О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

ВОЛФ Мирослав ( род. 1956)

Интервью   |   Статьи
ВОЛФ МирославМирослав ВОЛФ (род.1956) - богослов, профессор систематической теологии Йельского университета: Видео | Интервью | Статьи | Фотогалерея.

Мирослав Волф родился в 1956 г. в Осиеке (Хорватия). Получил бакалаврскую степень по богословию на Евангелическо-богословском факультете в Загребе. Затем переехал в США, где получил сначала магистерскую степень по богословию в Fuller Theological Seminary (Пасадема, Калифорния).  Докторскую степень (PhD) и хабилитацию получил в Университете Тюбингема под руководством Юргена Мольтмана. Книга Вольфа "Exclusion and Embrace" попала в список 100 лучших богословских трудов по версии Christianity Today. В настоящее время Вольф занимает именную профессорскую кафедру в Йельской богословской школе - кафедра им. Херни Райта.

..

Источник: БОГОСЛОВ.RU   Научный Богословский Портал 

Мирослав ВОЛФ: интервью

 Мирослав ВОЛФ (род.1956) - богослов, профессор систематической теологии Йельского университета: Видео | Интервью | Статьи | Фотогалерея.

«БОГ, НИГИЛИЗМ И ДОСТОЙНАЯ ЖИЗНЬ»

Известный богослов Мирослав Вольф прочел в Лектории «Правмира» лекцию «Бог, нигилизм и достойная жизнь». Предлагаем вашему вниманию полную видеозапись и текст лекции.

К сожалению, я не всё понимаю на вашем прекрасном языке. Но если я смог бы остаться подольше, хотя бы на неделю задержаться, я думаю, что прогресс был бы налицо. В прошлый раз, когда я приезжал, действительно, чем дольше я оставался, тем больше понимал.

Для меня большая радость – мой приезд в Москву. Я рад, что я сегодня здесь, с вами, я рад, что вы пришли на эту встречу, чтобы мы вместе могли осмыслить те проблемы, которые мне кажутся важными для нас.

Взаимоотношения между верой и нигилизмом – это одно из основных течений сегодняшней мысли. Мне хотелось бы начать с двух событий, которые на меня повлияли. Они выступят в качестве иллюстрации тех проблем, с которыми мы сегодня сталкиваемся, чтобы подчеркнуть, что я подразумеваю, когда говорю о нигилизме.

После этого я перейду к фигуре Ницше и с его помощью проанализирую различные стороны нигилизма. Далее обозначу одну из сегодняшних проблем, которые мне видятся – противопоставление смысла и удовольствия. И попытаюсь доказать, что это противопоставление, по крайней мере, с христианской точки зрения, ошибочно. И потом мы в определенной степени вернемся опять к Богу, чтобы посмотреть, что мы можем возразить на доводы, которые выдвигал Ницше.

Итак, два события. 11 сентября 2001 года я выступал с речью в Организации Объединенных Наций на молитвенном завтраке по случаю открытия 56-й ассамблеи ООН. Одна из мыслей, которую я пытался донести в этой небольшой речи, представлявшей собой скорее размышление над Словом Божиим, состояла в том, что у христианства и у религии в принципе есть очень большой потенциал для того, чтобы принести мир на землю.

Я до сих пор считаю, что доводы мои были убедительными. Но как раз в тот момент, когда я произносил свою речь, ближе к ее завершению, первый самолет врезался в одну из башен торгового центра, и довольно скоро нас всех эвакуировали из здания ООН. Нью-Йорк опустел, и центр города представлял собой адское пепелище.

Разумеется, у событий, подобных тем, что произошли 11 сентября, достаточно сложная подоплека. Мы можем говорить об экономических и политических причинах, можем говорить об обидах, которые долгое время копились и вот таким образом вышли наружу. Но очевидно было и то, что это событие как-то связано с верой, с поклонением Богу. Группа террористов нанесла сильнейший удар, причинила колоссальное горе огромному количеству людей именно во имя веры, во имя религии. Я хотел бы упомянуть об 11 сентября не потому, что это самый ужасный теракт в истории человечества, а потому, что он затронул меня лично.

Второе событие произошло в 2008 году, когда я был приглашен поучаствовать в одном из Советов по глобальной повестке дня, это мероприятие, которое организуется ежегодно Всемирным экономическим форумом. Форумы, как известно, проходят в Давосе, а советы проходят в Дубае. Совет, в котором я тогда участвовал, был организован непосредственно после финансового кризиса, разразившегося в 2008 году.

Во многом финансовая система рухнула, и одной из задач совета было участие в глобальной инициативе по переосмыслению и глобальному преобразованию экономики. Клаус Шваб, отец-основатель Всемирного экономического форума, который никогда не скупится на преувеличения, назвал этот совет самой крупной экспертной сетью, а непосредственно это мероприятие – крупнейшим экспертным советом, крупнейшим мозговым штурмом за всю историю человечества.

Я участвовал в группе этого совета, которая рассматривала вопросы религии и ценностей. Всего у нас было 66 экспертных групп, рассматривали мы огромный спектр вопросов, там было финансовое регулирование, проблемы экономического роста, возрастающая угроза безопасности, вопросы ценностей. Но очень интересно отметить, что даже в экспертном совете по вопросам религии и ценностей мы не рассматривали один вопрос, который, как мне казалось тогда, и особенно если сегодня оглянуться назад, представлял ключевое значение – мы не говорили о проблеме человеческих страстей и вожделении.

Величайшие философы, начиная с Платона и на протяжении всей дальнейшей истории человеческой мысли, исследовали этот вопрос – вопрос желаний, устремлений, вожделений человека, вопрос – что значит быть человеком, что значит вести достойную жизнь. Странно, что мы тогда никак не затронули эти вопросы, потому что можно достаточно убедительно доказать, что в основе финансового кризиса 2008 года лежало именно это – необузданность страстей и вожделений, которые направили людей по дурному пути.

Эту необузданность страстей можно было увидеть в двух группах людей: с одной стороны – ненасытность кредиторов, с другой стороны – ненасытность заемщиков. Как я часто говорю, кредиторы хотели сменить свои надоевшие им BMW на Bentley или, может быть, в Москве это уже Maybach. А заемщики хотели свои ржавые «хонды» сменить на что-нибудь поприличнее. И тех, и других влекли страсти и вожделение.

И мы оставили без рассмотрения вопрос, какое же место занимают желания, вожделения во всей экологии достойной жизни. Какое место должны занимать те вещи, которые мы создаем, производим, которыми мы пользуемся, во всём нашем жизненном устройстве, в том, как мы должны проживать нашу жизнь? Мы подразумеваем, что страсть – это нечто, само собой разумеющееся.

Итак, вот те два события, от которых я отталкиваюсь: одно из них – когда религия ведет на убийство и на самоуничтожение, а другое – когда строится экономическая система совершенно без учета того, как нами управляют наши желания и какую роль они играют в нашей жизни. И то, и другое событие я увидел как определенную форму нигилизма. Попытаюсь объяснить, что я имею в виду. Эту часть своей лекции начну со слов, которые перекликаются с «Коммунистическим манифестом»: «Призрак бродит по миру», – но в данном случае это не призрак коммунизма, а призрак нигилизма.

Мне кажется, что наш лучший путеводитель по нигилизму – это Фридрих Ницше. Он происходил из семьи священников-лютеран, его отец и дед были священниками. Он один семестр посвятил изучению богословия и утратил веру. Некоторые люди говорят, что в этом как раз и проблема с богословием – начинаешь его изучать и теряешь веру. Я преподаю богословие, поэтому я, конечно, не подпишусь под этим, я говорю – нет, проблема возникает, если вы только один семестр изучаете богословие.

В различных своих книгах, особенно в работе «Генеалогия морали» Ницше утверждает, что мировые религии, особенно иудейство и христианство – это определенные, достаточно сложные культурно, формы негодования слабых против сильных.

Ницше не говорил о взаимосвязи между религией и насилием, религией и смертельной угрозой, однако, тем не менее, мы можем легко проследить и понять, что загнанный в угол слабый человек, если вдруг получит некие сильные средства воздействия, то, конечно, обратит эту силу против тех, на кого он долго копил обиду и кого считает нравственно неправыми по отношению к себе и своими нравственными врагами.

Но Ницше не столько говорил об агрессивном насилии, сколько его волновало подспудное насилие, которое он считал неотъемлемой чертой любой религии. Он считал, что сам нравственный порядок, заложенный в основе религии, враждебен жизни. Другие же, кто попытался продолжить идеи Ницше, утверждали, что религия, так или иначе, обесценивает жизнь. Некоторые критики, такие как, например, Хьюберт Дрейфус и Шон Керри, считают, что одним из примеров является «Божественная комедия» Данте.

«Божественная комедия» – это шедевр литературы. Эта книга во многом была вдохновлена и обусловлена той любовью, которая зародилась у Данте, когда он девятилетним мальчиком увидел восьмилетнюю Беатриче. Если задуматься – эта мысль поражает, что такой великий монументальный шедевр литературы был создан как отклик, как память о детской любви.

В третьей части «Божественной комедии» Беатриче ведет Данте в райские обители. Но что происходит, когда она подводит Данте к Богу? Как только Данте видит Бога, Беатриче уходит на второй план и практически исчезает. В свете изобильной славы Божества Беатриче теряет всякое значение. Я, конечно, готов оспорить подобное восприятие и описание рая. Однако здесь можно увидеть то, что дает почву критикам утверждать, что как только человек видит Бога, как только он начинает любить Бога, любовь ко всем остальным уходит на задний план.

То есть это иллюстрирует то, что Ницше называл пассивным нигилизмом. Мир как таковой уходит, он утрачивает всякую ценность. Конечно, мы можем говорить о крайних формах подобного нигилизма, о деструктивных формах, когда мир не просто обесценивается, а его готовы разрушить во имя Бога. Но Ницше считал, что любая форма религии в этом смысле является проявлением нигилизма. Однако он подвергал критике не только основные великие религии, но и культуру, порожденную этими религиями.

Это можно увидеть в книге «Как говорил Заратустра», когда Ницше говорит о последнем человеке, о последних людях. Это то, чем должен закончить мир западной цивилизации и, в принципе, можем расширить и сказать – любой цивилизации, построенной на мировых религиях, это то, к чему в результате они все придут, по мнению Ницше.

«Земля стала маленькой, и на ней копошится последний человек, который всё делает таким же ничтожным, как и он сам. «Счастье найдено нами», – говорят последние люди, бессмысленно моргая. Время от времени немножко яду – он навевает приятные сны, и побольше яду напоследок, чтобы было приятнее умереть. Они еще трудятся, ибо труд для них – развлечение, но они заботятся о том, чтобы развлечение это не утомляло их чрезмерно, не будет уже ни бедных, ни богатых – и то, и другое слишком хлопотно. И кто из них захочет повелевать, кто повиноваться? И то, и другое слишком хлопотно. Нет пастыря, есть одно лишь стадо. У всех одинаковые желания, все равны. «Прежде весь мир был безумным», – говорят самые проницательные из них и бессмысленно моргают. Есть у них свои маленькие удовольствия – одно днем, другое ночью, но более всего они пекутся о здоровье. «Мы открыли счастье», – говорят последние люди и бессмысленно моргают».

Когда я вижу по всему миру, даже где-то в самой глубокой Африке, детишек в бейсболках, у меня сразу эта картинка: да, нет пастыря, есть одно стадо – все одинаковые, у всех одни желания. Это отчасти показывает, что все мы немножко похожи на последних людей Ницше. Действительно, нам надоело, что всё слишком хлопотно, мы одержимы достижением комфорта и безопасности, скудны наши мечты и далеки от изысков наши удовольствия. Мы развлекаем себя до полного безумия, до достижения полного идиотизма, при этом считая себя мерилом человечности.

Ницше анализировал два нигилизма – нигилизм религиозный и нигилизм культурный, но и то, и другое – это то, что он называл пассивным нигилизмом. При этом он описывал и то, что называл активным нигилизмом – это действенный нигилизм тех, кто считает, что в мире нет ценностей, кто самоутверждается в этом мире, утверждает свою волю и свое право своими действиями, своими поступками. Именно таким нигилистом и был сам Ницше.

Я думаю, если вы видели такой фильм как «Уолл-стрит», вы согласитесь со мной, что очень многие сегодня похожи на таких активных нигилистов – они круто работают, они круто отдыхают, они идут вперед по трупам, не моргнув глазом, перешагивают через людей. И если вы с ними столкнетесь, когда они попивают виски где-нибудь на Бермудах, они вам скажут то же самое, что и последние люди Ницше: «Мы открыли счастье». Но проблема с активным нигилизмом состоит в том, что если вы сами что-то наделяете ценностью, если вы приписываете ценность по своему усмотрению, соответственно, вы можете лишить нечто этой ценности. Если ценность любой вещи оспариваема, и она может быть ей приписана либо отозвана, то рано или поздно наступает полная бессмысленность.

Если немного дистанцироваться и посмотреть со стороны на эти виды нигилизма, которые описывал Ницше, то увидим, что есть нигилизм тех, кто отрицает мир и готов его разрушить, и есть нигилизм тех, кто сам выдумывает, сам создает собственные ценности. И они друг другу противостоят. Потому что обычно те, кто начинает утверждать собственные ценности, – это люди не религиозные, и они настроены против всяческой религии, по крайней мере, против истинной религии, потому что вы можете создавать собственные ценности и использовать в своих целях религию как инструмент. С другой стороны, те, кто отрицает мир, отвергает его или готов разрушить, противостоят ценностям, провозглашаемым этими создателями ценностей.

И постоянно идет конфликт, не прекращающийся между этими двумя лагерями нигилистов: с одной стороны, религиозный фундаментализм, отчаянно держащийся за смысл, за значимость; а с другой стороны, абсолютно нерелигиозные вольнодумцы, которые сами создают собственные ценности. И они не просто противостоят друг другу, но и в определенном смысле обуславливают друг друга.

В книге «Как говорил Заратустра» Ницше описывал три превращения, которые проходит свободный дух. Он говорил о том, как верблюд превращается во льва, а лев превращается в дитя.

Верблюд – это как раз и есть религиозный фундаментализм. Они взваливают на себя бремя закона, бремя Божьих повелений и смысл своей жизни видят в том, чтобы нести эту ношу. Лев – это вольнодумец. Они восстают против ценностей и пытаются самоутвердиться. Но самое лучшее из этих превращений, по мнению Ницше, – это ребенок – ребенок, который живет своей волей; ребенок, который в мире с собой и со своими желаниями.

Но Ницше не понимал одного, что этот ребенок рано или поздно превратится в верблюда, потому что в мире, лишенном смысла, жизнь превращается как раз в то, о чем Ницше говорил, потом эту мысль развили – в невыносимую легкость бытия. Итак, верблюд превращается во льва, лев превращается в дитя, дитя превращается в верблюда, круг замкнулся. И непрекращающееся противостояние между этими двумя видами нигилизма, мне кажется, – это одно из основных противоборств нашего времени.

Но если мы попытаемся выбрать между смыслом, значимостью и удовольствием, мы выберем всегда не то. Удовольствие без смысла улетучивается, смысл без удовольствия давит. Если одно оторвано от другого, каждое из них может считаться нигилизмом. Я бы хотел сказать, что нам как христианам, с христианской точки зрения, не нужно выбирать между одним и другим. Единство смысла и удовольствия, мне кажется, дано нам в реальности того, что Бог есть любовь. Но каким образом соединяются в этом Боге смысл и удовольствие?

Вкратце расскажу сначала о том, как смысл воплощается в Боге, потом – как удовольствие. Удовольствие – более спорное, чем первый вопрос. Итак, смысл в Боге. Осознаем мы это или нет, все наши устремления, так или иначе, направлены к Богу. Наши жизни устремлены к бесконечному Божеству, и именно в нем обретают свой смысл и свое значение. Мы, по сути своей, устремлены к Богу, здесь речь идет не о нашем волеизъявлении, а о том, как мы созданы, какие мы по природе.

Нынешние социологи очень часто задаются вопросом, почему в разных обществах и в разных культурах люди становятся религиозными. Что же за потребность такую восполняет религия, которая помогла бы нам понять, почему люди становятся или не становятся религиозными? Но при этом подразумевается, что человек, если посмотреть на это логически, по природе своей религиозен, следовательно, есть некая функция, которая должна каким-то образом восполняться.

Социология подразумевает, что феномен религиозности надо объяснить. А если мы начнем с предположения, что человек религиозен по сути, тогда социологам надо будет объяснять, почему некоторые люди неверующие. Почему есть такой феномен как нерелигиозность, отсутствие религиозного чувства. Я исхожу из предположения, что мы, по сути, по природе своей направлены на Бога, и без Бога мы не можем обрести смысл. Тогда мы без Бога начинаем искать смысл в каких-то повседневных вещах – в мышечном тонусе нашего тела, в деньгах, в накопительстве, успехе в работе, в славе, в семье или в своем народе – в чем бы то ни было. Мы приписываем этим вещам способность наделять нашу жизнь смыслом.

На самом деле всё наоборот: источник смысла – Бог. Но когда Господь наполняет нашу жизнь смыслом, не делает ли он это за счет удовольствия – и в этом проблема религиозных фундаменталистов, не так ли? Когда мы держимся за Бога, не приходится ли нам оставить позади Беатриче? Или, если перефразировать, если мы действительно решаем посвятить себя Богу, то не будем ли мы, как Авраам, подвергнуты этому искушению – отдать своего сына?

Какой же ответ дает христианство? Я считаю, что если Господь создал этот материальный мир и воплотился в нем, если тела наши – суть храм Духа Святого, как утверждает апостол Павел, то, в принципе, противопоставлять веру в Бога и удовольствие от каких-то земных обычных вещей ошибочно. Но я хочу пойти даже дальше и осмелюсь утверждать, что вера в Бога усиливает удовольствие от этого мира. Каким образом я могу подкрепить подобное смелое заявление? Я предложу три шага. Во-первых, я буду говорить о совершенно обычных вещах, об обычных предметах. Потом поговорим о том, как действуют удовольствия. А потом мы поговорим о сущности мира как дара.

Возьмем любой предмет, к примеру, ручку. Вы можете подумать, что это всего лишь предмет, не более. Однако феноменологи довольно справедливо утверждают, что любые предметы, с которыми мы сталкиваемся, – это не просто вещи, это производные человеческой деятельности. И следовательно, вокруг них есть некая аура человечности. Если взять ту же ручку – когда я узнал, что у меня друг пользуется точно такими же (это гелевая ручка компании Pilot, марки G-4), то какая-то между нами связь прямо возникла. Разумеется, это глупость, это поверхностно, но мне показалось, что я стал к нему ближе из-за этой ручки.

Или возьмем другой пример, может быть, чуть более уместный. Мне как-то отец подарил перьевую ручку с золотым пером. Ручка фирмы Pelikan, очень хорошая. И хотя я видел ручки стоимостью в 10 тысяч долларов, но не обменяю свой перьевой Pelikan ни на одну из них. Почему? Потому что для меня это не просто вещь – это связь с моим отцом. Таким образом, даже в простых предметах можно увидеть не просто вещи, а отношения с другими людьми. Мой друг – директор в Йельском центре по изучению вопросов религии и веры, это центр, которым я управляю. Когда иду к себе в кабинет, я прохожу мимо его кабинета, там всегда открыта дверь, и у него стоит стакан, в котором находятся ручки – у него такие ручки с мягкими наконечниками, как фломастеры, и всегда с десяток этих ручек в стакане. То есть он – парень, использующий ручки-фломастеры, а я – приверженец гелевых ручек фирмы Pilot. Таким образом, любой предмет – это взаимоотношения, это отношения.

Теперь перейдем к психологии удовольствия. Один из моих коллег по Йельскому университету Пол Бун написал книгу под названием «Как действует удовольствие». Начинает он ее с истории о том, как Геббельс у одного голландского торговца живописью приобрел полотно Вермеера. После войны нашли этого торговца и хотели присудить ему срок за пособничество нацистам в вывозе предметов искусства – за то, что он продал полотно Геббельсу. Он сказал: «Я ему продал подделку, а не оригинал». И ему в тюрьме пришлось это доказывать и нарисовать еще одного такого же Вермеера. Представьте – если бы Геббельс узнал, что это подделка. Всего лишь минуту назад он наслаждался прекрасным полотном великого живописца, а в следующую минуту он смотрит на ту же картину и не испытывает ни грамма удовольствия. Конечно, часть удовольствия, которое мы получаем от предметов, заложена в самом предмете, в самой вещи. Но большая часть заложена в этих отношениях – мы через предмет устанавливаем связь с другим человеком.

Он привел еще один пример – как человек на аукционе купил рулетку и заплатил за нее больше 48 тысяч долларов, потому что рулетка принадлежала Джону Кеннеди. Суть понятна, да? Удовольствие человек получает от связи, которую он устанавливает с другими людьми через эту вещь, а не столько от самой вещи. Если говорить об этом богословским языком, можно сформулировать так: мы наибольшее удовольствие получаем от вещи, когда она выступает как таинство, когда она носит в себе присутствие другого.

А теперь третья мысль, которую я хотел выразить: подумайте о мире как о даре. Господь создал этот мир как дар для нас с вами. Весь этот мир в общем и целом, и каждая его отдельная часть – это дар нам. Но если мы говорим об этом мире как о даре, то надо задуматься и о Дарителе. Итак, у нас есть Бог, который выступает как Создатель и как Даритель; мир, который выступает как дар; соответственно, мы с вами как принимающая сторона. Особенно интересно в любом подарке то, что это, прежде всего, отношения. Подарок – это не вещь. В качестве подарка чаще всего выступает вещь, но вещь сама не является подарком. Вещь становится подарком, когда ее приобретают для кого-то еще и когда ее дарят кому-то еще.

Представьте себе, что вы привязаны к Тому, Кто вам подарил этот мир, что вы – правоверный христианин или правоверный мусульманин, или правоверный иудей, и что вы действительно любите Бога всей душой своей и всем разумением своим и всеми силами своими. Представьте себе, что вы и ближнего любите, как самого себя – ведь это и есть две величайшие заповеди. Поэтому если мы религиозны, если мы набожны в хорошем смысле этого слова, мы соблюдем, прежде всего, эти две заповеди.

Теперь пусть наше воображение расправит свои крылья – представим себе, что все вокруг ведут себя ровно так же. На самом деле грядущий мир, грядущее царство Божие христиане себе именно так и представляли на протяжении многих веков – это мир, полный любви, мир, в котором мы любим Бога и любим друг друга любовью Божьей. Итак, это религиозность в лучшем ее исполнении, нельзя себе представить лучшей картины набожности и религиозности.

Если действительно представить себе такой мир, то в этом мире каждая вещь будет отмечена любовью. Каждая дальняя звезда, каждое нежное прикосновение, запах свежевспаханной земли – всё это будет наполнено и исполнено любовью. Всё это будет наполнено некоей аурой, которая, с одной стороны, будет вполне реальна, а с другой стороны – недоступна чувствам. В таком мире каждая вещь будет более, чем вещь сама по себе – именно поэтому она и будет источником удовольствия.

Таким образом, мы сможем таинственным образом, как таинство, ощущать весь мир и всё, что есть в этой жизни. Тогда каждая вещь становится своеобразным медиумом – она носит в себе присутствие другого. Мне кажется, что если мы таким образом будем ощущать окружающий мир, тогда Божье творение исполнит свое предназначение. Творение не заканчивается тогда, когда Господь наносит последний штрих, но когда мы правильно относимся к этому творению, тогда всё и случается, тогда и мы в отношении к сотворенному миру будем такими, какими нам предназначено быть. В этом смысле можно сказать, что творение закончилось и совершилось в седьмой день.

Какое значение седьмого дня – дня покоя, субботы? В феврале этого года я посетил Израиль. У меня есть замечательный друг, еврей, раввин, и я пришел к нему в гости в пятницу вечером. У нас был совместный ужин, шаббат, и он всем нам читал текст, слова современного хасидского наставника из Иерусалима, который говорил о значении шаббата, о значении субботнего покоя. Я до этого воспринимал так: субботний покой – значит, ты в субботу не работаешь, чтобы ты свое время и силы направил на божественные какие-то вещи. Отчасти это верно. Но суть в том, что все остальные тоже не работают – слуга не должен работать, осел не должен работать в этот день. Поэтому у шаббата есть и социальное измерение.

Но этот хасидский наставник сказал, что самая основная цель субботнего покоя – это прекратить все свои внутренние борения. Ты перестаешь трудиться для того, чтобы чего-то добиться. То есть ты должен не просто перестать действовать, но даже это стремление к успеху, к достижению, оно должно прекратиться. Вместо того чтобы постоянно о чем-то хлопотать и думать, ты наслаждаешься этим миром в том виде, в каком он есть. Господь создал этот мир, посмотрел и сказал, что всё хорошо.

В этом и состоит шаббат – всё хорошо в том виде, в каком оно нам дано Богом. В этот один день недели все наши хлопоты прекращаются, и на первый план выходит радость, которую мы получаем от этого мира и от общения с Богом. На седьмой день творения, – если мы последуем Бердяеву, то на восьмой день, он об этом говорил, то есть на день воскресения, – но, как бы то ни было: на седьмой день творения, на восьмой день творения – мы не проходим через ощущение вещей, для того чтобы выйти к Богу, не Беатриче ведет нас к Богу, а потом мы забываем о Беатриче, но в этот день самые обыкновенные вещи становятся для нас необыкновенными. Они становятся для нас даром возлюбленного, поэтому они несут нам огромную радость.

Вот так я понимаю единство смысла и удовольствия. Мне кажется, именно в этом – решение противоборства между двумя нигилизмами сегодня. С одной стороны – нигилизм довлеющего смысла, с другой стороны – нигилизм легкого удовольствия. Мы можем разрешить это противоречие, если увидим мир как Божий дар всем нам.

Вопросы:

– Чем тогда и Протестантская Церковь, и Православная Церковь могут ответить на вызовы современности?
– Мне кажется, что проблема христианского фундаментализма и консерватизма состоит не столько в том, если уже переходить к вашему вопросу, что христианские консерваторы не хотят каким-то образом приспосабливаться к современному обществу, а в том, что они хотят, чтобы современное общество приспособилось ко вчерашнему дню. В политике я не за левых и не за правых, но я всегда задаюсь вопросом, что будет нравственно правильным в данной ситуации. Мне кажется, что то же самое касается и христианства.

Протестанты, православные, консерваторы, либералы – это само по себе не есть ценности. Мне кажется, что мы должны быть в чем-то консервативны, в чем-то либеральны. В любом смысле не общество определяет, какую точку зрения мы должны занимать. Я для себя пришел к тому, что если наша жизнь реально строится на истинных евангельских ценностях, то это привлекает к нам людей. Может быть, увидев наш пример, они не обязательно уверуют и не обязательно примут христианство, потому что это для них сложно по ряду причин, но они будут уважать эти ценности.

Огромной нашей проблемой всегда было лицемерие. Первая проблема – это лицемерие, а вторая – что мы берем какие-то вчерашние ценности и заявляем, что это христианские ценности для нынешнего мира. У нас должна быть смелость, должно быть дерзновение жить сутью христианства, а суть христианства я вижу в Божьей любви к неверующим, к потерянным. Суть Его любви в том, что Он безусловно принимает каждого из нас. Это само по себе потрясающее послание, особенно учитывая контекст, в котором мы живем, – то, что, рано утром просыпаясь, мы встаем перед зеркалом и, прежде всего, нам надо себе себя продать, и заставить себя принять самого себя, потом создать некий образ, который мы можем другим продать, и мы идем на какие-то собеседования, и начинаем там представлять нечто из себя. Мы подвергаемся осуждению, подвергаемся критике, а чтобы этого избежать, мы примериваем разные личины – здесь мы сталкиваемся с потрясающим посланием, которое говорит, что вы дороги тем, что вы любимы, любимы безусловно.

Еще один комментарий, основанный на личном опыте. Я много путешествую, и на Востоке, и на Западе, сам я из бывшей Югославии, – не знаю, насколько это применимо к России, но, тем не менее, думаю, что мы как священники, поскольку я сам рукоположен тоже, не доверяем Евангелию. Нам всё время кажется, что надо что-то добавить, чтобы людям понравилось. На самом деле это прекрасная драгоценность. Ну, не портите вы то, что уже хорошо.

– Вы говорите о различении некоторой подлинности не только в отношении удовольствий, а вообще, в отношении к жизни человека, то есть о некоей взыскательности, о том, что очень важно отличать подлинное общение от каких-то его подмен, в том числе виртуальных, что особенно актуально – виртуальная проблема сегодня. Тогда у меня возникают два вопроса, они важны для российской культуры.

Первый вопрос – о взаимодействии Церкви и культуры, потому что эта взыскательность, то есть некоторое чутье к подлинному, оно, безусловно, связано с культурой в широком смысле, то есть не просто со знакомством с каким-то мировым наследием, даже художественным, но с тем, что ты эту взыскательность должен воспитать. Даже это доверие к Священному Писанию, о котором вы сказали, к Евангелию, оно предполагает в самом человеке некоторую взыскательность. Кто-то эту взыскательность должен ему как бы передать, в ней его наставить, потому что, видимо, есть некая проблема с недоверием, как вы говорили, что есть повреждение религиозности, можно говорить также о повреждении этого доверия в человеке.

В этой связи у меня возникает вопрос именно в сфере веры, в сфере запроса человека к Церкви, к христианству, к религии – какие подмены, может быть, вы бы назвали из наиболее опасных, которые препятствуют этому запросу в человеке? С другой стороны, как вы видите возможность для того, чтобы культивировать этот высокий запрос именно в сфере веры?

– Мне кажется, что все Церкви во все времена должны были полагаться на непредсказуемое действие Святого Духа, которое действительно как-то удерживало Церковь близко к вере. Это касается всех Церквей – Римско-Католической, Православной, Протестантской, вне зависимости от того, какова структура управления Церковью. Есть этот элемент, то есть различение идет от Святого Духа.

Что касается второй части вашего вопроса, – это святые. Я считаю, что всегда надо равняться на святых, которые просияли уже в Церкви, которые дают нам этот пример, они и есть наше мерило, и будущее Церкви – оно в святых. Но каждый из нас действительно призван к этой избирательности, мы должны различать. Когда мы принимаем веру, даже там есть элемент различения, что мы принимаем, что мы не принимаем. И ответственность – если мы требовательны, если мы различаем, то мы ответственны и за то, что происходит вокруг нас. Это должно влиять на наше окружение.

Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ 

Мирослав ВОЛФ: статьи

Мирослав ВОЛФ (род.1956) - богослов, профессор систематической теологии Йельского университета: Видео | Интервью | Статьи | Фотогалерея.

КРЕСТ, Я и ДРУГОЙ
(из книги «Презрение и принятие»)
 

Сараево воплощал для меня родину, Лос-Анджелес - нынешнее место жительства, Берлин - страну, где мне предстояло обсуждать общественные и культурные потрясения Европы. Однако в 1992 году их связывала друг с другом не только роль в моей жизни. Было у них и еще кое-что общее - история жестоких расовых, этнических и культурных столкновений.
 
Разумеется, это не вся их история. Разве католики-хорваты, православные сербы, мусульмане и евреи не жили несколько столетий в Сараево бок-о-бок, - разве не стояли рядом их многочисленные церкви, костелы, мечети, синагоги? Разве нет некоторой правды в официальном мифе о Лос-Анджелесе - городе, в котором около двухсот религиозных, культурных, этнических групп «сохраняют свои идеи, искусство, обычаи - в сообществе, которое приветствует и поощряет разнообразие и, извлекая из каждого лучшее, становится сильнее», о «мозаике, в которой каждый цвет равно важен для общей картины»1? А Берлин - разве не в этом городе пала стена, разделявшая Восток и Запад?
 
Однако при всех свидетельствах мира и гармонии есть у этих городов и иная, темная история: та, образы которой преследовали меня все эти месяцы. И возникла она не вчера. Уже в 1920-х годах нобелевский лауреат хорват Иво Андрич видел глубокий символ в том, что часы в церквях и мечетях Сараево бьют в разное время. Этот разновременный бой говорил о различиях - а в Боснии, писал он, различия «ведут к ненависти, часто даже равняются ненависти»[1]. В Лос-Анджелесе беспорядки 1992 года стали не первыми - до них было восстание Уоттса 1965 года: поводом для него стало то, что белый дорожный полицейский в Калифорнии заставил черного водителя съехать с шоссе, а истинной причиной - столетия расового угнетения и предрассудков. И наконец, где, если не в Берлине, бесы Третьего Рейха изобрели «окончательное решение» - и, продумав свой дьявольский план, с истинно прусским упорством, целеустремленностью и дисциплиной[2] приступили к его выполнению?
 
Эти образы трех городов, можно сказать, навязали мне тему моего потсдамского выступления: я решил говорить о конфликте культур. Сараево, Берлин, Лос-Анджелес: это перечисление лучше чего-либо иного доказывает, что культурные войны - отнюдь не исключительное достояние обществ, еще не вкусивших «благословенной» модернизации. Не стоит и отмахиваться от них как от случайных осколков варварства где-то на периферии современной цивилизации, в целом мирной и благополучной. Более холодные, однако вполне реальные войны между враждующими культурными группами грозят разорвать ткань общественной жизни во многих западных странах.
 
Нет, это не случайные отклонения: чем больше я думал об этом, тем мне становилось яснее, что эти три города - символы нашего сегодняшнего мира. Когда рухнула идеологическая и военная стена, разделявшая Восток и Запад, когда распались оковы великого конфликта, именуемого холодной войной, и уменьшилось значение глобальных сфер влияния - множество меньших конфликтов, столь долго подавляемых, вспыхнули и превратились в войны горячие.
 
В специальном выпуске «Лос-Анджелес Тайме» 8 июня 1992 года, в статье, озаглавленной «Новый родоплеменной строй», Робин Райт писал:
Маленькие Абхазия и Южная Осетия хотят отделиться от Грузии; курды в Турции требуют собственного государства. Жители франкоязычного Квебека выступают за независимость от Канады; число жертв восстания в Кашмире, мусульманском регионе индуистской Индии, достигло шеститысячной отметки. В Казахстане казахи схлестнулись с русскими казаками (разница между ними -далеко не только в одной букве!).
 
Шотландцы в Великобритании, тутси в Руанде, баски и каталонцы в Испании, тауреги в Мали и Нигере - все жаждут независимости или хотя бы самоуправления. «Все новые и новые горячие точки этнических конфликтов, вспыхивающие по всему миру... это мрачная иллюстрация того, что из всех черт мира после Холодной войны самой опасной оказалась племенная вражда, делящая человечество по расам, религиям и национальностям. Взрыв межнационального насилия - вот главная проблема, с которой столкнулось в наши дни движение за права человека. Зверства, совершаемые во имя различных этнических и религиозных групп, - вот основной вызов, с которым нам придется иметь дело в ближайшие годы, - говорит Кеннет Росс, исполнительный директор «Хьюман Райте Уотч» (Wright 1992, HI).
 
Далее в статье перечислены более пятидесяти точек по всему земному шару - включая и западные страны - в которых насилие пустило корни между людьми, делящими одну территорию, но различными по расе, национальности, религии или языку (см. Kaplan 1996, 7 и далее).
 
Разумеется, эти конфликты не были порождены окончанием Холодной войны. Они длились постоянно - и сыграли немалую роль в кровавой мировой летописи нашего времени. Конфликты могут затихать, затем возрождаться и снова затихать - в зависимости, прежде всего, от международного положения; войны, революции, серьезные беспорядки «создают обстановку, в которой националистические требования выглядят реалистическими и своевременными» (Horowitz 1985, 3 и далее). Внимательный исследователь этнических и культурных конфликтов Дональд Горовиц отмечает, что, по хменьшей мере, на протяжении последнего столетия они происходили повсеместно (стр. 5).
 
Окинув мысленным взором земной шар, я утвердился в своем решении: на конференции в Потсдаме говорить буду о межкультурных конфликтах. Более точная формулировка пришла ко мне осенью 1992 года, после полутора месяцев, проведенных в разоренной войной Хорватии - оккупированной страны, чьи города и деревни лежали в руинах, жители были убиты или изгнаны. Там мне стало вполне ясно то, что я отчасти понимал и прежде: проблема этнических и культурных конфликтов - лишь часть более глубокой проблемы «Я и Другой». Так этот вопрос - вопрос о Себе и Другом - в боли и в муках рождался в моем сознании.
 
Беспорядочный мир
 
В первый раз после объявления Хорватией своей независимости я пересек ее границу. Гербы и флаги, гордо вывешенные у «государственных врат», были лишь внешними признаками чего-то нового - какого-то напряжения в воздухе, которое я ясно ощутил, едва покинув Венгрию и ступив на хорватскую землю. Я чувствовал облегчение: нечто подобное, быть может, ощущает испанец или кореец, оказавшись в одном из тех районов Лос-анджелесского Южного Централа, где его повсюду окружают свои - или, возможно, так чувствовали себя южноафриканские негры после отмены апартеида. В прежней Югославии хорвату приходилось едва ли не извиняться за то, что он хорват. Теперь я был свободен быть самим собой.
 
И однако чем дольше я находился на родине, тем более стесненно себя чувствовал. Ощущалась какая-то непонятная необходимость объяснять, как это я, хорват, могу дружить с сербами и почему без отвращения говорю об их отсталой византийско-пра-вославной культуре. Сам я привык к разноцветью народов и культур. Дитя смешанного брака, в венах моих течет кровь хорватов, чехов и немцев; вырос я в городе, который старая империя Габсбургов превратила в место встречи множества народов; и теперь живу в мультикультурном (хоть и не всегда этим довольном) Лос-Анджелесе. Но эта новая Хорватия, словно какая-то ревнивая богиня, требовала, чтобы всю свою любовь, всю преданность я отдавал лишь ей. Я должен быть хорватом от головы до пят, хорватом до мозга костей - иначе я плохой хорват.
 
Объяснить это навязчивое требование лояльности было несложно. При коммунистическом правлении хорваты подвергались насильственной ассимиляции - и теперь их национальное самосознание и чувство культурной инаковости нуждалось в укреплении. Более того: необходимость противостоять мощному и безжалостному врагу, который захватил треть хорватской территории, очистил ее от хорватского населения, почти полностью уничтожил несколько городов, превращала возможность смотреть на вещи шире в почти немыслимую роскошь. Да, эти объяснения имели смысл - и позволяли верить, что эта неприятная озабоченность своим национальным «я» - лишь временная ступень, защитная реакция, и как только опасности отойдут в прошлое, она станет ненужной. И все же мне не давали покоя вопросы: не различимы ли в лице угнетенной Хорватии ненавистные сербские черты? Не вышло ли так, что вместе с доброй третью хорватской земли врагу удалось захватить в плен и часть хорватской души?
 
В Хорватии я читал размышления Жака Деррида о Европе, «Другое заглавие». Размышляя о самосознании европейца, он пишет в своей обычной манере, парадоксальной и запутанной:
 
Я - европеец, я - европейский интеллектуал: мне нравится это произносить, нравится применять эти слова к себе - да и с какой бы стати мне это отрицать? Во имя чего? Но я не вполне европеец -и не чувствую себя европейцем с ног до головы, во всех своих частях... Быть частью, относиться к чему-либо как часть к целому -совместимо ли с тем, чтобы быть этим во всех своих частях? Мое культурное «я», во имя которого я говорю, не просто европейское -оно не тождественно самому себе, и сам я не вполне культурен, не культурен от головы до пят (Derrida 1992, 82 и далее).
 
По сути своей Европа тоталитарна, продолжает Деррида. Чуть позже я скажу пару горьких слов о постмодернистах и их играх с сутью - но в главном разве Деррида не прав? Европейское прошлое полно жесточайшего насилия, совершаемого во имя Европы (и ради ее процветания!). Европа колонизировала и угнетала, уничтожала другие культуры, навязывала свою религию - все ради европейства, во имя своей абсолютной религии и высочайшей цивилизации. Вспомнить хотя бы открытие Америки и ту бойню, что там началась, блестяще проанализированную Цветаном Тодо-ровым в его эссе «Завоевание Америки» (Todorov 1984) - скорбную историю обесчеловечивания, порабощения, уничтожения миллионов.
 
А вскоре после этого Германия начала завоевывать и истреблять, и тоже во имя себя самой, во имя чистоты немецкого национального «я». И вот теперь - думал я, листая книгу Деррида в хорватском городе Осиеке, где многие дома хранили на себе шрамы от сербских снарядов - теперь Балканы в огне ради национального «я» Сербии. И разве не та же борьба за свое «я» стала причиной пятидесяти (или около того) межнациональных конфликтов, пылающих сейчас по всему миру?
 
Разного рода практики культурного очищения требуют от нас поставить в центр богословского размышления над реальностью общества проблему «Я и Другой». Это я попытался сделать в своем потсдамском выступлении (Volf 1992); то же самое попытаюсь сделать и в этой книге.
 
Но не слишком ли большое значение придаю я этой теме? Кто-нибудь скажет, пожалуй: недавние события в моей родной стране и в городе, где я живу сейчас - война на Балканах и беспорядки в Лос-Анджелесе - наградили меня близорукостью. Или даже предположит, что я чересчур увлекся культурными течениями, разработанными на фабриках парижской интеллектуальной моды, в которых все крутится вокруг Другого и Себя. Не лучше ли нам держать вопросы о Себе и Другом там, где им место - на границах сознания, а в центр наших размышлений ставить почтенные, проверенные временем темы: права человека, социальную справедливость, да еще, пожалуй, «новичка» среди них - экологическое благополучие земли? В конце концов, разве не этому учит долгая и почтенная традиция общественной мысли, как христианской, так и нехристианской?
 
[1] Цит. по: Neudeck 1993, 120.
[2] Об  отношении  Геббельса  и  Гитлера к  прусским  королям см. Frischer 1986 и Schlencke 1993.
Источник: esxatos.com/volf-prezrenie-i-prinyatie.
 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ