О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна ( 1875 - 1937 )

Поэзия   |   Проза   |   О Человеке
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна

Когда-то среди читающей молодежи не было человека, не знакомого с этим именем. Ее сказки для малышей, детские рассказы, повести для юношества, романы для взрослых, стихи и пьесы мгновенно исчезали с прилавков магазинов. Она была самой популярной детской писательницей начала XX столетия. И никто не мог сказать, откуда вдруг появилось столь значительное явление в литературном мире.

Лидия Алексеевна родилась в дворянской семье. Ее отец, Алексей Александрович Воронов, был военным инженером. До сих пор спорным остается дата ее рождения. По одним источникам, это 1878 год, Петербург, по другим - 1875, Кавказ. Но как бы то ни было, в 70-е годы XIX века появилась на свет девочка, которой суждено было более 20 лет владеть умами и чувствами самого широкого круга читателей.

Семья жила в достатке, родители любили свою дочь, и все, казалось, было радостным и безмятежным. Но не под счастливой звездой родилась маленькая Лида. Вскоре умерла ее мать. И всю свою любовь девочка перенесла на отца. Возможно, это помогло им обоим перенести тяжкую потерю. Ведь ушла из жизни не только мать, но и жена. Вдвоем они проводили дивные вечера. И Лиде казалось, что так будет всегда.

Но однажды все переменилось. Отец женился. В дом вошла чужая женщина. Мачеха. Какое холодное и бездушное слово! И как холодно и бесприютно стало в душе у девочки. Отношения с новой хозяйкой дома настолько не сложились, что Лида несколько раз убегала из дома. Тогда было решено отвезти дочь в Петербург в Павловский женский институт. В то время семья жила в Шлиссельбурге, этого требовала военная служба отца. Дорогу Лида не помнила, но зато в памяти навсегда осталось тяжелое воспоминание от первой встречи с обстановкой института, который жил по строгим, раз и навсегда установленным правилам. Для живого впечатлительного ребенка институт показался казармой, тюрьмой, в которой ей предстояло теперь жить.

Несхожесть с другими детьми ее возраста проявилась довольно рано. Уже в 10 лет она писала стихи, а в 15 лет взяла за привычку вести дневник, записи которого частично сохранились. К этому времени она уже сознавала свое отличие от других и мучилась этим. "Почему я переживаю все острее и болезненней, чем другие? Почему у других не бывает таких странных мечтаний, какие бывают у меня? Почему другие живут, не зная тех ужасных волнений, которые переживаю я?" - писала она в дневнике.

С годами Лидия научилась владеть собой, стала более спокойной и выдержанной. После окончания пансиона в семью не вернулась, хотя отца поняла и простила его за вторичный брак. Темпераментная, обаятельная, сероглазая девушка привлекала к себе внимание. Блестящий офицер Борис Чурилов был околдован ею. Он сделал Лидии Алексеевне предложение, и девушка согласилась стать его женой. Так восемнадцатилетняя Воронова стала Чуриловой. Но и здесь ее постигла неудача. Брак был недолгим, офицер отбыл на место службы в Сибирь, а молодая женщина с крохотным ребенком на руках осталась одна. Что было делать? Уехать к отцу и мачехе? Жить в семье по установленным в ней правилам? Материально зависеть от отца? Нет, это было не по ней. Она выбрала другой путь.

Оставшись в Петербурге, поступила на Драматические курсы при Императорском театральном училище. Яркая внешность, импульсивность, темперамент делали ее заметной на курсе. Еще на вступительных экзаменах преподаватели заметили эту девушку, что помогло ей выдержать конкурс. После окончания училища Лидия Алексеевна определилась в Александринский Императорский театр, в котором прослужила (как тогда говорили) с 1898 по 1924 год. Именно там, на сценических подмостках, родился псевдоним "Чарская". Какой смысл вложила в это звучное слово Лидия Алексеевна, нам не известно. Но можно предположить, что оно родилось по аналогии со словами "чары", "очарованье", "колдовство". Кто знал актрису Чарскую? Да почти никто, потому что роли ей доставались второстепенные, эпизодические, жалованье тоже было невелико.

Знаменитой Чарской она стала совсем в другом. В литературе. Толчком к литературному творчеству послужило стеснение в средствах. Ведь у нее рос сын, а помощи ждать было неоткуда. И тогда она попыталась написать свое первое произведение. Занятие литературой, к удивлению Лидии Алексеевны, оказалось легким и приятным. И она отдалась ему всецело, хотя продолжала работать в театре.

Первая же повесть "Записки институтки", написанные в 1902 году, принесли ей громкую славу. В то время в Петербурге выходил журнал "Задушевное слово" для детей младшего и старшего возраста. Чарская стала ведущей писательницей этого журнала. Из-под ее пера произведения выходили одно за другим. Словно, дремавший в ней родничок напитался вешними водами и, превратившись, в широкую бурную реку, прорвал все плотины на своем пути. За 20 лет литературной деятельности Чарская написала около 80 произведений! Ее известность достигла европейских стран. Переведенная на немецкий, английский, французский, чешский языки, она вошла в каждый дом, в каждую семью, где росли дети. Молодежь зачитывалась ее произведениями, восторженно встречая новые книги. Повести "Княжна Джаваха", "Люда Влассовская", "Вторая Нина", "Записки маленькой гимназистки", "Сибирочка", "Лесовичка", рассказы "Волька", "Первый день", "Два сочельника", "Корректорша Варкунина", сказки "Золотая свирель", "Волшебная сказка" и другие - вот неполный перечень того, что взахлеб читало подрастающее поколение начала XX века.

О чем она писала? О доброте, любви к ближнему, состраданию, самоотверженности, отзывчивости. Ее герои - люди разных сословий. Это и дворяне, обучающие своих детей в привилегированных учебных заведениях; и служащие, живущие на вознаграждение за свой труд; и нищие, которые мечтают о куске хлеба. Но всех их объединяет человеколюбие, желание отозваться на чужую боль, бескорыстие - те человеческие качества, дефицит которых особенно сильно ощущается в наше время.

Чарская прекрасно разбиралась в детской психике, улавливала животрепещущие темы, строила свои произведения в соответствии с детской и юношеской логикой, быстро откликалась на актуальные события. Именно в этом и заключалась ее популярность. Ее любили, ей писали отклики, ее боготворили. Чарская получала большие гонорары, ей платили не только издательства, но и военные ведомства, была утверждена даже ее стипендия. Но Судьба в образе революции 1917 года внесла в жизнь Чарской свои жестокие коррективы.

Еще в 1912 году К. И. Чуковский развенчал ее творчество, назвав писательницу "гением пошлости". А в 1917 году, с приходом Советской власти ее перестали печатать, не простив писательнице ее дворянского происхождения и буржуазно-мещанских взглядов. (О том, что женщина с юных лет жила на трудовые заработки, было забыто.) С 1925 по 1929 год ей с большим трудом удалось опубликовать 4 маленькие книжки для детей под псевдонимом Н. Иванова. Ее произведения были изъяты из библиотек и уничтожены.

Больше не было любимого дела, куда-то исчезли благодарные читатели. Жизнь остановилась на полном ходу. Но испытания на этом не закончились. Подлинный крах и бессмысленность жизни она ощутила, когда пришло известие о гибели сына Юрия, который сражался в Красной Армии. Одинокая, уже немолодая женщина, покинутая всеми, не имеющая к тому времени никаких родственников, она в 1924 году ушла из театра. Началась буквально нищенская жизнь. И тогда именно К. И. Чуковский выхлопотал ей пенсию.

Она ушла тихо и незаметно. Но оставила после себя до сих пор никем не разгаданную тайну. Официальным местом ее погребения считается Смоленское кладбище в Санкт-Петербурге, но некоторые очевидцы утверждают, что видели ее фамилию на могильной плите в поселке Чкаловский Краснодарского края.

О Чарской вспомнили в 90-е годы XX столетия. Понадобился почти век, чтобы мы снова открыли для себя ее творчество. Радует то, что разные издательства взяли на себя труд возродить ее произведения. В их числе известное всем издательство "Детская литература", которое напечатало в 1991 году повесть Чарской "Сибирочка". В том же году вышли в свет в издательстве "Дом" "Записки маленькой гимназистки", а в 1994 году московское издательство "Пресса" издало сборник повестей писательницы под названием "Волшебная сказка". Безусловно, книги Чарской найдут своего читателя, ее полюбят маленькие и юные российские граждане XXI века, как когда-то ее любили дети начала прошлого столетия. Это уже их будет захватывать сюжет "Записок маленькой гимназистки", и уже они покраснеют от стыда за поступок Диночки из рассказа "Два сочельника", это наши дети облегченно вздохнут, прочитав о счастливом окончании скитаний маленькой сироты в рассказе "Маля", это с ними будет говорить о добросердечии и отзывчивости, о человечности и благодарности замечательная русская писательница Лидия Чарская.

Источник:  charskaya.lit-info.ru .


Лидия Алексеевна ЧАРСКАЯ: поэзия

Лидия Алексеевна ЧАРСКАЯ (1875 – 1937) - писательница, актриса: Поэзия | Проза | О Человеке .

         ***
Земля и солнце,
Поля и лес -
Все славят Бога:
Христос воскрес!
В улыбке синих
Живых небес
Все та же радость:
Христос воскрес!
Вражда исчезла,
И страх исчез.
Нет больше злобы -
Христос воскрес!
Как дивны звуки
Святых словес,
В которых слышно:
Христос воскрес!
Земля и солнце,
Поля и лес -
Все славят Бога:
Христос воскрес!


       КОЛОКОЛА

Гулко звуки колокольные
Улетают в твердь небес
За луга, за степи вольные,
За дремучий темный лес.

Миллиардом звуков радостных
Льет певучая волна…
Вся мгновений дивных, сладостных
Ночь пасхальная полна,
В них, в тех звуках - миг прощенья,
Злобе суетной - конец.
Беспредельного смиренья
И любви златой венец,
В них - молитвы бесконечныя,
Гимнов дивные слова.
В них печаль и слезы вечныя
Смытый кровью Божества.
В них земли восторг таинственный
И святой восторг небес,
В них Бессмертный и Единственный
Бог воистину воскрес!


АНГЕЛ У ПОСТЕЛИ РЕБЕНКА

Ночь… Тишина… У киота
Тихо лампада сияет…
Светлый и радостный кто-то
Детский покой охраняет.
Очи, как звезды, мерцая,
Дивною блещут красою,
Кудри, до плеч ниспадая,
Темною вьются волною.
Он из надзвездного мира
В мир поднебесный явился,
Рея в пространстве эфира,
К детской постельке спустился.
Вея крылом белоснежным
В милые сонные глазки,
Голосом тихим и нежным
Шепчет он дивные сказки…


Лидия Алексеевна ЧАРСКАЯ: проза

Лидия Алексеевна ЧАРСКАЯ (1875 – 1937) - писательница, актриса: Поэзия | Проза | О Человеке .

ГАЛИНА ПРАВДА

Жила-была на свете девочка. Звали ее — Галя. Рано осталась она сиротой, и досталось ей от мамы в наследство одно единственное сокровище — правда. “Говори всегда только правду, дочка, — сказала ей мама, — и будет у тебя на сердце всегда светло и ясно. Ничего не таи, ни в чем не лги.” И Галя приняла это сокровище в свое сердце и свято его хранила.

Однажды, рано утром, когда солнышко встало над Галиным домиком, прилетела большая, красивая птица и опустилась на крышу. Она заглянула в оконце и увидела маленькую девочку.

— Хорошая девочка! — сказала птица, взмахнула крыльями и спустилась на окно возле Гали. — Ты, одна на свете, я тоже одна, — сказала девочке птица. — Каждому из нас тяжело и грустно в одиночестве, а вместе нам будет легче переносить тоску. Садись ко мне на спину, и я умчу тебя в страны, где стоит вечное лето, где громадные белые цветы растут на берегу реки и смотрятся в нее, любуясь своим пышным нарядом. Хочешь лететь со мною?

— Унеси меня, большая, добрая птица. Я готова лететь с тобою далеко-далеко. Хоть на край света!

Едва только успела Галя произнести эти слова, как мигом очутилась на спине птицы, которая сейчас же взвилась с нею в воздух. Первое время Гале лететь было очень страшно. Далеко внизу копошились люди, казавшиеся с высоты крохотными букашками, белели хатки, церкви, мелькали целые города, селения. Птица летела с головокружительной быстротой, поднимаясь все выше и выше. Скоро не стало видно ни домов, ни церквей, ни селений...

Облака носились внизу, отделяя птицу и Галю от земли, от целого мира.

Галя зажмурила глаза и крепче прижалось к птице.

А та только сильнее замахала крыльями и помчалась еще быстрее, еще выше, к самому солнцу.

— Где мы? — спросила Галя, когда птица с быстротой молнии опустила ее на землю.

Белые цветы стройными, красивыми рядами тянулись по бокам аллеи, которая вела к белоснежному дворцу, с колоннами и огромной террасой. На террасе находилось множество людей в пестрых, полосатых одеждах, со смуглыми лицами и бронзовыми телами. Среди них сидел человек с красной бородой, и обмотанной чем-то белым головой с таким грозным лицом, что при одном взгляде на него Галя вся затрепетала от страха. Бронзовые люди кланялись до земли страшному человеку и говорили:

— Ты светел и могуч, ты мудр и прекрасен, ты велик, как никто в целом мире!

А царь — потому что бронзовый человек со страшным взором был царь — упрямо мотал головой, тряся огненно-красной бородой, и отвечал сурово:

— Вы говорите неправду, и говорите все это только потому, что боитесь меня, зная, что одним движением брови я могу лишить вас жизни.

И опять бронзовые люди кланялись до земли и восхваляли своего царя:

— Ты светел и могуч, мудр и прекрасен! А царь все тряс своей огненной бородой и все говорил:

— Нет, это вы льстите мне, потому что я царь. Не верю вам.

Вдруг у самых ступеней, ведущих на террасу, он увидел девочку и птицу. Увидел и поразился несказанно, откуда могла явиться эта девочка. По лицу его промелькнула улыбка. Окинув взглядом придворных, он сказал:

— Вот я ее спрошу, сколько правды в ваших словах.

Потом обратился к Гале, поглаживая свою бороду:

— Скажи мне, девочка, правда ли, что я светел и могуч, мудр и прекрасен?

И уставил на Галю свои суровые глаза.

Хотела ответить Галя то же, что говорили бронзовые люди, чтобы не разгневать страшного царя, да вдруг вспомнила про завет матери — говорить одну правду — и твердым голосом сказала:

— Нет, царь. Не светел ты, потому что лицо твое хмуро и сурово. Я видела солнце, которое светло и могуче, — от одного его луча идет столько тепла и света! Не знаю, мудр ли ты, но знаю, что Тот, Кто создал тебя и твоих подданных, мудрее тебя. Нет, ты не прекрасен, царь: человек с такими глазами не может быть прекрасным; я вижу кроткое, ласковое небо, оно — прекрасно, а не ты.

Едва только произнесла последнее слово Галя, как в ужасе заметались царские приближенные.

— Что говорит она нашему повелителю?! — кричали они.

А сам царь нахмурился и стал чернее ночи. Не привык он слышать такое и принял ее’за безумную.

— Возьмите ее! — приказал он слугам. — Поселите отдельно от всех, и пусть мои лучшие врачи лечат ее. Но не позволяйте ей общаться с людьми, чтобы они не услыхали ее безумного лепета!

Слуги бросились к Гале, чтобы схватить ее, но в это время большая птица взмахнула крыльями, усадила Галю к себе на спину и в одну минуту была уже за несколько верст от этого дворца и бронзовых людей.

— Неси меня туда, птица, — шепнула ей Галя, — где люди любят правду и слушают ее.

И полетели, понеслись птица и Галя в другую страну.

Долго неслись они по голубому небу, и, наконец, прилетели прямо на луг, окруженный лесом, непроходимым и дремучим.

На лужайке, вокруг костров, сидели большие, плечистые люди. Среди них стоял юноша с гордым лицом и орлиным взглядом, он был выше и красивее других.

У всех за спиной были лук и стрелы, а в руках они держали топорики и копья.

Они говорили своему вождю, стройному юноше:

— О великий, смелый вождь! Твой брат собрал большое войско и идет на нас. Он говорит, что половина этой страны — его, что этот лес — его лес, что наши жилища должны принадлежать его воинам, и что он идет отобрать все это. Но пусть он соберет еще большее войско, мы не боимся ничего. Каждый куст в этом лесу знаком нам. Мы окружим лес и нападем на твоего брата, разобьем его войско, а его самого приведем к тебе. Ты можешь убить его или сделать своим рабом.

— Да, я сделаю его своим рабом, потому что смерть лучше унижения. — произнес грозно юноша и взмахнул копьем.

Воины испустили дикий крик и завертелись вокруг костра в пляске. А когда они остановились, то увидели большую птицу с девочкой на спине.

Галя уже стояла перед их молодым вождем и говорила, обращаясь к нему:

— Юноша! Ты не должен воевать с братом, потому что твой отец, умирая, завешал вам обоим, эту землю пополам. А ты отнял у брата его половину.

И если твой брат опять идет сюда, то он имеет на это право. А ты поступил жестоко и бесчестно!

Юноша-вождь слушал внимательно Галю. Страх и благоговение отразились на его лице к концу ее речи. Он упал к ногам девочки и, ударяя себя в грудь, воскликнул громким голосом:

— О, мои воины! Мои храбрые воины! Падите ниц! Сам Великий Дух посылает нам это дитя! Она читает в моем сердце и знает мои помыслы. Видит всю правду и бесстрашно высказывает ее мне, вашему могучему вождю. Никто до сей поры не смел мне сказать правды. Значит, сам Великий Дух посылает ребенка на землю! Сюда, ко мне, жрецы и прорицатели! Восхвалите девочку, отведите ее в наш храм, посадите ее на трон первого жреца, зажгите перед ней благовонные курения и служите в ее честь, в честь вестницы правды! А я и мои воины будем кланяться ей до самой земли!

И юный вождь упал на колени. За ним упали и все его воины.

Из дремучего леса вышли седобородые старцы. Они ударяли в огромные раковины и производили ими странные, непонятные звуки.

Седобородые старцы приблизились к Гале и, проговорили:

— О, светлая посланница Великого Духа! Пойдем с нами в храм. Там твое место. День и ночь ты будешь жить в храме, и голубой дымок в твою честь понесется из наших кадильниц благовонной струей. И мы будем петь тебе священные песни и украсим тебя цветами. Ты будешь царицей нашего храма.

И они осторожно взяли под руки Галю и хотели увести ее в дремучий лес, где между деревьями скрывался их храм. Ужас и страх наполнили разом сердце Гали.

— Где же правда, — вскричала она, — если люди кланяются простому человеку и считают его божеством?! Где же правда, если правдивое слово здесь так дико, что сказавшую это слово, маленькую девочку приняли за посланницу Бога? Нет, не хочу я ни почестей, ни славы! Ко мне, большая птица, унеси, умчи меня отсюда!

И большая птица уже тут как тут: расправила крылья, подхватила Галю — и умчала ее в небо высоко-высоко, оставив внизу пораженных ужасом воинов и жрецов.

И снова несутся большая птица и Галя между солнцем и облаками.

Наконец они опустились на землю. Вдалеке слышатся дивная музыка и радостные голоса.

— Неси меня туда, птица, откуда слышатся музыка и голоса, — попросила Галя.

Через минуту увидели они, ярко освещенный замок на берегу озера. Он стоял над самой водой, на высокой скале. В замке роскошно одетые кавалеры и еще более нарядные дамы двигались в плавном, красивом танце.

Впереди всех выступала об руку с красивым и нарядным рыцарем сама королева, владетельница той страны, в которую прилетела Галя со своей птицей.

Ах, как хороша была королева! Глаза у нее темно-синие, как вода в озере, что шумит под окнами замка, и блестят они, как та драгоценная диадема, что горит, переливается алмазами и яхонтами на ее белокурых кудрях. И личико королевы совсем как у ребенка: тихое, кроткое, безмятежное. “Какая ласковая, какая милая королева! — подумала Галя. — Наверно, в ее стране живет правда, наверно, она любит правду, и хорошо живется всем подданным такой доброй королевы!”

Едва только подумала об этом девочка, как сквозь музыку и веселый смех танцующих чуть слышно донесся до нее тихий стон. Вздрогнула Галя и насторожилась. Стон повторился. Он несся из глубины сада, скрытого ночной темнотой.

— Полетим туда, милая птица, узнаем, кто это стонет! — прошептала Галя.

И они помчались от залитого огнями замка в сад, в ночную тьму.

Стон становился все слышнее по мере того, как Галя со своей птицей углублялась в сад. Серебряный серп месяца выглянул из-за тучи и осветил крошечную полянку. Там, у ствола большого дерева, стояла девушка с бледным, измученным лицом. Ее руки и ноги были крепко стянуты толстыми веревками, которыми она была привязана к дереву.

— Что с тобой? Кто привязал тебя здесь? И почему ты стонешь? — спросила девушку Галя.

— Я служанка красавицы королевы, — чуть слышным от слабости голосом прошептала девушка, — той красавицы королевы, которая танцует и веселится в замке. Она приказала привязать меня к дереву и заморить голодом, потому что три дня тому назад я осмелилась сказать ей, что рыцарь, которого она избрала в женихи, не любит ее и хочет жениться на ней только затем, чтоб стать королем. Я это знаю. Это правда. И за эти слова я должна умереть голодной смертью.

Сказав это, девушка глухо и жалобно застонала. Галя вся задрожала от волнения.

— Скорее! Скорее, моя птица, поспешим в замок, поспешим к королеве, пока еще не поздно постараемся освободить несчастную девушку и спасти ее от лютой смерти!

И быстрее ветра помчались они в замок. Словно гром небесный грянул над танцующими, так ошеломило их появление большой птицы и маленькой девочки среди зала. Музыка стихла. Пары остановились. В одну минуту Галя очутилась перед красавицей королевой.

— Королева! — сказала девочка дрожащим голосом. — Выслушай меня: ты тут танцуешь и веселишься, а там, в саду, умирает твоя служанка. Нехорошо это, королева! Ведь твоя служанка сказала правду. Нельзя веселиться, когда делаешь зло своему ближнему. Прикажи освободить несчастную девушку, и тогда пусть снова играет музыка, танцуют пары, и звучит веселый смех твоих гостей! Нехороша та повелительница, которая так жестоко наказывает за правдивое слово.

Закончив свою речь, Галя взглянула на королеву да так и обмерла от ужаса. Что сталось вдруг с красавицей королевой? Глаза у нее разом потемнели и округлились, как у ворона, лицо искривилось, губы перекосились, и вся она стала вдруг отталкивающей и безобразной. — Ничтожная, жалкая девчонка! — закричала на Галю королева, затопав ногами. — Как смеешь ты порицать меня! За это ты должна немедленно умереть! Стража исполнила приказ своей королевы: схватила Галю, подтащила ее к окну и бросила вниз, прямо туда, где шумели темные воды большого озера.

Галя, погрузилась в холодные волны и опустилась на самое дно. Большая, верная птица метнулась следом за ней и вытащила ее из воды.

Схватила птица своим сильным клювом Галю и поднялась с нею от земли высоко-высоко к небу. А там ее уже ждали... Ждали ее прекрасные белые существа с серебряными крыльями. Увидели они птицу с девочкой в клюве, подхватили Галю на руки и понесли в небеса.

Внезапно послышалась нежная музыка. Незримый хор запел чудесную, сладкую песнь. — Проснись, пробудись, милая Галя! Ты попала в царство правды, одной правды, чистой и прекрасной, которой не встретишь на земле! Проснись, милая, маленькая Галя!

Но Галя не слышала пения ангелов. Тогда, не переставая петь, они полетели высоко за облака и через минуту вернулись снова, ведя за руку высокую женщину в белой одежде, кроткую и прекрасную, как голубка. Женщина склонилась над девочкой и нежно обвила ее тонкими руками. Две слезы капнули из ее глаз прямо на сердце Гали, и вдруг это сердце ожило и затрепетало. Открыла девочка глаза, взглянула перед собою и вскричала радостным голосом, узнав склонившуюся над ней женщину:

— Мама!

— Галя, моя Галя, — прошептала женщина, — за твою правдивость Господь соединил нас с тобой, чтобы никогда-никогда уже не разлучаться. Примчала тебя большая птица в царство, где живет радостная и торжествующая правда!

Мама крепко обняла свою девочку, и светлоликие ангелы запели гимн о Галиной правде.

А большая птица снова полетела к людям, желая найти во что бы то ни стало правду там, на земле. Полетела одна, без Гали, упрямая птица. А Галя осталась с мамой в лазурном царстве. Давно это было...

ЧУДЕСНАЯ ПЕРЧАТКА


Эта история произошла давным-давно, больше тысячи лет тому назад.

Жил на свете рыцарь, свирепый и жестокий. До того свирепый, что все боялись, его все — и свои и чужие. Когда он появлялся на коне посреди улицы, или на городской площади, народ разбегался в разные стороны, улицы и площади пустели. И было чего бояться народу! Стоило кому-либо в недобрый час попасться ему на пути — в мгновение ока он затаптывал насмерть несчастного копытами своего коня, или пронзал его насквозь своим тяжелым, острым мечом.

Высокий и крепкий, с очами, извергающими пламя, с угрюмо сдвинутыми бровями, он наводил ужас на всех. В минуты гнева он не знал пощады — и выдумывал самую лютую кару и для тех, кто являлся причиной его гнева, и для тех, кто случайно попадался ему в это время на глаза. Но жаловаться королю на свирепого рыцаря было бесполезно — король дорожил им за то, что он был искусным полководцем и не раз во главе королевских войск одерживал победу над врагами. Потому-то король высоко ценил его и спускал ему то, чего бы не спустил никому другому. А другие воины, хотя и не любили его, но ценили в нем храбрость, ум и преданность королю и стране.

Свирепый рыцарь, закованный в золотую броню, скакал верхом между рядами войск, воодушевляя своих усталых и измученных воинов.

На этот раз бой был очень тяжелый. Третьи сутки дрались войска под предводительством свирепого рыцаря, но победа не давалась им. У врагов, напавших на царские земли, войско было больше. Еще минута-две — и враг несомненно одолел бы их и ворвался прямо в королевский замок.

Напрасно свирепый рыцарь то тут, то там появлялся на поле брани и то угрозами, то мольбами старался заставить своих людей собрать последние силы, чтобы прогнать врагов.

Вдруг его конь шарахнулся в сторону, заметив на земле железную перчатку, такую, какую носили в то время почти все рыцари. Свирепый рыцарь пришпорил коня, пытаясь заставить его перепрыгнуть через перчатку, но — лошадь ни с места. Тогда он велел юноше-оруженосцу поднять перчатку и подать ему. Но едва только рыцарь дотронулся до нее — перчатка, точно живая, выскочила из его рук и опять упала на землю.

Рыцарь велел опять подать ее — и опять повторилось то же самое. Мало того, упав на землю, железная перчатка зашевелилась, как живая рука; пальцы ее судорожно задвигались и снова разжались. Рыцарь приказал снова поднять ее с земли и, на этот раз крепко зажав ее в руке, помчался в передние ряды своих войск, потрясая перчаткой в воздухе. И каждый раз, когда он поднимал высоко перчатку, пальцы ее то сжимались, то снова разжимались, и в ту же минуту, точно по сигналу, войска кидались на врага с новою силою. Прошло всего несколько минут, и враги бежали, а вестники свирепого рыцаря стали трубить победу...

Гордый и торжествующий объезжал он теперь ряды своих усталых, измученных бойцов, спрашивая, кому принадлежит странная перчатка, но до тех пор никто не видел такой перчатки, никто не знал, откуда она взялась...

Во что бы то ни стало решил свирепый рыцарь узнать, кому принадлежит странная перчатка. Он стал объезжать все города, все села и деревни и, потрясая в воздухе своею находкою, спрашивал, чья это перчатка. Нигде не отыскивался хозяин живой перчатки.

В одном городе ему навстречу попался маленький мальчик и сказал:

— Я слышал от деда, что в нашем лесу живет святая старица Мариам... Может быть она сумеет открыть тебе значение живой перчатки.

— Едем к ней! — был суровый приказ, и, пришпорив коня, свирепый рыцарь помчался к лесу... Покорная свита помчалась за ним.

Старица Мариам жила в самой чаще дремучего леса. От старости она едва двигалась. Когда она увидела перчатку, то тихо сказала:

— Огромное счастье досталось тебе в руки, храбрый рыцарь. Далеко не всем людям попадается подобное сокровище! Эта живая перчатка — перчатка победы... Стоит тебе только надеть ее на руку — и победа будет всегда за тобою!

Свирепый рыцарь просиял от счастья, надел на руку перчатку, и умчался из дремучего леса в королевскую столицу.

Прошла неделя.

Не слышно ничего про обычные жестокие проделки рыцаря, не слышно, чтобы он в припадке гнева кого-либо подверг казни, не слышно, чтобы он обидел кого-либо.

Еще так недавно вокруг свирепого рыцаря лилась кровь рекою, слышались стоны, раздавался плач.

А теперь?

Правда, неделю тому назад он попробовал было ударить мечом кого-то из прохожих. Но неожиданно рука его, судорожно сжатая живыми пальцами перчатки, опустилась, и тяжелый меч со звоном упал на землю.

Хотел рыцарь сбросить с руки докучную перчатку, да вспомнил вовремя, что даст она ему победу и удержался.

Другой раз он хотел направить своего коня на окружавшую его толпу людей, и снова до боли сжали его руку живые пальцы перчатки, и он не мог двинуть ею, чтобы управлять конем.

С этой самой минуты понял воин, что идти наперекор живой перчатке бесполезно, что она удерживает его от самых жестоких поступков. И перестал он извлекать меч из ножен и губить неповинных людей.

И люди не боялись теперь выходить из домов на улицу в то время, когда проезжал там свирепый рыцарь. Они без страха появлялись теперь на его пути и славили его за победы над врагами.

Снова разгорелась война...

Уже давно дальний сосед короля, властелин богатой страны, прельщал взоры рыцаря. И он говорил своему королю:

— Гляди! Твой дальний сосед богаче тебя, и хотя ты поклялся ему в вечной дружбе и мире, но если победишь его и присвоишь себе его владения, то станешь самым могучим и богатым королем в мире.

Король послушался своего любимца. “Прав рыцарь, — думал король, — завоюю страну моего соседа и еще больше разбогатею”. И приказал трубить новый поход.

Сошлись два войска на поле брани.

Дружины рыцаря встретились с дружинами соседнего короля. Рыцарь был вполне спокоен и заранее уверен в исходе боя.

Он знал: перчатка победы была на его руке.

Солнце всходило и заходило снова. Месяц сиял, и мерк, и снова сиял. Птицы пели, стихали и снова пели. А люди все бились и бились без конца.

Долгая была битва...

Долгая и упорная, как никогда.

Свирепый рыцарь стоял в стороне и распоряжался боем, заранее уверенный в победе своих дружин.

Вдруг невиданное зрелище поразило его взор: враги побеждали, а его воины ударились в бегство...

Взбешенный, он сам кинулся в бой и вынужден был отступить... Враги окружили его со всех сторон.

Не помня себя, он дал шпоры коню и погнал его с поля битвы.

Прискакав в столицу, окровавленный рыцарь упал к ногам короля.

— Не вини меня, король! — вскричал он. — Не я, а старая Мариам — виновница гибели твоего войска... Она обманула меня, заставив надеть на руку перчатку гибели и поражения. Вели казнить ее страшной смертью, какую только можно придумать!

С первыми лучами солнца весь город высыпал на площадь... В этот ранний утренний час была назначена казнь святой старицы, которую привезли накануне из леса. Решено было сжечь ее на костре, чтобы впредь не морочила людей, не выдавала перчатку гибели за перчатку победы.

Привезли ее на площадь, сняли с колесницы и ввели на возвышение, где лежали сложенные для костра дрова...

Свирепый рыцарь со злостью кричал ей в лицо: — Ты обманула меня, Мариам! За это умрешь лютой смертью! И знак к казни я дам той самой перчаткой, которая мне, по твоим словам, должна была принести победу...

С этими словами он хотел поднять руку, чтобы дать знак палачам зажечь костер, и вскрикнул в испуге. Рука не двигалась... Точно налитая свинцом, она безжизненно повисла вдоль тела. Тогда он открыл рот, чтобы отдать приказание начать казнь, но в тот же миг живая перчатка поднялась вместе с рукой и, тесно прижавшись ко рту, чуть не задушила его. Обезумев от ужаса, рыцарь вскричал:

— Спаси меня, Мариам! Спаси!

Святая Мариам медленно сошла с костра, без всякого усилия перервав веревки, и, приблизившись к воину, произнесла:

— Я не солгала тебе... Живая перчатка воистину перчатка победы. В каждом правом деле она даст тебе победу всюду и везде. И в последней неудачной битве дала бы она тебе победу, если бы ты не шел на соседнего короля с корыстными целями овладеть его богатством, а защищал своего короля, свою родину, свою честь. И тогда бы ты не потерпел поражение, сознавая себя правым. Знай же, что живая перчатка будет служить тебе только в добрых и честных делах! Ведь удержала она тебя в те минуты, когда ты хотел пролить кровь невинных людей! Дала тебе победу над самим собой! Дала победу и тогда, когда на твою страну напали злые враги!.. Так будет и впредь!..

И, сказав это, она исчезла, как-будто растаяв в воздухе.

Предсказание Мариам сбылось.

Живая перчатка помогала рыцарю во всех его правых делах, давая ему победу, и удерживала его всякий раз, когда он начинал какую-либо скверную, несправедливую затею...

И весь народ славил его имя, и вместо свирепого рыцаря люди прозвали его рыцарем правым и благородным.

КАПРИЗНАЯ ПРИНЦЕССА

Жила в роскошном замке маленькая принцесса, хорошенькая, нарядная, всегда в золотых платьях и драгоценных ожерельях. Ну, словом, настоящая сказочная принцесса, и, как все сказочные принцессы, недовольная своей судьбой.

Избаловали маленькую Эзольду (так звали принцессу) напрочь. Баловал отец, баловала мать, баловали старшие братья и сестры, баловала угодливая свита. Чего ни пожелает принцесса — все мигом исполнялось.

— Хочу иметь коня совсем белого, с черной звездочкой на лбу! — заявила както Эзольда и топнула ножкой.

Топнула ножкой, и помчались рыцари в разные стороны, и старые и молодые, и знатные и незнатные, и глупые и умные, все — искать белого коня с черною звездою на лбу.

По всему свету искали. Наконец нашли. Нашли с большим трудом в конюшне одного азиатского хана. Стали хана просить продать лошадь, а он заупрямился:

— Не отдам дешево лошадь... Конь хороший... Очень хороший конь... Давайте целую конюшню червонцев взамен...

Дали рыцари целую конюшню червонцев, взяли коня, привели к Эзольде. А Эзольда и смотреть на коня не хочет.

— Очень он мне нужен! Я уже расхотела... Надо было раньше... А теперь кошку хочу... Кошку такую, чтобы была вся золотая и пушистая, а глаза, как бирюза...

Делать нечего: поехали двадцать рыцарей поискать золотую кошку с бирюзовыми глазами.

Искали, искали — нигде не нашли. Целый год искали, и еще год, и еще...

Эзольда уже из девочки в девушку превратилась, а рыцари все по свету рыщут — ищут кошку для принцессы. Наконец убедились: нет такой кошки на свете. Нечего и искать, коли нет. Потужили-погоревали и возвращаются ни с чем, с пустыми руками — с вытянутыми носами.

И вдруг, дошел до них слух, что у могучего китайского императора, среди других диковинок, есть во дворце и золотая кошка с бирюзовыми глазами.

Услыхал император их просьбу, прищурил хитро свои глаза и говорит: — Эге! Золотую кошку с бирюзовыми глазами хотите? Дам вам ее, пожалуй, только за это вы мне двадцать лет служить будете. Все, кроме одного, который повезет кошку вашей принцессе. — Согласны, согласны! — вскричали обрадованные рыцари, и девятнадцать из них по жребию остались служить у императора, а двадцатый получил из его рук золотую кошку с бирюзовыми глазами и повез ее Эзольле.

Та как вскинула глаза на кошку, так вся и затряслась от гнева.

— Долго искали... Не хочу больше кошку... Раньше хотела, а теперь другое хочу... Хочу звездочку с неба... Самую большую... самую красивую... Вон ту, которая теперь так мигает на небе.

И принцесса показала пальцем на яркую звезду. Пожалел рыцарь о своих девятнадцати товарищах, которые ни за что ни про что должны двадцать лет служить китайскому императору, но не сказал ни слова, а только задумался, как исполнить новое желание принцессы. Легко сказать: “достать звезду с неба”, а как ее достанешь?

Отправился рыцарь к жившим в том городе мудрецам, спрашивает их совета. Думали-думали мудрецы и решили, что единственный способ достать звездочку — приставить длинную-длинную лестницу, которая достала бы до самого неба, и по этой лестнице пусть взойдут сильные рыцари, пусть ухватятся за звездочку и снесут ее на землю.

Передал рыцарь этот совет товарищам, и те в один голос заявили, что готовы помочь рыцарю в его трудном деле. Принялись они строить лестницу высокую-высокую. Не едят, не пьют, все топорами размахивают. Готова лестница. Поставили. Нет, до неба не хватает. Принялись опять за дело, пристроили к этой лестнице другую, потом третью. Получилась такая высокая лестница, что кто на верх ее взглянет, тот непременно опрокинется... уж очень высоко голову приходилось поднимать... Однако полезли смельчаки по той лестнице на небо...

Вот они уже у самых облаков. Прямо перед ними — яркая, блестящая звездочка. Кажется, можно ее рукой достать. Но едва протянули к ней руки, как звездочка ввысь уплыла. Еще приставили лестницу, опять полезли... И опять неудача... Уходит все выше и выше звездочка... А сама мигает, точно смеется над своей погоней.

Выбились они из сил. Слезли вниз и тут же у лестницы уснули от усталости. А принцесса ждет не дождется, когда наконец принесут ей звездочку: то ножками от нетерпения топает, то слезами от злости заливается.

Вдруг в ее горнице стало разом светло как днем, и чей-то тоненький голосок послышался сзади.

Оглянулась принцесса и чуть не вскрикнула: та самая звездочка, которая ей так понравилась и которую тщетно старались достать для нее рыцари, слетела с неба и стоит перед ней.

— Не плачь, Эзольда, не плачь, капризная принцесса, — говорит звездочка с усмешкой, — слезами горю не поможешь... Ты требуешь невозможного...

— Нет ничего невозможного для дочери короля! — с гневом вскричала Эзольда. — Меня любят все подданные моего отца и охотно готовы жизнь свою положить, чтобы исполнить каждое мое желание... Они достали мне белого коня с черной звездочкой на лбу, достали золотую кошку с бирюзовыми глазами, достанут и звездочку с неба. Да-да! Они очень любят меня!

— А за что они тебя любят, что ты сделала для того, чтобы они тебя любили? Чем заслужила их любовь? — спросила звездочка.

— За что меня любить? — изумилась Эзольда. — Да ведь я — дочь могущественного и богатого короля, я — принцесса, и меня нельзя не любить...

— Ха-ха-ха! — засмеялась звездочка. — Так значит, ты заслужила любовь только тем, что ты дочь короля?.. Но сама-то ты сделала хоть что-нибудь такое, за что тебя мог бы полюбить народ?

Эзольда задумалась. Она хотела вспомнить — что она сделала доброго в жизни, и... не могла ничего припомнить.

— Принцесса, — произнесла спустя некоторое время звездочка, — я покажу тебе, что люди любят не одних только королев и принцесс. Гляди туда, вперед!

Эзольда уставилась в темноту сада, раскинутого около замка. И вдруг королевский сад исчез. Вместо него Эзольда увидела городскую площадь. Толпы народа заполняли ее. По площади шел человек, просто одетый, с посохом в руках. За ним бежала толпа с громкими, восторженными криками. Он скромно кланялся, отвечая на приветствия. На пути его попадались все новые и новые толпы народа. Лица всех обращались к нему с благоговейной любовью. Глаза людей восторженно устремлялись на него. — Кто этот царь, которого так горячо любит народ? — спросила звездочку Эзольда.

— Ты ошибаешься: не царь это, а простой, бедный человек, — ответила звездочка. — Но этот человек нашел способ печатать книги и этим распространил свет науки среди все еще темных, неученых людей... Он принес огромную пользу своей стране, и народ благодарит его за это. Но смотри: я покажу тебе, за что еще можно любить людей, — поспешно прибавила звездочка.

И разом исчезла городская площадь, исчезли и толпы народа, и человек, которому они поклонялись, и перед изумленным взором Эзольды выросла огромная зала. Посреди залы было устроено возвышение, все засыпанное цветами. На возвышении стоял человек. Два других человека увенчали его голову лавровым венком. Люди, наполнявшие зал, громкими криками выражали свой восторг человеку в лавровом венке. Многие из них падали на колени и посылали ему со слезами тысячи благословений.

— Это, должно быть, могущественный король... Вон какие почести воздают ему люди! — произнесла Эзольда.

— О нет!.. Не король это, — отвечала звездочка, — а врач, который нашел средство лечить людей от самых опасных, самых серьезных болезней. И благодарные люди, поняв всю пользу, принесенную им, горячо полюбили своего благодетеля. Но смотри, смотри, Эзольда, еще смотри! — заключила свою речь звездочка. Глянула Эзольда... Где же дворец, зала с возвышением и человек в лавровом венке? Ничего нет! Все исчезло. Только длинная-бесконечная дорога представилась ее глазам.

По дороге идет путник. За ним бежит народ. Народ спешит забежать вперед, чтобы заглянуть в лицо путнику, чтобы сказать ему несколько горячих слов любви и благодарности. И сколько преданности, сколько признательности сияет в обращенных на него глазах людей!..

— Кто это? — спросила звездочку Эзольда, боясь, что снова ошибется, если назовет царем, сопровождаемого толпою человека.

— Это недавний богач — теперь он самый бедный нищий в стране, — пояснила звездочка.

Он все, что имел, раздал неимущим: все деньги и богатства, которые были у него, все до последнего гроша. И за это получил самое большое, самое главное сокровище — любовь людей.

Сказав это, звездочка исчезла. Исчез с нею и чудесный свет в комнате Эзольды. А сама Эзольда быстро уснула, утомленная необычайными впечатлениями.

На другое утро рыцари, фрейлины и свита собрались у дверей принцессы, ожидая новых приказаний, новых капризов Эзольды. Но принцесса ничего не приказывала...

А на следующий день принцесса заявила, что она уже не желает иметь звездочку. Рыцари знали, как быстро меняются прихоти принцессы, и ничуть не удивились этому. Они стали терпеливо ждать нового приказания. Но прошел день, прошел другой, третий — Эзольда ничего не требовала, ничего не приказывала.

— Что случилось с Эзольдой ? — недоумевали рыцари и свита.

В самом деле, что случилось с Эзольдой?

ДВА БРАТА


Добр и ласков был герцог Альберт и хорошо, справедливо правил государством. Подданные горячо любили своего повелителя и супругу его, герцогиню, но не могли любить и даже ненавидели всей душой сына их, молодого герцога Ролана. Да и было за что ненавидеть его. Злая, жестокая душа у молодого герцога, злое, жестокое сердце. Все подданные с ужасом смотрели на будущего своего повелителя.

Ему было только десять лет, а он уже всюду успел проявить свои жестокий нрав и дурной характер. Говорили люди, будто маленький Ролан в дружбе со злым колдуном Муром. Говорили, мол, оттого и зол, и жесток с окружающими Ролан, что колдун Чур внушает злобу его молодому сердцу.

Но вот горе-несчастье случилось в герцогской семье. Умерла герцогиня. Горько плакал герцог, горько плакал народ. Не плакал один маленький Ролан. Не принесла ему особого горя кончина матери, не любил он ее, как не любил никого маленький, злой и жестокий Ролан-герцог.

А время все шло да бежало вперед. И становился с годами все злее, все жестче и безжалостнее герцог Ролан. Отец с ужасом думал о том, какой из него выйдет правитель государства.

И все печальнее и тоскливее становилось у герцога на душе от злых поступков Ролана, все тяжелее и тяжелее становилось герцогу с таким сыном. Невольно стал подумывать герцог все чаще и чаше, что хорошо бы ему найти утешение, женившись вторично, чтобы было с кем поделиться своим горем, посоветоваться, пожаловаться, посетовать на судьбу, давшую ему такого сына.

Подумал-подумал герцог и женился. Хороша, как Божий день, была молодая герцогиня, светла и радостна, как солнце, а в доброте и кротости не уступала своей умершей предшественнице.

Зажил герцог с женою душа в душу... Через год родился у герцогской четы прелестный мальчик с голубыми глазами. Герцог дал ему имя Лео.

Не могли нарадоваться на крошку-дитя отец с матерью, не нарадовалась на него свита, не нарадовался и весь народ.

Один герцог Ролан невзлюбил брата. С первого же дня его появления возненавидел всею ненавистью, всею злобою, какая имелась у него в сердце.

Стал подрастать мальчик Лео: стал хорошеть не по дням, а по часам. К десяти годам вырос и превратился в такого красавчика, что без восторга на него нельзя было смотреть. А уж о кротости и доброте Лео и говорить нечего: голубь, не мальчик, золотое сердце у него.

— Вот бы нам такого герцога, вместо злого Ролана, — стал поговаривать народ. А Ролан — тут как тут. Услыхал такие речи — света невзвидел.

— Изведу, уничтожу негодного мальчишку! — решил он в гневе и тотчас же стал обдумывать, как бы погубить маленького Лео.

Гремел гром, сверкала молния, дождь лил как из ведра. Старый герцог был на охоте, и все во дворце о нем беспокоились. Лео сидел у пылающего камина и думал о том, где теперь отец, которого он нежно любил. И вдруг в его комнату вбежал Ролан.

— Собирайся в путь-дорогу, Лео! — вскричал он. — С отцом случилось несчастье! В него ударила молния, и он лежит весь опаленный в лесу. Поспешим же к нему, пока не поздно!

Обливаясь горькими слезами, Лео поспешно отправился за братом.

Пришли они в лес, глухой и непроходимый, дремучий и темный-темный, ни зги не видать.

— Где же отец? — рыдая, спросил старшего брата Лео. А Ролан как захохочет:

— Ах ты, простофиля! Простофиля ты, Лео с голубыми глазами! Поверил ты моей сказке... Да знаешь ли ты, что отец охотится не в этом лесу!.. Здесь живет злой колдун Чур, мой добрый приятель. К нему-то и привел я тебя на ужин, глупый мальчишка Лео!

Горько заплакал маленький Лео, задрожал от страха. А Ролан так и заливается злорадным смехом, который еще больше испугал бедного Лео.

— Вот постой, сейчас явится Чур и съест тебя, — и с этими словами он исчез, точно провалился сквозь землю.

Остался Лео один в густом, дремучем лесу. Стоит и плачет. Плачет и думает: “За что меня Ролан ненавидит?.. Что я дурного ему сделал? Почему он вздумал меня погубить?”

А вокруг него все глуше и глуше, все темнее и темнее становится ночь... Даже грома не слышно за шелестом огромных деревьев-великанов, даже молнии не видно промеж листвы... Так густо разросся лес дремучий, страшный...

И вдруг услышал Лео шум крыльев над своей головой. Поднял голову, видит: огромная птица спускается на землю, а на ней сидит злой колдун Чур. Сидит верхом на птице и кричит зычным голосом:

— Отличный ужин ты приготовил мне, Ролан! Спасибо, Ролан! Спасибо!

Шарахнулся в сторону дрожащий Лео. Понял, о каком ужине говорит Чур, да не уйти ему от колдуна.

Вот спустилась птица с Чуром на землю, и Чур уже приготовился схватить своими корявыми пальцами Лео...

Замер в страхе и отчаянии чуть живой Лео. Но в это время, откуда ни возьмись, огромный волк кинулся к Чуру и отнял у него маленького герцогского сына.

— Мой лес — моя добыча! — заревел он на колдуна.

В тот же миг птица-великан взвилась высоко в небо и умчала колдуна. Лео и волк остались одни.

— Откуда ты, мальчик? — спросил волк, оскалив зубы.

Лео рассказал волку все, что с ним случилось. Волк; покачал серой головой и произнес:

— Что есть скверные люди — это я знаю давно, - но про такого, как твой брат Ролан, не слыхивал. Думал я съесть тебя — да нет, жалко... Очень уж хорошие у тебя глаза... Покажу я тебя нашим зверям. Идем!

Пришли они на звериную поляну. Кого тут только не было: и барсы, и львы, и тигры, и волки, и лисицы, и зайки, и сурки, и полевые мыши, и обезьяны — словом, все звери, какие только существуют на свете. Ждали и слона, но он почему-то не явился.

— Вот! — сказал волк. — Смотрите, какую редкую добычу я нашел...

Все звери окружили Лео и стали разглядывать его. В этот миг луч месяца осветил его лицо, и прекрасные глаза Лео засветились двумя голубыми незабудками. Вся чистая, хрустальная, добрая и честная душа Лео отразилась в этом взоре.

И лютые тигры, и львы, и хищные волки, и гиены, и шакалы — все пали ниц под взором Лео, и все звери, как покорные рабы, улеглись у его ног и, стали лизать ему руки, смотреть на него преданными глазами и, как собаки, готовы были последовать за ним всюду.

— Ба! — проревел лев. — Вот так глаза у мальчишки! В жизни не видал я ничего такого!

— Вы правы, лев, — подтвердила мартышка, - У него глаза точно звезды на небе...

— О-о, жаль есть такого мальчугана! уж очень он хорош собою! — прогудел медведь.

— Очаровательный мальчик! — делая умильную рожицу, произнесла лисичка.

— Пусть остается и живет среди нас, — предложил тигр.

— Да-да! Пусть живет среди нас. Пусть будет нашим другом! — закричали все звери хором и так громко, что чуть не оглушили Лео. А когда Лео опять взглянул на зверей, они все тесной толпой окружили его и, ползая у его ног, стали просить:

— Не уходи от нас, останься жить с нами. Будь нашим герцогом, светлоглазый Лео. Мы будем подчиняться каждому твоему слову, каждому движению твоей руки, каждому твоему взгляду. Только останься с нами! Будь нашим герцогом, маленький Лео! Будь герцогом над нами, зверями, Лео!.. Ты заслужил, чтобы все мы повиновались тебе, светлый благородный мальчик! Властвуй над нами, Лео! Мы все с радостью умрем за тебя!

Прошло много лет... Умер старый герцог, умерла герцогиня, не осушавшая слез после пропажи маленького Лео. Стал герцогом Ролан. О маленьком Лео мало-помалу все позабыли. А маленький Лео вырос и по-прежнему повелевал звериным царством. Звери души в нем не чаяли. Они бесконечно любили своего герцога. И было за что любить. Лео был мудрый, справедливый и кроткий правитель. Он никого не оскорблял, не наказывал и жил со своими подданными в мире и согласии.

Стоило зверям затеять какую-нибудь ссору или драку, как мгновенно появлялся Лео, смотрел на враждующих своими чудными голубыми глазами, и все утихало, смирялось и успокаивалось в тот же миг.

Однажды пронеслась весть по всему звериному царству, что на соседнюю землю, которой правил герцог Ролан, напали страшные черные люди...

Узнал об этом звериный герцог, и стало жаль ему своего жестокого брата. Как-никак родной ведь он ему по крови... И кликнул клич своим зверям Лео:

— Пойдем, поможем герцогу Ролану одолеть его врагов!

Зная, как жестоко отнесся Ролан когда-то к Лео, удивились звери его желанию помочь злому брату, однако, привыкшие подчиняться своему доброму повелителю, покорно последовали за ним в герцогство Ролана, помочь ему одолеть врагов...

А там уже бой подходил к концу. Побеждали черные люди... В пух и прах были разбиты войска Ролана... Сам Ролан лежал раненый, в крови...

Напал со своим звериным войском на черных людей Лео... Зарычали, заревели звери, покусали черных людей, одолели врагов Ролана... Выгнали их из герцогства далеко-далеко, побитых, униженных, пораженных...

Победил врагов Лео, приблизился к брату. А тот едва дышит уже... Увидел он Лео, протянул к нему руки, шепчет чуть слышно:

— Много горя причинил я тебе, Лео... Погубил тебя из зависти и злобы... А ты добром и лаской отплатил за мое зло... Простишь ли ты меня, Лео?

— Прощаю! Охотно прощаю тебе все, Ролан! И Лео обнял брата.

Узнали подданные Ролана, что вернулся его брат Лео, которого они считали давно погибшим и окружили его с торжественными криками:

— Наконец-то вернулся ты к нам! Наконец-то, Лео! Теперь ты будешь у нас нашим любимым повелителем! Мы окружим тебя заботой и лаской, заставим позабыть все горести и печали, которые тебе пришлось пережить в детстве... Да здравствует Лео, да здравствует наш любимый герцог!

Но Лео молчал... Печальными глазами смотрел он на людей... А за ним теснились его звери — грустные, понурые, исполненные тоски... Роняли тихие слезы львы, тигры, волки, медведи, гиены... Рыдали навзрыд маленькие лисички, зайчики, сурки, мыши...

— Не уходи от нас, герцог Лео, не уходи! — молили они слезно.

Зазвенело что-то в сердце Лео... Зазвенело, точно порвалось, и громким голосом сказал он людям:

— Не оставлю своих зверей милых ни за что на свете... Приютили они меня в горькую минуту, дали мне радость и любовь... Останусь с ними до самой смерти!.. Вы же найдете другого герцога для себя!

Сказал и ушел снова в дремучий лес, в свое звериное герцогство, Лео с голубыми глазами. И хоть мучительно ему было расставаться с людьми, ушел от них к зверям, которые согрели его горькую жизнь любовью, послушанием, заботой и лаской...

ПОДАРОК АНГЕЛА

Много радости, много счастья сеял вокруг себя ласковый и мудрый царь Серебряная Борода. Хорошо и привольно жилось всем подданным его царства. Он помогал бедным, несчастным, кормил голодных, давал приют бездомным — словом, помогал всем нуждающимся в его помощи. И царство его было самым счастливым во всем мире. Люди так и прозвали его — Счастливое царство. Здесь не слышалось ни криков, ни стонов, не видно было слез и печали, а уж о войнах и говорить нечего. Со всеми своими соседями жил в мире и согласии мудрый, добрый и ласковый царь Серебряная Борода. За то и любили его и свои, и чужие подданные, и ближние, и дальние соседи, и чужестранные цари, короли, герцоги, бароны...

Особенно же любили царя его собственные подданные. уж очень он был заботлив и добр и так пекся об их благосостоянии, как только любящий отец может печься о своих детях.

Но нет полного счастья ни у кого на земле. Не было полного счастья и у любимого всеми царя Серебряной Бороды.

Одинок он был, ни семьи у него, ни жены любимой, ни любящих деток — никого не было.

Много лет тому назад смерть унесла его единственную дочь. Близко к сердцу принял царь смерть своей любимицы, но думал, что в заботах о благе своих подданных забудет о своем горе. Однако не тут-то было. С каждым годом он чувствовал все больше и больше свое одиночество и с каждым годом задумывался все чаще и чаще о том, кому оставить царство после своей смерти.

И решил он наконец выбрать из дочерей своих подданных одну, которая заменила бы ему умершую царевну, стала бы его приемной дочерью, и которой он после своей смерти мот бы оставить и трон царский, и богатства свои.

Обрадовались подданные этому решению царя, предвидя, что выбор его падет на девушку, достойную такой высокой чести.

Разлетелись в разные стороны глашатаи, протрубили по всей стране, что хочет-де царь-батюшка дочь себе выбрать, которая должна стать царевной, а со временем и повелительницей всего государства.

В назначенный день съехались во дворец молодые девушки со всего государства, все красавицы как на подбор, одна другой очаровательнее, и все дочери знатных вельмож.

Смотрит старый царь на них и думает: “Кого выбрать? Кого предпочесть? Все они красавицы, все знатные. Одну возьмешь в дочери — обидится другая. Что тут поделаешь?”

Добрый царь и тут боялся, как бы не огорчить кого да не обидеть.

С такими мыслями он удалился в свою молельню и видит: стоит в углу его царской молельни сияющий ангел, весь словно сотканный из солнечных лучей.

Отступил царь в изумлении при виде лучезарного видения и слышит такие слова:

— Я знаю, царь, что ты решил приискать себе дочь, взамен умершей царевны.

И вот я пришел, чтобы сказать тебе, что хочу сделать тебе подарок. Ты заслужил его добрым сердцем и заботой о своих подданных.

Я подарю тебе такую дочь, что ты будешь самым счастливым отцом в мире, и ты полюбишь ее так, как любил покойную царевну.

— О, ангел! Скажи мне, — воскликнул царь, — которая из девушек, явившихся во дворец, та, что предназначена мне в дочери?

— Которая? Слушай внимательно: в числе девушек, которые завтра явятся во дворец, будет одна, на плечо которой, как только переступит она порог твоего дворца, усядется белая голубка. Вот ту ты и сделай своей дочерью. Только смотри не ошибись.

Сказал и исчез из царской молельни.

Всю ночь царь не мог уснуть. Все думал о той девушке, которую обещал ему дать в дочери ангел.

Наутро он встал поспешно, оделся и вышел в царскую залу, где уже ждали его собравшиеся девушки.

Прошел по зале раз, прошел два, смотрит на девушек, свою длинную бороду поглаживает и ничего не говорит.

Вдруг видит в окно залы, что распахнулись ворота замка и на царский двор въехала тележка. На тележке угли, а везет ее девушка лет шестнадцати, худенькая, заморенная, смуглая, некрасивая, ну, словом, совсем-совсем дурнушка. А на плече девушки сидит белая, как снег, голубка.

Огорчился царь, но делать нечего! Велел своим слугам взять тихонько во дворец дурнушку, приказал ей нарядиться получше и вместе со знатными девушками-красавицами ждать в парадной зале.

А сам вышел в сад, не решаясь сразу назвать ее своей дочерью.

Вышел в сад и видит: у ограды сидят двое ребятишек; на них ветхие платьица, старенькие башмаки, а лица сияющие, радостные, точно в великий праздник.

— Чему вы радуетесь, детки? — обратился к ним царь.

Дети никогда не видели его вблизи и потому не узнали.

— Мы ждем маленькую угольщицу, добрый господин, отвечали они. — Она возит продавать уголь на царскую кухню и всегда возвращается с полными руками всяких сладостей, которые дарит ей повар. И она отдает нам все до единого кусочка, добрая Мария.

— Неужели же она, такая бедная, отдает вам все? — заинтересовался царь.

— Все! Она говорит, что давать во сто раз приятнее, нежели получать самой, — в один голос отвечали дети.

Царь кивнул головой и пошел дальше. У ворот он увидел старую, бедно одетую женщину, которая сидела неподвижно, устремив глаза вдаль. — Кого ты ждешь, голубушка, — обратился к ней царь, очень удивленный тем, что женщина, даже при его приближении, не поднялась со своего места.

— Я жду угольщицу Марию, — отвечала та, — она скоро должна выйти из дворца, куда повезла уголь на продажу. Сейчас она вернется и мы вместе пойдем купить хлеба и мяса. Только она и работает на меня с тех пор, как я ослепла.

— Так ты слепая? — изумился царь, с состраданием глядя на женщину.

— Да, добрый человек, я ослепла около трех лет тому назад и с тех пор пользуюсь услугами моей Марии, которая очень много работает, чтобы прокормить меня.

— Это, дочь твоя, конечно? — живо заинтересовался царь.

— О нет, добрый человек, Мария мне чужая. Она круглая сирота и пришла работать на меня, узнав, что собственные дети бросили меня, — не желая кормить свою старую, слепую мать.

— Но почему же ты, если так нуждаешься, не обратилась к царю? — снова спросил Серебряная Борода женщину. — Ведь царь очень охотно помогает всем беднякам.

— Ах, добрый господин, я бы и обратилась к нему, да Мария не позволяет мне сделать этого, — ответила слепая. — Она говорит, что стыдно просить тогда, когда есть еще силы работать, и что у нашего царя много таких бедных, которые вдвое несчастнее и беднее нас. Вот какова моя Мария! — с заметной гордостью заключила слепая.

Радостным чувством наполнилось сердце Серебряной Бороды: он понял, про какую добрую угольщицу говорили ему дети и эта слепая.

В ту же минуту легкий шорох заставил его обернуться.

Это шел какой-то старик, который, не узнав царя, спросил, не видал ли он маленькой угольщицы? Царь не мог удержаться, чтобы не спросить старика, почему он так интересуется ею.

— Умная она девушка, очень умная, — произнес старик. — Поговорить с ней для меня, старика, большое наслаждение. Все-то она знает, всем интересуется! Трудно другую такую сыскать. Жаль, бедная она и незнатного рода. А по уму и сердцу своему заслуживает лучшей доли, чем быть простой угольщицей.

В это время донесся из дворца какой-то шум. Царь, подошел, никем не замеченный, к самому дворцу и остановился у открытого окна залы, где находились собравшиеся девушки-красавицы. Остановился и — остолбенел от изумления. Куда девались их очаровательные личики? Куда исчезли нежные улыбки с их розовых уст? Куда пропал алый румянец, делавший их похожими на вешние розы?

У девушек-красавиц были позеленевшие от злости лица, сверкающие глаза, перекошенные от гнева губы. Глухими голосами недавние красавицы перекрикивали друг друга и бранились.

Каждой из них так хотелось быть царевной, что, позабыв себя, они старались как можно сильнее уколоть и оскорбить друг друга. Зависть и злоба сделали безобразными их недавно еще красивые лица.

И среди них ходила смугленькая девушка, с нежно заалевшими щеками, с кроткой лаской в больших, добрых глазах; на плече ее сидела голубка. Девушка подходила то к той, то к другой злобствующей красавице и с кротким терпением умоляла успокоиться, не ссориться, покориться своей судьбе.

— Можно быть счастливой и полезной людям, не будучи царевной, — нежно звучал ее мелодичный голос, и, недавно еще некрасивое — лицо девушки теперь чудно преобразилось, став отражением ее прекрасной души.

Не вытерпел царь, вошел в залу, подошел к угольщице Марии, взял ее за руку и произнес громко:

— Вот кто будет моей дочерью! Она одна достойна заменить мою исконную дочь, она одна достойна стать царевной! О, ангел! Благодарю тебя за чудесный подарок, за редкое сердце моей милой Марии!

И сделалась царевной маленькая угольщица. Она взяла к себе во дворец слепую Старуху и заботилась о ней, как родная дочь, окружила себя бедными детьми, учила их и придумывала для них разные занятия и развлечения, вызывала во дворец мудрых стариков, с которыми советовалась, как лучше помогать царю Серебряной Бороде в его добрых делах. И обо всех людях пеклась и заботилась добрая царевна.

И Серебряная Борода был счастлив с нею всю свою жизнь.

Источник:  charskaya.lit-info.ru  .


О Человеке: Ольга Голосова о Лидии Чарской

Лидия Алексеевна ЧАРСКАЯ (1875 – 1937) - писательница, актриса: Поэзия | Проза | О Человеке .

КНИГИ ЧАРСКОЙ ОТКРЫВАЮТ ПЕРЕД ДЕТЬМИ ИСТИННУЮ КРАСОТУ МИРА

- Подпадают ли книги Лидии Чарской под понятие «православная литература»?
- Православной я называю литературу, которая создана писателем, исповедующим православие и в своих произведениях ставящим перед собой миссионерскую задачу. С этой точки зрения - конечно, нет. У Лидии Алексеевны есть отдельные произведения (к примеру, беллетризированное житие прп. Сергия Радонежского), которые содержат в себе элементы миссионерской проповеди, но в целом ее творчество решает иные задачи. Лидия Чарская жила и творила в Российской империи, где Православие являлось государственной религией, и каждый подданный, так или иначе, должен был это учитывать. Перед ней как перед писателем никогда не стояла задача распространения Благой вести и обращения неверующих. К тому же в ее время не было принято делиться религиозными переживаниями в беллетристике, хотя, безусловно, практически все творчество Чарской выросло из ее личных убеждений и христианских ценностей, в которых она была воспитана и которыми в той или иной мере руководствовалась. Чарская — это просто литература, которая может нравиться или не нравиться.

- В свое время книги Чарской казались массовой низкопробной сентиментальной литературой. Справедливо ли это?
- Чарскую оболгал и ошельмовал в 1912 году Корней Чуковский, вершиной творчества которого, увы, стало создание образа мухи-цокотухи (героев «Айболита», в оригинале доктора Дулитла и сестру Сару, если вы помните, он украл у английского писателя Хью Лофтинга). Он, уж не знаю ради чего, может быть, из зависти, чудовищно унизил ее в своей отвратительной статье. Я думаю, что пренебрежительное отношение к Чарской, безусловно, несправедливо. Это не нон-фикшн, но и не та бульварщина, которая рассчитана на возбуждение в людях низких страстей - сладострастия, жадности, зависти, гордыни, потребительского отношения к жизни и ближним. На мой взгляд, феномен популярности Чарской в том, что она впервые заговорила с подростками на понятном им языке, обсуждая в своих книгах те проблемы, которые должны решать каждый юноша и каждая девушка.

Это проблемы дружбы, взаимоотношений со сверстниками, педагогами, коллективом. Это проблемы определения своего места в мире, проблемы отношения к богатым и могущественным, проблемы выбора идеалов: перед чем преклоняться, ради чего жить – ради карьеры, денег и успеха или ради любви и служения ближним, реализации своих талантов.

Никто до нее в русской литературе так проникновенно не говорил с детьми и подростками, никто не говорил и после - включая советских классиков, так как их произведения невольно несли в себе груз идеологии большевизма и пропаганды бесконечных мировых революций. Мало кто с такой убедительностью, любовью и пониманием говорит с подростками о личной вере, о первой любви, о жажде подвига. И за это ей вечная от нас память и благодарность.

- В советское время о книгах Чарской было принято отзываться исключительно пренебрежительно, хотя их мало кто читал. Что говорят о Чарской сейчас? Читают ли ее девочки, как раньше? Какие современные книги можно поставить рядом с произведениями Чарской?
- Чарскую ненавидели именно за то, о чем я сказала выше – за проповедь человеческих отношений, пронизанных верой во Христа и жизнью по заповедям. Сейчас Чарскую, безусловно, читают. Мало того - хотя не все ее произведения обладают равными литературными и художественными достоинствами, она по-прежнему одна на небосклоне детских писателей. Современная постперестроечная эпоха не дала нам столь же проникновенных произведений и тонко чувствующих авторов. Хотя не могу не отметить книги Тамары Крюковой - пожалуй, только в них мне встретилось подобное понимание. И, конечно, сага о Гарри Поттере - вот единственные произведения, в которых с большим мастерством рассматривается мир подростков, их взаимоотношения и нелегкий выбор.

- Что есть такое в книгах Чарской, что нужно девочкам в определенном возрасте?
- В книгах Чарской есть целомудрие, верность, первая любовь, переживания и муки юной души на распутье перед дорогой в жизнь. Там есть чувства и эмоции, которые благородны и красивы - а это то, чего так мучительно жаждет душа человеческая. В «Сумерках», кстати, тоже - именно поэтому они столь популярны (и книги, и фильмы). Юный человек не хочет думать, что жизнь - это грязь, любовь - всего лишь половой акт, а дружба - союз интересов ради достижения цели. И книги Чарской открывают перед ними истинную красоту мира, глубину чувств, широту горизонта, вместе с тем подсказывая решения в жизненных конфликтах. Да, Чарская - это не Шекспир, но детям нужна молочная пища, а взрослым твердая —-такую аналогию приводил апостол Павел (Евр. 5, 12).

- Как Вы думаете, читают ли Чарскую мальчики, нужно ли им это?
- Сама видела, что читают, и это им нужно, как вода - цветам. Мальчики тоже жаждут любви, понимания, признания, героизма… Мир мальчика не менее богат переживаниями, чем мир девочки, и лишать будущего мужчину нежности, любви и тепла — значит вырастить чудовище.

Ольга Голосова - главный редактор издательства «Лепта Книга»,

Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ 


 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ