О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

СИГОВ Константин Борисович ( род. 1962)

Интервью   |   Статьи    |   Аудио
СИГОВ Константин Борисович

Константин Борисович СИГОВ (род. 1962) - кандидат философских наук, общественный деятель, директор Центра европейских гуманитарных исследований Национального университета «Киево-Могилянская академия» и научно-издательского объединения «Дух и литера», главный редактор журнала «Дух и Литера»: Видео | Интервью | Статьи | Аудио | Фотогалерея.

Константин  Сигов родился в Киеве 31 мая 1962 года. В 1984 году окончил Киевский инженерно-строительный институт. В 1986 - поступил в аспирантуру Института философии им. Г. С. Сковороды НАН Украины. Защитил кандидатскую диссертацию «Игра как проблема философской антропологии» (1990).

В 1986-1991 гг. работал в Институте философии НАНУ и занимал должность ученого секретаря Философского общества Украины. Входил в редакционный совет журнала «Философская и социологическая мысль» (1989-1995).

В 1992-1994 гг. - доцент в парижской Высшей школе социальных исследований.

С 1992 г. работает в университете «Киево-Могилянская академия» как руководитель созданной им Франко-украинской лаборатории, которая с 1996 года становится Центром европейских гуманитарных исследований.

В 1992 году создал научно-издательское объединение «Дух и литера», руководителем которого является по сей день. В 1997 году принимает участие в создании журнала «Дух и Литера», главным редактором которого является сегодня.

Является автором более 50 научных работ, посвященных вопросам философии и истории культуры, философской антропологии, этики и искусствоведения.

В Национальном Университете «Киево-Могилянская академия» на магистерской программе читает авторский курс лекций «Европейская культура: конфликт интерпретаций».

Источник: БОГОСЛОВ.RU   Научный Богословский Портал   

..


Константин Борисович СИГОВ: интервью

Константин Борисович СИГОВ (род. 1962) - кандидат философских наук, общественный деятель, директор Центра европейских гуманитарных исследований Национального университета «Киево-Могилянская академия» и научно-издательского объединения «Дух и литера», главный редактор журнала «Дух и Литера»: Видео | Интервью | Статьи | Аудио | Фотогалерея.

«Мы стремимся преодолеть хронологический провинциализм, который отрезает людей от самых главных встреч»

Константин Борисович Сигов известен не только как директор научно-издательского объединения «Дух и литера», одного из ведущих в Украине издательств философской и христианской, более всего православной, литературы. Многие киевляне, неравнодушные к современному православному богословию, знают его как организатора ежегодных международных христианских конференций «Успенские чтения», на которые собираются гости из разных стран мира. Кроме того, ежегодно «Дух и литера» организовывает для молодых людей (а скорее не только для молодых, но для всех, кто молод душой) двухнедельный «летний богословский институт» в одном из предместий Киева.

В редакции нашего портала Константин Сигов поделился мыслями о принципах и задачах, которые положены в основу деятельности научно-издательского объединения «Дух и литера», рассказал о замечательных участниках киевских интеллектуальных встреч, раскрыл некоторые планы на будущее...


- Константин Борисович, что лежит в основе деятельности научно-издательского объединения «Дух и литера»? Как сочетаются ваши мировоззренческие установки с необходимостью строить успешное по финансовым показателям издательство?
- «Дух и литера» - действительно научно-издательское объединение, и начиналось оно не как коммерческое предприятие. Сначала мы занимались исследовательской деятельностью, научной работой, и уже на базе научной структуры создали издательство. Первой нашей книгой стало изданное в 1992 году «Богословие иконы» Леонида Успенского. А в 2007 году мы будем праздновать 15-летие издательства «Дух и литера».

Среди наиболее известных наших книг - «София-Логос. Словарь» С.С.Аверинцева. Этот труд выдержал семь изданий за шесть лет, переведен на украинский язык. Объем последнего русскоязычного издания увеличен почти вдвое по сравнению с предыдущими за счет включения практически всех написанных Сергеем Сергеевичем энциклопедических статей, в том числе и никогда не издававшихся; общий объем этого тома превысил 900 страниц. Это тот редкий случай, когда научная книга, не входящая в список популярного чтива, вызвала большой интерес. Мы благодарны за это нашим читателям.

В собрании сочинений Сергея Аверинцева уже вышли четыре тома: «Связь времен», «Переводы: Евангелия, Книга Иова, Псалмы», «София-Логос. Словарь», «Многоценная жемчужина»; часть текстов размещены на нашем сайте www.duh-i-litera.kiev.ua/.

Одной из важных задач нашего издательства с самого начала было преодоление некоторых устоявшихся предрассудков, например, представления о какой-то провинциальности нашего города,  страны; собственно, это была борьба с постсоветским менталитетом. Когда мы начинали, таких авторов, как епископ Каллист Уэр из Оксфорда, митрополит гор Ливанских Георгий Ходр, Христос Яннарас, Иоанн Зизиулас, Поль Рикер, Эмманюэль Левинас, Чарльз Тейлор, Симона Вейль просто не переводили и не знали у нас.

Недавно к нам приезжала группа из российского телеканала «Культура» для съемок передачи об издании сочинений Аверинцева в Киеве. Ведущий передачи «Тем временем» Александр Архангельский рассказывал, что у многих людей, от Санкт-Петербурга до Владивостока, вызывает удивление, почему более всего Аверинцева издают именно в Киеве. Предыстория проста. В 1998 году Аверинцев стал почетным профессором Киево-Могилянской Академии: мы хотели привлечь в наш город этого великого ученого. Известно, что одна из лучших статей, посвященных Софии Киевской, принадлежит перу Аверинцева. И хотя это статья 60-х годов, она, по мнению специалистов, остается во многих отношениях непревзойденной. Таким образом, мы возобновили контакт великого ученого и христианского мыслителя с городом Святой Софии.

- Сергей Аверинцев был постоянным участником Успенских чтений до самой своей кончины. Расскажите, пожалуйста, как возникла традиция проведения осенних международных богословско-философских конференций в Киеве?
- Для того, кто знает и ценит какого-либо автора по его трудам, совершенно особое значение имеет живая встреча с мыслителем. Хочется знать, о чем он думает сегодня, а не только тогда, когда писал свои классические работы.

Приведу пример. В 1997 году мы издали книгу проповедей митрополита Антония Сурожского «Во имя Отца и Сына, и Святого Духа», которая стала настольной книгой на многих приходах, в том числе не только городских, а и деревенских. Мы обратились к автору с просьбой принять участие в Успенских чтениях. В 2001 году у нас еще была надежда на его приезд в Киев. Тогда же я обратился в ученый совет Киевской духовной академии с предложением о присвоении ему степени доктора Honoris Causa, что, слава Богу, осуществилось. Но приехать тогда в Киев он, к сожалению, уже не смог. Митрополит Антоний был в Киеве еще в 70-х годах, когда Лавра была закрыта. А ведь он получил монашеское имя именно в честь преподобного Антония Печерского.

Мы понимали, что нужно сделать все, чтобы не откладывать такие встречи, чтобы уходящее от нас поколение великих свидетелей побывало в Киеве, и мы могли встретиться с ними. И вот, в 2001 году, после многолетних приготовлений, состоялись первые Успенские чтения с участием С.С.Аверинцева, на которых прошла презентация его книг.

Меня неоднократно спрашивали, каким образом нам удается пригласить того или иного автора, и как при таком насыщенном ритме жизни люди выкраивают время для того, чтобы приехать в Киев из других стран.

Я думаю, что одним из важных аргументов является издание книг. В частности, владыка Каллист из Англии приехал в Киев отчасти благодаря изданию переводов его трудов. Издательство «Дух и литера» глубоко благодарно автору трехтомного собрания сочинений и постоянному участнику Успенских чтений митрополиту Минскому Филарету. Тома замечательной трилогии, начиная с первого - «Богословие добрососедства»,  получили резонанс во всем мире.

С Аверинцевым история особая, потому что мы можем говорить о нескольких поколениях людей, которые выросли на его трудах. И если первый период его деятельности, условно говоря, был связан со столицами, где он преподавал, жил - Москва и Санкт-Петербург,  - то второй период, а именно 90-е годы, был эпохой его широкой публичной известности. Он стал депутатом, «Огонек» выпустил его книгу миллионным тиражом - это был период его известности во всей Восточной Европе. И  ныне начало третьего периода - время нового осмысления и издания его трудов. И очень важно, что Киев играет в этом не пассивную роль, как это часто бывало в советский период, а активную. При этом задача осмысления его наследия - дело всего мира, дело будущего...

- Скажите, встречи с какими людьми определили вашу жизнь?
- Как часто бывает, первые встречи связаны не с публичными фигурами: кто-то вспомнит отца, мать, кто-то учителя. Я понимаю, что ваш вопрос связан с иным кругом лиц, с теми именами, которые что-то могут сказать читателю.

Среди таких людей, безусловно, очень важное место занимает Сергей Сергеевич Аверинцев. Потому что каждый, кто прочитал его «Поэтику ранневизантийской литературы», понимает, насколько разителен контраст между запечатленной там мыслью и большей частью литературы, заполнявшей тогда наши библиотеки.

Давно замечено, что биография разночинца - это список прочитанных им книг. В определенном смысле слова это правда для многих выходцев из посткоммунистического пространства. Разительный пример такого преображающего действия «тайной свободы» и традиции я встретил в творчестве Ольги Седаковой. Несомненно, значительную роль в моем становлении сыграли годы преподавания в Париже и встречи  там с удивительными людьми. Это было серьезной переменой вех, ориентаций в знакомом пространстве. Мне довелось много общаться там с Полем Рикером, с отцом Борисом Бобринским, с Никитой Алексеевичем Струве, с ныне покойной Элизабет Бер-Сижель - человеком, который начал публиковаться до Второй мировой войны, который знал лично основных авторов Европы межвоенного периода. Для киевлянина оказаться в непосредственном живом диалоге, просто на ужине в парижском доме у человека, который помнит молодыми Владимира Лосского, Андрея Блюма, о. Льва Жиле, общался с  о. Сергием Булгаковым, - было значительным впечатлением. Думаю, что это стало в моей жизни преодолением второго типа провинциализма, не только политического, географического, но и хронологического. Этим даром так хочется делиться!

Я вижу, что очень многие мои студенты живут в том синхронном пространстве, которым дышит сегодня Интернет. Зачастую трудно себе представить, что ты можешь иметь живой контакт с тем, что происходило 50 или 100 лет назад, и не только воспринять, зачерпнуть оттуда ключевой живой воды, а еще и быть ответственным за события, которые происходили, скажем, в Париже в межвоенный или послевоенный период.

- По каким критериям вы определяете авторов, которых вы переводите и издаете?
- Первый критерий - это многомерная значимость автора. Насколько значим автор как собеседник? Если бы он выступал с лекцией в Киеве, мог ли бы я ее пропустить? Согласитесь, есть много интересных людей, статьи которых вы бы с удовольствием пробежали глазами в Интернете, но распечатывать или пересылать знакомым не стали бы.

Мы издаем авторов, ради которых я бы поехал не только на другой конец города, но и на другой конец вселенной. В этом смысле мы можем гордиться нашими ключевыми авторами. Их труды не устареют за год, два или пять, и контекст, который они создают, будет значим для образования и формирования молодежи в нашей стране.

Я могу сказать, что наша издательская программа в широком смысле является попыткой воссоздать скорее сам контекст, которого мы были лишены, чем только сделать доступными те или иные тексты. Когда вам нужно сориентироваться, желательно иметь не одну-две звезды, а все-таки созвездие. Для создания возможности такой ориентировки мы и старались подбирать авторов. Причем авторов очень разноплановых: одни сосредоточены больше на истории, другие на философской мысли - богословской, антропологической. Главное, чтобы эта многомерность позволяла избегать слишком досадной ограниченности горизонта в нашем образовании, потому что образование в нашей стране оставляет желать лучшего, как в светских школах, так и духовных.

В частности, кризису духовного образования в постсоветском пространстве посвящена книга епископа Илариона (Алфеева), изданная «Духом и литерою».

- Это книга «Православное богословие на рубеже эпох». В некоторых духовных школах она вызывала острую реакцию, «успех» среди студентов... Попадала в школы неофициально, не через библиотеку.
- Епископа Илариона мало кто отнесет сегодня к «православным диссидентам». Речь идет не о маргинальном авторе. Когда мы готовили книгу к печати, было очень важно, чтобы она вышла с предисловием правящего архиерея. Ведь по отношению к духовным школам, необходимость в реформе которых назрела очень давно, эта книга остается определенной «бомбой» замедленного действия, потому что реформа все еще только обсуждается, и нам еще предстоит быть свидетелями этих событий.

- Это единственная книга, которая вызвала критику, или же вам приходилось встречаться с критикой и по другим случаям?
- Данная книга вызвала живой отклик читателей. Они восприняли ее горячо. На книгу обрушилась критика тех, кто ее не прочитал по-настоящему.

Такое впечатление, что мы до сих пор сталкиваемся со старой хрущевской рецептурой, когда люди говорят: «я не читал, но уверен, что...». Такое «суждение» часто бывает огульным, не вдумчивым, невнятным. Люди реагируют на какую-то выхваченную фразу, и, не прочитав всей книги, начинают топтать ее ногами. Слава Богу, в нашей стране не зажигали костры из книг.

Что касается критики, то это нормальное явление. Мне кажется, что многие авторы охотно приняли бы участие в обсуждении своих книг. Я помню, как владыка Каллист на презентации своей книги в Киево-Печерской Лавре рассказал анекдот. «Горит два костра в аду. На одном - человек, который совершил какое-то тяжкое преступление, и его костер постепенно затухает, другой же не совершал преступления, а опубликовал какую-то богословскую книгу, но к его костру все время подносят дрова. И он говорит: моя книга никогда не была осуждена церковью, почему мне все время подбрасывают дрова? Ему отвечают: их подбрасывают каждый раз, когда покупают твою книгу».

Епископ Каллист - самый читаемый православный автор англосаксонского мира. Его книги, в частности, «Православный путь» и «Православная Церковь» переиздавались более 20 раз в Англии и Америке. Он хорошо знает, что такое горячий читательский интерес, и именно поэтому у него может быть тот юмор и та дистанция по отношению к слишком поспешным суждениям, которых лишены люди, не прочитавшие достаточного объема учебной литературы, чтобы избавиться от слишком узких стереотипов.

- Впереди у вас, даст Бог, еще много Успенских чтений, конференций, презентаций. Скажите, есть ли такие люди, которых вы боитесь не успеть пригласить?
- Да, надо торопиться. Я не хочу сейчас называть имена, на такой вопрос невозможно отвечать именами. Хотя могу сказать, например, о совершившемся: в этом году митрополиту гор Ливанских Георгию (Ходру) перевалило за восемьдесят, и он приехал из только что пережившего бомбежки Ливана - это прекрасный пример того, что нужно торопиться и не откладывать те вещи, которые сегодня кажутся простыми для исполнения.

Подумайте, еще четыре года назад мы жили в мире, где можно было написать письмо и передать с оказией книгу митрополиту Антонию Сурожскому, Сергею Сергеевичу Аверинцеву и другим нашим современникам, к присутствию которых мы настолько привыкли, что это казалось очевидным. Но когда потеря ранит нас, мы с болью понимаем, насколько она невосполнима.

- Вы часто организовываете круглые столы в Киево-Могилянской академии. Там всегда можно увидеть полку с многочисленными книгами, которые изданы «Духом и литерой». Можете ли вы назвать лучшие издания?
- К уже упоминавшимся авторам я мог бы добавить имя Поля Рикера. Приведу пример. После одной конференции, которая проводилась в Даниловом монастыре в Москве, нас с греческим ученым повезли выступить перед преподавателями и студентами Московской духовной академии. Я был несколько удивлен: когда среди слушателей узнали, что я преподавал четыре года в Париже, мне сразу задали вопрос о Бодрийяре - парижском авторе, который не имеет прямого отношения к предметам, изучающимся в духовной школе. Интересный вопрос: Читают ли в МДА Поля Рикера? Поль Рикер в международном контексте представляет собой совершенно удивительный синтез основательной библеистики и фундаментальной философии, - но о нем студенты духовных школ пока мало знают. Мне кажется, очень важно привлечение внимания к таким именам. Семинаристы стремительно начинают читать постмодернистов - и проскакивают мимо тех мыслителей, которые могли бы помочь, с одной стороны, переварить твердую пищу, полученную в родимой школе, а с другой - синтезировать ее с вызовами современного мира. Грубо говоря, преодолеть своеобразную шизофрению жизни, когда человек вроде живет «в системе» и «по правилам», но под подушкой хранит опус последнего постмодерниста, понятия не имея о том, как сочетать одно с другим.

Одна из задач нашей деятельности - находить связующие звенья, чтобы преодолевать ту полярность, которая возникает у светских и духовных читателей.

- Можете ли поделиться планами на будущее, какие следующие связующие звенья вы планируете вставить в цепочку ваших изданий?
- Среди таки звеньев следует назвать новые работы епископа Каллиста Уэра. Свято-Владимирская семинария в Нью-Йорке начала публикацию шеститомника его трудов, издание еще не завершилось. Мы ожидаем поступления следующих томов и будем систематически издавать том за томом в переводе с английского.

Кроме того, мы планируем издать Ярослава Пеликана - автора, книги которого не выходили ни на украинском, ни на русском языках. Его издания давно обсуждаются, они по настоящему долгожданны у нас. Опоздали издать переводы его книг, чтобы автор успел порадоваться. Ярослава Пеликана отпевали в храме Свято-Владимирской семинарии в мае 2006 года. В ХХ веке Пеликан - один из самых крупных историков христианства. Его книги будут очень востребованы у нас сегодня.

Кроме того, мы хотели бы продолжать издание классиков европейской литературы. Мы завершили издание украинского перевода трех томов «Опытов» Монтеня и планируем новый перевод «Мыслей» Паскаля на украинский язык. Думаю, что Блез Паскаль - это тот автор, который одним из первых начал отвечать на вызовы современной науки: физики, математики. Как известно, экзистенциальный спор, начатый Б. Паскалем в XVII веке, продолжается и в XXI-м.

Мы будем продолжать издание собрания сочинений С.С.Аверинцева. Планируем издать книгу отца Владимира Зелинского. Думаю, что презентация ее будет важным событием для будущих Успенских чтений. Также есть целый ряд новых авторов, которых мы хотим издавать.

Читатели не обошли вниманием очень хорошего киевского автора - Виктора Малахова. Мы издали большой том Виктора Малахова «Уязвимость любви». Без преувеличения, мне кажется, что он один из самых интересных авторов в Киеве и в целом в нашей стране. Это подтвердят студенты, потому что учебник Малахова «Этика» вышел уже 5-м изданием. Как известно, сегодня в нашей стране ведутся дискуссии по теме преподавания этики в школах. Думаю, что учебник Виктор Малахова - хороший фундамент для преподавания данной дисциплины.

- Не кажется ли Вам, что по сравнению с количеством западных авторов список украинских авторов вашего издательства выглядит скудным?
- Нет, я бы так не сказал. Если говорить только о последних изданиях, это замечательный сборник профессора Симферопольского университета Марины Новиковой «Мифы и миссия». Она выросла на трудах митрополита Антония Сурожского, была одним из ключевых авторов «Нового мира», «Дружбы народов». В нашей стране ее знали люди, которые интересовались переводами Г. Кочура, М. Лукаша. Мы публиковали ее переписку с Г. Кочуром. Мне кажется, что ее самый серьезный сборник статей «Мифы и миссия» - большое событие; он получил высокие рейтинги в гуманитаристике.

Я с интересом узнал из газеты «Зеркало недели», что среди двадцати издательств нашей страны, которые лидируют в области гуманитарной литературы, благодаря именно отечественным авторам, издательство «Дух и Литера» попало в первую тройку. Рейтинги высоко отметили книги В. Малахова, М. Новиковой и еще нескольких авторов, которых мы издавали. Авторы таких масштабов как В. Малахов и М. Новикова не появляются каждый год. Это плоды, которые созревали десятилетиями, поэтому таких авторов нужно находить.

Мы издали прекрасный двухтомник Михайлины Коцюбинской, получивший Шевченковскую премию. Первая государственная премия Украины отметила ключевого автора, связанного с духовным сопротивлением 60-80 гг. Коцюбинская была близким другом Василя Стуса и редактором его полного собрания сочинений. Думаю, что М. Коцюбинская на сегодня - один из самых достойных авторов Киева. Вышел у нас и томик избранного - стихи и письма - В. Стуса. Список можно продолжать.

- Я был на многих организованных вами конференциях. У меня сложилось ощущение, что Киевская духовная академия стоит немного в стороне от этого события. Как ни парадоксально, ведущих философов и богословов мира приглашаете именно вы.
- Могу определенно сказать, что при обсуждении темы конференции оргкомитет Успенских чтений всегда обсуждает основные вопросы с ректором Киевской духовной академии и существует согласие по поводу того, что мы приглашаем гостей и предоставляем им слово. Если мы пригласим гостей, усадим их в зале и будем перед ними выступать, то, согласитесь, это будет некрасиво. Посмотрите сборники наших Чтений. Во всех сборниках без исключения вы найдете доклады преподавателей КДА. Надо учитывать, что есть различные формы конференций. Бывают встречи, когда собирают ученых из одного университета или одного города, и они обсуждают ряд вопросов. Задача международных Успенских чтений иная - открыть окна в нашем закрытом пространстве, дать возможность встретиться с теми людьми, с которыми хорошо не упустить шанс встречи. Наши гости часто посещают Софию Киевскую, Киево-Могилянскую академию, Институт философии. Речь идет о том, чтобы в Успенские чтения был вовлечен целый ряд учреждений. Ключевая задача киевлян состоит в том, чтобы мы могли быть достойными собеседниками и могли дать возможность высказаться людям не только по поверхностным ситуативным вопросам, но и по фундаментальным.

- Чем вы обосновываете публикацию книги лидера греко-католиков митрополита Андрея Шептицкого в серии «Свидетели правды»?
- Прежде всего, в книге собраны документы, найденные в киевских архивах. Полагаю, они должны быть прочитаны, истолкованы в широком контексте истории сопротивления тоталитарным режимам в ХХ столетии. Мне кажется, что история христиан под прессом, нечеловеческим давлением советской власти еще не написана, и по-настоящему не осмыслены ключевые фигуры, свидетельства, документы.

Пока не пройдено поле кропотливого труда по изданию документов, не следует торопиться с суждениями, выводами, рвением не по разуму.

Поэтому первая задача научных центров - беспристрастное представление фактов и документов такими, какими они должны предстать перед будущими историками, которые будут синтезировать историю церкви в Киеве и других регионах.

На сегодняшний день мы далеки от беспристрастного отношения. До сих пор мы остаемся заложниками старых советских стереотипов и ярлыков. Опубликована переписка митрополита Антония Храповицкого с митрополитом Андреем Шептицким, опубликован ряд документов, приоткрывающих вопросы, связанные с историей межвоенноего христианства в Украине. Но повторюсь, мы только начинаем вдумываться и вглядываться в этот контекст. И чем больше будет представлено документов, тем объективнее будет понимание того, в какой мы стране живем и какой традиции принадлежим.

- Чем вы можете объяснить то, что на базе светского университета издаются книги православных иерархов? Как так получилось, были ли трудности?
- Это, возможно, опять же вопрос синтеза, о котором мы говорили только что: как связать нити единой ткани, как рядом могут оказаться классики философии ХХ века и классики богословия? В советскую эпоху казалось, что это абсолютно разорванные контексты. Если мы не будем оставаться заложниками старых стереотипов, а вчитаемся в сами тексты, то увидим, что для Антония Сурожского большое значение имел Габриель Марсель, а он был учителем Поля Рикера. Тот контекст, который в сознании многих разорван, в истории был связан. Нам только предстоит восстановить разбитый «пазл», и увидеть, какие элементы у него отсутствуют.

Нам часто кажется, что мы только дописываем очередное действие к старой пьесе или сериалу, который не имеет конца. А на самом деле во многих вопросах - это уже другая пьеса, другой фильм. И нужно иметь мужество, чтобы сказать себе, что целый ряд старых представлений об истории принадлежит истории; мы имеем возможность посмотреть новыми глазами на ту панораму, которая нам открылась на рубеже столетий.

- Какое впечатление производят святыни Киева на западных богословов?
- Интересен тот факт, что наши ученые гости знают о киевской истории больше, чем некоторые местные журналисты, которые их об этом расспрашивали.

Тот же епископ Каллист - автор книги «Православная Церковь» - лучше ориентируется во многих вопросах жизни в Украине, во взаимосвязях ее истории и перспективе, чем те люди, которые здесь прожили много десятилетий и знают только масс-медийные упаковки политических, конфессиональных, национальных, культурных контекстов.

Один из самых глубоких ответов на ваш вопрос содержится в предисловии к книге переводов С.Аверинцева «Многоценная жемчужина». Он свидетельствует о том, какое сильное впечатление на него произвело участие в литургии в пещерах Киево-Печерской Лавры. Литургию служил отец Николай Макар, хором руководил диакон Димитрий Болгарский. У Сергея Сергеевича Аверинцева, как у переводчика Исаака Сирина, Ефрема Сирина, Григория Богослова, было впечатление, что из этого пространства, из этой пещеры, ступеньки ведут в сирийское христианство, а оттуда - в ветхозаветную обстановку, где псалмы Давида звучат на языке оригинала; что глубина киевских святынь связана с духовными истоками нашей планеты, что отсюда есть выход и в Иерусалим, и в Галилею, и в Царьград - в те места, где зарождались великие традиции вселенского христианства. Он вспомнил свой разговор с Лосевым, когда тот скорбным голосом говорил Аверинцеву: «Сережа, поймите, этого никогда больше не будет. До революции я участвовал в монастырских службах, выстаивал по пять часов на литургии в Киево-Печерской Лавре - это Атлантида, воды над которой сомкнулись, и то, что ушло под толщу воды, никто никогда не увидит; ваше поколение обречено быть оторванным от этого...». Этот прогноз не оправдался.

- Какой вопрос вы ожидали сегодня услышать, который не прозвучал?
- Если говорить о том, что для меня сейчас является открытым - это вопрос о том, какое направление мысли проявится в среде нашей молодежи. Я думаю, что есть различные сценарии ближайших десятилетий. И очень много зависит от того, какую инициативу проявят сегодня молодые люди, которые учатся и берутся за новые дела. Мне кажется, самое творческое направление мысли зависит от глубины и широты их взглядов на будущее.

Когда молодой Тимоти Уэр столкнулся в Лондоне с тем, что, как он сам заметил, «public relations никогда не были сильной стороной Православной Церкви», его это не отпугнуло. Один мудрый человек сказал ему: не смотрите на внешнее - это немощное, часто очень уязвимое, архаичное по внешнему виду сообщество неоднозначно, смотрите в глубину, где немощь и смерть преодолены невыразимой радостью Пасхи.

- Многие ли молодые люди в наших высших школах смогут проявить такую независимость, как юный оксфордский студент, - иметь решимость не смотреть на внешнее, а заглянуть в глубину, проявить определенный нонконформизм и сопротивляться тем поверхностным разговорам, которые ведутся вокруг жизненно важных, глубоких вещей? В каком обществе эти молодые люди будут через 10, 15, 20 лет, на какие вызовы они смогут ответить лучше своих родителей, учителей, преподавателей?
- На мой взгляд, сегодня это ключевой вопрос. Потому что мы видим, насколько хрупкой и подвижной оказалась наша история. Это продемонстрировал не только 1991 год, но и 2004-й. Думаю, нам еще не раз придется готовиться к сюрпризам и ожидать непредсказуемых поворотов общественной истории. В этой ситуации была бы очень хороша солидарность самостоятельно и всерьез думающих людей, что помогло бы им быть внутренне независимыми. И от политических страстей, и от моды, и от волн, которые диктуют, какого модного автора ты должен читать, какой фильм смотреть, какую музыку слушать. Чтобы они смогли преодолеть тот хронологический провинциализм, который часто отрезает людей от самых главных встреч, удивительных поворотов во взгляде на самих себя, что когда-то любили называть роскошью человеческого общения. Сегодня немногие люди идут на такой риск.

Благодарю вас за беседу, не часто приходится говорить так откровенно о сокровенном.

Беседовали свящ. Андрей Дудченко, Александр Андрущенко, Виталий Сидоркин
Источник:  arhiv.orthodoxy.org.ua/node/5554 .


Константин Борисович СИГОВ: статьи

Константин Борисович СИГОВ (род. 1962) - кандидат философских наук, общественный деятель, директор Центра европейских гуманитарных исследований Национального университета «Киево-Могилянская академия» и научно-издательского объединения «Дух и литера», главный редактор журнала «Дух и Литера»: Видео | Интервью | Статьи | Аудио | Фотогалерея.

ТАИНСТВО ЛЮБВИ: ГЕРМЕНЕВТИКА ОБЕЩАНИЯ И ПРОЩЕНИЯ

«Материя таинства - это взаимная любовь, которая содержит цель в самой себе, т. к. дар Святого Духа делает из нее «нерушимый союз любви», что позволяет святому Иоанну Златоусту дать великолепное определение: «Брак есть таинство любви» (P.G.51.230)
Павел Евдокимов «Православие»[1]

«Человек есть сдержанное Богом слово»
Урс фон Бальтазар[2]

1

Бог стал свидетелем брака в Кане Галилейской, чтобы брак свидетельствовал о жизни триединого Бога. Значение этой мысли может пояснить аналогия, которая содержится в известной патристической максиме: Бог стал человеком, чтобы человек стал богом. Отношение между этими двумя утверждениями глубже простого параллелизма; в нем заключен призыв к осмыслению фундаментальной антропологической перспективы «таинства любви».

«Лишь любовь соединяет существа с Богом и соединяет их с другими существами» (Авва Фалассий). Данное основополагающее начало святитель Иоанн Златоуст усматривал в браке: «Любовь изменяет саму сущность вещей … Лишь любовь творит из двух существ одно». Целый ряд подобных свидетельств святоотеческой эпохи на протяжении многих веков оставался подспудным слоем предания и ожидал вынесения его в центр внимания мысли о человеке[3].

В наши дни митрополит Каллист развивает труды Павла Евдокимова, прот. Иоанна Мейендорфа и находит в таинстве брака «прямое выражение способности человеческой личности быть образом и подобием Святой Троицы. Сотворенная быть иконой триединого Бога, человеческая личность создана для взаимной любви, а значит прежде всего любви мужчины и женщины»[4]. В первой главе книги Бытия сказано: «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» (Бт. 1:27). Согласно свидетельству книги Бытия различие мужского и женского является отражением самого божественного образа: «Образ Божий дан не отдельно мужчине или отдельно женщине, но им обоим вместе. Он находит свое исполнение в их взаимоотношении, в той «взаимности», которая их соединяет»[5].

Подлинная человечность явлена в сопричасности двух человеческих существ  друг другу. Тезис о человеке как образе Бога приводит к существенному выводу: «Я нуждаюсь в тебе, чтобы быть самим собой». Не в изолированности, а в сообществе проявляется божественный образ; первоначально - в союзе мужа и жены, являющемся основанием всех иных форм жизни людей. На универсальности этого положения митрополит Каллист останавливается особо: «Монахи и миряне, которые не призваны к браку, для того чтобы стать в подлинном смысле людьми, должны осуществить иным образом эту способность к взаимной любви, которая находит свое первое воплощение в отношении мужчины и женщины в браке»[6]

Дискурс о радикальном кризисе брака и семьи во второй половине XX века стал вызовом, на который отвечают православные богословы и философы. Данный вызов и реалии нового опыта жизни семей на переживаемом нами рубеже эпох стимулируют разностороннее освещение вопросов антропологии брака. Но не следует преуменьшать связь «новых идей» в данной области с аксиомами православного Предания. Святой Иоанн Златоуст утверждал: «Когда муж и жена соединяются в браке, они являют образ не чего-нибудь земного, но Самого Бога». Святой Амвросий Медиоланский полагает, что род человеческий «хорош» в единстве мужского и женского. Диада Адам-Ева, мужчина-женщина отражает множественность в Боге, который, будучи «Один», говорит «Мы» (Быт. 1:26). Климент Александрийский относит к браку слова Христа: «Ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф 18:20).

Православное учение о таинстве брака, о семье как «малой Церкви (ecclessia mikra по выражению св. Иоанна Златоуста) во множестве случаев вызывает недоумение у современного секулярного мышления. Вопросы вызывает также истолкование расхождений во взглядах христиан различных традиций на бракосочетание и проблему развода. Но рассмотрение вопросов и недоумений требует существенного расширения богословского и философского контекста нашей темы, выявления связи между таинством брака и другими основополагающими актами в жизни людей. Философская герменевтика человеческих поступков, увы, почти не вводит в поле своего рассмотрения сакраментологические сюжеты.

Специалистам по вопросам сакраментологии, сосредоточенным на взаимоотношениях таинств между собой, не может быть безразлична их связь с широким полем событий человеческой жизни, происходящих до и после праздничной службы. Это направление развивают исследования «литургии после литургии». Подобным образом есть смысл наметить связь церковной формы брачного «обещания» с иными формами таких основополагающих актов человеческого бытия как обещание, прощение, любовь.

Герменевтика любви призвана выявлять те смыслы и события, которые не попадают в поле зрения других стратегий интерпретации. «Лишь любовь познает Любовь»[7]. Откровение «Бог есть Любовь - ho Theos agape estin» (1Ин.4:8) меняет видение каждой сотворенной формы, несущей в себе Его образ и подобие. Движимое любовью созерцание в особой перспективе открывает связи явлений, не улавливаемые под другим углом зрения: малейшие осуществленные в мире события любви, но также цепочки актов, ведущих к ее разрушению. «До тех пор, пока у супругов, как у Эммауских путников, не откроются глаза, и они не увидят Христа друг в друге, их брак, даже страстный, спаянный, радостный, останется лишь перемирием двух эгоизмов, двух влечений, двух потребностей, наконец двух удобств».[8]

Таинство любви, каждый из его элементов заслуживает внимательного соотнесения с другими, на первый взгляд далекими событиями человеческой жизни, каким бы ограниченным ни казался частный опыт их взаимного освещения.

2

Присутствующий на православном таинстве венчания западный христианин может быть удивлен, как отмечает митрополит Каллист, двумя вещами: отсутствием и присутствием. Отсутствует элемент, составляющий ключевой этап западного обряда венчания - обмен клятвами. Присутствует момент которого не знает западный обряд - увенчание венцами (у славян венцы золотые, серебряные или из других металлов, у греков - гирлянды цветов, порой искусственных).

И восточная, и западная форма обряда венчания включает благословение кольцами невесты и жениха. Кольца символизируют и для восточных, и для западных христиан обет взаимной верности друг другу, скрепляющий новый союз.

Символ обета сопровожден в западной традиции торжественным актом обмена обещаниями. Последний элемент отсутствует в греческой практике: здесь венчаемые не произносят слов обещания; на всем протяжении обряда не предполагается эксплицитных высказываний ни женщины, ни мужчины.

В современных греческих богослужебных изданиях только упомянуто, что перед началом службы священник спрашивает у молодых, вполне ли свободно они принимают решение объединить свои судьбы, и убеждается в их взаимном согласии. Но это недавний подход. Никакого упоминания о вопросе, задаваемом молодой чете, нет в греческих литургических книгах XIX века и начала XX-го.

Русская богослужебная практика предполагает определенные вопросы. Их ввел в литургические книги на церковнославянском языке в начале XVII века митрополит Киевский святитель Петр Могила. Форма вопросов была заимствована из католической практики. Священник задает вопросы в самом начале последования венчания в тот центральный момент богослужения, когда последования обручения завершено и жених с невестой трижды обменялись кольцами. Они выходят на середину храма и становятся на плат, разостланный перед аналоем, на котором лежат крест, Евангелие и венцы. Хор встречает их пением Псалма 127. Следующие далее вопросы касаются добровольного ручательства и свободы от связанности обещанием третьим лицам. Процитируем это место из последования венчания: «…вопросы лучше всего произносить на русском или родном языке брачащихся, например, в такой форме:

«Имеешь ли ты искреннее и непринужденное желание и твердое намерение быть мужем (имя невесты), которую видишь здесь перед собою?»

Ответ: «Имею, честный отче».
«Не связан ли ты обещанием другой невесте?»
Ответ: «Нет, не связан».
Затем, обратившись к невесте, священник спрашивает:
«Имеешь ли ты искреннее и непринужденное желание и твердое намерение быть женою (имя жениха), которого видишь перед собою?»
Ответ: «Имею, честный отче».
«Не связана ли обещанием другому жениху?»
Ответ: «Нет, не связана».[9]

После завершения этой вопросо-ответной процедуры естественный брак является заключенным[10]. Митрополит Каллист отмечает в этой славянской форме отсутствие эксплицитной «присяги» или «клятвы»; «договорное измерение, столь определенное в западном обряде, вовсе отсутствует в православном обряде. Это отличие в литургической практике выражает различие в сакраментальном богословии». [11]

Согласно православному вероучению таинства совершает священник, а не венчающиеся; в центре обряда благословение данное Церковью, а не договор и согласие партнеров. Данное отличие не сводится к техническим деталям, ведь оно имеет определяющее значение в бескомпромиссном подходе к вопросу о разводе в римской практике и открытости этого вопроса в восточной «икономии».

Вместе с тем не следует преувеличивать значение упомянутого отличия. Понятие «обещание» открывает определение брака в русском православном катехизисе: «Брак есть таинство, в котором при свободном, пред священником и Церковью, обещании женихом и невестою взаимной супружеской верности, благословляется их супружеский союз, во образ духовного союза Христа с Церковью и испрашивается им благодать чистого единодушия к благословенному рождению и христианскому воспитанию детей»[12]. Отец Иоанн Брек в статье «Sexuality, marriage and Covenant Responsibility» подчеркивает значение библейской темы Завета, союза, договора для православного понимания брака. Ключевое понятие статьи - Covenant - объединяет понятия завета и договора. Автор подчеркивает: «В любом случае обе стороны договорного союза берут на себя обязательство безусловной верности исполнять залог или обещание, которое продлится навечно»[13].

Теперь наметим связь между богословием брака и современным философским анализом темы обещания.

3

Парадокс обещания современный мыслитель находит там, где его не замечали. Габриэль Марсель пишет: «Сказать человеку: «Я тебя люблю» - то же самое, что сказать ему: «Ты будешь жить вечно, ты никогда не умрешь»[14]. Как возможно это дерзновенное обещание? Вне контекста таинства оно кажется несбыточным, ошеломительным. Таков один из важнейших стимулов пробуждения философии от секулярной «спячки» и безразличия к теме обещания.

В строгой и систематической форме развивает философию обещания такой признанный лидер современной герменевтики, как Поль Рикер. Фундаментальная антропология, согласно концепции Рикера разграничивает два не сводимых друг к другу измерения идентичности:

- idem характеризует, например, генетическая формула индивида, неизменная от зачатия до смерти в качестве биологической основы его идентичности;

- ipse отличатся от физической самотождественности и характеризуется словесными актами; например, когда человек дает слово и затем сдерживает его, он тем самым утверждает свою идентичность. Давший слово и сдержавший его — один и тот же человек, но идентичность его никак не сводима к физическому тождеству вещи (или человека, рассмотренного в плоскости его «кода»). Более гибкая и уязвимая форма самотождественности открывает широкое поле для осмысления собственно человеческой проблемы идентичности.

Благодаря последовательно проведенному различению двух измерений человеческой идентичности ipse/idem Поль Рикер сообщает самый высокий антропологический статус понятию «свидетельства» и связывает его с концептом «обещание»:

«Свидетель, заслуживающий доверия, - тот, кто по прошествии времени может повторить свое свидетельство. Это постоянство роднит свидетельство с обещанием, а точнее - с обещанием, предваряющим любое обещание: с обещанием его сдержать, сдержать слово. Таким образом свидетельство примыкает к обещанию среди тех актов дискурса, которые определяют идентичность (ipseite) в ее отличии от простой самотождественности (memetè)…»[15]

Поль Рикер продумывает философию обещания в тесной соотнесенности с темой прощения. Он развивает анализ Ханны Арендт этих основополагающих ориентиров condition humaine. Способность давать и сдерживать обещание, определяя тем самым будущее, рассмотрена Х. Арендт прежде всего в перспективе политической теории и практики. Непреложность договоров и соглашений определяет фундамент римского права - pacta sunt servanda. Горизонтом для темы обещания служит путь Авраама, который послан в чужие страны, «словно командированный для того, чтобы проверять силу взаимных обещаний и порядок, вносимый ими в хаос человеческого мира, пока в конце концов сам Бог в виду этого «хранения» заключил с ним договор. Начиная с римлян во всяком случае теория договора стояла в средоточии политической мысли, и это означает не что иное как то, что в способности обещания видели центральную политическую способность»[16].

Акт обещания бросает вызов непредвиденности будущего, неведомого из-за ненадежности человеческого существа, не способного сегодня поручиться за того, кем оно станет завтра. Непредвиденность будущего объясняется также плюральностью среды, сложностью сообщества, в котором движется действие и последствия поступков ускользают от тех, кто их предпринимает. Эти два фактора хрупкости человеческих поступков не менее сокрушительны, чем смертность и «физическое стирание следов, эта основа окончательного забвения»[17]. Никто не может сам себя простить, «в основе способности прощать и обещать лежат опыты, которых никто не может осуществлять в одиночестве, - они полностью базируются на присутствии другого»[18].

Прощение и обещание симметричны друг по отношению к другу, если рассмотреть их на шкале времени: прощение обращено в прошлое, а обещание - в будущее. Неотменимость содеянного в прошлом греха есть яд, противоядием от которого служит прощение. Прощение рассекает узел, в котором запутавшиеся узы (прежде связывавшие двух людей), «перекрутились» так, что стали их душить. Но распад человеческих связей в настоящем делает крайне проблематичной саму попытку обратить взгляд в будущее. «Спасительное средство против необозримости - а тем самым против хаотической недостоверности всего будущего, - пишет Х. Арендт, - заложено в способности давать и сдерживать обещание»[19]. Исходно прощение и обещание как бы стоят «спина к спине» в неравной борьбе с силами розни и распада. По оси времени они расходятся симметрично: первое «относится к прошлому и делает не бывшим нечто совершённое, «грех», который, подобно Дамоклову мечу, нависал бы над каждым новым поколением и в конечном счете погребал бы его под собой»; другое устанавливает указатель на будущее, «где без обязывающих обещаний, которые люди, словно островки безопасности, бросают в грозное море неизвестности, не была бы возможна никакая преемственность человеческих отношений, не говоря уж о постоянстве и верности»[20].

Сферу осуществления обеих ключевых человеческих способностей Рикер и Арендт рассматривают преимущественно в области политической философии[21]. Арендт критически рассматривает ту модель политического устройства (восходящую к Платону), где множество лиц сообщества рассмотрены как проекция индивида, как политический порядок, имитирующий «природу» человека (его деление на дух - душа - тело). Тираническая тенденция такой утопии не только в том, что из многих лиц конструируется одно, а прежде всего в том, что сама модель порядка берется из общения с самим собой, а не с другими. Пример монистического подхода: господство над собой оправдывает и обуславливает господство над другими. Этот монологический круг разрывают метаполитические способности, укорененные в общении с другими, - прощать и обещать. «Только тот, кому уже простили, может простить себе сам; только тот, обещание кому сдержали, может обещать что-то самому себе и сдержать обещание»[22].

За рамки практической философии слишком долго выносилось (а во многом и по сей день остается вынесенным) осмысление тех кардинальных последствий, которые прощение способно внести в область дел человеческих. Евангельское откровение о власти прощать - важнейший мотив, который после мировых войн и катастроф ХХ столетия, Х. Арендт и П. Рикер вновь вернули на авансцену современной философии.

«Кто может прощать грехи кроме одного Бога?», - этот вопрос, давно заданный Спасителю, продолжают подымать и сегодня. Оттенок этого вопроса порой встречается и в той среде, где на просьбу о прощении автоматически безучастно может следовать привычное «Бог простит». Смысл этого ответа может быть различен. Среди возможных истолкований его, увы, приходится отмечать и далеко не евангельское. При автоматизме интонации будущее время ответа означает, что вопрос о прощении пока откладывается; а лицо, к которому обращена личная просьба о прощении, переносит ответ за рамки своей компетенции.

В Евангелиях от Матфея (18.35) и Марка (11.25) дано недвусмысленное указание: «И когда стоите на молитве, прощайте, если имеете на кого, дабы и Отец ваш Небесный простил вам согрешения ваши. Если же не прощаете, то и Отец ваш Небесный не простит вам согрешений ваших».

Формы богочеловеческой вести людям о том, что власть прощать доверена человеку и дело прощения повседневно в руках людей, многообразны. «И если он семь раз в день согрешит против тебя и семь раз в день снова придет и скажет: каюсь, ты должен ему простить» (Лк. 17. 3-4)[23]

4

Тему прощения Х. Арендт и П. Рикер не связывают с проблематикой философии брака. Восполнение этой лакуны напрашивается всем ходом нашего размышления. С.С.Аверинцев подчеркивал максиму брачных отношений: «…Безоговорочное взаимное прощение и безоговорочное взаимное доверие. Супруги, которые приближаются друг к другу чего-то не простив, припрятав камень за пазухой, практикуют блуд в браке»[24]. Семейный и пастырский опыт приводит отца Владимира Зелинского к выводу: «Прощение означает, что мы принимаем покаяние другого, в каких бы неприметных формах оно ни выражалось. Прощение - это, может быть, самая трудная из заповедей брачной жизни, потому что оно требует отказа от того, от чего человеку труднее всего отречься - от собственного лелеемого страдания»[25].

Возвращение блудного сына как притчу о радикальном евангельском прощении митрополит Антоний Сурожский самым тесным образом связывает с богословием семьи. Символом этой связи служит кольцо. Его дарит отец сыну в знак полного прощения. И смысл обручального кольца по мысли Владыки Антония аналогичен: «…Так говорит отец; но таково же значение и самого кольца. И когда супруги обмениваются кольцами, они именно обещают друг другу, что если когда-нибудь что-либо случится между ними, если когда-нибудь будет ссора или даже неверность со стороны одного по отношению к другому, измена, обман, неправда, - и если он вновь вернётся, то ему ничего не будет поставлено в упрёк. Потому что он вернётся и скажет: «Вот я пришел (я пришла); можешь ли ты принять меня, или твое сердце охладело, или любовь ко мне умерла?» и ответ будет: «Конечно, приди, конечно, я тебя люблю, как любил раньше! Моя любовь когда-то была ликующей радостью; когда ты ушел (ты ушла), моя любовь стала жгучей болью, ожиданием, тоской,- а теперь моя любовь стала вновь ликующей радостью, более светлой, более глубокой, более торжествующей и более уверенной, чем она была до того, как ты ушел (ушла)… » Поэтому, обмениваясь кольцами, супруги дают друг другу обещание и верности, и взаимного доверия - доверия, которое идет гораздо дальше всякой измены и всякой ссоры; и это так прекрасно»[26].

Безграничную перспективу прощения открывает подлинное отношение Я-Ты. Но особые границы возникают при попытках перенести прощение в гражданскую, институциональную плоскость. «Политики прощения не существует», - к такому выводу приходит Поль Рикер. Он называет карикатурой на прощение такой институциональный акт как амнистия. Согласно философу, «Легенда о Великом инквизиторе» Достоевского должна стать шкалой оценки попыток, пускай добронамеренных, принести спасение людям ценой их свободы. Таков антипод аутентичной практики прощения.

Далее симметрия прощения и обещания ставится под вопрос. Рикер отмечает: «Ханна Арендт обратила внимание на то, что прощение имеет религиозное значение, а обещание такого значения не имеет»[27]. Так ли это? Здесь мы сталкиваемся с другой лакуной, восполнить которую должно рассмотрение брачного контекста обещания.

5

Вернёмся к сопоставлению форм и уровней человеческого обещания.

Обещание является первоначальной формой базовых ресурсов солидарности, без которых распадается любое человеческое сообщество. В устной или письменной форме именно благодаря обещанию два человека способны скрепить свое соглашение двумя подписями или рукопожатием. Данный элементарный и базовый уровень обещания составляет исходную форму жизни сообщества, зачастую не замечаемую под покровом повседневности, подобно основному массиву айсберга глубоко ушедшему в глубь океана.

Эту неотменимую элементарную форму превосходит и преображает более конкретная, более совершенно «воплощенная» форма обещания, явленная в таинстве брака. Обещание жениха и невесты уже не сводится к слову, которое они дают друг другу (хотя, впрочем, и не устраняет его целиком, пускай и обходя молчанием, как в греческом обряде). Обещанием Богу и людям становится само таинство любви, празднуемое Церковью. Обещанием Бога людям становится таинственный акт единения двоих во «единую плоть». Обещанием новой жизни и Нового Завета.

Евангелие и Крест освящают тайну рождения новой семьи, высветляя новый тип взаимной соотнесенности прощения и обещания. Здесь они уже не остаются парой симметричных понятий. Они не расходятся в противоположные стороны по оси времени: прощение - в прошлое, обещание - в будущее. Таинственное вхождение вечности во время изменяет их взаимосвязь, преображает их артикуляцию. Как кратко ее обозначить?

В таинстве брака, несомненно, камертоном служит обещание. Этот исходный, ключевой мотив подсказывает, на первый взгляд, мысль об асимметрии в паре обещание/прощение. Но догадка о второстепенном значении другого элемента пары совершенно не согласуется с сутью брачного таинства. Дистанция между полярным разведением нашей пары понятий преодолена в венчании вовсе не в ущерб одному из них. В последний раз употребим несовершенную геометрическую иллюстрацию и спросим: какая форма годится на смену симметрично расходящимся стрелкам векторов на оси времени: ← прощение, → обещание. Новую форму их неразрывного единства знаменует кольцо. Вопрос о смысле обещания, о сути того, что обещано, открывает милость и прощение. Обещание прощения. Обещание безусловного и неустанного прощения — это ли не одно из имен любви? Она «долготерпит, милосердствует, все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит…» Воистину, сколько бы о ней не говорили, вторя апостолу Павлу или противореча смыслу его слов, «любовь никогда не перестает»(1Кор.13.8). Она остается тайной и таинством.

Евхаристическое богословие в ХХ веке составило целую эпоху христианской мысли. Наша эпоха не менее остро нуждается во всестороннем осмыслении «таинства любви». К сотрудничеству богословов, философов в широком гуманитарном контексте нас приглашает сам предмет. Актуальностью такого сотрудничества продиктовано данное фрагментарное сообщение.

В заключение обратимся к исходной мысли нашего размышления: Бог стал свидетелем брака в Кане Галилейской, чтобы брак свидетельствовал о жизни триединого Бога. Каждая черта такого свидетельства нуждается во внимательном осмыслении.

Доклад на Пятой Международной богословской конференции РПЦ «Православное учение о церковных таинствах».



[1] P.Evdokimov, L Orthodoxie, Paris, DDB, 1979; цит. по: Павел Евдокимов «Православие», М. ББИ, 2000г. с. 418.
[2] Hans Urs Von Baltasar, Das Ganze im Fragmente, Aspekte der Gaschichtstheologie, Johannes Verlag Einsiedeln. Ханс Урс фон Бальтазар, «Целое во фрагменте. Некоторые аспекты теологии истории», «Истина и жизнь», Москва, 2001, с. 262.
[3] См.: Притоиерей Михаил Аксенов-Меерсон, Созерцание Троицы Святой…Парадигма любви в русской философии трочности. Пер. С англ.. Назаровой М., Ванеян Е. и др..-Киев: «Дух и Литера», 2007.-238с.
[4] Kallistos Ware, «The Sacrament of Love: the Orthodox Understanding of Marriage and its Breakdown»; здесь и далее мы цитируем дополненный и сверенный автором французский перевод: Le Sacrament de l amour: La conseption orthodoxe du mariage et de son echec, in: Tout ce qui vit est saint, Paris, Сerf, p.173
[5] Kallistos Ware, idem, p.174
[6] Там же.
[7] П. Евдокимов, Православне, с.418
[8] Владимир Зелинский, Наталия Костомарова, «Загадка «единой плоти» или попытка задуматься о христианском браке«// Семья в постатеистических обществах. - К.:Дух і літера, 2002. - с.87.
[9] http://www.liturgy.ru/nav/trebi/tainstva
[10] В Москве недавно переизданные «Литургические заметки» отца М. Желудкова, в которых содержится развернутое размышление по нашей теме: «…есть один момент, который, мне кажется, должен быть принят во внимание уже и сегодня. В Требнике м. Петра Могилы есть заимствованное у католиков обещание, которое произносят, повторяя за священником:
ЖЕНИХ: Я, имярек,
Беру тебя, имярек,
как законную супругу,
и обещаю тебе
любовь,
верность,
супружеское уважение
и не оставлю тебя до смерти.
В этом да поможет мне
Триединый Бог
и все святые его..

НЕВЕСТА:
Я, имярек,
Беру тебя, имярек,
 как законного супруга,
 и обещаю тебе
любовь,
верность,
супружеское послушание
и не оставлю тебя до смерти.
В этом да поможет мне
Триединый Бог
и все святые Его.

Помню отзывы, когда я служил этим чином: «крепко венчает»… Помню всеобщее всзволнованное внимание, напряженную тишину в храме, когда новобрачные повторяют за священником, строка за строкой, эти торжественные обеты. Конечно, на всю жизнь они не забудут радостных слов, произнесенных в церкви ими самими. Вот пример, мне кажется, полезного заимствования у католичества. А то у нас в Требнике какая-то недосказанность. «не обещался ли еси иной невесте?» - спрашиваем мы в чине Венчания. А что же обещаем этой невесте?.. Говорим о брачных обетах, а в церкви их не произносим. Москва 2004. стр.175-177. Отец Владимир Зелинский обратил мое внимание на это высказывание; пользуюсь возможностью его за это поблагодарить.
[11] Kallistos Ware, p.181.
[12] http://www.liturgy.ru/nav/trebi/tainstva
[13] http://orthodoxcounselir.com/articles.htm
[14]Marcel G. Le Mort de demain. Paris, 1931. Истолкование этой мысли см.: Митрополит Антоний Сурожский «Таинство любви»// Труды. М.:»Практика», -2000.-с.478.
[15] Paul Ricoeur, La memoire, l histiore,l onbli; Paris, Seuil, 2000,p206; сверив с оригиналом и введя небольшие изменения, я цитирую изданный русский перевод: Поль Рикер, «Память, история, забвение», М.:Издательство гуманитарной литературы, 2004, пер. И. И. Блауберг, И. С. Вдовина, О. И. Мачульская, Г. М. Тавризян, с.229
[16] Х. Арендт. Vita activа, или о деятельной жизни. Перевод с немецкого и английского В. В. Бибихина, - Санкт-Петербург: «Алетейя»,2000 - с. 323.
[17] П. Рикер. Там же, с.673.
[18] Там же.
[19] Х. Арендт. Там же, с.314.
[20] Там же.
[21] В этой связи особую актуальность обретает известный тезис С. Троицкого в его книге «Христианская философия брака», М.: Путь, 1995,с.184-185. «Ни Церковь, ни государство не являются источником брака. Напротив, брак есть источник Церкви и государства. Брак предшествует всем общественным и религиозным организациям. Он установлен уже в раю, установлен непосредственно самим Богом. Бог приводит жену к Адаму, и Адам сам объявляет свой брачный союз независимым от какой бы то ни было земной власти, даже и власти родителей (Быт.2:24, Мф 19:6).
[22] Там же, с.315.
[23] Данную цитату из Евангелия (как и многие другие) Х. Арендт подробно комментирует: «При чтении этих мест надо никогда не упускать из виду, что даже в новозаветном греческом языке три решающих слова здесь, aphienai, metanoein, hamartanein, имеют обертоны, передаваемые в переводе не полностью. Так, aphienai значит собственно: попускать, допускать, высвобождать и стало быть прощать; metanoein означает просто переменить свой образ мысли, и поскольку оно употребляется также для передачи еврейского schuw, оно означает также одновременно поворот и возвращение, но не раскаяние и покаяние как мы их понимаем; речь идет об отвращении от «грехов», не о сосредоточении на них в покаянии и раскаянии; hamartanein, наконец, это по сути, «ошибка» и «промах», т.е. явно нечто совсем другое чем то, что мы имеем в виду, когда говорим о грехах (см. Heinrich Ebeling, Griechischdeutsches Wörterbuch zum Neuen testament, 1923). Цитируемый в тексте стих можно было бы поэтому переводить следующим образом: «И если он семь раз на дню ошибется в отношении тебя и семь раз на дню снова придет и скажет: я меняю свой образ мысли, то ты должен отпустить его на свободу». (Там же, с. 317-318).
[24] С.С.Аверинцев, «Брак и семья. Несвоевременный опыт христианского взгляда на вещи» в книге София-Логос. Словарь, Киев, Дух и литера, 2006, с. 812.
[25] Владимир Зелинский, Наталия Костомарова «Загадка «единой плоти» или попытка задуматься о христианском браке«// Семья в постатеистических общесвах. - К.:Дух і літера, 2002. - с.87.
[26] см. сайт: http://metropolit-anthony.orc.ru
[27] П.Рикер, с. 675.

Источник: КИЕВСКАЯ РУСЬ  Для тех, кто хочет верить разумно. 


 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ