О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

АНУФРИЕВА Наталия Даниловна ( 1905 - 1990 )

Поэзия   |   О Человеке
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна

Имя Наталии Ануфриевой почти неизвестно современному читателю. Между тем, ее можно отнести к числу выдающихся русских поэтесс. Но при жизни ни одна строчка ее стихотворений не была опубликована. В 1994 году в серии "Поэты - узники Гулага" вышла маленькая книжечка стихотворений Наталии Ануфриевой "Жизнь развернула новую страницу" (Москва, издательство "Возвращение"). А в 2009 году увидел свет сборник: Наталия Ануфриева "История одной души" (Феодосия, Москва, Издательский дом "Коктебель"), в который вошли ее стихотворения, а также мемуарная проза.

Родилась Наталия Даниловна Ануфриева в 1905 году в Санкт-Петербурге, детские и юношеские ее годы прошли в Крыму. Стихи она начала писать очень рано, ее поэзия была благосклонно оценена Максимилианом Волошиным. В 1931 году Наталия Ануфриева переехала в Москву. 26 мая 1936 года она была арестована за хранение рукописей Волошина и за поэтический цикл, посвященный А.В. Колчаку (Наталия Ануфриева была противницей советской власти и не скрывала своих взглядов). Приговорена поэтесса была к восьми годам лагеря, срок отбывала на Колыме под Магаданом. В лагере душа ее обрела глубокую веру в Бога, что нашло отражение в ее творчестве. В 1946 году она вернулась к матери в Крым, но через два года вновь была арестована и приговорена к ссылке в Казахстан. В 1954 году смогла вернуться из ссылки и жила в Подмосковье, затем во Владимире. В 1957 году была реабилитирована.

"Весь смысл жизни моей, - писала она в мемуарах, - в таинственном, незаметном для других, непонятном когда-то для меня самой, но ставшем явным в течение жизни, терпеливом и постоянном призыве никогда не оставляющей нас Божьей любви". Приняв с благодарностью и любовью все тяжелейшие испытания и скорби, выпавшие на ее долю, она писала: "...мне ли говорить о жестокости жизни, мне, познавшей милосердие Господа? И возможно ли мне забыть, что многими скорбями надлежит нам войти в Царство Небесное, и что Господь спасает нас крестом?.. Без Бога непосильно все, с Богом все возможно".


Наталия Даниловна АНУФРИЕВА: поэзия

Наталия Даниловна АНУФРИЕВА (1905-1990) - русская поэтесса: Поэзия | О Человеке.

***
Ночная тьма мучительно тревожит,
еще не всходит на небе луна...
Согрей меня своей любовью, Боже,
Ты видишь, ночь так страшно холодна.
 
О, пусть в ночи бездонной и кровавой
приснилось сердцу, что исхода нет -
есть торжество Твоей грядущей славы,
Твой тихий дом, где музыка и свет.
 
За миром вьюг, за бурями, дождями,
есть тишина, залитый Солнцем луг
и благодать израненых гвоздями
Твоих святых, Твоих легчайших рук.

***
Этой ночью бездонно-черной
Не томи, отзовись: где Ты?
Я сквозь жизнь пронесла покорно
Незапятнанный крест мечты.

Я жила в ожиданьи знака...
Колебалось пламя свечи,
Голоса доносились из мрака,
Пулеметы стучали в ночи...

И я знаю, что все потери,
Все надежды утраченных лет,
Только в щель приоткрытой двери
Издалека льющийся свет...

Ноябрь 1941 г. Талон

***
Россия, о, где ты, Россия?
Пусть ночью кричит воронье...
Во мраке пути роковые
Таят воскресенье твое.

Пусть дом твой врагами разрушен,
Твои сожжены города,
Живую, бессмертную душу
Не смогут убить никогда.

И сердце предчувствие новым
Звенит, замирая в груди,
Что путь твой не кончен суровый,
Что слава твоя впереди.

<1942 г. Талон>

ПАСХА
Легкий ветер пахнул цветами
И затих, шелестя вдали...
Это Ты проходишь полями
Галилейской счастливой земли.

Ты приходишь к нам снова и снова,
Чтоб синела небес глубина,
Чтоб дыханием чистым Христовым
Расцветала, дышала весна.

Чтоб согреты незримою лаской
Оживали весною поля,
Чтоб Твою благодатную Пасху
Ликованьем встречала земля.

<1946 г. Сальск>

***
Слишком многое жизнью рассказано,
Я не знаю, где правда, где сон...
Крепкой нитью душа моя связана
С каторжанами давних времен.

И узнала я ночи таежные,
И закаты над снежной рекой,
И узнала я песни острожные,
Напоенные смертной тоской.

Я узнала просторы бескрайние,
Где метелью поет темнота,
И узнала я сладкую, тайную,
Молчаливую радость креста.

Лето 1948 г. Феодосия

***
Дорога дальняя, дорога пыльная…
Но где же, Господи, где Дом Отца?..
Я знаю, Господи, я очень сильная,
Но только сильная не до конца…

Так много строено на почве зыбкой,
И столько горечи, утрат и бед…
Мне снится, Господи, Твоя улыбка
И тихо льющийся вечерний свет…

О как устала я в пути-дороге!
Но радость вспыхнула на склоне дня…
Я вижу, Господи, Ты на пороге.
Ты близко, Господи. Прости меня.

Июль 1949 г. Актюбинск

***
Море света, безмерного света…
Сны взыскующей Бога души…
Как вы тихи, дома Назарета,
Как отрадно в вечерней тиши!

Это небо - его ль мы забыли?
Это небо мы видим во сне,
Благовещенья белые крылья
Трепетали в его глубине.

Но какое дыханье, Мария,
Молодого касалось лица?
И глубокие тайны какие
Открывались тебе до конца?

Море света, безмерного света,
Тишины, не имеющей дна,
А в вечерней пыли Назарета
Небывалой любви глубина.

Август 1949 г. Актюбинск

***
Не Ты ли, Господи? Дорогой длинной
Идти без устали в пыли, в крови,
И вдруг почувствовать в ночи пустынной
Прикосновение Твоей любви.

Сквозь ночи вьюжные, сквозь ночи темные
Идти и мучиться так много лет
И вдруг почувствовать: преграды сломаны,
Ты близко, Господи, и хлынул свет…

И в свете хлынувшем рыданья глуше,
С Тобою, Господи, наедине…
Мою Ты, Господи, всю видишь душу,
Как много темного еще во мне.

Но снова отдано мне детство раннее,
Травы дыхание и дрожь листа,
Такое близкое, такое дальнее,
Такое чистое, как лик Христа.

Август 1949 г. Актюбинск

***
Годы темные, годы суровые,
Пусть вы горькою скорбью полны,
В сердце, вспыхнувшем радостью новою,
Озарились вы светом иным.

Сквозь минувшие годы далекие -
Не слезами ли жизнь залита? -
Смотрят в душу мне очи глубокие,
Все понявшие очи Христа.

Боже, Господи, свет мой единственный,
На рассвете далекого дня
В час, неведомый сердцу, таинственный
До конца полюбивший меня.


Новым взором былое измерила,
И душа поняла, озарясь,
Как в Тебя я, не веруя, верила,
Как молилась Тебе, не молясь.

И сквозь темные годы печальные
Дивный благовест в сердце поет,
И опять песнопенья пасхальные
Воскресение славят Твое.

И сквозь годы страстны́е и стра́стные,
Озаряя сияньем любви,
Смотрят в душу мне очи прекрасные,
Все понявшие очи Твои.

2 мая 1952 г. Большой Улуй

ОБЛАКА
И день и ночь все думаю об этом, -
Любить Тебя, припасть к ногам Твоим…
Горит рассвет над древним Назаретом,
И к облакам плывет неслышно дым…

В Твое окно ударил луч восхода,
Улыбкой Мать уже согрела дом,
И плотник, старый и седобородый,
Уже склоняется над верстаком.

Здесь дом Твой, Иисус из Назарета,
Семья, что благочестия полна,
Ты в ней, как луч таинственного света,
Как незнакомой музыки волна…

Весь пред Тобой Твой путь земной недлинный,
Что быть должно, Ты знаешь наизусть…
А в ощущеньи тождества с Единым
Такая радость и такая грусть.

Какие сны зажглись в Твоей пустыне?
Вот облака, их смене нет конца…
Но там, вдали, за беспредельной синью
Родимый дом. Желанный дом Отца.

Начертан путь. Решенье неизменно,
И чаша здесь. Ее нельзя не пить…
Ты должен стать страданьем всей вселенной,
В единый стон земное горе слить.

Пусть облака плывут за облаками,
Настанет час, и день придет к концу…
И в час ночной, простясь с учениками,
Ты скажешь им, что Ты идешь к Отцу.

Пусть будет боль казаться бесконечной,
И у креста замрет, тоскуя, Мать,
С Всевышним связи сладостной и вечной
Уже ничто не сможет разорвать…

Пусть облака уходят в путь далекий,
Плывут, плывут… В сиянии лучей
Восходит день. Но грустен взгляд глубокий
Огромный мир вмещающих очей.

Задумчив Сын. А Мать не отрывает
Подолгу глаз от милого лица,
И знает все и сердцем прозревает
Весь путь Его до самого конца.

25 сентября 1952 г. Ново-Никольское

***
Я читаю былого страницы
В тихий час угасания дня...
Пусть Тебе не умею молиться,
Только Ты не оставишь меня.

Пусть неясны забытые строки,
В сердце врезан страдания след
И какой-то печальный, далекий,
В грустном небе мерцавший рассвет.

Где он вспыхнул во тьме надо мною,
Свет, зажженный Твоею рукой?
Я была ль за тюремной стеною
Или в дальней дороге морской?

Но в ночи, засиявшей лучами,
Не Твои ли, о Боже, черты,
Взгляд Твой, полный глубокой печали
И глубокой, как жизнь, красоты?

И как музыки дивные звуки,
Отошедших страданий года,
И Твои благодатные руки
Надо мною везде и всегда.

<28 января 1953 г. Ново-Никольское>

***
Ничего без Тебя не могу я,
Все на волю Твою предаю...
Научи же творить Всеблагую,
Милосердную волю Твою.

Выйди ждущему сердцу навстречу,
Снова душу мою призови,
Возложи на покорные плечи
Благодатное бремя любви.

Август 1955 г. Владимир

УЧИТЕЛЬ
(поэма)
Приносили к Нему детей, чтобы Он прикоснулся к ним; ученики же не допускали приносящих. Увидев то, Иисус вознегодовал и сказал им: пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им, ибо таковых есть Царствие Божие. Истинно говорю вам: кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него. И, обняв их, возложил руки на них и благословил их.
(Евангелие от Марка, глава 10, стихи 13-16)

Стремиться ввысь - и с каждою ступенью
Вновь падать вниз, измучившись борьбой...
Прости меня и научи смиренью,
Дай снова стать ребенком пред Тобой.

Дай, отрешась от суетного знанья,
От шума улиц и от пыли книг,
Искать в душе, в забрезжившем сиянье
Такой родной, но позабытый Лик.

Мы все - Твои. Мы все - созданья Бога...
Не все ль равно, кто видел Твой приход?
Дай мне пройти по всем Твоим дорогам,
По склонам гор, где Ты учил народ.

Перенеси сквозь тьму тысячелетий
В далекий край на горную тропу,
Где с матерями маленькие дети
Влились в большую пеструю толпу...

Взбираясь смело с матерью любимой
На гору, вверх, куда народ всходил,
Не я ли шла, дитя Иерусалима,
К Учителю, чтоб Он благословил?

Синело небо над тропою горной,
Сверкало море радостно вдали...
Я в гору шла за матерью покорно,
Не думая, куда меня вели...

Учитель был с кудрявою бородкой.
(На древнего похож ли мудреца?)
Казалось мне, что свет струится кротко
От смуглого, спокойного лица...

Он поглядел, меня как будто зная,
Обняв меня, привлек к Себе слегка.
На голову легла, благословляя,
Прохладная и нежная рука.

И все слилось в единое сиянье,
Проникнув в душу детскую до дна,
И взгляд Его, и чистое дыханье,
И искорки в глазах, и тишина...

В палящий зной повеяло прохладой
От ясного высокого чела...
Я унесла с собой такую радость,
Которую вместить я не могла.

Я вниз спускалась горною тропою,
Над травами порхали мотыльки,
Я уносила радостно с собою
Прикосновенье ласковой руки.

И вдруг остановилась в изумленье,
До глубины души потрясена,
Как будто бы Его прикосновеньем
Природа вся была оживлена.

Синело ярко небо Галилеи,
Сверкало море гладью голубой,
Все сладостней, напевней, все слышнее
Шумел внизу у берега прибой...

Все жило Им и все Его любило,
Он каждой травке был давно знаком,
О Нем с любовью море говорило
Таинственным певучим языком.

Прохладною волною набегая,
Оно о Нем шептало берегам...
Я поняла, Кто солнце зажигает,
Когда оно восходит по утрам.

И полевым цветам благоуханье,
Плодам созревшим сочность их и вкус,
Ликующее птицам щебетанье -
Все подарил Учитель Иисус.

Когда же я, впитав всем сердцем радость,
Шепнула про себя: «Благодарю»,
Он мне прислал с вечернею прохладой
Большую ленту - алую зарю...

Когда ж расположились все на отдых,
С верблюдов снявши их тяжелый груз,
В глубоком небе радостные звезды
Зажег для нас Учитель Иисус.


* * *
А время шло, минувшее сметая,
Но был в душе неизгладимый след, -
Палящий зной, тропа в горах крутая,
Прибоя шум, неизреченный свет...

И радость, непонятная, как прежде,
Но в сердце неизменная всегда,
И детский взор, направленный в надежде
Туда, туда... неведомо куда.

И в день весенний, радостью согретый,
По улицам, сияньем залитым,
Торжественно Пророк из Назарета
На ослике вступил в Иерусалим.

Теснясь к Нему, исполненный надежды,
Народ кричал: «Хвала Тебе! Хвала!»
И расстилал пред осликом одежды
И пальмовые листья постилал.

Свой щедрый свет на город изливая,
Весенние сияли небеса,
И детские, отцов перебивая,
Счастливые звенели голоса.

И я, крича со всеми малышами,
К Учителю спешила моему,
А ослик двигал длинными ушами,
Благодаря и радуясь Ему.

И ехал Он средь радостного шума,
К Нему неслось: «Хвала Тебе! Хвала!»
И грустная торжественная дума
В Его чертах спокойных залегла.

А я узнала взгляд Его спокойный,
И волосы, упавшие волной,
И над толпой, шумящею нестройно,
Повеяло отрадной тишиной...

И вновь в душе запело шумно море,
И склон горы возник в сиянье дня,
И все, что мне отрылось в тихом взоре
Того, Кто знал и Кто любил меня.

И в радости безмерной, несказанной
С народом я бежала и звала,
Кричала я восторженно: «Осанна!
Хвала Тебе, Давидов Сын! Хвала!»


* * *
Не помню я, когда все это было,
Когда погас сиявший в сердце рай...
Мать поутру в тревоге разбудила
И говорит: «Идем скорей! Вставай!»

И я была тревогою объята,
Не ведая, какое горе ждет...
А у дверей правителя Пилата
Толпился в ожидании народ.

И что-то непонятное творилось,
Священники стояли впереди...
И сердце взбудораженное билось
И замирало с трепетом в груди...

Их лица были сумрачны и строги,
И весь народ толпился у дверей,
А сзади жались женщины в тревоге,
Шептались тихо с матерью моей.

И шепот их, исполненный печали,
Касался больно слуха моего...
Там, за дверьми, кого-то бичевали,
Но я спросить боялась их: кого?

Но каждый стон казался сердцу слышен,
В моей груди рыданьем закипал...
Раскрылись двери. И правитель вышел.
И сразу всколыхнулась вся толпа...

Он вывел в багрянице к ним Кого-то,
В терновом, окровавленном венце,
Я увидала кровь и капли пота
На страшно бледном и худом лице...

И я Его узнала - задрожала,
Заплакала в мучительной тоске...
Сгущалась капля крови и бежала
По вздрагивающей трепетно щеке...

О чем Пилат беседовал с толпою?
Я не могла расслышать ничего...
Но вся толпа взметнулась с диким воем:
«Распни Его! Распни, распни Его!»

«Распни! Распни!» - неистово кричали...
Молчал Пилат, как будто бы грустя...
А женщины безумно зарыдали,
И, вскрикнувши, заплакало дитя...

* * *
Его убьют. О, как жестоки люди!
Нельзя спасти. Нельзя остановить...
И Он умрет... И ничего не будет...
Но разве Солнце можно умертвить?

И Он пошел, истерзанный бичами,
Едва живой, не в силах крест нести...
О, солнце, вспыхни яркими лучами,
В последний раз дорогу освети!..

Ведь с Ним умрут в невыносимой муке
И солнца свет, и трепет звезд во мгле,
И моря шум, - и все, что эти руки
Дарили нежно небу и земле...

Мы шли за Ним. Все женщины рыдали
И с воплями молились за Того,
Кто исцелял болезни и печали,
Учителя и Друга своего.

И вся в слезах от скорби непосильной,
Непоправимой, горестной беды,
Смотрела я, как на дороге пыльной
Он оставлял кровавые следы...

А на горе, спаленной солнцем жгучим,
Где сразу смолк тяжелый гул шагов,
Я слышала, Он голосом певучим
Молился громко за Своих врагов.

Но ничего увидеть не могла я,
Все захлестнул горячих слез поток...
И все стучал, все звуки заглушая,
Стучал в ушах жестокий молоток...


* * *
Учитель наш!
В последний раз с Тобою.
Мы скоро все погибнем в темноте...
Как высоко над бурною толпою
Он вознесен, распятый на кресте!

Кого теперь могу на помощь звать я?
Кто нас спасет, когда Он распят Сам?
Он жив еще... В последний раз объятья,
Жалея нас, Он простирает к нам.

Его лицо залито все слезами,
На нем слились предсмертный пот и кровь.
И Он глядит печальными глазами,
В последний раз дарящими любовь.

Свет солнца гас. Какой ужасный жребий!
Но свет любви еще сиял с креста...
И, наконец, погасло солнце в небе,
В шестом часу настала темнота...

Затихло все. Лишь слышалось дыханье,
Распятого, глядящего во тьму,
И сдержанные, тихие рыданья,
То Мать Его приблизилась к Нему.

Но вдруг во тьме раздался громкий голос,
Страдальца крик, зовущего Отца,
И от тоски, как смертный час, тяжелой
Единой болью дрогнули сердца...

И замер крик предсмертного страданья,
Затих во тьме, тоскуя и моля...
А вслед за ним с тяжелым грохотаньем
На месте казни дрогнула земля.


* * *
Была весна. Сияло солнце в вешней
Безоблачной, глубокой синеве...
Я плакала все громче, безутешней,
Весенним утром лежа на траве...

Так вольно за чертой Иерусалима
Дышали солнцем мирные поля,
Такой прекрасной, Господом любимой,
Была вокруг весенняя земля.

Видала я, - Его с креста снимали...
Не может быть, чтоб озарилась мгла!..
Над Ним, Усопшим, близкие рыдали
И мертвого, рыдая, целовали...
Так почему земля не умерла?

Томилась я в неразрешимой думе,
К Кому направлю слезы и мольбы?
Он умер, да! Видали все: Он умер!
Он умер? Нет! О нет! Не может быть!

Не может быть, когда сияет солнце,
Чтоб умер Тот, Кто создал солнце Сам,
Кто дал тепло живительное солнцу
И синеву глубоким небесам!..

Я долго-долго плакала от жгучей,
Немой тоски, не ведая пути...
И чей-то голос сладостно-певучий
Проговорил с любовью: «Не грусти!»

Взглянула я... Так это Ты, Учитель?
Исчезло все, - смятенье, боль и страх...
Он бледен был, но солнечные нити
В каштановых сквозили волосах.

А на руках - кровавый след распятья,
Во взоре - грусть, но грусть Его светла,
И тяжесть мук таинственной печатью
На бледное лицо Его легла.

Но было в Нем победное сиянье:
И тяжких мук, и крестной смерти след,
Кровавый пот, и слезы, и рыданья
В Его лице преобразились в Свет...

Благословив, сияющий лучами,
Он в синеве растаял без следа...
Он отошел. Но не было печали,
Он был со мной отныне навсегда.

И вся земля - Его благословенье,
Она твердит: «Надейся и живи!»
И вся земля - Его прикосновенье,
Его ничем не скованной любви.

И Божий мир раскрылся мне, сияя...
Все ликовало, - листья и трава,
И вся земля, таинственно живая
Непобедимой жизнью Божества.

Мне так легко. Мне ничего не надо.
Прекрасен мир. Бездонна синь небес...
А я храню, а я лелею радость,
Что все живет и что Господь воскрес.

5-6 апреля 1955 г. Алексейково


О Человеке: Людмила Бобровская о Наталии Ануфриевой

Наталия Даниловна АНУФРИЕВА (1905-1990) - русская поэтесса: Поэзия | О Человеке .

О поэзии Наталии Ануфриевой


Среди людей, не покинувших Крым, и не попавших в мясорубку коммунистов, была семья Ануфриевых, в которой росла в те годы очень одаренная девочка Наташа, ни на кого не похожая, с преданной и страстной душой. Ей досталась тяжелейшая судьба, вся ее жизнь - яркий пример внутренней эмиграции. Она писала стихи..."

А по утрам в лесу над снегом белым,
Когда деревья стынут, не дыша,
Как больно знать, что нет совсем предела
Тому, что может вынести душа.

1934, Москва.


Эти строки Наталия Даниловна Ануфриева (1905-1990) написала в годы молодости, но их можно поставить эпиграфом к рассказу обо всей ее жизни, мало с чем сравнимой по трагизму. Она принадлежала к самому несчастному советскому поколению: до нашествия большевиков эти люди не успели еще сформироваться, получить настоящее образование, но очень хорошо запомнили старую Россию, где действовали понятия добра и зла, нравственного и безнравственного, а главное - были аксиомой представления о возвышенном и низменном. Последнее совершенно необходимо не только в искусстве, но и в самой простой обыденной жизни.

У нее не очень поэтическая фамилия, и будь она современницей Ахматовой, то, может быть, взяла бы себе псевдоним, или печаталась под именем Арендт, ведь по линии матери она была внучатой племянницей Николая Федоровича Арендта, врача, на руках которого умер Пушкин. Но ни о каких публикациях не могло быть и речи, хотя она была поэтесса, наделенная Даром Божиим. Ни единая строка не увидела света при ее жизни. Все, чем она жила и дышала, было под глобальным запретом советской власти. И только в 2009 году вышла книга “История одной души”1, где опубликовано большое количество ее стихов и мемуарная проза.

В заглавие книги вынесено название ее воспоминаний. По сути это настоящая исповедь. Наталия Даниловна здесь почти не касается внешних обстоятельств жизни, она пишет в основном о духовных проблемах. Поэзия ее также глубоко личная. Но сама эта личность заслуживает самого пристального внимания.

Наталия Даниловна родилась 26 ноября 1905 года в Петербурге; ее отец был инженером, мать – медсестрой. Вскоре семья переехала в Симферопрль, и Крым стал ее малой родиной. Стихи она начала писать очень рано, и ее заметил Максимилиан Волошин - они были знакомы. С раннего детства она жила напряженной душевной жизнью, была мало похожа на своих сверстников. Вот что пишет сам автор: “…я любила книги про хороших, но несчастных, несправедливо обиженных героев. …В страданиях я видела прежде всего красоту. Вот самое непосредственное и очень глубокое чувство…чем трагичнее была история, тем более острым, захватывающим дух было чувство красоты Оно было как музыка. С такой настроенностью души я очень рано восприняла красоту жертвы и подвига”. Так как ее мать была человеком неверующим, стала такой и Наталия Даниловна. Ее путь к Богу был трудным и долгим. Но жизнь и смерть Иисуса Христа ее покорила очень рано. Вот ее слова: “В Голгофе было все красотою, в ней все принимала моя душа с восторгом и благоговением”. Образ Христа часто появляется в ранних ее стихах.
 
И от радости яркого и простого мгновения
Исчезали все горести… и земная мечта…
Не люби меня рыцарь мой, я иду на мучения,
Я избранница Божия, я невеста Христа.

1923 г. Симферополь.

Это написано в возрасте 18 лет. Невеста Христа – монахиня. Конечно, она могла воочию видеть или хорошо знать, на какие муки шли православные люди в те годы. Но она призывает страдания и муки и в эротических своих стихах. Их было у нее не мало.
Абсолютная внутренняя свобода и откровенность, звучащие здесь, никогда не угаснут в поэзии Ануфриевой, только темы станут другими. Цитирую отдельные строфы:
 
Тонкий стан мой в объятьях сжимал
Над водою застывших болот
Молча губы мои целовал
Опаленный и жаждущий рот.
 
Все равно, я тиха, я молчу.
Крепче, крепче обвейся как змей.
Отдаюсь своему палачу –
Обними, поцелуй и убей!

1923 г, Симферополь.

И еще:
Стелется пламя в степи,
Взгляд твой – сжигающий луч…
Милый, приди, ослепи,
Руки свяжи и замучь!

1924 гю Севастополь.

Эротические стихи были не новостью в начале русского двадцатого века. Их можно найти у наших великих; особенно их много у полузабытой сегодня и знаменитой в свое время Марии Шкапской. Так что начинала Наталия Даниловна в духе традиции. Но что дальше? Напомню, что ее развитие и формирование шли в самые неблагоприятные для этого времена. У неё была блестящая память, она очень много читала, и все хорошо запоминала, даже в старости могла вести интересные дискуссии о давно прочитанном. Любимейшим ее писателем был Достоевский. Но вот Владимира Соловьева она смогла “достать” только под старость, а мечтала об этом десятки лет! В своих мемуарах она воспоминает, с каким восторгом шла домой, прижимая его книгу к груди, в предвкушении предстоящего наслаждения. Как ей сочувствуешь и как больно об этом читать! Ведь и Соловьева, и Бердяева, и Сергия Булгакова она должна была бы прочесть на полстолетия раньше.

И не только их. Да что говорить! О каком общегуманитарном образовании и самообразовании можно вести речь, когда вся настоящая литература не только под запретом, но когда ее чтение становится уголовно наказуемым деянием. Лишь гораздо позже стало понятно, что в России происходит глобальная смена не только власти, но и религий. Только футуристам было по пути с большевиками (конечно, до поры до времени): та же стихия полного разрушения всего “старого”, те же бесконечные бумажные манифесты с мутноватым содержанием, те же нетерпимость и агрессивность. Словом, стихия погрома, уничтожения всего слабого и беззащитного. В такие годы хуже всего детству и юности, хуже всего Наталии Ануфриевой. И вызывает бесконечное уважение невероятная сила внутреннего сопротивления, которую противопоставила Наталия Даниловна всему этому. Ей досталась миссия пронести через весь 20 век то лучшее, что было в старой России. И она эту миссию выполнила.

1917 год сделал нищей всю образованную Россию. На жизнь Наталия Даниловна зарабатывала неквалифицированным или малоквалифицированным трудом. К тому же у нее не было практической жилки, она совершенно не умела устраиваться. (В этом ее можно сравнить с Мариной Цветаевой). Почти всю жизнь она вела нищенское полуголодное существование.

Ей было только 15 лет, когда после эвакуации армии Врангеля ее любимый Крым захватили большевики, и она стала свидетелем массовых убийств совершенно невинных людей. Эту власть Наталия Даниловна ненавидела и презирала до последнего дня жизни. Но вот что странно. В своей поэзии она вообще не упоминает о ней. Она просто не удостаивает вниманием ту силу, что искорежила всю ее судьбу. Ее поэзия отражает истинные, глубокие проблемы жизни и смерти, страдания, любви и свободы. В них не найти даже намеков на ненависть. Вся ее душа на стороне изгнанных, убитых, проигравших.
 
Я молюсь только тем, кто был проклят и продан
Поцелуем Иуды, обжегшем уста.
Мне иная, моя, огневая свобода
Загорелась под знаком Креста.

1924 г. Симферополь
 
Как много в ее ранних стихах пламенных призывов Креста, как много готовности принять любые мучения во имя мечты. И реальность, как это бывает у настоящих поэтов, не замедлила откликнутсья на эти призывы. Первым крестом стала ее первая (и единственная) любовь, которой она отдалась со всей страстностью, всей цельностью своей натуры. Предметом ее стал Константин Владимирович Эггерт (1883-1955)., актер и режиссер, автор таких фильмов, как “Аэлита””, “Ледяной дом”. В свое время он был знаменит. Она увидела его в кино. И если бы, как она пишет, он жил в Париже или Вашингтоне, на этом все бы и кончилось. Но, увы, он жил в Москве, и в 1931 году она туда переехала, бросив работу и родных. Любовь стала для нее трагедией, оказалась безответной, хотя они и были близки физически. Она пишет в стихах, как всегда очень правдивых и откровенных, о его развращенности, избалованности женщинами. И не понимает, “Почему ж для меня ты, как детские грезы впервые, /Как пушистая детская елка, как радостный снег, как мечта /Как мой Ангел-хранитель, иль Архангел, принесший Марии /Благодатную весть о безгрешном зачатьи Христа”. (Москва, 1933 г.).

Наталия Даниловна сама порвала эти невыносимые отношения. Она пишет: “Я полностью освободилась от тяжкого креста изнурившей меня любви, нести который я уже была не в силах. И вместо ожидаемой пустоты я ощутила огромную полноту сердца. Жизнь открыла мне свою тайну: мы никогда ничего не утрачиваем. Все, утраченное нами, остается с нами навсегда в полноте обогатившегося опытом сердца… И тогда я так живо почувствовала в первый раз неуловимую, несказанную лирику жизни…”

Передышка до второго ее креста продолжалась два с половиной года. 25 мая 1936 года ее арестовали. По тому же делу забрали и Даниила Дмитриевича Жуковского (1909 -1938) , сына поэтессы Аделаиды Герцык. Обвинения были весьма трафаретными для того времени: покушение на жизнь вождя, антисоветские высказывания, хранение стихотворений Максимилиана Волошина. Наталии Ануфриевой инкриминировали также и цикл стихов, посвященных памяти Александра Колчака. На допросах оба не скрывали своих взглядов, но нелепое обвинение в подготовке убийства отрицали категорически. В первом же столкновении с реальными муками Наталия Даниловна проявила поразительное мужество. Ее, идущее с детства, ощущение жизни как трагедии не было позой (столь позволительной в юности). Страх она преодолевала. Вот пример ее ответов следователю: “Жизнь идет мимо нас, а если кто хочет в эту жизнь прорваться, то его расстреливают… Мы живем в полном мраке…”

Даниила Жуковского приговорили к расстрелу, ее – к 8 годам каторги. Вначале ее гоняли по тюрьмам: Москва, Ярославль, Горький, Суздаль. С 38 года - район Магадана. Отчаяние, невыносимые условия жизни, страшная тоска - все это было. Но она не считала эти годы выброшенными из жизни, как многие, прошедшие тот же путь. Вот что она пишет: “В больших испытаниях есть какая-то напряженность, какая-то приподнятость чувств, какая-то торжественность. Эта атмосфера, очевидно, не для всех... для моей души она всегда была родной. Недаром Достоевский, этот “жестокий” талант, всегда казался мне праздничным. “ Я поняла. Ни жалобы, ни злобы. Я поняла, что горечь мне сладка”. Даже в тюрьме ее не раз охватывало чувство несравненной полноты жизни.

И я твержу, как давний символ веры
Смотря в окно на хрупкий талый снег,
Что жизнь люблю без края и без меры,
Такой любви не кончиться вовек.

Москва, тюрьма, 1937.
 
А вот что она пишет о своем возможном расстреле.
Все снежно, все чисто и бело…
О, пусть не вернется весна!
Я верю, в суровом: “К расстрелу”,
Глубокая есть тишина.
 
Путь страшный люблю горячо я
И с этой любовью умру…
Гори ж мое сердце свечою
На зимнем холодном ветру!
 
И в скорби предсмертной без меры,
Пронзающей душу до дна,
Есть радость погибших за веру,
Казнимых во все времена.
 
Я верю, я скоро у цели…
И снежные ветры поют
О снежной моей колыбели,
О звездах, о встречах в раю.
 
И жду я, чтоб ветры задули
Последнюю искру огня,
А сердцу смертельную пулю
Так просто, так сладко принять.

1938, тюрьма, Ярославль.
 
А вот их уже везут, как скот, в телячьих вагонах на Колыму. Стоит июнь месяц, в вагонах страшная духота, всех томит постоянная жажда. Но ее душа полна радости:
 
Пусть едем не собственной волей,
О пусть! О, не все ли равно!
Зеленого леса и поля
Пьянит молодое вино…

 
Не камеры тесной молчанье
Где жизни дано отцвести,
Взволнованный бред расстоянья,
Тревожная радость пути…

Июнь 1939 г, вагон.

Поражает смирение, с которым она принимает свою судьбу: Вот ее слова: “…мне ли говорить о жестокости жизни, мне, познавшей милосердие Господа? И возможно ли мне забыть, что многими скорбями надлежит войти нам в Царствие Небесное, и что Господь спасает нас крестом?” Это она пишет уже в старости, подводя итоги жизни. Но вот ее стихи о каторге.
 
Ночь томила гибелью, бедою,
Все чернее становилась тьма..
Но какой печальною звездою
Ты в ночи сияешь, Колыма!
 
Больше нет смятения и бреда,
Я уже предчувствую зарю,
И за все, что Ты мне дал и не дал,
Господи, Тебя благодарю.

Январь 1939, 7-ой километр.

Работы на Колыме были очень тяжелыми: копали землю, чистили рыбу – руки при этом стирались в кровь, зимой при морозе в 30 градусов и сильнейшем ветре чистили снег. Мотивы пурги, метели, бурана постоянно встречаются в ее стихах.
 
И вот опять кругом все было снежно,
Метельный мрак таил начало дня,
И ветер пел. Он пел в ушах так нежно,
Как будто мгла баюкала меня.
 
Мне ветер пел о дальнем мертвом друге,
О том, кто спит до Ангельской трубы…
Теперь душе ночного пенья вьюги
Не отличить от голоса судьбы.

Январь 1939, 7-й километр.

Есть вероятность, что эти стихи посвящены Александру Колчаку, о котором она много писала, и которого помнила и почитала до конца своих дней.

Стихи о России, написанные в 1942 году могут украсить любую антологию об отечественной войне.
 
Россия, о, где ты, Россия?
Пусть ночью кричит воронье…
Во мраке пути роковые
Таят воскресенье твое.
Пусть дом твой врагами разрушен,
Твои сожжены города,
Живую, бессмертную душу
Не смогут убить никогда.
 
И сердце предчувствием новым
Звенит, замирая в груди,
Что путь твой не кончен суровый,
Что слава твоя впереди.

1942, Талон.
 
Очень грустные строки, продолжающие сотни, тысячи слов о непонятной, страшной судьбе, с вечной надеждой на будущее. И конечно она прожила свою жизнь не в Советском Союзе, а в России, которую любила страстно и нежно с раннего детства. Вот как она пишет об этой любви в своем дневнике: “В пятнадцать лет душа пылала экзальтированной любовью к Родине. Мне хотелось перекинуть свое тело, как мост через пропасть, чтобы по нему прошли войска. От этой мысли душа замирала в восторге” (стр.167). В старости она говорила: “Если бы в 36-м году мне предоставили выбор—навсегда покинуть Россию или пройти мой крестный путь по лагерям и ссылкам, - я выбрала бы последнее”.

В 1946 году ее выпускают и разрешают уехать в Феодосию к матери. Там был голод и холод. Это был второй настоящий голод в ее жизни – первый она пережила в 1921 году в Симферополе. Тогда ее бабушка призывала всю семью к самоубийству, это было легче, чем умирать от голода. К счастью, всем удалось выжить. Здесь, в Феодосии, ее мать так же умоляла дочь умереть вместе. По карточкам выдавали мизерное количество хлеба, работу Наталия Даниловна нашла не сразу. Мать выжить не смогла и умерла у нее на руках в том же году от истощения в возрасте 61 года.
 
Ты далеко. А может, ты повсюду.
И близко ты. И ждешь, меня любя.
Моя любовь не совершила чуда.
Прости меня. Я не спасла тебя.

Весна 1948, Феодосия.

Жизнь на свободе продолжалась два года. В 48-м году ее арестовывают снова и отправляют в ссылку, на этот раз в Казахстан. Вначале это был Актюбинск, затем Красноярский край. (Еще один крест!)
 
Снова сердце в тревоге бессонной..
Ты горишь ли, моя звезда?
Снова тягостный бред эшелонов.
Ночи, тюрьмы, гудки, поезда.

Июль 1949, Актюбинск.

Стихи второй тюрьмы и ссылки - вершина духовной, религиозной поэзии Наталии Ануфриевой. Наступило время, когда она осознанно стала глубоко верующим человеком.
Момент, который пришел, как озарение, она описывает в своих воспоминаниях: “Была уже ночь… Необыкновенно радостные, возбужденные мысли бродили в моей голове… И вдруг вспыхнуло ослепительное мгновение: Христос—Красота. … Не символ красоты, а сама Красота. В то ослепительное мгновенье. … Сам Господь сошел в мое сердце. …Когда слабело это радостное присутствие Господа, … тогда душа грустила и тосковала в разлуке, и я звала и ждала возращения Господа. …На протяжении двух с лишним лет жизнь моей души была только лишь сменой радости и скорби, чувством живого присутствия Господа и тоской от ощущения разлуки с Ним”.
Вот два стихотворения, отражающих эту смену внутреннего состояния.
 
Море света, безмерного света,
Сны взыскующей Бога души…
Как вы тихи, дома Назарета,
Как отрадно в вечерней тиши!
 
Это небо – его ль мы забыли?
Это небо мы видим во сне,
Благовещенья белые крылья
Трепетали в его глубине.
 
Но какое дыханье, Мария,
Молодого касалось лица?
И глубокие тайны какие
Открывались тебе до конца?
Море света, безмерного света,
Тишины, не имеющей дна,
А в вечерней пыли Назарета
Небывалой любви глубина.

Август 1949, Актюбинск.
 
Господи, спаси, дай веры!
Где Твой лик, исполненный огня?
Вновь туман колеблющийся, серый
Наплывает на меня…
 
А над миром жаркое дыханье,
Властное дыханье Красоты,
В блеске вод и листьев трепетаньи,
Господи, Твои черты…
 
Но в сиянье мира несказанном
Тайной скорби темная струя,
В нем горит трепещущая рана
Господи, любовь Твоя.

25 июля 1953, Большой Улуй.

И как это всегда бывает, вслед за внутренним потрясением стали меняться внешние обстоятельства жизни. Наталия Даниловна стала жить в селе, где была маленькая церковь, и там шли богослужения. Рядом появилась монахиня, с которой можно было говорить, нашелся человек, даривший ей духовную литературу. Она совершенно иначе стала относиться к Достоевскому, и написала о нем статью. И в душе постоянно звенели стихи.
 
Пройдут в тиши, о Господи, года,
Решится спор неверия и веры,
И все навек потонет без следа
В Твоей любви без края и без меры.
 
Твой светлый лик во всем я узнаю,
Гляжу на мир прозревшими глазами,
Я Божий мир, прекрасный мир залью
Моей любви горячими слезами.
 
Но знаешь Ты, о, знаешь только Ты,
Какой ценой дается нам бессмертье,
И для Твоей познанья Красоты
Какая боль мне выковала сердце.

3 июня, Большой Улуй.

Ее поэзию этих лет можно сравнить с духовными стихами Александра Солодовникова, в 30-40 годы также отбывавшим свой срок на Колыме. Но он был старше, успел сложиться до революции как личность, два года воевал в армии Деникина, и то, что все-таки остался жив, конечно, чудо. Он был верующим с самого детства, и его поэзия говорит о внутреннем очень устойчивом духовном опыте. Сомнения, отчаяние – все это выносится за скобки, читатель узнает лишь результат. Вот пример, в котором слышно библейское мужество Иова:

Как дерево в саду Ты подстригал меня,
Побеги счастья срезав, им не дав развиться.
Угас ребенок мой, что был мне краше дня,
Рассыпалась семья, и вот я сам в темнице.
Но я люблю Тебя, Отцовская рука,
Мне наносящая пронзительные раны,
И сердце полнит мне блаженство, не тоска.
Люблю Тебя, люблю,
И в гимнах славить стану.

 
Наталия Ануфриева раскрывает эмоциональный процесс, ее строки полны живого трепета самой жизни:

Я читаю былого страницы
В тихий час угасания дня…
Пусть Тебе не умею молиться
Только Ты не оставишь меня.
 
Пусть неясны забытые строки.
В сердце врезан страдания след,
И какой – то печальный, далекий,
В грустном небе мерцавший рассвет.
Где он вспыхнул во тьме надо мною,
Свет, зажженный Твоею рукой?
Я была ль за тюремной стеною
Или в дальней дороге морской?
 
Но в ночи, засиявшей лучами,
Не твои ли, о Боже, черты,
Взгляд Твой, полный глубокой печали
И глубокой, как жизнь, красоты?
 
И как музыки дивные звуки
Отошедших страданий года,
И Твои благодатные руки
Надо мною везде и всегда.

28 января 1953 г, Ново-Никольское.
 
После освобождения в 1954 году (реабилитации она добилась в 1957-м) Наталия Даниловна могла бы жить под Москвой в селе Алексеево, у близких друзей ее родственницы Ариадны Арендт. Но там не было церкви. И она выбрала Владимир с его знаменитым Успенским собором, богослужения в котором не прекращались. Здесь она впервые исповедовалась и причастилась. Началась совершенно новая жизнь. Она стала постоянной прихожанкой храма, где у нее появилось много друзей. Поселилась недалеко от него в крохотной халупе, которая почти не отапливалась – она грелась утюгом и керосинкой. Зарабатывала гроши на фабрике игрушек. Но ей регулярно высылали деньги Ариадна Арендт, подруга детства Наталия Темникова, ставшая профессором рижского университета, и крестник Володя Гумберт. Этого хватало на скромную жизнь. Зимой приезжала в Москву погостить у Арендтов. Там увлекались теософией, и поэтому она никаких христианских бесед не вела, а, главное, не читала своих стихов. Вот что пишет Елена Арендт, невестка Ариадны. “Я хорошо помню ее серые глаза, не сходившую с губ улыбку и громкий заразительный смех. Она любила пошутить, а шутки свои часто переводила в стихи. Я тогда и не знала, что она настоящий поэт”. И дальше: “В Москве у нашей владимирской гостьи много подружек, с которыми она перезванивается, договаривается о чем-то и, надев неимоверной тяжести пальто и немыслимые башмаки с галошами, отправляется в московские храмы или в гости. …Ее страстью были книги”. По мере погружения в церковную жизнь она стала все реже и реже писать стихи, а вскоре поэзия и вовсе ее оставила. Но дан ей был другой дар взамен: слезы во время молитвы.

В 60-е годы поэтесса начала писать мемуары – исповедь, которую я многократно цитировала. В книге опубликованы лишь фрагменты огромной, 500 страничной рукописи, которую она несколько раз переписывала. О многих фактах своей биографии Наталия Даниловна пишет очень коротко, имена зашифровывает, о некоторых событиях не говорит вовсе. Как и в стихах, она ни единым словом не упоминает ни власть, ни политику. Нет и эзоповского языка. Ее интересуют те проблемы становления и развития человеческой личности, которые важны везде и всегда. У нее высочайшие нравственные ориентиры, опираясь на которые она беспощадна прежде всего к себе самой. Например, она считает себя виновной в смерти матери. В какой-то момент, измученная постоянным голодом и пронизывающим холодным ветром на ночной работе, она теряет волю.

Приходит апатия, исчезает то внутреннее напряжение, благодаря которому только и можно было выжить обеим: “…не хватило у меня силы для совершения чуда, а это значит, для меня это было совершенно ясно в то время, что у меня не хватило любви”. Вспоминая об уголовницах на каторге, она никого не осуждает: “Какой страшный, удушливый мир! …хриплые, грубые голоса, бесстыдная ругань, истерические выходки, дикие, жестокие нравы… они.. были тяжело, может быть порой и неизлечимо больны, эти бедные, искалеченные души”. Рассказывая о своей жизни во Владимире, Наталия Даниловна вспоминает: “…обедала я обычно в разных столовых. Там иногда бывали подвыпившие люди, иногда совсем пьяные. Они казались мне олицетворением грубо чувственного, темного мира, людьми, попавшими под власть темных сил. И этим я как бы осуждала их, …отмежевывалась от них, не понимая, насколько я причастна сама всему тому чувственно-темному, что отталкивало меня в этих людях. потом (я) сумела взглянуть на этих людей по-иному, более мягко и человечно”.

Но главная тема ее мемуаров – сущность духовной жизни Ее, конечно, долго мучил вопрос, так беспощадно поставленный Иваном Карамазовым в главе “Бунт”: если Бог всемогущ, то почему всюду побеждает зло. Ответ на этот вопрос она нашла не у философов, а в глубине собственного сердца: человек создан свободным. Он сам выбирает между добром и злом. Путь добра чрезвычайно труден и опасен, путь зла легок и заманчив, именно поэтому он так часто побеждает. Но она поняла также, что в жизни есть и тайны и таинства, не объяснимые рациональным путем, что ни Ветхий, ни Новый Заветы не должны отвечать на все вопросы. “Раньше я жадно стремилась к философии, к умственным разрешениям моих религиозных сомнений, мне казалось, что в философии могут быть найдены ответы на всё. Теперь я на слишком многое не нашла ответов…Теперь я говорила: “Да, неясно. И пусть неясно. Но все яснее становилось зато, что живешь не одними мыслями, а чем-то другим, гораздо более сильным и непреложно живым. И это несказанно живое есть наша таинственная жизнь в Церкви”.

Она осмысливает всю свою жизнь и чувствует всей душой, что самое драгоценное, что у нее есть – это все ее прошлое. Ведь Господь призывал ее всегда. В 14 лет она писала: “Чем глубже мрак, тем ярче просветленье”, и в старости понимает: “…должен был сгуститься мрак до предела, чтобы как можно ярче просиял для меня потом свет. Может быть, так испытывал Господь меру моего терпения, моей покорности, меру моей любви к Нему”.

Еще в последней ссылке она написала чудесное стихотворение о старости. Привожу только одну строфу:

Улеглась суета, и страстей отпылали пожары,
Скоро, может быть, жизнь одинокой свечой догорит…
О, приди же ко мне, о, приди лучезарная старость,
И печальный мой путь ясным светом твоим озари.

3 июня 1953 г, Ново-Никольское.

И старость ее стала поистине лучезарной, хотя пришли болезни: ей вырезали раковую опухоль, а перед смертью она долго пролежала в параличе после второго инсульта. Но до последних дней всем интересовалась, читала, смеялась, шутила. Жила в духовной тишине и радости. К тому времени у нее была собственная десятиметровая комната в общей квартире, и она смогла наслаждаться благами цивилизации – отоплением, горячей водой. Это был предел того комфорта, который дала ей жизнь. Ухаживали за ней соседи по дому, дети и внуки ее церковных друзей,. иногда приезжали друзья из других городов. Она умела любить людей и люди отвечали ей тем же.

Вот последнее (или одно из последних) ее стихотворений, когда она уже давно не писала стихов:

Не голос Твой. Не образ Твой. Не лик.
Нет даже бледной мимолетной тени…
И никогда не выразит язык
Таинственных Твоих прикосновений.
С Тобой плывут и тают облака,
Цветут сады, блестят на солнце реки…
А без Тебя – бездонная тоска,
Тоска неутолимая вовеки.

Март или апрель 1965, Великий Пост, Владимир.
 
Она умерла 13 декабря 1990 года. После нее остался большой архив - несколько сот стихотворений, мемуары, которые я цитировала, литературоведческие и богословские труды (последнее - в лубянском архиве). Многое из этого сохранили семья Арендтов и ее крестник Владимир Гумберт. Отпевали ее в Успенском соборе и похоронили на новом владимирском кладбище. Но вот, что пишет поэт Евгений Данилов, один из составителей книги и автор предисловия к ней: “Во Владимире… мне захотелось отыскать могилу Наталии Ануфриевой… Ходил, искал - да где там! Затерялась могила поэтессы среди тысяч и тысяч других русских могил. Но не затерялась ее блистательная поэзия. Ибо рано или поздно все выходит на свет Божий из-под глыб Русской катастрофы”.

Источник: ЖУРНАЛЬНЫЙ ЗАЛ   .


 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ