О ПроектеАпологетикаНовый ЗаветЛитургияПроповедьГалереиМузыкальная коллекцияКонтакты

Алфавитный указатель:

АБВГ
ДЕЖЗ
ИКЛМ
НОПР
СТУФ
ХЦЧШ
ЩЭЮЯ


Все имена на сайте

Все имена на сайте

АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич
АДАМОВИЧ Георгий Викторович
АРАБОВ Юрий Николаевич
АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич
АСТАФЬЕВ Виктор Петрович
АХМАТОВА Анна Андреевна
АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна
АДЕЛЬГЕЙМ Павел Анатольевич (протоиерей)
АНТОНИЙ [Андрей Борисович Блум] (митрополит)
АЛЕШКОВСКИЙ Петр Маркович
АЛЛЕГРИ Грегорио
АЛЬБИНОНИ Томазо
АЛЬФОНС X Мудрый
АМВРОСИЙ Медиоланский
АФОНИНА Сайда Мунировна
АРОНЗОН Леонид Львович
АМИРЭДЖИБИ Чабуа Ираклиевич
АРТЕМЬЕВ Эдуард Николаевич
АЛДАШИН Михаил Владимирович
АНДЕРСЕН Ларисса Николаевна
АНДЕРСЕН Ханс Кристиан
АЛЛЕНОВА Ольга
АНФИЛОВ Глеб Иосафович
АПУХТИН Алексей Николаевич
АФАНАСЬЕВ Леонид Николаевич
АКСАКОВ Иван Сергеевич
АНУФРИЕВА Наталия Даниловна
АРЦЫБУШЕВ Алексей Петрович
АНСИМОВ Георгий Павлович
АДРИАНА (монахиня) [Наталия Владимировна Малышева]
АЛЬШАНСКАЯ Елена Леонидовна
АРХАНГЕЛЬСКАЯ Анна Валерьевна
АЛЕКСЕЕВ Анатолий Алексеевич
АРКАДЬЕВ Михаил Александрович
АЛЕКСАНДРОВ Кирилл Михайлович
АРБЕНИНА Диана Сергеевна
АРШАКЯН Лев (иерей)
АБЕЛЬ Карл Фридрих
АЛФЁРОВА Ксения Александровна
БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич
БУНИН Иван Алексеевич
БЕХТЕЕВ Сергей Сергеевич
БИТОВ Андрей Георгиевич
БОНДАРЧУК Алёна Сергеевна
БОРОДИН Леонид Иванович
БУЛГАКОВ Михаил Афанасьевич
БУТУСОВ Вячеслав Геннадьевич
БОНХЁФФЕР Дитрих
БЕРЕСТОВ Валентин Дмитриевич
БРУКНЕР Антон
БРАМС Иоганнес
БРУХ Макс
БЕЛОВ Алексей
БЕРДЯЕВ Николай Александрович
БЕРЕЗИН Владимир Александрович
БЕРНАНОС Жорж
БЕРОЕВ Егор Вадимович
БРЭГГ Уильям Генри
БУНДУР Олег Семёнович
БАЛАКИРЕВ Милий Алексеевич
БАХ Иоганн Себастьян
БЕТХОВЕН Людвиг ван
БОРОДИН Александр Порфирьевич
БАТАЛОВ Алексей Владимирович
БЕНЕВИЧ Григорий Исаакович
БИЗЕ Жорж
БРЕГВАДЗЕ Нани Георгиевна
БУЗНИК Михаил Христофорович
БОРИСОВ Александр Ильич (священник)
БЛОХ Карл
БУЛГАКОВ Артем
БЕГЛОВ Алексей Львович
БЕХТЕРЕВА Наталья Петровна
БЕРЯЗЕВ Владимир Алексееич
БУОНИНСЕНЬЯ Дуччо ди
БРОДСКИЙ Иосиф Александрович
БАКУЛИН Мирослав Юрьевич
БАСИНСКИЙ Павел Валерьевич
БУКСТЕХУДЕ Дитрих
БУЛГАКОВ Сергий Николаевич (священник)
БАТИЩЕВА Янина Генриховна
БИБЕР Генрих
БАРКЛИ Уильям
БЕРХИН Владимир
БОРИСОВ Николай Сергеевич
БУЛЫГИН Павел Петрович
БОРОВИКОВСКИЙ Александр Львович
БЫКОВ Дмитрий Львович
БАЛАЯН Елена Владимировна
БИККУЛОВА Алёна Алексеевна
БЕЛАНОВСКИЙ Юрий Сергеевич
БУРОВ Алексей Владимирович
БАХРЕВСКИЙ Владислав Анатольевич
БАШУТИН Борис Валерьевич
БЕРЕЗОВА Юлия
БАБЕНКО Алёна Олеговна
БУЦКО Юрий Маркович
БОЛДЫШЕВА Ирина Валентиновна
БАК Дмитрий Петрович
БЕЛЛ Роб
БИБИХИН Владимир Вениаминович
БАРТ Карл
БУДЯШЕК Ян
БАЙТОВ Николай Владимирович
БАТОВ Олег Анатольевич (протоиерей)
БЕНИНГ Симон
БАЛТРУШАЙТИС Юргис Казимирович
БЕЛЬСКИЙ Станислав
БЕЛОХВОСТОВА Юлия
БЕЖИН Леонид Евгеньевич
БИРЮКОВА Марина
БОЕВ Пётр Анатольевич (иерей)
БЫКОВ Василь Владимирович
ВАРЛАМОВ Алексей Николаевич
ВАСИЛЬЕВА Екатерина Сергеевна
ВОЛОШИН Максимилиан Александрович
ВЯЗЕМСКИЙ Юрий Павлович
ВАРЛЕЙ Наталья Владимировна
ВИВАЛЬДИ Антонио
ВО Ивлин
ВОРОПАЕВ Владимир Алексеевич
ВИСКОВ Антон Олегович
ВОЗНЕСЕНСКАЯ Юлия Николаевна
ВИШНЕВСКАЯ Галина Павловна
ВИЛЕНСКИЙ Семен Самуилович
ВАСИЛИЙ (епископ) [Владимир Михайлович Родзянко]
ВОЛКОВ Павел Владимирович
ВЕЙЛЬ Симона
ВОДОЛАЗКИН Евгений Германович
ВОЛОДИХИН Дмитрий Михайлович
ВЕЛИЧАНСКИЙ Александр Леонидович
ВОЛЧКОВ Сергей Валерьевич
ВАРСОНОФИЙ (архимандрит) [Павел Иванович Плиханков]
ВЕРТИНСКАЯ Анастасия Александровна
ВДОВИЧЕНКОВ Владимир Владимирович
ВАССА [Ларина] (инокиня)
ВИНОГРАДОВ Леонид
ВАСИН Вячеслав Георгиевич
ВАРАЕВ Максим Владимирович (священник)
ВИТАЛИ Джованни Баттиста
ВУЙЧИЧ Ник
ВОСКРЕСЕНСКИЙ Семен Николаевич
ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей)
ВАСИЛЮК Фёдор Ефимович
ВИКТОРИЯ Томас Луис
ВАЙГЕЛЬ Валентин
ВАНЬЕ Жан
ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович
ВЫРЫПАЕВ Иван Александрович
ВОЛФ Мирослав
ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ Арсений Аркадьевич
ГАЛАКТИОНОВА Вера Григорьевна
ГАЛИЧ Александр Аркадьевич
ГАЛКИН Борис Сергеевич
ГЕЙЗЕНБЕРГ Вернер
ГЕТМАНОВ Роман Николаевич
ГИППИУС Зинаида Николаевна
ГОБЗЕВА Ольга Фроловна [монахиня Ольга]
ГОГОЛЬ Николай Васильевич
ГРАНИН Даниил Александрович
ГУМИЛЁВ Николай Степанович
ГУСЬКОВ Алексей Геннадьевич
ГУРЦКАЯ Диана Гудаевна
ГАЛЬЦЕВА Рената Александровна
ГОРОДОВА Мария Александровна
ГАЛЬ Юрий Владимирович
ГЛИНКА Михаил Иванович
ГРАДОВА Екатерина Георгиевна
ГАЙДН Йозеф
ГЕНДЕЛЬ Георг Фридрих
ГЕРМАН Расслабленный
ГРИГ Эдвард
ГОРБОВСКИЙ Глеб Яковлевич
ГАЛУППИ Бальдассаре
ГЛЮК Кристоф
ГУРЕЦКИЙ Хенрик Миколай
ГУМАНОВА Ольга
ГЕРМАН Анна
ГРИЛИХЕС Леонид (священник)
ГРААФ Фредерика(Мария) де
ГОРДИН Яков Аркадьевич
ГЛИНКА Елизавета Петровна (Доктор Лиза)
ГУРБОЛИКОВ Владимир Александрович
ГРИЦ Илья Яковлевич
ГРЫМОВ Юрий Вячеславович
ГОРИЧЕВА Татьяна Михайловна
ГВАРДИНИ Романо
ГУБАЙДУЛИНА София Асгатовна
ГОЛЬДШТЕЙН Дмитрий Витальевич
ГОРЮШКИН-СОРОКОПУДОВ Иван Силыч
ГРЕЧКО Георгий Михайлович
ГРИМБЛИТ Татьяна Николаевна
ГОРБАНЕВСКАЯ Наталья Евгеньевна
ГРИБ Андрей Анатольевич
ГОЛОВКОВА Лидия Алексеевна
ГАСЛОВ Игорь Владимирович
ГОДИНЕР Анна Вацлавовна
ГЕРЦЫК Аделаида Казимировна
ГНЕЗДИЛОВ Андрей Владимирович
ГУТНЕР Григорий Борисович
ГАРКАВИ Дмитрий Валентинович
ГОРОДЕЦКАЯ Надежда Даниловна
ГУПАЛО Георгий Михайлович
ГЕ Николай Николаевич
ГАЛИК Либор Серафим (священник)
ГЕЗАЛОВ Александр Самедович
ГЕНИСАРЕТСКИЙ Олег Игоревич
ГЕОРГИЙ [Жорж Ходр] (митрополит)
ГИППЕНРЕЙТЕР Юлия Борисовна
ГРЕБЕНЩИКОВ Борис Борисович
ГРАММАТИКОВ Владимир Александрович
ГУЛЯЕВ Георгий Анатольевич (протоиерей)
ГУМЕРОВА Анна Леонидовна
ГОРОДНИЦКИЙ Александр Моисеевич
ГИОРГОБИАНИ Давид
ГОЛЬЦМАН Ян Янович
ГАНДЛЕВСКИЙ Сергей Маркович
ГЕНИЕВА Екатерина Юрьевна
ГЛУХОВСКИЙ Дмитрий Алексеевич
ГРУНИН Юрий Васильевич
ДЮЖЕВ Дмитрий Петрович
ДОРЕ Гюстав
ДЕМЕНТЬЕВ Андрей Дмитриевич
ДЕСНИЦКИЙ Андрей Сергеевич
ДОВЛАТОВ Сергей Донатович
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович
ДРУЦЭ Ион
ДИКИНСОН Эмили
ДЕБЮССИ Клод
ДВОРЖАК Антонин
ДАРГОМЫЖСКИЙ Александр Сергеевич
ДОНН Джон
ДВОРКИН Александр Леонидович
ДУНАЕВ Михаил Михайлович
ДАНИЛОВА Анна Александровна
ДЖОТТО ди Бондоне
ДИОДОРОВ Борис Аркадьевич
ДЬЯЧКОВ Александр Андреевич
ДЖЕССЕН Джианна
ДЖАБРАИЛОВА Мадлен Расмиевна
ДРОЗДОВ Николай Николаевич
ДАНИЛОВ Дмитрий Алексеевич
ДИМИТРИЙ (иеромонах) [Михаил Сергеевич Першин]
ДИККЕНС Чарльз
ДОРОНИНА Татьяна Васильевна
ДЕНИСОВ Эдисон Васильевич
ДАНИЛОВ Анатолий Евгеньевич
ДАНИЛОВА Юлия
ДОРМАН Елена Юрьевна
ДРАГУНСКИЙ Денис Викторович
ДУДЧЕНКО Андрей (протоиерей)
ДЕГЕН Ион Лазаревич
ЕСАУЛОВ Иван Андреевич
ЕМЕЛЬЯНЕНКО Федор Владимирович
ЕЛЬЧАНИНОВ Александр Викторович (священник)
ЕГЕРШТЕТТЕР Франц
ЖИРМУНСКАЯ Тамара Александровна
ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич
ЖИДКОВ Юрий Борисович
ЖУРИНСКАЯ Марина Андреевна
ЖИЛЬСОН Этьен Анри
ЖИЛЛЕ Лев (архимандрит)
ЖИВОВ Виктор Маркович
ЖАДОВСКАЯ Юлия Валериановна
ЖИГУЛИН Анатолий Владимирович
ЖЕЛЯБИН-НЕЖИНСКИЙ Олег
ЖИРАР Рене
ЗАЛОТУХА Валерий Александрович
ЗОЛОТУССКИЙ Игорь Петрович
ЗУБОВ Андрей Борисович
ЗАНУССИ Кшиштоф
ЗВЯГИНЦЕВ Андрей Петрович
ЗАХАРОВ Марк Анатольевич
ЗОРИН Александр Иванович
ЗАХАРЧЕНКО Виктор Гаврилович
ЗЕЛИНСКАЯ Елена Константиновна
ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич
ЗОЛОТОВ Андрей
ЗОЛОТОВ Андрей Андреевич
ЗАБЕЖИНСКИЙ Илья Аронович
ЗАЙЦЕВ Андрей
ЗОЛОТУХИН Денис Валерьевич (священник)
ЗАЙЦЕВА Татьяна
ЗОЛЛИ Исраэль
ЗЕЛИНСКИЙ Владимир Корнелиевич (протоиерей)
ЗОБИН Григорий Соломонович
ИВАНОВ Вячеслав Иванович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ИВАНОВ Георгий Владимирович
ИЛЬИН Владимир Адольфович
ИГНАТОВА Елена Алексеевна
ИЛАРИОН (митрополит) [Григорий Валериевич Алфеев]
ИАННУАРИЙ (архимандрит) [Дмитрий Яковлевич Ивлев]
ИЛЬЯШЕНКО Александр Сергеевич (священник)
ИЛЬИН Иван Александрович
ИЛЬКАЕВ Радий Иванович
ИВАНОВ Вячеслав Всеволодович
КОНАЧЕВА Светлана Александровна
КАБАКОВ Александр Абрамович
КАБЫШ Инна Александровна
КАРАХАН Лев Маратович
КИБИРОВ Тимур Юрьевич
КИНЧЕВ Константин Евгеньевич
КОЗЛОВ Иван Иванович
КОЛЛИНЗ Френсис Селлерс
КОНЮХОВ Фёдор Филлипович (диакон)
КОПЕРНИК Николай
КУБЛАНОВСКИЙ Юрий Михайлович
КУРБАТОВ Валентин Яковлевич
КУСТУРИЦА Эмир
КУЧЕРСКАЯ Майя Александровна
КУШНЕР Александр Семенович
КАПЛАН Виталий Маркович
КУРАЕВ Андрей Вячеславович (протодиакон)
КОРМУХИНА Ольга Борисовна
КУХИНКЕ Норберт
КУПЧЕНКО Ирина Петровна
КЛОДЕЛЬ Поль
КОЗЛОВ Максим Евгеньевич (священник)
КАЛИННИКОВ Василий Сергеевич
КОРЕЛЛИ Арканджело
КАРОЛЬСФЕЛЬД Юлиус
КИРИЛЛОВА Ксения
КЕКОВА Светлана Васильевна
КОРЖАВИН Наум Моисеевич
КРЮЧКОВ Павел Михайлович
КРУГЛОВ Сергий Геннадьевич (священник)
КРАВЦОВ Константин Павлович (священник)
КНАЙФЕЛЬ Александр Аронович
КИКТЕНКО Вячеслав Вячеславович
КУРЕНТЗИС Теодор
КЫРЛЕЖЕВ Александр Иванович
КОШЕЛЕВ Николай Андреевич
КЮИ Цезарь Антонович
КОРЧАК Януш
КЛОДТ Евгений Георгиевич
КРАСНИКОВА Ольга Михайловна
КОРОЛЕНКО Псой
КЬЕРКЕГОР Серен
КОВАЛЬДЖИ Владимир
КОВАЛЬДЖИ Кирилл Владимирович
КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович
КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович
КОЗЛОВСКИЙ Иван Семёнович
КАРПОВ Сергей Павлович
КАМБУРОВА Елена Антоновна
КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
КОПЕЙКИН Кирилл (протоиерей)
КАЛЕДА Кирилл Глебович (протоиерей)
КРАСНОВА Татьяна Викторовна
КРИВОШЕИНА Ксения Игоревна
КОТОВ Андрей Николаевич
КОРНОУХОВ Александр Давыдович
КЛЮКИНА Ольга Петровна
КАССИЯ
КРАВЕЦ Сергей Леонидович
КАЗАРНОВСКАЯ Любовь Юрьевна
КРАВЕЦКИЙ Александр Геннадьевич
КРИВУЛИН Виктор Борисович
КОСТЮКОВ Леонид Владимирович
КЛЕМАН Оливье
КУКИН Михаил Юрьевич
КОНАНОС Андрей (архимандрит)
КИРИЛЛОВ Игорь Леонидович
КАЛЛИСТ [Тимоти Уэр ] (митрополит)
КРИВОШЕИН Никита Игоревич
КИТНИС Тимофей
КИНДИНОВ Евгений Арсеньевич
КЛИМОВ Дмирий (протоиерей)
КОЗЫРЕВ Алексей Павлович
КУПРИЯНОВ Борис Леонидович (протоиерей)
КОКИН Илья Анатольевич (диакон)
КНЯЗЕВ Евгений Владимирович
КРАПИВИН Владислав Петрович
КЕННЕТ Клаус
КОЛОНИЦКИЙ Борис Иванович
ЛИЕПА Илзе
ЛИПКИН Семён Израилевич
ЛЮБОЕВИЧ Дивна
ЛОПАТКИНА Ульяна Вячеславовна
ЛОШИЦ Юрий Михайлович
ЛЕВИТАНСКИЙ Юрий Давыдович
ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич
ЛУНГИН Павел Семенович
ЛЬЮИС Клайв Стейплз
ЛУКЬЯНОВА Ирина Владимировна
ЛИСНЯНСКАЯ Инна Львовна
ЛЕГОЙДА Владимир Романович
ЛЮБИМОВ Илья Петрович
ЛОКАТЕЛЛИ Пьетро
ЛЮБАК Анри де
ЛАЛО Эдуар
ЛЕОНОВ Андрей Евгеньевич
ЛОСЕВА Наталья Геннадьевна
ЛИЕПА Андрис Марисович
ЛЯДОВ Анатолий Константинович
ЛАРШЕ Жан-Клод
ЛОСЕВ Алексей Федорович
ЛИСТ Ференц
ЛЮЛЛИ Жан-Батист
ЛЕГА Виктор Петрович
ЛОБАНОВ Валерий Витальевич
ЛЮБИМОВ Борис Николаевич
ЛЕВШЕНКО Борис Трифонович (священник)
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)
ЛАССО Орландо
ЛЮБИЧ Кьяра
ЛУЧЕНКО Ксения Валерьевна
ЛЮБШИН Станислав Андреевич
ЛЕОНОВ Евгений Павлович
ЛАВЛЕНЦЕВ Игорь Вячеславович
ЛЮДОГОВСКИЙ Феодор (иерей)
ЛЮБИМОВ Григорий Александрович
ЛАВРОВ Владимир Михайлович
ЛЕОНОВИЧ Владимир Николаевич
ЛОПУШАНСКИЙ Константин Сергеевич
ЛИТВИНОВ Александр Михайлович
ЛУЧКО Клара Степановна
ЛАВДАНСКИЙ Александр Александрович
ЛОБЬЕ де Патрик
ЛАШКОВА Вера Иосифовна
ЛИПОВКИНА Татьяна
ЛОРЕНЦЕТТИ Амброджо
ЛОТТИ Антонио
ЛУКИН Павел Владимирович
ЛАШИН Емилиан Владимирович
МАЙКОВ Апполон Николаевич
МАКДОНАЛЬД Джордж
МАКОВЕЦКИЙ Сергей Васильевич
МАКОВСКИЙ Сергей Константинович
МАКСИМОВ Андрей Маркович
МАМОНОВ Пётр Николаевич
МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич
МИНИН Владимир Николаевич
МИРОНОВ Евгений Витальевич
МОТЫЛЬ Владимир Яковлевич
МУРАВЬЕВА Ирина Вадимовна
МИЛЛИКЕН Роберт Эндрюс
МЮРРЕЙ Джозеф Эдвард
МАРКОНИ Гульельмо
МАТОРИН Владимир Анатольевич
МЕДУШЕВСКИЙ Вячеслав Вячеславович
МОРИАК Франсуа
МАРТЫНОВ Владимир Иванович
МЕНДЕЛЬСОН Феликс
МИРОНОВА Мария Андреевна
МАЛЕР Густав
МУСОРГСКИЙ Модест Петрович
МОЦАРТ Вольфганг Амадей
МАНФРЕДИНИ Франческо Онофрио
МИХАЙЛОВА Марина Валентиновна
МЕНЬ Александр (протоиерей)
МИХАЙЛОВ Александр Николаевич
МЕРЗЛИКИН Андрей Ильич
МАССНЕ Жюль
МАРЧЕЛЛО Алессандро
МАКИН Андрей Сергеевич
МАШО Гийом де
МАХНАЧ Владимир Леонидович
МАШЕГОВ Алексей
МЕРКЕЛЬ Ангела
МЕЛАМЕД Игорь Сунерович
МОНТИ Витторио
МИЛЛЕР Лариса Емельяновна
МОЖЕГОВ Владимир
МАКАРСКИЙ Антон Александрович
МАКАРИЙ (иеромонах) [Марк Симонович Маркиш]
МИТРОФАНОВ Георгий Николаевич (священник)
МОЩЕНКО Владимир Николаевич
МОГУТИН Юрий Николаевич
МИНДАДЗЕ Александр Анатольевич
МЕЛЬНИКОВА Анастасия Рюриковна
МИКИТА Андрей Иштванович
МАТВИЕНКО Игорь Игоревич
МЕЖЕНИНА Лариса Николаевна
МАРИЯ (монахиня) [Елизавета Юрьевна Пиленко]
МИРСКИЙ Георгий Ильич
МАЛАХОВА Лилия
МАРКИНА Надежда Константиновна
МОЛЧАНОВ Владимир Кириллович
МАГГЕРИДЖ Малькольм
МЕЛЛО Альберто
МОРОЗОВ Александр Олегович
МАКНОТОН Джон
МЕЕРСОН Ольга
МЕЕРСОН-АКСЕНОВ Михаил Георгиевич (протоиерей)
МИТРОФАНОВА Алла Сергеевна
МЕНЬШОВА Юлия Владимировна
МАЗЫРИН Александр (иерей)
МУРАВЬЁВ Алексей Владимирович
МАЛЬЦЕВА Надежда Елизаровна
МАГИД Сергей Яковлевич
МАРЕ Марен
МИРОНЕНКО Сергей Владимирович
НАРЕКАЦИ Григор
НЕКРАСОВ Николай Алексеевич
НЕПОМНЯЩИЙ Валентин Семенович
НИКОЛАЕВ Юрий Александрович
НИКОЛАЕВА Олеся Александровна
НЬЮТОН Исаак
НИКОЛАЙ [ Никола Велимирович ] (епископ)
НОРШТЕЙН Юрий Борисович
НЕГАТУРОВ Вадим Витальевич
НЕСТЕРЕНКО Евгений Евгеньевич
НОВИКОВ Денис Геннадьевич
НЕЖДАНОВ Владимир Васильевич (священник)
НЕСТЕРЕНКО Василий Игоревич
НЕКТАРИЙ (игумен) [Родион Сергеевич Морозов]
НАДСОН Семён Яковлевич
НИКИТИН Иван Саввич
НИКОЛАЙ [Николай Хаджиниколау] (митрополит)
НАЗАРОВ Александр Владимирович
НИВА Жорж
НИШНИАНИДЗЕ Шота Георгиевич
НИКУЛИН Николай Николаевич
ОКУДЖАВА Булат Шалвович
ОСИПОВ Алексей Ильич
ОРЕХОВ Дмитрий Сергеевич
ОРЛОВА Василина Александровна
ОСТРОУМОВА Ольга Михайловна
ОЦУП Николай Авдеевич
ОГОРОДНИКОВ Александр Иоильевич
ОБОЛДИНА Инга Петровна
ОХАПКИН Олег Александрович
ОРЕХАНОВ Георгий Леонидович (протоиерей)
ПАНТЕЛЕЕВ Леонид
ПАСКАЛЬ Блез
ПАСТЕР Луи
ПАСТЕРНАК Борис Леонидович
ПИРОГОВ Николай Иванович
ПЛАНК Макс
ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич
ПОГУДИН Олег Евгеньевич
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
ПОЛЯКОВА Надежда Михайловна
ПОЛЯНСКАЯ Екатерина Владимировна
ПРОШКИН Александр Анатольевич
ПУШКИН Александр Сергеевич
ПАВЛОВИЧ Надежда Александровна
ПЕГИ Шарль
ПРОКОФЬЕВА Софья Леонидовна
ПЕТРОВА Татьяна Юрьевна
ПЯРТ Арво
ПОЛЕНОВ Василий Дмитриевич
ПЕРГОЛЕЗИ Джованни
ПЁРСЕЛЛ Генри
ПАЛЕСТРИНА Джованни Пьерлуиджи
ПЕТР (игумен) [Валентин Андреевич Мещеринов]
ПУЩАЕВ Юрий Владимирович
ПУЗАКОВ Алексей Александрович
ПАВЛОВ Олег Олегович
ПРОСКУРИНА Светлана Николаевна
ПАНИЧ Светлана Михайловна
ПЕЛИКАН Ярослав
ПОЛИКАНИНА Валентина Петровна
ПЬЕЦУХ Вячеслав Алексеевич
ПЕТРАРКА Франческо
ПУСТОВАЯ Валерия Ефимовна
ПЕВЦОВ Дмитрий Анатольевич
ПАНЮШКИН Валерий Валерьевич
ПОЗДНЯЕВА Кира
ПИВОВАРОВ Юрий Сергеевич
ПОРОШИНА Мария Михайловна
ПЕТРЕНКО Алексей Васильевич
ПАРРАВИЧИНИ Эльвира
ПРЕЛОВСКИЙ Анатолий Васильевич
ПАНТЕЛЕИМОН [Аркадий Викторович Шатов] (епископ)
ПРЕКУП Игорь (священник)
ПЕТРАНОВСКАЯ Людмила Владимировна
ПОДОБЕДОВА Ольга Ильинична
ПОПОВА Ольга Сигизмундовна
ПАРФЕНОВ Филипп (священник)
ПЛОТКИНА Алла Григорьевна
ПАРХОМЕНКО Сергей Борисович
ПАЗЕНКО Егор Станиславович
ПРОХОРОВА Ирина Дмитриевна
ПАГЫН Сергей Анатольевич
РАСПУТИН Валентин Григорьевич
РОМАНОВ Константин Константинович (КР)
РЫБНИКОВ Алексей Львович
РАТУШИНСКАЯ Ирина Борисовна
РОСС Рональд
РАНЦАНЕ Анна
РАЗУМОВСКИЙ Феликс Вельевич
РАХМАНИНОВ Сергей Васильевич
РАВЕЛЬ Морис
РАУШЕНБАХ Борис Викторович
РУБЛЕВ Андрей
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Николай Андреевич
РЕВИЧ Александр Михайлович
РУБЦОВ Николай Михайлович
РАТНЕР Лилия Николаевна
РОСТРОПОВИЧ Мстислав Леопольдович
РОГИНСКИЙ Арсений Борисович
РОЗЕНБЛЮМ Константин Витольд
РЕШЕТОВ Алексей Леонидович
РОГОВЦЕВА Ада Николаевна
РЫЖЕНКО Павел Викторович
РОДНЯНСКАЯ Ирина Бенционовна
РИЛЬКЕ Райнер Мария
РОШЕ Константин Константинович
РАКИТИН Александр Анатольевич
РОМАНЕНКО Татьяна Анатольевна
РЯШЕНЦЕВ Юрий Евгеньевич
РАЗУМОВ Анатолий Яковлевич
РУЛИНСКИЙ Василий Васильевич
СВИРИДОВ Георгий Васильевич
СЕДАКОВА Ольга Александровна
СЛУЦКИЙ Борис Абрамович
СМОКТУНОВСКИЙ Иннокентий Михайлович
СОЛЖЕНИЦЫН Александрович Исаевич
СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич
СОЛОДОВНИКОВ Александр Александрович
СТЕБЛОВ Евгений Юрьевич
СТУПКА Богдан Сильвестрович
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий Владимирович
СМОЛЛИ Ричард
СЭЙЕРС Дороти
СМОЛЬЯНИНОВА Евгения Валерьевна
СТЕПАНОВ Юрий Константинович
СИМОНОВ Константин Михайлович
СМОЛЬЯНИНОВ Артур Сергеевич
СЕДОВ Константин Сергеевич
СОПРОВСКИЙ Александр Александрович
СКАРЛАТТИ Алессандро
САРАСКИНА Людмила Ивановна
САМОЙЛОВ Давид Самуилович
САРАСАТЕ Пабло
СТРАДЕЛЛА Алессандро
СУРОВА Людмила Васильевна
СЛУЧЕВСКИЙ Николай Владимирович
СОКОЛОВ Александр Михайлович
СОЛОУХИН Владимир Алексеевич
СТОГОВ Илья Юрьевич
СЕН-САНС Камиль
СОКУРОВ Александр Николаевич
СТРУВЕ Никита Алексеевич
СОЛЖЕНИЦЫН Игнат Александрович
СИКОРСКИЙ Игорь Иванович
СУИНБЕРН Ричард
САВВА (Мажуко) архимандрит
САНАЕВ Павел Владимирович
СИЛЬВЕСТРОВ Валентин Васильевич
СТЕФАНОВИЧ Николай Владимирович
СОНЬКИНА Анна Александровна
СИНЯЕВА Ольга
СОЛОНИЦЫН Алексей Алексеевич
САЛИМОН Владимир Иванович
СВЕТОЗАРСКИЙ Алексей Константинович
СКУРАТ Константин Ефимович
СВЕШНИКОВА Мария Владиславовна
СЕНЬЧУКОВА Мария Сергеевна [ инокиня Евгения ]
СЕЛЕЗНЁВ Михаил Георгиевич
САВЧЕНКО Николай (священник)
СПИВАКОВСКИЙ Павел Евсеевич
САДОВНИКОВА Елена Юрьевна
СЕН-ЖОРЖ Жозеф
СУДАРИКОВ Виктор Андреевич
САММАРТИНИ Джованни Баттиста
САНДЕРС Скип и Гвен
СКВОРЦОВ Ярослав Львович
СТЕПАНОВА Мария Михайловна
САРАБЬЯНОВ Владимир Дмитриевич
СЛАДКОВ Дмитрий Владимирович
СТОРОЖЕВА Вера Михайловна
СИГОВ Константин Борисович
СТЕПУН Фёдор Августович
СЕНДЕРОВ Валерий Анатольевич
СВЕЛИНК Ян
СТЕРЖАКОВ Владимир Александрович
СТРУКОВА Алиса
СУХИХ Игорь Николаевич
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович
ТУРОВЕРОВ Николай Николаевич
ТАРКОВСКИЙ Михаил Александрович
ТЕРАПИАНО Юрий Константинович
ТОНУНЦ Елена Константиновна
ТРАУБЕРГ Наталья Леонидовна
ТАУНС Чарльз
ТОКМАКОВ Лев Алексеевич
ТКАЧЕНКО Александр
ТЕУНИКОВА Юлия Александровна
ТАРТИНИ Джузеппе
ТИССО Джеймс
ТРОШИН Валерий Владимирович
ТАХО-ГОДИ Аза (Наталья) Алибековна
ТАВЕНЕР Джон
ТОЛКИН Джон Рональд Руэл
ТРАНСТРЁМЕР Тумас
ТАРИВЕРДИЕВ Микаэл Леонович
ТЕПЛИЦКИЙ Виктор (протоиерей)
ТРОСТНИКОВА Елена Викторовна
ТОЛСТОЙ Алексей Константинович
ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич
ТЕПЛЯКОВ Виктор Григорьевич
ТИМОФЕЕВ Александр (священник)
ТИРИ Жан-Франсуа
ТАРКОВСКИЙ Арсений Александрович
ТЕЙЛОР Чарльз
ТАРАСОВ Аркадий Евгеньевич
ТЕРСТЕГЕН Герхард
ТАЛАШКО Владимир Дмитриевич
ТУРОВА Варвара
УЖАНКОВ Александр Николаевич
УОЛД Джордж
УМИНСКИЙ Алексей (священник)
УСПЕНСКИЙ Михаил Глебович
УЗЛАНЕР Дмитрий
УГЛОВ Николай Владимирович
УСПЕНСКИЙ Федор Борисович
УЛИЦКАЯ Людмила Евгеньевна
ФУДЕЛЬ Сергей Иосифович
ФЕТ Афанасий Афанасьевич
ФЕДОСЕЕВ Владимир Иванович
ФИЛЛИПС Уильям
ФРА БЕАТО АНДЖЕЛИКО
ФРАНК Семён Людвигович
ФИРСОВ Сергей Львович
ФЕСТЮЖЬЕР Андре-Жан
ФАСТ Геннадий (священник)
ФОРЕСТ Джим
ФЕОДОРИТ (иеродиакон) [Сергей Валентинович Сеньчуков]
ФОФАНОВ Константин Михайлович
ФЕДОТОВ Георгий Петрович
ФРАНКЛ Виктор
ФЛАМ Людмила Сергеевна
ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич (протоиерей)
ФОМИН Игорь (протоиерей)
ФИЛАТОВ Леонид Алексеевич
ФЕДЕРМЕССЕР Анна Константиновна
ХОТИНЕНКО Владимир Иванович
ХОМЯКОВ Алексей Степанович
ХОДАСЕВИЧ Владислав Фелицианович
ХАМАТОВА Чулпан Наилевна
ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ Лиляна
ХУДИЕВ Сергей Львович
ХЕРСОНСКИЙ Борис Григорьевич
ХИЛЬДЕГАРДА Бингенская
ХОРУЖИЙ Сергей Сергеевич
ХЛЕБНИКОВ Олег Никитьевич
ХЕТАГУРОВ Коста Леванович
ХОРИНЯК Алевтина Петровна
ХЛЕВНЮК Олег Витальевич
ХИЛЛМАН Кристофер
ХОПКО Фома Иванович (протопресвитер)
ЦИПКО Александр Сергеевич
ЦВЕТАЕВА Анастасия Ивановна
ЦФАСМАН Михаил Анатольевич
ЦВЕЛИК Алексей Михайлович
ЦЫПИН Владислав Александрович (протоиерей)
ЧАЛИКОВА Галина Владленовна
ЧУРИКОВА Инна Михайловна
ЧЕРЕНКОВ Федор Федорович
ЧЕЙН Эрнст
ЧАЙКОВСКАЯ Елена Анатольевна
ЧЕХОВ Антон Павлович
ЧЕСТЕРТОН Гилберт
ЧЕРНЯК Андрей Иосифович
ЧЕРНИКОВА Татьяна Васильевна
ЧИЧИБАБИН Борис Алексеевич
ЧИСТЯКОВ Георгий Петрович (священник)
ЧЕРКАСОВА Елена Игоревна
ЧАВЧАВАДЗЕ Елена Николаевна
ЧУХОНЦЕВ Олег Григорьевич
ЧАВЧАВАДЗЕ Зураб Михайлович
ЧАПНИН Сергей Валерьевич
ЧАРСКАЯ Лидия Алексеевна
ЧЕРНЫХ Наталия Борисовна
ЧИМАБУЭ Ченни ди Пепо
ЧУКОВСКАЯ Елена Цезаревна
ЧЕЙГИН Петр Николаевич
ШЕМЯКИН Михаил Михайлович
ШЕВЧУК Юрий Юлианович
ШАНГИН Никита Генович
ШИРАЛИ Виктор Гейдарович
ШАВЛОВ Артур
ШЕВАРОВ Дмитрий Геннадьевич
ШУБЕРТ Франц
ШУМАН Роберт
ШМЕМАН Александр Дмитриевич (священник)
ШНИТКЕ Альфред Гарриевич
ШМИТТ Эрик-Эммануэль
ШАТАЛОВА Соня
ШАГИН Дмитрий Владимирович
ШУЛЬЧЕВА-ДЖАРМАН Ольга Александровна
ШТЕЙН Ася Владимировна
ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич
ШНОЛЬ Дмитрий Эммануилович
ШАЦКОВ Андрей Владиславович
ШЕСТИНСКИЙ Олег Николаевич
ШВАРЦ Елена Андреевна
ШИК Елизавета Михайловна
ШИЛОВА Ольга
ШПОЛЯНСКИЙ Михаил (протоиерей)
ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА Анна Ильинична
ШВЕД Дмитрий Иванович
ШЛЯХТИН Роман
ШМИДТ Вильям Владимирович
ШТАЙН Эдит
ШОСТАКОВИЧ Дмитрий Дмитриевич
ШМЕЛЁВ Алексей Дмитриевич
ШНУРОВ Константин Сергеевич
ШОРОХОВА Татьяна Сергеевна
ШАУБ Игорь Юрьевич
ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич
ЭЛИОТ Томас Стернз
ЭКЛС Джон
ЭЛГАР Эдуард
ЭЛИТИС Одиссеас
ЭППЛЕ Николай Владимирович
ЭПШТЕЙН Михаил Наумович
ЭГГЕРТ Константин Петрович
ЭЛЬ ГРЕКО
ЭДЕЛЬШТЕЙН Георгий (протоиерей)
ЮРСКИЙ Сергей Юрьевич
ЮРЧИХИН Фёдор Николаевич
ЮДИНА Мария Вениаминовна
ЮРЕВИЧ Андрей (протоиерей)
ЮРЕВИЧ Ольга
ЯМЩИКОВ Савва Васильевич
ЯЗЫКОВА Ирина Константиновна
ЯКОВЛЕВ Антон Юрьевич
ЯМБУРГ Евгений Александрович
ЯННАРАС Христос
ЯРОВ Сергей Викторович

Рекомендуем

Абсолютная жертва Голгофы "Даже если Нарнии нет..." Вера без привилегий С любимыми не разводитесь Двери ада заперты изнутри Расцерковление Технический христианин Мифы сексуального просвещения Последие Времена Нисхождение во ад Христианство и культура Что делать с духом уныния? Что такое вера? Цена Победы Сироты напоказ Ты не один! Про ад и смерть Основная форма человечности Сложный человек как цель Оправдание веры Истина православия Зачем постился Христос? Жизнь за гробом Моя судьба Родина там, где тебя любят Не подавляйте боли разлуки Дом нетерпимости Сучок в чужом глазу Необразцовая семья Демонская твердыня Русский грех и русское спасение Кто мы? История моего заключения Мученик - означает "свидетель" Почему я перешла в православие Всех ли вывел из ада Христос? Что дало России православное христианство Право на мракобесие Если тебя обидели, бросили, предали В больничной палате Мадонна из метро Болезнь и религия Страна не упырей "Я был болен..." Совесть От виртуального христианства к реальному Картина мира Почему мои дети ходят в Церковь Божья любовь в псалмах Благая Весть Серебро Господа моего Каждый человек незаменим О судьбах человеческих "Вера - дело сердца" Антирелигиозная религия Пятнадцать вопросов атеистов Христианская жизнь как сверхприродная Можно и нужно об этом говорить Логика троичности "Душа разорвана..." Ecce Homo "Я дитя неверия и сомнения..." Мир, полный добра Крестик в пыли Все впереди Пасхальные письма Как жить с диагнозом Слишком поздно О страхе исповедания веры Единство несоединимого Убитая совесть Об антихристовом добре Чему учит смерть? Из истории русского сопротивления Религиозность Пушкина Тем, кто потерял смысл жизни Свет Церкви Рай и ад О Чудесах Книга Иова Светлой памяти Кровь мучеников есть семя Церкви Теология от первого лица Смысл удивления Начало света Как рассказать о вере? Право на красоту Любовь и пустота Осень жизни



Версия для печати

ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник) ( род. 1956)

Интервью   |   Статьи    |   Аудио
ЛОРГУС Андрей Вадимович (священник)

Протоиерей Андрей ЛОРГУС  родился в 1956 году. Окончил факультет психологии МГУ в 1982 году и Московскую духовную семинарию в 1992 году. Автор книг: «Книга о Церкви», «Православная антропология», статей по христианской психологии и антропологии. В 2009 году организовал первый в России Институт Христианской Психологии (ИХП), ректором которого является.


Протоиерей Андрей ЛОРГУС: интервью

Протоиерей Андрей ЛОРГУС (род. 1956) – священник, психолог, ректор Института Христианской психологии: ВидеоСтатьи | Аудио | Психология .

 "ГОРЕ НЕ МЕШАЕТ ЧЕЛОВЕКУ БЫТЬ СЧАСТЛИВЫМ"

Часть 1. Теория. Наука о жизни души
 
 - Отец  Андрей, что такое христианская психология? Чем она отличается от обычной?
 - Это отдельное направление психологии. Хотя отделение это окончательно пока не произошло. На сегодняшний день идет процесс становления этого научного направления. Христианская психология, как любая психология, - это наука о жизни души, а отличается она, прежде всего, своими методами. Методы христианской психологии основаны на христианской антропологии, то есть на ином, христианском представлении о человеке.

 - В чем это представление иное?
 - В том, что человек - существо духовное, открытое Богу и другим духовным силам, другим людям. Человек есть творение Божие и не есть животное. Личность человека - это образ и подобие Божие. И главное для человека - любовь, духовные зрелость и делание.

 - А зачем тогда вообще нужна психология, если все это уже написано у Святых Отцов Церкви?
 - Святые отцы никогда не занимались собственно психологическими проблемами. У них такие проблемы даже и не формулировались , потому что цель была другая. Святоотеческое учение направлено на спасение души, спасение в мистическом смысле слова, а психология направлена на вопросы формирования и развития личности человека. Разные цели. Развитие личности - это развитие механизмов сознания, самосознания, рефлексии, смыслообразования, выстраивания отношений с самим собою, с Богом, с другими людьми. Конечно, в святоотеческом учении есть много элементов, которые можно было бы назвать настоящими  психологическими открытиями. Но у Святых Отцов другая цель.

 - Ключевое понятие здесь - личность человека. А что такое личность?
 - С точки зрения антропологии - это онтологическая основа человеческого бытия. То есть бытия человека как владельца собственного существа, собственной природы, собственных поступков, собственной свободы. Личность - это «тот, кто». Это всегда «кто», а не «что». А как психологическое понятие личность - это структура и механизмы владения человеком самим собою, осознавания себя, целеполагания, осмысления себя, принятия решений, то есть свободы. 

- А как быть с  психически больными людьми? Личность у них проявляется?

-Конечно. Я служил священником в психоневрологическом интернате 13 лет и могу свидетельствовать на собственном опыте , что эти люди, несомненно, личности. Конечно, не все механизмы личности у больного человека развиваются. Но даже человек с очень тяжелым поражением психики все равно есть личность. Это предмет моей веры и моего научного исповедания.

- То есть личность  это не научно-доказуемый факт?
- Да, это не  плод наших выводов. Личность лежит за пределами науки.

- А в традиционной психологии какое-то другое понятие о том, что такое личность?

- Да, и их очень много. Но все теории личности можно сгруппировать в три модели. Первая, от Фейербаха: личность есть совокупность общественных отношений. Вторая, более современная: личность человека есть результат межличностных отношений плюс определенные культурно-исторические особенности. И третья, биологическая: личность является высшей ступенью эволюционного развития психики человека. 

- Но человек в процессе жизни меняется. Я в 5 лет и в 25 лет - это одна и та же личность?
- Да, конечно, это одна личность. Каждый из нас есть индивидуальность, то есть такая уникальность, которая неповторима и неповторяема. Ее невозможно клонировать, невозможно изобрести. Каждый из нас - один единственный на весь космос. И личность вырастает внутри этой уникальной индивидуальности. Но личность развивается. Мы все личности по дару Божию, но мы же и должны стать личностью. Зрелой личностью. Перед каждым Господь поставил задачу вырасти в меру своей личности. Но какова эта мера для каждого из нас, никто не знает, только Господь. Мы рождаемся личностями, но в процессе жизни становимся личностями. Развитие личности идет от зачатия до зрелости.

- А христианская психология учитывает открытия Фрейда и Юнга в области психологии?
- Да, волей-неволей, понятия Фрейда вошли в обиход.  Я еще задолго до того, как принял  сан, уже встречал в речи священников словечки типа «бессознательное», «подсознательное», «вытеснение», «сублимация», то есть вся терминология психоанализа давно освоилась в церковном обиходе. Другой вопрос, что понимается под этими терминами. Но это показательно: в церковном сознании процессы, описанные Фрейдом, понимаются. Современная психология без открытий психоанализа Фрейда и Юнга, конечно, невозможна.

- Вы упомянули культурно-исторический подход к личности. Но разве душевные механизмы человека не меняются от века к веку, от одной культуры к другой? Скажем, у современных людей и у людей времен библейской книги Царств  разные структуры личности?
- Да, конечно, механизмы меняются. Структура личности царя Давида будет отличаться от личности современного человека. Прежде всего, потому, что меняются механизмы семейных отношений, а мы все родом из детства. Если детство изменилось, значит, изменился весь строй личности. Структура личности современного человека очень изменилась по сравнению, например, со средневековьем. Современная семья все чаще выстраивается как детоцентристкая. Все лучшее - детям. А в средневековье дети - третьестепенны. На первом месте муж, жена на втором, а дети на третьем. Поэтому детей могли продать, оставить в заложники. Например, Дмитрий Донской отправил своего 12-летнего сына Василия в Орду в качестве заложника.  Все это никак не говорит о безнравственном состоянии людей того времени.

- Значит ли это, что мы должны вернуться к прежней семейной иерархии?
- Нет, никакого  возвращения не бывает. Вернуться никуда мы уже не можем. Но мы должны стремиться вернуться к природе своей, подлинной человеческой природе. Она неизменна во все века. Она единая. Это образ и подобие Божие. И это не возврат, а движение вперед. Базовые потребности человеческой личности неизменны во все века. Это потребность познавать мир, строить отношения с другими людьми и с Богом, желание любить и быть любимым. Просто эти базовые потребности реализуются в разных формах.  
   
Часть 2. Практика. Научиться прощать и благодарить

- Какие психологические проблемы чаще всего возникают у нынешних верующих?

- Это проблемы супружеских отношений и детско-родительских отношений. Что касается личных проблем, они более разнообразны. Часто обращаются с такими проблемами, как потеря смысла жизни, депрессия, невозможность найти выход из какой-то ситуации. Нередко бывают проблемы зависимости - психологической или химической. Ко мне как к священнику часто обращаются с проблемами, которые находятся на грани между религиозными проблемами и психологическими. Это сложные вопросы, касающиеся исповеди, взаимоотношений с духовниками. Конфликты личности с общиной, личности с Церковью, кризисные ситуации в духовной жизни. Самые, может быть, серьезные случаи - когда человек приходит в отчаяние и теряет смысл жизни, испытывает глубочайший личностный кризис, будучи дезориентирован в своей духовной жизни. При всем этом внешне он может вести вполне адекватный образ жизни.

- А можно поподробнее о психологических проблемах православных верующих?

- Иногда человек заявляет, что он не находит взаимопонимания со своим духовным отцом. И проблема в том, что человек в этой ситуации, скорее всего, потерял понимание самого себя. У него есть определенные ожидания от себя и от того, как будет реагировать на него другой, и он ищет подтверждения этих ожиданий. Искал одного, а нашел другое. Иногда личностный кризис возникает на фоне покаяния: человек живет церковной жизнью, кается, а ничего не происходит. Он не может преодолеть какой-то греховной привычки или порока. У женщин бывают проблемы во взаимоотношениях с духовниками, влюбленность в духовника встречается практически в каждом приходе. Это очень широко распространенное явление, и не только у нас, но и во всем мире. В этом случае мы пытаемся помочь человеку найти правильные поведенческие рамки.

Другая распространенная проблема: человек приходит в Церковь, воцерковляется, а затем у него наступает религиозный кризис, и он не знает, что с ним делать. Ему кажется, что он веру потерял, а на самом деле никакой веры он не терял. У него просто кризисный период, когда неофитство уже закончилось, а религиозная зрелость еще не наступила. И он не знает, где искать выход.
 

- То есть, неофитство - это нормально?

- Это закономерное явление, но это все-таки состояние, которое должно проходить, как подростковый возраст. Успешное завершение неофитства - когда человек, не потеряв веры, приобретает церковную зрелость. Когда его ожидания от Церкви и от себя самого становятся адекватными. Когда он перестает мечтать о святости, об умном делании, перестает портить свое здоровье чрезмерным постом и бдением. Когда он приобретает здоровую меру аскетических подвигов и их соотношения с повседневной жизнью. И перестает своих домашних мучить своим неофитством.

- Вы говорили про психологические проблемы, связанные с покаянием. А что такое грех с точки зрения психологии?
- Само по себе понятие греха в психологии не используется. Понятие греха - это область богословия. А в психологии используется понятие чувства греха или состояния греховности человеческой души. Человек совершает какое-то зло, и чувство вины, виновности за этот поступок переходит в чувство греха. Это ощущение в себе чего-то чуждого, чего-то иного, что меня портит, что досаждает мне, что мешает мне, что омрачает меня. Ощущение черноты, грязи, прилипшей извне. Чувство греха - это состояние, которое испытывает человек, осознав и восприняв свою виновность как реальную.

- А если чувства вины не возникает, когда человек делает что-то плохое, тогда, получается, и греха нет?
- Греха нет в этом случае и с богословской точки зрения. Апостол Павел пишет, что если человек не исповедует закон, то и нельзя судить его по этому закону.

- А чувство греха можно себе выдумать?
- Да, часто человек «придумывает» себе вину. Это называется в психологии «испытывать иррациональное чувство вины». Это такая вина, которая в действительности отсутствует. Это чувство виновности в том, в чем человек реально не виноват. Задача психологии - помочь человеку отделить реальную вину от нереальной. Это очень важно для покаяния. Иногда люди каются в каких-то незначительных поступках, и в то же время не могут разглядеть в себе реальной, очень тяжелой вины. Психология тут как раз могла бы помочь, если бы человек обратился за помощью. Очень редко люди осознают, что их чувство виновности «выдумано». Но есть хороший способ проверить: если после исповеди человек чувствует облегчение и избавление от вины за конкретный поступок, значит, это была вина реальная. И чувство греха после покаяния исчезло. А если после исповеди не проходит чувство вины, то, скорее всего, это иррациональная, а не настоящая вина.

- А какое место занимает в христианской психологии понятие счастья?
- Немалое. Для психолога очень важно помочь человеку найти свою цель в жизни. Эту цель мы можем назвать «счастьем». Но мы также работаем над адекватным пониманием того, что такое счастье. Оно не должно пониматься романтически или меркантильно. Что такое счастье? В человеческой жизни, как бы трагична она ни была, всегда есть такие встречи, состояния, события, которые можно назвать счастьем. Мера их достаточна для того, чтобы человек пел, благодарил Бога, всегда радовался, как говорит апостол Павел. В жизни каждого человека есть место счастью. С другой стороны, мы призываем человека к такому здравому отношению к себе, чтобы он видел свои слабости и мог горевать о своих бедах и несчастьях. Счастье не мешает человеку горевать и, наоборот, горе не мешает человеку быть счастливым.

- Счастье - это умение радоваться отдельным конкретным моментам жизни?
- Да, и это состояние человека, в котором все его духовные и душевные силы находятся в предельно возвышенном состоянии.

- Это состояние может быть ложным?
- Может, если человек находится в иллюзорном состоянии себя. К этому ведут романтика, инфантильность, детскость. Детскость - это когда Ассоль мечтает об алых парусах. Вот это иллюзорное счастье. Или чтобы жених приехал на белом мерседесе. Психология работает с тем, чтобы развенчать миф романтики. Представьте себе, девушка, которая действительно поверила, что за ней может приплыть молодой человек на корабле с алыми парусами. Куда она может попасть в результате такого доверия? Догадываетесь? А куда может увезти ее красивый молодой человек на белом мерседесе? Романтизм опасен. Психология помогает человеку этот романтизм переосмыслить. Ведь романтика - это детскость, зрелая личность не мыслит такими категориями. Мы работаем с тем, чтобы человек вокруг себя увидел красоту, чтобы увидел внутри себя и вокруг ту радость, которую ему Господь посылает. Чтобы он по достоинству оценил эту красоту и был способен к благодарности. Благодарение - это еще одно важное для психологии понятие. Помочь людям научиться прощать и благодарить - вот цели христианской психологии.

- С алыми парусами понятно, а если человек мечтает о любви, об идеальном взаимопонимании с другим человеком?
- Вообще, мечтать о чем-либо идеальном - это опасно. Это значит, что вы вступаете в отношения с человеком, не отказавшись от своих идеальных образов. Вы будете на реального человека надевать эти идеальные образы. Нет ни одного человека на земле, который подходил бы под них. Нет и быть не может. Есть живые люди, у которых есть сильные стороны и слабые стороны. Когда мы вступаем в отношения в надежде найти в человеке идеальные качества, даже хотя бы одно идеальное качество, мы расставляем себе и ему ловушку. Потому что как только мы обнаружим, что этого идеала в нем нет, мы начнем разочаровываться, злиться, раздражаться, станем обвинять человека, что он плохой, потому что... он - не идеал. И отношения распадаются.

- О. Андрей, спасибо за интересную беседу! Чего бы Вы пожелали нашим читателям?
- Сейчас среди российских православных наблюдается рост Интернет-активности. Очень много сайтов, православных ЖЖ, храмовых сайтов, море разных обсуждений. Я хотел бы призвать к осторожности в высказываниях, с одной стороны, и к вниманию к тому, что мы читаем в Интернете, - с другой, потому что очень многое, к сожалению, пишется некачественно. Поэтому желаю ответственного отношения к своим словам и осторожного отношения к чужим. А в области православной психологии важно научиться отделять профессиональное от шарлатанского, духовность - от имитации духовности, слова, в которых есть любовь и уважение к личности, - от слов, в которых есть только манипуляция и презрение. И последнее: мы - люди, мы - чада Божии, мы созданы для любви, и это самое главное.


Источник: ТАТЬЯНИН ДЕНЬ  - православное веб-издание МГУ   


ХРИСТИАНСТВО БЕЗ ХРИСТА

Мы все еще являемся воспитанниками христианской культуры. И все-таки сознание человека сегодня стремительно меняется, прогибаясь под современные, совсем не христианские стандарты. Психолог, антрополог, ректор Института христианской психологии протоиерей  Андрей Лоргус  рассказывает о вере, о сознании, а заодно о том, куда деваются настоящие мужчины, зачем нужны родственники и почему женщины иногда поступают как подростки.

Открытие человека

- Наше время можно назвать постхристианским?
- Да, прошли те времена, когда христианские принципы считались наивысшими на всех уровнях общества, вплоть до государственного.

- А было такое?
- В Средние века, конечно, было. Тогда христианские ценности господствовали. Другое дело – как они понимались. Иван Грозный – это тоже Средневековье, жестокое и страшное. И все-таки тогда христианскую мораль никто не мог открыто подвергнуть критике. В сознании человека она была главенствующей.

- Вообще, человек сильно изменился с распространением Евангелия?
- Изменилось отношение к личности. И это главное. Своим воплощением в Христе Бог поднял человека на небывалую высоту. Он избрал для своего воплощения на земле человека как такового, со всеми его потребностями — в еде, питье, отдыхе, потребности в любви и поддержке. Такого нет больше ни в одной культуре или религии мира.

Человеческая личность, человеческая жизнь нигде не ценится так высоко, как в мире христианском. В эллинизме, например, было возможно деление людей по здоровью, по полезности, значимости. В ветхозаветном мире ценна не человеческая жизнь вообще, а жизнь сынов Израилевых – амаликитян или ферезеев, например, можно стереть с лица земли и забыть про них.

Христос объявил «тотальное» уважение ко всем — к больным, немощным, нищим, бесполезным и т.д. ЧЕЛОВЕК – вот цель миссии Христа. Но и Сам Христос Человек. Это и есть христианский гуманизм.

Вообще, гуманизм зародился внутри идеи христоцентричности. «Человек – это звучит гордо» и прочие высокие слова, к которым мы привыкли, по сути своей христианские. Хоть Средневековье человека и не щадило, тем не менее, эта ценность осознавалась и тогда, и намного раньше. С самых первых шагов христианства, с первых писаний апостола Павла было понятно: человек как таковой есть несомненная ценность, потому что он образ и подобие Божие.

И еще — христианство возвысило понятие семьи. Правда, особых законов относительно семьи оно не разрабатывало. Но возникло представление о том, что человек призван к моногамии и однобрачию. Языческий мир никогда так к семье не относился, многоженство было принято. В Ветхом Завете наложницы не осуждались. Только христианство ввело строгие семейные нормы и сформулировало жесткие ограничения в сексуальной области. Эти нормы трудно исполнимы, но они самые возвышенные. Понятие семьи как Малой Церкви – такое возможно только в христианстве.

- Получается, что всю современную мораль дало миру именно христианство.
- В том-то и дело! А сейчас общество делает вид, что его сознание, его культура, его ценности возможны при соблюдении принципа религиозного плюрализма. Что человеческие свободы, которыми сейчас гордится Европа, к религии отношения не имеют. Мы исповедуем христианские ценности, но называем их общечеловеческими. Это и есть один из главных признаков постхристианского сознания – разрыв между корнями и плодами. Плоды взяты, а корни отвергнуты.

Второй признак, который я бы выделил – боязнь Церкви. Значительная часть общества готова признать христианство как свою идеологию, даже как свою веру. Но – без Церкви.

Третий признак – мировоззрение людей выстроено по мозаичному типу. В чем-то они христиане, в чем-то рационалисты, в чем-то иррационалисты, доверяющие магизму и самым разным суевериям. Для христианского сознания, в лучших его образцах, мировоззрение может быть только цельным, теоцентричным. А сейчас даже очень талантливые мыслители при всей своей христианской глубине могут быть в чем-то язычниками.

- Они свободны выбирать, когда и во что им верить.
- Это верно. Но вопрос, на что человек свою свободу использует. Как ведет себя подросток? Получив свободу, он первым делом говорит «нет». Он еще не знает, от чего отказывается, но на всякий случай – «нет». Это его способ самоутверждения. Довольно беспомощная позиция. Взрослый пользуется свободой, чтобы найти свой позитивный взгляд на вещи, а не для того, чтобы все отвергнуть.

Так вот, постхристианское общество сейчас беспомощно, потому что пытается утвердить свои ценности ни на чем, на пустоте и на протесте. Современная светская мораль утверждает, что общечеловеческие ценности должны признавать все — не потому, что они от Бога, а потому что это должны признавать все.

Между личностью и родом

- Разве гуманизм не есть нечто самоценное?

- А нет ничего самоценного, кроме Бога. У каждого человека ценности определяются вполне ощутимыми, конкретными вещами – традициями семьи, его личной верой, его убеждениями или его собственным открытием. И без традиций, без религии, без философии ценность гуманизма не очевидна, как и любая другая.

Возьмем семью, например. Общество порвало с тем патриархальным укладом, который был свойствен христианской антропологии. А новых оснований для семьи вне христианства нет. Поэтому детско-родительские, семейные отношения попросту рассыпаются — они ни на чем не держатся.

- Значит, семья на протяжении истории человечества держалась чуть ли не насильственно, под давлением идеологии?
- Почему насильственно? Христианская антропология хороша не потому, что она утверждена Евангелием. А потому, что она действительно соответствует сути человека. И в этом легко убедиться. Если патриархальность действительно человечна, она должна проявляться в других религиях. И она проявляется. Посмотрите на семейный уклад в мусульманстве, в иудаизме, он будет очень схож с христианским. Монотеистические религии патриархальны. И это свидетельствует о том, что природа человека наилучшим образом раскрывается в патриархальных условиях.

- Патриархальный строй подавляет человеческую личность.
- Конечно. Но вовсе не потому, что он в принципе устроен плохо. Просто семейно-родовой строй выполняет прежде всего задачу сохранения рода. У него нет цели воспитания отдельной личности. Увы, это так. А христианство наравне с поддержанием рода поставило совершенно новую задачу — воспитание личности, вопреки и благодаря родовой, патриархальной системе общества. Стало быть, христианство поддерживает и то, и другое. И то, и другое соответствует природе человека.

И мы с вами тоже живем в динамическом обмене между личностью и родом, между молотом семейно-родовых отношений и наковальней наших внутренних побуждений к самоутверждению и самовыражению. Когда я подросток, и мне нужно достичь самостоятельности, я отделяюсь от родителей. Но как только я хочу жениться — я возвращаюсь к семье и говорю «благословите». Потому что я чувствую, какую важную поддержку может оказать мне семья в начале моей семейной жизни.

- А они возьмут и не благословят. Да еще и проклянут.
- Да, тут возможна масса конфликтов. Но разговор сейчас о другом: я нуждаюсь в этой поддержке.

Затем, когда я создал семью, моя задача сделать так, чтобы родственники в мою семейную жизнь не лезли. Благословили – отойдите. А когда у меня родятся дети, мне опять нужна семейная поддержка. Необходимо включить детей в семейно-родовую систему. И вот я веду их в гости к бабушке, чтобы они посмотрели ее старые семейные фотографии, чтобы померили ее украшения…

Но когда у меня с женой конфликт, я снова выстраиваю границы, чтобы не допустить родню до своих внутренних семейных дел. Зато если я развожусь, мне не на кого опереться, кроме как на свою семью. И я опять начинаю ценить своих вездесущих бабушек-тетушек. И когда я хороню отца, мне очень важно, чтобы приехала вся родня. И когда я выдаю замуж дочь, я хочу, чтобы на свадьбе была вся родня.

Всю жизнь мы существуем между этими двумя началами — индивидуальным и семейно-родовым. Христианство и то, и другое поддержало. То, что началось в эпоху гуманизма – это перекос, индивидуализм начал перевешивать, и семейно-родовой уклад в Европе по сути дела исчез.
Мужчиной быть опасно

- В России семью постигла та же участь, что и в Европе?
- Патриархальность в России была уничтожена большевиками, для них главным врагом был самостоятельный мужик – «кулак», офицер, рабочий, священник.

Традиция пока еще теплится, но в очень странном виде — носителями патриархальной традиции у нас оказались бабушки, а не дедушки. Почему так сложилось? Именно потому, что мужчин уничтожали в течение 80 лет. Тех, кого не уничтожили физически, сломали морально. Сломленный мужчина — это либо алкоголик, либо очень послушный муж, смирный чиновник, маменькин сынок.

А посмотрите, каким сейчас рисуется идеальный православный мужской образ: худощавый господин с тихим голосом, смиренно потупленными очами. В его облике очень мало мужественности. Мужчина дерзновенный, который идет в леса, строит самолеты, осваивает новые земли – нет, это не идеал религиозного человека.

- Ну, так почему они стали такими женственными?
- Потому что мужчиной быть опасно – убьют, посадят, осмеют. Мужчина настоящий не идет на компромисс, а это значит, что он не сговорится с женой, тещей, с начальником, с чиновниками. Наше общество стремится мужчину сломать. Этим занимается семья, школа, армия, этим занимается бюрократия, вплоть до самого высшего уровня.

- Значит, речь идет о мужской эволюции, о естественном отборе?
- Это искусственный отбор. Это деградация нации и государства. Мужчин нет – нам не за кем идти.

- Женщины принимают эстафету…

- Женщина предназначена для другого. Она призвана обеспечить выживаемость семьи и детей. Мужчина максимально себя проявляет там, где общество расширяется, развивается, осваивает новые территории, новые виды деятельности, новые идеи. Максимум, что может женщина – это помочь мужчине отдохнуть, набраться сил, чтобы он шел дальше прокладывать дороги, делать открытия.

Если женщина президент, что в этом положительного? То, что государство скорее всего не втянется в войну. Женщина лучше со всеми договорится. Как матери ей важно, чтобы все были живы, сыты, одеты, ей нужна стабильность, спокойствие, уверенность. Ей нужно знать, что ее дети не погибнут на войне, что муж вернется с работы домой. Поэтому она не будет воевать. Но она и вообще не будет рисковать.

С женщиной невозможно развитие, потому что развитие – это риск. Когда ей говорят, что надо развивать инновационные направления в экономике, она говорит: «А мне и со старыми хорошо». «Нужны новые территории!» – «А мне и старых хватает». Развитие общества держится на мужчинах. Женщины спасают страну в период «зализывания ран» и восстановления численности населения после войн и катастроф, а вот новый шаг страна и нация делают тогда, когда есть достаточное количество молодых крепких мужчин, которые способны этот шаг сделать.

- Вы связываете процесс вырождения мужчин с революцией?
- В России – да, с геноцидом, с войной. Но самое главное даже не это. Главное – идеология. Социализм  – это общество, построенное по женскому типу. При социализме больше всего выигрывает женщина, потому что этот строй гарантирует ей социальную поддержку. Здоровый мужчина в социализме не нуждается, он сам выстраивает свою жизнь, сам создает для себя социальные условия.

- Но в Европе нет социализма.
- Социализм в Европе есть, и он там побеждает. Именно такой социализм, либерально-демократического толка, где можно жить, не работая. Это сильно бьет по мужчине. В старой Европе растет количество слабых, социально зависимых людей. И это лицо социализма. Правда, европейское духовное пространство открыто для творчества, для инициативы. В целом у мужчины есть перспектива развития. Но нет патриархальной перспективы. В семье она пресечена.

- Плоды отделены от корней?
- Без корней плоды высохли. Сначала начал вырождаться мужчина, затем — семья. Европа пришла к тому же результату, что и мы, но другим путем. Сначала она породила суфражисток, затем феминисток. Потом пришла очередь эмансипации.

Задача эмансипации очень гуманная, христианская по сути – признать женщину равноправной, дать ей права и свободы. С христианской точки зрения, так и должно быть, потому что основная христианская идея – в свободе и утверждении ценности каждой личности. Но когда женщине предоставили равные права, патриархальные отношения распались, и роль мужчины как главы семьи стала исчезать.

- Как может христианская идея привести к распаду христианских ценностей?
- Я думаю, тут женщины поступили по подростковому принципу. В своем нигилизме они отказались от того, что надо было сохранить. Они отказались от первенства мужчины, отняли у него руководящую роль. И без этой роли мужчина обмяк. Инфантилизация мужчин происходит именно в постхристианских странах. Больше нигде этого нет. Женщины победили «врага» в лице мужчины, но одновременно потеряли семью, которая, на самом деле, для них намного важнее, чем многие феминистские завоевания.

Эра новой веры


- Похоже, сейчас человечество впервые за свою историю пытается жить без религии?
- Пожалуй. Впервые огромные массы людей провозглашают своим выбором атеизм или агностицизм.

Правда, я думаю, что это не совсем так. Надо различать религию и веру. Очень многие исповедуют веру в себе, хотя и отказываются от принадлежности к какому-либо религиозному сообществу. Не так уж много людей готовы заявить, что они вообще отрицают бытие Божие. Человек религиозен по своей природе. Это не мое личное убеждение, это антропологическая норма, научное утверждение.

Но религия в постхристианском мире — крайне раздробленная и запутанная. Она может проявляться в суевериях, в оккультизме. Для ученых советской закалки такой религией могла быть наука. Это все говорит о том, что мир не атеистичен.

Но религия больше не является нравственной основой общества. Посмотрите конституцию. Все, что там объявлено — в той или иной степени христианские ценности. Например, право на жизнь, на жилище, на труд. Все конституции взяты из заповедей Моисеевых и заповедей Христовых. А сегодня эти идеи транслируются нам как светские: в виде юридических норм, бытовых, общечеловеческих.

- Какие перспективы у христианских норм без христианства?

- Ну вот, пожалуйста, эвтаназию разрешают, однополые браки разрешают. Христианские ценности, будучи оторваны от первоисточника, размываются. Вне вероучения они уже не однозначны и не абсолютны.

- Если человек религиозен по своей природе, значит, он будет искать новую веру взамен утраченной. Может быть, место религии займет психология? Раньше, сталкиваясь с какой-то нравственной проблемой, человек думал: «Надо будет посоветоваться с духовником». Теперь эта фраза в устах американца звучит несколько иначе: «Надо будет обсудить это с моим психотерапевтом». Психологизм как продолжение гуманизма – по-моему, это вполне логично.
- Религия и психология все-таки выполняют разные функции. Известный австрийский психолог Альфред Лэнгле говорил: «Я дохожу до границ своей терапевтической компетенции, за которыми начинается духовная жизнь, и останавливаюсь. Потому что это уже не мое «поле».

Просто мы привыкли к тому, что в церкви духовное руководство в какой-то степени подменяет психотерапию – в трудных ситуациях человек идет к священнику, и тот ему дает, по сути, психологический совет. Сейчас ситуация постепенно меняется – с психологическими вопросами человек начинает обращаться к психологу, что, на мой взгляд, вполне естественно. Религия – это путь человека к Богу, а не решение личностных проблем.

Правда, некоторым действительно кажется, что психология может заменить духовную жизнь, другие искренне считают, что духовная жизнь заменит им психотерапию. И тех, и других ждет горькое разочарование. Потому что в психологии бесполезно искать священного, а в религии — психологического. Сколько ни копайся в себе, рано или поздно дойдешь до той черты, где в твоей душе, в твоей психике начинается тайна Божья. И тогда понимаешь, что это уже нечто совсем иное, необъяснимое никакими психологическими законами. Другой уровень.

Поэтому серьезные психологи никогда не отрицают глубины и значения веры. Даже атеисты. Бывает, что неверующий психолог говорит своему клиенту: «С этим вопросом вам надо не ко мне, а в церковь». Он видит, где кончается сфера его компетенции и начинается нечто непостижимое и божественное.

Беседовала Евгения Власова
Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ 


Протоиерей Андрей ЛОРГУС: статьи

Протоиерей Андрей ЛОРГУС (род. 1956)священник, психолог, ректор Института Христианской психологии: Видео | ИнтервьюАудио | Психология .

ПОЧЕМУ В ЦЕРКВИ МНОГО БОЛЬНЫХ И МОЖНО ЛИ ИМ ПОМОЧЬ?

Правда ли что Церковь привлекает людей с психическими заболеваниями? Опасны ли душевнобольные? Что делать, если в храме у кого-то случился приступ нервного или психического заболевания? На что нужно обратить внимание священнику, исповедующему душевнобольного? Предлагаем вам конспект лекции декана института христианской психологии протоиерея Андрея Лоргуса.

Болезнь и религия

Начнем с небольшого лирического отступления. Когда-то в России психиатрические лечебницы существовали при монастырях, а при психиатрических больницах были храмы. В советские годы эта система была разрушена и сейчас начинает восстанавливаться. Церковь и медицина, медицина и Церковь — вполне гармоничное сочетание. Но сочетание это появилось не так давно.

Еще в ХІХ веке психически больные рассматривались западным обществом, как «цирковые звери». По воскресеньям, например, публика Лондона посещала Бедлам, ходила смотреть на сумасшедших, причем особо опасные были прикованы цепями. Прекратилось это 1898 году, за два года до наступления ХХ века.

В психиатрии всегда был класс заболеваний, которые связывали с религией. Психиатры разных стран и эпох, верующие и материалисты, считали и продолжают считать, что религиозная жизнь может стать причиной некоторых психических патологий. Более умеренные придерживаются мнения, что если человек психически здоров, в религиозной жизни ему ничего не угрожает, но всегда находятся специалисты, которые утверждают, что активная молитвенная или медитативная практика на фоне пищевых ограничений способна вызвать у восприимчивых людей различные расстройства.

Как относиться к такому мнению? Нужно понимать, что психиатры имеют дело с клиническими случаями. Если речь идет о конкретных фактах, к мнению специалистов стоит прислушиваться. Но, как правило, речь идет не о возникновении болезни, а о проявлении симптомов заболевания, которое уже было, но протекало скрытно.
Церковь привлекает больных?

Часто говорят о том, что в Церкви очень много психических больных. В глухие атеистические годы считалось, что если человек ходит в Церковь, его смело можно показывать психиатру, психически нормальный человек в храм не пойдет.

С другой стороны, психически больные люди есть в каждом приходе. Правда ли что Церковь притягивает к себе таких людей? Мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть это утверждение. Учет и регистрация больных в Церкви не ведется, поэтому объективное исследование вопроса не представляется возможным.

Использовать метод экспертного анализа тоже не удастся, потому что непонятно, кто может быть экспертом по этому вопросу. Не известно, проводил ли кто-либо такие исследования. Для исследования этой проблемы нам остается только один способ — личное наблюдение. У священнослужителя возможностей для этого больше, чем у прихожан.
Когда вызывать скорую?

Лично я свои наблюдения начал, будучи церковным сторожем. Раньше сторожа дежурили в храме во время службы. Я стоял у входа, и мой напарник — у входа, нашей задачей было предотвращение преступности. Любые отклонения в поведении людей нам были очень заметны.

Примерно через год я приобрел навык: как только человек входил в церковные ворота, я уже мог увидеть, что-то с ним не так. Однажды на патриаршей службе какая-то женщина стала выкрикивать обвинения, охранники не среагировали, а служащие храма моментально вывели ее вон.

Но чаще всего мое вмешательство требовалось в случаях истерических или эпилептических приступов. Истериков, начинавших кричать или петь во время службы, мы просто выводили на улицу, вызывать скорую не было надобности. Эпилептикам нужно было оказать помощь, чтобы они не навредили себе.

Если во время приступа эпилепсии рядом есть опытный человек, можно обойтись без скорой. Но если вы имеете дело с приступом паранойи, с бредом и агрессией, необходимо вызвать скорую психиатрическую помощь. Я работал сторожем шесть лет, но сталкиваться с такими случаями мне не приходилось.

Больных в моей практике действительно было много. В храме, где я служил, была икона мученика Трифона с мощами, к ней приходили страждущие. Возле этой иконы, а также во время акафиста с людьми действительно случались приступы. Происходили они с периодичностью в среднем по случаю в день. Некоторых больных я уже знал.

Была одна женщина, которую почитали бесноватой, потому что она во время молитв сначала стояла тихо, а потом с ней начинались всякие неприятные вещи: она начинала кричать, рычать, изо рта у нее шла пена. Эта больная знала о своих особенностях и старалась перед началом приступа выйти на паперть. Иногда она стояла за дверями и продолжала молиться, а иногда — выходила на крыльцо, чтоб уж точно никого не задеть.

Поведение этой больной было адекватным. Обратите внимание, это важно: болезнь, несомненно, присутствует, но больной ведет себя адекватно болезни и память о приступе сохраняется. В некоторых клинических случаях это невозможно. Например, эпилептик после приступа, как правило, ничего не помнит.

А вот у истерика во время приступа контроль может сохраниться, Используя эту возможность с ним можно попытаться выстроить контакт. Если человек более-менее адекватный, то можно уговорить его выйти на улицу, чтобы не пришлось его вытаскивать за руки, за ноги, хотя такое тоже приходилось делать. А с эпилептиком в состоянии приступа контакт невозможен.

Бояться душевнобольных в храме не нужно. Как правило, никаких внезапных активных действий, опасных для окружающих, они не совершают.

Больные в храме — техника безопасности


Однажды на Пасху я был свидетелем приступа. В начале крестного хода рядом со священниками оказался психически больной человек. И после первого же возгласа «Христос воскресе!» у него начался припадок. Он сумел отойти с дороги, сел на пол, у стены, стараясь никому не мешать. Я до сих пор помню, как вспыхнувшая на его лице радость мгновенно перешла в боль.

Техника безопасности, которую больным людям нужно соблюдать в храме, направлена на то, чтобы уберечь их самих от нежелательных последствий. Вот тут мы действительно кое-что можем сделать. Например, отговорить эпилептика от посещения ночных служб. Ночь — это тяжелое время для эпилептически больных, да и для любых больных вообще. Кроме того, на Пасху и в Рождество в храме внезапно загорается яркий свет, это может спровоцировать приступ.

Вообще всем психическим больным посещать праздничные службы не рекомендуется. Для них такие нагрузки — чрезмерны. Любая длинная служба для психически больного человека — рискованна. Более полутора часов напряженного сосредоточенного внимания к службе, к пению, чтению и молитве могут оказаться для неуравновешенного человека слишком серьезным напряжением.

Нужно учитывать, что для больного человека всякое напряжение дается «втридорога», то есть отнимает значительно больше энергии, чем у здорового. За полтора часа службы он устает, как мы с вами устали бы за восемь. Именно поэтому врачи порой упрекают Церковь: «Ваше богослужение провоцирует заболевание».

Да, провоцирует, если служба для больного слишком долгая и сопровождаются громким пением, резким включением яркого света, и сильными эмоциональными переживаниями. В том случае, когда болезнь у человека уже есть, все это может вызвать обострение. Например, рецидив истерии или эпилептический приступ.

Еще одним неблагоприятным фактором, для психически больных и психически неуравновешенных людей могут стать длительные посты. Прежде всего, они трудны для больных шизофренией и для людей, страдающих депрессивными состояниями.

Священники должны понимать, что для психически больных Великий пост или Рождественский пост нуждается в смягчении. Причем, я бы сказал, что для психически больных он должен быть еще более мягкий, чем для тех, кто страдает гастритом, холециститом или панкреатитом. Потому что болезни желудка не так тяжело отзываются на состоянии человека, как психические заболевания. Поститься больным можно, но — аккуратно.

Священники должны знать, что больные, которые принимают некоторые виды лекарств, нуждаются в усиленном питании, в дополнительном белке. Им нельзя совсем отказываться от рыбы или мяса, иначе могут наступить очень неприятные последствия.

А еще психические больные нуждаются в дополнительном сне. Им надо спать гораздо больше, чем нам. Например, люди, страдающие шизофренией, спят очень долго, и ничего с этим не поделаешь. Нельзя предъявлять к психически больному человеку таких же требований, как к здоровому.

Церковь — лечебница

Но, все-таки, почему же в Церкви так много больных? Один из ответов — больные хотят исцеления. Они надеются, что Церковь поможет им избавиться от болезни, да и родственники, которые приводят больных к мощам, к иконам, зачатую ведут их в храм не за духовной помощью, а в расчете на физическое исцеление.

Итак, больные приходят в Церковь за исцелением, но вылечивает ли их Церковь? Это может показаться странным, но прямой ответ на этот вопрос будет отрицательным. Церковь не лечит, хотя называется лечебницей. Точнее — Церковь лечит, но речь идет о лечении души от греха. Церковь не занимается лечением психических заболеваний, также как не занимается лечением желудочно-кишечных заболеваний и сердечно-сосудистых. Церковь исцеляет душу. Вернее, душу в Церкви исцеляет Господь.

Мне как человеку с психологическим образованием всегда хочется сказать, что серьезная психическая болезнь сама по себе не пройдет. Но, как священник, я знаю, что чудеса случаются, никто их не отменял. И исцеления, парадоксальные, с точки зрения медицины — бывают.

Но чудотворные исцеления случаются не так часто, чтобы мы могли на них рассчитывать. Чудо на то и чудо, нашим расчетам оно не подчиняется. Мы имеем дело с обыденностью, с реальностью. А она заключается в том, что психически больные люди годами ходят в Церковь, исповедуются, причащаются, молятся, прикладываются к чудотворным иконам и к мощам, и клиническая картина их болезни не меняется. В Церкви больной получает духовную поддержку, и это облегчает его страдания.

Возможно, в результате духовного исцеления наступит облегчение или исцеление психического состояния. Но все же задача Церкви — исцеление души, душевных ран, грехов, пороков, страстей.
Что нам с ними делать?

Что же делает Церковь для больных? Почему больным в храме становится легче? Прежде всего — исцеляются отношения: если в храме к больным относятся уважительно — они не чувствуют себя неполноценными. Церковь всегда была наполнена инвалидами, калеками, убогими, мы знаем об этом из истории, из житий святых.

В Церкви особое отношение к больным — сострадательное. В том, чтобы заботиться о больных, христиане видят свой особый долг. Больным важно, что есть место, где к ним относятся с уважением. За этим, за хорошим отношением, за добрым словом они приходят в Церковь тоже, и, как правило, находят его.

Если мы в Церкви видим психически больных людей наша главная задача — отнестись к ним с уважением. Не как к животным, не как к детям, не как к людям второго сорта, а отнестись к ним с полным уважением и христианской любовью. Потому что больные люди видят и чувствуют наше отношение, им неприятно, когда мы их пугаемся, шарахаемся от них. Не думайте, что больные ничего не понимают, они все понимают, даже если не могут адекватно это выразить. Итак, первое и самое малое, что дает больным Церковь — уважительное отношение, дабы они не чувствовали себя отверженными, как в других местах.

Большинство больных приходят за тем же самым, что и мы — молиться, исповедоваться, причащаться. Они такие же прихожане, как мы. У каждого приходящего в Церковь есть свои надежды. Эти люди не нуждаются в каком-то специальном нашем отношении или в особенной деятельности. Ничего особенного нам по отношению к ним делать не нужно. Да они нас об этом и не просят. Ну, чем мы можем помочь больному эпилепсией вне приступа?

Нужно ли нам совершать для этих людей какие-то специальные молебны, отчитки или читать какие-то особенные молитвы? Поделюсь своим опытом. 13 лет я служил в психоневрологическом интернате. Там таких больных было около тысячи. Видеть стольких людей, находящихся в тяжелом личностном состоянии, было очень тяжело. Казалось, что Церковь призвана как-то облегчить их страдания.

Должны ли мы просить у Бога исцеления для этих людей? Этот вопрос каждый решает сам. Поначалу я просил. Вопрос о том, что с ними делать, вставал передо мной каждый день. Но лишь со временем я понял, что ничего особенного с ними и для них делать не нужно. Нужно просто быть с ними рядом. Молиться, исповедовать, пить чай, писать записочки, читать вслух книги.

Жить — значит исполнить со-бытие. И другого ничего, кстати говоря, они от нас не ждут. Они не рвутся из интерната на волю. В интернате — решетки и замки, но внутри, за ними — привычное для этих людей пространство. Даже если открыть двери, больные дальше ворот не уйдут.

Конечно, в Церковь приходят и «домашние» психически больные, но это — другие люди, они могут быть вполне сохранны и адекватны.

Особые люди

Мы встречаем в храмах людей, например, с синдромом Дауна. Это не психическое заболевание, а генетическое нарушение. Конечно, люди, которые им страдают, отличаются от здоровых людей, но больными их тоже назвать нельзя.

Особенность этих людей в том, что, став взрослыми, они, по сути, остаются детьми. Существуют и другие особенности. Интеллект у них снижен, они имеют трудности со счетом и точными науками и, как правило, учатся в специальных школах. Развиваются они медленнее. При этом люди с синдромом Дауна отзывчивы и эмоционально адекватны, они умеют любить, радоваться. Они умеют дружить, петь, осваивают навыки поведения в обществе, могут работать, большинство из них могут быть социально адаптированы.

В области человеческих отношений они понимают все очень тонко, хорошо чувствуют людей и их настроения. Этих людей нужно оберегать от больших эмоциональных нагрузок. Никакой особой заботы в храме люди с синдромом Дауна не требуют.

Священнику нужно понимать, что человек с синдромом Дауна развит эмоционально, но имеет интеллект ниже среднего, поэтому каких-то вещей он про себя может не понимать. У таких людей запаздывает реакция. Поэтому на исповеди священнику нужно говорить помедленнее и задавать простые вопросы, никаких психологических тонкостей в вопросах быть не должно.

Для того, чтобы подготовится к исповеди, людям с синдромом Дауна может понадобиться помощь. Такой помощью занимались студенты нашего факультета, они вместе с больными записки перед исповедью писали. А одна моя студентка занималась с этими людьми рисованием. Они рисовали красками, и это у них получалось лучше, чем карандашами.

Шизофреник на исповеди

Часто в церковь приходят больные шизофренией. Сейчас это очень распространенное заболевание. Кроме случаев острого бреда, шизофреник, как правило, в контакты не вступает и никому не мешает. Относиться к этим людям нужно так же, как и к любым другим прихожанам храма — с уважением.

Проблемы с больными шизофренией могут возникнуть скорее у священников, когда такой человек приходит на исповедь. Отличить вымысел от реальности без специальной подготовки практически невозможно. Даже специалист никогда не может сказать точно, где больной говорит правду, а где — его фантазии.

У меня есть несколько таких прихожан, которые шизофренией страдают давно, и находятся в состоянии ремиссии. То, что они говорят, я воспринимаю некоторым образом, условно. Работать с шизофреником пастырю, конечно, непросто, но это пастырские трудности, а не социальные.

В Церкви мы диагнозов не ставим и справок не требуем, но если вы догадываетесь, что перед вами больной, все свои требования к нему нужно снизить или вообще убрать. Это очень важно и для социальных работников, и для служащих храма, особенно, конечно, для священников. Жаль, что священники вообще психологию и азы психиатрии в клинике не изучают, это было бы очень полезно.
Церковное отношение к больным

Мне представляется, что церковное отношение к больным людям должно складываться из нескольких направлений:

Прежде всего, позитивное отношение к медицине. Это то, чего сейчас очень не хватает. Можно говорить о недостатках современной психиатрии, но нельзя не признавать того, что психически больные люди нуждаются в лечении.

Заменять лечение Таинствами нельзя, особенно, когда речь идет о тяжелых психических заболеваниях. Если у больного депрессия, но не в клинической форме, компенсированная, и этот человек ходит на работу или продолжает учиться, это не требует специальной помощи, кроме психологической. Но если речь идет о более серьезных вещах, например больной слышит голоса, перестает мыться или высказывает бредовые идеи, или у него началась мания преследования — срочно к врачу! Откладывать нельзя. Психическое заболевание может в одночасье привести человека на грань гибели.

Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР  Ежедневное интернет-СМИ 


 Карта сайта

Анонсы




Персоны

АВЕРИНЦЕВ АРАБОВ АРХАНГЕЛЬСКИЙ АСТАФЬЕВ АХМАТОВА АХМАДУЛИНА АДЕЛЬГЕЙМ АЛЛЕГРИ АЛЬБИНОНИ АЛЬФОНС АЛЛЕНОВА АКСАКОВ АРЦЫБУШЕВ АДРИАНА БУНИН БЕХТЕЕВ БИТОВ БОНДАРЧУК БОРОДИН БУЛГАКОВ БУТУСОВ БЕРЕСТОВ БРУКНЕР БРАМС БРУХ БЕЛОВ БЕРДЯЕВ БЕРНАНОС БЕРОЕВ БРЭГГ БУНДУР БАХ БЕТХОВЕН БОРОДИН БАТАЛОВ БИЗЕ БРЕГВАДЗЕ БУЗНИК БЛОХ БЕХТЕРЕВА БУОНИНСЕНЬЯ БРОДСКИЙ БАСИНСКИЙ БАТИЩЕВА БАРКЛИ БОРИСОВ БУЛЫГИН БОРОВИКОВСКИЙ БЫКОВ БУРОВ БАК ВАРЛАМОВ ВАСИЛЬЕВА ВОЛОШИН ВЯЗЕМСКИЙ ВАРЛЕЙ ВИВАЛЬДИ ВО ВОЗНЕСЕНСКАЯ ВИШНЕВСКАЯ ВОДОЛАЗКИН ВОЛОДИХИН ВЕРТИНСКАЯ ВУЙЧИЧ ГАЛИЧ ГЕЙЗЕНБЕРГ ГЕТМАНОВ ГИППИУС ГОГОЛЬ ГРАНИН ГУМИЛЁВ ГУСЬКОВ ГАЛЬЦЕВА ГОРОДОВА ГЛИНКА ГРАДОВА ГАЙДН ГРИГ ГУРЕЦКИЙ ГЕРМАН ГРИЛИХЕС ГОРДИН ГРЫМОВ ГУБАЙДУЛИНА ГОЛЬДШТЕЙН ГРЕЧКО ГОРБАНЕВСКАЯ ГОДИНЕР ГРЕБЕНЩИКОВ ДЮЖЕВ ДЕМЕНТЬЕВ ДЕСНИЦКИЙ ДОВЛАТОВ ДОСТОЕВСКИЙ ДРУЦЭ ДЕБЮССИ ДВОРЖАК ДОНН ДУНАЕВ ДАНИЛОВА ДЖОТТО ДЖЕССЕН ЖУКОВСКИЙ ЖИДКОВ ЖУРИНСКАЯ ЖИЛЛЕ ЖИВОВ ЗАЛОТУХА ЗОЛОТУССКИЙ ЗУБОВ ЗАНУССИ ЗВЯГИНЦЕВ ЗОЛОТОВ ИСКАНДЕР ИЛЬИН КАБАКОВ КИБИРОВ КИНЧЕВ КОЛЛИНЗ КОНЮХОВ КОПЕРНИК КУБЛАНОВСКИЙ КУРБАТОВ КУЧЕРСКАЯ КУШНЕР КАПЛАН КОРМУХИНА КУПЧЕНКО КОРЕЛЛИ КИРИЛЛОВА КОРЖАВИН КОРЧАК КОРОЛЕНКО КЬЕРКЕГОР КРАСНОВА ЛИПКИН ЛОПАТКИНА ЛЕВИТАНСКИЙ ЛУНГИН ЛЬЮИС ЛЕГОЙДА ЛИЕПА ЛЯДОВ ЛОСЕВ ЛИСТ ЛЕОНОВ МАЙКОВ МАКДОНАЛЬД МАКОВЕЦКИЙ МАКСИМОВ МАМОНОВ МАНДЕЛЬШТАМ МИРОНОВ МОТЫЛЬ МУРАВЬЕВА МОРИАК МАРТЫНОВ МЕНДЕЛЬСОН МАЛЕР МУСОРГСКИЙ МОЦАРТ МИХАЙЛОВ МЕРЗЛИКИН МАССНЕ МАХНАЧ МЕЛАМЕД МИЛЛЕР МОЖЕГОВ МАКАРСКИЙ МАРИЯ НАРЕКАЦИ НЕКРАСОВ НЕПОМНЯЩИЙ НИКОЛАЕВА НАДСОН НИКИТИН НИВА ОКУДЖАВА ОСИПОВ ОРЕХОВ ОСТРОУМОВА ОБОЛДИНА ОХАПКИН ПАНТЕЛЕЕВ ПАСКАЛЬ ПАСТЕР ПАСТЕРНАК ПИРОГОВ ПЛАНК ПОГУДИН ПОЛОНСКИЙ ПРОШКИН ПАВЛОВИЧ ПЕГИ ПЯРТ ПОЛЕНОВ ПЕРГОЛЕЗИ ПЁРСЕЛЛ ПАЛЕСТРИНА ПУЩАЕВ ПАВЛОВ ПЕТРАРКА ПЕВЦОВ ПАНЮШКИН ПЕТРЕНКО РАСПУТИН РЫБНИКОВ РАТУШИНСКАЯ РАЗУМОВСКИЙ РАХМАНИНОВ РАВЕЛЬ РАУШЕНБАХ РУБЛЕВ РЕВИЧ РУБЦОВ РАТНЕР РОСТРОПОВИЧ РОДНЯНСКАЯ СВИРИДОВ СЕДАКОВА СЛУЦКИЙ СОЛЖЕНИЦЫН СОЛОВЬЕВ СТЕБЛОВ СТУПКА СКАРЛАТТИ САРАСКИНА САРАСАТЕ СОЛОУХИН СТОГОВ СОКУРОВ СТРУВЕ СИКОРСКИЙ СУИНБЕРН САНАЕВ СИЛЬВЕСТРОВ СОНЬКИНА СИНЯЕВА СТЕПУН ТЮТЧЕВ ТУРОВЕРОВ ТАРКОВСКИЙ ТЕРАПИАНО ТРАУБЕРГ ТКАЧЕНКО ТИССО ТАВЕНЕР ТОЛКИН ТОЛСТОЙ ТУРГЕНЕВ ТАРКОВСКИЙ УЖАНКОВ УМИНСКИЙ ФУДЕЛЬ ФЕТ ФЕДОСЕЕВ ФИЛЛИПС ФРА ФИРСОВ ФАСТ ФЕДОТОВ ХОТИНЕНКО ХОМЯКОВ ХАМАТОВА ХУДИЕВ ХЕРСОНСКИЙ ХОРУЖИЙ ЦВЕТАЕВА ЦФАСМАН ЧАЛИКОВА ЧУРИКОВА ЧЕЙН ЧЕХОВ ЧЕСТЕРТОН ЧЕРНЯК ЧАВЧАВАДЗЕ ЧУХОНЦЕВ ЧАПНИН ЧАРСКАЯ ШЕВЧУК ШУБЕРТ ШУМАН ШМЕМАН ШНИТКЕ ШМИТТ ШМЕЛЕВ ШНОЛЬ ШПОЛЯНСКИЙ ШТАЙН ЭЛГАР ЭПШТЕЙН ЮРСКИЙ ЮДИНА ЯМЩИКОВ