О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович ( род. 1957)

Интервью    |   Аудио
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
Петр Маркович АЛЕШКОВСКИЙ (род.1957) - писатель, историк, радиоведущий, телеведущий, журналист: Интервью | Аудио | Фотогалерея.

Петр Маркович Алешковский сын историка М.Х. Алешковского и искусствоведа Н.Г. Недошивиной, племянник писателя и барда Юза Алешковского. После окончания школы с углубленным изучением английского языка, в 1974 Петр Алешковский поступает в МГУ на исторический факультет (кафедра археологии). Шесть лет участвовал в работах по реставрации памятников Русского Севера: Новгорода, Кирилло-Белозерского, Ферапонтова и Соловецкого монастырей.

В середине 1980-х Петр Алешковский круто меняет свою жизнь. По его словам, он «ушел из академической науки, она, как он убедился, только и плодила мифы». Обращение к литературе, к творчеству было верным выбором: «Избавление, если оно и приходило, то лишь в момент прикосновения к бумаге, где жизнь не жизнь, где нет границ, свобода не меряна, а чувства, плещущего через край, нет смысла стыдиться». Петр Алешковский печатался в журналах «Дружба народов», «Юность», «Волга», «Октябрь», «Согласие» и др.

Книга «Жизнеописание Хорька» вошла в короткий список премии «Русский Букер» (1994).

Книга «Рыба» вошла в короткий список премии «Русский Букер» и в длинный список премии «Большая книга» (2006).

Книга «Крепость» стала победителем премии «Русский Букер» в 2016 году.

Петр Маркович АЛЕШКОВСКИЙ: иньервью

Петр Маркович АЛЕШКОВСКИЙ (род.1957) - писатель, историк, радиоведущий, телеведущий, журналист: Интервью | Аудио | Фотогалерея.

«В ИСТОРИИ НЕТ БЕРЛИНСКОЙ СТЕНЫ»

- Вопрос, наверное, самый странный из тех, что можно задать историку: история - точная наука?

- История - наука, конечно, точная. Но начну все-таки с другого. Я на "Радио России" веду передачу о науке. Недавно у меня был ученый-сомнолог, который целый час без остановки, не давая вклиниться, обожая свою науку, рассказывал про то, что знает о его предмете современная наука. Под конец махнул рукой и сказал: "Да, ни черта мы про мозг не знаем!" Этот подход кажется мне самым важным в любой науке. Есть факты, эксперименты, против которых возражать невозможно, бывает, интуиция оказывается важнее казалось бы достоверных фактов. С историей то же самое. Геродот - это, конечно, тоже история, автором очень много проезжено, просмотрено, прощупано, собрана масса мифов и легенд, рассказов, свидетельств - так постепенно наука и развивается. В истории как точной науке есть очень четкие вещи - критика источников, это главное, чему начинают учить на истфаке с первого курса. Когда ты начинаешь понимать, что дошедшая до нас летопись - сколок предыдущей летописи, и сколок еще предыдущей летописи, что она - коллективный труд, в который взяли не все, а что нужно. И, что особенно важно - очень часто история пишется победителем, и, таким образом, затираются правильные сведения. Как, скажем, убиение Бориса и Глеба, всегда приписываемое Святополку Окаянному, хотя, как мы догадываемся сегодня, сделал это Ярослав, он тогда победил и списал все на Святополка. Так было выгодно.

Да, есть факты, которые невозможно проверить. Но - есть вещи, которые можно встроить, не в плохом смысле слова, а сопоставить, домыслить, понять. История - не археология. В археологии, если, раскапывая курган, что-то проглядел, не зафиксировал - все, ты уже больше не вернешься. Закрыто. А история все время ищет всевозможные способы проверки и подтверждения: боковые ходы, новые инструменты, неожиданные взгляды. Например, появляется статистика, которая очень много может дать. Скажем, в исследовании столыпинской реформы. Михаил Абрамович Давыдов, который недавно написал замечательную книгу "Реформа Витте - Столыпина", как раз опирается на статистику. Оказывается, доводы леволиберальных историков, о том, что Столыпин - убивец и точка, можно оспорить. Именно статистика говорит о том, что реформа-то пошла, и если бы не война, если бы не революция, мы бы имели другую Россию. Но "если бы" в истории не работает. Любой ученый стремится к истине, но любой ученый всегда подходит к истине, и никогда до нее по большому счету не добирается. Поиск истины и приближение к истине, я могу сравнить только с познанием Бога.

- Значит, все-таки не очень-то и точная?
- Тут смотрите, что получается: люди любят почитать что-нибудь историческое - про подвиги, интриги, великих людей, людям не очень-то и важно, было такое - не было, так было или совсем иначе. Про них мы и говорить не будем. А история, безусловно, такая же точная наука, как и математика, но попробуйте сказать это математику! Отсюда мы переходим моментально и стремительно к академику Фоменко, который сошел с ума, который считает, что история - наука не доказательная, а математика - доказательная. А самый худший вариант - это, конечно, четырехклассного образования человек Задорнов, который начинает объяснять нам, что слово "радоваться" происходит от славянского "ра - бога солнца!". Какая дикость, когда в некоторых книжных магазинах на полках "История" все забито трудами Фоменко и фоменковцев. Хотя на полках с таким названием должны стоять труды серьезных ученых. Или ответственных писателей. Вот, кстати, призываю всех прочитать книжку "Вилы" Алексея Иванова - про русский бунт, про восстание Емельяна Пугачева. Книга замечательна ровно тем, что бунт крестьянской войны или казачьей войны, гражданской войны, кошмар этой войны описан Ивановым действительно здорово. Там он старается оценить и понять любую сторону. Это пример честной и умелой работы с материалами, осмыслением, объемным взглядом. "Вилы" - в том числе и история Оренбургской комиссии, которая перед Пугачевым захватывала земли, подчиняла местные народы, уничтожала их деревни и святилища. Не удивительно, что все они встали на сторону Пугачева. История всегда повод задуматься. Например о том, что можно жить как-то иначе, не подчинять мечом и огнем, а искать мирные решения. В агрессивных стратегиях расширения территории очевиден рок, который несет с собой империя. А империи всегда разваливаются и наша развалилась у нас на глазах. Когда государственная машина начинает ломить, ломать, с государством не поспоришь, кроме революции. К чему она приводит, мы тоже видели. Ответ и, решения тоже можно искать и находить в истории - почитайте какие-нибудь древнеиндийские тексты, очевидно же - хорош государь тот, который дает людям жить, и заботится о людях.

История - табуретка, на которой сидишь, потому что табуретка - вещь крепкая, но только в том случае, когда она хорошо сделана, Я, наверное отвлекся, тема слишком острая и болезненная.

- Дальше будет еще острее. "Территория прошлого" - и давнего и совсем недавнего - превращается в минное поле. Это только сейчас или так было всегда?
- Только в моменты, когда общество психически нездорово, когда общества очень раздергано, очень напугано, не объединено - история становится зоной повышенной опасности. Тогда нужны вожаки-маяки, нужен некий... Данко.

- Ваш роман называется "Крепость". В нем есть значимая для сюжета реальная крепость - фортификационное сооружение, которое защищает от врагов, помогает спастись в лихое время, сейчас это памятник. Но есть и второе значение, возможно, сейчас основательно подзабытое - крепость человеческая, крепость духа, воли, веры.
- Это значение не на поверхности, а для тех кто чувствует, хочет понять замысел и оценить исполнение.

- Оценить - оценили, роман "Крепость" в коротких списках самых престижных литературных премий. А насколько поняли?
- Про то, как живет современная деревня, конечно, поняли. И про то, как историю, археологию делают бизнесом. Лишь в самом начале один проницательный рецензент зацепился за "пустую прослойку". Есть такой археологический термин - наверное, это главное для меня в романе. Я считаю, что мы сейчас живем во время "пустой прослойки" после Сталина. Она начинается с революции - Гражданская война, ГУЛАГ, Финская, Великая Отечественная - все это те колоссальные человеческие потери, утрата генофонда, культуры, культурных навыков, культурных традиций... Что можно противопоставить навалившемуся на нас бескультурью - крепость, внутреннее сопротивление, внутреннюю рефлексию. Знания, а не фоменковщину. Не бескультурье, а культуру. Больше нечего. Это большое оружие. Это главная база. Это главный костяк. Кому-то нужна религия, кому-то она не нужна. Здесь я абсолютно толерантен, хотя себя мыслю христианином и православным. Все вместе - та культура, за которую мы должны хвататься как за последнюю соломинку. И это составляющее моей книги.

- Герой "Крепости" археолог Иван Сергеевич Мальцов пишет книгу о Золотой Орде во снах-видениях видит себя древним монгольским воином. Зачем "роман в романе"?
- "Монгольские главы" нужны, чтобы понять - в истории никогда не было Берлинской стены, правда была великая китайская, но о ней все и так знают. В какой-то момент, во время холодной войны она возникла, но это такой мелкий, незначительный кусочек истории человечества. Проблема в том, что мы до сегодняшнего дня все еще пытаемся, а сейчас все больше и больше, отделять себя от других пространств- государств, культур. Другие пространства никогда не были отделены и от Руси - древняя Русь, средневековая Русь, Русь Петра I - всегда была замешана на разных веяниях и влияниях. Сколько было иностранцев при Петре - знаем. А сколько было иностранцев при Московском доме Калиты? Их было полно! Кроме Рюриковичей и Гедиминовичей, которых порубил Иван Васильевич Грозный, чтобы не было удельных князей, чтобы больше не существовало крови равной ему. Татар, перешедших сюда - была масса. И все это те мигрантские процессы, те перемешения крови, которые, видимо, задуманы Богом. Да, да, именно так! Чтобы не было вырождения, чтобы кровь постоянно обновлялась!

- Ваш герой едва ли не единственный совестливый человек в романе, при том - самый несчастный. Он делает открытие, находит "отрывает" древний храм, а его - зарывают, в буквальном смысле на месте открытия. За что вы его так?
- Конечно, это еще и метафора. Он гибнет, и - побеждает. Я бы не сказал, что это проигрыш. Пробегает искра - прикосновение в вечному, к истине. Знаете, ведь в смерти, в кажущемся поражении может быть источник силы. Я недавно встречался с читателями в Мурманске. Там есть страшный памятник - место, где два года держали немцев, не дав им пройти более двух километров вглубь. Там только камни и мелкие березки - не спрячешься. Окопы по колено, камень не продолбить. Попадаю туда, в эти камни, в это мрачное темное небо, темное, обелиск, на котором тысячи имен. Раньше это место называлось "Долина смерти", теперь переименовали в "Долину славы". Хотя "Долина смерти" куда более славное название, и правильное. Потому что люди-то знают, что это место смерти. И эта смерть делает убиенных там славными героями. А когда это пытаются замазать веселенькой краской, кровь все равно проступает. И ощущение возникает щемящее, такое, какое должно быть в этом месте. Но как же не чутко все, какая "Долина славы"... Слово свое дело делает, слово ломит часто. Вот в чем вся штука.

- После "слова, которое ломит" уместно спросить: слово слова, книги могут изменить мир или существенно повлиять?
- Нет, изменить мир не может ничего. Разве что, Библия, Коран, Тора изменили мир, но мы говорим не о религии, а о книге. Книга может изменить человека, мою вот жизнь изменили книги. Мою жизнь с детства изменило слово, и до сих пор, я читаю каждый день. Часто барахло, потому что полагается по работе, но читаю. Книги развивают другую часть мозга, нежели компьютер и телевизор. Доказано. Если бы я не читал книг, был бы совсем другим человеком. Мама моя, которой всю жизнь ставлю памятники и благодарю за "тяжелые” детские годы без голубого экрана, сказала, что телевизор в семье появится тогда, когда брат, который на восемь лет младше меня, поступит в университет. Я телевизор не видел всю свою юность. И благодарен ей, низкий поклон за это.

- В уже совсем дальнем 90-м году Венедикта Ерофеева спросили: какие беды сейчас самые главные для России? Венечка ответил...
- Может быть, я не буду слушать, что он ответил и мы сравним?

- Отличая идея, сравним!
- Я всей нашей беседой ответил на это, но повторю еще раз: невероятная потеря культуры, пренебрежение культурой.

- Потеря - по отношению к чему-то?
- Представьте сито, в котором мука держалась. Потом вдруг машина тронулась, оно затряслось и все начало сыпаться. Мы все трясем, трясем, а ведь конец близко. Первое - потеря культуры. Второе - абсолютно связанное с этим, потеря науки. Это взаимосвязано, это продолжение потери культуры. Все остальное - восполнимо. Когда культура, когда наука на должном уровне, тогда в обществе согласие, люди говорят на одном языке, тогда и понимание правильное экономики, и позиционирование себя в глобальном мире...  Давно известен афоризм: история никогда никого ничему не учит. А должна бы. А что Венечка Ерофеев ответил?

- Дурость и невероятная жадность.
- Это и есть то же самое. Культура предполагает и бессербреничество, и спокойствие, и щедрость. Поэтому бескультурье - это всегда жадность и непорядочность. Хапнуть любой ценой, как водится. Отвратительно.

- И напоследок - цитата из недавнего интервью Андрея Битова: "Я думаю, что писательство - это просто неспособность ни к чему. Если ты ни к чему не способен, то стань писателем..." Что скажете?
- Категорически не согласен с его жеманным ответом. Мне кажется, что писатель - это колоссальная ответственность, в первую очередь. Ровно потому, что слово не воробей. И все. Точка.

Текст: Клариса Пульсон
Источник: Российская газета - Федеральный выпуск №7143 (275).

«КУЛЬТУРА ОКАЗАЛАСЬ В КЛЕЩАХ, НО ВЫЖИВАЕТ»

- Как вы относитесь к выходу литературного Нобелевского комитета за рамки «канона» в последние пару лет? Все-таки писатели были разные, но впервые премию вручают сначала за нон-фикшн, а потом за тексты песен…

- Мне больно слышать от вас, что Света Алексиевич - писатель нон-фикшна! Она продолжает славную традицию наших писателей, которых немного, которые писали о войне честно. Многие годы собирать материал, а потом его компоновать и собирать — я бы не сказал, что это не работа писателя. Это работа писателя и режиссера, и не случайно на Западе так много постановок в театре по ее работам. Кто вообще сказал, что литература должна быть одноплановой? Алексиевич, на мой взгляд, блестящий писатель. А что касается Дилана, возможно, правы те, кто говорит, что стоило дать Коэну, потому что он более литературоцентричен, чем Боб Дилан. Мы с вами не представляем себе, что значат lyrics для англоязычного мира. Скажите, можно было бы дать Нобелевскую премию Джону Леннону?

- Ну, если можно Дилану, значит, можно и Леннону.
- Ну а если бы не было Дилана? Леннон изменил отношение к лирическому стихотворению, которое поется? Вот, пожалуй, и Дилан сделал нечто подобное. И вообще, не нам судить Нобелевский комитет. Да, не каждый год они выдают нам хорошего автора. Да, там есть политика. Но то, что в последние годы туда попали такие люди, как Памук и великий Кутзее, говорит о том, что там люди работают. Если они хотят изменить угол зрения на литературу - это ли не прекрасно!

- Переходя от новаций к традициям: как вы, с вашим бэкграундом археологии в МГУ и реставрации памятников, относитесь к сегодняшнему буму установки памятников в Москве? Начиная с Абая Кунанбаева на Чистых прудах, творчества Церетели и Щербакова, и заканчивая самыми последними - Плисецкой в образе Кармен на Дмитровке…
- Если быть совсем точным, то последним был князь Владимир на Моховой. (Улыбается.) Понимаете, искусство скульптора, наверное, самое сложное из всех пластических. Безоговорочно великих скульпторов очень мало. В Риме существует памятник Камилло Кавуру, который объединил Италию. И сами итальянцы называют его «писсуар для гигантов». То, что в глаза бросаются Плисецкая, Высоцкий и Окуджава - это, по большей части, неудачи. Это, конечно, на мой взгляд человека, с детства приученного глядеть на произведения искусства. И то же самое с Владимиром: конечно, это политика. Он был язычником с гаремом, а потом вдруг крестил Русь. Значение - безусловное. Памятник - никакой. Конечно, памятник должен был быть высоким, извернулись, чтоб ЮНЕСКО не выключило Кремль из списка Всемирного наследия. Это вопрос вкуса, а памятники ставят, не ориентируясь на вкус, а по суровой политической необходимости. Поэтому Абай - ну, пусть будет Абай. «Баллада о Сталине», которую он написал, - это ужасно, и я буду к этому всегда относиться как к напоминанию о сталинизме. А как будут относиться другие? Да просто не будут замечать. Что, замечают Ганди и де Голля, которые стоят в Москве?

- Ну, по крайней мере иногда бурно освещается само открытие. Например, когда какой-то очередной памятник ставит - или открывает выставку, или проводит фестиваль - Российское военно-историческое общество во главе с министром культуры Мединским. Как вам кажется, просветительские инициативы априори обречены на провал, если они казенно-официозные? Или все-таки, пусть побочно, они могут популяризировать историю?
- Просветительские инициативы - это прекрасные слова. Обществу нужно рассказывать о его истории. Но военно-историческое общество, председателем которого сегодня является господин Мединский, просто играет в солдатиков. И является, на мой взгляд, глубоко антикультурным. Людям, которые хотят хорошего, забивают голову на тему того, что мы такие великие и сейчас всех шапками закидаем. Ведь кидались уже - и получили два года отступления. Учились воевать на костях людей. И об этом надо говорить. Самое главное - это ведь не приклеить на машину стикер, где серпасто-молоткастый нагибает и насилует человечка с фашистской свастикой и надпись «Можем повторить»…

- В их терминологии, кстати, пропаганда гомосексуализма!
- А это ради бога. Когда им надо, они все что угодно могут пропагандировать. Так вот, главный лозунг должен быть: «Это не должно повториться!». И вот это делает Светлана Алексиевич, и вот за это ей дали Нобелевскую премию. А ее называют очернительницей… Я, кстати, не все ее книжки могу читать. Но это не значит, что они не очень важные в мировом контексте. Литература бывает гламурная, когда сладенько посапываешь на диване - замечательно, должна быть такая. Но бывает и сложная, когда ты вживаешься в текст, и наконец он тебя побеждает, как, например, Томас Манн. А бывает литература абсолютно шокирующая, после трагедий XX века. Тогда этот шок либо ты переживешь и избавишься от него, либо загонишь боль глубоко внутрь. Когда Прилепин выдумывает Соловки и говорит, что изначально они были выдуманы, чтобы перевоспитать - это ложь. Концентрационный лагерь всегда создается только для того, чтобы людей уничтожать. Лихачеву, например, повезло, а Вавилов - другой великий гений - умер от пелагры и полного истощения. Разве это можно забыть? Ведь это настоящие мученики, святые.

- А Николай Второй - тоже настоящий святой?
- Он был хорошим семьянином и очень плохим царем. В этом и была отчасти беда страны. В те годы действительно сложилась ситуация, когда «верхи не могли», и этим воспользовались очень умные и целеустремленные большевики. Подлогами, обманами - так часто творится история, и этого уже не изменить. Хотите считать его святым? Считайте. Для меня он невинно убиенный. Этого было бы достаточно, если бы он не был знаменем и иконой для тех, кто не понимает хода истории и не рефлексирует. И вот тут необходимы просветительские проекты.

- В «Русском репортере» и на «Радио Культура» вы как раз занимаетесь примерно этим?
- Я попал в «Русский репортер», когда он только возникал, меня позвали писать колонку. Я сказал, что колонку писать не умею и предложил вместо этого писать рассказы. «Попробуй», - сказали мне в редакции. Я попробовал, рейтинг был ого-гошный. Параллельно я еще ездил в командировки от них, и так родилась книжка рассказов, еще книжка, куда вошли очерки про Сахалин и про Армению. Потому что я очень четко понимаю, что Москва, Париж, Лондон - это не страна. Страна - это то, что за околицей и замкадьем. А тем более наша страна - бесконечная. Литературные критики ее не знают и боятся.

- Кого из русскоязычных или иностранных авторов читаете сами?
- Вон, видите (показывает на метровую стопку книг на столу в углу комнаты), это небольшая часть. Я все время читаю, потому что веду передачу про книжки на радио. Хороших книжек очень много. Вот, пожалуйста, история Себастьяна Хафнера, которую наконец перевели, и издал «Иван Лимбах». История немца, который в 1938-м году эмигрировал из Германии, а потом вернулся - такой борец с нацизмом, ровно то, о чем мы с вами говорили. Очень ценю и люблю Кутзее, местами Памука. Абсолютно восхищен последней книгой Барнса про Шостаковича - «Шум времени». Книжек много. Если в году 6-10 хороших книг - это значит, что он удался. Я не считаю, что в литературе все трагично. А вот распространение книги, как она доходит до читателя - это колоссальная проблема. У нас сегодня происходит монополизация рынка, мелкие издательства не выдерживают конкуренции, и это не только наша проблема, а общемировая. Это проблема времени. Культура оказалась в таких клещах, но выживает и выживет.

- То есть разговоры про то, что вот-вот умрет то роман как жанр, то бумажная книга как вид, то что-то еще в этом роде - беспочвенны?
- Ну, понимаете, потоптаться на костях всегда выгодно. Всем падким до жареного этого хочется, это нормально.

- Из-за чего вы можете поссориться с друзьями или «забанить» кого-то в соцсетях?
- За тупое ватничество или за высокоинтеллектуальный снобизм. Но, вообще, я не особо часто туда заглядываю, в социальные сети. Ну их. А вот е-мэйл мне заменил письма, и я с улыбкой несколько раз слышал от молодых людей: «Ну, вы прям письма пишете!». А я не могу так сжато, как они. Я пишу письма, потому что не могу писать берестяные грамоты: я их раскапывал. И я знаю как рождается сжатый текст, SMS, например. Хотя ими я тоже пользуюсь.

Вопросы: Андрей Шашков
Источник:  www.interviewrussia.ru/.

«ЖИТЬ СТАЛО ДУШНО»

- В конце 90-х годов кто-то из критиков сказал, что Петр Алешковский не хочет быть модным - он пишет реалистические романы. Сейчас вы написали вполне реалистический роман и стали модным. Что изменилось: время или вы?
- Когда-то Алексей Герман на круглом столе в «Искусстве кино» всячески настаивал, что он снимает реалистическое кино. Ну какой реализм у Германа? Никакого. И для меня реализм - это попытка неумелого художника изобразить на холсте березку, как она есть. Мне это совершенно не интересно. У меня часто и сказки случаются, и легендами я не брезгую, вот и в «Крепости» их достаточно.

- Ну, это понятно, если ваш герой пишет книгу о Золотой Орде. Что помогают понять легенды того времени?
- Легенды вечны, типичны, ситуации, в них зафиксированные, живут и сегодня, а я всегда хочу понять свое время.

- Вы историк, но историю наблюдаете как писатель - через частную жизнь. Полагаете, такой взгляд точнее фактов?
- Мне важно ухватить нерв времени, писать о том, что бередит тебя самого. Как проблема мигрантов - основа моего прошлого романа «Рыба». Сегодня она острее острого, а я ее видел давно, поскольку смотрел на нее через судьбы людей.

- Новый роман состоит из трех частей: Город, Деревня, Крепость. Какое из пространств важнее для понимания времени?
- Все три, конечно. Город Деревск - это не город Москва. У меня пока никак не получается залезть в Москву. У каждого свое пространство. Убедителен только тот, кто создает свой мир. У меня этот мир есть, в нем мне виднее общие проблемы. Из них больнейшая - бескультурье. Мы топчемся на месте, берем из прошлого пустословный пафос и мертвую риторику. Над разрушенной страной, как грозовые облака, плывут пустые, мертвые, а порой и опасные слова, слова, слова… Жить стало так душно, что порой хочется выть…

- Но ваш герой не воет, а борется с чиновниками и циниками.
- Роман поэтому и называется «Крепость». Герой Иван Мальцов, имея внутреннюю крепость, неистово борется за крепость ХV века, которая находится на территории его родного города.

- Но он не единственный герой, чья душевная крепость движет сюжет. В каждой части есть свой воин.
- Даже была идея дать книге подзаголовок: «Путь воина», потому что все три ее героя - воины. «Деревня» - это тот скит, в который уходит в ХI веке Ефрем Новоторжский. Преследуемый убийцами брата, он спрятался в пещеру и создал монастырь. Монгол Туган-Шона ушел в эмиграцию - поменял степь на Россию. Три пути, и все три - не самые веселые. Наверное, есть и другие. Но мне всегда казалось, что эти куда более типичны для неординарного российского характера.

- Станислав Лем говорил, что у каждого века есть свое средневековье. Вам видятся ли какие-то его черты в настоящем?
- Чем больше историки узнают о прошлом, тем больше мы понимаем, что сходства мало. Люди прошлого процентов на 90, думаю, реально жили с Богом в душе. Еще они верили, что в конце земли живут великаны и песьеглавцы. У нас и теперь много суеверий, но мир стал совсем другим. Нет, сравнение одного времени с другим неверно.

- Почему в главные персонажи книги вы берете Тимура, Мамая и Тохтамыша? Что каждый из них значил для истории России?
- Тимур и Тохтамыш к Мамаю подтянулись, так сказать. Мамай, кто он для нашего сознания - оч-чень плохой человек, есть целый цикл мифов-сказок о Мамае, пословицы. Когда я читал о Золотой Орде, мне попалось сообщение о недавних раскопках около Старого Крыма (столицы главной вотчины Мамая). Археологи раскопали большой курган, где был захоронен невысокий и очень богатый, уважаемый монгольский воин. Эпоха, статус, возраст, все совпадало, погребенный здесь мог быть легендарным Мамаем. Археология ведь редко подкидывает нам сюжет. История, с ее сохранившимися документами, куда как чаще.  Понятно, что, проиграв в Куликовской битве, лишившись двенадцатилетнего Мухаммеда-чингизида, делавшего его, Мамая, существование как легитимного правителя при молодом хане, Мамай проиграл не просто схватку - он проиграл жизнь. Тохтамыш, захвативший власть в Орде по праву крови, как чистый потомок Чингисхана, не мог оставить соперника в живых. Я «увидел» сцену гибели и понял, что один герой у меня есть. Тохтамыш, воевавший с ним, и Тимур, разбивший Тохтамыша, построились в логическую цепочку.

Но сама тема монгольского нашествия не покидала меня с ранней юности. В 1969 году мама взяла меня на раскопки древнего города Пронска. Он был начисто сожжен при первом походе Бату и Субедея на Русь. Никогда не забыть следы гари, черной крошкой углей не прогоревшей до конца древесины. И еще - маленький сруб, похоже - банька. В ней уткнувшийся в нижнюю притолоку двери полуобгоревший скелет мальчишки моих приблизительно  11-13 лет. На месте сгоревшей двери - замок, закрытый на ключ, и сам ключ, оброненый где-то тут, под ногами, в одном слое с трагедией. В черном месиве - наконечники татарских стрел. Но самое страшное - скелет большой собаки, она лежала, уткнувшись носом в дверь баньки, только снаружи. Пес не бросил маленького хозяина, сгорел с ним вместе, но свой пост не покинул. Эта история вспоминалась постоянно, я написал о ней рассказ, но избавился от нее только после «Крепости». Избавился ли? Понятно, что «собачка» была лишь толчком, да и роман не о том, но я точно знаю, что без этих двух археологических «оживших» историй он вряд ли получился бы.

- Почему вы ввели в роман именно это историческое время?
- Эта книга вообще об истории, о прошлом. В ней много рассказов о Великой Отечественной, о времени СССР. И ровно поэтому герой связан со своим ордынским предком, что называется, узами крови, потому что история - океан прошедшего, который сплачивает текст в единое целое.

- А Русь вписывает в мировой контекст?
- Мир никогда не имел Берлинской стены. Когда мы учились на истфаке, у нас было ощущение, что Россия ограждена этой стеной всегда. Ничего подобного! Никогда! Большая часть Рюриковичей женаты на принцессах из сопредельных княжеств, а иногда из далеких земель. А иногда девочек отдавали за иностранцев. Это стандарт для любого монарха. Почему мы должны быть исключением?

Русь всегда жила в мировой истории, не в вате, не в вакууме. У нас, например, совершенно не вспоминают мощнейшее польско-литовское государство. Литовцы и поляки об этом помнят и сегодня. А мы или не знаем, или стараемся забыть.

- Неудивительно, поскольку история обычно переиначивается на потребу времени и власти, а сейчас это невыгодный факт.
- От мифов никуда не деться. И тем не менее, если не будем иметь честного представления о своей истории, мы останемся шапкозакидателями и надутыми индюками. А я предлагаю, чтобы индюк был пусть маленьким и жилистым, но не напичканным гормонами и недееспособным. История - память любого общества. И то, что сегодня творят с ней под крики о патриотизме, ни в какие ворота не лезет.

- Чем больше это слово эксплуатируется, тем меньше почтения к отеческим гробам?
- Я за молчаливый патриотизм. Слова - они, как оттенки краски, знать их обязательно, но стоит переборщить, получается абракадабра. Поиск меры - работа писателя.

- Ваш дядя, Юз Алешковский, большой мастер слова, оказал на вас влияние?
- Пожалуй, никакого влияния не оказал при всем моем уважении именно к его стихии языка в тех лучших произведениях, которые выкованы как песня. «Крепость» - моя первая книжка, в которой есть матерная речь. Есть люди, которые без мата говорить не умеют. Замечательный фронтовой мемуарист Никулин рассказывал, что только через несколько месяцев, получив в командование пушку, понял: если не научится материться, его приказы просто не поймут.

Давно все придумано. И абсолютно нет никакого табу ни на «народный» язык, ни на постельные сцены. Перечитайте «Тысячу и одну ночь». Вопрос, как вы почувствуете, как увидите. Фальшь сразу режет глаз и бьет по уху. Важно чувство стиля, чувство меры.

- В романе самый выразительный - язык деревни. Каждый характер запоминается своей манерой речи, если это пьяное, злое или жалкое бормотание можно назвать речью. Это автобиографические знания?
- Как у всякого пишущего, у меня всё частично биографическая история. Но только частично. Повторюсь, подходить к литературному произведению как к слепку с натуры - чушь. Это даже хорошо, если кто-то увидел в «Крепости» знакомых людей. Я вот всю жизнь был уверен, что Коробочка - литературный персонаж. Но чем дольше живу, тем больше понимаю, что все герои Николая Васильевича встречались мне неоднократно. Они живут среди нас и никуда не деваются.

- Умирание деревни здесь так же трагично, как смерть ее жителей. Вам жалко, что деревня умерла?
- Распутин прощался с Матерой и плакал навзрыд. Я навзрыд не плачу. Происходят колоссальные изменения социальной карты. Большая часть людей живет в городах. Что же тут печалиться? Как только снова возникнет потребность в своей сельскохозяйственной продукции, а не в привозной картошке из Египта или Израиля, вырастет и свой производитель. Но, видимо, не деревня. Но то, что все зарастает и Бирнамский лес подступил, а леса вырублены хищнически и недальновидно - это колоссальный позор нашего «верхнего отделения». Во всем мире поддерживают фермерство хотя бы как некий традиционный уклад. А мы по-прежнему шагаем по их трупам, не задумываясь о будущем. Здесь человека берегут, как на турецкой перестрелке, - Александр Сергеевич, как всегда, оказался прав.

- Что вам дало многолетнее общение с вашим тестем, Натаном Эйдельманом?
- Натан Яковлевич Эйдельман был потрясающий человек. Я больше любил, честно говоря, не его книжки, а его лекции и разговоры. Сам видел не раз Натана Яковлевича в схожих ситуациях, а вспоминается история, рассказанная его одноклассником.  Собрались на квартире. Сидят, выпивать не начали, ждут Эйдельмана. Он вбегает в комнату, оглядывает всех и радостно плюхается в свободное и самое комфортное глубокое кожаное кресло. В воздух взлетает кошачий пух - все, в том числе и герой повествования знают - кресло принадлежит священному коту хозяина квартиры. Слинявшая шерсть видна на коже невооруженным глазом. Всем, но не Н. Я. Ему пытаются что-то сказать, пересадить, но он уже в раже, он уже никого не слышит. Открывает портфель, резко выпивает поднесенную рюмку и с места в карьер: «Я тут ТАКОЙ документ нарыл!» Далее - получасовой рассказ, взахлеб, быстрым голосом и так страстно, что гости забывают о накрытом столе. Наконец рассказ закончен. Эйдельман выходит из транса, оглядывает всех: «Ребята, а как насчет закусить?» Вскакивает и спешит к столу. Вся спина и брюки в кошачьей шерсти, но что это, по сравнению с только что «нарытым» документом. Он очень интересно мыслил, хотя, насколько я знаю, новые исследователи декабризма его романтические теории не сильно берут в расчет. Но что неотменимо и важно - Эйдельман вытащил на поверхность личность, увидел в документе человека.

- И сегодня другой перекос - копаются в подробностях биографии и забывают социально-экономическую историю. Что дает писателю изучение истории?
- История никого ничему не учит. Политик живет в узком временном пространстве. Его жизнь - сегодняшние боевые условия. Что дает знание истории полководцу, который ведет войну? Ничего. Ему важны только сводки с полей боя для правильного решения. И тут все зависит от удачи, от характера, от предвидения, таланта и широты.

- То-то сейчас не видно ни полководцев, ни политиков…
- К сожалению. Оскудение культурное всегда приводит к утрате масштаба, к изоляции. Когда ставишь на свой круг, а не на весь мир.

- Откуда же такая потребность в изоляции на каком-то врожденном уровне?
- Сейчас от безысходности. Провал по всем направлениям. Я вот вижу, что происходит в реставрации. Вперед, скорее, деньги, большой объем! Качество и буква «Н» - «наука» выкинуты напрочь. Я помню, как в Центре реставрации, где работал, проекты реставрации памятника защищались на методсовете, недодуманные зарубались. Восстановлением памятника руководили ученые. Сегодня мы видим Изборскую крепость, которую испоганили реставраторы-шакалы, из памятника сделав матрешку. Не надо нам матрешек. У нас есть матрешки на рынке. Классический пример: из Византии пришло закомарное покрытие, когда кровля кладется полукругами. В России уже к ХIV веку поняли, что в желобах собирается снег, кровля протекает, поэтому появились четырехскатные кровли, и храмы стали выглядеть по-другому. Поэтому возникает вопрос: восстанавливать храм на ХII век или сохранить изменения ХIV? Когда женщина перешивает наряд, она десять раз посоветуется с портными, какие оборочки оставить, какие вытачки сделать. А здесь махом - раз и все! Мы теряем памятник навсегда.

Непоправимый урон нанесен археологии. Кладоискательство запрещено законом, но езжайте на Измайловский рынок и из-под полы вам достанут все что угодно, а металлодетекторы можно купить в любом магазине. Все копают курганы, причем варварским способом. Никакого золота, конечно, не найдут, но памятники уничтожены! И что, Дума следит за этим разорением нашей истории?

- Во времена тотальных подмен нет потребности в достоверности.
- Потребность колоссальная, просто обыватель не эксперт. А его дурят, ставя на полку «История» антиисторические сочинения Фоменко. Ведь вера в то, что «историки что-то от нас скрыли», вера в кашпировских, фей и целителей тиражируется телеканалами. Если бы пропагандировали серьезную науку, которая куда интересней фальшивок, многое бы наладилось.

- Ваш герой гибнет, отстаивая крепость в ее первозданном виде. Вы не верите в честную победу?
- Герой не гибнет, его закапывают. И это метафора, которая должна быть прочитана. Жанр трагедии никто не отменял. Я не буду говорить, что верю в победу добра в борьбе со злом. Верю или хотел бы верить. Но то, что происходит сегодня, я мог бы передать словами моей мамы. Она однажды зашла ко мне в комнату и сказала: «Как же душно стало жить». А день был такой солнечный, и она до этого жарила котлеты. И я думал, что сейчас будет счастье: меня будут кормить домашними котлетами, и все будет хорошо. И все сразу стало плохо. И солнце померкло, как мне показалось. Бывает и такое настроение. Это не значит, что руки надо опускать. Ни в коем случае.

Источник: НОВАЯ ГАЗЕТА
 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ