О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна ( род. 1941)

Интервью   |   Статьи    |   Аудио
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна

Лидия Алексеевна Головкова окончила графический факультет Московского Художественного института им. В.И. Сурикова. С 1966-го до начала 1990-х гг. работала как художник.

С 1994 г. – сотрудник, с 2000 г. – старший научный сотрудник Отдела новейшей истории РПЦ ПСТБИ (впоследствии ПСТГУ).

Основные темы исследований: Мученики и исповедники РПЦ XX века; репрессии и репрессивные органы; тюрьмы и лагеря, в которых проходили годы заточения мучеников.

Работает со следственными делами. Поиски и исследования мест массовых захоронений расстрелянных: «Бутовский полигон», «Коммунарка» и др. Принимала участие в подготовке изданий ПСТГУ: «Следственное дело Патриарха Тихона», Энциклопедический справочник «За Христа пострадавшие», совместное издание с Алматинской епархией альбома «Святые новомученики и исповедники, в земле Казахстанской пострадавшие», участвовала в различных изданиях в качестве профессионального художника. Принимала участие в совместных изданиях со Свято-Екатерининским монастырем, Московским Иоанно-Предтеченским монастырем.

Награждена орденом св.равноапостольной княгини Ольги III степени и медалью св. благоверного князя Даниила Московского.

.


Лидия Алексеевна ГОЛОВКОВА: интервью

Лидия Алексеевна ГОЛОВКОВА (род. 1941) – художник и историк: Видео | Интервью | Статьи | Аудио.

«СМЕРТЬ НОВОМУЧЕНИКОВ НЕ БЫЛА БЕССМЕСЛЕННОЙ»


Предлагаем вашему вниманию интервью с сотрудником отдела новейшей истории РПЦ Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (ПСТГУ), главным экспертом выставочной экспозиции «Преодоление: Русская Церковь и советская власть» Лидией Головковой, которая на собственном опыте поняла, почему так важно не забывать о гонениях XX века.

- Лидия Алексеевна, выставка «Преодоление», которую вы недавно привозили в Нижний Новгород, оказалась очень востребованной. Расскажите, как она создавалась.
- Выставка собиралась в течение многих лет. Идея возникла в недрах нашего московского Свято-Тихоновского университета, который принял первых студентов в 1992 году. Тогда же начался сбор материалов о новомучениках, инициированный ректором и несколькими московскими батюшками, - все они были детьми пострадавших священников. В итоге материалы собраны на 35 тысяч человек. Есть информация почти по всем архиереям, но от числа пострадавших священников и монахов это лишь малая часть.

Самая первая выставка была очень маленькая. На экране сменяли друг друга лица новомучеников - фотографии из следственных дел. Только лица, без имен, без рассказов. Это не сравнимо ни с чем. На них можно было смотреть и смотреть. И посетители смотрели на экран - и не уходили подолгу. Мы оставили этот прием и в следующих выставках. С первой ездили и в США, и в другие страны - везде был хороший эффект.

Тогда было решено сделать такую выставку в Москве, причем, что особенно радостно, не где-нибудь, а в помещении бывшего Музея революции. Получилась она объемной. Баннеры, тексты и святыни очень оживили материал. Святыни трудно было собирать: люди боялись с ними расставаться. Мы сами не ожидали, что выставка произведет такое впечатление.

Было много удивительных экспонатов. Например, два круга из проволочки — венчальные венцы, которыми в лагерных условиях потихоньку венчали молодых людей. Был крошечный иконостас — фанерка в ладонь высотой, и карандашом на ней нарисованы иконы. Перед этим иконостасом молились в Бутырской тюрьме.

Были разные принадлежности для литургии, сделанные своими руками. Бутылочки для причастия из-под клюквенного сока или киселя: причащали тем, что было. Множество вещей принадлежало епископу Луке (Войно-Ясенецкому). В Архангельске шесть лет назад на чердаке дома под снос нашли сундук, полный облачений, икон, хирургических инструментов, принадлежавших святителю Луке. Потом один человек привез Смоленскую икону Божией Матери - перед ней святой Лука молился перед каждой операцией. Люди, которые приходили на выставку, несли цветы к этой иконе.

Какой-то человек сохранил и передал нам икону из Гусляцкого монастыря, большую, израненную, изрубленную топором и брошенную в костер. К ней тоже приносили цветы - всегда белые. Выставка в Москве продлевалась дважды, многие приходили не по одному разу. Она была действительно эпохальной. К сожалению, на нынешней выставке в Нижнем Новгороде не были представлены святыни, только история, но материала очень много.

- Сколько лет продолжались гонения на служителей Церкви?
- Они начались с 1917 года. В 1918 м было много неучтенных жертв - дел не заводилось. Записывали просто: вырезан такой-то монастырь, столько-то монахов расстреляно. Все ли, не все? - иногда даже это неизвестно.

Последний же арест священника произошел в 1986 году. 86 летний сельский монах, архимандрит Иосиф (Сафронов), неоднократно сидел в тюрьмах и испытал на себе все «прелести» заключения. В этот раз был арестован за «связь с иностранцами», а точнее - с голландскими студентами, которые и протоптали к нему дорожку в ленинградскую глухомань. Их восхищало, что он один, в глуши, продолжает служить Богу.

Вокруг отца Иосифа начала складываться община, люди приезжали отовсюду. Он рассказывал, что пытали его как в 1937 году: закручивали обруч на голове, бессонницей мучили. Неизвестно, сколько бы его продержали, но вступились иностранцы.

Таких историй бесконечное множество. У нас есть редкая возможность - работать в архивах ФСБ и доставать из старых дел имена. Эта ниточка не прерывается: заказываем дело на одного человека, а в нем упоминаются другие, и мы начинаем искать уже их дела. Так достаем из небытия людей, о которых ничего неизвестно. Удается найти какую-то зацепку - адрес, место служения, - но выясняется, что все, кто знал человека, умерли…

- Вы очень серьезно занимаетесь историей Бутовского полигона. Случайно ли это?
- Не случайно. Для меня все началось в 1980 е годы. Это было время угасания. Казалось, что все старорусское исчезает: поместья, храмы, монастыри - все в руинах. Я как художник ездила, искала такие места, которые вот-вот исчезнут, и рисовала.

В одной из поездок попутчик рассказал про пустующую бывшую школу в Московской области. Меня разобрало любопытство, и я туда проникла. Помню ужас, которым веяло от подобных зданий: словно чувствовалось, что здесь происходило что-то катастрофическое… Спустилась я тогда в подвал и увидела тюремные двери. Правда, времени осматривать помещение не было: по территории ходил сторож с собакой, надо было успеть выскочить обратно.

Полгода я не могла выяснить, что там раньше было. Местные жители про тюрьму что-то помнили, а что до нее было - нет. Но потом я нашла людей, которые не только знали, что это была Екатерининская пустынь, но и дружили с ее монахинями. Оказалось, в Первую мировую войну сюда переехал большой женский монастырь из-под Красностока - сейчас это территория Польши, а тогда была окраина Российской империи. Монастырь изменил место пребывания из-за военных действий. Потом монахини уехали, а монастырские помещения были переделаны под тюрьму сразу после того, как был снят с должности Ежов. Ежов же был первым и главным сидельцем.

Узнала я об этой тюрьме так. Друзья познакомили меня с одним математиком, который родился в лагере и должен был все знать. Я рассказала, что ищу следы тюрьмы, расположенной в километре от имения Суханова, на что он ответил: «Сухановка? Так кто же ее не знает?!» Это была политическая пыточная тюрьма, она и в солженицынских произведениях фигурирует. Эту тюрьму прошли Бабель, Мейерхольд, журналист Кольцов - герой испанской войны. Она находилась рядом с Бутовским полигоном.

- Как этот интерес перерос в постоянную работу?
- Когда я искала следы Сухановской тюрьмы, меня познакомили с людьми, которые работают по следственным делам расстрелянных, предложили помочь им. У меня режим работы был свободный - художник же. Как раз в это время составляли списки расстрелянных на Бутовском полигоне. Начав эту работу, бросить ее уже было нельзя. В первое время в списках попадались в основном священносужители - так часто, словно там только они и были. Просто именно в 1937 году перед Новым годом был пик расстрела священников.

Когда мы набрали список из 250 человек, то представили его Патриарху Алексию, и он благословил, чтобы Церковь и университет занимались этим местом. Полигон охранялся, и что там - никто не знал. Внешне - просто заброшенный яблоневый сад. Даже сами охранники были потрясены, узнав, что они охраняли.

Когда устанавливали первую памятную доску, даже не знали, сколько человек здесь расстреляно, кем были жертвы. Потом поставили крест, начались панихиды - совершенно необыкновенные. Жаль, что сейчас люди воспринимают такие службы как нечто привычное. А тогда прерывалось дыхание и казалось, сами птицы подпевают.

В 2000 году на полигоне отслужили последнюю панихиду. С тех пор уже служатся молебны и литургия.

- Тяжело ли работать с таким трагическим материалом?
- Как ни странно, было очень легко и радостно: мы же буквально вынимали людей из небытия, о них никто не вспомнил бы.

Знакомились с разными делами, не только церковными. Но церковные дела - особенные. Их изучаешь спокойно, даже зная, как все закончилось. Думаю, это от понимания, что смерть священнослужителей не была бессмысленной. Они знали, за что умирают, и сама смерть для них была переходом к Господу, Который ждет их и радуется их подвигам.

А вот что касается других людей, то это мрак беспросветный. Очень тяжело смотреть их дела. Отдельная и опасная тема - оговоры. Если в деле такое есть, то человека не канонизируют. Но мы-то знаем, как делались такие «признания». Бывало, показания просто брались из записных книжек арестованного. Посудите сами: не может человек держать в памяти пятьдесят, а то и сто имен с полными адресами. Конечно, все это переписывалось. Зато почти во всех делах фигурируют фразы замученных о том, что они рады пострадать за Христа.

Неграмотные монахини ставили крестики вместо подписи, но они-то, как правило, и держались особенно твердо. Архиереям было труднее, их мучили больше. И все же в гибели новомучеников был смысл. Во всем остальном смысла не было.

- Люди понимают, зачем нужна ваша работа?
- Иногда приходится встречаться и с теми, кто не понимает, не ценит. Конечно, это неверующие люди, и они просто не знают многого, а бывает - и не хотят знать. Но надо объяснять. Главное - не перебарщивать.

На своих лекциях я стараюсь показать подвиг новомучеников на фоне других дел репрессированных, на фоне той жизни. Сравнить судьбы павших и палачей. Понимаете, пострадавшие за веру совершенно смиренно принимали смерть. А были люди из правительства, большие чины - не хочу называть имен, - которые не могли идти на расстрел, их волокли, а они целовали ноги, сапоги палачей, умоляли оставить им жизнь. О церковных людях таких рассказов не было - они переходили в иную жизнь, для них могилой все не кончалось.

- Известно ли хотя бы примерное число жертв репрессий в отношении верующих людей?
- В какой-то момент показалось, что основной массив мы нашли, а потом раз - в одном деле еще 150 человек, потом еще 50… Много кладбищ заключенных, где не осталось даже табличек с номерами, и мы никогда не узнаем, кто там лежит и были ли среди них священники. Все эти люди потеряны.

Так что численность жертв невозможно определить. В одной только Москве «сталинских списков» - 49 тысяч, а еще есть Бутово, Коммунарка, Донской крематорий, другие места, где зафиксированы захоронения репрессированных.

Но поднимать эту информацию надо. И надо помнить. У меня даже язык не поворачивается назвать новомучеников жертвами, потому что их смерть - это подвиг, о котором забывать нельзя.

Беседовала Анастасия Иванова; К печати подготовила Татьяна Фалина; Фото Бориса Поварова
Источник: сайт Нижегородской митрополии  .


Лидия Алексеевна ГОЛОВКОВА: статьи

Лидия Алексеевна ГОЛОВКОВА (род. 1941) – художник и историк: Видео | Интервью | Статьи | Аудио.

КАК ПРОХОДИЛИ ВЫБОРЫ В 1937

Выборы в Верховный Совет СССР по новой, вышедшей в 1936 году Сталинской Конституции, были назначены на 12 декабря 1937 года. Что двигало Сталиным, трудно судить, но впервые предполагались альтернативные выборы, готовились бюллетени с тремя кандидатами.

Предлагаем вниманию читателей доклад Лидии Алексеевны Головковой, кандидата исторических наук, старшего научного сотрудника Научно-исследовательского отдела Новейшей истории Русской Православной Церкви (НИО НИРПЦ ПСТГУ) на Зимней сессии Богословской конференции ПСТГУ.

До 1937 года, о котором пойдет речь, Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН) претерпел несколько преобразований. Сначала был полноценным лагерем со своим Управлением на островах, затем стал 8-м отделением материкового Белбалтлага, а весной 1937 года на Соловках был установлен тюремный режим, СЛОН переименован в СТОН (Соловецкая тюрьма особого назначения), началось строительство силами заключенных большого тюремного корпуса.

Начальником новообразованной тюрьмы ГУГБ стал старший майор госбезопасности И.А. Апетер, в должности его помощника – капитан госбезопасности П.С. Раевский. Их хорошо знали на Соловках. Они приехали сюда вместе.

Несмотря на то, что смертность в Соловецком лагере всегда была очень высокой, но 1937 год стал годом особой трагедии для Соловков, с которой связано еще много неизвестного.

В наступившем 2012 году исполняется 75-лет со времени необычайного года в истории страны – года государственного Большого террора, хотя за неполный 1938 год было уничтожено соотечественников лишь немногим меньше. Год 1937 был годом 20-летия революции и 20-летия создания органов ВЧК–ОГПУ–НКВД.

Юбилеям, особенно таким, в стране придавалось особое значение. К ним готовились, не жалея средств и человеческих жизней. Это был еще год выборов в Верховный Совет по новой, вышедшей в 1936 году, Сталинской Конституции. Грандиозные масштабы государственной «зачистки» были явно связаны с этими датами, а неявно – с неминуемо предстоящей войной и планами Сталина, государственными и личными, о которых с некоторой долей вероятности можно догадываться.

«Несостоявшаяся» перепись

Год начался неудачно. Результаты так называемой однодневной переписи, состоявшейся 6 января 1937 года, вызвали настоящую ярость вождя. Мало того, что не досчитались, по его мнению, 8–10 миллионов жителей, что было напрямую связано с раскулачиванием и спровоцированным голодом в стране. Так еще и, как известно, отвечая на вопрос о религиозности, 55,3 миллиона человек, т.е. 56,7% населения страны, назвали себя верующими. А ведь Союз воинствующих безбожников, выражая требования руководства страны, обещал, что как раз к 1937 году «имя бога будет забыто по всей территории Советского Союза».

С результатами переписи поступили по-советски: ее решено было считать несостоявшейся. Повторную перепись назначили на 1939 год. И хоть результаты переписи были засекречены, какие-то скандальные сведения уже успели просочиться в прессу. После обнародования их газета

«Правда» писала:

 «Враги народа сделали все для того, чтобы извратить действительную цифру населения. Они давали счетчикам вредительские указания, в результате которых многочисленные группы граждан оказались не внесенными в переписные листы».

В «Блокноте агитатора» тогда же сообщалось:

 «…Дело переписи было сорвано презренными врагами народа – троцкистско-бухаринскими агентами фашизма, пробравшимися к руководству… Славная советская разведка, во главе со сталинским наркомом товарищем Н.И. Ежовым, разгромила змеиное гнездо предателей в аппарате советской статистики».

После обработки результатов переписи в марте 1937 года только в Москве было расстреляно и кремировано в Донском крематории 74 человека, в число которых входило семь главных статистиков – начальников управлений. Еще почти 100 человек, работавших в сфере смежного могучего объединения Госбанка, Госзнака и Госплана, только косвенно связанных с переписью, лежат в земле «Коммунарки», и 911 – на Бутовском полигоне.

Не только высокое начальство, но и рядовые статистики, обыкновенные счетчики, заполнявшие переписные листы (их насчитывался 1 млн. 250 тыс.), подверглись жестоким наказаниям. Наказанных были тысячи по всей стране. (Забегая вперед, скажем, что повторная перепись 1939 года прошла без потрясений; численность населения была заранее определена; а вопрос о религиозности на этот раз просто отсутствовал.)

Операция «Выборы»

Выборы в Верховный Совет СССР по новой, вышедшей в 1936 году Сталинской Конституции, были назначены на 12 декабря 1937 года. Что двигало Сталиным, трудно судить, но впервые предполагались альтернативные выборы, готовились бюллетени с тремя кандидатами. Чтобы не произошло неожиданностей, к выборам, по мнению руководства страны, должны были быть допущены только верные режиму, проверенные люди.

Грандиозные масштабы «зачистки» 1937-го были напрямую связаны с этими датами. Уже многое было сделано для нейтрализации возможных противников: прошел в 1936 году 1-й Московский процесс, 2-й – перешел на 1937 год, и арестованы фигуранты для 3-го Московского процесса.

Были уничтожены почти все крупные политические деятели. В мае 1937-го состоялись открытые процессы над представителями высшего командования Красной Армии, обвиненными в «военно-фашистском заговоре», в число их входили три маршала из пяти, существовавших в то время.

Начиная с февраля-марта разрабатывалась акция по истреблению менее опасных, но гораздо более многочисленных соотечественников – всевозможных «антисоветских элементов».

Лимиты

Напряженная работа чекистов в 1937 году сопровождалась многими награждениями. Еще перед началом чистки, как бы авансом, сотрудникам НКВД было вручено множество наград, в том числе, орденов Ленина, которые прежде давались в исключительных случаях.

Как известно, тщательно подготовленная кампания по репрессированию, начавшаяся по всей стране 5 августа, должна была закончиться «в четырехмесячный срок», т.е. до декабря 1937 года (по полякам – в ноябре, по «харбинцам» – до 25 декабря). Причем в приказах НКВД, подписанных Ежовым, специально оговаривалось, что предложенные лимиты по 1-й и 2-й категориям могут быть уменьшены, но не могут быть увеличены.

 «Какие бы то ни было самостоятельные увеличения цифр не допускаются», – категорически заявлялось в приказе № 00447, гл. II, п. 3 [8]. Но… «в случаях, когда обстановка будет требовать увеличения утвержденных цифр, – тут же оговаривалось в приказе, – наркомы республиканских НКВД и начальники местных УНКВД обязаны представлять соответствующие мотивированные ходатайства».

По-человечески необъяснимо, но Москва, Ленинград, и все регионы и области уже в августе, в самом начале операции наперебой начали просить увеличения лимитов (сибирские регионы иной раз в 8–10 раз). Центр, т.е. Сталин не возражал.

В одной только Москве за четыре неполных месяца, первоначально отведенных под операцию, по имеющимся документам расстреляли 14 334 человека, т.е. лимиты легко были превышены почти втрое по сравнению с первоначально заданными [6]. Об увеличении лимитов продолжали просить с мест постоянно.

Об уменьшении или о переводе 1-й категории во 2-ю, т.е. смягчении наказания – ни разу. В числе причин для увеличения лимитов по 1-й «расстрельной» категории чаще всего выдвигалась с мест такая формулировка: «в порядке подготовки к выборам».

Расстрелять!

В течение всего года на собраниях и митингах непрерывно лились потоки грязи на «врагов народа». О замученных и расстрелянных писалось:

«Все они поплатились своей мерзкой жизнью за то, что покушались потопить в крови счастливую страну социализма».

Троцкий, выставленный за пределы страны, писал о бывших соотечественниках – авторах подобных словоизвержений:

«Большинство (в стране) составляют насмерть перепуганные и в то же время осатаневшие слепцы».

Но под творениями «осатаневших слепцов», к сожалению, стояли подписи многих известных деятелей науки, искусства, и особенно – литературы: не только Ал. Толстого, Маршака, Федина, Вишневского, Фадеева, Леонова, Шолохова, Симонова, но и… Тынянова, Бабеля, Платонова, Олеши, Пастернака, Зощенко, Гроссмана, Паустовского…

После приказа по репрессированию немцев и общего № 00447-го, последовали приказы по полякам, харбинцам, латышам, членам семей «врагов народа». Операция началась в точно назначенные сроки. Несколько позже, а именно 16 августа 1937 года плановые цифры были спущены и для тюрем. Появилась специальная директива Н. Ежова за № 59190. В частности, в директиве, направленной в Ленинградское УНКВД для Соловецкой тюрьмы, говорилось:

«С 25 августа начать и в двухмесячный срок закончить операцию по репрессированию наиболее активных контрреволюционных элементов из числа содержащихся в тюрьмах ГУГБ… Вам для Соловецкой тюрьмы утверждено для репрессирования 1 200 лиц» [7].

Руководство тюрьмы – по личным делам, «меморандумам», оперативным сводкам – быстро составило списки на 1116 человек, которые были утверждены ленинградским начальством – наркомом УНКВД ЛО Л.М. Заковским и его заместителем Гариным (Жебеневым И.Н.) [9] .

Против спущенных лимитов Соловки запросили еще дополнительные. К намеченным 1116-ти было добавлено около 700 человек.

Первые 1116 (фактически 1111) человек составили первый Большой Соловецкий этап; заключенные были погружены на баржи якобы для отправки через Кемь в другие лагеря, и больше их никто не видел.

Долгие годы считалось, что баржи были затоплены вместе с людьми в Белом море. И лишь в июле 1995 года в архиве УФСБ Архангельска были обнаружены расстрельные списки на 1111 человек и документы, позволявшие думать, что заключенные с Соловков все-таки прибыли на материк и где-то в районе между городом Повенец и Медвежьегорском расстреляны.

Еще немало времени понадобилось, чтобы героическими усилиями одного-двух энтузиастов найти место расстрела и захоронений Большого Соловецкого этапа. Это место по соседнему урочищу назвали Сандармох. О втором и третьем этапе и сегодня известно лишь то, что они состояли соответственно из 509 и 198 человек, и что второй этап был расстрелян, по-видимому, в Ленинграде, а третий, неотправленный, скорее всего, на Соловках.

В тот, 1937, год была очень теплая зима, навигация продолжалась почти до Нового года. Второй этап был отправлен с Соловков 8 декабря.

Чекисты, сопровождавшие на барже свыше пятисот заключенных, везли секретное предписание для коменданта Ленинградского УНКВД:

«Прибывших из Соловецкой тюрьмы – расстрелять».

Считается, что в составе этого этапа находился человек, которым могла бы гордиться любая страна и любая эпоха – священник, ученый, поэт Павел Флоренский. Но по документам дата его расстрела 9 декабря. Трудно представить, что на следующий день после отправки этап был на месте. Здесь еще много невыясненного.

Третий этап не успели вывезти с Соловков, его расстреляли в феврале 1938 года. Место расстрела, несмотря на многолетние усилия исследователей, пока не определено.

С особой жестокостью

Зато картина расстрелов в Сандармохе постепенно стала вырисовываться. Нас уже трудно удивить подробностями. Но расстрелы в Сандормохе поражают особой жестокостью и каким-то первобытным нарочитым варварством. О том, как это происходило, рассказал исследователь А.Я. Разумов, которому удалось увидеть следственные дела исполнителей приговоров с описанием событий.

Медвежьегорская опербригада для проведения массовых расстрелов была создана в августе 1937 года – всего около 30 человек из 3-го отдела Белбалтлага, включая некоторых бывших заключенных и даже заключенных с неотбытым сроком. Одни отвечали за подготовительные работы в лесу, другие – за вывод обреченных из камер изолятора и подготовку их к отправке, третьи – за конвоирование, четвертые – за приведение приговоров в исполнение. Наготове были шоферы и проводники со служебными собаками. У всех отобрали дополнительные подписки об обеспечении строжайшей секретности – с обычной в таких случаях угрозой применения высшей меры наказания за разглашение. В распоряжении опербригады были две грузовые машины для перевозки заключенных к месту расстрела и одна легковая.

По прибытии ленинградской опербригады, которую возглавил зам. начальника АХУ УНКВД ЛО капитан госбезопасности И.Р. Матвеев, к ней присоединилась медвежьегорская.

В число обычных средств, которые использовались в Медвежьей Горе для операций по приведению приговоров в исполнение, входили веревки для связывания приговоренных по рукам и ногам и придушивания сопротивлявшихся. При местном чекисте Бондаренко еще находилась, в виде «личного холодного оружия», железная трость длиной около метра, остро заточенная с одного конца и с припаянным молотком и топориком с другого, нечто вроде самодельного ледоруба.

Матвеев привнес в обычную медвежьегорскую процедуру ленинградский «опыт». По его указанию и рисунку были изготовлены березовые круглые дубины, которые в Медвежьей Горе назвали «колотушками» или «вальками», их использовали для «нейтрализации» заключенных. От удара по голове двухкилограммовой колотушкой человек чаще всего терял сознание. Иногда таким образом просто убивали приговоренного. Не менее опасными были действия, производимые железной тростью. При малейшем сопротивлении все это пускалось в ход.

Избивали и без всяких причин: просто от страха, боязни бунта, нападения и побега. Избивали потому что была установка: бить врага на каждом шагу и потому еще, что находились в неврастеническом состоянии, теряли контроль над собой. Ведь каждый раз предстояло убивать десятки и сотни людей. Наконец, избивали (как цинично говорили исполнители, «глушили кадров») просто для собственного удобства, чтобы к могильным ямам привезти как можно меньше живых людей.

Так, в Москве для доставки на Бутовский полигон использовали автозаки с заглушками, запуская выхлопные газы в набитый людьми кузов, а в Петрозаводске применяли «галстуки» – то есть удавки. (Последнее больше всего было распространено в сибирских регионах.) В общем, при приведении приговоров в исполнение далеко не всегда надо было применять оружие. (А экономия боеприпасов, к тому же, поощрялась деньгами).

Для подготовки к расстрелу в изоляторе Белбалтлага размещали по 200–300 человек. После сверки «установочных данных» заключенных раздевали до нижнего белья и в комнатах, называемых комната «вязки рук» и «вязки ног», связывали их. После укладывали в комнате, называемой «ожидальня». Когда набиралось 50–60 человек, конвоиры начинали носить на плечах и грузить людей в кузов машины.

В каждую машину усаживался конвой – по четыре человека и проводник с собакой. Караван из грузовых и замыкавшей их легковой машины выезжал из ворот изолятора. Никого из заключенных не имели права вернуть назад.

Приговоры в Медвежьей Горе в это время чаще других приводили в исполнение начальник 5-го отделения по борьбе с побегами И.А. Бондаренко и зам. начальника 3-го отдела А.Ф. Шондыш (оба расстреляны в 1939 году в Петрозаводске). На легковой машине обычно ездил старший из начальников, принимавших участие в расстрелах. Спецработы шли за дополнительную оплату: 180 рублей за лесные работы, 240 – шоферам и конвоирам. Исполнители приговоров получали по 260 рублей.

Команда, работавшая в лесу, между Медвежьегорском и Повенцом, заранее выкапывала в легком песчаном грунте глубокие ямы квадратной формы. Во время раскопок было обнаружено 236 расстрельных ям. Подле ям разводили костры – для обогрева конвоя и освещения места в ночное время. Приезжали машины, их подавали к ямам. Расстреливали непосредственно в яме, постепенно поднимаясь по телам все выше к поверхности земли. В ямах работали Матвеев, Алафер, Бондаренко и Шондыш.

По завершении расстрелов машины отправлялись обратно. И так за ночь делали несколько рейсов. С последним рейсом отвозили убитых в изоляторе. Женщин возили отдельно, обычно на легковой машине. К четырем утра операцию заканчивали…

Мемориал в Сандромахе

Список Большого Соловецкого этапа, расстрелянного в Сандармохе, сходен с другими подобными списками только тем, что большинство его представителей – это опять-таки простые рабочие и крестьяне, составляющие саму основу жизни. В остальном Сандормохский список разительно отличается от всех подобных.

Здесь нет ни политических, ни партийных деятелей. Все жестокости и кощунство по отношению к человеческой жизни выпало испытать людям науки, культуры. Здесь было расстреляно множество инженеров, служащих с высшим образованием, экономистов, агрономов, профессоров различных университетов страны; очень много, как нигде, обычных школьных учителей, литераторов, журналистов.

Здесь оказались: художник и библиотекарь государя Николая II В.В. Гельмерсен, известный адвокат Бобрищев-Пушкин, Дурново и многие, многие другие. Больше всего – москвичи и ленинградцы.

Скорбный путь от Соловков до могильных ям Сандормоха пришлось пережить и священнослужителям: архиепископу Курскому Дамиану (Воскресенскому), ныне причисленному к лику святых, архиепископу Самарскому Петру (Рудневу), настоятелю Симонова монастыря в 20-х годах, возвращенному в Соловки за обнаруженный у него список репрессированного священства, епископу Воронежскому Алексию (Бую), канонизированному в 1981 году зарубежной РПЦ, иеромонаху Иринарху (Белявскому), священникам Петру Барановскому из Серпухова, Николаю Розанову из Ленинграда и др.

Анатолий и Виктор Клинге, братья 20 и 21 годов рождения, уроженцы Петрограда, подавали большие надежды, один, как художник, другой как музыкант-пианист; братья были арестованы и сосланы в на Соловки как дети белого офицера и как певчие церковного хора.

Здесь же были расстреляны или убиты перед расстрелом католические священники, один из них – окончивший Римскую духовную академию, настоятель грузино-католического монастыря в Турции Иоо Ватмалашвили.

Судьбы палачей

Расстрелы Соловецкого этапа в Сандармохе начались 27 октября, затем был перерыв четыре дня, потому что Матвеев запил, расстроившись из-за побега одного заключенного (его вскоре поймали и расстреляли). Первого ноября расстрелы возобновились и продолжались до 4 ноября. По окончании операции одни палачи были награждены, другие (уже в декабре, т.е. месяц спустя) арестованы.

Например, приказом по УНКВД ЛО от 20 декабря 1937 года За «самоотверженную работу по борьбе с контрреволюцией» был награжден ценным подарком, а именно – радиолой с пластинками – главный убийца Соловецкого этапа Матвеев; другие члены опербригады, работавшей с Матвеевым, награждены пистолетами Коровина и часами.

Большинство же сотрудников, участвовавших или имевших отношение к расстрелам Соловецкого этапа, были арестованы и этапированы в Москву. Это были: начальник 10-го (тюремного отдела) ГУГБ НКВД СССР москвич Николай (Лука) Антонов-Грисюк; еще один москвич, старший майор госбезопасности, зам. наркома водного транспорта Вейншток Яков Маркович. Арестован специально вызванный на операцию из Карлага начальник 2-го отдела Карагандинского ИТЛ Круковский Всеволод Михайлович; был арестован и доставлен в Москву прокурор Ленинградской области, член тройки Позерн Б.П. Все они были в Москве осуждены, расстреляны и доставлены для кремации в Донской крематорий как шпионы и диверсанты.

Все они – в разные годы – реабилитированы.

В ряде случаев аресты высших чинов НКВД проводились под видом вызовов в Москву «на повышение» или для награждений.

Главный исполнитель расстрелов Соловецкого этапа в Сандормохе Матвеев с санкции Л.П. Берии через полтора года, в марте 1939 года, все же был арестован. Комендант УНКВД Ленинградской области А.Поликарпов, чья подпись стоит под всеми предписаниями на расстрел, узнав об аресте Матвеева, застрелился.

Скорее всего, он поторопился. Судьба Матвеева, в отличие от многих других, сложилась благополучно. Военным трибуналом войск НКВД ЛВО он был осужден по ст. 193-17«а» УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Но при пересмотре дела Военной коллегией Верховного суда СССР срок ему снизили до 3 лет. Наград не лишили. Отбывал он наказание на Волголаге, к тому же его освободили досрочно.

Во время войны он уже занимал должность начальника внутренней тюрьмы УНКГБ; к его прежним наградам добавился орден Ленина. Он умер своей смертью уже при Брежневе.

А вот Гарин весной 1938 года был переведен начальником лагеря в Карелию, в 1940-м – умер при странных обстоятельствах, зато похоронен с почестями в Москве на Новодевичьем кладбище.

Раевский был арестован с санкции Л.П. Берии как «один из руководителей контрреволюционной повстанческой организации, существовавшей среди лагерников на острове Соловки», отбывал наказание в Унжлаге, где заведовал изолятором на штрафном пункте. После реабилитации восстановлен в звании подполковника.

В начале 1960-х годов его пытались привлечь к партийной ответственности за активную роль в соловецких расстрелах – ведь Раевским лично подписана каждая справка о соловчанах, рассмотренная Особой тройкой УНКВД ЛО на предмет немедленного расстрела. Но дело тогда замяли.

Еще несколько должностных лиц, причастных к соловецким этапам 1937 года и расстрелянных в Москве, лежат в общих могильниках «Коммунарки».

Среди них начальник Соловецкой тюрьмы ст. майор госбезопасности И.А. Апетер, приговоренный к расстрелу как участник «латышской шпионско-фашистской организации» (он единственный из всех не реабилитирован). И сменивший его в январе 1938 года новый начальник тюрьмы капитан госбезопасности И.К. Коллегов. Он был арестован 7 мая 1939 года как «участник антисоветской повстанческо-террористической организации, действовавшей на острове Соловки». Военной коллегией Верховного суда СССР приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян в Москве 28 июля 1941 года. Реабилитирован в 1959-м.

Выборы прошли

Так 1937 год подошел к 12 декабря – важному рубежу, из-за которого в значительной степени и затевалась кровавая бойня, – к выборам в Верховный Совет.

Правда, предполагавшиеся альтернативные выборы не состоялись; уже готовые бюллетени все-таки были заменены на выборы из одного человека, что и продолжалось до конца существования советской власти. Так что зачистка «сомнительных элементов», вся грандиозная акция 1937 года, строго говоря, оказалась напрасной.

В День чекиста 20 декабря 1937 года в Большом театре торжественно отмечалось двадцатилетие органов НКВД. На следующий день огромный список награжденных, каких не было ни до, ни после этого, на 392 человека был опубликован в газете «Красная Звезда». В списке «за особые заслуги в борьбе за упрочение социалистического строя» были напечатаны только имена – без должностей и чинов. Тогда эти имена ни о чем не говорили советским людям; ныне же мы знаем многих из них – в основном, исполнителей приговоров подошедшего к концу 1937 года.

Это были: старейший палач Советского союза Петр Магго, спившийся перед войной, Эрнст Мач (списанный впоследствии с диагнозом «шизофрения»), братья Иван и Василий Шигалевы (два здоровяка, почему-то рано умершие), Фельдман, Антонов, Семенихин, Яковлев и комендант АХУ НКВД В.М. Блохин, участвовавший во всех расстрельных акциях.

На спецобъекте НКВД «Коммунарка» оказались и те, что стояли у самого истока ГУЛАГа. В 1923 году вышло Постановление ВЦИК об организации Соловецкого лагеря принудительных работ особого назначения. Его подписали зам. председателя Совнаркома А.И. Рыков и управделами Совнаркома Н.П. Горбунов.

«…Все угодья, здания, живой и мертвый инвентарь, ранее принадлежавшие бывшему Соловецкому монастырю… передать безвозмездно ОГПУ…» – гласил «не подлежавший опубликованию» документ.

В приложении к Постановлению, подписанном зам. председателя ГПУ И.С. Уншлихтом, говорилось:

«…Создание нового Соловецкого лагеря, в коем предположено разместить до 8 000 человек… обуславливается большим притоком осужденных».

Спустя 14–15 лет все три высоких должностных лица были арестованы и по обвинению в шпионаже расстреляны. Все захоронены на территории бывшей дачи Г.Г. Ягоды – «Коммунарки».

Здесь же оказался зам. Председателя Верховного Суда СССР, член ЦИК А.П. Смирнов, возглавлявший комиссию после расстрела политических заключенных в Соловецком Савватиевском скиту в 1922 году и признавший правомочным применение оружия против безоружных людей. Здесь же Ф.И. Эйхманс, человек близкий Бокия, зам. начальника спецотдела ГУГБ НКВД СССР, давший разрешение на этот расстрел.

Без Глеба Бокия, чье имя гордо носил флагман соловецкого флота, правда, списанный еще до революции, не происходило ни одного серьезного события на Соловках; потомок древнего рода, упоминавшегося в переписке Ивана Грозного и князя Курбского, по словам очевидцев, был «типичный непреклонный коммунист, прекрасно образованный, и с элементами жестокости в характере». Он также был арестован в 1937 году. Его расстреляли «в особом порядке», по одному из так называемых Сталинских списков, и кремировали в московском крематории.

Подводя итоги за 1937 год, в частности, в отношении убиенных священнослужителей, Ежов, не подозревавший, что через два месяца начнется его падение, острил:

«…не помню, кто это мне из товарищей докладывал; когда они начали новый учёт проводить, то у него, оказывается, живыми ещё ходят 7 или 8 архимандритов.., потом всяких монахов до чёртика. Всё это что показывает? Почему этих людей не перестреляли давно? Это же всё-таки не что-нибудь такое, как говорится, а архимандрит всё-таки. (Смех в зале.) Это же организаторы, завтра же он начнёт что-нибудь затевать…»

И далее:

«…Вот расстреляли полтысячи и на этом успокоились, а сейчас, когда подходят к новому учёту, говорят, ой, господи, опять надо. А какая гарантия, что вы через месяц опять не окажетесь в положении, что вам придётся такое же количество взять…» (Из стенограммы на совещании руководящих работников НКВД УССР).

Шел февраль 1938 года. Огромные дополнительные лимиты были получены. Акция по массовым убийствам по инерции продолжалась. В одном только Бутове в те дни 17 февраля было расстреляно 562 человека, из них – церковно- и священнослужителей – 74. И ведь это были, как всегда, лучшие.

Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ 


 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ