мать с трехмесячной девочкой (отец занимал ответственные посты в Министерстве финансов и не мог последовать за семьей) была почти лишена средств к существованию, во всяком случае не могла обеспечить младенцу необходимое качество питания. Марина Андреевна рассказывала, как ее дядя, узнав, что его сестра находится на противоположном берегу Волги, невероятными усилиями достал где-то курицу и ночью, рискуя жизнью, перешел Волгу по неустоявшемуся льду, принес курицу сестре и в ту же ночь вернулся обратно. Лишения, пережитые Мариной Андреевной в первые месяцы жизни, видимо, сказались на ее здоровье, которое не отличалось крепостью. Тем удивительнее была в ней открытость к людям, общение с которыми требует и немалых физических сил, и воля, то есть энергия и решимость, к деланию добра.



Марина Журинская окончила филологический факультет Московского государственного университета и затем более 20 лет работала в Институте языкознания Академии наук СССР по направлению «лингвистическая типология», защитила кандидатскую диссертацию. В 1970-е годы она стала координатором проекта «Языки мира», целью которого было создание общих принципов описания разных языков и выпуск одноименной энциклопедии. На настоящий момент в свет вышли 17 томов этого издания объемом около 8000 страниц, и - по признанию ее коллег - вплоть до последнего десятилетия ими использовался задел, подготовленный в период, когда в проекте участвовала Марина Андреевна.(1) Нужно сказать, что Марина Андреевна была филологом от Бога. Не только лингвистом, изучающим язык как знаковую систему, но именно филологом, работающим с текстом как основной единицей коммуникации и единицей культуры, видящим текст на всю его глубину: от элементов композиции до особенностей употребления в нем отдельных грамматических форм. Как точно сказал химик Михаил Синев, даже «люди, далекие от работы со словом, благодаря Марине Андреевне узнали, что такое текст, особенно осмысленный, как надо формулировать мысли, согласовывать их со словами».(2) В ее высоком профессионализме как филолога заключался секрет ее исключительного мастерства как редактора. Она видела текст как событие культуры - большое или малое - и была исключительно бережна к нему. При этом в силу своей высокой филологической культуры и редакторского профессионализма она могла работать с текстом, править его, не разрушая его цельности, но видя закономерности, по которым он построен, она помогала тексту состояться, а авторскому замыслу - проявиться. Порой она делала тексты авторов лучше, чем могли сделать сами авторы, но так, что они продолжали чувствовать: это их тексты, а не тексты, переписанные неумолимым редактором.

В 1975 году Марина Андреевна стала духовной дочерью протоиерея Александра Меня и тогда же приняла крещение с именем Анна (в честь преподобной Анны Каппадокийской). Она как-то написала про отца Александра, что в неисчислимом круге общающихся с ним он сам видел три «кольца»: друзья, пациенты, помощники. С первыми было не обязательно часто видеться, важен был молитвенный контакт; вторые нуждались в постоянном общении, ласке и ободрении. Правильные поступки друзей воспринимались как должное, пациентов - как подвиг. Помощниками могли быть люди обоих категорий и совсем «внешние», главное, что они могли сделать что-то полезное для Церкви. По собственному признанию Марины Андреевны, она неоднократно переходила из одной категории в другую, но отец Александр ей никогда не показывал, в каком «круге» она находится. (3) А в личном разговоре она как-то сказала: «Меня очень долго школили...» Эта духовная школа всегда чувствовалась в ней. Не будем останавливаться на всех перипетиях этого воспитания. Отметим лишь, что важным его компонентом было живое общение с христианами предыдущего поколения, с теми, кто пришел к вере в годы открытых гонений и продолжал свидетельствовать о ней в годы гонений скрытых, завуалированных. Здесь следует вспомнить маму отца Александра Елену Семеновну Мень и тайную монахиню Досифею (Вержбловскую), с которыми Марина Андреевна тесно общалась.(4). С последней она в продолжение некоторого времени еженедельно молилась, добираясь с большими трудностями на тогдашнюю окраину Москвы, где жила монахиня Досифея.

Школа эта не прошла даром. Марина Андреевна была способна на большую степень самоотдачи, буквально - отдачи людям себя. Она могла не просто пожалеть человека, помочь ему материально (на это еще готовы многие из нас), но и тратить на него часы и дни своей жизни и даже впустить его, еще вчера в общем-то незнакомого, в свой дом, приютить его (это в наши дни уже исключительный случай). Причем это могли быть не только «социально близкие» девушки и юноши, по каким-то причинам нуждавшиеся во временном пристанище, но и люди буквально с улицы. При этом в ее самоотдаче вовсе не было аффектации, которая часто оборачивается переменой настроения и изменением отношения к тому, кому помогают. Ее деятельная любовь была любовью разумной (качество, которое считал обязательным для деятельной любви отец Глеб Каледа, один из ее духовников), но тем ценнее она была и тем большее молчаливое восхищение вызывала у тех, кто мог наблюдать ее вблизи.

На рубеже 1980–1990-х годов, в эпоху крупных перемен в жизни нашей страны и в жизни Церкви, -Марина Андреевна была доверенным лицом народного депутата СССР С.С. Аверинцева (депутат в 1989-1991 годах). В этом качестве она участвовала в работе над новым Законом СССР «О свободе совести и религиозных организациях» (принят 1 октября 1990 года,
№ 1689-1), пришедшим на смену дискриминационному в отношении религиозных объединений законодательству 1918-1929 годов и фактически упразднившим советскую систему контроля над Церковью и верующими. (Согласно этому закону, государственный орган СССР по делам религий более не обладал властными полномочиями в отношении религиозных объединений.) В ходе этой работы Марина Андреевна имела контакты с будущими Предстоятелями Русской Церкви - Святейшими Патриархами Алексием II и Кириллом, также участвовавшими в работе комиссий, обсуждавших готовившийся законопроект, общалась с рядом государственных деятелей той эпохи. Примечательно, что и люди, причастные к принятию государственных решений, относились к ней с большим пиететом и готовы были прислушиваться к ее суждениям, а впоследствии некоторые из них обращались к ней и за жизненными советами.

В начале 1990-х годов она приступила к осуществлению своей давней мечты - изданию православного богословского журнала. В этом начинании ее всемерно поддерживал С.С. Аверинцев. Вместе они поставили задачу почти недостижимую: «Было решено, что это должен быть журнал про Христа». Марина Андреевна говорила: «Человек имеет удивительную возможность встретиться со Христом, потому что так сделал Сам Христос. Он вышел к нему навстречу, Он его к Себе призвал. И встреча эта происходит в Церкви. Собственно говоря, благодаря такому пониманию мы и назвали журнал “Альфа и Омега”: потому что всё во Христе и все со Христом». Такое понимание обусловило структуру журнала. О Христе говорит Священное Писание, поэтому его переводы, святоотеческие и современные комментарии всегда занимали важное место на страницах журнала. Христос являет Себя в Церкви. Этому были посвящены рубрики «Церковь в вечности» (то есть Церковь прославленных святых) и «Церковь в истории». Позднее к ним присоединилась рубрика «Русь неуходящая», в которой публиковались свидетельства о жизни христиан недавнего прошлого, прежде всего в эпоху гонений ХХ столетия. К этим рубрикам вплотную примыкал раздел «Культура Церкви», в котором помещались статьи о том, как предание, Сам Христос раскрывает Себя в памятниках культуры: в православной гимнографии, иконописи, в проповеди и древнерусском летописании; в ней печатались материалы по педагогике и философии, посвященные рассмотрению православной культуры в целом.

При этом на протяжении всех лет существования журнал стремился соответствовать высоким академическим стандартам. Наука и вера не то чтобы сосуществовали на его страницах. Они были здесь нераздельны. Вера выражалась в научном дискурсе, и научный дискурс показывал жизненность христианской веры. (5) Заслуги «Альфы и Омеги» перед русской церковной наукой и перед церковным сознанием последних 20 лет велики. Здесь впервые были напечатаны многие новые переводы библейских и святоотеческих текстов, например перевод новооткрытых текстов преподобного Исаака Сирина; здесь до выхода в свет отдельного издания печатались главы «Домашней Церкви» отца Глеба Каледы - уникального труда по семейной аскетике; отсюда начинался путь к широкому читателю замечательного автора церковного самиздата 1950-1980-х годов монахини Игнатии (Пузик), печатавшейся в журнале под псевдонимом «Петровская»; здесь впервые публиковались письма ряда новомучеников и воспоминания о них; здесь впервые увидело свет множество статей зарубежных авторов по библеистике, богословию, истории, которые были специально переведены для журнала, а некоторые из них после публикации в «Альфе и Омеге» более не перепечатывались. Порой публикации журнала влияли на ход событий. Серия публикаций в журнале о жизни и подвиге старцев Свято-Смоленской Зосимовой пустыни и Высоко-Петровского монастыря в Москве, пострадавших во время гонений, создала условия для последовавшего через несколько лет прославления троих из них в лике новомучеников и исповедников Российских.

Но уникальность «Альфы и Омеги» состояла и в том, что помимо научных статей и памятников церковной письменности Марина Андреевна считала необходимым, чтобы на его страницах присутствовала богословская, философская, но главное - христианская публицистика. Ведь Христос являл Себя не только в прошедших веках и культурных памятниках. Он говорит с нами здесь и сейчас, и слышать и слушать этот голос, обращать на него внимание современников Марина Андреевна считала очень важным. Поэтому не последнее место в журнале занимали рубрики «Диалоги и монологи» и «Домашняя церковь». В них прозвучали многие яркие высказывания, в том числе и самой Марины Андреевны. Ее публицистика, вышедшая в последние годы за пределы «Альфы и Омеги» и появлявшаяся в журнале «Фома», на портале «Православие и мир» и в других изданиях, говорила не об абстрактном христианстве, а о библейских заповедях в нашей жизни, о милости к падшим, об азах духовной жизни, часто забываемых в наше время. Она была обращена, как правило, к членам Церкви, к христианам, но - дерзну сказать - она дышала тем же духом, что послания апостола Павла, по-матерински уговаривавшего своих нерадивых чад держаться первого их призвания. Марина Андреевна не раз говорила, что журнал должен выполнять средообразующую задачу. Но в случае с «Альфой и Омегой» собирала вокруг себя среду она сама. Приходя в журнал, авторы, читатели, распространители приходили к Марине Андреевне, все 20 лет, домой (никакого офиса у журнала никогда не было), разговаривали, спорили, вели переговоры они именно с ней. Многие возвращались, приходили еще и еще. Многих она воспитала как авторов, но гораздо больше людей - как сейчас становится ясно - она воспитала и продолжала воспитывать до последнего часа своей жизни как христиан.

Существование «Альфы и Омеги» долго вызывало недоумение. Примерно через четыре года после выхода первого номера в одном из московских храмов состоялся характерный в этом отношении разговор. На предложение распространителя «Альфы и Омеги» продавать только что вышедший номер в книжной лавке храма один из мужчин, присутствовавших там, задумчиво сказал: «Журнал-то хороший, но вопрос, кто за ним стоит?» За журналом «стояли», как насмешливо заметила по другому поводу Марина Андреевна, «две хромые старухи». Это была она и ее крестница Наталья Алексеевна Ерофеева. Члены редакции и редакционного совета помогали им и помогали много, но всю настоящую редакционную работу выполняли эти две женщины. Марина Андреевна определяла стратегию развития журнала, работала с авторами, продумывала состав номера, редактировала тексты; Наталья Алексеевна вела техническую редактуру и верстала. Святейший Патриарх Кирилл в своем соболезновании родным и близким Марины Андреевны по случаю ее кончины назвал «Альфу и Омегу» «одним из наиболее востребованных изданий среди отечественной христианской периодики».(6) В том, что журнал стал именно таким изданием, была заслуга двух женщин, и прежде всего Марины Андреевны. Поэтому «Альфа и Омега» останется главным памятником ей и ее жизни.

Марина Андреевна скончалась после долгой, изнурительной болезни, которая выматывала все ее душевные силы, которая в последние месяцы отняла у нее возможность заниматься всем, что она любила, - беседовать, читать, писать. Однако, по свидетельству ее близких и священников, приходивших к ней, она, как подобает христианке, прошла через это последнее испытание. В православных богослужебных книгах эпитет «мужеский», «мужественный» употребляется и в отношении женщин-подвижниц. «Мужественное явила еси души твоея мудрование», - ублажаем мы преподобную Марию Египетскую. Эти слова хочется повторить и в отношении Марины Андреевны. Она явила мужественное мудрование своей души, взирая на Начальника и Совершителя веры, Его поставляя во главу своих мыслей, дел и устремлений. Она отошла ко Господу в день отдания праздника Воздвижения Креста Господня. Отпевание состоялось в храме Живоначальной Троицы в Хохлах. Его совершил митрополит Саратовский и Вольский Лонгин, в течение многих лет возглавлявший редакционный совет журнала «Альфа и Омега», в сослужении восьми священников. Похоронена Марина Андреевна на Химкинском кладбище Москвы рядом со своими родителями.

Примечания:

1 Кибрик А.А. Больше, чем одна жизнь Марины Журинской. [Интернет-ресурс:] 10.10.2013. http://www.pravmir.ru/bolshe-chem-odna-zhizn-mariny-zhurinskoj/
2 Синев М.Ю. Марина Журинская, цвет гнева и христианство. [Интернет-ресурс:] 10.10.2013. http://www.pravmir.ru/proshhanie-s-marinoj-zhurinskoj-chuvstva-rebenka-poteryavshego-lyubimuyu-mamu/
3 Журинская М. Реки воды живой // Реки воды живой. Воспоминания об отце Александре Мене. М., 2003. С. 201.
4 Е.С. Мень и монахиня Досифея входили в общину архимандрита Серафима (Батюкова) - отца Петра Шипкова, принадлежавших к умеренному крылу оппозиции митрополиту Сергию (Страгородскому), возглавлявшемуся св. Афанасием (Сахаровым). После войны эти общины восстановили церковное общение с Русской Православной Церковью Московского Патриархата. Монахиня Досифея была также послушницей в тайном монастыре схимонахини Марии в Загорске. См. подробнее об этих общинах воспоминания сестры Е.С. Мень: Василевская В.Я. Катакомбы ХХ века. Воспоминания. М., 2001. В этой же книге в приложении помещены воспоминания монахини Досифеи.
5 Беглов А. Пять лет «Альфе и Омеге»: Академический церковный журнал для широкой публики // НГ-религии. 24 февраля 1999 г. № 4 (27). С. 7.
6 http://www.patriarchia.ru/db/text/3280566.html

Автор: Алексей Беглов
Источник:  Журнал Московской Патриархии и Церковный вестник .


Марина Андреевна ЖУРИНСКАЯ: интервью

Марина (в крещении Анна) Андреевна ЖУРИНСКАЯ (1943-2013) - журналист, публицист, лингвист, кандидат филологических наук, основатель и бессменный редактор журнала «Альфа и Омега»: О нашей вере( апологетика) | Видео | Размышления о Евангелии | Интервью | О Человеке | Цитаты | Статьи | Проза | Аудио.

СЕМЬЯ КАК ШКОЛА ЛЮБВИ, ИЛИ КАК ЖИТЬ С ВЕРУЮЩЕЙ ЖЕНОЙ?
О православной семье и женщине в Церкви главный редактор портала «Православие и мир» Анна Данилова беседует с главным редактором альманаха «Альфа и Омега» Мариной Андреевной Журинской.

- В мире все перепутано. Это естественно, на то он и падший. Но обидно то, что православный мир тоже как-то подвергнут этой путанице.

Во избежание дальнейшей путаницы я сразу скажу, почему я не феминистка, хотя и думаю о женской доле. Горе феминизма в том, что там принято считать, что мужчины - люди по определению нехорошие, а значит, и женщины имеют право быть нехорошими и во всех мыслимых и немыслимых пороках от мужчин не отставать. В христианстве же считается, что никто не имеет преимущественного права на порок, и коль скоро уж принято требовать от женщин добродетели, то и мужчинам не вредно блистать ею же.

А что касается путаницы, то действительно обидно встречать в христианской среде плоды расхожего и никем уже не оспариваемого недомыслия. Например, довольно часты рассуждения о том, что женщина самой природой предназначена для чадородия. А простите, мужчина для чего природой предназначен? У мужчин что, детей не бывает? Женщина ведь от кого-то рожает, а не сама по себе.

На самом деле Господь сотворил мужчину и женщину таким образом, что в их союзе происходит рождение детей. А мы рассуждаем, что женщина в первую очередь создана для чадородия. А мужчина в какую?

Женщины, которые принимают такую модель - жаль их, но уж пускай себе. Но вот для внешних это великий соблазн и раздражение: в XXI веке представлять женщину как какой-то инкубатор или в лучшем случае несушку — это несерьезно, и внешних мы таким образом можем только оттолкнуть.
С другой стороны, роль борца, которую современный мир навязывает женщине, странным образом фактически присутствует и в православной семье, считающейся традиционной и даже патриархальной.

Мне случилось видеть в православных СМИ интервью: многочадная православная женщина рассказывает с большим знанием дела, в каких фондах она добывает средства для своей многодетной семьи. То есть она по сути дела профессиональная попрошайка. Её спрашивают: «А что муж?». Она радостно говорит: «А что муж? Мы его устроили звонарем, он доволен». Ну не поверю я, что отец шестерых детей может быть доволен тем, что он работает звонарем, этих денег не хватает на проезд в городском транспорте! Чем он может быть доволен, кем он себя при этом ощущает?! И, кстати сказать, кто такие эти «мы», которые им так ловко распорядились? Это же глубочайшее извращение природных функций мужа и жены в семье. Жена должна быть хранительницей очага, должна делать так, чтобы все было красиво, уютно и чтобы муж, приходя с работы, чувствовал себя хорошо в своем доме. А он должен этот очаг снабжать средствами, защищать и охранять; делать так, чтобы семья ощущала спокойствие и надежность существования. Есть ли это в нынешней православной семье? Боюсь, что разрушено, что об этом просто не думают. Увы, но в ней, как и в окружающей среде, все больше разговоров о том, кто же имеет право командовать…

И довольно часто православные женщины склонны абсолютно игнорировать своих мужей в духовном смысле.

Большинство духовных бесед сводится к тому, что женщина спрашивает, как бы ей мужем поруководить. Когда ей говорят, что ни Писание, ни Предание этого не разрешают, она начинает выпрашивать: «Ну, все-таки может быть можно, потому что я такая духовно продвинутая, а он такой отсталый?».

Это мне сильно напоминает ситуацию в школе: у нас женская педагогика и рассчитана она на девочек. В младших классах девочки отличницы, а мальчики только и слышат, что «родителей к директору!». Им школьные требования просто противны. Девочка с удовольствием возьмет свою тетрадочку, обернет в красивую бумажечку, наклеит на неё картинку и будет абсолютно счастлива. Мальчик же в лучшем случае способен нарисовать на тетрадке карикатуру — и хорошо если на друга, а то и на учительницу. Но куда деваются к старшим классам эти девочки-отличницы? Они, как правило, становятся очень заурядными. А блещут-то мальчики, — при условии если они преодолели вот это все издевательство над собой, над своей природой, если они не сломались или не ушли из школы невесть куда. Тогда они начинают блистать.

Мне кажется, что у нас в церкви пастырская педагогика рассчитана исключительно на женщин. Это удобно: они смотрят батюшке в рот, ахают, вздыхают. У мужчин же превалирует критическое отношение. С ними нужно держать ухо востро, им все что угодно не скажешь, они ещё и спросят: а откуда вы это взяли? А если сказать «святие отцы рекоша», то можно в ответ услышать: «А какие?».

И куда делось это действительно благочестивое определение – семья как школа любви? Об этом говорил и писал отец Глеб Каледа:

Владеющий даром любви совершенной да идёт в монастырь.
Не владеющий таким даром да вступает в брак и учится любви.

А вот это из Писания: Не любящий ближнего как может любить Бога? Когда мы говорим о ближних, мы все больше о благотворительности. А в Писании это о том, кто больше всего в тебе нуждается. А кто может нуждаться в твоей любви больше, чем твоя семья?
Вот это куда ушло?

Я не хочу вдаваться в скандальную тематику гей-парадов, но противники этого безобразия говорили, что семья не для любви, а для детей. Приехали. То есть детей нужно рожать в ненависти? Это, дорогие мои, ересь. Это гнушение плотью. И в первую очередь это гнушение женщиной, потому что мужчины все-таки как-то не очень склонны собой гнушаться. Так уже и это хорошо.
Я никоим образом не могу одобрять истерические (иного слова не нахожу) попытки утверждения равенства полов путем неподавания пальто, непомощи с ношением тяжестей, неоткрывания дверей, невставания, когда женщина входит в комнату… да мало ли что можно не делать, чтобы дешевым способом утвердить прогрессивные тенденции.

Но вот при том, что пастырская педагогика у нас, как я уже сказала, ориентирована на женщин, в том числе и такая ужасающая инновация, как списки грехов (о них ниже), молитвословы печатаются только для мужчин! Один есть женский, но кто же о нем знает. Я в свое время проводила маленький опрос, спрашивая женщин, устраивает ли их эта ситуация. Все бодро, а также с должной кротостью и смирением говорили, что конечно же, да. А я не унималась: «А когда вы читаете блудный, грешный и окаянный аз, вам не кажется, что это не про вас, а про кого-то другого?» - В общем, да, кажется. «А в чем тогда состоит ваше личное покаяние?». - Молчание.

Сейчас я окончательно проявлю себя с худшей стороны. Дело в том, что я награждена церковным орденом, за что преисполнена благодарности. И вручали мне его торжественно, в храме, под пение хора. Но простите меня, пел он Аксиос! То есть «Достоин!». А я все-таки женщина, то есть по-гречески могу быть только аксиа, «достойна».

Получается, что орден дают мне, а достоин его кто-то другой, несравненно более мужественный…
Как-то мне кажется, что будь я мужчиной, со мной в деловых вопросах… не то чтобы больше считались, потому что не считаться со мной нельзя, потому что я успешно работаю, а по-другому бы разговаривали. Ну неужто молодой человек вдвое меня моложе позволял бы такие пренебрежительные интонации и полное отсутствие «спасибо» и «пожалуйста», если бы на моем месте был мужчина? Эксперимент тут не проведешь, но какие-то мысли гложут и гложут.

- А между тем потихоньку происходит инфантилизация мужчин.
- Золотые слова, именно между тем и именно тем не менее происходит. И она поощряется. Удобно руководить женщинами и удобно учить женщин руководить другими. Из главы семьи муж ставится в положение ребёнка в этой семье. Причем крайне неудачного, потому что ничего не может толком сделать. Это называется «тут запьешь», потому что а что ещё делать-то?

- Отец Александр Ильяшенко любит повторять: если жена постоянно внушает мужу, что он неудачник, он достаточно быстро таковым становится.
- Естественно. Но до чего же наша пастырская педагогика не приспособлена для мужчин! Вот эти самые списки грехов – такая глупость! Мне ещё никто не объяснил, почему грехом считается «ездила в такси». Там ещё и не такое есть. И все грехи в женском роде! Слишком часто стирала, например. Слишком часто мылась.

Был такой священник, который всегда в списке грехов называл «любование красивых лиц». Это было для меня новостью. Во-первых, я не понимала грамматическую форму: кто тут кем любуется? И в общем-то, по логике русского языка это значит, что если кто-то красивый на вас посмотрел, то вы грешны. Потому что если вы любовались красивыми лицами, то должно быть другое какое-то глагольное управление. Детьми тоже нельзя своими любоваться? Наверное, нельзя. Наверное, нужно смотреть и говорить: «Ах, хоть бы ты уродом стал!».

Этот батюшка постепенно отказал Православной Церкви в своем доверии и ушел. Так что даже нельзя его разыскать и спросить, что он имел в виду. Так и осталось для меня загадкой, что такое любование красивых лиц и почему это грех.

С мужчинами такое не пройдет. А женщины очень некритически относятся ко всему. Недаром же существует такой замечательный анекдот в разных видах: батюшке надоело, что какая-то бабулька на все твердит «грешна, батюшка, грешна». На мотоцикле ездила? - «Грешна, батюшка, грешна». Людей сбивала? - «Грешна, грешна». И тут он её со вздохом облегчения прогоняет.

- К вопросу о инфантилизации мужчин. Рамзан Кадыров находится в процессе поиска второй жены. Его спрашивают журналисты, как же так, по законам РФ не разрешено, а он отвечает, что изрядная часть мужчин в России сегодня живут на две семьи и при этом никому ничего не должны; с женой не разводятся, на любовнице не женятся, дети растут непонятно как…  А он берет женщину в жены, дает фамилию детям, берет на себя ответственность за вторую жену. И я поняла, что нам на это ответить нечего. Немало сегодня семей, где жена случайно узнает, что у мужа почти с начала семейной жизни есть вторая семья, с ребёнком…
- Ответить мы на это могли бы только: «А зато у нас в семье любовь». А мы не можем это ответить, потому что мы эту любовь запихнули куда подальше.

В исламе действительно можно взять жену, если предыдущая не возражает и если у человека хватает средств. Поэтому среднеэкономически можно брать 4 жен, это установил Мохаммед, сделавший оговорку, что поскольку пророка содержит вся умма, то он может иметь жен сколько угодно. Но известно же, что как-то младшая любимая жена Мохаммеда Айша его спросила, какую жену он любит больше всех, считая, что её. На что он ответил, что они все очень милые женщины, он к ним прекрасно относится, но любил Хадиджу (это была его первая жена, при ее жизни других не было). Понимаете?

А что мы можем сказать? Где та Хадиджа, которую любит православный мужчина?

Я знаю некоторое количество семей, где муж любит жену, а жена любит мужа. Но далеко не все православные семьи, которые я знаю, этим отличаются. Большинство рассуждает о том, насколько они православные и что им нужно ещё придумать, чтобы считаться все более и более православными. А что нужно друг друга любить - это в голову не приходит.

У нас в беседе получается некоторый перекос в сторону мужского инфантилизма, а я больше чем уверена, что многое можно порассказать и про недостойных жён тоже.

Вообще во всем мире недостойная жена - это та, которая изменяет мужу. Появляется с астральным видом, а на робкий вопрос мужа, где была, отвечает: «А тебе какое дело?». Гораздо хуже, когда жена появляется с астральным видом и говорит, что была в храме. И она действительно была в храме. Я своими глазами читала такое письмо в журнал: «Ребята, я так больше не могу, жена приходит домой в 12-м часу ночи, квартира на мне, готовка на мне, дети на мне. Я говорю, ну ты хоть со мной поговори, а она мне - а я устала. Говорит, что это её духовник благословил на такой образ жизни». И человек спрашивает, что ему делать?

Я пересказала это чрезвычайно для меня авторитетному духовному лицу, и когда я дошла до вопроса «Что делать?», данное духовное лицо не без раздражения сказало: «Да разводиться с ней! Не в редакцию же писать». И тут меня стукнуло, что это же каноническое основание для развода: она не выполняет супружеских обязанностей; она не мать, она не хозяйка, она не жена. Она неизвестно кто. Он действительно имеет канонические основания с ней развестись. Инфантильность - это то, чем болен весь мир, но вот эта - это такая наша, такая свежая…

Отец Глеб Каледа говорил, что на социальном служении с православными женщинами работать невозможно. Вот её дежурство в больнице, а тут она узнала, что где-то служит Святейший Патриарх. И никакое дежурство ей не нужно, и она усвистала на другой конец Москвы или области, ей вынь да положь нужно присутствовать на службе Святейшего Патриарха; без неё не справится. Или «а у нас в храме сегодня престол». Причем когда она записывалась на это дежурство, она, получается, этого не знала.

- У знакомого была сотрудница, которая пела в хоре и соответственно уходила с работы на час-полтора раньше. Все остальные с детьми, с больными родителями - а у неё спевка ежедневная.
- И большую любовь к Церкви она внушала всем окружающим, которые за неё перерабатывали. Просто апостолат мирян на марше.

- Может быть, дело в неофитстве?
- Когда-то я во времена своей относительной молодости наблюдала церковных бабушек. Тогда предлагалось перед ними трепетать, а отец Александр Мень говорил: «Это все комсомолки 30-х годов. Грехи свои отмаливают. Это очень хорошо, что они их отмаливают. Это очень хорошо, что они пришли в церковь. Но они не есть носители церковной традиции». Носителей церковной традиции тогда можно было по пальцам пересчитать. Смотрю сейчас на этих церковных активисток - это мелкие чиновницы, которые вышли на пенсию. Они сохранили все свои замашки, они высокомерны, для них все, кроме них - просители.

Понимаете, это же наследие того времени, когда нужно было писать не заявление, а просьбу и кончать её словами «В просьбе прошу не отказать». И вот она, сидя за столом и ни в коем случае не предлагая никому сесть, изучает этот листочек. Но опять-таки хорошо, что они пришли в церковь, а не я не знаю куда. Хорошо, если они изменились, если произошла метанойя. Но они ведь, как правило, не причащаются. Это абсолютно типичная для храма история: они все сделали, коврики, чайники, они обошли храм, собирая пожертвования, начинается евхаристический канон, они садятся и в полный голос начинают обсуждать свои домашние дела. Я это видела не один раз в разных храмах.

- Итак, что же православной женщине посоветуете с инфантильным мужем делать?
- Любить, уважать и молиться.

- А если он ничего не умеет делать, если все делает неправильно?
- Что значит «все»?

- Ну, многое.
- Например?

- Принимает неправильные решения. Считает, что надо поступить так, а потом оказывается, что нужно было поступать так, как жена говорит.
- Надо различать 2 вещи.
Во-первых, почему-то женщины считают, что они выходят замуж за фирму по ремонту жилых помещений.

Почему-то считается, что муж должен быть электриком, сантехником, плотником, слесарем, маляром и специалистом по ремонту и наладке электронного оборудования. А никто ничего не должен.

Можно вызвать сантехника, да ещё и дружно над этим посмеяться.
Можно порадоваться тому, что есть непьющий сантехник, и мы можем его позвать. Это же тоже в наше время способ устроить жизнь. Можно готовить, а можно заказать на дом еду. Тоже можно. Все зависит от того, кто что любит.

- Часто задают вопрос о том, как вдохновлять мужа. Как его мотивировать на что-то? Если его все достало, от всего устал, дети замучили, на работе не ценят и так далее. Как сделать так, чтобы он в себя поверил?
- Любить его. Это единственный рецепт, который возможен в семейной жизни. Как Господь велит.

- Простые сложные ответы…
- А что делать? Или так, или мы вступаем в мир каких-то технологий, что мерзость, манипулирование людьми.

Надо вам сказать, что люди могут простить многое и даже измену, но не могут простить, когда ими манипулируют, когда с ними обращаются, как с вещью. Поэтому все эти советы… если он поймет, что это технология, то даст по морде и уйдет. И правильно сделает, между прочим.

- Грустная у нас получается картинка…
- Самое смешное, что не грустная. То есть то, что во всем этом нет ничего веселого - это одно. Но именно здесь кроется и нечто отрадное, потому что все, что мы сегодня с вами говорили - это такая большая вариация на тему того, что Господь правит Церковью. То есть сами по себе мы абсолютно никуда не годимся, а Господь нас не оставляет. И Он все это направит, вы не волнуйтесь. Одно дело, что мы должны отдавать себе отчет в том, что происходит. И бдить. А другое дело – мы же все живем и, между прочим, хорошо живем, Богу молимся, и все идет. Остается только восклицать с благодарностью «Дивны дела твои, Господи!».

Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ 
Вопросы задавала Анна Данилова.


О Человеке: Татьяна Целехович, Виктор Судариков и протоиерей Алексий Уминский о Марине Журинской

Марина (в крещении Анна) Андреевна ЖУРИНСКАЯ (1943-2013) - журналист, публицист, лингвист, кандидат филологических наук, основатель и бессменный редактор журнала «Альфа и Омега»: О нашей вере( апологетика) | Видео | Размышления о Евангелии | Интервью | О Человеке | Цитаты | Статьи | Проза | Аудио.

ПАМЯТИ МАРИНЫ ЖУРИНСКОЙ
Вспоминает директор просветительского православного форума «Православие и мир» Виктор Судариков:


Марина Андреевна – это целый мир.

Переводчик, издатель, редактор, христианский мыслитель, специалист по комнатным растениям, художник-ювелир, коллекционер и многое-многое другое…

Но главное – это, конечно, вера – которая «в ребрах», которая определяет все мысли и дела, которая делает человека свободным и способным к тому, чтобы духовно расти выше и выше.

Она была духовным чадом и ученицей выдающихся пастырей XX века – прот. Александра Меня (о котором рассказывала как о весьма строгом и серьезном духовнике, не принимая отношения к нему некоторых экзальтированных его почитателей) и прот. Глеба Каледы.

С Мариной Андреевной нас познакомил в храме Иоанна Предтечи на Пресне о. Андрей Кураев. Потом я иногда бывал в  ее удивительной квартире, наполненной книгами, диковинными растениями (часть из них стояли в специальных закрытых колбах) и картинами Елены Черкасовой; даже готовил некоторые публикации для «Альфы и Омеги». Марина Андреевна любила и ценила друзей, заинтересованно расспрашивала о моих детях…

Ее наследие – огромно. Интереснейший богословский журнал «Альфа и Омега», выходивший с начала 1990х годов, коллекция картин, множество собственных статей и переводов. Талантливый человек – талантлив во всем. Мало кто знал, что у Марины Андреевны были дипломы ВДНХ за выращенные экзотические растения. В преклонном возрасте она прекрасно освоила изготовление различных украшений – ее «цацки и бряки».

Да, еще Марина Андреевна любила своего кота Мишку и даже писала о нем…

Помню, как однажды, Марина Андреевна процитировала мне древнюю аскетическую мудрость о том, что Господь призывает к Себе человека в тот момент, когда тот лучше всего к этому готов. И заключила — «Если Господь продлевает мою жизнь, значит дает мне еще время покаяться».

Теперь колос созрел.

Царства Небесного рабе Божией Анне…

Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ 


ХРИСТОЛЮБИЦА МАРИНА АНДРЕЕВНА


Христолюбица… Она была по-настоящему христолюбицей. Это самое главное, что люди начинали понимать, когда с ней встречались, когда начинали с ней общаться, ее узнавать. Когда читали ее замечательные статьи, когда слушали ее рассуждения о Церкви. Христолюбица…

Таких людей вообще всегда бывает очень немного. Но именно такие люди прежде всего влияют на мир. Об этом нам хорошо известно из слов преподобного Серафима Саровского, но мы об этом не задумываемся всерьез. Ну как человек может спасти тысячи? А вот так, незаметно, оказывается, и бывает, что когда есть христолюбец или христолюбица, то меняется мир, меняется пространство жизни. И это особенно вдруг понимаешь, когда этот человек разлучается с нами.

Марину Андреевну можно называть учителем Церкви. Ну, или учительницей. Потому что она действительно нашу новорожденную Церковь последних десятилетий многому научила. Она очень многому учила и научила христиан. Например, она всегда, постоянно, учила всех человеческому достоинству. Это была очень важная наука, которой она сама овладела и пыталась привить другим. Учить христиан человеческому достоинству.

Она учила и многих научила свободе, настоящей. Такой, не разнузданной свободе, безответственной, а глубокой, ответственной свободе христианина внутри Церкви – то есть, ответственности очень большой.

Она очень многих научила смотреть на мир глазами ребенка. При том, что она человек, убеленный сединами, восхищение и удивление этим миром она не прекращала. В любом растении, которое она видела и любила как живое существо, бабочках, цветах, любимых котах – она видела любовь Божию к человечеству. Ее любовь ко Христу распространялась на этот мир, так она понимала слова: «Идите, проповедуйте всей твари». Для нее эта тварь, в любви к ней, была тоже проповедью, разговором о Христе. Это удивительное научение, которое она оставила нам, таким сухим и почти безжизненным людям XXI века.

Конечно же, она очень любила Христа, и поэтому она учила прежде всего верующих людей, тех, кто называется христианами, кто называется православными – искать в своей жизни встреч со Христом. Ничего более дорогого и не было, чем эта встреча со Христом, подражание Христу, мысли о Христе, тоска о Христе, которая в ней была такой живой, не давала ей быть спокойной, все время ее тревожила. Этому она непрестанно учила и продолжает учить.

Этого учительства всегда немного, но оно очень важно, оно замечательно, это учительство, которое делает нас стоящими во Христе людьми.

Мы сегодня провожаем ее. Слово «похороны» совсем не вяжется с тем, что есть у нас во Христе. Потому что, когда похороны – это победа смерти. А вот сегодня – христианское погребение – это всегда победа жизни. Эти слова, которые мы сегодня слышали при отпевании, эти молитвы потрясающие, которые все время возвещают победу жизни, и никакой смерти. Нам горько терять в этой жизни такого удивительного человека, это действительно для нас огромная потеря, но для нас это и приобретение, потому что свидетельство во Христе, истинное свидетельство веры – это всегда приобретение, это всегда новое. Новый голос, который говорит о том, что Христос воскрес, о том, что смерть побеждена, и о том, что жизнь жительствует.

Спасибо всем, кто пришел сегодня на этот праздничный, торжественный день, потому что сегодня – действительно праздник для Марины Андреевны. Она со Христом, Которого так любила. У нее сегодня день рождения настоящий – настоящего христианского рождения. Как и для нас, я надеюсь, это будет так. Для каждого христианина – день рождения во Христе.

Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ



ЖИВИТЕ В РАДОСТИ: памяти Марины Журинской
О Марине Андреевне Журинской вспоминает Татьяна Петровна Целехович, кандидат филологических наук, один из авторов журнала «Альфа и Омега».

Мы пили чай, ели виноград и улыбались друг другу. Я не помню, кто еще мог так рассмешить меня, как она, порой я хохотала до слез: «Этого не может быть!» А она с невозмутимым видом повторяла: «Именно так, милая Таня». Я любила быть рядом с ней. Я успела сказать, что люблю ее.

Кажется, св. Иоанн Златоуст в одной из погребальных речей заметил, что после потери близкого человека живущие начинают скорбеть о том, что недолюбили его, чего-то не сказали, не сделали. После ухода Марины Андреевны у меня нет этого чувства незавершенности: каждое посещение ее обители было для меня событием, и всякий раз - цельным и с красивым послесловием. Даже паузы в разговоре не вызывали неловкости, потому что и они были к месту и, что называется, со смыслом.

Она умела слушать. Была внимательной и не спешила с выводами - уточняла, переспрашивала, просила разъяснить те моменты в монологе собеседника, которые ей казались туманными. Мы пили чай, ели виноград и улыбались друг другу. Я не помню, кто еще мог так рассмешить меня, как она, порой я хохотала до слез: «Этого не может быть!» А она с невозмутимым видом повторяла: «Именно так, милая Таня». Я любила быть рядом с ней. Я успела сказать, что люблю ее.

Когда уходит человек, тому, кто остался, важны вещественные доказательства его присутствия, нужно что-то перебирать, нюхать, примерять — вспоминать. Марина Андреевна дарила мне книги и журналы, косметику и бижутерию. Мы переписывались. И каждое ее письмо - это тоже событие, завершенный цельный рассказ/совет друга/поучение матери. Но как-то особенно дорог мне сделанный ею комплект: браслетик и бусы, яркий, мне показался сразу - даже слишком.

Ей нравилось, чтобы вокруг были счастливые люди, чтобы они радовались и не стеснялись украшать себя. Я стеснялась, а потом - в каждый новый приезд в Москву «к Марине Андреевне» старалась нарядить себя во что-то поющее и солнечное, и если прибавилось во мне за это время женственности - в этом и ее заслуга. Помнится, однажды мы даже вместе совершили шопинг, выбирали украшения - это было торжество вкуса и мастер-класс для начинающих леди!

У нее было много друзей, знаменитых, обыкновенных - для нее - замечательных. Она любила нашу Белоруссию, была другом Никольского монастыря в городе Гомеле и знала тамошних насельников, особенно сердечная дружба ее связывала с архимандритом Саввой (Мажуко), который впоследствии нас и познакомил. Я благодарна, что таким образом оказалась причастна к процессу выхода журнала «Альфа и Омега» и также была в ряду его авторов.

Марина Андреевна была прямым человеком, без лицемерия и двойных стандартов. Иногда ее прямота и бескомпромиссность могли показаться дерзкими и даже обидными, но даже за этим «да-да, нет-нет» была чуткость, любовь и способность понимать и прощать. О чем бы она ни говорила - о религии, о политике, о культуре, о России - все ее разговоры были христоцентричны. Ее жизнь была христоцентрична. Для нее Спаситель был не теоретизированный идеал, абсолют, а живой, очень дорогой для нее, реально существующий с ней - Человек, Личность, Которую она любила. И эта любовь ее была заразительной.

Она часто цитировала Евангелие, отсылала к нему. «Читайте Евангелие, деточка, там все написано» - это стало уже моим жизненным кредо. Вспоминала апостола Павла: непрестанно молитесь, за все благодарите, - живите в радости. А еще о том, что христианство не знает зомбированных шаблонных верующих, а только личностей - и у каждого своя история.

Мы много говорили о любовных историях, об отношении полов в современном мире, столько шуток было отпущено по этому поводу - ни для кого не оскорбительных, просто смешных, как голая правда. Марина Андреевна очень любила своего мужа. Когда я смотрела фото с ее похорон, острое чувство потери я пережила, заметив на них Якова Георгиевича, его растерянное лицо, опавшие щеки и устало опущенные руки.

Это было будто отражением гоголевского Афанасия Ивановича из «Старосветских помещиков». Некоторые полагают, что это лучшее произведение о любви в русской литературе. Правильно полагают, но в реальности еще лучше бывает. Такие внимание, забота, уважение, чуткость Марины Андреевны и Якова Георгиевича друг к другу - вызывали умиление и чувство благодарности за предоставленную возможность наблюдать пример Семьи, верных друг другу, любящих людей. И вот здесь становится очевидно, что значит: «смысл православного брака - в любви двоих», а не в продолжении рода.

Говорят, что продолжения не бывает, что с собой в могилу ничего не заберешь, и вот здесь можно поспорить. Есть люди, которые уносят с собой целый мир. Марина Андреевна Журинская - это эпоха в истории русского православия, и это не громкие слова: уже только один «журнал о Христе», которому она посвятила столько сил и знаний, отдала свое здоровье - весомый аргумент ее вклада в богословие.

Когда уходит близкий человек, живые оплакивают также и себя, потому что им жаль тех, какими они были рядом с этим человеком. Мне жаль себя. Я больше никогда не замечу в окнах первого этажа тихий волшебный свет сквозь заросли кактусов, не услышу за дверью медленные шаги и не почувствую тепло щеки, на меня не будут ворчать и больше не подадут носовой платок, чтобы я утерла слезы, неожиданно вырвавшиеся из душевных кранов, я не буду слушать Цоя вместе с ней и рассматривать картины и книги… Будто она унесла с собой часть меня, - в эти дни я расстаюсь с той Таней - с печалью и благодарностью.

Однажды на мои сетования по поводу неустроенности хороших православных людей в мире Марина Андреевна заметила: «Это на земле бывает, а вот вспомните: не видел того глаз и не слышало ухо, что уготовил Господь любящим Его?..».

Я только сейчас вспомнила. А она - уже знает. И вместе - будем жить, в ожидании новой встречи.

Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ 


Марина Андреевна ЖУРИНСКАЯ: цитаты

Марина (в крещении Анна) Андреевна ЖУРИНСКАЯ (1943-2013) - журналист, публицист, лингвист, кандидат филологических наук, основатель и бессменный редактор журнала «Альфа и Омега»: О нашей вере( апологетика) | Видео | Размышления о Евангелии | Интервью | О Человеке | Цитаты | Статьи | Проза | Аудио.

***
Даже если куда-то денется Русская Православная Церковь, - что невозможно, но даже если она куда-то денется и в ней останется один священник - горький пьяница и заведомый стукач - я останусь его последней прихожанкой и мы вместе будем оплакивать наши грехи.

***
Хорошо живется тем, кто верует: любая мелкая радость прочувствывается ими как милость; любое горе принимается с доверием и пониманием того, что это нужно пережить, что это посланное испытание, и принять его нужно достойно. Зачем? - Для приведения души к тому виду, в котором она сможет соединиться с Богом, причем необязательно на том свете, возможно и на этом. Но этого нужно желать, к этому нужно стремиться, а когда это происходит - понять, ощутить, обрадоваться и поблагодарить.
***
Синергия - это когда я на стороне Бога

 


Марина Андреевна ЖУРИНСКАЯ: статьи

Марина (в крещении Анна) Андреевна ЖУРИНСКАЯ (1943-2013) - журналист, публицист, лингвист, кандидат филологических наук, основатель и бессменный редактор журнала «Альфа и Омега»: О нашей вере( апологетика) | Видео | Размышления о Евангелии | Интервью | О Человеке | Цитаты | Статьи | Проза | Аудио.

КТО МЫ

На этот вопрос мы можем ответить твердо и без колебаний: мы - православные христиане. А далее встает вопрос о том, какое место мы занимаем на шкале ценностей - в этой жизни и в вечности.
Безусловно, мы уповаем на вечное спасение, но считать его гарантированным не смеем и помышлять; это ересь.

Мы считаем, что у нас есть основание полагать, что спасены мы будем "в первую очередь" При всей интуитивной правильности такого предположения оно все же небезупречно: спасение - всецело в руке Божией, и о том, что первые будут последними, а последние первыми, сказано в трех Евангелиях (см. Мф 19:30; Мк 10:31; Лк 13:30), да и в других Евангельских текстах это можно увидеть. Во всяком случае, на Пасху нам напоминают, что работники одиннадцатого часа, то есть те, кто пришел трудиться, когда работы оставалось всего на час, получают ту же награду, что и те, кто проработал целый день (см. Мф 20).

Так, может быть, мы зато лучше всех или по крайней мере ведем себя лучше других? Вот это уже сомнительное суждение, да к тому же и ненужное. Если бы это было так, то мы не изводили бы батюшек, часами жалуясь им непонятно на что, - то ли на окружающих, то ли на себя, то ли на "судьбу", - в мучительных попытках покаяться и обрести чистоту сердца и мир души. А коль скоро нам это нужно (а всякий по себе знает, что нужно), значит, этого у нас пока что нет.

Но вот "всякий" сказано здесь не очень правильно, потому что редко-редко, но встречаются люди, убежденные в том, что безгрешны. Так и на исповеди докладывают. В таком случае некоторые батюшки совершенно справедливо указывают, что данный столп веры и сосуд добродетели не имеет отношения к христианству, потому что Христос сказал: не здоровые имеют нужду во враче, но больные; Я пришел, призвать не праведников, а грешников к покаянию (Лк 5:31-32).

И в этих словах Господа содержатся все основания для того, чтобы понять, кто же мы есть. Мы - не "отличники" перед лицом Божиим, тем более что чем пристальнее мы, фигурально выражаясь, всматриваемся в Него, тем с большей ясностью понимаем ничтожность своих заслуг, подвигов и добродетелей; более того, понимаем, что всякая наша заслуга - не от нас, что все действительно хорошее из того, что мы делаем - это Его дар.

Так что же отличает нас от мириадов других грешников? На этот вопрос неоднократно отвечали Отцы: покаяние. А покаяние - это не забивание себя в землю "на всякий случай", а ясная и четкая процедура; правда, для каждого она своя, потому что Господь каждого ведет к Себе его собственным путем, - и только когда часть пути пройдена, можно увидеть, что основные его вехи для разных людей сходны. Например, возможно такое: для начала желающий покаяться (или смутно чувствующий такую потребность) поворачивается лицом к Богу и учится видеть себя, что называется, sub specie aeternitatis, перед лицом вечности. Кое-что становится понятным. Непременный компонент покаяния - любовь к Богу; мы каемся не для собственного самоусовершенствования, а для того, чтобы приблизиться к Нему - к Тому, Которого мы не хотим огорчать.

Да, мы, что называется, "трудные дети", но мы Его дети, и Его любви хватает на всех нас. Нужно только попросить.

Означает ли это, что совершенно все равно, ведем ли мы себя хорошо или плохо? - Ничего подобного; как раз тем, кто вне Церкви, Господь скорее простит, потому что они грешат по неведению. А мы призваны к познаванию, и если с познаванием у нас плохо, то это тоже грех; строго говоря, христианин вряд ли может оправдаться тем, что грешит "по неведению": Господь дает знание тем, кто просит.

...Существует и в школе, и в вузе так называемый "синдром отличника", - это когда отвечающий буквально захлебывается в море своих знаний и топит в нем экзаменаторов, и они, совершенно убитые этим совершенством, только руками на него машут: ну, хорошо, хватит уж, идите, отлично. Выгнанный таким образом с экзамена еще долго бродит по коридору, приставая ко всем встречным с жалобами на то, что и не спросили толком, а он еще много чего мог сказать. Честно говоря, не самая симпатичная фигура, и дело даже не в ослепительном эгоизме и в упорном нежелании понять, что людям не до него, а в том, что это школярское совершенство, как правило, не очень высокого качества.
Представляется, что наше желание выглядеть "лучше всех" сродни этому состоянию.

Источник: Журинская Марина, Худиев Сергей. О вещах простых и ясных. – Саратов: Из-во Саратовской епархии, 2011. – 368 с.


Марина Андреевна ЖУРИНСКАЯ: проза

Марина (в крещении Анна) Андреевна ЖУРИНСКАЯ (1943-2013) - журналист, публицист, лингвист, кандидат филологических наук, основатель и бессменный редактор журнала «Альфа и Омега»: О нашей вере( апологетика) | Видео | Размышления о Евангелии | Интервью | О Человеке | Цитаты | Статьи | Проза | Аудио.

МИШКА И НЕКОТОРЫЕ ДРУГИЕ КОТЫ И КОШКИ
Главы из книги Марины Журинской

Появление


Появление Мишки в нашей жизни было самым романтичным. Однажды темным и вьюжным декабрьским вечером я поехала на южную окраину Москвы – по делам. Но было не до дел: в хозяйской кухне сидел очень милый немного знакомый мне человек, глубоко расстроенный. На коленях у него помещался довольно крупный котенок из тех, которые мне всегда нравились: пуховый, дымчато-пятнистый и с роскошным хвостом. Мне тогда показалось, что его немного портит белое асимметричное пятно на морде, но вот уже больше 14 лет как мне так не кажется. Котенок заводил глаза к небу, махал ресницами (не путать с глазными вибриссами! у него были самые настоящие ресницы, длинные и пушистые – и сейчас есть) и, казалось, прощался с белым светом. И было с чего: вокруг ног его естественного защитника и покровителя вились взрослые кот и кошка и непрестанно шипели. Визави с оным защитником сидел крупный черный лохматый пес и непрерывно лаял.

Несколько человеческих участников этой сцены тоже выглядели весьма расстроенными, то есть выступали на стороне котенка. Но что они могли поделать, если роковые силы судьбы обрушились на это беспомощное существо? Женская часть семьи его хозяина заявила, что достаточно в доме одной кошки, матери вышеописанного, а держать при ней сына – непозволительная роскошь. Его крестница-школьница договорилась с подружкой, которой очень хотелось пушистого котенка, что та его возьмет. Вот бедный хозяин, очень котенка любивший, сунул его за пазуху и при ужасной погоде (см. начало) повез через всю Москву с севера на юг в семью крестницы. А когда привез, то позвонила подружкина бабушка и сказала, что они с внучкой поругались и в наказание никакого котенка той не будет. Оставалось только немного передохнуть в не очень располагающей обстановке, снова совать страдальца за пазуху и тащить обратно по вьюге через всю Москву в дом, где был обеспечен более чем холодный прием.

Мне стоило героических усилий смолчать, но я смолчала. А приехав домой, сказала мужу:

– Давай возьмем котенка, – и вкратце описала ситуацию.

Никакого особого энтузиазма глава домашней церкви (в дальнейшем для краткости будем называть его Я. Г.) не проявил, вяло пробормотав, что-де если ты очень хочешь, то возьмем, но ведь мы договорились жить без животных; это очень сковывает, не будет никаких совместных поездок и вообще ответственность... В общем, вопрос повис в воздухе, а для настаиваний было уже поздно.

Важно, что все это было во вторник.

В среду Я. Г. отправился на работу, а ко мне приехала коллега. И тут по комнате, где мы сидели, по четкой диагонали, нагло, враскачку, гремя когтями, прошла большая МЫШЬ. Я немедленно позвонила мужу и твердо сказала:

– У нас мыши. Наташа свидетель. Берем котенка.

В трубке раздались вздох и согласие. Я молниеносно позвонила несчастному хозяину и мигом его осчастливила. Только договорились, что он привезет котенка с утра в субботу, чтобы мы закупили необходимые ему предметы и продукты и смогли быть с ним весь день до вечера, чтобы привык.

А в четверг, когда Я. Г. пришел с работы и ужинал, по кухне наискосок не торопясь прошла мышь поменьше. Тут моя жизненная опора, слегка вздрогнув, задалась вопросом:

– А нельзя попросить, чтобы его прямо сейчас привезли?

Но договор есть договор, и котенок появился утром в субботу. Как полагается, он тщательно обошел всю квартиру и завалился спать. К вечеру проснулся и еще раз обошел квартиру, причем проделывал какие-то таинственные телодвижения (очень было похоже на ритуальный танец) на мышиных трассах. И поел.

С тех пор мышей в доме не было. И мы с удовольствием представили себе, как они в панике пакуют чемоданы, защемляя друг другу лапы и хвосты, и переругиваются хриплым шепотом.

Как он стал Мишкой


Мишкой он стал очень скоро, приобретя заодно парадное (практически неупотребляемое) имя Муркель-Муркис де Миша (первое слово немецкое, второе литовское, остальное, понятно, французское, но по-французски пишется demi-chat, то есть полукот, и подразумевается, что на другую половину – существо более высокого ранга). А почему Мишка – на этот вопрос мы через несколько лет отвечали одному священнику:

– Видите ли, батюшка, он был в детстве очень похож на медвежонка-гризли: лапы толстые, ходит, загребая, лобастый и крупный.

На это батюшка осчастливил нас притчей:

– Вот видите, что значит наречь слова вещам: вы его назвали Мишкой, и он стал думать, кем ему лучше расти, котом или медведем. В конце концов решил, что котом все-таки лучше, да уж поздно: видите, какой большой вырос.

Вырос действительно большой: всю свою взрослую жизнь весил 6,5 кг, причем жирным не был, а по Высоцкому, только челюсти да шерсть. И очень мощные мускулы. И чудовищной величины и остроты когти. И огромные клыки в тех самых челюстях.

Всю свою жизнь с котом мы (бестактно, как постепенно выяснилось) гордились тем, что при первом знакомстве с ним большинство людей восклицает «Ой, какой огромный!» или что-то еще в том же роде. Иногда, правда, заметно было, что его это не радует, и чем дальше, тем больше. Потом я прочла, с каким раздражением реагировал на тот же возглас относительно себя при тех же обстоятельствах Сергей Довлатов. И призадумалась о судьбах людей и котов.

Дальнейшая жизнь летом и зимой

Или, если хотите, зимой и летом. Зимой Мишка сильно скучал по даче, и всякий, кто оттуда приезжал, пользовался его повышенным вниманием. Если же кто-то из нас не ко времени, вне сезона собирался на дачу, кот всерьез дулся и даже не выходил попрощаться, а принципиально поворачивался к путешественнику задом и пыхтел; при этом было совершенно понятно, что он считает, что там лето, а мы держим его в зиме по необъяснимой и недостойной вредности. Обратная тяга наблюдалась только один раз, когда я летом на даче собралась на работу и в довольно ранний час отправилась к поезду. Какое-то движение сбоку при влекло мое внимание, и я, повернувшись, увидела, что мой кот с целеустремленным видом топает по кювету, явно намереваясь тайно сопровождать меня во что бы то ни стало. Пришлось сползать в кювет, выгребать оттуда кота, который умеет выражать неповиновение превращением в жидкую субстанцию и вытекать, хватать его тем не менее и тащить, преодолевая некоторое сопротивление. К тому же дачные электрички – это вам не метро, ходят хорошо если раз в час, и я, несколько нервничая, вступив на территорию участка, заорала, чтобы взяли у меня настырную зверюгу. Получила от сонных родных и близких по полной программе за нетактичное поведение, сдала животное с рук на руки и поскакала на электричку. Успела.
 
Одним из интереснейших видов мишкиной деятельности было его участие в учебном процессе. Несколько лет я вела небольшую группу студентов Российского православного университета, и занимались мы у меня дома, тем более, что групповые занятия постепенно перерастали в индивидуальные. Студенты сидели полукругом, в центре которого был секретер, я – за секретером, боком к нему, все время поворачиваясь к студентам. Постепенно я начала подозревать, что крайне внимательное и прилежное выражение их лиц на занятиях как-то не связывается с обычным для современного студенчества прохладным отношением к домашним заданиям. Сидят, как позируют, и не шелохнутся, и у всех очи горе и лица такие вдумчивые. Потом я, проследив направление их взоров, обнаружила, что Мишка всегда взгромождается на верх секретера и в свою очередь не сводит со студентов горящих совиных глаз. Ему тут же было присвоено звание «господин инспектор». Инспектирование явно пришлось ему по душе, так что когда студенты благополучно прошли курс немецкой премудрости, и ко мне стали ходить молодые авторы журнала (с которыми мы сидели уже за письменным столом), кот немедленно занимал свое инспекторское место на секретере. Вообще для кота позиция наверху – это одно из засадных положений, так что немудрено, что выглядел он грозно. Не очень молодые и совсем немолодые авторы тоже приходили, но их он не инспектировал.

Зато студенты неоднократно бывали мной пойманы за комичной попыткой определить с помощью Мишки уровень своей духовной продвинутости. Дело том, что кот, как и все его сородичи, абсолютно не допускал прикосновений к пузу, карая невежу страшными царапинами. Исключение делалось только для духовных лиц, их он не трогал, так что они могли его трепать, как хотели. Не раз и не два я во время перерыва обнаруживала студента, который ходил кругами вокруг возлежащего кота (тот на это время бросал свою инспекторскую позицию) и с мучением во взоре протягивал дрожащую длань, то трусливо ее отдергивал. Бедные дети очень хотели прославиться уровнем своей духовности, но в то же время не без основания опасались, что уровень вполне может не дотягивать, а когти ужасающие. Такой вот синдром голого короля. Думаю к тому же, что они, будучи студентами православного университета, что-то понимали в апостольской преемственности и не были до конца уверены, что их духовное совершенство способно заменить великое таинство рукоположения. Но попробовать хотелось.

С годами развилась градация прошения о пище. Примерным образом она может выглядеть так: особое мурлыкание («просительная ектения»); сидение возле миски (пикетирование); лежание возле миски (сидячая забастовка), кружение вокруг ног со слабыми вскрикиваниями (мирная демонстрация); цепляние передними лапами за край стола с нежными и печальными взорами (попытка вызвать жалость); вспрыгивание на стол (крайняя мера). На старости лет этой крайней мере предшествует брюзгливый крик, мол, могли бы и запомнить мои привычки. Это он врет, потому что ест не по часам, а когда в голову взбредет, и постоянна только ночная прожорливость.

В свое время Мишка, чтобы не угодить в воду, проделал сальто над ванной, нарушающее законы гравитации (а может, аэродинамики, не знаю точно) и, наверное, запомнил это как случай смертельной опасности, от которой он счастливо избавился. Справедливо не доверяя уровню моего физического развития и уяснив, что время от времени я принимаю водные процедуры, он решил на всякий случай бдить. Когда это произошло в первый раз, он меня сначала напугал, потом насмешил. Судите сами: я мирно пребываю в ванне, и тут под дверь, совершенно как в «Майской ночи», подсовывается страшная котовая лапа, которая скрежещет когтями по кафелю и всерьез намерена его выломать; одновременно дверь ходит ходуном под напором мощного плеча. Я, мокрая и несчастная, вылезаю из ванны и открываю ему дверь. Немного посуетившись, он выходит. Из двери дует; я ее закрываю. Все повторяется. Причем неоднократно.

Со временем кот разработал методы убеждения (сидение на стиральной машине со взглядом в упор, хождение по краю ванны с паническим мяуканием) и даже принуждения (насильственное притаскивание Я. Г. с тем, чтобы тот положил конец экстремальной ситуации; кое-как домываясь и одеваясь, я имела неудовольствие слышать, как они препираются под дверью). Эту свою заботливость он перевез и на новую квартиру.

Необходимо упомянуть и выкристаллизовавшийся с годами обычай вечернего прощанья. Я ложусь спать (перед этим – бурная сцена, потому что никакой кот не может вынести стеление постели и не вмешаться самым решительным образом) и вижу в изножье УШИ. У этих нехитрых органов слуха богатые выразительные возможности; сейчас они выражают добродетель и просьбу. Говорю: «Иди сюда». Вздох, прыжок, и со звонким торжественным мурлыканием кот пружинящей парадной походкой идет по мне. Дойдя до груди, начинает древний ритуал, очень для меня болезненный: он меня утаптывает, потому что некогда его прародичи в степях и саваннах именно таким образом готовили себе лежбище в травах. Очень больно, но можно прекратить, поглаживая ему с легким нажимом спинку; это возвращает его в цивилизацию. Улегся, помурлыкал (иногда, в лирическом настроении, потерся мордочкой о лицо), чуть вздремнул, потом, встрепенувшись, ушел на свое обычное место (стул около дивана).

Во всяческую ерунду вроде котовых аур и биотоков я не верю, но что есть, то есть: Мишка неплохо работает диагностом. Если мне неможется и я устраиваюсь полежать, а он как ни в чем не бывало занимается своими делами (например, спит в соседней комнате), значит, нечего мне залеживаться, ничего кроме некоторой усталости со мной не происходит. Но если кот при этом надолго устраивается в ногах, значит, считает меня больной (а уж если растянулся рядом – плохи мои дела).

Однажды он был идеальной сиделкой.
 
Была у меня пневмония, и кот двадцать дней отдежурил на том самом стуле у дивана, отлучаясь только быстренько поесть и в туалет. Это его дежурство по ночам приносило совершенно реальную пользу: от пневмонии и от температуры я задыхалась и сбрасывала одеяло, чего делать нельзя. Конечно, натянуть одеяло кот не мог, но делал все, что в его силах: начинал по мне скакать и тем самым будил. Я говорила «спасибо, кот», поправляла одеяло и засыпала до следующего раза.

Его явное сочувствие проявилось однажды в трагикомической форме. На этот раз у меня был грипп с тяжелой головной болью. В какой-то момент я обнаружила, что кот сидит надо мной на подоконнике и смотрит внимательно. Желая отплатить ему за верность, я слабо пискнула «Мишка» и чуть подняла руку, изображая приветственный жест. И вот, бедный зверь уцепился за эту самую руку двумя лапами (без когтей!) и сделал отчаянную попытку поднять ее к себе и, наверное, прижать к сердцу. Конечно, у него ничего не вышло; без противостоящего большого пальца он ее толком не мог ухватить, а поднять в любом случае силенок бы не хватило. Но благородство намерения я оценила.

Заботы Мишки обо мне этим отнюдь не исчерпывались. Если мне случалось поздно засидеться с книгой, кот буквально из себя выходил. Сначала он сидел в коридоре и орал нарочито противным голосом. Потом подходил поближе. А если я и тут проявляла упрямство, он подсаживался к дверце аптечного шкафчика и настоятельно требовал валерьянки, объясняя, что со мной никаких нервов не хватит. Тут я проявляла действенное раскаяние, уврачевывала душевную рану кота и шла спать.

К валерьянке он относится в общем как к лекарству и старается омочить в ней щеки и вибриссы, чтобы устроить подобие ингаляции (необходимая для кота доза: две капли валерьянки на розетку воды; хватит и полакать, и опрокинуть). На даче у меня была устроена «клумба для психопатов» – пустырник и валерьянка; оба растения очень декоративны. Мишка никогда живой валерьянкой не пользовался, наверное, потому что знал, что если надо будет, ему и так дадут. Местные же коты, как евангельские воры, подкапывали и крали (лечебными свойствами обладает только корень валерьянки, а листья вовсе даже и не пахнут). Точнее, стремились, потому что Мишка стоял на страже ценного продукта. В начале сезона по утрам мы находили на дорожке возле валерьянки клочки шерсти. Дымчатой там не было! Затем набеги прекращались.

Вообще начало сезона всегда было для Мишки временем особых хлопот. Нужно было напомнить всем котам, что участок принадлежит ему и заходить сюда не следует. Нужно было навестить всех знакомых кошек и осведомиться об их расположении. Затем необходимо было утверждать и расширять контроль над окружающей территорией.

Растительность у меня была повышенного качества и невероятного для подмосковных дач разнообразия, поэтому все время приходилось принимать группы экскурсантов. Мишка этого не одобрял. При появлении чужаков он крутился вокруг меня и поглядывал призывно и выжидающе, мол, по первому твоему сигналу кидаемся в атаку. Поскольку сигнала не следовало, он озирал меня полужалостливым, полупрезрительным взором и удалялся.

Одного человека Мишка очень не любил – и было за что, но тогда мы об этом еще не знали. При его редких появлениях кот прибегал к высшим угрожающим мерам: носился по двору, слету заскакивая на деревья до половины ствола, и оттуда поглядывал воинственно, – своего рода джигитовка. Убедившись и на сей раз, что я не собираюсь выступать с ним объединенным фронтом, тихо соскальзывал с очередного дерева и скрывался.

Я уже упоминала о том, что Мишка уважал духовенство. Постепенно выяснилось, что уважение это переходит, так сказать, звериные границы. Однажды один веселый батюшка, уходя, увидел, что Мишка вроде бы вышел его проводить и, расшалившись, сказал: «А ну, Мишка, иди сюда, я тебя благословлю». И кот подошел и подставил головку. Потрясенный батюшка перекрестил ему лобик со словами «Всякое дыхание да хвалит Господа». Позднее то же самое по собственной инициативе делали и другие священники – с теми же словами. Очень уж у кота умильный вид.

Но однажды Мишка показал, что он способен и на явную недоброжелательность. Я по неопытности впустила в квартиру двух иеговисток, «купившись» на предложение побеседовать о Библии.

Беседа не задалась, потому что я прежде всего стала выяснять, какую организацию они представляют, а они изо всех сил противились самоидентификации. Вырвав из них признание, я сказала, что моя точка зрения на Библию укладывается в рамки Православия и вряд ли у нас получится конструктивный диалог, поэтому я прошу их удалиться. Вместо того чтобы последовать этому предложению, они начали наперебой ругать Православие. Я еще раз попросила их уйти, но безрезультатно. Тем временем пришел Мишка, встал у моих ног, как верный пес, вытянул шею в сторону незваных гостей и зарычал. Дамы замолчали. Я взяла Мишку на руки – мало ли что – но он продолжал рычать в том же направлении. Дамы заохали и поспешно ушли. Конечно, кот отстаивал мои интересы, а не церковные, но получилось все равно здорово.

И еще раз он послужил если не участником, то предметом «экуменического диалога». К нам зашел человек с работы Я. Г., баптист. Мишка вышел встречать гостя, который подчеркнуто невнимательно скользнул мимо него нарочито прозрачным взглядом. Спрашиваю:

– Вы не любите кошек?

Он отвечает звонким и твердым голосом:

– Про кошек в Писании ничего не сказано.

Этого мне говорить не надо было, потому что я немедленно сказала ему и про всякое дыхание, которое призвано хвалить Господа, и про стенает и мучается всякая тварь [1]. С тех пор этот человек заочно проявлял к Мишке всяческое уважение и всегда при встрече осведомлялся у Я. Г. о здоровье и самочувствии почтенного животного. Что дало повод Я. Г. предположить, что он уверовал в то, что в Писании сказано именно про Мишку.

Иногда Мишка считал нужным смирно сидеть и слушать, когда читались правило или канон, но настолько нерегулярно, что это можно считать простым совпадением. Однако вряд ли похож на совпадение следующий случай. Звонит мне знакомый батюшка и говорит, что у его дряхлого кота Мурзика инфаркт и тот умирает в страшных мучениях. Я посочувствовала. Через некоторое время обнаружила, что Мишка, свернувшись, лежит под иконами. И так весь вечер. Не идет есть, не идет прощаться со мной на ночь. Так и пролежал до раннего утра. А потом батюшка мне рассказал, что после его звонка мне Мурзика оставили боли и он к утру мирно отошел. После этого мы неоднократно замечали, что когда кот начинает кукситься, то в конечном итоге идет лежать под иконами, и через какое-то время (довольно длительное) ему становится легче. А в этом году старичок провел под иконами почти всю Страстную седмицу и часть Светлой. И воббще довольно часто там обитает [2].

Нужно сказать, что Мишка на даче разительно отличается от Мишки в Москве; там он какой-то грозный барон, проводящий время в походах, охоте, поединках и ухаживании за дамами, что тоже чаще всего связано с поединками. О необходимости приласкаться и помурлыкать вспоминает хорошо если недели через три. Другое дело, если мучительно болят раны; тогда приходит и требует ухода. Особенно это касается вычесывания отболевших струпьев, потому что он не умеет сдирать их без травм, а мы умеем. Ну, и еще клещи, о которых говорить пока не время.

Когда Мишка был в расцвете юных сил и красоты, у него на какое-то время взыграло тщеславие, и под вечер, часов в пять-шесть, он выходил за калитку, садился в красивой позе и принимал поклонение. При этом собачки величиной до скотч-терьера включительно обходили его по большой дуге, люди же издавали восторженные восклицания, которым он благосклонно внимал. К счастью, этот период длился недолго. Но включил в себя один замечательный эпизод.

Как-то слышу я трио восторженных голосов; дамы в общем знакомые. Мишку обзывают сладкой кисой. При этом с болью в голосе говорят, что-де наш-то охломон сегодня опять драный пришел. Я осторожно спрашиваю, какого цвета охломон. Белый, говорят мне. Ничего я на это не сказала, а могла бы, потому что в предрассветных сумерках Я. Г., вооружившись ковшом холодной воды, мчался на шум битвы в конец участка, а прибыв, воителей уже не застал, зато клочья белой шерсти обрел во множестве. Внешность обманчива.

Отчасти обманчиво и распространенное мнение о котах-лентяях-лежебоках. Мы одно время тоже поддались этому мнению и подшучивали над Мишкиным обыкновением в разгар лета спать в кустах пионов. Это продолжалось несколько лет, пока мне однажды не пришло в голову навестить кота в его роскошном сибаритстве. И оказалось, что никакого сибаритства и в помине нет и что кот вовсе даже не спит, а лежит с суровым и непреклонным видом, а его правая лапа по плечо засунута в мышиную нору. Можно себе представить, что чувствовали в это время обитатели норы! Во всяком случае, эта психическая атака напрочь отбивала у них аппетит, потому что та пара пионов, между которыми располагался Мишка, пышно цвела год за годом, а остальные пышностью не поражали.

И еще один раз Мишка вроде бы безмятежно спал на крыше низкого сарайчика, как вдруг на глазах Н. А. шумно с нее обрушился. Она решила, что кот свалился во сне, и поспешила на помощь. Однако прежде чем она достигла места катастрофы, кот уже как ни в чем не бывало запрыгнул обратно на крышу... с ящерицей в зубах.

При всех излишествах дачной жизни в глубине души наш кот продолжал хранить благородство и добродетель, о чем свидетельствует не только то, что, насытившись подвигами, он снова становился дружественным, но и два нижеизлагаемых случая.

Как-то Мишка, преследуемый собакой, влетел на участок и с разлета махнул на старую яблоню, очень высокую. Самостоятельно слезть с нее он не мог бы ни при какой погоде; ведь не на пустом же месте в «Винни-Пухе» Крошка Ру рассказывает о Тигре (очевидно, со слов последнего), что Тигры не могут слезать с деревьев, потому что хвосты мешают. Дело, конечно, не в хвостах, а в когтях, которые загнуты назад. А для того, чтобы спускаться, пятясь спиной, нужен интеллект повыше кошачьего (и тигриного в том числе).

Пришлось доставать садовую лестницу и кликнуть соседа Колю. Сосед пошел охотно, но говорил чуть больше, чем обычно, то есть несколько волновался. Снял он пострадавшего в одно мгновение, после чего долго восхвалял его за примерное поведение: Мишка не только безропотно пошел на руки к чужому в общем человеку, но и нежно прильнул щечкой к его груди и не шевелился. Обнаружилась и причина Колиной разговорчивости: предыдущий спасаемый кот изодрал его в клочья, а при Мишкиных размерах и репутации он ожидал чего похлеще.

Поводом во втором эпизоде тоже была собака. Дело происходило на дачном перекрестке, где несколько дам обсуждало мировые проблемы и уход за помидорами. А Мишка мирно трусил по своим делам и никого не трогал. Тут появилась собаковладелица с кошмарной громадиной (редкой и потому невыясненной породы) на поводке. Увидев Мишку, громадина сочла его достойной добычей и выпрыгнула из ошейника. Кот же поступил мудрейшим образом: метнулся к знакомой даме и прижался к ее ногам. Громадина застопорилась, хозяйка ее отловила, была обругана окружающими (боюсь, что Господа возблагодарил только кот) и пошла дальше. Спасительница же, сама перепугавшаяся до полусмерти, сказала: «Ну, Мишка, пойдем отдохнем», – и пошла к себе в калитку. Кот – за ней. Она присела на крылечко; кот примостился рядом. И тут эта замечательная женщина стала благодарить его за доверие и каяться в том, что не всегда думала о нем хорошо (суть их конфликта была в том, что Мишка дружил с ее котом Силькой, но занимал главенствующую позицию в их отношениях; Силька его преданно обожал, но хозяйке было обидно). Мишка благосклонно ее выслушал, помурлыкал и пошел домой.

Да и кроме того бывали моменты, заставлявшие предположить, что кот, уматывая на два-три дня, вовсе не чувствует себя так уж безупречно в своем праве, как, например, современные подростки. Неоднократно бывало, что я, обеспокоенная его очередным отсутствием, выходила ночью из дома и бродила по участку. Где-нибудь в дальних краях вдруг слышалось робкое, осторожное мяу, даже скорее мик. Я радостно окликала блудного кота, и он бодро выскакивал из мокрой травы. И мы шли домой. Значит, муки совести были ему не чужды.


[1] Однажды, задолго до Мишки, когда у меня собралось несколько друзей, речь зашла именно об этих словах апостола Павла.
В разгар обсуждения наш пес Франтик страшно завыл, стоя у дверей, и выступил тем самым сторонником буквального прочтения.

[2] Совсем недавно кот из дружественной нам семьи, известный как грозный и ужасный Мики, поразил своих хозяев тем, что во время чтения вечернего правила тихохонько сидел на шкафу (тихо сидеть ему вообще-то не очень свойственно) и начал слезать с него только когда были произнесены последние слова.


 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ