О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

ФИРСОВ Сергей Львович ( род. 1967)

Интервью   |   Статьи    |   Аудио
ФИРСОВ Сергей Львович

Сергей Львович Фирсов в 1991 г. окончил Ленинградский Государственный Университет, исторический факультет. Среди учителей: В. С. Дякин, Р. Ш. Ганелин, Ю. Д. Марголис, Н. И. Приймак, С. Н. Савельев.

Кандидатская диссертация: «Православная Церковь и Российское государство в конце XIX — начале XX вв. (Проблема взаимоотношений духовной и светской власти)» (СПбФИРИ РАН, 1994).

Докторская диссертация: «Православная Церковь и Российское государство в 1907 − 1917 гг.: социальные и политические проблемы» (СПбФИРИ РАН, 1997).
С 1991 г. преподавал в ЛЭТИ (ныне — Санкт-Петербургский Электро-Технический Университет; кафедра истории культуры, государства и права). С 1995 г. преподает в Санкт-Петербургском Государственном Университете (на факультетах филологии и искусств и философии и политологии). С 2000 г. — профессор кафедры философии религии и религиоведения факультета философии и политологии СПбГУ.
Предметы научного интереса — история религии и история Русской Православной Церкви (Синодального и Советского периодов), социальная психология, политическая история.

Источник: ВИКИПЕДИЯ Свободная энциклопедия   


Сергей Львович ФИРСОВ: интервью

Сергей Львович ФИРСОВ (род. 1967) - российский историк: Статьи | Аудио .

ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ СЕГОДНЯ И ПРИ СОВЕТСКОЙ  ВЛАСТИ

  
– Сергей Львович, как бы Вы описали церковно-государственные отношения в первые годы после прихода к власти большевиков?
– Отношения Церкви и государства в советский период были непростыми и порой весьма драматическими. Их можно разделить на несколько периодов. С 1917 по 1921 – период кавалерийской атаки на религию. Особой политики в отношении РПЦ не было. Однако идеологические принципы большевиков были показаны наиболее ярко именно в это время. Прежде всего, речь идет о воинствующем атеизме. Нужно заметить, что в тот период еще никто не знал, как будут развиваться отношения Церкви и государства, так как представления о том, что церковная структура должна была погибнуть после падения самодержавия, были характерны для большевистской верхушки того времени. Но этого не произошло, напротив, стало совершенно ясно, что Церковь, несмотря на то, что в прошлом она была иногда до неприличия тесно связана с самодержавием, выжила и стала пытаться наладить по-возможности контакты с новой властью. Разумеется, что во время гражданской войны не могло идти речи о создании нормальных отношений на будущее, поскольку было не понятно, кто окажется победителем в этом столкновении. Послания патриарха Тихона 1918 – 1919 гг. ясно свидетельствовали о том, что РПЦ не только не одобряла, а даже осуждала действия большевиков. При этом патриарх стремился показать, что в новых условиях Церковь будет аполитичной: она не хочет связывать себя ни с какой определенной политической программой (ни белой, ни красной).
 
Этот период доказал, что государство не хочет налаживать нормальных отношений с Церковью, подтверждением этого стало известное письмо Ленина по поводу событий в Шуе. Большевикам нужно было скомпрометировать Церковь и по-возможности раздавить ее финансово и организационно.
 
Эти цели стали окончательно понятны с 1921 – 1922 гг., когда, воспользовавшись голодом в Поволжье, власть решила не только обобрать Церковь, но и поставить ее в совершенно невозможные условия существования, как в определенной степени политической силы.
 
Победа в гражданской войне позволила власти, увидевшей, что РПЦ нельзя будет быстро уничтожить, приступить к созданию определенной стратегии церковно-государственных отношений. Власть стремилась организационно разрушить Церковь и получить контроль над ее кадровой политикой. В полной мере был использован старый лозунг "Разделяй и властвуй", наиболее ярко это доказывает феномен обновленчества. В этот период мы уже можем говорить об осознанных репрессиях власти по отношению к представителям Церкви. Если до этого момента гонения еще не были систематизированы, то с 1921-1922 гг. они начинают подчиняться определенному порядку. Цель одна – добиться полного контроля над кадрами Церкви. Какое то время этому мешает патриарх Тихон, потом он, под влиянием фактора обновленчества, пишет покаянное послание, в котором говорит, что он не враг советской власти, и выходит на свободу из-под ареста. При этом в советских газетах он именуется как "бывший патриарх Тихон", так власть дает понять, что она принимает решения обновленческих псевдособоров и считает их голосом церкви.
 
– До сих пор много споров вокруг так называемой Декларации митрополита Сергия 1927 года. Как Вы оцениваете роль этого документа в отношениях между РПЦ и власти?
- Патриарх умер в 1925 году. Власть, добившись от него определенных уступок, не смогла решить своих стратегических задач – подчинения кадровой политики своим интересам. По большому счету можно сказать, что Заместитель патриаршего местоблюстителя митрополит Сергий (Страгородский), который управляет РПЦ с декабря 1925 года, был вынужден эту задачу решать. Выходом из ситуации нельзя считать так называемую Декларацию 1927 года. Она во многом повторяла положения так называемого Завещания патриарха Тихона, так что сегодня она не должна восприниматься как трагический акт, хотя в то время этот документ митрополита Сергия в то время был негативно воспринят большинством церковного народа. Дело здесь было не в Декларации, а в том, что стояло за ней.
 
– Но ведь незадолго до этого вышла известная Записка соловецких епископов, какую роль сыграл этот документ?
- Я думаю, что записка соловецких епископов имела непосредственное отношение к формированию церковного мнения о том, каковы пределы допустимого контакта Церкви с государством.

– Вернемся к Декларации 1927 года...
– Я считаю, что за так называемой декларацией митрополита Сергия нужно видеть другое более важное явление: митрополит Сергий подчинился в определенных вопросах безбожной власти. Он начал согласовывать вопросы о назначении епископов с компетентными органами, и именно это можно назвать политикой "сергианства", соглашательства. Митрополит Сергий наивно надеялся, что его компромисс сможет спасти институт Церкви от разгрома. История доказала всю ошибочность такого предположения, поскольку к 1927 году было очевидно, что гонения будут усиливаться, тем более, что большевики никогда не скрывали, что их цель – полное уничтожение Церкви как института и атеизация населения страны.
 
После 1929 года в период коллективизации начинается процесс закрытия сельских храмов. Я думаю, что это не менее трагическая ситуация, чем разрушение организационной структуры Церкви
 
– Вы считаете, что разрушение сельских храмов – это новый этап в отношениях между Церковью и государством. Почему это важно?
– Большинство населения страны были крестьянами, и в сельской местности находилось основная часть храмов. На мой взгляд, коллективизация должна рассматриваться не только в экономическом и социальном аспекте, но и в религиозном. С моей точки зрения, этот этап коллективизации, сопряженный с процессом активизации закрытия храмов, чрезвычайно важен, были уничтожены не только храмы, но и сама жизненная структура сельского населения, которая была подчинена церковному календарю. Известно, что календарь сельскохозяйственный во многом совпадает с церковным. Учитывая, что большинство людей были неграмотными, последствия этого разрушения нельзя не признать трагическими. Уничтожение целого сословия, создание колхозников, – этот процесс имел непосредственное отношение и к церковной проблематике.
 
– Каковы были особенности отношения властей к РПЦ в конце 30 – 40-е годы ХХ века?
– 30-е годы – время дальнейшего ужесточения отношений к религии и церкви. Сталинский лозунг об усилении классовой борьбы по мере строительства социализма должен был иллюстрироваться и борьбой с церковниками, которых пресса того времени очень часто называла религиозными мракобесами. К 1937 году этот процесс стал фактически неуправляемым. К тому моменту практически все монастыри РПЦ были закрыты, и на повестке дня стоял вопрос об окончательном уничтожении церковных структур. Но власти прекрасно понимали, что, уничтожив церковную форму, нельзя уничтожить религиозность, что и продемонстрировали результаты переписи.
 
Еще один важный момент – внешнеполитическая ситуация. Подготовка к войне заставляла Сталина более внимательно относиться к религиозному фактору, а после того, как к СССР были присоединены новые области с незакрытыми храмами и монастырями, этот вопрос из теоретического превратился в сугубо практический. Митрополиту Сергию, который мог быть посажен и расстрелян как японский шпион (об этом думали), передали под омофор эти новые епархии. Вскоре война глобально изменила расстановку сил, и митрополит Сергий практически сразу понял, насколько эта ситуация может быть важна для Церкви. Уже 22 июня 1941 года он обращается с патриотическим посланием к пастве. Сталин не мог это не оценить. Дальнейшая история известна: в 1943 году он встречается с митрополитами Сергием, Алексием (Симанским) и Николаем (Ярушевичем), разрешение на проведение собора и избрание патриарха в сентябре 1943 года, и позволение более-менее наладить церковную жизнь. Сталину это было нужно, прежде всего, для внешней политики, а период с 1943 по 1948 год можно условно назвать "потепление церковно-государственных отношений".
 
После 1948 года, когда Сталин разочаровался в возможностях Церкви, разгромленной еще до войны, сыграть серьезную роль в его внешне политических делах, ситуация несколько заморозилась, и ухудшилась.
 
– Эпоха Хрущева – новый этап таких отношений? Не секрет, что в это время церковные иерархи стали все чаще выступать с заявлениями патриотическими и просоветскими. Как к этому относиться?
– С приходом к власти Хрущева для РПЦ опять настали не лучшие времена. Новых массовых репрессий, разумеется, не было, но давление идеологического пресса было исключительным.
 
Заявления о лояльности, которые делало церковное руководство, были конъюнктурными, и церковные руководители, я полагаю, отдавали себе отчет в том, что это определенная плата, которую они против своей воли были вынуждены отдавать. Но это обстоятельство совершенно не значит, что иначе РПЦ не была бы патриотичной. Советский идеологический патриотизм, к которому относились многие официальные заявления иерархов РПЦ, изначально конъюнктурен. Обвинять их в этом или критиковать, например, книгу "Правда о религии в России", можно, но итог очевиден и так, а посему не стоит на этом заострять внимания.
 
– А в чем принципиальное отличие послевоенного периода для отношений Церкви и власти?
– В послевоенный период в храмы приходят новые люди, родившиеся уже при советской власти. Яркий пример деятеля такого рода – митрополит Никодим (Ротов), о котором в последние годы пишут много негативного. Его бессмысленно защищать или критиковать с позиций современной так называемой правой церковной среды. Он – человек своего времени, воспринимавший советский социалистический строй не столь однозначно отрицательно, как это делаем мы. Человека надо пытаться понять в контексте его времени. Он ценил институциональную церковь так, как он ее понимал, при этом не считая советскую власть врагом верующего человека. Это удивительно, он прекрасно видел все, что тогда происходило.... В условиях, когда для власти вопрос о налаживании отношений с Западом перестал быть теоретическим, а перешел в практическую плоскость, новая политика Церкви стала необходимостью. Олицетворением и символом этой политики и стал митрополит Никодим. В этом контексте его сближение с деятельностью Всемирного Совета Церквей кажется мне вполне естественным. В результате этот иерарх – фигура трагическая и показательная для своего времени. В тот момент Церковь окончательно приняла определенные правила отношения с государством. Это не значит, что церковная деятельность стала полностью зависить от церковных властей, но это значит, что слишком тесное отношение Церкви и представителей власти порой имели место. Иерархи должны были так или иначе реагировать на пожелания компетентных органов, выраженных Советом по делам религий.
 
В результате к 1970 годам сформировался некий советский священник и епископ. Я не могу сказать, хорошо это или плохо. Они понимали власть и знали правила игры, которые в своей основе оставались неизменными до перестройки.
 
– Как изменились отношения РПЦ и власти после 1988 года?
- В эпоху перестройки ситуация тотально меняется. Во многом это было неожиданностью для РПЦ. Первоначально власть хотела встретить тысячелетие Крещения Руси определенными атеистическими мероприятиями и идеологическими заявлениями. Но все получилось иначе, а потому реальный отчет нового периода церковно-государственных отношений мы можем вести с 1988 года. Мы должны отдавать себе отчет, что в тот момент еще никто не отдавал себе отчета в том, что СССР скоро развалится, а коммунистическая партия – сойдет с политической сцены. Это важно для оценки тогдашних церковных документов и заявлений.
 
В 1991 году церковно–государственные отношения еще раз глобально изменились. С этого момента РПЦ постепенно стала получать политическую власть. Не готовая к этому Церковь, так или иначе должна была столкнуться с определенными сложностями в этом процессе. Итогом стало решение Синода 1993 года, запретившее клирикам выбираться в государственные структуры. У этого документа была своя логика – на тот момент Церковь только начинала серьезно участвовать в идеологической и отчасти в политической жизни страны. При этом не стоит забывать, что за 70 лет сформировалась такая специфичная общность, как советский народ, воспитанная на атеизме. Но дело еще и в том, что за это время старые традиции (назовите это хоть обрядоверием) были утеряны. Формы жизни глобально изменились, в результате было необходимо сформировать и выработать какие то новые представления о Церкви у православных христиан. Это довольно сложно, превратить захожанина в воцерковленного человека, в прихожанина. Этот момент нужно иметь в виду и государству, которое хочет использовать РПЦ в своих целях. Кроме того, сейчас Церковь не имеет того идеологического влияния, о котором, порой, говорят СМИ. Она и не может иметь это влияние, так как основы из воцерковленных, знающих людей у нее, к сожалению, нет. Ее только предстоит создать и укрепить Захожан много, но реальных верующих, которые осознанно причащаются и что то делают в Церкви не так много.
 
– Сейчас многие говорят о возможности заключения конкордата между государством и традиционными религиями, прежде всего РПЦ, как Вы полагаете, такой договор необходим?
– Мне кажется, что принятие конкордата был бы правильным решением, хотя это выход за традиции церковно – государственных отношений в том виде, в котором они сложились за 1000-летнюю русскую историю. Это глобальное изменение представления о том, что есть Церковь в государстве, это революция сознания. Я думаю, что сегодня маловероятно принятие такого конкордата, хотя четкое позиционирование себя вне государства было бы стратегически полезным для РПЦ. Сейчас на нее очень часто смотрят как на госструктуру или как на структуру, обязанную считаться государственной.
 
– Можно ли говорить о том, что у нынешних властей сформировалась четкая политика по отношению к Церкви?
– Государство глубоко заинтересовано в формировании ясной, четкой и осознанной политики по отношению к Церкви, но ее в полной мере еще не существует. Безусловно, отчасти уже выработаны те формы, в которых происходит решение вопросов в церковно-государственных отношениях, но взгляд на РПЦ очень часто размыт. Церковь иногда хотят использовать как некую идеологическую структуру, да и она сама не прочь иногда сыграть такую роль идеологической структуры, хотя речь идет о духовном окормлении, о тех морально-нравственных принципах, которые она проповедует. Мы не должны забывать о так называемом симфоническом устройстве церковно – государственных отношений, которое издавна существовало в России. Я считаю, что до 1917 года у нас была псевдосимфония властей, когда союз Церкви и государства существовал при явном примате государства. В советское время можно говорить о существовании "лжесимфонии", когда официально декларировалось отделение Церкви от государства, но при этом власть стремилась влиять на кадровую политику РПЦ. Это такой извращенный союз. Сегодня возвращение к какой-либо форме симфонии вряд ли возможно, но психология отношений власти и РПЦ во многом заставляет нас думать о возвращении к дореволюционной форме. Разумеется, откорректированной.
 
 
Источник: ricolor.org Беседовал Андрей Зайцев


Сергей Львович ФИРСОВ: статьи

Сергей Львович ФИРСОВ (род. 1967) - российский историк:  ИнтервьюАудио .

ОТРЕЧЕНИЕ
Отказ Николая II от престола уничтожил источник права, которым в России была царская власть, развязал междоусобицу и гражданскую войну


Андрей ЗУБОВ, ведущий рубрики, доктор исторических наук, профессор МГИМО, ответственный редактор двухтомника «История России. ХХ век»:

    — Нам предстоит отметить две даты: через год 400-летие воцарения на русском престоле династии Романовых, а завтра, 15 марта (2 марта по старому стилю), — 95 лет со дня отречения последнего императора этой династии. 95 лет Россия прожила без царя, и, надо признаться, это были большей частью не самые легкие годы в русской истории и не самые счастливые. А чем было само пресечение монархического правления? Закономерным итогом развития самосознания русского народа, реализацией чьего-то коварного замысла или роковым стечением ряда случайностей? Об этом размышляет автор многих исследований по русской истории начала ХХ века, профессор Сергей Львович ФИРСОВ.



Арестованный Николай II гуляет по лесу под конвоем

2 марта 1917 года в своем поезде, на железнодорожной станции города Пскова, император Николай II отрекся от престола. Монархия в России стала достоянием истории, начиналась новая эпоха — кровавая эпоха революционных потрясений и бурь. Но в тот момент никто, даже сам отрекшийся монарх, еще не могли представить до конца всей трагичности произошедшего. Для Николая II было ясно лишь одно: «Кругом измена, и трусость, и обман!»

Что касается событий, предшествовавших этому, то они развивались в столице государства — Петрограде, стремительно и лавинообразно. Городские обыватели, застигнутые революцией, равно как и многие государственные деятели империи, не могли понять, чем закончатся начавшиеся 23 февраля 1917 года массовые демонстрации рабочих и работниц. 27 февраля к революции присоединились и «народные избранники»: получив указ о роспуске, депутаты утвердили Временный комитет Государственной думы с неограниченными полномочиями, что можно трактовать как наказ депутатов своим лидерам возглавить революцию и создать новую власть. Связавшийся с царем (через начальника штаба Ставки Верховного главнокомандующего генерала от инфантерии Михаила Алексеева) великий князь Михаил Александрович просил уволить весь состав Совета министров, но услышал в ответ, что император на следующий день (28-го) уезжает в Царское Село и до своего приезда откладывает решение данного вопроса. В Петроград, для подавления мятежа, Николай II направил генерала Николая Иудовича Иванова.

Однако ситуация начала развиваться по совсем иному сценарию: Совет министров сам себя распустил, устранившись от управления государством, а Дума (в лице Временного комитета) получила права верховной власти, одновременно законодательной, исполнительной и судебной. При этом верховная власть Временного комитета была ограничена Петроградским Советом рабочих и солдатских депутатов и формально еще существовавшей властью императора.

28 февраля думцы приняли решение о необходимости добиваться от царя отречения — в пользу двенадцатилетнего цесаревича Алексея при регентстве великого князя Михаила Александровича. Начались аресты «прислужников старого режима», начиная с членов Совета министров. В тот же день председатель Думы Михаил Родзянко приказал вынуть из рамы большой царский портрет, украшавший зал думских заседаний в Таврическом дворце.

Революция торжествовала, а царь остро переживал за семью, остававшуюся в Царском Селе фактически на положении заложников «новой власти». Николай II выехал в Петроград, несмотря на просьбы своего начальника штаба генерала Алексеева не покидать Ставку, ибо, оставаясь там, в Могилеве, он не терял бы нитей управления страной. Но монарх не внял совету военачальника. Отказался он ехать и в расположение войск гвардии, сохранявших на тот момент полную верность государю.

Решение ехать в мятежный город стало последней роковой ошибкой, совершенной Николаем II, оно стоило ему вначале короны, а затем и жизни. Сопровождавшие государя свитские лица не ожидали от поездки ничего хорошего. Еще накануне близкий к Николаю II свитский адмирал К.Д. Нилов предсказывал окружающим: «Все будем висеть на фонарях. У нас будет такая революция, какой еще нигде не было».

Излагать историю последнего путешествия императора Николая II грустно: есть что-то символичное в том, что, не доехав до Царского Села, получив на станции Малая Вишера неправильную (как оказалось впоследствии) информацию о захвате Любани и Тосно революционерами, царский поезд вернулся в Бологое, откуда, повернув на запад, проследовал до станции Дно. Но и от станции Дно повернуть на север, на Петроград, не удалось, и царь приказал следовать дальше на запад, в Псков, где дислоцировался штаб Северного фронта и где он надеялся получить военную поддержку.

А в Петрограде к 1 марта ситуация окончательно вышла из-под контроля. Что предпринимает или что хочет предпринять государь, для абсолютного большинства столичных жителей оставалось загадкой. «Говорят, что получена от Государя депеша, что он передает свою власть народу (?)», — отмечал 1 марта 1917 года в своем дневнике отставной генерал от инфантерии Ф. Я. Ростковский.

В Псков император прибыл около половины восьмого вечера 1 марта. До исторической развязки оставалось менее суток. Командующий фронтом — генерал-адъютант Н.В. Рузский, пришедший на перрон с опозданием, всем своим поведением демонстрировал неверие в успех подавления революции. «Посылать войска в Петроград уже поздно, — объявил Рузский, — выйдет лишнее кровопролитие и лишнее раздражение… Надо их вернуть». На вопрос царя: «Что же делать?» — он ответил жестко и однозначно: «Теперь придется, быть может, сдаваться на милость победителя». 2 марта в первом часу ночи император приказал генералу Иванову ничего не предпринимать для подавления беспорядков, а выделенные ему войска вернуть на фронт.

Такие же настроения овладели и генералом Алексеевым, ранее настроенным на подавление мятежных толп в столице вооруженной силой. О том, что одна дисциплинированная часть без труда сможет навести в Петрограде порядок, в Ставке не знали, не догадывался об этом и самодержец. В создавшейся ситуации генерал Алексеев решил пойти навстречу требованиям думских лидеров, предполагая, что большинство командующих фронтами поддержат его. Решение генерала стало тем Рубиконом, перейдя который нельзя было надеяться на сохранение в руках императора Николая II власти правителя Российского государства. Он обрекался на роль жертвы, приносимой ради ликвидации революционной смуты и во имя победы над врагом. О наивности или, наоборот, о политической корысти и «подлости» забывших присягу генералов однозначно судить нельзя: революция живет по своим законам, в основе которых — эксперимент и сумма случайностей. Решения часто принимаются в такие дни в суете и спешке.

В два часа ночи 2 марта Николай II, все еще надеявшийся сохранить в своих руках, пусть и ограниченную, верховную власть, вызвал генерала Рузского и вручил ему указ об ответственном перед Думой министерстве. Но Рузский предложил царю переговорить по телеграфному аппарату непосредственно с председателем Думы Родзянко, тем самым показывая, кого он считает в этот момент главной властью в стране. Это была уже откровенная измена: после того, как его предал его генерал-адъютант, ставший добровольным исполнителем решений Временного комитета Государственной думы, рассчитывать императору было не на что. Ночью 2 марта шли переговоры генерала Рузского с Родзянко и с генералом Алексеевым, а Алексеева — с командующими фронтами и флотами. Во всех разговорах — ясно сознаваемая неизбежность отречения. Династический вопрос, по словам председателя Думы, был поставлен ребром, и войну можно продолжить лишь после отречения Николая II в пользу наследника при регентстве Михаила Александровича. В своей телеграмме командующим фронтами генерал Алексеев подчеркивал, что необходимо спасти армию от развала, продолжить борьбу с внешним врагом любой ценой, спасти независимость России и судьбу династии. Командующие согласились на предложенную им во имя благих целей жертву Николаем II. Около трех часов дня 2 марта генерал Рузский доложил императору о ходе переговоров.

Император ответил, что готов отказаться от короны. Наследником объявлялся цесаревич Алексей при регентстве великого князя Михаила Александровича. На имя начальника штаба Ставки генерала Алексеева и на имя председателя Думы Родзянко были посланы соответствующие телеграммы. Манифест об отречении оформила дипломатическая служба Ставки. Однако его обнародование царь задержал, когда узнал о том, что в Псков едет делегация думцев, — А.И. Гучков и В.В. Шульгин. Ожидая посланцев, Николай II переговорил с лейб-медиком С.П. Федоровым, который, назвав болезнь цесаревича (гемофилию) неизлечимой и сказав, что, несмотря на это, Алексей Николаевич может прожить долго, заметил, что после отречения, скорее всего, царю не дадут воспитывать сына. Тогда царь решает изменить текст подготовленного манифеста. Теперь, чтобы не расставаться с Алексеем, он отрекался и за себя, и за сына. Наследником объявлялся великий князь Михаил Александрович. Приехавшим Гучкову и Шульгину было объявлено решение царя, и, хотя отречение в пользу Михаила Александровича они в Думе не рассматривали, им все же пришлось довольно быстро «сдать позиции». Документ был подписан около полуночи, но его пометили пятнадцатью часами дня. Затем были подготовлены указы о назначении князя Георгия Львова премьером и великого князя Николая Николаевича — Верховным главнокомандующим. Указ пометили тринадцатью часами дня.

На следующий день, 3 марта, великий князь Михаил Александрович, в пользу которого был составлен манифест, под воздействием окружения также подписал акт отречения, указав, что сможет возложить на себя власть только в том случае, если на то последует решение Учредительного собрания, избранного народом. «Бог знает, кто надоумил его подписать такую гадость!» — отметил Николай II в дневнике.

3-го же марта манифест об отречении императора и аналогичное решение великого князя Михаила Александровича были распубликованы. «Известия Петроградского Совета» в экстренном приложении опубликовали материал о том, как эти известия сообщил в Государственной думе депутат Караулов: «Государь Николай II отрекся от Престола в пользу Михаила Александровича. Михаил Александрович в свою очередь отрекся от Престола в пользу народа. В Думе происходят грандиознейшие митинги и овации. Восторг не поддается описанию».

А тем временем поезд с уже бывшим монархом отправился обратно в Ставку, где, если верить воспоминаниям генерала А.И. Деникина, 3 марта 1917 года Николай II попытался вновь переиграть судьбу, заявив Алексееву, что хочет переписать отречение в пользу сына. Но было уже поздно: стране к тому времени объявили оба манифеста —  самого Николая II и его брата Михаила Александровича. Пути назад были отрезаны.

С юридической точки зрения манифест от 2 марта имел ничтожную силу: он был неправильно оформлен — адресован начальнику штаба, а не правительствующему сенату, да и подписан карандашом. Кроме того, манифест нарушал Закон 1797 года о престолонаследии, согласно которому монарх не имел права отрекаться за наследника (равно как и вообще не имел права отрекаться). Наконец, названный наследником великий князь Михаил Александрович был женат неравнородным (морганатическим) браком на дважды разведенной простолюдинке, что закрывало ему путь к престолу. Можно вспомнить и некоторые другие нюансы. Не случайно апологеты последнего русского монарха любят говорить о том, что манифест от 2 марта 1917 года — незаконный документ, намеренно-де составленный императором с нарушением законов и по содержанию, и по форме.

Но, как указывал знаток Февраля историк Георгий Катков, «подозрения, что акт отречения был подписан с тайным умыслом и был преднамеренно сформулирован в выражениях, делавших документ уязвимым с точки зрения закона (и потому подлежащим аннулированию при первой возможности), совершенно беспочвенны. Разумеется, законность документа была сомнительной, но это соображение при данных обстоятельствах имело чисто академическое значение. Право не предполагает отречение от имени наследника бесспорным, но оно и не предусматривает отречение самого монарха. Акт отречения произвел перемены во внутренней структуре страны, которые не были и не могли быть предусмотрены основными законами».

Петроградские «революционеры», в те дни не вполне понимая, что произошло, активно боролись с внешней атрибутикой «ненавистного царизма», срезая короны у железных двуглавых орлов на решетках или закрывая царские гербы и великокняжеские инициалы красной материей. Как из рога изобилия, посыпались на читателей газет патриотические вирши, например, такие — под названием «Привет родине»:

Прахом распались оковы —
Русь как единая грудь,
С верою в жребий свой новый
Ринься в свой солнечный путь!
Рабской служили невзгоде
Все твои степи, края —
Будет отныне в свободе
Грозная сила твоя!
Трижды Бог помог державе —
Родине, в пору забот —
Царствуй в величии и славе
Русский свободный народ!


А бывший император, пребывая последние дни на свободе, готовился к встрече с семьей, не представляя себе, что путь в Царское Село станет для него началом того крестного пути, который окончится в июле 1918 года в Екатеринбурге.

Монархии в России фактически больше не было, хотя вопрос о форме правления был отложен до решения еще даже не избранного Учредительного собрания. Русская власть лишилась того мощного основания, на котором была основана и на котором держалась в течение многих столетий. Стержень был вынут из русской государственной жизни, ибо всё в империи делалось именем монарха, по его слову. Мартовские события уничтожили этот «двигатель», сломали государственную машину, хотя первоначально, по инерции, она все еще продолжала двигаться. Отречение уничтожило и источник права, которым в России была царская власть. По тонкому замечанию камергера высочайшего двора Ивана Тхоржевского, не царь опирался на государственные учреждения, а они им держались. Поэтому, пояснял Тхоржевский, «когда государь был свергнут, вынужденно отрекся — мгновенно был как бы выключен электрический ток, и вся Россия погрузилась во тьму кромешную. Оставалось принуждение, сила, переходившая из рук в руки, оставался властный или безвластный приказ, но не стало власти как источника права».

Революция всегда приходит неожиданно, хотя о неизбежности ее прихода современники обыкновенно много и жарко говорят. Русская революция также не стала исключением из этого правила. Всё произошло как-то вдруг. Василий Розанов — парадоксальный мыслитель и выдающийся публицист — сумел выразить это еще в 1917 году, в знаменитом «Апокалипсисе нашего времени»: «Русь слиняла в два дня. Самое большее — в три. Даже «Новое Время» нельзя было закрыть так скоро, как закрылась Русь. Поразительно, что она разом рассыпалась вся, до подробностей, до частностей. И собственно, подобного потрясения никогда не бывало, не исключая «Великого переселения народов». Там была — эпоха, «два или три века». Здесь — три дня, кажется, даже два. Не осталось Царства, не осталось Церкви, не осталось войска, и не осталось рабочего класса. Что же осталось-то? Странным образом — буквально ничего.

Остался подлый народ, из коих вот один, старик лет 60 «и такой серьезный», Новгородской губернии, выразился: «Из бывшего царя надо бы кожу по одному ремню тянуть». Т. е. не сразу сорвать кожу, как индейцы скальп, но надо по-русски вырезывать из его кожи ленточка за ленточкой.

И что ему царь сделал, этому «серьезному мужичку».

Вот и Достоевский…

Вот тебе и Толстой, и Алпатыч, и «Война и мир».

Для Розанова было очевидно, что в случившемся виноваты были все, но царь оказался выше подданных — «он не ломался, не лгал. Но видя, что народ и солдатчина так ужасно отреклись от него, так предали (ради гнусной распутинской истории), и тоже — дворянство (Родзянко), как и всегда фальшивое «представительство», и тоже — «господа купцы», — написал просто, что, в сущности, он отрекается от такого подлого народа. И стал (в Царском) колоть лед. Это разумно, прекрасно и полномочно».

Жестокие слова современника в адрес собственного народа… Но давно установлено, что многие люди приняли революцию именно после того, как власти обнародовали манифест об отречении. По словам Георгия Каткова, логика этого была очевидна: «Раз сам государь пришел к выводу о необходимости перемен, что могли сделать те, которые готовы ей (революции. — С. Ф.) противодействовать?»

В самом деле — что же? Конечно, многие радовались падению монархии, но многие — это не все. Вспоминая те дни, митрополит Евлогий (Георгиевский) писал: «Манифест об отречении Государя был прочитан в соборе, читал его протодиакон — и плакал. Среди молящихся многие рыдали. У старика городового слезы текли ручьем…»

Отречение неминуемо привело к разделению общества — на тех, кто воспринимал монархическую государственность как власть, без которой Россия существовать не сможет, и на тех, кто видел в монархии препятствие к построению лучшего общества. Не будет преувеличением сказать, что Гражданская война в своих истоках уходит к Февралю 1917 года и связана с отречением, т. е. с уничтожением прежнего политического уклада (а вслед за ним — и уклада социального).

Для многих современников случившееся было, безусловно, неожиданностью — и для тех, кто в переходе от монархии к республике видел «закономерность», и для тех, кто считал всё или роковым стечением обстоятельств, или «происками масонов», не важно. Принципиален сам факт неожиданности. Даже живший мечтой о новой революции Владимир Ленин, выступая в январе 1917 года в Цюрихе с докладом о революции 1905 года, признавался слушателям: «Мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв этой грядущей революции». К сожалению, предвидение на этот раз обмануло «вождя мирового пролетариата». Именно отречение императора Николая II и приход к власти Временного правительства позволили большевикам во главе с Лениным и иным антигосударственным силам вступить в борьбу за практическое осуществление своих идей — и в том числе за счет тех самых «серьезных мужичков» — ненавистников монарха, о которых писал Розанов.

Проблема в том и состояла, что отречение императора Николая II произвело такие перемены во внутренней структуре России, что за сравнительно короткое время страна перестала существовать как сильное и мощное государство, поскольку самодержавие не только формировало политическую систему, но и воспитывало народ. Соответственно, слом системы неминуемо должен был сказаться и на самосознании бывших подданных. Одним из первых, как мне кажется, почувствовал это тот же Василий Розанов, горько заметивший: «Задуло свечку. Да это и не Бог, а… шла пьяная баба, спотыкнулась и растянулась. Глупо. Мерзко. «Ты нам трагедий не играй, а подавай водевиль».

Был ли он прав?

Ответа, увы, у меня нет. Есть лишь надежда на то, что свеча все еще может гореть.

Источник:  НОВАЯ ГАЗЕТА   .


 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ