О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич ( род. 1974)

Интервью   |   Статьи    |   Аудио
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич

Юрий Сергеевич БЕЛАНОВСКИЙ (род.1974) - руководитель молодежного добровольческого движения «Даниловцы»: Видео | Интервью | Статьи | Аудио | Фотогалерея.

Родился в Москве. Мое детство - Советский Союз. Очень отчетливо до сих пор ощущаю неприязнь к тому советскому, что меня окружало. На переломе эпох в 91 поступил в МЭИ. Очень признателен и преподавателям и друзьям. Годы студенчества мне многое дали. Тогда же я достаточно серьезно и в некотором роде профессионально вошел в церковную жизнь. В 98 уже работал катехизатором и преподавателем в Даниловом монастыре г. Москвы. Довелось преподавать в ВУЗах Москвы и Тулы. Со временем окончил Смоленскую Духовную семинарию и аспирантуру Московской духовной академии при Отделе внешних церковных связей РПЦ.  С 2002 по 2012 год работал заместителем руководителя Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи. Отвечал за организацию молодежных, образовательных и социальных проектов. С 2008-го - руковожу молодежным добровольческим движением «Даниловцы», так же работаю руководителем социальных проектов Фонда "Разумный интернет". Женат. Имеет троих детей.


Юрий Сергеевич БЕЛАНОВСКИЙ: интервью

Юрий Сергеевич БЕЛАНОВСКИЙ (род.1974) - руководитель молодежного добровольческого движения «Даниловцы»: Видео | Интервью | Статьи | Аудио | Фотогалерея.

"Дайте человеку возможность быть собой - и он расцветет"

Говорят, тот, кто владеет собой, никогда не командует подчиненными - он помогает им становиться профессионалами своего дела и хорошими людьми. Желание властвовать - тяжкая форма душевного нездоровья. Об этом неплохо бы помнить всем, кто находится на руководящих позициях. Публицист, фотограф и бессменный руководитель Добровольческого движения “Даниловцы” Юрий Белановский - один из немногих, кто руководствуется этими принципами в повседневной жизни.

- Юра, как случилось, что тебя, человека с высшим техническим образованием, занесло во всё это: гуманитарную сферу, религию и волонтерство?
- В самом конце 80-х и в 90-х годах прошлого века в стране царил специфический дух. Очень остро переживалось крушение Советского Союза: наконец-то душная и безумная тоталитарная система рухнула. Все как-то по-особенному переживали свободу. Тогдашнее отношение к Церкви со стороны приходящих в нее людей можно охарактеризовать как безграничное принятие. Благодаря советскому прошлому и гонениям Православная Церковь обрела огромный кредит доверия. Она олицетворяла нечто, противоположное тоталитаризму, бесчеловечности, казарменности. После падения СССР Церковь предстала многим как пространство, где можно быть собой.

- Ты хорошо помнишь советское время и какие-то ограничения?
- Помню, конечно.

- Они коснулись тебя лично?
- Я не подвергался никаким репрессиям, но в дисциплинарном плане доставалось. Какие-то завучи или старшие пионервожатые вполне могли вмазать за то, что неправильно повязан пионерский галстук, не так посмотрел на статую дедушки Ленина или задал не тот вопрос. У меня были либеральные инакомыслящие родители.

- Папа был диссидентствующим?
- Да, безусловно. В школе я так или иначе транслировал неподходящие для советской жизни идеи. Родителям на собраниях объясняли, какие у них нехорошие дети. Внутри нашей семьи было очень трезвое и правдивое отношение к Ленину, Сталину и всему этому большевистскому режиму. Знаю даже, что когда я был совсем маленьким, к нам приходили с обысками. Изымали какие-то неправильные книги, самиздат, даже печатную машинку! Дома никаких книг, прославляющих советскую власть, конечно, не было. В то же время, никаких особых антисоветских лекций родители нам не читали. Отношение к брежневскому правлению было скорее ироническим.

- Кто твои родители по профессии?
- Инженеры химики. Мама трудилась на закрытом предприятии, разрабатывала специальные клеи для авиационной промышленности, в конце 80-х работала в "Сбербанке", а в 90-е даже возглавляла отделение. Папа достаточно быстро ушел в социологию. Сегодня он довольно известен в этой сфере.

- Как родители воспитывали вас, детей? Прививали какие-то нравственные или религиозные ценности?
- Воспитывали своим примером и своими отношениями с нами. В то время никакой особенной религиозности у родителей не было. Папа имел дома христианские книги, я ими не особенно интересовался. Была детская Библия, которую нам с братом несколько раз пытались читать. Прабабушка моя по маминой линии была очень верующей. Даже когда храмы закрылись, она всё равно находила храм, куда отправиться в ночь на Пасху. Приходила уставшая, но маме и её сестрам запомнилось, что приходила она всегда очень радостная и счастливая. Их это впечатляло.

Бабушка, папина мама, тоже была христианкой. Но так получилось, что я об этом узнал уже в институтские годы. Она много общалась с христианами из Европы, которые присылали ей книги. В результат у нее была хорошая библиотека христианских книг и брошюр для начинающих. Крестили же меня в раннем детстве: прабабушка настояла. Все были более или менее довольны. А дедушка был недоволен. Он был идейным коммунистом. Несмотря на это, он - один из самых дорогих и важных людей в моей жизни. Но до конца жизни ворчал. Например, по поводу того, что я работаю в монастыре. При этом его любовь к нам с братом была бесконечной.  Он по-своему иронизировал над моей верой, но не более того.

Наши родители никому ничего не запрещали и не навязывали. Я вообще не очень понимаю, как это возможно. Они постоянно работали.

- Какие у тебя были интересы в детстве?
- Свойство моей памяти таково, что я мало что помню из детства. Если встречу кого-то из старых друзей, и они начнут что-то рассказывать, я, возможно, что-то вспомню. А так, я живу как...

- ... буддист или правильный христианин: в настоящем?
- Наверное. Когда кто-то говорит, что помнит себя в три года - это для меня вообще непостижимо. Я живу здесь и сейчас.

- А в 90-е перестроечные годы ты был правильным мальчиком или вот тем длинноволосым, который рок слушает?
- Ну, тем, который рок слушает, конечно. И относительно длинноволосым тоже. Хотя внешне я, вероятно, был больше похож не на рокера, а на такого себе скромного хиппи. Одевался довольно просто. Мне до сих пор нравятся какие-то музыкальные вещи из тех, что я тогда слушал. Хотя что-то я уже не могу воспринимать: старый стал.

- В эти же годы потянуло в христианство?
- Так сложилось: близкий друг был христианином. Он привел в Церковь и привил интерес к православным книгам. Через него я обрел веру во Христа. Я, как будто домой попал. Это было сразу после школы. Я ему бесконечно благодарен. Благодаря ему, я попал именно в Данилов монастырь, познакомился с тогда еще иеромонахом Иоасафом, которого в тот год только назначили руководителем службы катехизации при монастыре.

После был институт - время удивительных возможностей. Тогда, к примеру, можно было отказаться от изучения иностранного языка, в котором я всегда был невероятно слаб, и заменить его на что-то неожиданное. Так, я изучал предмет "Основы православия", который, конечно, понравился мне в контексте тогдашних интересов. Он шел по линии кафедры культурологии. Его вела одна замечательная верующая женщина. Сейчас, наверное, это выглядит как полный абсурд: технический вуз, один из известнейших в стране Московский Энергетический Институт. И вдруг не хочешь английский - получай православие. Преподаватель в какой-то момент рассказала, что при Даниловом открылись православные курсы. Тогда они были первыми в Москве. Это был где-то конец 1992-го года. На эти курсы я и пошел.

Отец Иоасаф собирал молодых людей, которые могли бы ему помогать в воскресной школе и подшефных учреждениях. И я туда прибился, и некоторые мои друзья, с которыми мы поначалу что-то делали. Нам предложили ездить в детский приёмник-распределитель, сейчас он называется Центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей. Мне было 19 лет.

- Ты попал в серьезную церковную жизнь совсем юным человеком...
- Да, тогда было время возможностей. Но были и перегибы. И отмороженности хватало, даже в Церкви. Но я, слава Богу, как-то прошёл мимо неё. С точки зрения личного общения, я не встретил ни одного такого неадекватного человека или священника. Хотя знаю многих людей, которым просто поломали жизнь. А я не встретил ни одного, который мне даже что-то приказал бы. Но знаю и тех, кому приказывали.

Я в целом мимо темы "духовник" как-то прошёл.

В храме, в который я поначалу ходил, настоятель был очень тактичный и ответственный, он не навязывался ко мне ни в какие духовники. А я и не просил. Да, я ходил на исповедь. А фраз вроде "будь моим чадом" - такого с его стороны не было. На все серьёзные вопросы и этот священник, и все другие, кого я знал и знаю, говорили: как считаешь нужным - так и делай. Другое дело, что я с большим уважением относился и отношусь к их мнению.

- Где при монастыре довелось поработать?
- Лет пять я проработал на справочном телефоне. Сейчас бы назвали его телефоном доверия. При Даниловом монастыре был первый официальный справочный телефон о церкви: куда сходить в храм, как покреститься ребенка, как поститься, как подготовиться к исповеди и причастию, как быть с неверующими детьми или родителями и т.д. Очень много звонков было о личных проблемах. Тогда я познакомился с православием по-настоящему. Узнал, что свобода часто превращается в произвол и самодурство для власть имущих. Понял, что многие нуждаются в утешении, что далеко не все церковные правила и теории работают, а что-то или кто-то даже ломает людей. Узнал и понял навсегда, что каждому из нас нужно внимание, доверие и понимание.

Преподавательская работа началась с приемника распределителя. Параллельно работал в Воскресной школе, в шестой психиатрической детской больнице, в центрах социального обслуживания пожилых людей, в детском наркологическом диспансере и т.д. Довелось и ВУЗах со студентами работать. Большей частью это были беседы (циклы бесед) о вере и церкви. У меня была уникальная возможность говорить о том, что созрело у меня в душе, говорить о том христианстве, которое было для меня светом и правдой.

Со временем из службы катехизации образовался молодежный центр при Даниловом монастыре. Там было множество разных проектов и программ. Среди прочего мы открыли молодежные православные курсы. Таких в Москве не было, мы были первыми. Тогда же со Светланой Перегудовой и Дмитрием Иваниным запустили одни из первых в Москве курсы для молодых, желающей создать семью. На мой взгляд, они были одни из лучших в Москве.

- Техническую профессию самостоятельно выбирал? А потом стал делать то, что нравится?
- Заранее относительно профессии выбора не было. Дедушка закончил МЭИ. Вот я туда и подался. Для меня это было важно. Понятно, что всё моё устроение, безусловно, инженерное. В школе давались естественно-научные дисциплины. Гуманитарием стал благодаря православию. Здесь без этого нельзя, надо книжки читать, философствовать.

- Как ты познакомился со своей женой?
- Друг организовал поездку в Троице-Сергиеву Лавру. С нами среди прочих была барышня, которая училась со мной в школе в параллельном классе. Она взяла с собой сестру, которая оказалась моей будущей женой Татьяной. Так и познакомились: в электричке. Таня тогда готовилась поступать в Православный Свято-Тихоновский институт.

- Как вы вдвоем оказались в сфере благотворительности?
- Мы пришли туда разными путями. Таня получила филологическое образование и отдала первые послеинститутские годы нашим маленьким детям. Потом наш добрый друг Илья Фомин, сказал, что есть такая женщина Галина Чаликова (как я сейчас, спустя время, понимаю, по-настоящему святой человек), которая ищет помощников в недавно созданный фонд "Подари жизнь". Сегодня Таня - главный редактор сайта этого Фонда. За годы работы Таня стала одним из самых профессиональных главредов в благотворительности.

Я пришел по другой логике. Для меня и моих друзей и коллег Молодежный центр при Даниловом монастыре был самым важным. Он был и остается пространством свободы и возможностей. Думаю, что этот дух мы со временем перенесли в наше добровольческое движение «Даниловцы».

Весной 2008 года приходит Андрей Мещеринов и говорит, мол, пустите меня в больницу, хочу работать с детьми. А тут еще на страну свалился какой-то очередной кризис. И стало понятно, что организация молодежной волонтерской работы не может быть на бюджете монастыря. Стало понятно, что если мы хотим развивать социальное направление, то оно должно жить как самостоятельное лицо.

- Ты много фотографируешь. Это что-то серьезное для тебя или просто увлечение?
- Это хобби. Мне важно и дорого выявить на фото то, что в какой-то момент коснулось моей души. Еще я люблю смотреть нормальные, серьёзные сериалы. Из последних - "Молодой Папа" мне очень понравился и "Мир Дикого запада".

- "Молодой Папа" чем именно впечатлил?
- Ну, он же безумно красивый, это гениально.

- Тебе это по духу?
- Да, можно ставить на паузу и просто смотреть, как картину. Очень круто. Смотришь и получаешь эстетическое удовольствие. С точки зрения смыслов - тоже.  Для меня важно, что создатели очень хорошо показали идею, что Папа - воплощенная Церковь: «Церковь и есть я, во всем». Для меня это тема важна, потому что, к большому сожалению, она была и есть не только на Западе, но и в византийской традиции. Мне представляется это как один из самых страшных перекосов в христианстве.

- В "Молодом Папе" в одном эпизоде присутствует ирония в отношении православия. Католики, выходит, тоже не очень-то его жалуют?
- Нет, не так. Я думаю, что авторы фильма показали скорее нашу русскую провинциальность. Рим - центр мира. Кстати, по поводу "Калинки-малинки", о которой там шла речь. Как-то одно очень высокое духовное лицо выступало перед молодежью году в 2006-м, и в конце этот человек давал советы. И один из вопросов-советов был: "А почему вы калинку-малинку не слушаете?" Это, мол, утрата культуры молодежной, надо слушать. Представляешь?

- Да уж. А кто же, кстати говоря, повлиял на тебя, что ты стал этаким церковным либералом, свободомыслящим?
- При воцерковлении я был ортодоксом и очень категоричным. Но это быстро прошло. Больше всего меня изменило и либерализировало общение с людьми, начиная с телефона доверия и продолжая работой в социальных учреждениях. Если говорить о том, кто сформировал мое мировоззрение, то я много читал митрополита Антония Сурожского, смотрел и слушал его беседы. Огромную роль сыграли лекции и книги дьякона Андрея Кураева. Из святых отцов - Иоанн Златоуст, Феофан Затворник, Иоанн Кронштадтский. Книги отца Александра Шмемана, особенно про церковную действительность, для меня были очень важны. Нельзя не вспомнить протоиерея Василия Зеньковского и Софию Куломзину, пожалуй, самых известных педагогов русского зарубежья. Из психологии для меня очень важны Виктор Франкл и Ирвин Ялом. Да, и, конечно, очень поучительна Библия! Особенно Евангелие.

Из тех, кто был и есть рядом – я бесконечно благодарен отцу Иоасафу, игумену Петру Мещеринову и Архимандриту Луке Пинаеву. Все они - из Данилова монастыря. Благодарен педагогу Людмиле Васильевне Суровой и психологу Ирине Николаевне Мошковой. До сих пор вспоминаю учителя философии в институте. Забыл его имя. Он был мужик взрослый и мудрый. Я люблю мудрых людей, которые не пытаются тебя поучать. Я считаю их своими учителями. Все они много раз поддерживали меня и вдохновляли.

- Тебя твоя сфера деятельности полностью устраивает или хочется расшириться в каком-то направлении?
- Устраивает не на 100%, но достаточно значимо. Это моё в том плане, что мне лично здесь что-то очень интересно. Этот интерес может мигрировать. Сейчас - это всё, что связано с организацией образовательных программ и развитием волонтерства. Мне очень важно не только собирать, но и транслировать накопленный опыт. Каждый из наших сотрудников и многие волонтеры, немало наших коллег из других организаций – уникальные люди, они умеют и знают то, что неведомо миллионам. Я считаю своей прямой задачей вытащить этот опыт наружу и познакомить с ним всех желающих. Собственно, для этого мы и создали Школу социального волонтерства.

И еще. Как-то я перечитывал письма уже упомянутого Феофана Затворника. Он жил более века назад. Как-то он написал одному пожилому архимандриту – начальнику какого-то монастыря. «Вот, - говорит, - Вы все кряхтите, ропщете на обыденность, хотите куда-то уехать, начать новое дело и т.д. А я Вам советую тянуть лямку. Что-то новое всегда привлекательно. Но ведь кто-то должен тянуть лямку». Когда я это прочитал, многое встало на места. Сейчас главенствует культура стартапов. Все стараются куда-то бежать, делать яркие проекты, переключаться... Но мне это не близко. Мне ближе и понятнее тянуть лямку. Мне дорого и важно, то, с чего мы начали. И  вот уж девять лет волонтерская группа приходит к детям в НИИ Бурденко по понедельникам и средам. У детей в больницах жизнь непредсказуемая: много тревоги, плохих ожиданий. Нет прочных связей. Но когда дети точно знают, что, несмотря ни на что, волонтеры придут – эта встреча становится островком стабильности и спокойствия. И вот тут, как оказалось, тянуть лямку важнее феерических праздников.

- Так какими же принципами ты руководствуешься, управляя таким количеством абсолютно разнокалиберных человеков в ДД "Даниловцы"?
- Что я понял для себя из тех 17 лет, отданных работе при Даниловом монастыре? Что помогла мне понять моя вера? Главное – это свобода, доверие и возможность служения Богу и ближним. В этом смысле и молодежный центр при Даниловом монастыре, и Добровольческое движение «Даниловцы» очень похожи. Мы никогда не были и не являемся структурами, организациями с жёсткими вертикальными связями. Жесткие связи работают в очень ресурсных системах. Ресурсных - или материально или властно. Но служение – это всегда личный ответ человека на призыв Бога или на призыв своего сердца. В этом смысле «Даниловцы» больше похожи на лоскутное одеяло, сотканное из абсолютно самобытных людей, у которых есть возможность послужить теми дарами и теми силами, которые у них есть. В этом смысле главная задача управления – предоставить каждому – и волонтеру и сотруднику - возможность быть собой, найти свое место. Если это происходит, то человек раскрывается, я бы даже сказал, расцветает.

Текст Анны Рымаренко
Источник: СНОБ – журнал

Юрий Сергеевич БЕЛАНОВСКИЙ: статьи

Юрий Сергеевич БЕЛАНОВСКИЙ (род.1974) - руководитель молодежного добровольческого движения «Даниловцы»: Видео | Интервью | Статьи | Аудио | Фотогалерея.

ОПРАВДАНИЕ ВЕРЫ

Тема расцерковления, тема ухода христиан из Церкви пока еще только начинается. Сегодня почти невозможно точно оценить "входящие" и "исходящие" потоки. Существует постоянный поток "уходящих" из Церкви людей, но существует и постоянный, пока еще больший поток "входящих".

Я думаю, что тема расцерковления, тема ухода христиан из Церкви пока еще только начинается. Сегодня почти невозможно точно оценить «входящие» и «исходящие» потоки. Существует постоянный поток «уходящих» из Церкви людей, но существует и постоянный, пока еще больший поток «входящих».

Сильно размыты критерии принадлежности к Русской Церкви, трудно говорить о каких-то ясных общепринятых условиях вступления в Нее. За 20 лет постсоветской жизни крестили десятки миллионов людей. Слава Богу! Но, крестили, честно скажем, большей частью просто так, без какого-либо воспитания в вере, без предварительной подготовки и без проговаривания условий и правил церковной жизни. Большинство из крещеных даже и не начали свою христианскую жизнь. О их расцерковлении говорить невозможно, ибо они не успели толком войти в Церковь.

Но есть очень многие, кто стали христианами и начали жить церковной жизнью, а через несколько лет бросили. Именно о них, о ушедших из Церкви после длительного периода честной и напряженной церковной жизни я и скажу ниже. Прошу наряду с этой заметкой познакомиться с моими размышлениями на очень близкие темы, которые дополняют и раскрывают сказанное: «Что значит верить?», «Свидетельство личного опыта«.

Вера – как основание христианской жизни

В былые времена российская культура была пропитана православием, уклад жизни был традиционен, от человека большей частью требовалось «плыть по течению». Еще в 18 веке для подавляющего большинства россиян вера была не столько актом личного выбора, не столько взятием личной ответственности, сколько принятием господствующей культуры и религиозной традиции. Однако с началом правления большевиков все изменилось. Человек был поставлен в уникальные условия выбора, влекущего за собой серьезные последствия.

Чуть подробнее я писал о той эпохе в заметке о священнике Александре Мене. Репрессии и пропаганда сделали свое дело. Советское общество навязывало верующему роль преступника и вдобавок глупца, который по своей дикости всё ещё не узнал того, что обязан знать каждый грамотный человек. Против верующего было все советское общество как таковое. Атеизм пользовался статусом самоочевидной аксиомы. Большевики сделали все, и вполне успешно, чтобы Православие низвести до культово-обрядового минимализма, чтобы купировать глубокие философские, воспитательные, культурные стороны христианства.

В результате, и это очень важно, получилось так, что в Советском Союзе церковная жизнь христиан могла иметь только одно основание — личную и свободную веру во Христа, часто поддерживаемую узким закрытым кругом христиан из тайных общин. Особенность той веры была в очень ясной и понятной самоидентичности и своей практической направленности: остаться верным Христу, сохранить и передать веру, не дать большевикам ее уничтожить.

Христиане Советского Союза слишком ясно понимали цену своей веры, веры как выбора, веры как уникального опыта жизни со Христом. Слишком дорога была вера, чтобы ее терять ради вторичных по отношению к ней вещей.

Многие из актуальных для наших дней вопросов внутриправославной жизни в те времена не стояли. Насколько я знаю, не было некоего стереотипа «правильного верующего» и «правильной веры». Перед лицом воинствующего атеизма, требовать что-то кроме личного доверия и верности Христу, кроме стремления исполнить заповеди Божьи и кроме признания принадлежности к Православной Церкви было нелепо. Вера во Христа и обрядово-культурные традиции не отождествлялись. Каждый жил по вере, по своей христианской вере так, как знал, как мог. Никому не приходило в голову выискивать изъяны в жизни братьев и сестер во Христе. К примеру, до Перестройки и помыслить было нельзя, чтобы кто-то осудил брата христианина за его принятие эволюционной теории.

На чем основана церковная жизнь сегодня?

После Перестройки наступила свобода. Вера стала модной. Не имея возможности почерпнуть традицию от предыдущих поколений, новообращенные христиане в основной своей массе обратились к единственному, что было доступно – литературе и народным традициям благочестия. Даже сложилось понимание, что традиция может прийти из книг, что знать о «правильном православии», помнить о примерах из прошлого - это уже и есть жизнь в традиции. Идеализированное и рафинированное церковное прошлое, изложенное в книгах, «сбило прицел».

Как-то быстро забылась очевидная истина, что нужно много времени и терпения, чтобы красивые и правильные мысли перешли в область жизни, а не на словах отождествились с ней. Всем известна одна из аксиом о которой в свое время писали и известный ученый, психолог и философ Виктор Франкл и выдающийся православный педагог прошлого столетия протоиерей Василий Зеньковский. Главная задача не в том, чтобы научить жить по шаблону, а в том, чтобы помочь человеку обратить свободу к добру. Смысл жизни, веру, добро нельзя дать, их можно свободно взять и пережить. Смысл жизни и вера передаются только в педагогическом воспитательном пространстве.

Эйфория возрождения церковной жизни (а мы помним тот настоящий глубокий духовный подъем русского народа в первые постсоветские годы) как-то быстро перетекла в уверенность, что мы и живем в той «книжной церкви», осталось лишь зримо по форме соответствовать ей. «Правильное» поведение и «правильные» мысли стали критерием «правильной» традиционной веры, которая может существовать только при наличии неких «узаконенных» в народном сознании форм.

На второй, а то и третий план ушло главное - понимание, что вера ныне, как и в советском прошлом, ни на чем не основана, кроме личного выбора, личного доверия Богу и верности Ему. Я думаю, что из наших знаний о прошлом, из нашего понимания традиции личная вера получает важную подпитку в виде идей о том, как можно по-христиански жить, чтобы исполнить заповеди Божьи, но не более. У современного верующего нет внешних подпорок, разве что кому-то повезло обрести христианскую общину. Современный христианин, часто как бы висит над небытием один на один с Богом. У каждого свой «разговор», свой «договор», свои «счеты» с Творцом, и, по большому счету, никто не может вторгаться в эти отношения и тем более от имени Бога регламентировать их.

На практике, как бы это не было грустно, многие перестали дорожить личной верой христиан, дорожить их опытом. Вера как акт выбора, акт доверия Христу и Его Церкви цениться мало. Опыт христианской жизни постсоветских христиан, как несомненная живая часть церковной традиции почти никому не интересен.

И все же, вера, как и прежде, есть самое ценное, самое дорогое и единственное основание христианской жизни, церковной жизни. Христианство уже никогда не будет опираться на традиционную религиозную культуру, пропитывающую всю жизнь государства и общества. Ныне уже нельзя плыть по течению общественно-религиозной жизни и приплыть в «рай».

Для меня все более становится понятно, что необходимо различать потерю веры как личного доверия к Богу и верности Ему и Его заповедям и потерю смысла церковной традиционной жизни. Ничего хорошего в том, что человек охладел к церковной жизни нет. Это всегда трагедия. Но я думаю, что это поправимая ситуация, если к «охладевшему» отнестись с доверием, вступить с ним в диалог.

Каковы причины расцерковления?

Сразу оговорюсь, что я не приемлю сваливание вины на самих «охладевших» христиан: мол плохо изучили вопрос, мол ленивые, нечестные, грешные и т.д. Сейчас важно адекватного и честно говорить об ответственности за происходящее и со стороны Церкви и со стороны клириков и ответственных сотрудников, и со стороны самих «охладевших» христиан.

Зачастую ушедшие из Церкви, но все еще доверяющие Богу и дорожащие христианством пережили серьезный кризис, многое переосмыслили. Этот опыт тоже является достоянием современной церковной традиции и очень плохо, что он ныне игнорируется и почти не влияет на осмысление причин расцерковления и на поиск возможностей возвращения «охладевших» христиан.

Назову три основные причины расцерковления.

Первая в том, что очень многие христиане не видят и не чувствуют доверия и уважения к их личному опыту веры, который может исчисляться многими годами. А именно этот опыт для них и является незыблемым основанием их христианской жизни. Главенство провозглашается за «правильными идеями» и «правильными формами». Можно услышать идеологему: «От молитвы нельзя устать, потому что этого не может быть никогда». Или: «пост не может повредить здоровью, потому что и этого не может быть никогда»; «священники не могут ошибаться»; «церковные книги во всем правильные» и т.д. За проповедью «правильной» жизни порой не слышна личная правда, не слышны голоса многих христиан, признающихся, что они искренне многие годы делали все, что сказано, но плодов духовной жизни не получили. Усталость, раздражительность, даже уныние в их жизни есть, а радости, мира, долготерпения нет.

Вторая причина - непопулярность темы иерархии христианских ценностей и проистекающей из них системы критериев оценки информации и собственной жизни. Наивысшей ценностью в Церкви является только Бог. При этом вся остальная церковная жизнь должна быть направлена к Нему и имеет значение лишь в той степени, в которой позволяет к Нему приобщиться, быть с Ним в живом и честном общении. Линейное безиерархичное восприятие знаний и традиций в Церкви приводит, как правило, к развитию чувства вины и осознанию невозможности жить настоящей христианской жизнью.

Третья причина в том, что до сих пор, не смотря на то, что многое сделано, нет христианской школы воцерковления новообращенных, то есть катехизации. Воцерковление – это ограниченный по времени педагогический процесс вхождения человека в Церковь, в идеале в конкретную христианскую общину, имеющий конечной целью самостоятельное, свободное и ответственное построение человеком своей личной христианской жизни. На практике, к сожалению, православные общины находятся в стадии первичного становления (многие христиане даже не знают, где их искать), да и в области обучения преобладает однобокая система передачи знаний, а не опыта построения христианской жизни на основании личной веры во Христа.
Как помочь ушедшим из церкви?

Думаю, первое и самое главное дело способное помочь ушедшим вернуться – это отказ со стороны церковных людей от обвинений в адрес «охладевших», отказ от привычки мерить людей «правильными идеями» и возлагать «бремена неудобоносимые». Пора учиться и начинать доверять христианам, в том числе ушедшим из Церкви и вступить с ними в диалог. Из такого диалога может вырасти серьезный и честный поиск тех форм и принципов церковной жизни, что помогали бы современным христианам духовно возрастать и исполнять заповеди Божьи.

Чтобы диалог начался, я думаю пора научиться различать веру-доверие ко Христу, Евангелию и Церкви и соблюдение церковно-традиционных правил и долженствований. Я ничего не отвергаю, не потакаю грехам и слабостям, а хочу лишь сказать, что надо исходить из правды жизни. Пост, молитва и другие формы церковной жизни действительно могут не приносить плоды в жизни конкретного человека. Не надо бояться это признать. Стоит опереться на оставшееся в сердце человека доверие ко Христу и понять чего же он хочет, этот «охладевший» христианин, понять, что ему лично мешает жить по вере.

Что бы я посоветовал христианам, ушедшим из Церкви? Я бы не старался насильно никого убеждать, а бы посоветовал, прежде всего, быть честным с собой и своими близкими, довериться своему опыту и суметь проговорить свое отношение: «Мне на этом этапе жизни надоели, к примеру, посты и молитвенные правила. Надоели в том смысле, что сил на них уходит много, а вот плодов духовной жизни, как то радости, долготерпения и мира нет. Есть скорбь, расслабленность, озлобленность. Но вера во Христа у меня есть, я люблю своих близких, своих друзей и доверяю им, доверяю Богу и некоторым христианам (среди которых может не быть священников). Мне все еще нравится молиться в храме, мне дорого Причащение, я стараюсь увидеть слово Божье в Евангелии».

То есть главная задача – помочь человеку обрести твердую опору, опору личную для каждого «охладевшего». У кого-то это вера-доверие к Богу, у кого-то любовь к Слову Божьему и стремление его познать, у кого-то доверие к одному человеку-христианину и т.д. Но опору надо найти. А дальше человеку все таки предстоит проделать тот путь, что он пропустил когда-то при вступлении в Церковь – найти в православном христианстве тот образ жизни, что подойдет именно ему, что будет ему содействовать в исполнении заповедей Божьих.

Что это значит? Значит, что методом проб и ошибок, опираясь на свой опыт веры, доверяя опыту других христиан, надо искать те формы православной жизни, что приносят духовные плоды. Конечно, придется от чего-то ради эксперимента отказываться, к чему-то себя принуждать и т.д. Но это уже другая тема, поскольку упирается в индивидуальность.

Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ 


ГДЕ ГРАНИЦЫ ВОЛОНТЕРСТВА?

Без чего трудно создать волонтерскую организацию? Опишу знакомый мне опыт социального волонтерства, того добровольческого служения, которое направлено на помощь людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Оговорюсь, что мне хорошо знаком только опыт московских организаций и движений.

Волонтерство - понимание смысла служения

Самое главное в волонтерской деятельности, я бы даже сказал - в служении, это адекватность. Прежде всего, надо понимать, что и зачем ты делаешь, каковы твои возможности, твоя роль. Волонтерская организация или группа - это всегда сообщество, чей основной ресурс - люди: их силы, время, навыки и профессиональные возможности.

Нельзя путать задачи, которые могут решить волонтерские организации и те, что относятся к компетенции благотворительных фондов. Постоянный поиск средств, оплата и оказание какой-либо профессиональной помощи не могут возлагаться на волонтеров. Организация медицинской, социальной, юридической помощи детям больным раком также больше подходит фондам - сложным профессиональным структурам, способным и имеющим право работать с медицинскими учреждениями по вопросам организации лечения. Конечно, существует так называемое "pro bono" волонтерство, когда профессионалы ради нуждающихся безвозмездно делают квалифицированную работу, но процент такой помощи невелик, основные запросы к социальному волонтерству более массовые и непрофессиональные. У фондов, безусловно, могут быть запросы, которые в состоянии выполнить волонтеры. И очень часто при фондах создаются и успешно действуют волонтерские группы.

Как правило, на начальном этапе волонтерскими группами движет сильный эмоциональный отклик на трагические судьбы подопечных, с которыми пришлось встретиться. Все силы и ресурсы бросаются на организацию, как можно более масштабной и всеохватывающей помощи; привлекаются любые люди, а порой и любые средства; будущее оценивается через призму сильного эмоционального переживания и первых ярких успехов по организации помощи; кажется, так будет всегда. Но если на этом этапе область ответственности не осознанна, границы не очерчены, все это не проговорено с другими волонтерами и подопечными, то дело быстро иссякнет. Во-первых, сработает простой психологический закон опустошения и привыкания – люди, как говорят, выгорают. Во-вторых, не будет транслироваться профессиональный опыт в той или иной предметной области. В-третьих, велик шанс сделать ошибку, способную разрушить все дело. В-четвертых, начатые долгосрочные дела и проекты останутся незавершенными.

Организаторы волонтерской группы должны находить золотую середину между эмоциональным откликом на подопечных и ответственностью за группу и за подопечных, за их будущее. Я думаю, что порой важнее и лучше сосредоточить свои силы на чем-то скромном и понятном, обеспечив высокую степень стабильности служения и достаточную эффективность труда волонтеров. К примеру, организация досуга детей в социальных и медицинских учреждениях; помощь медперсоналу в уходе за больными; организация программ и мероприятий содействующих развитию и социализации детей из детских домов - вполне конкретные и выполнимые цели, чтобы достичь системности, постоянства и развития.

Волонтерство - это ради кого?

На мой взгляд можно выделить три основных типа волонтерских организаций по направленности их деятельности.

Первый тип - это волонтерские группы при благотворительных фондах. Таких большинство. Основной заказчик – фонд, и в конечном итоге все осуществляется ради подопечных фонда: детей, стариков или даже животных. Волонтеры находятся в узких рамках устава фонда и прикладных задач, их деятельность ограничена конкретными учреждениями (детскими домами, больницами) или благополучателями. Опыт показывает, что какие-то дополнительные виды деятельности по развитию волонтерства (создание системы помощи и поддержки, взаимодействие с другими волонтерскими организациями, популяризация идеи добровольческого служения и т.д.) в такой ситуации вторичны или не востребованы вообще. Руководителем волонтеров, как правило, является сотрудник фонда. Он ставит перед добровольцами практические задачи, которые надо решить в данный момент, набирает новых волонтеров, организовывает труд добровольцев, поддерживает их мотивацию.

Второй тип волонтерских организаций - те, что созданы по инициативе и силами добровольцев. Их цель в общем та же - помочь своим подопечным, но в отличие от фондов, практические задачи добровольцы ставят себе сами, и вся их работа осуществляется собственными силами. Основной задачей руководства такой организации является наибольшая эффективность и отлаженность работы добровольцев. Время - деньги, а значит подаренное кому-то время должно быть потрачено действительно с пользой. Главное - как можно более качественно решать поставленные задачи. Внутренняя жизнь волонтерского сообщества в данном случае вторична, хотя, конечно, не игнорируется. В такой системе все должно работать как часы. Необходима строгая дисциплина. Управление должно быть достаточно вертикальным, внутренние деловые отношения - строго регламентированы. Каждый волонтер четко понимает свое место, свою роль и свой вклад в общее дело. В таких волонтерских объединениях, как правило, нет внешнего финансирования - все расходы распределяются по волонтерам, что опять же требует большой оптимизации труда и затрат. Для волонтеров такие организации - школа командной работы, школа творчества, школа ответственности.

Третий тип организаций, занимающихся добровольцами - это те, что существуют, прежде всего, ради волонтеров, вернее ради развития и поддержки добровольческих инициатив. Их назначение – создать среду воспитания, поддержки, обучения добровольцев. При этом, в конечном итоге, оказывается помощь нуждающимся. У таких волонтерских движений нет заведомо определенных направлений деятельности. Многое зависит от самих добровольцев. Если есть инициативный человек и движение готово поддержать его идею, то появляется новое направление деятельности. Так волонтеры могут заботиться и о детях в больницах, и в то же время переписываться с заключенными.

Такой подход предполагает системное развитие тех направлений, которые являются вспомогательными для волонтерских движений других типов. Когда главная задача - помочь волонтеру найти доброе дело по душе, единомышленников, научиться чему-то, в конечном итоге, созреть до открытия собственного направления в служении, то очевидно нужны специалисты по организации групповой работы, педагоги, психологи, и др. При этом все эти специалисты не должны меняться от раза к разу и не могут действовать в соответствии со своими интересами, их присутствие должно гарантировать, что волонтеры вовремя получат квалифицированную помощь и поддержку, что добровольческие инициативы будут воплощены. На практике такой подход предполагает достаточно большой для НКО штат сотрудников и обязательное внешнее финансирование, направленное на развитие волонтерства, а не на адресную помощь нуждающимся.

Волонтерство - это понимание людей

Для руководителей тех организаций, которые развивают волонтерство, важно понимать мотивацию людей, их ресурсы (временные, эмоциональные, материальные) и области их ответственности.

Я разделяю внутреннюю и внешнюю мотивацию. Внутренняя - та, что созрела в душе у волонтера, которую он формулирует сам. Личные мотивы могут быть самыми разнообразными, лишь бы они не противоречили практическим, нравственным и религиозным принципам организации. Внешняя мотивация предлагается волонтерской организацией и не может сводиться к идеологии.

Каждый человек приходит к служению по каким-то своим личным мотивам. Даже христиане. Кто-то помнит, как сам лежал в больнице, как ему было одиноко, кто-то просто откликается на чужую боль или страдание, кто-то, считает, что служение ближним - его нравственный или религиозный долг, кто-то идет к детям за компанию, кто-то воспринимает волонтерство как личностное развитие, обучение и т.д. В любом случае мотивы, побудившие человека на добровольческое служение - это всегда тайна.

Конечно, задача руководителей волонтерских движений знать о внутренних мотивах добровольцев, но очень важно бережно относиться к этим мотивам и с благодарностью принимать все их, если соблюдается принцип "не навреди". Очевидно, что оккультистам или лицам «сексуально озабоченным», тем, кто может принести вред подопечным не место в добровольчестве. Но если исключить аномалии, то для меня определяющим в этой теме являются слова апостола Павла: «Как бы ни проповедали Христа, притворно или искренно, я и тому радуюсь и буду радоваться» (Флп. 1:18).

Что касается внешней мотивации (той, что предлагает организация), то я убежден, что не стоит выбирать целью и смыслом волонтерского служения высокие идеологемы типа: сделать мир лучше, уменьшить страдания, помочь больным выздороветь; исполнить заповеди Христа; помочь человеку обрести спасение, помочь принять свою боль и страдания как шаг ко спасению. Чтобы отказаться от идеологической мотивации достаточно понимать, что пытаясь выполнить такие задачи, волонтеры не увидят зримых и ощутимых плодов деятельности, у них будет чувство разочарования и вины от неисполнимости высшей цели. Но есть еще и нравственный и даже религиозный аспект. Волонтеры и подопечные не могут быть вовлечены в отношения, о которых нет честной и ответственной договоренности, и которые не обеспечены прежде всего личностными ресурсами.

Добровольчество - это взаимная открытость

Тема открытости и честности наиболее значима для начального этапа волонтерского служения, при первом знакомстве будущего волонтера и добровольческой организации. Я хочу особо подчеркнуть, что решение о вступлении в волонтерскую организацию принимается обоюдно, и у каждой стороны есть свои права, обязанности и область ответственности.

Главное в знакомстве – правдивое обоюдное стремление к взаимопониманию, попытка найти ту область, где желание новичка совпадает с потребностью волонтерской организации и в конечном итоге с запросом благополучателей. Для этого важно задать ему ряд простых вопросов: как человека зовут, где он живет, какое служение и по отношению к кому хотел бы осуществлять, какие у него есть личные, временные, профессиональные и материальные ресурсы, на которые он хотел бы опереться в служении, каковы мотивы и намерения человека, как долго он собирается помогать, существуют ли препятствия для работы с людьми: инфекционные заболевания, психические болезни и т.д.

Но есть и другая сторона знакомства и начального этапа служения. И это не менее важно. Представитель организации, а в его лице и группа добровольцев должны быть честны и предложить человеку некоторые свои данные: как официально называется организация и какими видами служения занимается, сколько людей в организации, какова система управления и кто главный, какие перспективы профессионального обучения и роста, кто непосредственно отвечает за курирование новичка, как можно расторгнуть отношения, каковы правила служения и т.п.

Желающий стать волонтером имеет право знать, с кем из представителей волонтерской организации он может постоянно контактировать, где, на каких условиях, на какое время можно рассчитывать? Будут ли учебные занятия, зачем они и чему будут посвящены? Существует ли служба или группа поддержки начинающих волонтеров, в чем заключается поддержка? Что произойдет, если у человека не будет получаться? Каковы механизмы разрешения конфликтов? Как и когда волонтер может прекратить служение?

В конечном итоге, прежде чем будет принято окончательное решение о вступлении в волонтерскую организацию, новичок призван более глубоко и честно осознать свою мотивацию, уже не первую - эмоциональную, но соотнесенную с тем, что ему довелось узнать и пережить; осознать области личной ответственности как минимум по отношению к своей семье, друзьям, работе (учебе), - ведь он теперь много свободного времени и своих сил будет отдавать служению; осознать собственные личные, эмоциональные, временные, материальные и другие ресурсы.

Волонтерство - это партнерство

Волонтерство - это своего рода союз или партнерство между несколькими сторонами, где у каждого свои права и обязанности, свои границы. В этот союз, как правило, входят организации (больницы, детские дома, приюты, дома престарелых и т.д.), на попечении которых находятся благополучатели, сами благополучатели (дети, инвалиды и т.д.), благотворительная волонтерская организация и сам волонтер. На словах тут все просто, однако, на практике картина достаточно сложная.

К примеру, что происходит в больнице. Есть руководство, скажем заведующий отделением, есть врачи, есть медсестры, есть уборщицы и охрана. В той или иной мере все они определяют существование волонтерской группы на территории больницы. При правильном развитии отношений формируются графики и правила посещения. Возникающие конфликты требуют решений, которые так же должны быть взаимоудовлетворительными. В больнице лежат дети, собственно те, ради кого приходят волонтеры. Дети могут открыто радостно общаться, если есть доверие, если есть дружба, если им интересно, если учитывают их желания и просьбы. У детей есть родители, голос и мнение которых порой бывают определяющими. В такой системе волонтерская организация должна работать не только с конкретным ребенком, но и организовать труд волонтерской группы, обеспечить волонтерскую группу всем необходимым, в том числе вести подготовку, обучение, психологическую помощь. Каждая организация имеет свои правила, свои традиции, свою систему управления. Вся сложная система взаимодействия в больнице должна быть направлена на максимальную эффективность волонтерского труда. И есть конкретный волонтер, желающий одного - того, что подсказывает ему его сердце: встречаться с детьми, общаться, рисовать, играть. Он обязан учитывать запросы благополучателей, следовать правилам работы в учреждении, соблюдать правила волонтерской организации и участвовать в ее жизни, то есть часть времени и навыков отдавать другим волонтерам. И при всем этом его работа с детьми не должна пострадать, он должен остаться в рамках своего запроса, своего желания, чтобы максимально эффективно делать свое дело.

Очень важно при организации волонтерского служения стараться учитывать запросы и границы всех участников процесса. Наш опыт показывает, что наиболее эффективно это осуществляется через координаторов или кураторов учреждений, тех кто от имени волонтерской организации берет на себя взаимодействие с учреждением, разработку правил, организацию труда и решение конфликтов. Лучше всего, когда эти люди на зарплате.

Волонтерство - это затраты

Вопреки разным мифам, волонтерская деятельность очень затратная. Да, волонтеры не получают материальное вознаграждение за труд, но это не значит, что работа с благополучателями не требует финансовых затрат. Например, известной волонтерской организации передали для детей подарки к празднику на миллион рублей. Чтобы доставить подарки, волонтерам пришлось затратить еще миллион. В этом случае деньги собрали сами волонтеры, хотя возможен и вариант, когда деньги могут дать благотворители. Но, тем не менее, каждая встреча с подопечным чего-то стоит.

Если речь идет об индивидуальной работе с детьми или работе с небольшими группами, если в организации нет штатных оплачиваемых должностей, если добровольцы скидываются только на транспорт и конкретные встречи (расходные материалы, организацию праздников и т.д.), то себестоимость встречи одного волонтера с подопечным может быть от 100 до 300 рублей. Если же в организации есть штат, то себестоимость может достигать 600 рублей и более. В любом случае, есть необходимые дела по обеспечению жизни самой организации и обеспечению труда волонтеров, без которых не может существовать волонтерская организация: менеджмент, интернет-сайт и реклама, бухгалтерия, обучение, психологическая поддержка и т.д. Даже если добровольческая организация не тратит денег на решение этих задач, эти работы имеют свою цену и в зависимости от устройства организации часть этого все равно кем-то оплачивается.

Два типа финансового устройства

Можно условно разделить волонтерские организации на два типа финансового обеспечения: дотационные и «на самообеспечении».

Дотационные имеют внешний по отношению к группе добровольцев источник материальных ресурсов. Финансирование может сопровождаться диктуемыми от "спонсора" задачами, направлениями и местами служения. В любом случае "спонсор" имеет право голоса. В качестве примера можно привести волонтерские группы при фондах, решающие как правило узкие задачи, но при этом в большой степени обеспеченные всем для организации труда волонтеров и для развития группы. «Плюс» такого устройства в том, что можно выстроить аппарат движения.

Примером так же является наше православное молодежное добровольческое движение «Даниловцы», созданное при Даниловом монастыре. Во многом движение финансируется и пользуется ресурсами монастыря, в частности, помещениями. Но при этом у монастыря нет собственного запроса на добровольческое социальное служение. Для монастыря с одной стороны важно, чтобы волонтеры по возможности работали в тех учреждениях, что обращаются в монастырь за помощью. Но с другой стороны не менее важно развитие волонтерства в православной молодежной среде.

Другой тип - волонтерские организации, живущие за счет взносов своих участников. Взносы вполне могут быть не денежные, а материальные, например каждый участник на очередную встречу с детьми в детском доме приносит с собой часть необходимых материалов (бумагу, краски, книги) и съестного (сладости, чай). Такие организации, безусловно, более мобильны в своем устройстве и в своем служении, но поскольку каждый платит, то, по сути, каждый и имеет право решающего голоса. При такой модели трудно организовать стабильный единодушный аппарат обслуживающий движение и заботящийся о волонтерах - все это ложится на плечи активистов.

Волонтерство - групповое служение

Добровольческое служение по отношению к людям не может совершаться, кем попало, вне каких бы то ни было правил. Как правило, с учреждениями и непосредственно с благополучателями взаимодействуют волонтерские группы, несущие ответственность за служение. Одиночкам чаще всего не доверяют, что в подавляющем большинстве случаев - правильно.

Стать волонтером – это значит войти в группу, стать ее участником. Есть конечно отдельные направления-исключения (работа с подопечными на дому, pro bono волонтество), и все же, очевидно, что только в группе есть взаимная поддержка, безопасность, преемственность и обмен опытом, досуг, общение и дружба в среде единомышленников, опыт группового взаимодействия, распределение обязанностей и многое другое, что так часто ищут потенциальные волонтеры. У многих есть желание сделать что-то доброе, но есть и опасения. Именно группа дает возможность добровольцам начать свое служение, встать на ноги, обрести опыт.

Перед руководством волонтерских организаций стоит непростая задача: взаимодействовать не только с волонтерами, но и с группами, может быть с группами прежде всего. Необходимо заранее это понимать и выстраивать волонтерскую организацию так, что запросы и интересы групп будут в ней удовлетворены. Понятно, группа не может существовать в виде аморфной массы, она строится вокруг лидера (координатора, куратора, руководителя) и лучше, чтобы этот лидер имел формальные полномочия.

Получается непростая противоречивая ситуация. С одной стороны группа и ее внутренняя жизнь в добровольчестве - самостоятельная важная ценность. С другой стороны принцип "не навреди" можно соблюсти только при условии персонифицированной ответственности за деятельность группы. Отсюда следует важный для меня практический вывод, что волонтерские группы строятся вокруг координаторов и определяются их харизмой и их пониманием служения. Дело в том, что добровольцы сами по себе в сложившейся системе ни за что не отвечают, они могут в ответственный момент просто уйти или отказаться что-то сделать. При этом добровольческое служение, как и любая работа требует персонофицированной ответственности за конкретную деятельность, за взаимодействие волонтеров с руководством и с подопечными, за организацию труда. Эта ответственность и должна быть возложена на координатора (куратора, руководителя), который в свою очередь не просто начальник, а человек являющийся гарантом жизнеспособности и плодотворного труда группы, конечно, в рамках тех условий и ресурсов, что предоставляет ему волонтерская организация.

Поскольку волонтерское служение держится на личной мотивации, то в конкретных группах остаются только те, кто может сработаться или подружиться с координатором. За координатором всегда остается право определять членство кого-либо в группе. Пусть отдельный доброволец очень талантливый, пусть он хочет блага, но если его действия мешают групповому служению, он может быть удален из группы, ведь не он несет ответственность за подопечных. Это не очень хорошо, но это естественно возможная плата за ответственное служение. Ответственно выполнять свое дело можно только с теми людьми, что добровольно подчинили себя координатору.

Из сказанного естественно вытекают требования к руководителю группы. Во-первых, это может быть человек желающий послужить ближним и имеющий опыт волонтерской деятельности, желательно в том учреждении, где работает его группа. Во-вторых, это должен быть человек открытый к мнению и опыту других, ведь ему придется совместно с волонтерами разрабатывать стратегию и программу действий. В-третьих, это должен быть человек разделяющий смысл и миссию волонтерского движения. В-четвертых, способный конструктивно взаимодействовать с руководством подопечных (социальных и медицинских) учреждений. В-пятых, не лишенный административных и даже секретарских способностей. В-шестых, доверяющий сторонним специалистам, прежде всего специалистам по групповой работе.

Наиболее важными задачами координатора по отношению к самой группе являются: осознать особенности участников, их мотивацию и желания, периодически проводить командообразующую работу, выстроить внутреннюю структуру и распределить ответственности, выстроить систему общего принятия решений, выстроить систему сохранения и передачи опыта, помогать новичкам в знакомстве с группой и нахождении своего места, помогать волонтерам осознать и деятельно проявлять свою ответственность за группу, помогать всей группе осознать и деятельно проявлять свою ответственность за каждого волонтера.

Источник: МИЛОСЕДИЕ.RU Православный портал о благотворительности и социальной деятельности


ЗАЧЕМ ПРАВОСЛАВНЫЕ ПОМИНАЮТ УСОПШИХ


На девятый день после Пасхи Церковь особо вспоминает почивших христиан и предлагает в память о них помолиться, сделать что-то доброе, в том числе посетить и привести в порядок могилы.

Такая традиция, хоть и привычна, но далеко не всегда понятна нашим соотечественникам, которые даже не представляют, зачем всё это нужно и что даёт почитание умерших.

Смерть - пустота или встреча с Богом?

Библия говорит о смерти двояко. С одной стороны, Бог смерти не сотворил, смерть — это трагедия и беда. Но, с другой стороны, Христос победил смерть, и, значит, для Его последователей, как бы это ни звучало парадоксально, смерть может стать началом новой жизни - жизни вечной.

Всем памятна история отпадения первых людей от Бога. Поддавшись искушению сатаны, Адам и Ева решили стать как Бог, стать равными Ему, стать независимыми от Него. Мы знаем, что первые люди нарушили заповедь Божью, вкусили плодов от «древа познания добра и зла» и вместо ожидаемой полноты жизни обрели смерть. Произошло примерно то же, что бывает с взбунтовавшейся командой на корабле. Захватив судно, моряки радуются своей независимости и пускаются в самостоятельное плавание. Но без связи с большой землёй, без дополнительной помощи их путешествие будет длиться до тех пор, пока не кончатся горючее и еда. Отказ от источника жизни автоматически приводит к тому, что существовать приходится за счёт ресурсов, содержащихся в самом себе, а они неизбежно иссякнут. Любой человек, проходя через период своего расцвета, достигает увядания и смерти.

Но самое страшное в истории грехопадения то, что после разрыва отношений с Богом жизнь людей перестала быть путём к Богу, она стала дорогой в никуда, в пустоту. Человек обрёл не просто телесную смертность, он обрёл безбожие, приводящее его в конечном итоге к кромешной мгле и одиночеству. Те книги Библии, что составляют Ветхий Завет (повествования, составленные до рождества Христова), ничего хорошего о смерти не говорят. До пришествия Спасителя Бог не дал древнему израильскому народу откровения о смерти, не открыл ее тайну, ибо открывать было нечего: смерть - это путь во тьму, в богооставленность. Те языческие фантазии о смерти, что царили в мире, - про астральные миры, про переселения душ умерших, про царство мёртвых и т.д. - всегда были чужды Библии, как и сама идея заманивания людей в хорошие посмертные условия, условно именуемые раем. Библия говорит, что человеку хорошо там, где Бог, и плохо там, где Бога нет. Рай, открытый нам в библейском откровении, - это не пир среди неописуемых красот, а встреча с Богом. Как младенцу важно только одно - чтоб мама его прижала к своей груди, обняла его, приласкала его, так и человеку по своему призванию надо только одно - иметь личное живое общение со своим Творцом. С точки зрения Библии, ад и самые страшные мучения там, где Бога нет, где пустота.

Евангелия (жизнеописания Иисуса Христа, составленные очевидцами) открывают нам, что Спаситель ценой своей жизни и смерти в Своем воскресении восстановил потерянную связь человека и Бога. Вопрос этот не простой, и объяснить его тут невозможно; но важно понять, что в этом и кроется одна из тайн христианской веры - Христос дал возможность Своим последователям, тем, кто идёт Его путём, ещё при жизни встретить Бога лицом к лицу и после смерти обрести полноту общения с Ним. Смерть теперь не запечатывает автономию человека, его безбожие, как это было до Христа, а становится переходом к жизни вечной в Боге и с Богом. Это трудно понять, ещё труднее в это поверить, но такова вера христиан.

Коротко можно сказать так: человек, поддавшись искушению, отпал от Бога и потерял возможность общения с Творцом. Смерть стала трагедией и горем, ибо за ней ничего не стояло, кроме страданий от безбожия и бессмысленности. Но Сын Божий, став человеком, пройдя этим путём и воскреснув, победил смерть, преобразовав ее в путь к Богу.

Православное учение о загробной жизни

Важно понимать, что под понятием «православное учение о загробной жизни» скрываются разные и достаточно разрозненные взгляды и мнения. Строгого и развёрнутого учения о посмертии и загробной жизни у Православной церкви нет. Это понятно. Христианство - единственная в мире религия, которая предлагает своим последователям - ученикам Христа - вступить с Богом в такие земные отношения, которые не прервутся со смертью, но даже и обретут полноту.

У христианского взгляда на смерть и загробную жизнь несколько ключевых положений. Человек сотворён Богом как бессмертная богоподобная личность, способная к теснейшему общению с Творцом и проявляющая себя в телесной, душевной и духовной областях. С древних времён такое понимание выражалось в воспринятии человека как составного существа, имеющего тело, душу и дух - как бы высшую часть души. Однако человек только тогда человек, когда он являет собой полноту и единство этих составляющих. Дух - сердцевина человеческой личности, он  орган богообщения, который животворит душу и тело. Но человек по призванию тот, кому в удел дан наш тварный мир. Люди созданы для жизни в мире, и поэтому не могут быть рассмотрены вне своих тел, которые, хоть и инструментальны по назначению, но все же являются частью человеческой природы. Душа без тела с христианской точки зрения — это неполный человек. Апостол Павел напоминал первым христианам: «Тела ваши - суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога».

В смерти человек распадается: тело гибнет, душа идёт к Богу. Если при жизни человек доверял Богу, был верен Ему, следовал заповедям Христа, то встреча души человеческой с Творцом будет исполнением долгожданной радости. Если в сердце человека веры не было, то может так статься, что после смерти он и сам не пожелает встречи, она будет для него мучительна.

Как бы то ни было, но окончательное определение участи умерших может произойти только после так называемого всеобщего воскресения. Из последней книги Библии - Апокалипсиса - мы знаем, что настанет день, когда Христос придёт судить мир, но перед этим Он всех умерших воскресит. Каждый умерший вновь станет полноценным человеком со своим телом. Суд может быть совершён только над человеком в его целостности.

О поминовении усопших

Все это и есть основа православного отношения к умершим и православной традиции молитвенного поминовения усопших христиан. Останки почивших благоговейно и даже с почестями хоронятся, над телами усопших совершается так называемое отпевание - прощание и молитвенное напутствие.

Православная церковь уделяет очень много внимания умершим христианам. На каждом богослужении так или иначе вспоминаются усопшие, о них молятся ежедневно и дома, в память и о них тоже совершается Таинство Причастия. С точки богословской, что и отражено в богослужебной практике, отношение к почившим то же, что и к живым: их имена в молитвах перечисляются, можно сказать, подряд. Для христиан такая традиция совершенно естественна, более того, она являет собой прямое следствие из библейского откровения, которое можно выразить словами: у Бога все живы.

Поминовение усопших, молитвы за них ярко свидетельствуют о Церкви как о единой большой семье, возглавляемой Богом, куда входят и ныне живущие христиане, и умершие, и ангелы. Семейность отношений является одним из оснований для молитв за умерших. Если нами кто-то любим, если нам кто-то дорог, то как же можно не вспомнить этого человека в молитвах и не испросить у Бога милости и прощения грехов?

Источник: «ОМИЛИЯ» - клуб православных литераторов       


СТАНЕТ ЛИ ПРАВОСЛАВИЕ НАРОДНОЙ РЕЛИГИЕЙ В РОССИИ?

Миссия


О Православии как народной религии не могло быть и речи. Постепенно ситуация менялась. И сегодня в Русской Церкви - активном, а по мнению многих и властном, общественном институте - ставятся совсем другие жизненно-важные вопросы. Может быть, настала пора перестать опираться только на определенные группы россиян - тех же пенсионеров или интеллигенцию - и привлечь массы, обратиться к народу? Но сможет ли народ принять православие? Сможет ли русское православие стать действительно народной религией? И готово ли православие к тому, что на него, в свою очередь, повлияют (и уже начали влиять) народные массы? Возможно ли в итоге «облегченное» православие, или, как принято ныне говорить - «православие-лайт»?

Распространение религии всегда имеет встречное течение. Православные христиане не пришли с Луны или Марса, они - часть российского общества. Именно поэтому в Русской Церкви присутствуют все те же социальные и культурные группы, все те же течения, особенности, ценности, добродетели и даже пороки, что есть в обществе. Пропорция, конечно не прямая, но определенное соотношение есть. Это приходится принимать как данность.

Христианство во все времена стремится, чтобы человек стал «образом и подобием Творца», но и люди формировали и формируют христианство по своему «образу и подобию». Вопрос в том, есть ли у нынешнего Православия силы и возможности выразить свою неизменную суть, истину о Христе и жизни с Ним в современной культуре, в традициях Российского постсоветского народа? Кому-то это удавалось: например - Византии, которая смогла переплавить и выразить через античную культуру веру во Христа, или, скажем, очень самобытной Японской Православной Церкви. В России, на мой взгляд, пока доминирует влияние народа, причем влияние достаточно примитивное, потребительское - Церковь воспринимается как некий «комбинат религиозных услуг». При этом надо понимать, что «идти в народ» можно только при наличии иммунитета к такому массовому отношению, к этим, зачастую откровенно профанирующим влияниям.

О простом народе

Простой российский народ воспитан в жесткой, когда-то советской, а ныне просто варварской потребительской системе ценностей - не то, что бы богоборческой, но уж точно антигуманной. Я искренне не понимаю, как можно воцерковить людей, восторгающихся шансоном и упивающихся телесериалами? Как можно воцерковить футбольных фанатов или националистические группировки? Как можно воцерковить тех, кто, выехав на природу, оставляет в лесу горы мусора? Как можно воцерковить тех, кто уже в нескольких поколениях привык, что церковные люди - это маргиналы, о которых по телевидению могут неделями не говорить ни слова, в отличие, скажем, от эстрадных певиц? При этом я прекрасно понимаю, зачем и ради чего проповедовать Христа. Я понимаю, что все люди призваны Богом к общению с Ним и что Церковь для всех, кроме ярых богоборцев и сатанистов, должна и может стать родным домом. Я искренне и глубоко убежден в истинности православного христианства. И все же я не понимаю, как можно православие сделать народной религией.

Особенностью россиян, на мой взгляд, является невосприимчивость к философии и рассуждениям, слабая гуманитарная подготовка, прагматическое, потребительское отношение к жизни и отсюда - глубочайшая неадекватность в вопросах религии, искреннее стремление к регламентации жизни, к отдаче свободы в обмен на правила и ритуалы. Возможно, все это – следствие воспитания нескольких поколений в страхе, постоянном обмане и повиновении властям, еще с советского времени. Россияне часто не готовы пользоваться свободой, не готовы брать на себя ответственность за что-то большее, чем собственная жизнь и жизнь своей семьи. В обществе царит тотальное недоверие. Судя по СМИ, подавляющее большинство из нас не готово к свободным, доверительным, честным и ответственным отношениям ни с людьми, ни с Богом.

Самая популярная фраза о Боге известна всем: «Бог у меня в душе». Безымянный «Бог» в душе ни к чему не обязывает, с таким Богом нетревожно, безопасно. Признание Бога, которого можно назвать по имени, Бога, который находится вне человека, то есть Бога свободного по отношению к человеку, неизбежно ставит вопрос о личных отношениях, о диалоге, о некоем труде и даже риске.

Каждому знакомы вопросы новичка в храме. «Скажите, как правильно сделать то-то и то-то?», «Что надо сделать, чтобы что-то получилось?» Я знаю из опыта, что всякая попытка разъяснить ситуацию, постараться объяснить смысл, чтобы человек сам принял решение, как ему поступить, не дает результата. Свободу отношений почему-то выгоднее, комфортнее, безопаснее променять на регламент, на определенные инструкции. Когда можно исполнить то, что необходимо, но при этом сохранить нетронутым свое внутреннее личное пространство. И такой подход очень понятен и по-своему честен.

Но православие в принципе нельзя свести к своду правил под названием «Как стать/быть/жить ученикам Христа?», что для проповеди в России оказалось серьезной трудностью. В каких-то религиях такие своды возможны, и они, действительно, облегчают жизнь простым людям. Но если Православие пойдет по этому пути, оно перестанет быть христианством, которое предлагает, ни много, ни мало — личные отношения с Богом и другими людьми, отношения доверия, честности, верности и даже любви. В конечном итоге, каждый призван сам услышать и понять голос Божий, заповеди Божьи, услышать как исходящие от Бога, как обращенные лично к нему.

О Богослужении

Давайте рассмотрим те стороны Православия, что на практике составляют саму ткань православной жизни. Может быть, простому народу, не интеллигенции, не тем, кто хоть как-то подготовлен, а простым людям не так уж сложно принять Православие?

Начнем с богослужения. Конечно, Православие сегодня – это прежде всего молитвы за богослужением. Подавляющее большинство православных христиан регулярно посещает храм, как правило, в субботу вечером и в воскресенье утром. Богослужение в храме наряду с чтением утренних и вечерних молитв, чтением православной литературы для очень и очень многих и есть те единственные формы, что выражают принадлежность к Русской Православной Церкви.

Можно предположить, что одна из форм народного православия – это храмовое богослужение. Но если судить по существу, то православное богослужение остается непонятым и непринятым простым народом. Дело тут не только в языке, хотя понятно, что церковно-славянский язык создает хоть и преодолимую, но все же очень большую трудность для понимания смысла молитв. По-настоящему непреодолимым для простого народа является непонимание структуры и смысла богослужения в целом. Отдельные молитвы со временем становятся вполне ясны, но  прихожане даже с десятилетним опытом церковной жизни часто не в состоянии ответить на вопрос: «Почему богослужение именно таково, какой смысл в определенной последовательности молитв, что оно выражает в целом?». Существующее богослужение понятно горстке священников, историков, литургистов, в народном же сознании оно неизбежно вырождается в некий культ, ритуал, который ценен сам по себе, а не как общая осмысленная молитва христианской общины.

Сложившаяся система богослужения не располагает к изучению молитвенной традиции Православия, не призывает к осознанию происходящего, что для большинства означает сугубо дисциплинарное отношение к церковной службе: надо посетить, потому что надо. Обычный человек при всем желании не может несколько лет учить на специальных курсах церковно-славянский язык, потом богослужебный устав, пение и т.д. и т.п. Как бы мы того не хотели, на сегодняшний день богослужение Русской Православной Церкви, будучи сокровищницей удивительных назидательных молитв, поучений, будучи уникальным примером богослужебной поэзии, остается вне народного православия.

О вероучении

Православие – это еще вероучение, то, как христиане понимают Бога и Его взаимоотношения с людьми. Церковное вероучение очень сложно, оно опирается на свой философско-понятийный (богословский) аппарат, восходящий к античной философии. Эти понятия трудно соотнести с современной прагматической, антропоцентированной, технократической культурой и совсем уж они не соотносятся с мировоззрением потребления. Основополагающими, исключительно христианскими являются вера в Бога - Святую Троицу и вера в Сына Божьего Иисуса Христа, родившегося от Марии Девы, пострадавшего и умершего на кресте и воскресшего ради спасения людей от греха и вечной смерти. Эти и другие вероучительные положения зафиксированы в так называемых догматах - емких философских (богословских) формулировках, дающих возможность вероучение хранить, передавать из поколения в поколение и сравнивать с другими религиозными доктринами.

И опять, эти самые догматические формулировки сами по себе трудны для понимания и требуют целостного восприятия. Чтобы понять их, необходимо не только разобраться в терминах, понятиях, но и знать историю их формирования и контекст полемики, в котором они возникли. Для изучения этого вопроса в духовных семинариях тратят 4 года. Это, поверьте, не менее «легкий» предмет, чем история философских течений в гуманитарных ВУЗах. Но при этом не меньшая проблема в очень разном, порой противоречивом отношении христиан к некоторым вероучительным положениям, особенно к тем, что являются следствием основополагающих истин. К примеру, некоторые православные христиане считают, что вера в восьмитысячелетний возраст Земли и Вселенной – это обязательный атрибут христианства, и готовы отказать в звании христиан всем, кто не разделяет эту точку зрения. Такое положение вещей создает благодатную почву для всякого рода вражды, особенно там, где люди не хотят вникать в суть споров, а предпочитают отстаивать словесные формулировки, готовы и хотят жить по регламенту.

Каноны

Православие – это также церковные законы и правила, они называются канонами, и определяют церковную структуру и дисциплину. Кто может быть священником? Как принимаются церковные решения? Кто такой епископ? Как решать споры между прихожанами и священником? Как соблюдать пост? Как готовиться к Причастию? Что делать, если муж изменил жене? И т.д. и т.п. Большей частью канонические правила принимались на церковных соборах в период с 3-го по 13 век. Принимались они, конечно, и на Руси, принимаются и в наше время. И если внешнего человека познакомить с церковным законодательством и уставом, то уверен, он воспримет его как мешанину из разного рода  предписаний (порой противоречащих друг другу), не имеющих ясного тематического распределения, иерархической выстроенности, и имеющих смутное отношение к современности.

До сих пор не предпринималось серьезных, масштабных попыток структурировать и пересмотреть каноническое наследие в соответствии с современной жизнью. Дело не в том, чтобы «все отменить» или «все переписать», а в том, чтобы как минимум понять, какие из канонов, конкретных правил утратили свое значение и пользу для Церкви в настоящее время, а какие нет. К примеру, почти невозможно объяснить простым христианам, как им относиться к одному из правил, принятых в IV веке, которое запрещает замужним женщинам стричь волосы, или другое, того же века, которое запрещает замужней женщине развестись с мужем, даже если он ей изменяет, бьет, пьянствует?

За более чем полтора тысячелетия правил было принято столько, что разобраться без специальной и серьезной подготовки невозможно. Одни законы что-то рекомендуют, другие предписывают, третьи наказывают. Одни обусловлены исторической эпохой, иногда частной волей императора, другие же отражают непреложные для христиан евангельские заповеди. Одни каноны направлены на жесткое пресечение зла и предписывают определенные наказания, другие лишь призывают к чему-то или предостерегают от чего-то, не предписывая ничего.

Итак, получается, что простой народ в принципе не может разобраться в каноническом праве и поэтому оно является достоянием некоей «касты толкователей». Что также не способствует  популяризации Православия, да и просто опасно - страшно представить, во что могут превратиться эти правила в руках недоброго пастыря.

Что же еще мешает?

Есть и еще одно очень серьезное препятствие распространения христианства. Слишком часто проповедники и представители церковной общественности утверждают, что все связанное с Церковью - всегда со знаком "плюс". Те недостатки, что видят люди здесь и сейчас - это случайности, на которые не стоит обращать внимание, а то и выдумка или провокация. Отождествляя учение о Церкви (то к чему христиане должны стремиться) и саму Церковь (то, как христиане живут на самом деле), проповедники создают благостную мифическую реальность, куда вводят массы новообращенных. Если Церковь хочет стать массовой, народной, то подобный путь очень опасен, ибо по сути это путь сектантов, он недопустим для христиан.

Православие во многом - это церковная история, из которой видно, как все было на самом деле, из какой логики и по каким поводам формировалось и богослужение, и законодательство, и вероучительные положения, какие приоритеты в практической жизни ставились, как церковь взаимодействовала с обществом, государством, и различными религиозными группами. Церковная история очень многогранна и поучительна, но в своем фактическом правдивом изложении малоизвестна простым христианам. А традиция в виде мифов или назиданий, висящих в воздухе, не передается, а насаждается, что принципиально мешает христианам свободно взять ответственность за свою Церковь, за Церковь, у которой есть трудности, болезни, ошибки.

Так сложилось, что еще в 90-е годы церковные проповедники и деятели заняли позицию наставничества: они знают априори "как правильно", они уверены, что говорят от имени Церкви, и даже от имени Бога. Мало кто из известных православных миссионеров и популяризаторов научился объяснять «почему» и «зачем», «что главное», «что второстепенное». Почти никто не считает своим долгом объяснять свои действия. На уровне простого народа диалог православных с обществом находится в зачаточном состоянии, обществу слишком часто предлагаются нравоучения, мало подкрепленные делами и собственным примером.

Что же делать?

Я много раз писал, что те люди в нашем обществе, что готовы были проявить свою волю, свою активность и прийти в Православие – уже пришли. Остались те, кто может быть и доверяют Церкви, но войти внутрь церковной ограды пока не стремятся. Наш народ не примет православие таким, каково оно есть, ибо оно слишком сложно и в смысле проповедуемой свободы и в смысле своего содержания. А некоторые даже говорят, что оно слишком высокомерно. Именно поэтому я думаю, думаю, что Русское Православие не очень-то готово к массовости и не понимает, что же можно предложить народу.

У каждой стороны своя правда: есть Православная Церковь, не готовая снизойти к людям, что достаточно честно, есть и люди, не готовые подняться - и у них своя правда. Но ведь есть и Господь Иисус Христос – Живой Бог, о чем часто забывают.

В популярных протестантских брошюрах часто встречается картинка, где изображена пропасть, яма: с одной стороны написано «Бог», с другой - нарисован человек. А между человеком и Богом - мост в виде Креста. Я глубоко убежден, что именно Христос может стать тем мостиком, что поможет людям прийти в Церковь. В отличие от кого бы то ни было, Иисус принимает каждого, кто доверяет Ему. Он готов снизойти и потерпеть неправость вероучительных формулировок. Он радуется молитвам на русском языке. Именно Христос ради верующих в Него когда-то отменил все законы, обрамляющие отношения с Богом, и дал людям Новый завет, основанный на вере в Сына Божьего – Спасителя. Именно Он дал главную заповедь, - хоть и непростую, но очень ясную, - заповедь о любви к Богу и ближним.

Я думаю, что «православием-лайт» для народа вполне может стать Благая весть или то, что написано в Евангелии - книге, где нет философии, нет инструкций, нет сложных богослужебных конструкций, но есть живое свидетельство о Боге, о том, что Сам Бог говорит людям, о том, что Бог ждет от людей. Кстати, именно Евангелию никак не грозит опасность размытия и профанации в народе, оно слишком чисто и целостно, как бриллиант, который можно или принять целиком, как он есть, или отвергнуть.

Источник: «ОМИЛИЯ» - клуб православных литераторов       


 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ